Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 1. Винтовка мосина и маузер сравнение


Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 1

Сводить интереснейшую тему противостояния советских и фашистских снайперов во время Великой Отечественной войны только лишь к сравнению их вооружения было бы в корне неправильно. Поэтому, уделяя основное внимание сопоставлению снайперских вариантов Маузера и Мосина, я все-таки постараюсь рассказать о данном вопросе несколько шире.

Прежде всего, «снайперская дуэль» Вермахта и РККА (а также и НКВД) была не столько войной винтовок, сколько войной стрелковых школ. И вот тут победа СССР была предопределена изначально. В гитлеровской Германии и в помине не было ни системы массовой стрелковой подготовки, которая хотя бы близко могла сравниться с советской, ни системы подготовки снайперов. Это – исторический факт.

Система допризывной подготовки граждан (прежде всего – молодежи) в Советском Союзе была поставлена на высочайшем уровне. И пусть созданный в 1918 году Всевобуч «приказал долго жить» в 1923-м (будучи возрожден под другим названием едва ли не в первые дни Великой Отечественной), основа уже была заложена.

Но по-настоящему все началось с… револьвера Наган и плохо стрелявшего из него на учениях командира. Эта история подробно изложена мною в статье «Смертоносные старички». Именно после того случая на учениях и возникло в стране движение «Ворошиловских стрелков». Его нагрудные знаки с гордостью носили 9 МИЛЛИОНОВ советских юношей и девушек! А ведь норматив на «стрелка» второй степени начиная с 1936 года можно было сдать только из боевой винтовки! Никакие «воздушки» и «мелкашки» тут, простите, не прокатывали.

Эти девочки, сияющие от счастья оказаться рядом с самим Климентом Ворошиловым, сегодня кому-то могут показаться наивными и где-то даже смешными…

А вот такие же самые девочки – спустя три года войны. На груди – уже не значки «Ворошиловский стрелок», а Ордена Славы. У некоторых – и по два. Погуглите – за сколько убитых врагов советский снайпер удостаивался такой награды. Впрочем, можете не трудиться: на счету у абсолютного большинства запечатленных на фотографии – не меньше, чем по 70 – 80 уничтоженных фрицев. По полроты фашистского зверья на каждую девочку…

Именно эти миллионы мальчишек и девчонок, прошедшие военную подготовку еще до первых выстрелов Великой Отечественной и стали впоследствии курсантами снайперских школ РККА и НКВД, будущим ужасом и гибелью фашистов. Уже осенью 1941 года при всех военных округах были созданы «школы отличных стрелков снайперской подготовки» с трех – четырехмесячной программой подготовки. А в марте 1942 года в подмосковных Вешняках была основана уже школа подготовки инструкторов-снайперов.

Вдумайтесь в цифру – за годы Великой Отечественной в СССР было подготовлено около 430.000 снайперов! А плюс к этому – около 10.000 снайперов особо высокой квалификации, настоящей боевой элиты. Отсюда и результаты – количество фашистских солдат, офицеров и генералов, нашедших смерть от снайперской пули. А вдобавок – сбитые ею же самолеты… Да, и такое было! Впрочем, к этому мы еще вернемся, но позднее.

Самое смешное, что как раз немцы чуть ли не первыми в мире начали успешно применять снайперское оружие в боевых действиях. Во всяком случае, во время Первой мировой – точно. На этапе «окопных», позиционных сражений их снайпера пролили немало кровушки союзников по антигерманской коалиции. Потом, понятно, в разгромленной и «демилитаризованной» Германии было как-то не до стрелковой подготовки. Но – что удивительно, даже после прихода к власти бесноватого фюрера с его планами покорения всего мира, практически немедленно вылившимися в ренессанс немецкой военной машины, о снайперах как-то позабыли.

По всей видимости, связано это было с совершенно новой военной доктриной и планируемыми «блицкригами» Вермахта. А и вправду – на кой нужны снайпера с винтовками, если есть танковые «кулаки» и асы Люфтваффе, готовые засыпать противника бомбами до того, как он схватится за свою винтовку? Собственно говоря, как-то так оно и было – в Европе, страны которой с тихим шорохом ложились под кованные сапоги «дойче зольдатен унд унтер-официрен». Но вот потом черт дернул «арийцев» сунуться к русским…

«Русский снайпер – это что-то очень ужасное, от него не скроешься нигде! В траншеях нельзя поднять голову. Малейшая неосторожность – и сразу получишь пулю между глаз… Снайперы русских часами лежат на одном месте в засаде и берут на мушку всякого, кто покажется. Только в темноте можно чувствовать себя в безопасности…» - это выдержка из подлинного письма, которое кто-то из припершихся к нам «завоевателей» так и не успел отправить «нах фатерлянд». Очевидно, все-таки высунул из окопа башку. Как вот этот:

Начавшийся практически с первых дней войны широкомасштабный и планомерный отстрел гитлеровцев заставил их принять советских снайперов более, чем всерьез. Но как, кому, и на какой методической базе было готовить немецких снайперов? Неудивительно, что перепуганные фрицы схватились за трофейные наставления по стрелковому делу и даже учебные фильмы для бойцов РККА! Фактически, какая-никакая подготовка снайперов реально была поставлена в Вермахте к концу 1942 года. А более-менее позитивные результаты были достигнуты в ней не раньше 1944 года – когда, образно говоря, «пить боржоми» было уже поздновато.

Именно тогда командование Вермахта «разродилось» целым рядом приказов не только касательно правильной подготовки снайперов, но и их грамотного использования в войсках. Один из главных людоедов Третьего рейха – сам Генрих Гиммлер резко озаботился созданием системы подготовки «сверхметких стрелков» в подчиненном ему СС. Были даже, наконец сняты целых два профильных учебных фильма - «Полевая подготовка снайперов», а также «Невидимое оружие: снайпер в бою». А толку?!

По заслуживающим доверия свидетельствам, все обучение снайперов у гитлеровцев проводилось на уровне фронтовых подразделений. Легендарные фашистские «школы снайперов», вполне возможно, именно легендами и являются. «А как же убитый в Сталинграде нашим лучшим снайпером Василием Зайцевым Эрвин Кёниг – главный учитель снайперов всея гитлеровской Германии?! - возмутитесь вы, - А как же «Враг у ворот»? А как же Голливуд?!»

Вот именно, что Голливуд… Начнем с того, что Василий Зайцев был самым известным советским снайпером Великой Отечественной (говоря современным языком – самым «раскрученным») – но далеко не самым результативным. На его счету - 242 фашистских солдата и офицера. Известны стрелки, чей личный счет гораздо больше – их имена я обязательно назову позднее.

В Сталинграде Зайцев действительно ухлопал одного из лучших фашистских снайперов – если не самого лучшего на тот момент. Однако был ли это Кёниг и руководил ли он какой-либо «школой снайперов», тем более, в Берлине? Многие военные историки склонны полагать, что Кёниг – вообще литературный персонаж, выдуманный Вильямом Крэйгом, автором сугубо беллетристического произведения «Enemy at the Gates», которое, собственно и легло в основу известного всем фильма.

Также не имеется достоверных подтверждений и существованию штандартенфюрера СС Гейнца Торвальда, якобы натаскивавшего по приказу Гиммлера снайперов СС в Цоссене. Понятно, что такие люди и структуры всегда стараются не «светиться», однако у немцев с их тягой к педантизму и бюрократии, какие-то официальные бумаги просто обязаны были остаться. Но их нет…

Кстати говоря, редкий в те годы десятикратный оптический прицел, снятый Зайцевым с винтовки убитого им в снайперском поединке фашиста, долгое время был выставлен в экспозиции московского Центрального музея Вооруженных сил. А потом как-то потихоньку исчез оттуда. Правда, осталось фото:

Не потому ли, что убитый не был никаким «суперснайпером», каковых у гитлеровцев, по сути, не имелось?! Что, впрочем, нисколько не умаляет заслуг и героизма ни Василия Зайцева, ни десятков и сотен тысяч его коллег по советской снайперской школе Великой Отечественной.

Василий Зайцев, легендарный снайпер

Наши снайперы были лучшими в той войне! И лучшим было их оружие. Впрочем, об этом – в следующей статье.

Часть 2 материала читайте тут.

Источник

Ссылки всего цикла статей "Винтовки: Мосин против Маузера"

Винтовки: Мосин против Маузера. Русские «три линии»

Винтовки: Мосин против Маузера. Большая «семья» капитана Мосина

Винтовки: Мосин против Маузера. Веское «слово» герров Маузеров

Винтовки: Мосин против Маузера. Так кто же все-таки был лучше?

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 1

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 2

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Послесловие

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

vsepodrobnosti.ru

Маузер и Мосин | Социальная сеть работников образования

li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-7}#doc6502143 .lst-kix_list_1-3>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-3,decimal) ". "}#doc6502143 .lst-kix_list_1-1>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-1,lower-latin) ". "}#doc6502143 .lst-kix_list_1-1>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-1}#doc6502143 .lst-kix_list_1-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-0}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-2 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-2>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-2,lower-roman) ". "}#doc6502143 .lst-kix_list_1-5>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-5,lower-roman) ". "}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-3 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-8}#doc6502143 .lst-kix_list_1-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-3}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-7 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-2}#doc6502143 .lst-kix_list_1-4>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-4,lower-latin) ". "}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-5 0}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-7{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-8{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-1 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-6>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-6,decimal) ". "}#doc6502143 .lst-kix_list_1-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-4}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-0 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-5}#doc6502143 .lst-kix_list_1-7>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-7,lower-latin) ". "}#doc6502143 .lst-kix_list_1-0>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-0,decimal) ". "}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-8 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-8>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-8,lower-roman) ". "}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-2{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-4 0}#doc6502143 .lst-kix_list_1-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-6}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-1{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-0{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-6 0}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-6{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-5{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-4{list-style-type:none}#doc6502143 ol.lst-kix_list_1-3{list-style-type:none}#doc6502143 ol{margin:0;padding:0}#doc6502143 .c0{line-height:1.1500000000000001;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-indent:28.4pt;text-align:justify;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc6502143 .c2{line-height:2.0;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-indent:35.4pt;text-align:right;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc6502143 .c7{line-height:1.1500000000000001;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-indent:35.4pt;text-align:center;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc6502143 .c1{vertical-align:baseline;font-size:12pt;font-family:"Times New Roman";font-weight:normal}#doc6502143 .c3{vertical-align:baseline;font-size:12pt;font-family:"Times New Roman";font-weight:bold}#doc6502143 .c5{vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-weight:bold}#doc6502143 .c4{max-width:467.7pt;background-color:#ffffff;padding:56.7pt 42.5pt 56.7pt 85pt}#doc6502143 .c6{font-style:italic}#doc6502143 .title{widows:2;padding-top:24pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:36pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:6pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 .subtitle{widows:2;padding-top:18pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#666666;font-style:italic;font-size:24pt;font-family:"Georgia";padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 li{color:#000000;font-size:11pt;font-family:"Arial"}#doc6502143 p{color:#000000;font-size:11pt;margin:0;font-family:"Arial"}#doc6502143 h2{widows:2;padding-top:24pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:24pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:6pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 h3{widows:2;padding-top:18pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:18pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 h4{widows:2;padding-top:14pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:14pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 h5{widows:2;padding-top:12pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:12pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 h5{widows:2;padding-top:11pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:11pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 h6{widows:2;padding-top:10pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:10pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc6502143 ]]>

«История создания и развития винтовок Германии и СССР в период Великой Отечественной войны»

Чуева Кристина,

студентка 1 курса группы ОС-1101

специальности «право и организация социального обеспечения»

Научный руководитель: Лариков В. Н.

преподаватель ПЦК СПД

Стрелковое оружие — огнестрельное оружие, поражающее цели пулями. К стрелковому оружию относятся: пистолеты, револьверы, пистолеты-пулемёты, автоматы, автоматические винтовки, пулемёты, различные виды спортивного и охотничьего огнестрельного оружия. Современное стрелковое оружие в основном автоматическое. Его применяют для поражения живой силы и огневых средств противника, а некоторые крупнокалиберные пулемёты — и для поражения лёгкобронированных и воздушных целей. У стрелкового оружия достаточно высокая эффективность стрельбы, надёжность действия, манёвренность. Оно удобно и просто в эксплуатации при относительной несложности устройства, позволяющей производить оружие в массовом количестве.

В выбранный теме поставлена цель: показать историю развития самого массового стрелкового оружия винтовок «мосинка» и «маузера», российско-советская винтовка Мосина и немецкая Mauser 98.

Талантливый русский изобретатель — конструктор-оружейник Сергей Иванович Мосин создал русскую трёхлинейную винтовку образца 1891 г. Эта винтовка с честью выдержала все боевые испытания, выпавшие на её долю.

В конструкционном плане «Мосинка» выглядела следующим образом: оружие с длинным (до ~104 калибров в зависимости от версии) нарезным стволом с четырьмя нарезами. Калибр ствола равен трем линиям (0,3 дюйма) или 7,62 миллиметра. Однако иногда отмечается тот факт, что из-за низкой культуры производства или износа оружия калибр «гулял» в пределах нескольких сотых миллиметра. Боепитание производится из неотъемного коробчатого магазина на четыре патрона плюс пятый располагается в патроннике. Перезарядка ручная – на винтовке используется продольно-скользящий затвор, а запирание ствола при повороте последнего осуществляется при помощи двух боевых запоров. Имелся и своеобразный предохранитель – для этого курок оттягивался назад и поворачивался вокруг оси. Прицеливание на первой версии винтовки осуществлялось при помощи секторного прицела, имевшего два положения. В первом можно было вести огонь на дистанциях до 1200 шагов (деления на 400, 600, 800, 1000, 1200), во втором – на более дальних. Патрон 7,62х54R, созданный в 1888 году, имеет выступающую закраину, что часто отмечается как недостаток и анахронизм даже для конца XIX века. Первые версии патрона имели цилиндрическую пулю с закругленным концом. Для ближнего боя «трехлинейка» имела отъемный штык. Вернее, конструкция штыка позволяла его снимать, но при этом сильно изменялись показатели точности: точка попадания на дистанции в 100 м смещалась на 12-15 см. Штык винтовки - четырехугольный с долами, крепился на стволе при помощи трубчатого основания и хомута. Кончик штыка имел специальную заточку, благодаря чему можно было использовать его как отвертку.

В 1891 году на вооружение были приняты три версии винтовки Мосина: - пехотная. Имела самый длинный ствол (800 мм), комплектовалась штыком – драгунская. Ствол длиной 729 мм, аналогичный штык и новое крепление ремня. На этот раз вместо проволочных антабок он продевался в вырезы на ложе – казачья. Отличается от драгунской только отсутствием штыка.

В 1908-10 годах в войска пошел новый вариант 7,62-мм патрона, с остроконечной пулей. Баллистика немного изменилась, поэтому пришлось доработать прицел новых винтовок. После Октябрьской революции, когда появилась возможность «навести порядок» в номенклатуре вооружений, из всех вариантов «трехлинейки» оставили только драгунскую, как сочетающую в себе большее удобство использования и достаточные показатели боя. В 1930 году снова производится модернизация винтовки. Теперь переделывается разметка прицела под метрическую систему, меняются крепления шомпола и штыка, а также вносится ряд других мелких поправок, например, изменилась конструкция ложевых колец, крепящих ствол. Именно эта «винтовка Мосина образца 1891-1930 годов» и стала основой вооружения Красной Армии в предвоенный период и первую половину Войны. В 38-м выпускаются первые карабины с длиной ствола 510 мм. Изначально он не имеет штыка, но в 1944 карабин получает его. Причем штык 44-го года выполнен неотъемным и складывающимся вправо.

Также, уже в ходе Великой Отечественной, было выпущено некоторое количество снайперских вариантов винтовки Мосина. Они отличались наличием оптического прицела и формой ручки затвора: она была загнута и при перезарядке не задевала прицел. Что интересно, некоторые снайперы использовали винтовку вместе со штыком – он был своеобразным утяжелителем и обеспечивал большую точность.

Винтовки и карабины системы "Маузер 98" по праву считаются вершиной магазинных винтовок. Братья Маузер занялись разработкой винтовок в 60-е годы XIX века. Взяв за основу конструктивные достоинства предыдущих моделей, в 1898 году Пауль Маузер представил очередную разработку – винтовку Mauser 98, признанную впоследствии наиболее совершенной магазинной системой в мире. Эта винтовка заслужила столь высокую оценку благодаря упрощенной перезарядке и высокой точности боя.

В 1871 году братья Маузеры представили военной общественности новую винтовку названную Gewehr 1898 или же Маузер 98, была достаточно схожа со своими «ровесниками», такими как та же винтовка Мосина. В то же время, Gew.98 имела предохранитель новой конструкции в виде поворотного рычажка на задней стороне затвора и более компактный магазин. Патрон 7,92х57 мм не имел выступающей закраины, поэтому имел, немного меньшие размеры и мог укладываться в магазин плотнее, в том числе, и в два ряда. За счет этого коробчатый магазин Gew.98 на пять патронов почти не выступает за пределы ложи. Рассматривались варианты увеличения емкости до 7 или 10 патронов, но заказчик в лице германских военных решил, что достаточно и пяти. Кроме того, отмечалось, что снаряженные обоймы на десять патронов имеют большие габариты и менее удобны в переноске. Что же до фактической скорострельности с небольшим магазином, то ее, на фоне зарубежных образцов, посчитали достаточной.

Как уже говорилось, в плане конструкции Gew.98 мало отличался от винтовки Мосина. Тот же продольно-скользящий затвор, почти такой же длинный нарезной ствол (740 мм), крепящийся к ложу на кольцах. В то же время, в руководстве к немецкой винтовке запрещалось заряжать патрон сразу в патронник – не позволяла конструкция экстрактора, он мог попросту сломаться. Предохранитель, расположенный на затворе, имеет два положения – до упора влево (ударник заблокирован) и до упора вправо (можно стрелять). Прицельные приспособления «Маузера» представляли собой закрытую съемным кольцом мушку и открытый регулируемый прицел. Конструкция последнего позволяла вести огонь на дистанциях от 100 до 2000 метров. На ствол возможна установка штыка. Для различных представителей семейства «98» было разработано семь вариантов штыков разной формы и длины. На первом варианте Gew.98 устанавливался штык-тесак.

В 1908 году была выпущена модификация Kar.98a с немного доработанным прицелом под новую версию патрона с остроконечной пулей (ранее применялась пуля с закругленным концом). Что интересно, присутствие в названии слова «карабин» не отразилось ни на длине ствола, не на общих габаритах оружия. Единственное отличие «Карабина» от Gewehr.98 кроме прицела заключалось в креплении ремня для переноски. На винтовке это были проволочные антабки, на карабине – прорези в ложе. Дело в том, что в то время в немецком оружейном деле карабинами именовались винтовки, имеющие доработки для использования в кавалерии. На «общемировое» значение термина немцы перешли только через несколько десятилетий. В 23-м был выпущен Kar.98b – он получил загнутую вниз рукоятку затвора, и упрощенный прицел. В 1935 году в серию запустили самую известную модификацию «98» - Kar.98k. Этот карабин наконец был укорочен (длина ствола – 600 мм), также внедрили затворную задержку: подающая деталь магазина в своем верхнем положении не давала сдвинуть затвор вперед и сообщала стрелку, что пора доставать новую обойму. Другое нововведение касалось пазов для обоймы – после зарядки магазина и при подаче затвора вперед она вылетала автоматически. Не были забыты и снайперские модификации. В 1939 году в войска пошел карабин Zf.Kar.98k с оптическим прицелом Zf.39. Однако он не устроил стрелков – габариты прицела не позволяли заряжать оружие при помощи обоймы, кроме того, он часто сбивался и не давал нужной точности. С 41-го снайперские карабины стали комплектоваться прицелами Zf.41, который крепился на специальной колодке, не дающей ему смещаться, и имел меньшие размеры.

Kar.98k в итоге стал самой массовой модификацией «98» - было выпущено около 15 миллионов карабинов. Именно с этим оружием Вермахт начинал Вторую Мировую войну. Тем не менее, на немецких складах еще оставалось немалое количество более старых версий Gew.98, которые в основном использовались в добровольческих формированиях.Кто кого?

Очень трудно смотреть на оружие противников и не пытаться его сравнивать. К тому же, как известно, все познается в сравнении. Попробуем «познать» винтовку Мосина и Gewerh 98.

Разница в семь лет фактически не оказала большого влияния на конструкцию более «молодого» оружия. В то же время, немецкая винтовка делалась под более перспективный патрон без выступающего фланца. При тех же боевых характеристиках он имел немного более удобную форму, что сказалось на устройстве магазинов обеих винтовок. Кроме того, магазин Gew.98 сделан двухрядным, а затвор, в отличии от винтовки Мосина, не имеет хрупких деталей, предназначенных для работы с закраиной. Другое преимущество семейства «98» связано со штыком. Согласно документам по пользованию «Мосинкой», ее следовало пристреливать с примкнутым штыком. Соответственно, и далее эксплуатировать винтовку требовалось, не снимая последний. Штык, конечно, удобен в ближнем бою, но делает винтовку длиннее и тяжелее. Однако некоторые снайперы, как уже говорилось, его не снимали.

Преимущества российско-советской винтовки заключаются в большей «термической безопасности»: ствол закрыт деревянными накладками почти по всей длине и в производственных нюансах. Мосин изначально закладывал в конструкцию винтовки сравнительно большие допуски, что, при сохранении достаточных характеристик, положительно сказывалось на стоимости и удобстве производства. Также «Мосинка» лучше Gew.98 более простой и удобной конструкцией затвора, т.к. для его ремонта в полевых условиях нужны только запчасти, без дополнительных инструментов. При необходимости солдат мог использовать штык как отвертку.

Подводя итог, можно смело заявить, что при относительно схожих характеристиках, обе винтовки – советская и немецкая – в тактических аспектах одинаково зависели от хозяина. Кроме того, ответом на вопрос из подзаголовка может служить общий итог войны: парни с винтовками Маузера, несмотря на жестокое сопротивление, все же проиграли обе Мировые войны.

Кроме того немецкая винтовка проиграла и количественно. За годы войны трехлинеек Мосина СССР выпустил более 12 млн, в то время как в Германии было изготовлено 7845 700 винтовок и надо сказать, что вермахт постоянно испытывал недостаток в стрелковом вооружении. Русская винтовка выигрывает у немецкой и за счет веса. Возьмем вес самого распространенного карабина 98 к без щтыка и патронов, он равен 3,9 кг. советского карабина обр. 1938 года - равен 3,49,разница в 410 грамм. Таскать на себе лишних полкилограмма, при прочих равных возможностях, согласитесь, это немаловажно.

Ну а на последок, одна история. Есть в Узбекистане, такое понятие - хашар. Это когда люди с округи собираются, и помогают какому-то человеку - в постройке дома к примеру. И вот мы как то собрались на "хашар", у одного товарища. Надо было старый дом сломать, и заложить фундамент нового. А было это в конце 80-ых. А дед у этого товарищи, был тот же - тертый калач. Занимался контрабандой оружия в 10-ых, 20-ых года прошлого века, отсидел в лагерях. В общем, раздолбили мы одну стену м нашли там схорон. Два «винтаря» - Моську и Маузер, с цинками патронов. Мы к деду этому... он аж подофигел, что у него еще "привет" такой остался под стеной. В общем, приклады уже подгнили... подсуетились мы немного, приделали свои приклады, и решили проверить технику. Маузер, сразу нам сказал - "Что я... что ли? Столько лет пролежал в земле! Не буду я стрелять и все тут!". А Моська, первым выстрелом себе ствол прочистила, и еще и вопила - "патрон давай! Патрон! Стрелять хочу! Стрелять!"...

nsportal.ru

Мосин против Маузера. Большая «семья» капитана Мосина

Как я уже писал раньше, «днем рождения» знаменитой «трехлинейки можно считать 16 апреля 1891 года, когда Император российский Александр ІІІ Романов официально утвердил ее образец.

Ну, «родилась»-то, по сути, тройня. Или, все-таки, скорее, двойня:

- «трехлинейка» пехотная со стволом в 800 мм и, естественно, штыком;

- «трехлинейка» драгунская, имевшая ствол в 729 мм, опять-таки штык и несколько иное крепление ремня, чем пехотная «сестра»;

- имелась еще и «казачья» винтовка Мосина. Однако, от «драгунской» отличалась она только лишь одним – полным отсутствием штыка, как такового.

Так, что вынужден заметить – когда весьма любимый мною (особенно в застолье) прекрасный певец Александр Розенбаум от лица уходящего на войну казака задушевно выводит: «Я тебя, батя, в жаркой сече вспомяну – когда в штыки проляжет путь!», то крепко грешит против истины. Ну, не полагалось русскому казаку штыка! И соответственно, в штыковую он пойти никак не мог – ну, разве, что – с трофейным оружием…

Впрочем, что-то я отвлекся. Забегая наперед, скажу, что та самая «трехлинейка», о которой у нас с вами дальше будет в основном идти речь – это как раз «драгунский» вариант винтовки. Впрочем, повоевала Российская Императорская армия и с пехотной. Первые раз в реальном бою ей довелось показать себя то ли против афганцев на Памире, то ли во время «боксерского восстания» в Китае. Однако первым большим конфликтом, в которую РИА вошла с «трехлинейкой», стала русско-японская война 1904-1905 годов. К моменту ее начала армия получила уже около 4 миллионов винтовок Мосина, выпускавшихся на Тульском, Ижевском и Сестрорецком заводах.

Сразу оговорюсь – да, некоторое количество «трехлинеек» с самого начала изготовлялось за границей – где-то с полмиллиона во французском Шательро. Впоследствии – полтора миллиона было заказано американским Westinghouse и Remington – это произошло уже тогда, когда сильно умное руководство Российской Империи, вляпавшись по уши в Первую Мировую, поняло, что воевать-то особо и нечем…

Значительную часть этих винтовок америкосы, со свойственной им «милой непосредственностью» просто присвоили – после грянувшей в России революции. То, что заказ был честно оплачен, при этом их не волновало нисколечко. Отдавать эти «трехлинейки», например, Белому движению они и в мыслях не имели.

Переделки и усовершенствования «трехлинейки» начались, естественно, сразу после поступления ее в войска и массового практического применения. Без появившейся в 1893 году деревянной накладки ствол обжигал руки стрелка, слишком короткий шомпол до 1986 года превращал чистку оружия в адский труд, а дурацкие насечки на коробке магазина немилосердно портили и рвали солдатские мундиры. Что ж – такова судьба каждого по-настоящему «служащего» и воюющего оружия.

Следующая волна усовершенствования ожидала винтовку с появлением привычного всем нам патрона с остроконечной пулей, как его еще называли – «наступательного». Изменившаяся баллистика потребовала и нового прицела. С новым прицелом – системы Коновалова «трехлинейка» была в 1910 году «принята на вооружение» уже как винтовка образца 1891/10 годов.

А в 1907 году «семья» Мосина пополнилась вот таким вот симпатичным «малышом»:

У «сестер»-винтовок появился «братец» - карабин со стволом в 508 мм и без штыка. Кстати, службу свою он начал не в армии, а в полиции – и лишь затем был принят на вооружение для артиллеристских и пулеметных расчетов, обозных команд. Осчастливили им впоследствии и казаков, снова лишив возможности прокладывать путь в штыки.

Революция 1917 года, отправившая много чего в России «на свалку истории», не обошла стороной и семейство Мосина. После ряда дискуссий и прений на вооружении решено было оставить только «драгунский» вариант винтовки – ну, и карабин вдобавок. А еще решено было их снова улучшить и модернизировать. Для этого даже снова была создана специальная комиссия – в 1924 году. Шесть лет спустя на вооружение была принята та самая «трехлинейка», с которой Красной Армии предстояло начать и выиграть Великую войну - винтовка образца 1891/1930 гг. (Индекс Главного Артиллеристского Управления — 56-В-222).

Карабин Мосина был «осовременен» несколько позднее – в 1938 году. Ствол его увеличился всего на 5 мм, а вот бить он стал на целый километр, значительно улучшив свои показатели.

В 1932 году было начато серийное производство самой грозной из «сестер» - снайперской винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. Кстати, собственные оптические прицелы для «трехлинейки» в СССР начали выпускать еще в 1928 году.

Ну, и последнее «прибавление» «семья» получила уже ближе к концу войны. Таковым стал карабин Мосина образца 1944 года. Вот этот:

Вот к нему-то – единственному из всех карабинов! - и был приделан штык. Причем – несъемный. Даже не знаю, порадовало ли это покрывших себя на полях Великой Отечественной неувядаемой славой казаков. Они к тому времени крепко полюбили ППШ и ППС.

Этот карабин и стал последним в семье. С принятием его на вооружение в РККА производство всех остальных винтовок Мосина было прекращено. Они уходили в историю, вытесняемые даже не так пистолетами-пулеметами, как собственными потомками – автоматическими винтовками, чей век уже наступал.

Заканчивая, так сказать, «историческую часть» рассказа о легендарной «трехлинейке», не могу, по обыкновению умолчать, о тех обвинениях, которые периодически звучат в адрес командования РККА и руководства Советского Союза относительно того, что к началу Великой Отечественной они «не удосужились» подвергнуть винтовку Мосина «глубокой модернизации». Мол, она к 1941 году «окончательно морально устарела», а «дубоголовые краскомы» даже и не почесались. Решили – и так сойдет, врага «трупами заваливать»...

Вот только дело-то обстояло с точностью до наоборот. «Трехлинейку» не модернизировали по той простой причине, что вступать с ней в большую войну Красная Армия не собиралась! У нее на тот момент – конец 30-х годов, уже имелась прекрасная АВТОМАТИЧЕСКАЯ винтовка! Речь, если кто не понял о СВТ – самозарядной винтовке Токарева, которую РККА приняла на вооружение ВТОРОЙ в мире, лишь на два года «отстав» от США. У собиравшегося завоевывать мир Вермахта ничего подобного не было и в помине. В проектах разве что. И в войска эта винтовка поступала во вполне солидных количествах – сотнями тысяч. В 1941-42 годах, выпускаемая (как планировалось), миллионами она должна была стать основным оружием пехотинца-красноармейца. Не сложилось…

Вероломное нападение Гитлеровской Германии внесло свои «коррективы». Увы, основная масса СВТ была в войсках как раз в самых западных, приграничных военных округах. Результат, думаю, объяснять не надо. А производство ее, как гораздо более сложное, чем изготовление заслуженной «трехлинейки», которых за годы Великой Отечественной выпустили миллионы, было сокращено в разы…

Счастье еще, что никто не додумался прекратить выпуск «трехлинеек» перед войной! Чем бы тогда останавливали фашистов, которые перли на нас как раз с винтовками? С какими именно – расскажу в следующей статье.

Источник

https://cont.ws/@sam8807/747605

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Две винтовки двух Мировых войн

Из всего многообразия оружия, использовавшегося в Мировых войнах, в обеих удалось поучаствовать только небольшому количеству типов. Самые известные из них – винтовки, российско-советская винтовка Мосина и немецкая Mauser 98.

Трехлинейная винтовка обр. 1891 года

Во второй половине XIX века в Российской империи наметились определенные проблемы со стрелковым оружием для армии. Пик его пришелся на 60-е, когда в быстром темпе и без особых раздумываний на вооружение приняли полдюжины различных типов винтовок под разные патроны. Потом этот шаг признали неразумным, а Д.А. Милютин, бывший в то время военным министром, позже охарактеризовал ситуацию как «несчастную ружейную драму». В итоге в течении долгих лет практически все время шли работы и споры вокруг обновления «парка» стрелкового оружия, но нас интересует только конкурс 1892 года на создание многозарядной винтовки. Надо заметить, тогда винтовками (слово-сокращение от «винтовальное ружье») именовали любое нарезное оружие, а то, что сейчас понимается под этим словом, тогда называлось ружьем. Первыми на конкурс были представлены зарубежные образцы: 8-мм ружья Манлихера (Австрия) и Краг-Иоргенсена (Дания). В следующем году свои заявки на участие подали Сергей Иванович Мосин и Леон Наган, оружие первого имело калибр 7,62 мм, второе – 8 мм. Что интересно, творение Нагана незадолго до этого проиграло винтовке Маузеров в конкурсе бельгийской армии. Не желая проиграть еще один «тендер», Наган даже предложил русским военным доработать свою винтовку под недавно разработанный патрон 7,62х54 мм. Этот патрон был создан Н.Ф. Роговцевым на основе бельгийского 8-мм патрона и в то время считался наиболее перспективным для русской армии.По результатам испытаний в следующий тур конкурса прошли только образцы Мосина и Нагана, хотя в 1890 году дополнительно рассматривалось еще два десятка различных ружей. В этом же году начались сравнительные испытания обеих винтовок, а в следующем приняли на вооружение винтовку Мосина. Правда, это был уже не тот опытный образец 89-го года: по настоянию конкурсной комиссии Сергей Иванович внес в свой проект ряд новшеств, в том числе, и заимствованных у Нагана (опять же, требование военных).

Из-за некоторых проблем производственного характера первые несколько партий нового оружия, получившего название «трехлинейная винтовка образца 1891 года», были заказаны во Франции, а первые единицы целиком отечественного производства были сделаны на Сестрорецком заводе только в 93-м. Надо заметить, и потом «Мосинки» будут иногда изготавливаться не в нашей стране. В ряде источников упоминается, что в 1916 году царское правительство, в виду загруженности оборонных заводов, было вынуждено заказать Соединенным Штатам некоторое количество «трехлинеек». Однако большая часть заказа была выполнена уже после обеих революций семнадцатого, и некоторое количество винтовок Мосина было отправлено в американскую армию и на гражданский рынок. Отличия американских «трехлинеек» от русских заключались в разной маркировке и материале ложи: американцы выстругивали ее из ореха, у нас же ложу делали в основном из березы.

В конструкционном плане «Мосинка» выглядела следующим образом: оружие с длинным (до ~104 калибров в зависимости от версии) нарезным стволом с четырьмя нарезами. Калибр ствола равен трем линиям (0,3 дюйма) или 7,62 миллиметра. Однако иногда отмечается тот факт, что из-за низкой культуры производства или износа оружия калибр «гулял» в пределах нескольких сотых миллиметра. Боепитание производится из неотъемного коробчатого магазина на четыре патрона плюс пятый располагается в патроннике. Перезарядка ручная – на винтовке используется продольно-скользящий затвор, а запирание ствола при повороте последнего осуществляется при помощи двух боевых запоров. Имелся и своеобразный предохранитель – для этого курок оттягивался назад и поворачивался вокруг оси. Прицеливание на первой версии винтовки осуществлялось при помощи секторного прицела, имевшего два положения. В первом можно было вести огонь на дистанциях до 1200 шагов (деления на 400, 600, 800, 1000, 1200), во втором – на более дальних. Патрон 7,62х54R, созданный в 1888 году, имеет выступающую закраину, что часто отмечается как недостаток и анахронизм даже для конца XIX века. Первые версии патрона имели цилиндрическую пулю с закругленным концом. Для ближнего боя «трехлинейка» имела отъемный штык. Вернее, конструкция штыка позволяла его снимать, но при этом сильно изменялись показатели точности: точка попадания на дистанции в 100 м смещалась на 12-15 см. Штык винтовки - четырехугольный с долами, крепился на стволе при помощи трубчатого основания и хомута. Кончик штыка имел специальную заточку, благодаря чему можно было использовать его как отвертку.

В 1891 году на вооружение были приняты три версии винтовки Мосина:- пехотная. Имела самый длинный ствол (800 мм), комплектовалась штыком.- драгунская. Ствол длиной 729 мм, аналогичный штык и новое крепление ремня. На этот раз вместо проволочных антабок он продевался в вырезы на ложе.- казачья. Отличается от драгунской только отсутствием штыка.

В 1908-10 годах в войска пошел новый вариант 7,62-мм патрона, с остроконечной пулей. Баллистика немного изменилась, поэтому пришлось доработать прицел новых винтовок. После Октябрьской революции, когда появилась возможность «навести порядок» в номенклатуре вооружений, из всех вариантов «трехлинейки» оставили только драгунскую, как сочетающую в себе большее удобство использования и достаточные показатели боя. В 1930 году снова производится модернизация винтовки. Теперь переделывается разметка прицела под метрическую систему, меняются крепления шомпола и штыка, а также вносится ряд других мелких поправок, например, изменилась конструкция ложевых колец, крепящих ствол. Именно эта «винтовка Мосина образца 1891-1930 годов» и стала основой вооружения Красной Армии в предвоенный период и первую половину Войны. В 38-м выпускаются первые карабины с длиной ствола 510 мм. Изначально он не имеет штыка, но в 1944 карабин получает его. Причем штык 44-го года выполнен неотъемным и складывающимся вправо.

Также, уже в ходе Великой Отечественной, было выпущено некоторое количество снайперских вариантов винтовки Мосина. Они отличались наличием оптического прицела и формой ручки затвора: она была загнута и при перезарядке не задевала прицел. Что интересно, некоторые снайперы использовали винтовку вместе со штыком – он был своеобразным утяжелителем и обеспечивал большую точность.

Gewehr 98

В 1871 году братья Маузеры представили военной общественности новую винтовку Gewehr 1871 (также иногда именуется Gew.71 или просто «71»). Сразу же военным ведомством Пруссии было заказало более ста тысяч единиц этого оружия. В последующие несколько лет другие страны заказывали Маузерам винтовки под свои требования и один за другим появились следующие типы: Gew.88, Gew.89, Gew.92 и Gew.94. После создания последней винтовки Вильгельм и Петер-Пауль Маузеры озаботились проблемой соединения всех нововведений, примененных на разных версиях «71», и текущих веяний оружейного дела. К тому же относительно недавно (в 1888 году) Маузеры создали новый патрон 7,92х57 мм с гильзой без выступающего фланца. Конструктивно новая винтовка, названная Gewehr 1898, была достаточно схожа со своими «ровесниками», такими как та же винтовка Мосина. В то же время, Gew.98 имела предохранитель новой конструкции в виде поворотного рычажка на задней стороне затвора и более компактный магазин. Патрон 7,92х57 мм не имел выступающей закраины, поэтому имел немного меньшие размеры и мог укладываться в магазин плотнее, в том числе, и в два ряда. За счет этого коробчатый магазин Gew.98 на пять патронов почти не выступает за пределы ложи. Рассматривались варианты увеличения емкости до 7 или 10 патронов, но заказчик в лице германских военных решил, что достаточно и пяти. Кроме того, отмечалось, что снаряженные обоймы на десять патронов имеют большие габариты и менее удобны в переноске. Что же до фактической скорострельности с небольшим магазином, то ее, на фоне зарубежных образцов, посчитали достаточной.

Как уже говорилось, в плане конструкции Gew.98 мало отличался от винтовки Мосина. Тот же продольно-скользящий затвор, почти такой же длинный нарезной ствол (740 мм), крепящийся к ложу на кольцах. В то же время, в руководстве к немецкой винтовке запрещалось заряжать патрон сразу в патронник – не позволяла конструкция экстрактора, он мог попросту сломаться. Предохранитель, расположенный на затворе, имеет два положения – до упора влево (ударник заблокирован) и до упора вправо (можно стрелять). Прицельные приспособления «Маузера» представляли собой закрытую съемным кольцом мушку и открытый регулируемый прицел. Конструкция последнего позволяла вести огонь на дистанциях от 100 до 2000 метров. На ствол возможна установка штыка. Для различных представителей семейства «98» было разработано семь вариантов штыков разной формы и длины. На первом варианте Gew.98 устанавливался штык-тесак.

В 1908 году была выпущена модификация Kar.98a с немного доработанным прицелом под новую версию патрона с остроконечной пулей (ранее применялась пуля с закругленным концом). Что интересно, присутствие в названии слова «карабин» не отразилось ни на длине ствола, не на общих габаритах оружия. Единственное отличие «Карабина» от Gewehr.98 кроме прицела заключалось в креплении ремня для переноски. На винтовке это были проволочные антабки, на карабине – прорези в ложе. Дело в том, что в то время в немецком оружейном деле карабинами именовались винтовки, имеющие доработки для использования в кавалерии. На «общемировое» значение термина немцы перешли только через несколько десятилетий. В 23-м был выпущен Kar.98b – он получил загнутую вниз рукоятку затвора, и упрощенный прицел. В 1935 году в серию запустили самую известную модификацию «98» - Kar.98k. Этот карабин наконец был укорочен (длина ствола – 600 мм), также внедрили затворную задержку: подающая деталь магазина в своем верхнем положении не давала сдвинуть затвор вперед и сообщала стрелку, что пора доставать новую обойму. Другое нововведение касалось пазов для обоймы – после зарядки магазина и при подаче затвора вперед она вылетала автоматически. Не были забыты и снайперские модификации. В 1939 году в войска пошел карабин Zf.Kar.98k с оптическим прицелом Zf.39. Однако он не устроил стрелков – габариты прицела не позволяли заряжать оружие при помощи обоймы, кроме того, он часто сбивался и не давал нужной точности. С 41-го снайперские карабины стали комплектоваться прицелами Zf.41, который крепился на специальной колодке, не дающей ему смещаться, и имел меньшие размеры.

Kar.98k в итоге стал самой массовой модификацией «98» - было выпущено около 15 миллионов карабинов. Именно с этим оружием Вермахт начинал Вторую Мировую войну. Тем не менее, на немецких складах еще оставалось немалое количество более старых версий Gew.98, которые в основном использовались в добровольческих формированиях.

Кто кого?

Очень трудно смотреть на оружие противников и не пытаться его сравнивать. К тому же, как известно, все познается в сравнении. Попробуем «познать» винтовку Мосина и Gewerh 98.

Разница в семь лет фактически не оказала большого влияния на конструкцию более «молодого» оружия. В то же время, немецкая винтовка делалась под более перспективный патрон без выступающего фланца. При тех же боевых характеристиках он имел немного более удобную форму, что сказалось на устройстве магазинов обеих винтовок. Кроме того, магазин Gew.98 сделан двухрядным, а затвор, в отличии от винтовки Мосина, не имеет хрупких деталей, предназначенных для работы с закраиной. Другое преимущество семейства «98» связано со штыком. Согласно документам по пользованию «Мосинкой», ее следовало пристреливать с примкнутым штыком. Соответственно, и далее эксплуатировать винтовку требовалось, не снимая последний. Штык, конечно, удобен в ближнем бою, но делает винтовку длиннее и тяжелее. Однако некоторые снайперы, как уже говорилось, его не снимали.

Преимущества российско-советской винтовки заключаются в большей «термической безопасности»: ствол закрыт деревянными накладками почти по всей длине и в производственных нюансах. Мосин изначально закладывал в конструкцию винтовки сравнительно большие допуски, что, при сохранении достаточных характеристик, положительно сказывалось на стоимости и удобстве производства. Также «Мосинка» лучше Gew.98 более простой и удобной конструкцией затвора, т.к. для его ремонта в полевых условиях нужны только запчасти, без дополнительных инструментов. При необходимости солдат мог использовать штык как отвертку.

Подводя итог, можно смело заявить, что при относительно схожих характеристиках, обе винтовки – советская и немецкая – в тактических аспектах одинаково зависели от хозяина. Кроме того, ответом на вопрос из подзаголовка может служить общий итог войны: парни с винтовками Маузера, несмотря на жестокое сопротивление, все же проиграли обе Мировые войны.

Автор Рябов Кирилл

feldgrau.info

Рассказы об оружии. Винтовки Первой мировой войны. Винтовка Мосина

Как и было обещано, мы продолжаем цикл «Рассказы об оружии». В ближайшее время с помощью руководителя военно-исторического клуба «Инфантерия» мы будем знакомить зрителей и читателей с образцами оружия, которые принимали участие в Первой мировой войне по обе стороны фронта.

Список довольно обширен и интересен. Более того, благодаря Андрею мы сможем позже провести сравнения этих винтовок.

1. Винтовка Мосина, пехотный вариант образца 1891 года, Россия.2. Винтовка Маузера образца 1898 года, Германия.3. Комиссионная винтовка образца 1888 года, Германия.4. Винтовка Винчестера образца 1895 года, США.5. Винтовка Арисака тип 38 образца 1905 года, Япония.6. Винтовка Ли-Энфилд образца 1907 года, Великобритания.7. Винтовка Энфилд образца 1914 года, Великобритания/США.8. Винтовка Манлихера образца 1895 года, Германия.

Начнем, естественно, по справедливости, с русской трехлинейной винтовки образца 1891 года, или винтовки Мосина.

Генерал-майор Сергей Иванович Мосин (1849-1902).

Человек, проживший короткую жизнь и отдавший изрядную часть этой жизни силе и мощи русского оружия. Винтовка значительно опередила по сроку службы своего создателя. Даже сегодня спецподразделения используют «мосинку» в качестве снайперского оружия.

Немного истории перед тем, как перейти к самой винтовке.

Первые разработки велись под 4,2-линейный патрон к винтовке Бердана, снаряжённый дымным порохом. Русское военное ведомство лихорадочно искало новое вооружение для армии. С 1885 по 1889 годы было рассмотрено около 150 российских и иностранных систем, в том числе 4,2-линейная винтовка системы капитана С. И. Мосина разработки 1887 года с прикладным магазином с реечной подачей боеприпасов.

Винтовка показала хорошие результаты, но была отвергнута ввиду уже упоминавшегося общего для всех систем с такими магазинами недостатка — длительности заряжания и сложности дозаряжания магазина в боевых условиях.

Американская система была хороша исключительно для тупоконечных пуль. Остроконечные пули, да еще и с центральным боем, могли вызвать накол капсюля и выстрел в магазине во время подачи патрона.

В 1889 году Сергей Иванович Мосин предложил на конкурс трёхлинейную (7,62 мм) винтовку, выработанную на основе его же более ранней однозарядной, от которой была позаимствована практически без изменений затворная группа и ствольная коробка.

Некоторые идеи конструкции магазина были позаимствованы у испытывавшейся в том же году австро-венгерской винтовки системы Манлихера с пачечным заряжанием. Однорядный магазин был признан русскими военными специалистами полностью соответствующим всем требованиям к современной винтовке.

Одновременно с Мосиным на конкурс подал винтовку изобретатель Лео Наган из Бельгии. Винтовка, правда, к тому времени проиграла ряд конкурсов Маузеру 98, но это Нагана не смущало.

Винтовка Мосина оказалась мало того что не хуже, а значительно лучше, хоть винтовки Нагана отличались качеством изготовления и сборки. Плюс «мосинка» была изрядно дешевле.

Так что в 1891 году, по завершении войсковых испытаний, Комиссия выработала компромиссное решение: принята была винтовка, разработанная на основе конструкции Мосина, но с изменениями и дополнениями, как позаимствованными из конструкции Нагана, так и выполненными с учётом предложений самих членов Комиссии.

В некоторых источниках винтовку так и именуют: винтовка Мосина — Нагана.

Что было взято из винтовки Нагана:

— идея помещения подающего механизма на дверце магазина и открывание её вниз; — способ наполнения магазина спусканием из обоймы патронов пальцем;— пазы для обоймы в ствольной коробке;— форма обоймы для заряжания; — крепление подающей пружины к крышке магазина; — форма отсечки-отражателя.

Все остальные части были выработаны Сергеем Мосиным или членами Комиссии, опять же, при участии Мосина.

Изменения, заимствованные из винтовки Нагана несколько повысили удобство обращения с винтовкой, но даже в случае их удаления не лишали её функциональности. Например, если вообще отказаться от обойменного заряжания, магазин можно снаряжать по одному патрону. Если отсоединить подающую пружину от магазинной крышки, патроны будут по-прежнему подаваться, хотя повышается риск потерять пружину при чистке.

Таким образом, роль этих изменений является вторичной по отношению к назначению и функционированию оружия и не даёт оснований называть Нагана создателем оружия.

Можно было бы назвать винтовку, как немцы, комиссионной. «Комиссионная винтовка образца 1891 года», по аналогии с немецкой «Комиссионной винтовкой» образца 1888 года, выработанной в своё время комиссией на основе систем Маннлихера и Маузера.

Так как в винтовке имелись части, предложенные полковником Роговцевым, комиссией генерал-лейтенанта Чагина, капитаном Мосиным и оружейником Наганом, было предложено дать оружию следующее наименование: русская трехлинейная винтовка образца 1891 года.

Император Александр III утвердил образец, вычеркнув из-за бельгийца Нагана слово «русская», поэтому на вооружение винтовка была принята под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года». Справедливо? Не знаю.

За Мосиным оставили права на разработанные им отдельные части винтовки и присудили ему Большую Михайловскую премию за выдающиеся разработки по артиллерийско-стрелковой части.

Фамилия Мосина появилась в названии винтовки только в 1924 году, при советской власти.

О самой винтовке расскажет Андрей Бондарь.

www.globalwarnews.ru