Снайперы Второй мировой. Снайперская винтовка второй мировой войны


Снайперы Второй мировой — Всё о Второй мировой

Прежде чем начать рассказ о легендарных снайперах Второй мировой войны, кратко остановимся на самом понятии «снайпер» и сути загадочной профессии снайпера, истории ее возникновения. Ибо без этого, многое в рассказе так и останется тайной за семью печатями. Скептики скажут: — ну что же здесь таинственного? Снайпер – меткий стрелок. И будут правы. Но вот только слово «снайп»  (от англ. snipe) к стрельбе не имеет никакого отношения. Так называется болотный бекас – маленькая безобидная птичка с непредсказуемой траекторией полета. И поразить ее влет может только искусный стрелок. Поэтому охотников за бекасами и прозвали «снайперами».

Применение длинноствольных охотничьих ружей в боях для точной стрельбы было зафиксировано во время гражданской войны в Англии (1642 -1648 гг.). Наиболее известным примером стало убийство командира армии парламента лорда Брука в 1643-м году. Солдат, дежуривший на крыше собора, выстрелил в лорда, когда тот неосторожно высунулся из укрытия. И попал в левый глаз. Подобный выстрел, произведенный с расстояния 150 ярдов (137 м), считался незаурядным при обычной дальности прицельной стрельбы около 80 ярдов (73 м).

Война Британской армии с американскими колонистами, среди которых было много охотников, выявила уязвимость регулярных войск перед искусными стрелками, поражавшими цели на дистанции, вдвое превосходящей эффективный огонь мушкетов. Это превращало боевые подразделения в промежутках между боями и во время перемещений, в мишень для охоты. Обозы, отдельные отряды несли непредвиденные потери; от огня, укрывшегося противника не было защиты; противник оставался недосягаем, а в большинстве случаев и просто невидим. С этого времени снайперы и стали считаться отдельной воинской специальностью.

К началу ХIХ века стрелки с нарезных ружей были в состоянии поражать живую силу противника на расстоянии 1200 ярдов (1097 м), что было невероятным достижением, но до конца не осознанным военным командованием. В Крымской войне одиночки-англичане из дальнобойных штуцеров со сделанными под заказ прицелами убивали русских солдат и офицеров на расстоянии в 700 и более ярдов. Чуть позже появились и специальные подразделения снайперов, которые показали, что малочисленная группа рассеянных по местности искусных стрелков может противостоять частям регулярной армии противника.  Уже в это время у англичан появилось правило: — «От одной спички троим не прикуривать», которое было актуальным до появления ночных прицелов и тепловизоров. Первый английский солдат прикуривал сигарету — снайпер их замечал. Второй англичанин прикуривал — снайпер брал упреждение. И уже третий получал точный выстрел  стрелка.

Увеличение дистанции выстрела обнаружило существенную проблему для снайперов: совместить фигуру человека и мушку ружья было крайне трудно: для стрелка мушка была больше по размеру, чем вражеский солдат. При этом качественные показатели винтовок уже позволяли вести прицельный огонь на расстояние до 1800 м. И только во время Первой мировой войны, когда применение снайперов на фронте стало массовым, появились первые оптические прицелы, причем практически одновременно в армиях России, Германии, Британии и Австро-Венгрии. Как правило, использовалась трех-пятикратная оптика.

Первая мировая стала расцветом снайперской стрельбы, что обусловливалось позиционной, траншейной войной, на тысячах километрах  фронта. Огромные потери от снайперского огня потребовали и существенных организационных изменений в правилах ведения войны. Войска массово перешли на обмундирование цвета «хаки», а форма младших офицеров потеряла ярко выраженные знаки различия. Появился также запрет на выполнение воинского приветствия в боевых условиях.

В немецких войсках, уже к концу первого года войны, насчитывалось около 20 тысяч снайперов. Каждая рота имела 6 штатных стрелков. Германские снайперы, в первый период позиционной войны, на всем фронте выводили из строя у англичан, по нескольку сот человек в день, что в течение месяца давало цифру потерь, равную по численности целой дивизии. Любое появление британского солдата за пределами окопа гарантировало мгновенную смерть. Даже ношение наручных часов представляло собой большую опасность, так как отражаемый ими свет сразу же привлекал внимание немецких снайперов. Любой предмет или часть тела, которые оставалась вне укрытия на три секунды, вызывали огонь немцев. Степень превосходства немцев в данной области была настолько явной, что, по словам очевидцев, некоторые немецкие снайперы, чувствуя свою абсолютную безнаказанность, забавляли себя стрельбой по всевозможным предметам. Поэтому снайперов традиционно не любили пехотинцы и при обнаружении убивали их на месте. С тех пор и пошла не писаная традиция – снайперов в плен не брать.

Британцы быстро отреагировали на угрозу, создав собственную снайперскую школу и, в конце концов, полностью подавили вражеских стрелков. В британских школах снайперов стали преподавать канадские, австралийские и южноафриканские охотники, которые обучали не только стрельбе, но и умению оставаться незамеченным для объекта охоты: маскироваться, прятаться от противника и терпеливо караулить цели. Стали применять маскировочные костюмы из легкой зелёной материи и пучков травы. Английские снайперы отработали методику использования «скульпмакетов»  — муляжей местных предметов, внутри которых помещались стрелки. Невидимые для наблюдателей противника, они вели визуальную разведку вражеских передовых позиций, вскрывали расположение огневых средств и уничтожали наиболее важные цели. Англичане считали, что иметь хорошую винтовку и метко из нее стрелять — далеко не единственное отличие снайпера. Они не без основания полагали, что наблюдательность, доведенная до высокой степени совершенства, «чувство местности», проницательность, отличные зрение и слух, спокойствие, личная храбрость, настойчивость и терпение имеют не меньшее значение, чем меткий выстрел. Впечатлительный или нервный человек никогда не сможет стать хорошим снайпером.

Еще одна аксиома снайпинга была установлена во время Первой мировой войны  —  лучшим средством от снайпера является другой снайпер. Именно в годы войны впервые произошли снайперские дуэли.

Лучшим снайпером в те годы был признан канадский охотник-индеец Франсис Пегхмагабоу, имеющий 378 подтвержденных побед. С тех пор, критерием снайперского мастерства считается число побед.

Франсис Пегхмагабоу

Франсис Пегхмагабоу

Таким образом на фронтах Первой мировой войны определились основные принципы и специфические приемы снайпинга, которые были положены в основу сегодняшней подготовки и функционирования снайперов.

В межвоенный период, в ходе войны в Испании, появилось не свойственное снайперам направление – борьба с авиацией. В подразделениях республиканской армии были созданы отряды снайперов для борьбы с авиацией франкистов, в первую очередь – с бомбардировщиками, которые пользовались отсутствием у республиканцев зенитной артиллерии и бомбили с низких высот. Нельзя сказать, что такое использование снайперов было эффективным, но 13 самолетов все-таки сбили. Да и во время Второй мировой на фронтах фиксировались случаи удачной стрельбы по самолетам. Однако это были лишь случаи.

Узнав историю возникновения снайпинга, рассмотрим суть профессии снайпера. В современном понимании снайпер – специально обученный солдат (самостоятельная боевая единица), в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения; поражает цель, как правило, с первого выстрела. Задача снайпера — поражение командного и связного составов, секрета противника, уничтожение важных появляющихся, движущихся, открытых и замаскированных одиночных целей (вражеских снайперов, офицеров и др.). Иногда снайпером называют метких стрелков в других родах войск (сил) (артиллерии, авиации).

В процессе «работы» снайперов сложилась определенная специфика деятельности, которая привела к классификации военной профессии. Выделяют снайпера-диверсанта и пехотного снайпера.

Снайпер-диверсант (знакомый по компьютерным играм, кино и литературе) действует в одиночку или с напарником (осуществляющим огневое прикрытие и целеуказание), зачастую вдали от основной массы войск, в тылу или на территории противника. К его задачам относятся: скрытное выведение из строя важных целей (офицеров, дозорных, ценного оборудования), срыв атаки противника, снайперский террор (наведение паники на рядовой личный состав, затруднение наблюдения, моральное подавление). Чтобы не выдать свою позицию, стрелок зачастую производит выстрел под прикрытием фонового шума (погодные явления, сторонние выстрелы, взрывы и т. п.). Дистанция поражения — от 500 метров и выше. Оружие снайпера-диверсанта — высокоточная винтовка с оптическим прицелом, иногда с глушителем, обычно с продольно-скользящим затвором. Маскировка позиции играет большую роль, поэтому выполняется с особой тщательностью. В качестве маскировки могут применяться подручные материалы (ветки, кусты, земля, грязь, мусор и т. п.), специальный  маскхалат, либо уже готовые укрытия (бункеры, окопы, здания и т. п.).

Пехотный снайпер  действует в  составе стрелкового подразделения, иногда в паре с пулемётчиком или парой автоматчиков (группа прикрытия). Задачи — повышение радиуса боя пехоты, уничтожение важных целей (пулемётчиков, других снайперов, гранатомётчиков, связистов). Как правило, не имеет времени для выбора цели; стреляет по всем, попавшим в поле зрения. Дистанция боя редко превышает 400 м. В качестве оружия используется самозарядная винтовка с оптическим прицелом.  Чрезвычайно мобильный, часто меняет позицию. Как правило, имеет те же средства маскировки, что и остальные солдаты. Зачастую полевыми снайперами становились обычные солдаты без специальной подготовки, умеющие метко стрелять.

Снайпер вооружается специальной  снайперской винтовкой с оптическим прицелом и другими специальными устройствами, облегчающими прицеливание.  Снайперская винтовка — это винтовка с продольно скользящим поворотным затвором, самозарядная, магазинная или однозарядная, конструкция которой обеспечивает повышенную точность стрельбы. Снайперская винтовка прошла в своем развитии несколько исторических этапов. Поначалу, винтовки отбирали из партии обычного оружия, выбирая экземпляры, дававшие наиболее кучный бой. Позже снайперские винтовки стали изготавливать на основе серийных армейских моделей, внося небольшие изменения в конструкцию с целью повышения точности стрельбы. Самые первые снайперские винтовки были немного больше, чем обычные винтовки, и предназначались для стрельбы с дальних расстояний. Лишь в начале Первой мировой войны специально адаптированные снайперские винтовки стали играть важную роль в военных действиях. Германия снабдила охотничьи винтовки оптическими прицелами, чтобы разбивать британские сигнальные лампы и перископы. Во время Второй мировой войны снайперскими винтовками являлись стандартные боевые винтовки, оснащенные оптическим прицелом с двух или трехкратным увеличением и ложами для стрельбы лежа или из укрытия. Одной из основных задач 7,62-мм армейской снайперской винтовки является поражение малоразмерных целей на дальностях до 600 м и крупных —  до  800 м.  На дальности 1000-1200 м снайпер может вести беспокоящий огонь, ограничивающий передвижения противника, препятствующий работам по разминированию и т.д. При благоприятных обстоятельствах снайперская стрельба на дальние дистанции была возможной, особенно в случае наличия оптического прицела с 6-кратным  и большим увеличением.

Специальные боеприпасы для снайперов выпускались только в Германии, причем в достаточном количестве. В других странах, снайперы, как правило, отбирали патроны из одной партии, и, пристреляв их, определяли для себя тактико-технические возможности своей винтовки с таким боеприпасом. Немецкие снайперы иногда использовали пристрелочные патроны или трассирующие пули для определения расстояния, реже для фиксации попадания. Однако такие операции проводились лишь в случае полной безопасности снайпера.

Снайперы всех воюющих армий использовали специальную камуфлированную одежду, практичную и комфортную. В зависимости от времени года одежда должна была быть и теплой и водонепроницаемой. Самый удобный камуфляж для снайпера – лохматый. Лицо и руки зачастую окрашивались, винтовка камуфлировалась под время года. Знаки различия, любая символика на одежде снайперов отсутствовали. Снайпер знал  — у него нет шансов выжить в случае пленения, если его идентифицируют именно как снайпера. А так, спрятав оптический прицел, он еще мог выдать себя за обычного пехотинца.

 В условиях мобильной войны снайперы старались не обременять себя снаряжением. Необходимым оснащением для снайперов являлся бинокль, поскольку обзор через оптический прицел имел узкий сектор, а длительное его использование приводило к быстрой усталости глаза. Чем большую кратность имел прибор, тем уверенней себя чувствовал снайпер. При наличии и возможности — использовались телескопы и перископы, стереотрубы. На отвлекающих, ложных позициях могли устанавливаться механически, дистанционно управляемые винтовки.

Для «работы» снайпер  выбирал удобную, защищенную и невидимую позицию, причем не одну, поскольку после одного-трех выстрелов, место надо было менять. Позиция должна предусматривать возможность наблюдения, место ведения огня и безопасного пути отхода. По возможности, снайперы всегда старались оборудовать позиции на возвышенных местах, как более удобных для наблюдения и стрельбы. Обустройство позиций под стенами зданий, которые прикрывали позицию с тыла, избегали, поскольку такие строения всегда привлекали внимание артиллеристов противника для пристрелки. Такими же рискованными местами были и отдельные строения, которые могли спровоцировать минометный или пулеметный огонь противника «на всякий случай». Хорошими укрытиями для снайперов являлись разрушенные здания, где легко и скрытно можно сменить позицию. Еще лучше рощи или поля с высокой растительностью. Здесь легко укрыться, а монотонный пейзаж утомляет глаза наблюдателя. Живые изгороди, бокажи —  идеальны для снайперов — отсюда удобно вести прицельный огонь и легко менять позиции. Перекрестков дорог снайперы всегда избегали, поскольку они периодически для профилактики обстреливаются из орудий и минометов. Излюбленная позиция снайперов – подбитая бронетехника с аварийным люков в днище.

Лучший друг снайпера – тень, она скрадывает очертание, в ней не блестит оптика. Обычно снайперы занимают свои позиции перед восходом солнца и пребывают там до захода солнца. Иногда, если путь к собственной позиции был перекрыт врагом, могли оставаться два или три дня на этой позиции без поддержки. В темные ночи снайперы не работали, в лунные – единицы при наличии хорошей оптики. Несмотря на существующие методики снайпинга во время ветра, большинство снайпером при сильном ветре не работало, как и при сильных осадках.

Маскировка – залог жизни снайпера. Главный принцип маскировки – глаз наблюдателя на ней останавливаться не должен. Лучше всего для этого подходит мусор, да и позиции свои снайперы нередко устраивают на свалках.

Важное место в «работе» снайпера занимали приманки. Отличным способом доставить цель в зону поражения является оружие. Вражеского солдата снайпер старается подстрелить так, чтобы его автомат остался на бруствере. Рано или поздно кто-нибудь попытается его забрать и тоже получит пулю. Нередко, по просьбе снайпера, разведчики во время ночной вылазки оставляют в поле его деятельности испорченный пистолет, блестящие часы, портсигар или другую приманку. Кто за ней поползет – станет клиентом снайпера. Солдата на открытой местности снайпер старается только обездвижить. И будет ждать, когда к нему придут на помощь. Тогда он застрелит помощников и добьет раненого. Если снайпер стреляет по группе, то первый выстрел будет в идущего сзади, чтобы остальные не увидели, что он упал. Пока его сослуживцы сообразят, что к чему, — снайпер застрелит еще двух-трех.

Для антиснайперской борьбы часто использовали манекены, снаряженные в военную форму, чем выше качество изготовления манекена и система управления его движением – тем выше шансы поймать чужого, опытного стрелка. Для снайперов-новичков хватало и каски или фуражки поднятой на палке над бруствером. В особых случаях, специально подготовленные снайперы применяли целые системы скрытого наблюдения через стереотрубы и дистанционного управления огнем с их помощью.

Это только несколько правил из тактики и способов снайпинга. А еще снайпер должен уметь: правильно прицеливаться и задерживать дыхание при стрельбе, владеть техникой спуска курка, уметь стрелять по движущимся и воздушным целям, определять дальность по сетке бинокля или перископа, рассчитывать поправки на атмосферное давление и ветер, уметь составить карточку огня и вести контрснайперскую дуэль,  уметь действовать во время артподготовки противника, правильно сорвать атаку противника снайперским огнем,  верно, действовать во время обороны и при прорыве обороны противника. Снайпер должен владеть навыками действия в одиночку, в паре и в составе снайперской группы, уметь провести опрос свидетелей во время атаки вражеского снайпера, уметь его обнаружить, своевременно увидеть появление контрснайперской группы противника и самому уметь работать в таких группах. И многое, многое другое. И вот с этого всего и состоит воинская профессия снайпера: из знаний, навыков и безусловно таланта охотника, охотника на людей.

С окончанием Первой мировой войны большинство стран, пренебрегли полученным столь дорогой ценой опытом снайперской стрельбы. В британской армии численность снайперских секций в батальонах была снижена до восьми человек. В 1921 г. со снайперских винтовок SMLE №3, которые находились на хранении, сняли и пустили в открытую продажу оптические прицелы. В армии США не существовало официальной программы подготовки снайперов, небольшое количество снайперов имелось только в корпусе морской пехоты. Франция и Италия не имели подготовленных снайперов, а Веймерской Германии иметь снайперов запрещалось международными договорами. Зато в Советском Союзе стрелковая подготовка, называемая снайперским движением, обрела широчайший размах вслед за указаниями Партии и Правительства «…бить гидру мирового империализма не в бровь, а в глаз».

Применение и развитие снайпинга в период Второй мировой войны рассмотрим на примере наиболее крупных стран-участниц.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

wwii.space

Снайперы Второй мировой — Страница 5 — Всё о Второй мировой

АМЕРИКАНСКИЕ  СНАЙПЕРЫ

На Тихом океане американцы встретили необычного противника на крайне разнообразном по характеру местности театре военных действий. До войны интереса к снайпингу США практически не проявляли. Тренировочный курс по меткой стрельбе в армии занимал совсем немного времени, причем курс не был подкреплен последующими полевыми учениями. Армейские снайперы на вооружении имели модифицированные винтовки образца 1903 г.

Снайперская винтовка Springfield M-1903А1.

Снайперская винтовка Springfield M-1903А1

Так, винтовка М-1903А1 являлась модификацией М-1903 и была принята на вооружение в 1929 г. Она имела шейку ложи пистолетовидной формы  с мушкой, либо защищённой цилиндрическим намушником, либо без него. Винтовка комплектовалась 7,8-кратным оптическим прицелом. Прицел, адекватный в качестве охотничьего, оказался чересчур хрупким для суровых условий войны на Тихом океане. Поскольку оптические прицелы ставились не в дополнение, а взамен обычных «железных» прицелов, то после выхода из строя прицела винтовка становилась почти бесполезным грузом. Тем не менее, винтовки были изготовлены в ощутимом количестве – порядка 28 тысяч штук – и оставались на вооружении всю войну, не взирая на все свои недостатки.

И лишь в 1942 г. фирма «Remington» на базе винтовки M-1903А3 создала первую американскую специализированную снайперскую винтовку, обозначенную М-1903А4. Она имела специально отобранный ствол более качественной выделки и оптический прицел кратности 2.5Х, вместо открытых прицельных приспособлений и крепления для штыка. Иногда устанавливались 5 или 10 кратные прицелы. На некоторые винтовки корпуса морской пехоты США устанавливали прицелы 5х Lymann и 8x Unertl.

Снайперская винтовка Remington M-1903A4 с прицелом М-84.

Снайперская винтовка Remington M-1903A4  с прицелом М-84

В 1944 г. на базе полуавтоматической винтовки Garand М-1 появились снайперские варианты винтовки под обозначением M-1C и M1D. Было изготовлено примерно 6700 винтовок. Они имели крепления для оптических прицелов на левой стенке ствольной коробки. На приклад добавлялась съемная кожаная подушка под щеку. На М-1С устанавливался оптический прицел М-73  или М-73В1,  а на М-1D – М-81/82/84. С 1945 г. на М-1С устанавливался  конический, а на М-1D – щелевой пламегасители. Винтовка  легко разбиралась на две части (ствол и ложа с механизмами), что позволяло переносить ее в виде компактного тюка. Недостатками винтовки была большая чувствительность к загрязнению из-за автоматики с подвижным стволом и невозможность использования штатного штык-ножа.

Снайперская винтовка M-1С Garand.

Снайперская винтовка M-1С Garand

Снайперский карабин М-3 Carbine с ночным прицелом.

Снайперский карабин М-3 Carbine с ночным прицелом

В 1945 г. боях за о. Окинава американцы впервые применили 150 снайперских карабинов с инфракрасным ночным прицелом, что было абсолютно необъяснимым явлением для японцев. Через громоздкость оружия, а также тяжелую батарею для питания прицела, карабин использовался в статических условиях. Для затруднения обнаружения противником места выстрела, карабин комплектовался съемным пламегасителем. Несмотря на такую непривычно сложную конструкцию оружия для снайпера, карабин показал высокую эффективность в бою.

В морской пехоте США  к снайпингу всегда относилились весьма положительно и поощряли метких стрелков. Самые достойные, как правило, из охотников и следопытов, отбирались в строевых частях морской пехоты и проходили «неформальную» подготовку в качестве снайперов и разведчиков-наблюдателей. Основным и достаточным качеством снайпера считалось умение хорошо стрелять. Только в декабре 1942 г. в Форт-Багге начал функционировать официальный центр подготовки снайперов для корпуса морской пехоты.

Работа снайперов на островах Тихого океана, в джунглях Бирмы и Новой Гвинеи была непростой. Буйная тропическая растительность, в которой противнику было легко укрыться, сделала актуальной быстроту реакции на угрозы и массированный огонь, а не длительное выслеживание цели с последующим точным выстрелом. Американцы очень быстро убедились в мастерстве маскировки японских снайперов, предпочитавших укрываться под землей, в «лисьих норах», или над землей – в кронах деревьев. Чаще всего обнаружить присутствие японского снайпера удавалось только после выполненного им выстрела. Японцы любили открывать огонь в спину, выжидая, пока противник минует огневую позицию, причем нередко использовали не, только винтовки, но и легкие пулеметы. С точки зрения маскировки, худшей являлась позиция на дереве, так как в случае обнаружения, шансов остаться в живых у снайпера не оставалось – сменить позицию он уже не мог.

Обычно, американские снайперы работали в паре с автоматчиком, главной функцией которого была охрана снайпера. В качестве одежды снайперы предпочитали камуфлированные куртки и брюки или комбинезоны образца 1942 г. Головной убор – кепка образца 1941 г. Знаки различия снайперы не носили. Все снаряжение состояло из патронташа, аптечки первой медицинской помощи и фляги. Наблюдатель, кроме аптечки имел подсумок на пять магазинов для «Томпсона».

На Европейском театре военных действий, как и на Тихом океане, основу снайперских подразделений составляли индейцы. По воспоминаниям снайпера сержанта Джона Фулчера, индейца из племени сиу, он со своими индейцами время от времени скальпировали убитых немцев, оставляя их на видном месте как предупреждение другим, в связи с чем немцы снайперов в плен не брали, расстреливали на месте. В американских войсках снайперов в основном использовали для прикрытия своих позиций, когда снайперские отряды не отдалялись от основных сил, обеспечивая огневое превосходство. Главной задачей было подавить пулеметные и минометные расчеты противника, а также его снайперов. Уничтожение солдат и даже офицеров вражеской армии было второстепенным заданием.

Насыщенность снайперами немецких частей, довольно быстро заставила американских офицеров  носить солдатскую униформу и винтовки, но процент потерь от снайперского огня среди офицеров все равно не снижался. Причину прояснил пленный немецкий снайпер: «Я просто стреляю в усатых». Усы в армиях США и Великобритании оставались прерогативой офицеров и старших унтер-офицеров. Солдаты в обязательном порядке удаляли с лиц всю растительность.

В случае особой активности немецких снайперов, американцы не заморачивались антиснайперской борьбой, тем более, что таких подразделений у них и в помине не было. Просто накрывали площади артиллерийским огнем или вызывали бомбардировочную авиацию, которая за считанные минуты перепахивала все вокруг, сравнивая с землей любые укрепления и предполагаемые укрытия. В связи с этим и нет среди американцев снайперов не то, что рекордсменов, но и просто известных с каким-либо личным приличным счетом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

wwii.space

Винтовки — Всё о Второй мировой

Винтовка  — индивидуальное длинноствольное нарезное стрелковое оружие, предназначенное для удержания и управления при стрельбе двумя руками с упором приклада в плечо. Официально термин «винтовка» был впервые введен в 1856 году. До этого нарезное оружие в русской армии официально называлось штуцером или винтовальным ружьем, а до XVIII века  — винтовальной пищалью. Основной причиной появления винтовок послужила необходимость увеличения кучности боя гладкоствольных ружей. Предшественник винтовки, гладкоствольный мушкет, отличался слабой точностью боя, так как при выстреле пуля свободно двигалась в гладком канале ствола и получала неконтролируемое вращение. Опытным путем было выяснено, что ружья с нарезкой в канале ствола позволяют точно стрелять на расстояния больше 100 м.

Первые образцы оружия с винтовой нарезкой появились в начале XVI века. Их применение долго было ограниченным. Одна из причин — дороговизна и трудоемкость в производстве. Но главная причина — очень долгое время перезарядки по сравнению с гладкоствольными ружьями — пулю в нарезной ствол приходилось загонять от дула к казенной части молотком. Поэтому нарезными ружьями вооружали лишь небольшую часть пехоты (егерей). В середине XIX века стали появляться конструкции нарезных ружей, заряжающихся с казенной части, а не с дула, что ускоряло скорость заряжания, а также делало возможным заряжание из положения лежа. В них применялись самые разнообразные конструкции затворов — откидные, качающиеся, крановые и другие. Одной из наиболее удачных и перспективных среди этих ранних конструкций казнозарядного оружия, была винтовка Дрейзе 1841 года, впервые оснащенная продольно-скользящим затвором с применением прообраза унитарного патрона. Следующая удачная модель – французская винтовка Шасспо, появившаяся в 1866 г., имела все основные конструктивные черты, которые впоследствии будут характерны для однозарядных и магазинных винтовок с продольно-скользящим затвором. Магазинные винтовки были приняты на вооружение практически во всех развитых странах во второй половине 1880-х — начале 1890-х годов. Ближе к концу XIX века появилась, возможно, наиболее удачная и совершенная система такого оружия — винтовка Маузера 1898 года, имевшая очень прочный затвор, запираемый на три боевых упора, и вынесенную далеко назад длинную, отогнутую вниз рукоятку. В 1891 году в Российской империи была принята на вооружение знаменитая 7,62-мм магазинная винтовка Мосина. В конце XIX столетия появились самозарядные (полуавтоматические) винтовки. Однако массовое их производство было налажено лишь в 1920-1930-х гг. С конца Второй мировой войны их начали вытеснять автоматические винтовки, а затем автоматы.

Различают следующие виды винтовок: самозарядная винтовка (автоматическая винтовка, способная вести огонь только одиночными выстрелами), снайперская винтовка (боевая винтовка, конструкция которой обеспечивает повышенную точность стрельбы), карабин (укороченная винтовка с облегченным стволом), автомат (автоматический карабин), магазинная винтовка (имеющая магазин с боезапасом патронов), автоматическая винтовка (способная вести огонь очередями), противотанковое ружье (винтовка крупного калибра, предназначенная для борьбы с бронетехникой).

В самозарядных винтовках энергия пороховых газов используется для перезарядки — отпирания ствола, извлечение и удаление стреляной гильзы, подача из магазина следующего патрона в патронник ствола, запирание ствола, взведение ударно-спускового механизма. Самозарядные винтовки также называют полуавтоматическими по причине того, что их механизм обеспечивает автоматическое выполнение перезарядки без участия мускульной силы стрелка, который должен каждый раз отпускать и снова нажимать спусковой крючок. Для стрельбы из самозарядных винтовок использовались мощные винтовочно-пулеметные патроны. Самозарядные винтовки требовали большого расхода боеприпасов. До начала Второй мировой войны некоторые образцы самозарядных винтовок все же были по достоинству оценены и приняты на вооружение. Однако продержались на вооружение армий не слишком долгий срок по причине перехода на более маневренное, компактное и легкое оружие, способное вести огонь очередями и стреляющее промежуточными по мощности между винтовочными и пистолетными патронами. Этим новым видом индивидуального стрелкового оружия пехоты стал автомат, также называемый штурмовой винтовкой.

Снайперская винтовка — это винтовка с продольно скользящим поворотным затвором, самозарядная, магазинная или однозарядная, конструкция которой обеспечивает повышенную точность стрельбы. Снайперская винтовка прошла в своем развитии несколько исторических этапов. Поначалу винтовки для точной стрельбы с использованием оптического прицела отбирали из партии обычных винтовок, выбирая дававшие наиболее кучный бой экземпляры. Позже снайперские винтовки стали изготавливать на основе серийных армейских моделей, внося небольшие изменения в конструкцию с целью повышения точности стрельбы. Самые первые снайперские винтовки были немного больше, чем обычные винтовки, и были предназначены для стрельбы с дальних расстояний. Лишь в начале Первой мировой войны специально адаптированные снайперские винтовки стали играть важную роль в военных действиях. Германия снабдила охотничьи винтовки оптическими прицелами, чтобы разбивать британские сигнальные лампы и перископы. Во время Второй мировой войны снайперскими винтовками являлись стандартные боевые винтовки, оснащенные оптическим прицелом с двух или трехкратным увеличением и ложами для стрельбы лежа или из укрытия. К концу войны враждующие стороны специально обучали солдат владению снайперскими винтовками, и снайперы стали играть все более и более важную роль в военных действиях. Одной из основных задач 7,62-мм армейской снайперской винтовки является поражение малоразмерных целей на дальностях до 600 м и крупных — до 800 м. Наиболее  важными целями для снайпера  является командный состав, связные, снайперы, наблюдатели, средства наблюдения и связи, расчеты тяжелого оружия, экипажи танков противника. К тому же, на дальности 1000-1200 м снайпер может вести беспокоящий огонь, ограничивающий передвижения противника, препятствующий работам по разминированию и т.д. Существовало два вида армейского стрелкового высокоточного оружия для выполнения вышеназванных задач – высокоточные снайперские винтовки для снайперов-профессионалов и винтовки для лучших стрелков – так называемые «эрзац-снайперские», также называемые винтовками улучшенного боя.

Автоматическая винтовка  — индивидуальное стрелковое оружие под винтовочно-пулеметный или промежуточный боеприпас, способное вести огонь, как очередями, так и одиночными выстрелами. Единственным отличием автомата (автоматического карабина) от автоматической винтовки является меньший размер – укороченный ствол и облегченная масса. Следует отметить, что четкой границы между ними не существует.

Из-за излишних мощности, размера и массы винтовочно-пулеметных патронов, автоматические винтовки имели большие размеры и массу, были сложны и дороги в изготовлении, и при этом — имели очень низкие характеристики при стрельбе очередями. Небольшой запас патронов — как имевшимся на самом оружии (емкость магазина не превышала 15-20 патронов, магазины на большее количество патронов были громоздки и использовались уже на пулеметах), так и носимых стрелком, не позволяли вести продолжительный бой. Поэтому основным режимом огня для них был одиночный, а автоматический предписывалось вести лишь в критический момент боя. Некоторые модели автоматических винтовок имели складные сошки, которые позволяли при необходимости использовать их в качестве ручного пулемета, что существенно повышало эффективность огня очередями, но делало такие образцы ещё более тяжелыми и громоздкими. Ввиду этого, в отличие от получивших в некоторых странах довольно широкое распространение самозарядных винтовок под те же патроны, они практически нигде не были приняты на вооружение в качестве основного пехотного оружия, вместо чего наряду с ними на вооружении пехоты состояли устаревшие магазинные винтовки и карабины, самозарядные винтовки под тот же патрон, а также — различные модели пистолетов-пулеметов под пистолетный боеприпас.

В массовом производстве автоматы появились во время Второй мировой войны в Германии. Они предназначались для поражения живой силы противника в ближнем бою благодаря большой плотности огня. Автоматы использовали для стрельбы специально созданные для них принципиально новые патроны, так называемые «промежуточные» (промежуточные по мощности между использовавшимися в ранних автоматических винтовках винтовочно-пулеметными  и пистолетными, под которые были выполнены пистолеты-пулеметы), что позволило существенно облегчить оружие, сделать его более компактным и при этом — повысить эффективность ведения из него автоматического огня. Стрельба очередями для автомата являлась основным режимов, а одиночные выстрелы – вспомогательным. В некоторых странах автоматы называют штурмовой винтовкой.

Название «магазинная винтовка» определяет всего лишь то, что винтовка имеет магазин того или иного типа, содержащий в себе некоторый запас носимых прямо в оружии боеприпасов. Магазинные винтовки впервые появились на вооружении регулярных войск в 70-х годах XIX века в Швейцарии, в виде винтовки системы Веттерли-Витали под 11-мм патрон на дымном порохе. Следующий шаг сделали французы, приняв на вооружение в 1886 году 8-мм патрон с бездымным порохом и магазинную винтовку системы Лебеля под этот патрон. С тех пор и в вплоть до окончания Второй Мировой войны магазинные винтовки и карабины являлись основным индивидуальным оружием пехоты. У ранних образцов магазинных винтовок, стреляющих патронами с бездымным порохом, их магазины снаряжались по одному патрону. Большинство винтовок снаряжаются сразу несколькими патронами при помощи пачки либо обоймы. Сами магазины подразделяются на однорядные и двухрядные. В отличии от однорядных магазинов, имеющих для удержания патронов в них при открытом затворе специальные пружинные приспособления, двухрядные магазины таких устройств не имеют. В магазине с двухрядным расположением патронов боеприпасы удерживаются заклиниванием, но при перемещении затвора вперед, верхний патрон легко подается в патронник.

Независимо от вида винтовки их конструкция практически одинакова. К основным частям и механизмам относятся: ствол со ствольной коробкой; затвор, стебель затвора; механизм отпирания и запирания канала ствола; ударно-спусковой механизм; магазин или обойма; предохранительные устройства; прицельные приспособления; ложа и ствольная накладка; принадлежности для чистки и разборки. Кроме того, винтовка могла комплектоваться сошками, оптическим прицелом и штыком.

В период Второй мировой войны основными винтовками, находящимися на вооружении армий мира были четыре оружейных марки: винтовки бельгийской фирмы «Mauser», российские винтовки Мосина, американские винтовки «Garand» и британские «Lee-Enfield». Как в качественном, так и в количественном измерениях они преобладали над всеми остальными производителями стрелкового оружия. Среди автоматов выгодно выделялся немецкий «Sturmgewehr 44», хотя вовремя и не был оценен и объем его выпуска был незначительным. Зато впоследствии он стал прообразом современного оружия – дешевого в производстве, неприхотливого в обслуживании и надежного в бою.

Следует отметить, что несмотря на огромное количество выпускаемых винтовок в период Второй мировой войны, значительное их количество использовалось как со времен Первой мировой войны, так и довоенного производства. Многие старые винтовки прошли модернизацию, замену стволов, затворов и других изношенных частей. Из пехотных винтовок устраивали кавалерийские карабины, меняли калибр оружия. Как правило, устаревшими образцами вооружали вспомогательные и тыловые подразделения, применяли в учебных целях.

Огромные цифры выпущенных винтовок в сопоставлении с численностью войск, свидетельствуют и о том, что потери стрелкового оружия в боевых условиях также были огромны и требовали незамедлительного восполнения. Кроме того, ремонт стрелкового оружия во многих случаях был дороже производства нового.

Ориентировочное количество винтовок, образцы которых использовались в войне в разрезе некоторых стран (в тыс.ед.)

Страна Количество винтовок Страна Количество винтовок
Австро-Венгрия 3 500 Польша 335
Аргентина 220 Португалия 120
Бельгия 387 Сиам 53
Бразилия 260 СССР 27 510
Великобритания 17 451 США 16 366
Венгрия 390 Турция 200
Германия 41 775 Финляндия 288
Греция 310 Франция 4 572
Дания 120 Чехословакия 3 747
Испания 2 621 Чили 15
Италия 3 095 Швейцария 842
Канада 420 Швеция 787
Китай 1 700 Югославия 1 483
Мексика 1 282 ЮАР 88
Норвегия 198 Япония 7 754
Перу 30 ВСЕГО 137 919

В приведенных данных не учтено трофейное оружие, поскольку его количество достаточно велико и переходило из рук в руки противостоящих сторон. Например, Германия в 1940-1941 гг. имела около 5-7 млн. трофейных винтовок. Однако к концу войны испытывала большой дефицит в стрелковом оружии.

wwii.space

США — Всё о Второй мировой

Винтовка Winchester M-1895 под патрон7,62x54R

Винтовка Winchester M-1895 под патрон7,62x54R

Винтовку «Winchester M1895» под патрон 7,62x54R иногда называют винтовкой Русского образца, поскольку основная масса из выпущенных винтовок была заказана Россией (300 тыс.шт.) в 1915-1917 гг. Винтовка имела ручное перезаряжание скобой Генри, направляющие для обойм на ствольной коробке, прилив для крепления штыка на переднем ложевом кольце, и укомплектована клинковым штыком американского образца. Часть винтовок США поставили в Испанию. Трофейные винтовки использовались Финляндией и Германией. Всего в 1895-1936 гг. было выпущено 425,9 тыс. единиц. ТТХ винтовки: калибр – 7,62 мм; длина – 1160 мм; длина ствола – 712 мм; масса – 4,1 кг; емкость магазина – 5 патронов.

Винтовка M-1903 Springfield

Винтовка M-1903 Springfield

Магазинная винтовка М-1903 была принята на вооружение в 1903 г. В 1905 г. выпуск винтовок был приостановлен. С началом Второй Мировой войны производство М-1903 было возобновлено фирмами «Remington Arms» и «Smith-Corona Typewriters». Винтовка имела продольно скользящий поворотный затвор. И первоначально винтовка комплектовалась игольчатым штыком, затем штыком M-1905 образца 1905 года, а позднее — штыком M-1 образца 1942 года. Винтовка выпускалась в нескольких модификациях, которые различаются главным образом устройством прицельных приспособлений и формой ложи. Захваченные Вермахтом винтовки использовались под обозначением «Gewehr 249(a)». Всего было выпущено 3,3 млн. винтовок основных четырех модификаций. ТТХ винтовки: калибр – 7,62 мм; длина — 1098 мм; длина ствола — 610 мм; масса — 3,9 кг; емкость магазина — 5 патронов 7,62х63; скорострельность – 15 выстрелов в минуту; начальная скорость пули – 760 м/с; прицельная дальность – 550 м, максимальная дальность – 2,7 км.

Винтовка M-1903А1 Springfield

Снайперский вариант M-1903А1 Springfield

Снайперский вариант M-1903А1 Springfield

Винтовка М-1903А1 являлась модификацией М-1903 и была принята на вооружение в 1929 г. Она имела шейку ложи пистолетовидной формы с мушкой, либо защищённой цилиндрическим намушником, либо без него. Некоторая часть винтовок выпускалась с 7,8-кратным оптическим прицелом.

Винтовка M1903A3 выпуска Remington

Винтовка M1903A3 выпуска Remington

Винтовка M1903A3 выпуска Remington

Винтовка M-1903A3 выпуска Remington с ложей типа «C-stock»

Винтовка M-1903A3 выпуска Remington с ложей типа «C-stock»

Для упрощения и удешевления производства винтовки в 1942 г. фирмой «Remington» был разработан вариант М-1903А3, отличавшийся широким использованием штампованных деталей и измененным прицелом — вместо обычного открытого целика был принят диоптрический. Винтовка М-1903А3 выпускались в 1942-1944 гг. Оружие поставлялось во Францию.

Снайперский вариант M-1903A4 выпуска Remington с прицелом М-84

Снайперский вариант M-1903A4 выпуска Remington с прицелом М-84

На основе винтовки M-1903А3 фирма «Remington» создала первую американскую специализированную снайперскую винтовку, обозначенную М1903А4. Она имела специально отобранный ствол более качественной выделки и оптический прицел кратности 2.5Х, вместо открытых прицельных приспособлений и крепления для штыка. Иногда устанавливались 5 или 10 кратные прицелы.

Винтовка M-1917 (Enfield P-17)

Винтовка M-1917 (Enfield P-17)

Английская винтовка Enfield P-14, выпущенная в США фирмой «Winchester» в период Первой мировой войны и находящаяся на складах американских войск, с началом Второй мировой войны была передана англичанам по ленд-лизу (734 тыс.шт.). Так как эти винтовки сохранили американский калибр .30-06, в Англии они маркировались широкой красной полосой на прикладе, чтобы отличать их от практически идентичных внешне винтовок Р-14, имевших калибр .303. Винтовки Р-14 и М-1917 по устройству и внешне практически не отличаются. Винтовка комплектовалась штык-ножом в ножнах и ремнем для переноски. Остальные винтовки использовались во вспомогательных подразделениях США, а также поставлялись другим союзникам (Гондурас, Филлипины). Всего было выпущено 2,2 млн. единиц. ТТХ винтовки: калибр – 7,62мм; длина – 1175 мм; длина ствола – 660 мм; масса – 4,1 кг; емкость магазина – 5 патронов 7,62х63 мм; начальная скорость пули – 853 м/с; максимальная дальность стрельбы – 5 км.

Винтовка M-1 Garand

Винтовка M-1 Garand

Самозарядная винтовка M-1 Garand в 1936 г. была принята на вооружение США и уже к началу 1939 г. требовала улучшения газоотводной системы. С 1941 года был начат выпуск модифицированной винтовки. Механизм винтовки работал по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Газовый поршень неподвижно прикреплён к затворной раме. Запирание затвора происходит при его повороте вокруг продольной оси и сцеплении при этом двух его боевых выступов с пазами ствольной коробки. Винтовка имела предохранитель в передней части спусковой скобы, для постановки на предохранение он сдвигался назад, внутрь спусковой скобы, так что стрелок всегда мог легко определить на ощупь, находится ли винтовка на предохранении. Боепитание осуществлялось пачками, которые вставлялись сверху через открытый затвор. Ложа винтовки деревянная, с отдельным цевьем и верхней ствольной накладкой. Винтовки могли комплектоваться штык-ножом, надеваемым на дульную часть ствола, а также надульником-гранатометом для запуска винтовочных гранат при помощи холостых патронов. Винтовка также поставлялась во Францию. До конца 1945 г. было выпущено около 4 млн. штук ТТХ винтовки: калибр – 7,62 мм; длина — 1105 мм; длина ствола — 610 мм; количество нарезов ствола – 4; масса — 4,3 кг, емкость магазина — 8 патронов; начальная скорость пули – 865 м/с; прицельная дальность – 550 м, максимальная дальность – 2,7 км.

Снайперская винтовка M-1С Garand

Снайперская винтовка M-1С Garand

Снайперская винтовка M-1D Garand

Снайперская винтовка M-1D Garand

На снайперских вариантах были добавлены крепления для оптических прицелов на левой стенке ствольной коробки, причем ось прицелов была смещена влево от оси оружия, чтобы не перекрывать верхнее окно ствольной коробки, используемое для заряжания оружия и выброса стреляных гильз. На приклад добавлялась съемная кожаная подушка под щеку. На М-1С устанавливался оптический прицел М-73 или М-73В1, а на М-1D – М-81/82/84. С 1945 г. на М-1С устанавливался конический, а на М-1D – щелевой пламегасители. Винтовка легко разбиралась на две части (ствол и ложа с механизмами), что позволяло переносить ее в виде компактного тюка. Недостатками винтовки была большая чувствительность к загрязнению из-за автоматики с подвижным стволом и невозможность использования штатного штык-ножа. Питание патронами осуществляется из неотъемного барабанного магазина. Прицел диоптрический, регулируемый по дальности. Всего с 1941 г. было изготовлено не менее 70 тысяч винтовок. ТТХ винтовки: калибр — 7,62 мм; длина — 1096 мм; длина ствола — 565 мм; масса без патронов и прицела — 4.3 кг; емкость магазина — 10 патронов.

Карабин Winchester Carbine М-1

Карабин Winchester Carbine М-1

Карабин М-1А1 в боевом положении

Карабин М-1А1 в боевом положении

Карабин М-1А1 со сложенным прикладом

Карабин М-1А1 со сложенным прикладом

Легкий самозарядный карабин M-1 был разработан фирмой «Winchester Repeating Arms» в 1940 г. и выпускался в 1941-1945 гг. многими фирмами США. Он состоял на вооружении преимущественно командного состава, военнослужащих «второй линии» (танкисты, артиллеристы, водители машин и т.п.) и вспомогательных подразделений. Фактически карабин относился к категории пистолет-карабин. М-1 применялся в ближнем бою, превосходя по кучности и меткости одиночного огня любые пистолеты-пулемёты того времени благодаря лёгкому запирающемуся во время выстрела затвору. Известна модификация М-1А1, выпущенная для парашютно-десантных войск со складным металлическим прикладом (выпущено 150 тыс. единиц).

Карабин М-2 Carbine с магазином на 30 патронов

Карабин М-2 Carbine с магазином на 30 патронов

Карабин М-2 Carbine с оптическим прицелом

Карабин М-2 Carbine с оптическим прицелом

Карабин М-3 Carbine с ночным прицелом

Карабин М-3 Carbine с ночным прицелом

В 1944 г. появился M-2 Carbine, отличавшийся наличием в ударно-спусковом механизме автоспуска, позволяющего вести огонь очередями, переводчика видов огня слева на ствольной коробке, а также секторным магазином ёмкостью 30 патронов. Всего было выпущено 600 тысяч автоматов. На некоторых карабинах применялись ружейные гранатометы М-8. Начиная с 1944 года на стволах карабинов появляются приливы для установки штыков М-4. Известен вариант M-3 Carbine — «снайперский карабин», модификация автоматического карабина М-2, заключавшаяся в установке креплений для инфракрасных ночных прицелов, а также съемного пламегасителя. На карабин М-3 могли быть установлены ночные прицелы (выпущено примерно 3000 шт.). Всего было выпущено 6,3 млн. карабинов различных модификаций. ТТХ карабина: калибр — 7,62 мм; длина — 904 мм, со сложенным прикладом 648 мм; длина ствола — 458 мм; масса без патронов — 2,4 кг, с патронами – 2.6-2,8 кг; емкость магазина – 15 или 30 патронов 7,62х33 мм; начальная скорость пули – 600 м/с; скорострельность – 750 выстрелов в минуту; прицельная дальность – 300 м.

Самозарядная винтовка Johnson M-1941

Самозарядная винтовка Johnson M-1941

Винтовка выпускалась с 1941 г. для голландской Ост-Индии (Индонезия). В 1942 г. Корпус Морской пехоты США перекупил 30 тысяч винтовок. Винтовка работала на основе использования энергии отдачи при коротком ходе ствола. Магазин неотъемный, барабанного типа. Снаряжение магазина производилось через окно на правой стороне под окном для выброса гильз. Существовали варианты и с обычным коробчатым магазином. Ложа винтовки деревянная, из двух частей, кожух ствола перфорированный. Винтовка разбиралась на две части (ствол и ложа с механизмами), что позволяло переносить её в виде компактного тюка. Прицел диоптрический, регулируемый по дальности. Винтовка могла комплектоваться специальным игольчатым штыком, не имевшим отдельной рукоятки. Всего было выпущено около 70 тысяч единиц. ТТХ винтовки: калибр – 7,62 мм; длина оружия – 1160 мм; длина ствола – 559 мм; количество нарезов ствола – 4; масса без патронов – 4,3 кг; емкость магазина – 10 патронов 7,62х63 мм; скорострельность – 30 выстрелов в минуту; начальная скорость пули- 855 мм; прицельная дальность 1000 м.

Самозарядная винтовка Pedersen T-1

Самозарядная винтовка Pedersen T-1

Винтовка была разработана в 1927-1939 гг. Лицензия на ее выпуск была приобретена Великобританией и Японией. Серийный выпуск не был налажен. Винтовка была довольно сложна по устройству, ее автоматика с полусвободным затвором требовала осалки (нанесения сухой смазки) гильз патронов для обеспечения надежной экстракции без разрывов гильз. Всего было выпущено несколько сотен винтовок. ТТХ винтовки: калибр 7 мм; длина – 1117 мм; длина ствола – 610 мм; масса без патронов – 4,1 кг; емкость магазина – 10 патронов 7х51 мм; начальная скорость пули – 730 м/с.

wwii.space

Две винтовки двух Мировых войн » Военное обозрение

Из всего многообразия оружия, использовавшегося в Мировых войнах, в обеих удалось поучаствовать только небольшому количеству типов. Самые известные из них – винтовки, российско-советская винтовка Мосина и немецкая Mauser 98.

Трехлинейная винтовка обр. 1891 года

Во второй половине XIX века в Российской империи наметились определенные проблемы со стрелковым оружием для армии. Пик его пришелся на 60-е, когда в быстром темпе и без особых раздумываний на вооружение приняли полдюжины различных типов винтовок под разные патроны. Потом этот шаг признали неразумным, а Д.А. Милютин, бывший в то время военным министром, позже охарактеризовал ситуацию как «несчастную ружейную драму». В итоге в течении долгих лет практически все время шли работы и споры вокруг обновления «парка» стрелкового оружия, но нас интересует только конкурс 1892 года на создание многозарядной винтовки. Надо заметить, тогда винтовками (слово-сокращение от «винтовальное ружье») именовали любое нарезное оружие, а то, что сейчас понимается под этим словом, тогда называлось ружьем. Первыми на конкурс были представлены зарубежные образцы: 8-мм ружья Манлихера (Австрия) и Краг-Иоргенсена (Дания). В следующем году свои заявки на участие подали Сергей Иванович Мосин и Леон Наган, оружие первого имело калибр 7,62 мм, второе – 8 мм. Что интересно, творение Нагана незадолго до этого проиграло винтовке Маузеров в конкурсе бельгийской армии. Не желая проиграть еще один «тендер», Наган даже предложил русским военным доработать свою винтовку под недавно разработанный патрон 7,62х54 мм. Этот патрон был создан Н.Ф. Роговцевым на основе бельгийского 8-мм патрона и в то время считался наиболее перспективным для русской армии.По результатам испытаний в следующий тур конкурса прошли только образцы Мосина и Нагана, хотя в 1890 году дополнительно рассматривалось еще два десятка различных ружей. В этом же году начались сравнительные испытания обеих винтовок, а в следующем приняли на вооружение винтовку Мосина. Правда, это был уже не тот опытный образец 89-го года: по настоянию конкурсной комиссии Сергей Иванович внес в свой проект ряд новшеств, в том числе, и заимствованных у Нагана (опять же, требование военных).

Из-за некоторых проблем производственного характера первые несколько партий нового оружия, получившего название «трехлинейная винтовка образца 1891 года», были заказаны во Франции, а первые единицы целиком отечественного производства были сделаны на Сестрорецком заводе только в 93-м. Надо заметить, и потом «Мосинки» будут иногда изготавливаться не в нашей стране. В ряде источников упоминается, что в 1916 году царское правительство, в виду загруженности оборонных заводов, было вынуждено заказать Соединенным Штатам некоторое количество «трехлинеек». Однако большая часть заказа была выполнена уже после обеих революций семнадцатого, и некоторое количество винтовок Мосина было отправлено в американскую армию и на гражданский рынок. Отличия американских «трехлинеек» от русских заключались в разной маркировке и материале ложи: американцы выстругивали ее из ореха, у нас же ложу делали в основном из березы.

В конструкционном плане «Мосинка» выглядела следующим образом: оружие с длинным (до ~104 калибров в зависимости от версии) нарезным стволом с четырьмя нарезами. Калибр ствола равен трем линиям (0,3 дюйма) или 7,62 миллиметра. Однако иногда отмечается тот факт, что из-за низкой культуры производства или износа оружия калибр «гулял» в пределах нескольких сотых миллиметра. Боепитание производится из неотъемного коробчатого магазина на четыре патрона плюс пятый располагается в патроннике. Перезарядка ручная – на винтовке используется продольно-скользящий затвор, а запирание ствола при повороте последнего осуществляется при помощи двух боевых запоров. Имелся и своеобразный предохранитель – для этого курок оттягивался назад и поворачивался вокруг оси. Прицеливание на первой версии винтовки осуществлялось при помощи секторного прицела, имевшего два положения. В первом можно было вести огонь на дистанциях до 1200 шагов (деления на 400, 600, 800, 1000, 1200), во втором – на более дальних. Патрон 7,62х54R, созданный в 1888 году, имеет выступающую закраину, что часто отмечается как недостаток и анахронизм даже для конца XIX века. Первые версии патрона имели цилиндрическую пулю с закругленным концом. Для ближнего боя «трехлинейка» имела отъемный штык. Вернее, конструкция штыка позволяла его снимать, но при этом сильно изменялись показатели точности: точка попадания на дистанции в 100 м смещалась на 12-15 см. Штык винтовки - четырехугольный с долами, крепился на стволе при помощи трубчатого основания и хомута. Кончик штыка имел специальную заточку, благодаря чему можно было использовать его как отвертку.

В 1891 году на вооружение были приняты три версии винтовки Мосина:- пехотная. Имела самый длинный ствол (800 мм), комплектовалась штыком.- драгунская. Ствол длиной 729 мм, аналогичный штык и новое крепление ремня. На этот раз вместо проволочных антабок он продевался в вырезы на ложе.- казачья. Отличается от драгунской только отсутствием штыка.

В 1908-10 годах в войска пошел новый вариант 7,62-мм патрона, с остроконечной пулей. Баллистика немного изменилась, поэтому пришлось доработать прицел новых винтовок. После Октябрьской революции, когда появилась возможность «навести порядок» в номенклатуре вооружений, из всех вариантов «трехлинейки» оставили только драгунскую, как сочетающую в себе большее удобство использования и достаточные показатели боя. В 1930 году снова производится модернизация винтовки. Теперь переделывается разметка прицела под метрическую систему, меняются крепления шомпола и штыка, а также вносится ряд других мелких поправок, например, изменилась конструкция ложевых колец, крепящих ствол. Именно эта «винтовка Мосина образца 1891-1930 годов» и стала основой вооружения Красной Армии в предвоенный период и первую половину Войны. В 38-м выпускаются первые карабины с длиной ствола 510 мм. Изначально он не имеет штыка, но в 1944 карабин получает его. Причем штык 44-го года выполнен неотъемным и складывающимся вправо.

Также, уже в ходе Великой Отечественной, было выпущено некоторое количество снайперских вариантов винтовки Мосина. Они отличались наличием оптического прицела и формой ручки затвора: она была загнута и при перезарядке не задевала прицел. Что интересно, некоторые снайперы использовали винтовку вместе со штыком – он был своеобразным утяжелителем и обеспечивал большую точность.

Gewehr 98

В 1871 году братья Маузеры представили военной общественности новую винтовку Gewehr 1871 (также иногда именуется Gew.71 или просто «71»). Сразу же военным ведомством Пруссии было заказало более ста тысяч единиц этого оружия. В последующие несколько лет другие страны заказывали Маузерам винтовки под свои требования и один за другим появились следующие типы: Gew.88, Gew.89, Gew.92 и Gew.94. После создания последней винтовки Вильгельм и Петер-Пауль Маузеры озаботились проблемой соединения всех нововведений, примененных на разных версиях «71», и текущих веяний оружейного дела. К тому же относительно недавно (в 1888 году) Маузеры создали новый патрон 7,92х57 мм с гильзой без выступающего фланца. Конструктивно новая винтовка, названная Gewehr 1898, была достаточно схожа со своими «ровесниками», такими как та же винтовка Мосина. В то же время, Gew.98 имела предохранитель новой конструкции в виде поворотного рычажка на задней стороне затвора и более компактный магазин. Патрон 7,92х57 мм не имел выступающей закраины, поэтому имел немного меньшие размеры и мог укладываться в магазин плотнее, в том числе, и в два ряда. За счет этого коробчатый магазин Gew.98 на пять патронов почти не выступает за пределы ложи. Рассматривались варианты увеличения емкости до 7 или 10 патронов, но заказчик в лице германских военных решил, что достаточно и пяти. Кроме того, отмечалось, что снаряженные обоймы на десять патронов имеют большие габариты и менее удобны в переноске. Что же до фактической скорострельности с небольшим магазином, то ее, на фоне зарубежных образцов, посчитали достаточной.

Как уже говорилось, в плане конструкции Gew.98 мало отличался от винтовки Мосина. Тот же продольно-скользящий затвор, почти такой же длинный нарезной ствол (740 мм), крепящийся к ложу на кольцах. В то же время, в руководстве к немецкой винтовке запрещалось заряжать патрон сразу в патронник – не позволяла конструкция экстрактора, он мог попросту сломаться. Предохранитель, расположенный на затворе, имеет два положения – до упора влево (ударник заблокирован) и до упора вправо (можно стрелять). Прицельные приспособления «Маузера» представляли собой закрытую съемным кольцом мушку и открытый регулируемый прицел. Конструкция последнего позволяла вести огонь на дистанциях от 100 до 2000 метров. На ствол возможна установка штыка. Для различных представителей семейства «98» было разработано семь вариантов штыков разной формы и длины. На первом варианте Gew.98 устанавливался штык-тесак.

В 1908 году была выпущена модификация Kar.98a с немного доработанным прицелом под новую версию патрона с остроконечной пулей (ранее применялась пуля с закругленным концом). Что интересно, присутствие в названии слова «карабин» не отразилось ни на длине ствола, не на общих габаритах оружия. Единственное отличие «Карабина» от Gewehr.98 кроме прицела заключалось в креплении ремня для переноски. На винтовке это были проволочные антабки, на карабине – прорези в ложе. Дело в том, что в то время в немецком оружейном деле карабинами именовались винтовки, имеющие доработки для использования в кавалерии. На «общемировое» значение термина немцы перешли только через несколько десятилетий. В 23-м был выпущен Kar.98b – он получил загнутую вниз рукоятку затвора, и упрощенный прицел. В 1935 году в серию запустили самую известную модификацию «98» - Kar.98k. Этот карабин наконец был укорочен (длина ствола – 600 мм), также внедрили затворную задержку: подающая деталь магазина в своем верхнем положении не давала сдвинуть затвор вперед и сообщала стрелку, что пора доставать новую обойму. Другое нововведение касалось пазов для обоймы – после зарядки магазина и при подаче затвора вперед она вылетала автоматически. Не были забыты и снайперские модификации. В 1939 году в войска пошел карабин Zf.Kar.98k с оптическим прицелом Zf.39. Однако он не устроил стрелков – габариты прицела не позволяли заряжать оружие при помощи обоймы, кроме того, он часто сбивался и не давал нужной точности. С 41-го снайперские карабины стали комплектоваться прицелами Zf.41, который крепился на специальной колодке, не дающей ему смещаться, и имел меньшие размеры.[/b]

Kar.98k в итоге стал самой массовой модификацией «98» - было выпущено около 15 миллионов карабинов. Именно с этим оружием Вермахт начинал Вторую Мировую войну. Тем не менее, на немецких складах еще оставалось немалое количество более старых версий Gew.98, которые в основном использовались в добровольческих формированиях.

[b]Кто кого?

Очень трудно смотреть на оружие противников и не пытаться его сравнивать. К тому же, как известно, все познается в сравнении. Попробуем «познать» винтовку Мосина и Gewerh 98.

Разница в семь лет фактически не оказала большого влияния на конструкцию более «молодого» оружия. В то же время, немецкая винтовка делалась под более перспективный патрон без выступающего фланца. При тех же боевых характеристиках он имел немного более удобную форму, что сказалось на устройстве магазинов обеих винтовок. Кроме того, магазин Gew.98 сделан двухрядным, а затвор, в отличии от винтовки Мосина, не имеет хрупких деталей, предназначенных для работы с закраиной. Другое преимущество семейства «98» связано со штыком. Согласно документам по пользованию «Мосинкой», ее следовало пристреливать с примкнутым штыком. Соответственно, и далее эксплуатировать винтовку требовалось, не снимая последний. Штык, конечно, удобен в ближнем бою, но делает винтовку длиннее и тяжелее. Однако некоторые снайперы, как уже говорилось, его не снимали.

Преимущества российско-советской винтовки заключаются в большей «термической безопасности»: ствол закрыт деревянными накладками почти по всей длине и в производственных нюансах. Мосин изначально закладывал в конструкцию винтовки сравнительно большие допуски, что, при сохранении достаточных характеристик, положительно сказывалось на стоимости и удобстве производства. Также «Мосинка» лучше Gew.98 более простой и удобной конструкцией затвора, т.к. для его ремонта в полевых условиях нужны только запчасти, без дополнительных инструментов. При необходимости солдат мог использовать штык как отвертку.

Подводя итог, можно смело заявить, что при относительно схожих характеристиках, обе винтовки – советская и немецкая – в тактических аспектах одинаково зависели от хозяина. Кроме того, ответом на вопрос из подзаголовка может служить общий итог войны: парни с винтовками Маузера, несмотря на жестокое сопротивление, все же проиграли обе Мировые войны.

topwar.ru

Снайперы Второй мировой — Страница 3 — Всё о Второй мировой

СНАЙПЕРЫ ВЕРМАХТА

Снайпер под Сталинградом. 1942 г.

Снайпер под Сталинградом. 1942 г.

Среди историков, бытует мнение, что немцы только столкнувшись со «снайперским террором» на Восточном фронте  «опомнились» и начали предметно заниматься  снайпингом с 1942 г.  Однако это абсолютно ошибочное утверждение. «Достав» снайперской войной своих противников во время Первой мировой, по Версальскому договору Германия лишалась права не только иметь снайперов, но и производить снайперские винтовки и прицелы. Не забыв значение снайпера на фронте, с образованием структур СС, немецкое командование ловко прятало в этих военизированных отрядах снайперов и тайно вело их подготовку. Обучение снайперов также пряталась под аэродромную охрану даже в подразделениях Люфтваффе. Следует отметить, что подготовку снайперов, производство винтовок и прицелов лично курировали Генрих Гиммлер и Герман Геринг. Подготовка снайпера в довоенной Германии длилась не менее двух лет. Поэтому считать такой подход к снайпингу в Германии забвением совсем некорректно.

В послевоенные годы немцам удалось лишь немного улучшить конструкцию оптических прицелов, увеличив кратность усиления изображения. Новые 4-х и 8-кратные прицелы в теории позволяли уверенно поражать цели на дистанции до 800 м, но в годы Второй войны на большинстве германских снайперских винтовок по-прежнему стояли прицелы с 3-х и 4-хкратным увеличением. Улучшилась конструкция самих линз оптических прицелов, за счет чего стала возможной стрельба в условиях ограниченной освещенности.

С началом войны Вермахт обладал достаточным количеством, и снайперов, и винтовок с прицелами, но предмета их применения не было. Ни в Польше, ни во Франции, ни в Норвегии, ни на Крите целей для массового применения снайперов не находилось. Они выполняли обычные уставные задачи, которые в наступательных боях не особо выделялись. Естественно, что немецкое командование и не видело необходимости увеличивать штаты снайперов, или форсировать количество их подготовки.

Немецкий снайпер и наблюдатель у Воронежа.1941 г.

Немецкий снайпер и  наблюдатель у Воронежа. 1941 г.

Важно подчеркнуть и то, что основы снайперской подготовки, что в Красной Армии, что в Вермахте были практически одинаковыми. Наставления обоих армий учитывали опыт советско-финской войны. Именно этот опыт и подтолкнул СССР к резкому увеличению подготовки количества снайперов, что то ли «проспала» немецкая разведка, то ли не оценила, очередную реформу советов. В итоге, действительно в зиму 1941-1942 гг., когда Вермахт впервые перешел к обороне, баланс снайперов оказался не на его стороне. Немецкое командование начало принимать решительные меры, появились приказы, открывались снайперские школы, отбирались на фронтах курсанты. Вот это все и было принято историками, как факт появления снайпинга в Вермахте.

В 1942 году заработали многочисленные трехмесячные курсы, срок обучения на которых впоследствии был увеличен до полугода.  На фронте отбирали наиболее удачливых стрелков, как правило, имевших уже не менее 20 побед. Здесь же обучались и стрелки из егерских частей, где, обычно, служили солдаты, хорошо знакомые с оружием по гражданской жизни. Проводилась краткосрочная подготовка стрелков и на фронтовых курсах. Курсанты получали винтовки и прицелы, которые оставались у них навсегда. В снайперских школах проводились ежедневные учения по стрельбе, маскировке, наблюдению, обнаружению противника и др. К 1944 г. пик развития германского снайпинга достиг вершины. В частности, было сформировано не менее 30 снайперских школ. По заказу командования Люфтваффе были сняты для использования в обучении наземных частей учебные фильмы «Невидимое оружие: снайпер в бою» и «Полевая подготовка снайперов». Оба фильма сняты вполне грамотно и очень качественно, даже с высоты дня сегодняшнего: здесь даны основные моменты специальной снайперской подготовки, наиболее важные рекомендации для действий в полевых условиях, причем все это в популярной форме, с сочетанием игровых элементов. Широко растиражированная в это время памятка под названием «Десять заповедей снайпера» гласила:

—  Сражайся самоотверженно.— Веди огонь спокойно и осмотрительно, концентрируйся на каждом выстреле. Помни, что быстрая стрельба не имеет эффекта.— Стреляй только тогда, когда уверен, что не будешь обнаружен.—  Твой главный противник – вражеский снайпер, перехитри его.—  Не забывай, что саперная лопатка продлевает твою жизнь.—  Постоянно практикуйся в определении расстояний.—  Стань мастером в применении местности и маскировке.—  Тренируйся постоянно – на передовой и в тылу.—  Береги свою снайперскую винтовку, не давай ее никому в руки.— Выживание для снайпера на девять частей – камуфляж и только на одну –        стрельба.

Снайпер Люфтваффе на позиции. Восточный фронт. 1942 г.

Снайпер Люфтваффе на позиции. Восточный фронт. 1942 г.

Необходимо отметить тактические разработки немецкого снайпинга, которые и сегодня применяются многими армиями мира. Впервые немцы предложили различать «снайперов-любителей» (полевой снайпер в сегодняшнем понимании) и «снайперов-профессионалов». Каждое стрелковое отделение комплектовалось  двумя  снайперами-любителями – обычными солдатами, умеющими метко стрелять. К их штатной винтовке выдавался оптический прицел 4-кратного увеличения. При возможности, они получали дополнительную снайперскую подготовку. Как снайперы, они могли использоваться только по необходимости. Каждой роте полагалось по два снайпера-профессионала, которые вооружались снайперской винтовкой с оптическим прицелом 6-кратного увеличения (при наличии — большой светосилы, для стрельбы в потемках). Эти же снайперы, при необходимости могли создавать снайперскую группу с привлечением снайперов-любителей. Однако на практике эту теорию немцам внедрить было затруднительно.

Наиболее эффективными немецкие снайперы оказались в Нормандии в июне 1944 года во время высадки англо-американских союзников, где они столкнулись с таким же «снайперским террором», как когда-то красноармейцы на «линии Маннергейма». Немецкие снайперы хорошо знали местность, искусно маскировали свои позиции. Излюбленным укрытием для них стали живые изгороди. Снайперы окапывались возле них, минировали подходы, устраивали ловушки в кустарниках. Лучшим методом борьбы с ними оставались минометные и артиллерийские удары по предполагаемой позиции. Здесь же, союзники столкнулись с необычной тактикой немцев. Обычная тактика снайпера — сделать выстрел, редко два и сменить позицию, чтобы уйти от ответного огня противника. Но в Нормандии немецкие снайпера вели непрерывный огонь, даже не пытаясь двинуться с места. В конце концов, их уничтожали, но перед этим такой «самоубийца» успевал нанести весьма серьезный урон.

Снайперская пара Люфтваффе. Восточный фронт. 1942 г.

Снайперская пара Люфтваффе. Восточный фронт. 1942 г.

Снайперы всегда работали в паре – один стреляет, второй ведет наблюдение. Частая смена позиции и маскировка – считались залогом выживания снайпера. Наиболее распространенными задачами были: уничтожение наблюдателей, корректировщиков, командиров, пулеметчиков и расчетов орудий. Снайперы следовали за атакующими силами и вели бой с самыми укрепленными вражескими позициями, пулеметными гнездами и расчетами противотанковых орудий. Часто снайперы переходили линию фронта перед наступлением своих войск и во время своей артподготовки, уничтожали командиров противника. В обороне первоочередной задачей снайпера было уничтожение командиров атакующих на больших дистанциях, что зачастую останавливало наступление. Снайперские дуэли считали опасным, но необходимым занятием и боролись до полного уничтожения противника.

Немецкие снайперы предпочитали работать на средних дистанциях – до 500 м. Стрельбу вели больше по корпусу, нежели в голову, что во-первых, повышало вероятность попадания с первого выстрела, тем самым увеличивало шансы стрелка не быть обнаруженным, и, во-вторых, цель всё равно гарантированно выводилась из строя. При отражении атаки, снайперы не обращали внимания на первые три-четыре линии атакующих, и старался поразить в живот как можно больше бойцов, наступавших позади них. Слыша пронзительные крики раненых у себя за спиной, наступавшие в первых рядах теряли присутствие духа, и атака начинала захлёбываться. В этот момент снайперы расстреливали первые линии врага. Солдат, находившихся ближе пятидесяти метров к снайперу, расстреливали в голову или в сердце — опасались оставлять вблизи себя раненных. Отступающим стреляли в область почек, что приносило им невыносимую боль. В этих случаях раненые начинали буквально по-звериному кричать и выть. В результате атака нередко резко заканчивалась. В таких боях снайпер поражал до 20 человек, хотя эти победы им не записывались на снайперский счет.

Снайперская позиция у подбитого танка. Восточный фронт. 1943 г.

Снайперская позиция у подбитого танка. Восточный фронт. 1943 г.

Снайперы предпочитали камуфлированные куртки с «осколочным» рисунком или с рисунком в виде дубовых листьев. Также применяли маски на лицо, хотя и в ограниченных масштабах. Каски обтягивали камуфлированной тканью или сеткой. Немцы считали, что стрелки с низким и средним уровнем подготовки лучше попадают, используя прицелы с малым увеличением – до 4-кратного. Более сильные прицелы могли применять только снайперы высокого класса.

Немецкие оружейники не баловали снайперов разнообразием снайперских винтовок. Основным оружием являлась винтовка Mauser 98.  Принятая на вооружение в 1898 г. она выпускалась до 1945 г. Более 18 тысяч винтовок перед Второй мировой были переделаны под снайперские винтовки. Для установки оптического прицела рукоятка затвора выполнялась отогнутой вниз.

Винтовка Mauser Gew. 98 с оптическим прицелом.

Винтовка Mauser Gew. 98 с оптическим прицелом

На базе винтовки Mauser 98 в 1935 г. был создан карабин под обозначением Mauser 98k. Для использования в качестве снайперского оружия из стандартных карабинов отбирались экземпляры, дающие максимальную кучность. Оптическими  прицелами было оснащено около 200 тысяч карабинов.

Карабин Mauser 98k с оптическим прицелом ZF-41.

Карабин Mauser 98k с оптическим прицелом ZF-41

В 1943 г., под впечатлением советской винтовки  СВТ-40 в Германии был налажен выпуск самозарядной винтовки «Gewehr 43». До конца войны 53,4 тысячи винтовок получили «оптику». Винтовка превосходила устаревшую «Mauser Gew. 98», но существенно уступала  карабину Mauser 98k.

Снайперская винтовка с оптическим прицелом G-43 (W).

Снайперская винтовка с оптическим прицелом G-43 (W)

Следует отметить,  что немецкие снайперы  при отсутствии у них заветного «Gewehr 43», старались заполучить трофейную советскую снайперскую винтовку Мосина, которую переделывали под немецкий патрон. И в таком виде винтовка показывала результат лучше, чем в оригинальном исполнении. А учитывая, что трофейное добро исчислялось даже не тысячами стволов, выбрать было из чего.

Снайпер с винтовкой Mauser Kar98k с прицелом Dialytan RH-36. Восточный фронт. 1943 г.

Снайпер с винтовкой Mauser Kar98k с прицелом Dialytan RH-36.  Восточный фронт. 1943 г.

В отличие от ограниченной номенклатуры снайперских винтовок, немецкая промышленность выпускала добрый десяток телескопических прицелов для них. Первым типом телескопического прицела, официально принятым в 1939 г. на вооружение немецкой армии, был четырехкратник «ZF-39» с градуировкой на расстояние до 1200 м. В 1941 г. был принят на вооружение ещё один прицел – «ZF-41» с полуторакратным увеличением. Винтовка с таким прицелом позиционировалась как винтовка для стрельбы повышенной точности, а не как снайперская. В 1942 г. на вооружение под индексом «ZF-42» были приняты различные коммерческие прицелы с кратностью от 4X до 6X, слабо подходившие для армейской службы. В 1943 году появился дешёвый и надёжный телескопический прицел «ZF-4» или «ZF-43» с кратностью 4X, спроектированный под влиянием советского прицела ПУ. Он предназначался для самозарядной винтовки G43, но наладить выпуск G43 в достаточном количестве не удалось и прицел пришлось приспосабливать к винтовке Kar.98k. Существовали и другие типы прицелов: прицел «Opticotechna», «Dialytan», «Hensoldt & Soehne» и редкий «Carl Zeiss Jena Zielsechs». Однако выявить невероятную десятикратную цейсовскую оптику у немецких снайперов, запечатленную в многочисленных рассказах, как фронтовиков, так и историков – не удалось. Крах еще одной легенды.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

wwii.space

Охотники Второй мировой - Мы родом ...

Все загадочное порождает легенды. Искусство боевого снайпера граничит с мистикой. Эффект его работы ужасен, а способность возникать в самом неожиданном месте и бесследно исчезать после выстрела кажется сверхъестественной.А. Потапов, «Искусство снайпера»
«Снайпер» — английское слово, образованное сокращением словосочетания «snipe shooter», то есть «стрелок по бекасам». Бекас — птица мелкая и летающая по непредсказуемой траектории, так что попасть в нее мог далеко не каждый охотник. Само слово появилось еще в восемнадцатом веке — например, в письмах британских солдат из Индии. Потом, в начале Первой мировой войны, «снайпер» переходит из газетных публикаций в официальный лексикон военных и получает свое нынешнее, узкое и смертоносное, значение.

В те времена ни одна из стран не предусматривала массового использования снайперов в боевых действиях и тем более не организовывала специального обучения — снайперская стрельба оставалась уделом одаренных одиночек. По-настоящему массовым явлением снайперы стали только во время Второй мировой войны. Практически все участвовавшие в ней страны имели в армии солдат, обученных использованию винтовки с оптическим прицелом и маскировке. Даже на общем фоне огромных потерь в ту войну «боевой счет» снайперов выглядит впечатляюще. Ведь количество людей, убитых одним снайпером, может исчисляться сотнями. ©

Это интересно: в среднем на одного убитого солдата противника во Вторую мировую тратилось 18000 — 25000 пуль. Для снайперов этот показатель равен 1,3-1,8 пуль.

«Белая смерть»
Разработанная финнами тактика работы снайперов в зимнее время оказалась настолько удачной, что впоследствии ее применяли и русские, и немцы. И даже сейчас к ней практически нечего добавить.А. Потапов, «Искусство снайпера»
Пожалуй, именно финны стали первопроходцами в успешном применении снайперской тактики во время зимней кампании 1939 года. Прекрасно подготовленные и обученные финские снайпера-«кукушки» преподали советской армии жестокий урок касательно того, что запрещенных приемов на войне нет. Хорошее знание местности, приспособленность к природным условиям, заранее подготовленные укрытия и пути отступления позволяли «кукушкам» успешно выполнять боевые задачи и незаметно отходить на новые позиции, бесследно исчезая в заснеженных лесах.

Мы уже рассказывали вам о самом известном из всех «кукушек» — Симо Хайхе по прозвищу «Белая смерть». Но говоря о снайперах, не упомянуть о нем еще раз сложно. Количество «подтвержденных убийств» в данном случае оценивается в пятьсот или выше. Сделаны они всего за сто дней. По некоторым оценкам, большей результативности не достиг ни один из снайперов Второй мировой.

Симо ХайхаЕсли попытаться представить бойца, уничтожающего по сто солдат противника в день, воображение послушно нарисует мощную фигуру с авиационным шестиствольным пулеметом из голливудских фильмов. Так вот, реальность едва достанет до плеча воображаемой фигуры макушкой: рост «Белой смерти» составлял всего лишь чуть больше полутора метров. И вместо тяжелого и неудобного «минигана» он предпочитал пользоваться финской укороченной версией винтовки Мосина-Нагана, причем отказываясь от оптического прицела. Солнечный блик на линзе оптики мог бы выдать его, как выдавал положение советских снайперов, чем не медлил пользоваться сам Хайха.

Впрочем, стоит заметить, что и сами советские войска представляли весьма заманчивую мишень. Как сказал один из финских солдат: «Мне нравится воевать с русскими, они идут в атаку в полный рост». Тактика массированного наступления, «человеческой волны», обернулась в той войне огромными потерями для Советского Союза.

Шестого марта 1940 года удача все-таки отвернулась от финского снайпера — он получил пулю в голову. По воспоминаниям сослуживцев его лицо было обезображено до неузнаваемости, он впал в кому на несколько дней. Симо Хайха пришел в сознание 11 марта, как раз в день окончания войны, и, несмотря на тяжелое ранение, прожил еще 63 года, скончавшись в 2002-м.

«Белая смерть» по имени Симо ХайхаЕще одно имя, иногда встречающееся в статьях о снайперах Зимней войны, — Суло Колкка. Утверждается, что счет его «подтвержденных убийств» достигает четырех сотен за сто пять дней. Однако его имя не значится в архивах финской армии и не упоминается в прессе того времени, как не существует и его фотографий.

Суло Колкка звали военного журналиста, писавшего об успехах «кукушек». Если сравнить то, что приписывается Колкке-снайперу, с тем, что писал Колкка-журналист о Симо Хайхе, то многое совпадет. Вполне вероятно, что иностранные журналисты, перепечатывавшие финские статьи, смешали имя снайпера и журналиста, породив еще один миф о той войне.

Мосин 91/30

Винтовка, разработанная в 1891 году капитаном русской армии С.И. Мосиным, может считаться символом целой эпохи. С незначительными модификациями она просуществовала на вооружении армии Российской империи, а после и Советской армии до самого конца Второй мировой войны.

Винтовка была приспособлена для стрельбы трехлинейными патронами. Три линии в старой системе мер составляли 7,62 миллиметра. Отсюда и пошло название «трехлинейка».

Изначально существовало три варианта этого оружия: пехотный (основной) с длинным стволом и штыком, драгунский (кавалерийский) с укороченным стволом и казачий, который отличался от кавалерийского отсутствием штыка.

Винтовка Мосина 91/30В двадцатых годах прошлого века на базе винтовки Мосина был сконструирован первый русский образец снайперской винтовки. В те же годы из трех вариантов «трехлинейки» на вооружении решено оставить только один — драгунский.

И наконец, в 1930 году происходит последняя предвоенная модернизация винтовки — изменяется крепление штыка, чтобы снизить его разбалтывание, сильно ухудшавшее точность прежних моделей. Кроме того, прицел винтовки теперь градуируется в метрах, вместо аршинов. Именно модификация тридцатого года, или «винтовка Мосина 91/30» становится основным оружием Советской армии.

Снайперская модификация «трехлинейки» отличалась тем, что на ней были крепления под оптический прицел. Сейчас, с распространением самозарядных магазинных винтовок, эта фраза может показаться банальностью, но на самом деле это было весьма существенное отличие. Винтовка Мосина заряжалась при помощи обоймы из пяти патронов, которая вставлялась вертикально сверху. Если на винтовке был закреплен прицел, заряжение обоймой становилось невозможным — значит, заряжать приходилось по одному патрону.

Несмотря на все свои недостатки, винтовка Мосина была именно тем оружием, которое было необходимо в первые годы войны. Простая и дешевая в изготовлении конструкция позволила быстро наладить массовый выпуск «трехлинеек». Кроме того, по баллистическим данным эта винтовка не отставала, а то и превосходила своего немецкого «противника», снайперскую винтовку «Маузер 98».

СВТ-40

Самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) была принята на вооружение Советской армии в 1938 году. В сороковом году в армию поступила ее облегченная модификация, обозначенная «СВТ-40».

Магазин, в котором вмещалось десять патронов, и автоматическая перезарядка увеличили скорострельность оружия и его общую огневую мощь. Использование патронов от винтовки Мосина допускало снаряжение СВТ при помощи обойм от «трехлинейки», для чего были предусмотрены специальные направляющие в крышке ствольной коробки.

Винтовка СВТ-40В снайперском варианте кронштейн для крепления оптического прицела расположен так, чтобы не мешать заряжать винтовку обоймами. Кроме того, в кронштейне сделано отверстие, позволяющее использовать и открытый прицел винтовки при установленном оптическом.

Отношение к «Светке» — как прозвали СВТ солдаты — было достаточно неоднозначным. Винтовку критиковали за меньшую, по сравнению с винтовкой Мосина, дальность и точность стрельбы. За излишнюю чувствительность к загрязнению и морозам. За низкую надежность, наконец.

Но в руках хорошего бойца — к примеру, Людмилы Павличенко — снайперский вариант СВТ показывал себя с лучшей стороны. Проблема была не столько в самой винтовке, сколько в том, как ее использовали и насколько качественно обслуживали.

«Главный заяц» и другие

Снайперское искусство — это дерзкое умение терпеливых, искусство ждать подходящего момента и мгновенно использовать его. Снайпер выслеживает цель, как охотник на промысле, и организует течение событий так, чтобы заставить эту цель появиться и подставиться под выстрел.А. Потапов, «Искусство снайпера»
Со времени окончания Второй мировой прошло уже почти шестьдесят четыре года. Вроде бы небольшой отрезок времени для истории человечества, но события тех дней уже успели обрасти огромным количеством легенд, пропагандистских лозунгов, противоречивой и откровенно лживой информации. Одна из сторон стремилась использовать успехи на фронте для воодушевления своих солдат, другая же старалась скрыть их, чтобы не подрывать пресловутый «боевой дух». Поэтому сейчас уже сложно утверждать что-то наверняка, если дело касается не общих вопросов, а судеб и поступков конкретных людей.

Особенно тут «отличаются» советские и немецкие источники, информация из которых порой носит взаимоисключающий характер.

Один из ярких примеров — история Василия Григорьевича Зайцева, снайпера 1047-го стрелкового полка 284-й стрелковой дивизии 62-й армии Сталинградского фронта.

Зайцев родился в 1915 году в селе Елининск Агаповского района Челябинской области. С 1937 года служил на Тихоокеанском флоте. Война застала его в должности начальника финансовой части в бухте Преображенье. В сентябре 1942 года, после пяти рапортов о переводе на фронт, Василий наконец-то попал в действующую армию. В период с 10 ноября по 17 декабря 1942 года в боях за Сталинград Зайцев уничтожил 225 солдат и офицеров противника. Специальной подготовки он не получал — как и большинство советских снайперов того времени. Необходимые навыки приобретались уже на месте, в бою.

Это интересно: кроме снайперской деятельности Зайцев занимался и обучением снайперов. По обе стороны фронта его воспитанников называли просто — «зайчата».

Особую известность получил случай, когда для противодействия советским снайперам в Сталинград прилетел чемпион Европы по пулевой стрельбе, руководитель Берлинской школы снайперов майор Кениг. Основной его задачей было уничтожение «главного зайца». Как пишет в своих мемуарах Зайцев, о появлении немецкого «суперснайпера» они могли судить только по результатам его деятельности — убитым солдатам, чаще всего снайперам-«зайчатам». Определить его местоположение никак не удавалось — немец делал несколько выстрелов и бесследно исчезал. В конце концов Зайцев смог примерно определить участок фронта, на котором в данный момент находился вражеский снайпер.Два дня продолжались «игры», когда помощник Зайцева, Николай Куликов, пытался привлечь внимание немца, чтобы тот выстрелом выдал свое местоположение. На третий день вражеский снайпер не выдержал — сбил каску, которую Куликов осторожно приподнимал на палке из окопа, и, видимо, посчитав, что победил советского стрелка, выглянул из-за укрытия. Тут его и нашла пуля «главного зайца».

Это интересно: этот снайперский поединок стал основой сюжета для фильма «Враг у ворот».

Эта версия событий изложена в мемуарах В.Г. Зайцева «За Волгой для нас земли не было». Оттуда же ее перепечатывают и другие русскоязычные источники. Но даже в них можно найти множество нестыковок: майора зовут то Кенигом, то Кенигсом, то пишут о том, что «под видом майора Кенига был законспирированный штандартенфюрер СС Торвальд»... И это при том, что на трупе «суперснайпера» были найдены его документы! Кроме того, Кенига-Торвальда именуют то «начальником школы снайперов вермахта», то школы снайперов — но уже СС. То чемпионом Европы, то олимпийским чемпионом по пулевой стрельбе...

Последнее утверждение проверяется просто: чемпиона ни Европы, ни тем более Олимпийских игр, по имени Эрвин Кениг или Хайнц Торвальд, в реальности не существовало. Как не существовало и Берлинской школы снайперов, начальником которой он мог бы быть.

Василий Зайцев. Сталинград, октябрь 1942 годаЧто остается в результате? А в результате — красивая героическая история о трехдневном противостоянии двух снайперов-мастеров своего дела. Могло ли такое иметь место? Не только могло, но наверняка имело место неоднократно и не в одном Сталинграде. Вот только майора Кенига, скорее всего, не существовало. Если, конечно, немцы не потрудились убрать упоминания о нем из всех возможных документов — списков личного состава, списков награжденных и тому подобного.

А снайпер Василий Зайцев действительно существовал, но главная его заслуга не в количестве убитых немецких солдат и не в победе над мифическим «суперснайпером». Главное, что сделал Зайцев, — обучил тридцать «зайчат», многие из которых потом стали снайперами-инструкторами. В итоге была создана целая снайперская школа! А до второй половины войны специализированное обучение снайперов в СССР не велось. Только в 1942 году начали работать трехмесячные курсы, срок обучения на которых был увеличен до полугода, но и этого было недостаточно. Снайперами преимущественно становились те, кто вырос в семьях, где основным промыслом была охота. Именно охотники, привыкшие читать следы и выслеживать зверя, могли по малейшим изменениям обстановки — примятой траве, сломанным веточкам деревьев — определить местоположение цели.

Одним из таких потомственных охотников был старшина 4-й стрелковой дивизии 12-й армии Михаил Ильич Сурков. По данным советских источников, на его счету более семисот убитых. Если эта цифра верна, то он, без сомнения, самый результативный из советских снайперов.

Некоторые сомнения вызывает то, что старшина Сурков не был удостоен звания Героя Советского Союза, в отличие от других снайперов с гораздо более скромными результатами. Возможно, что цифра «700» появилась в газетах военного времени со слов самого Суркова и в ней могут учитываться и враги, убитые из автомата, и неподтвержденные попадания.

Еще одна история об охотнике, ставшем одним из лучших снайперов советской армии во Второй мировой, связана с именем сержанта 234-го стрелкового полка 179-й стрелковой дивизии 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта Федора Матвеевича Охлопкова.

Будущий Герой Советского Союза родился в селе Крест-Хальджай в Якутии. Образование получил только начальное, работал в колхозе. В возрасте тридцати трех лет ушел на фронт вместе со своим двоюродным братом Василием. Две недели, пока призванные в армию добирались из Якутска до Москвы, братья Охлопковы изучали устройство пулемета и потом, уже на фронте, составили пулеметный расчет.

В одном из боев Василий Охлопков был убит. Федор поклялся отомстить за брата, о чем не преминули доложить в политдонесении командованию. Так имя Охлопкова впервые было упомянуто в военных документах.

Вскоре после этого Федора Охлопкова отправили на курсы снайперов, и в октябре он вернулся на фронт уже в новом качестве, сменив пулемет на винтовку с оптическим прицелом.

Это интересно: говорят, что якутские снайперы всегда старались стрелять врагу в голову, поясняя это тем, что «дичь нужно бить между глаз».

За время службы, до 1944 года, он довел счет убитых врагов до 429. Двенадцать раз был ранен и дважды контужен. При легких ранах предпочитал лечиться народными методами — травами и древесной смолой, — лишь бы не покидать фронт. Однако сквозное ранение груди, которое он получил в боях за Витебск, без госпитализации вылечить было невозможно, и после него Федор Матвеевич покинул боевые части.

Женское лицо войны

На войне время спрессовывалось. Жестокая необходимость обостряла восприимчивость и заставляла человеческий организм работать на грани невозможного. На что в мирное время требовались годы, на войне уходили месяцы и недели.А. Потапов, «Искусство снайпера»
Первого сентября 1939 года был принят закон «О всеобщей воинской обязанности». С этого момента воинская служба в СССР стала почетной обязанностью каждого гражданина, независимо от пола. В статье 13-й говорилось, что народным комиссариатам обороны и ВМФ предоставляется право брать на учет и принимать на службу в армию и флот женщин, а также привлекать их на учебные сборы. Так началось в Советском Союзе то, что так и не удалось понять ни противникам в той войне, ни союзникам. У немца или англичанина просто не укладывалось в голове, что женщина может выйти на передовую, что она может быть пилотом, зенитчицей или снайпером.

И тем не менее — среди советских снайперов было более тысячи женщин. За время войны им было засчитано более 12000 убитых немцев.

Самой результативной из них была Людмила Михайловна Павличенко, снайпер 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. В армии она была с первых же дней войны, начало которой застало ее в Одессе. В боях в Молдавии, обороне Одессы и Севастополя она довела личный счет убитых до 309. Из этих трех сотен немецких солдат и офицеров тридцать шесть — вражеские снайперы.

Людмила Михайловна Павличенко, самая успешная женщина-снайпер в историиВ июне 1942 года Людмила была ранена, и ее отозвали с передовой. После лечения она хотела вернуться, но для нее уже было совсем другое задание: сержант Павличенко отправилась в США. Советскую делегацию принял лично президент Рузвельт.Людмила Павличенко была первой гражданкой СССР, которую принимали в Белом Доме.На фото — она и жена американского посла в Советском Союзе.

Это интересно: на пресс-конференции американские журналисты засыпали Людмилу Михайловну вопросами: пользуется ли она пудрой, румянами и лаком для ногтей? Завивает ли волосы? Почему носит форму, которая так ее полнит? Ответ Павличенко был краток: «А вы знаете, что у нас там война?»

После возвращения Людмила уже не попала на фронт: ее оставили инструктором в школе снайперов «Выстрел».

Когда война закончилась, студентка исторического факультета Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко Людмила Павличенко смогла наконец закончить свою дипломную работу, написать которую в сорок первом ей не дала война.

Наталья Ковшова и Мария Поливанова до войны вместе работали в одном из научно-исследовательских институтов Москвы. Вместе пошли на курсы снайперов, вместе отправились на фронт. Совершенно разные по характеру — скромная Мария и активная в общественных делах Наталья — подруги составили хорошую снайперскую пару. К августу 1942 года их «общий счет» приближался к трем сотням убитых врагов.

Наталья КовшоваЧетырнадцатого августа батальон, коему был придан взвод снайперов, в состав которого входили Наталья и Мария, отражал атаки немецкой пехоты возле деревни Сутоки в Новгородской области. В общей сложности они выдержали пятнадцать атак. Уже начинало не хватать патронов, командир взвода был убит, и его место заняла Наталья, остановившая уже готовых отступить солдат. Они держались до конца, до последнего патрона, пока в живых не остались только двое — Ковшова и Поливанова. Девушки сближались, отстреливаясь, пока не сошлись спина к спине.Мария ПоливановаКогда у них осталось всего две гранаты, девушки решились. Взрыв унес жизни не только двух советских снайперов, но и тех немцев, которые уже надеялись взять их в плен.

Лидия Семеновна Гудованцева, выпускница центральной Подольской школы снайперской подготовки, дошла почти до Берлина. Остановить ее смогло только ранение в дуэли с немецким снайпером, которую она позже опишет так:

«Утром появился немец и направился к деревьям. Но почему без снайперской винтовки, вообще без оружия? Мысли работали: значит, думаю, он оборудовал себе место на дереве, уходит на ночь к своим, а утром возвращается и щелкает наших бойцов. Решила не спешить, понаблюдать. Он действительно влез на дерево, но странно, ни единого выстрела. А вечером, уже в сумерки, слез и пошел восвояси. Какая-то загадка.

Три дня я вела усиленное наблюдение. Все повторялось как по расписанию. На четвертый день, уставшая, да и нервишки, чувствую, не те, решаю: «Сегодня я его сниму». Как только фриц появился, я взяла его на мушку и собралась произвести выстрел. Раздался глухой щелчок, и я почувствовала во рту привкус крови, а на приклад винтовки стала капать кровь. Прижала подбородок к вороту шинели, чтобы хоть как-то задержать кровотечение. А в голове тревожная мысль: «Неужели конец?!» Но отогнала ее, мобилизовала свою волю: «Я должна отомстить ему, а потом можно и умирать». Замерла у прицела. Порой мне казалось, что вот-вот потеряю сознание. Откуда брались силы — не знаю.

Наступила вторая половина дня. Еще немного, и сумерки. Меня начала одолевать тревога. Вдруг левее дерева, куда влезал три дня подряд тот фашист, с одного из деревьев спрыгнул немец, а в руках у него снайперская винтовка. Вот, оказывается, где он был! Прижался к дереву и смотрит в мою сторону. Тут я и нажала спусковой крючок. Вижу, по стволу дерева оседает гитлеровец.

Так кончился победой мой смертельный поединок. Лежала до темноты, временами в каком-то забытьи. Ко мне подполз разведчик и помог добраться к своим».

Еще одна история, рассказанная Лидией Семеновой в 1998 году, стала основой для одного из вопросов на играх «Брэйн-ринга» в Киеве. Вопрос звучал так: «Во время наблюдения за обороной противника снайперы Лидия Гудованцева и Александра Кузьмина заметили сооружение, верхнюю часть которого составляли связанные сверху елки. На следующее утро, заметив направлявшегося туда немца, Кузьмина подбежала к этому сооружению и ворвалась туда со словами: «Хенде хох!» Бывший там немецкий офицер не сопротивлялся и был благополучно доставлен в расположение наших войск. Внимание, вопрос: что это было за сооружение?»

Ответ прост: это был туалет. А воспользоваться своим пистолетом немецкий офицер не смог по вполне понятной причине...

Scharfschutzen

Снайпер — это длинный нож в сердце противника; слишком длинный и слишком жестокий, чтобы с ним не считаться.А. Потапов, «Искусство снайпера»
Если подумать, то вполне понятно, почему информации о немецких снайперах Второй мировой войны на порядок, а то и на два меньше, чем о советских. Все-таки «нацистский снайпер» — ярлык, который немногим из переживших войну хотелось бы носить после поражения в ней.

И тем не менее, даже учитывая этот момент, ситуация остается достаточно странной. Историки обеих сторон утверждают, что снайперское движение в их армиях возникло после того, как они столкнулись с массовыми атаками снайперов противника.

Немецкая версия выглядит так: в своих планах командование немецкой армии делало ставку прежде всего на танковые удары и быстрое продвижение в глубь территории противника. При таком раскладе снайперу просто не оставалось места в армии — его уже считали «пережитком окопных боев Первой мировой». И только зимой сорок первого года, после того, как стало понятно, что «молниеносная война» не удалась и немецкие части все чаще были вынуждены переходить от атак к обороне, а на позициях советских войск стали появляться снайперы, командование «вспомнило» о необходимости тренировки и своих «сверхметких стрелков».

Немецкий снайпер. Обратите внимание на расположение прицела.Вопрос к этой версии только один: откуда же тогда взялись те немецкие снайперы, с которыми пришлось столкнуться Василию Зайцеву, Людмиле Павличенко и другим советским бойцам в начале войны?Еще один немецкий стрелок, но уже с нормально расположенной оптикойНа самом деле можно с достаточной уверенностью утверждать, что немецкие снайперы были на восточном фронте с самого начала. Да, их применение было не таким массовым, как у финнов в Зимней войне или позже в советских войсках. Тем не менее даже вооруженный винтовкой Маузера с полуторакратным прицелом снайпер способен выполнять боевые задачи по подавлению (особенно психологическому) войск противника. Но в истории по каким-то не всегда понятным причинам не сохранилось ни их имен, ни тем более количества «подтвержденных убийств», совершенных ими.

О ком мы знаем достоверно, так это о трех снайперах, награжденным рыцарскими крестами, причем все трое получили эту награду уже в 1945 году.

Первым был Фридрих Пейн, награжденный в феврале того года, после того, как он довел свой боевой счет до двух сотен. Война для него закончилась тремя ранениями и пленом.

Вторым получил рыцарский крест Матиас Хетценауер, возможно, самый результативный немецкий снайпер Второй мировой, если не считать полумифического майора Кенига. Количество «подтвержденных убийств» на его счету — 345. Награжденный в апреле сорок пятого года за «неоднократное выполнение своих задач под артиллерийским огнем или во время атак противника» в мае Матиас был взят в плен и в течение пяти лет был заключенным в СССР.

Лучший снайпер Германии Матиас ХетценауэрИ наконец, третий из снайперов, получивших рыцарский крест, — Йозеф Оллерберг. Документов о его представлении к награде не сохранилось, но в то время это было не так уж необычно. Из всех бывших снайперов вермахта Оллерберг, пожалуй, самый разговорчивый. По его словам, на войне он поначалу был пулеметчиком, но после ранения, в госпитале, от скуки решил поэкспериментировать с трофейной советской винтовкой. Эксперименты оказались настолько удачными, что Йозефа после того, как он застрелил двадцать семь человек, отправили в школу снайперов. Так пулеметчик стал снайпером.Йозеф «Сепп» Оллерберг. Фото с автографом на память.Гораздо больших успехов немецкие снайперы добились на втором европейском фронте в Нормандии. Британские и американские военные мало что могли противопоставить хорошо подготовленным стрелкам вермахта. Немецкие scharfschutzen хорошо знали местность, маскировали свои позиции и устраивали настоящий «снайперский террор».

Излюбленным укрытием для немцев стали живые изгороди. Снайперы окапывались возле них, минировали подходы, устраивали ловушки в кустарниках. Лучшим методом борьбы с ними оставались минометные и артиллерийские удары по предполагаемой позиции.

Это интересно: на вопрос: «Как вы отличаете офицеров, если они носят обычную полевую форму без знаков различия и вооружены винтовками, как обычные солдаты?» — пленный немецкий снайпер ответил: «Мы стреляем в людей с усами». Действительно, в британской армии традиционно усы носили только офицеры и старшие сержанты.

Обычная тактика снайпера — сделать выстрел, редко два и сменить позицию, чтобы уйти от ответного огня противника. Но в Нормандии англичане и американцы столкнулись и с совсем другим явлением — немецкие снайпера вели непрерывный огонь, даже не пытаясь двинуться с места. Естественно, в конце концов их уничтожали, но перед этим такой «самоубийца» успевал нанести серьезный урон.

Маузер Kar. 98k

В 1898 году германская армия приняла на вооружение новую винтовку, разработанную оружейной компанией братьев Маузер. Этому оружию предстояло претерпеть еще не одну модификацию и дожить в действующей армии до самого конца Второй мировой войны.

Маузер Kar. 98kСамым массовым из ее вариантов стал Karabiner 98 kurz — выпущенный в 1935 году короткий карабин, принятый затем на вооружение вермахта. Именно он стал самым распространенным оружием немецкой армии, вопреки мнению об обеспеченности ее автоматическим оружием.

Магазин К98 вмещал в себя пять патронов калибра 7,92 Mauser и заряжался при помощи обоймы, вставлявшейся вертикально сверху. Начиная с модификации К98а ручка затвора была загнута вниз, чтобы обеспечить большее удобство при перезарядке карабина.

Выпускавшиеся снайперские модификации К98 первоначально комплектовались полуторакратным оптическим прицелом — предполагалось, что небольшого увеличения должно хватить для выполнения боевых задач. Кроме того, конструкция была рассчитана на то, что снайпер будет наблюдать одновременно и за целью, и за окружающей обстановкой. Для этого прицел располагался на достаточно большом расстоянии от глаза стрелка. Опыт использования таких винтовок показал ошибочность этого решения, поэтому более поздние варианты уже снабжались четырех– или шестикратной оптикой.

Gewehr 43

Самозарядные винтовки появились в немецкой армии только в 1941 году. Это были разработки фирм Маузера и Carl Walther Waffenfabrik, обозначавшиеся «G41». Обе они оказались не слишком удачными — ненадежные, слишком тяжелые, слишком чувствительные к загрязнению.

Винтовка Gewehr 43Винтовка Вальтера позже была модифицирована. Газоотводную систему G41 сменили, позаимствовав решение у «СВТ-40». Винтовка обзавелась отъемным магазином емкостью в десять патронов. Внесенные изменения посчитали настолько значительными, что было изменено название оружия — теперь оно называлось «винтовка 43-го года», Gewehr 43. В сорок четвертом году ее переименовали еще раз — она стала карабином «К43». Конструкцию, впрочем, это переименование не затронуло.

Производство этой винтовки — в том числе и модификаций с оптическим прицелом — продолжалось до конца войны. Зачастую G43 имели самую простую отделку, а их наружная поверхность была грубо обработана.

После окончания войны небольшое количество карабинов использовалось армией Чехословакии в качестве снайперского оружия.

Снайперы второго фронта

Снайпер — это не просто стрелок со снайперской винтовкой. Это сверхметкий стрелок на дальние дистанции.А. Потапов, «Искусство снайпера»
Так получилось, что у американцев не было такой Зимней войны, как у СССР, и им не приходилось сталкиваться с таким ожесточенным сопротивлением умелых снайперов, как советским войскам в Финляндии. И, хотя их командование в целом понимало задачи, которые должен выполнять «сверхметкий стрелок», но специальной подготовке уделялось слишком мало внимания. Основным и достаточным качеством снайпера считалось умение хорошо стрелять. Опыт столкновения с японскими снайперами на Тихоокеанском фронте мало что изменил: японцы преимущественно выбирали позиции в кронах деревьев, откуда их было легко выбить.

Только после высадки в Нормандии американские войска в полной мере смогли почувствовать, что такое настоящий «снайперский террор». Им пришлось в сжатые сроки овладевать тактикой противодействия точному огню немцев. Учиться, как когда-то советской армии в Финляндии, не передвигаться даже во вроде бы безопасных местах в полный рост, уделять больше внимания наблюдению за возможными укрытиями вражеских снайперов, организовывать собственные снайперские отряды.

Английский снайпер на позицииИ тут, как и на восточном фронте, в первые ряды выдвинулись охотники и следопыты — у американцев ими были индейцы. Снайпер сержант Джон Фулчер, индеец из племени сиу, писал, что «половина ребят в снайперском отделении были индейцами, включая двоих сиу из горного района Блэк-Хиллс. Мне доводилось слышать, как другие называли нас дикарями. И когда они говорили — «опять за скальпами пошли», то говорили это с восхищением, и мы воспринимали эти слова именно так».

Это интересно: Фулчер со своими индейцами и в самом деле время от времени скальпировали убитых немцев, оставляя их на видном месте как предупреждение другим. Какое-то время спустя они узнали, что немцы решили убивать на месте плененных снайперов или индейцев.

Но тем не менее в американских войсках снайперов в основном использовали для прикрытия своих позиций, когда снайперские отряды не отдалялись от основных сил, обеспечивая огневое превосходство. Главной задачей было подавить пулеметные и минометные расчеты противника, а также его снайперов. Уничтожение солдат и даже офицеров вражеской армии было второстепенным заданием.

Лучше обстояло дело с подготовкой снайперов в британской армии. Английских снайперов учили правильно выбирать и маскировать огневую позицию. Для маскировки использовался как подручный материал — ветки, кирпичи, — так и специально изготовленные передвижные снайперские посты, для создания которых специально привлекались инженеры и художники.

Но когда английские стрелки смогли наконец проверить свои навыки, война уже приближалась к завершению. Поэтому в списках лучших снайперов Второй мировой войны англичан нет...

Геннадий Вальковапрель 2009

yarodom.livejournal.com