Противотанковое ружьё. Противотанковая винтовка


Противотанковое ружьё — WiKi

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Невысокая эффективность этого вида оружия отчасти компенсируется относительной простотой изготовления ПТР, подвижностью расчёта и удобством маскировки огневой позиции.

Наиболее массово ПТР применялись во Второй мировой войне. Этот вид оружия применяли вооружённые силы Великобритании, Польши, Финляндии, Франции, Германии, Японии и СССР. Некоторые исследователи характеризуют применение ПТР в это время скорее как вынужденную замену недостающей противотанковой артиллерии, чем как эффективное и удобное оружие. Существует распространенное мнение, что спешная разработка в 1941 году противотанковых ружей в СССР связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой Отечественной войны.

В 1939 году на вооружение Красной Армии было принято противотанковое ружье Рукавишникова, однако производство его так и не было развёрнуто. Нарком вооружения СССР Б. Л. Ванников вспоминал[1] в своих мемуарах:

  ПТР не получило до начала Второй мировой войны должного признания не только у нас, но и в других странах, хотя необходимость в таком специальном стрелковом оружии возникла еще в Первую мировую войну с момента появления танков.

Первым специальным средством против танков стали созданные в конце Первой мировой войны ружья и пулеметы крупного калибра, представлявшие собой всего лишь укрупненные образцы имевшегося вооружения. Так, германское противотанковое ружье образца 1918 года представляло собою увеличенную копию винтовки Маузера образца 1898 года... Вообще же при создании противотанкового оружия стремились прежде всего получить соответствующий пулемет; считалось, что его можно будет использовать для борьбы и с танками, и с самолетами. А так как для стрельбы по самолетам важное значение имеет и высокий её темп, обеспечиваемый только автоматическим оружием, то на первых этапах противотанковые и зенитные средства и совместили в крупнокалиберных пулеметах, как правило, переделываемых из конструкций среднего калибра. После окончания Первой мировой войны работы по конструированию противотанкового стрелкового оружия во всех крупных западных государствах продолжались в тех же направлениях, что, по существу, ограничивало возможности получить хорошие тактико-технические показатели противотанковых средств. Увеличение калибра пулеметов, веса пули и её начальной скорости при сохранении необходимых для зенитной стрельбы качеств (в частности темпа стрельбы) потребовало настолько увеличить тяжесть и габариты конструкций, что сделало их непригодными в качестве пехотного противотанкового средства. Оружейники пришли к заключению, что по мере увеличения брони танков пробивная способность крупнокалиберных пулеметов уже не может считаться достаточной и эти пулеметы мало-помалу теряют своё прежнее значение как противотанковое средство. Тогда усмотрели дальнейшее развитие противотанковых средств в переходе от стрелкового оружия к малокалиберной артиллерии. Получалось, что пуля в состязании с броней уступила.

 

Реальная ситуация противостояния танкам расчетов ПТР заметно отличается от общепринятой в массовом сознании, навеянной художественными фильмами, литературой и другими источниками. В большинстве случаев успех расчета ПТР не означал однозначного вывода танка из строя, успехом считали прекращение выполнения вражеской машиной своей боевой задачи в конкретный момент боя, который мог быть вызван гибелью члена экипажа пораженного выстрелом ПТР. Как правило, это был механик-водитель, реже — командир или наводчик. В некоторых случаях предпринимались попытки сделать работу экипажа внутри защищаемого корпусом объёма невозможным (хлорацетофенон)[источник не указан 896 дней], но положительных результатов отмечено не было.

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что около 30 % немецких танков составляют танки Pz.I, Pz.II, Pz-35(t) и Pz.38(t), у которых толщина лобовой брони не превышала 35 мм. Более мощные Pz.III, Pz.IV, у которых лобовая броня в 1941 году была толщиной 50-60 мм, всё же могли быть поражены в борт, поскольку толщина бортовой брони у них так же не превышала 30 мм. В условиях массированного наступления немецких бронетанковых и механизированных частей возникла острая необходимость в возобновлении выпуска ПТР и поставок их в обороняющиеся войска.

8 июля 1941 года Главному Военному Совету вторично было представлено противотанковое ружье Рукавишникова, но препятствиями для выпуска этого ПТР в условиях войны послужили сложность конструкции и дороговизна производства. Тогда И. В. Сталин срочно привлек к разработке нового ПТР В. А. Дегтярева и его ученика С. Г. Симонова, которым было предложено в течение месяца разработать конструкцию новых противотанковых ружей. Через 22 дня в наркомат вооружения были предоставлены два варианта ружей — противотанковое ружьё Дегтярева и противотанковое ружьё Симонова. После испытательных стрельб и обсуждения нового оружия И. В. Сталин принял решение о принятии на вооружение обоих образцов — ПТРД и ПТРС.

Уже в сентябре 1941 первые образцы новых ружей были поставлены в войска для испытаний и получили положительную оценку военных. В конце октября — начале ноября ружья начали поступать на вооружение Красной Армии в достаточно заметных количествах.

16 ноября 1941 г. в районе деревни Ширяево под Москвой принял неравный бой с немецкими танками 1075-й стрелковый полк. Из противотанковых средств, не считая гранат и бутылок с зажигательной смесью, на вооружении пехотинцев имелось всего 11 противотанковых ружей. В первом же бою только огнём своих ПТР бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин врага (по архивным данным МО СССР, 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 танков и около 800 человек личного состава противника; потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными)[2].

Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было очень тяжело психологически. При этом заброневое действие их пуль в общем случае было ничтожным. В танк мало было попасть, мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В общем случае немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулеметов выдававших себя облаками пыли или снега от дульных тормозов ПТР бронебойщиков. Вполне типичным был случай, когда из бронебойной роты после первой же атаки немецкой танковой роты (10 танков) в живых не осталось ни одного человека, причём три немецких танка отступили невредимыми.[3]

Эффективный огонь по бронетранспортерам и легким танкам можно было вести с расстояния 150—200 метров. В ходе войны ПТР использовались для борьбы с бронетехникой с толщиной брони до 45 мм и небронированной техники на дистанциях до 500 м; для стрельбы по амбразурам ДОТов, пулеметным точкам, низколетящим самолетам.

  • так, в боях на Курской Дуге бронебойщик Денисов сбил из ПТР два вражеских бомбардировщика.
  • известны случаи обстрела из ПТР советскими партизанами железнодорожных эшелонов противника.

В своем письме от 18 февраля 1942 года Альберту Шпееру начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал: «Состоящие на вооружении русских противотанковые ружья значительно превосходят по эффективности наши PzB-39 калибра 7,92 мм. Необходимо в срочном порядке разработать собственное оружие аналогичного калибра». Но, до принятия в январе 1943 года Фаустпатрона ничего более эффективного в данной нише, немцами так и не было создано. Трофейные советские ПТРС состояли на вооружении вермахта под индексом PzB.784(r).

Когда Красная армия достигла превосходства в танках и противотанковой артиллерии, а также с увеличением толщины брони новейших немецких танков, противотанковые ружья постепенно потеряли свою актуальность. Однако выпуск ПТР был полностью прекращен только в январе 1945 года.[4]

Практика боевого применения ПТР ещё раз доказала, что использование любого вида оружия оправданно на определенном уровне развития техники противника, для борьбы с которой оно предназначено.

ПТРД и ПТРС, хотя и с запозданием, но всё же заняли свою нишу в противотанковой борьбе на начальном этапе войны, при этом они обладали и другим, не менее положительным качеством: присутствие противотанковых ружей оказывало огромную психологическую поддержку обороняющейся пехоте, позволяло справиться с таким негативным фактором как «танкобоязнь».

Основное требование тактического применения противотанкового ружья — маневренность во всех случаях боя. Легкость ружья, удобство переноски, несложное оборудование огневых позиций, возможность в качестве укрытия использовать естественные преграды — всё это вместе делает расчёт противотанкового ружья неуязвимым.

— ГАБТУ КА «Уничтожай фашистские танки из противотанкового ружья»,Воениздат НКО СССР, 1942

Следует отметить, что наиболее уязвимыми для огня ПТР были танки, имевшие легкое бронирование. В частности, советские танки Т-26, БТ, Т-40; немецкие PzI, PzII, Pz-35(t) и Pz.38(t). В немецких PzIII и PzIV, уязвимыми для противотанковых ружей оставались в основном борта и корма.

В последующий после Второй мировой войны период ПТР довольно широко применялись в локальных войнах — в Корее в 1950—1953, во Вьетнаме и ряде африканских войн.[5]

ru-wiki.org

Противотанковое ружьё — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Противотанковое ружьё (ПТР) — огнестрельное ручное оружие, характеризующееся большой дульной энергией пули и предназначенное для поражения бронетехники противника. Как правило, имеет калибр больше, чем у обычного стрелкового оружия (у ПТРД и ПТРС — 14,5 мм) и более длинный ствол. Бронепробиваемость противотанковых ружей (до 30 мм брони) позволяла им бороться с легкобронированными целями. Некоторые виды оружия, классифицировавшиеся как ПТР, имели относительно большой вес и фактически конструктивно представляли собой малокалиберные противотанковые пушки (в частности немецкое ПТР 2,8/2 cm s.Pz.B.41 периода Второй мировой войны).

Применение и оценка

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Невысокая эффективность этого вида оружия отчасти компенсируется относительной простотой изготовления ПТР, подвижностью расчёта и удобством маскировки огневой позиции.

Наиболее массово ПТР применялись во Второй мировой войне. Этот вид оружия применяли вооружённые силы Великобритании, Польши, Финляндии, Франции, Германии, Японии и СССР. Некоторые исследователи характеризуют применение ПТР в это время скорее как вынужденную замену недостающей противотанковой артиллерии, чем как эффективное и удобное оружие. Существует распространенное мнение, что спешная разработка в 1941 году противотанковых ружей в СССР связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой Отечественной войны. Однако, эта точка зрения разделяется далеко не всеми. Идеология противостояния танкам расчетов ПТР заметно отличается от общепринятой, навеянной литературой и другими источниками. В большинстве случаев успех расчета ПТР не означал однозначного вывода танка из строя. В большинстве случаев успехом считали прекращение выполнения вражеской машиной своей боевой задачи, вызванной гибелью члена экипажа, пораженного выстрелом ПТР. Как правило, это был механик-водитель, реже — командир (наводчик) если эти функции совмещались. В некоторых случаях предпринимались попытки сделать работу экипажа внутри защищаемого корпусом объема невозможным (хлорацетофенон)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 986 дней], но положительных результатов отмечено не было.

В 1939 году на вооружение Красной Армии было принято противотанковое ружье Рукавишникова, однако производство его так и не было развёрнуто. Нарком вооружения СССР Б. Л. Ванников вспоминал[1] в своих мемуарах:

ПТР не получило до начала Второй мировой войны должного признания не только у нас, но и в других странах, хотя необходимость в таком специальном стрелковом оружии возникла еще в Первую мировую войну с момента появления танков.

Первым специальным средством против танков стали созданные в конце Первой мировой войны ружья и пулеметы крупного калибра, представлявшие собой всего лишь укрупненные образцы имевшегося вооружения. Так, германское противотанковое ружье образца 1918 года представляло собою увеличенную копию винтовки Маузера образца 1898 года... Вообще же при создании противотанкового оружия стремились прежде всего получить соответствующий пулемет; считалось, что его можно будет использовать для борьбы и с танками, и с самолетами. А так как для стрельбы по самолетам важное значение имеет и высокий её темп, обеспечиваемый только автоматическим оружием, то на первых этапах противотанковые и зенитные средства и совместили в крупнокалиберных пулеметах, как правило, переделываемых из конструкций среднего калибра. После окончания Первой мировой войны работы по конструированию противотанкового стрелкового оружия во всех крупных западных государствах продолжались в тех же направлениях, что, по существу, ограничивало возможности получить хорошие тактико-технические показатели противотанковых средств. Увеличение калибра пулеметов, веса пули и её начальной скорости при сохранении необходимых для зенитной стрельбы качеств (в частности темпа стрельбы) потребовало настолько увеличить тяжесть и габариты конструкций, что сделало их непригодными в качестве пехотного противотанкового средства. Оружейники пришли к заключению, что по мере увеличения брони танков пробивная способность крупнокалиберных пулеметов уже не может считаться достаточной и эти пулеметы мало-помалу теряют своё прежнее значение как противотанковое средство. Тогда усмотрели дальнейшее развитие противотанковых средств в переходе от стрелкового оружия к малокалиберной артиллерии. Получалось, что пуля в состязании с броней уступила.

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что около 30% немецких танков составляют танки Pz.I, Pz.II, Pz-35(t) и Pz.38(t), у которых толщина лобовой брони не превышала 35 мм. Более мощные Pz.III, Pz.IV, у которых лобовая броня в 1941 году была толщиной 50-60 мм, всё же могли быть поражены в борт, поскольку толщина бортовой брони у них так же не превышала 30 мм. В условиях массированного наступления немецких бронетанковых и механизированных частей возникла острая необходимость в возобновлении выпуска ПТР и поставок их в обороняющиеся войска.

8 июля 1941 года Главному Военному Совету вторично было представлено противотанковое ружье Рукавишникова, но препятствиями для выпуска этого ПТР в условиях войны послужили сложность конструкции и дороговизна производства. Тогда И.В. Сталин срочно привлек к разработке нового ПТР В.А. Дегтярева и его ученика С.Г. Симонова, которым было предложено в течение месяца разработать конструкцию новых противотанковых ружей.

Через 22 дня в наркомат вооружения были предоставлены два варианта ружей — противотанковое ружьё Дегтярева и противотанковое ружьё Симонова. После испытательных стрельб и обсуждения нового оружия И.В. Сталин принял решение о принятии на вооружение обоих образцов — ПТРД и ПТРС.

Уже в сентябре 1941 года первые образцы новых ружей были поставлены в войска для испытаний и получили положительную оценку военных. В конце октября — начале ноября ружья начали поступать на вооружение Красной Армии в достаточно заметных количествах.

16 ноября 1941 г. в районе деревни Ширяево под Москвой принял неравный бой с немецкими танками 1075-й стрелковый полк. Из противотанковых средств, не считая гранат и бутылок с зажигательной смесью, на вооружении пехотинцев имелось всего 11 противотанковых ружей. В первом же бою только огнём своих ПТР бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин врага (по архивным данным МО СССР, 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 танков и около 800 человек личного состава противника; потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными)[2]. Как позже оказалось, отдельные танки насчитывали 15-18 пробоин, что характеризует хорошую поражающую способность ружья, но крайне слабое заброневое действие 14,5 мм пуль. Характеристики прицельных приспособлений позволяли бойцам с минимальными стрелковыми навыками чувствовать себя на поле боя снайперами.

Эффективный огонь по бронетранспортерам и легким танкам можно было вести с расстояния 150—200 метров. В ходе войны ПТР использовались для борьбы с бронетехникой с толщиной брони до 45 мм и небронированной техники на дистанциях до 500 м; для стрельбы по амбразурам ДОТов, пулеметным точкам, низколетящим самолетам.

  • так, в боях на Курской Дуге бронебойщик Денисов сбил из ПТР два вражеских бомбардировщика.
  • известны случаи обстрела из ПТР советскими партизанами железнодорожных эшелонов противника.

В своем письме от 18 февраля 1942 г. Альберту Шпееру начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал: «Состоящие на вооружении русских противотанковые ружья значительно превосходят по эффективности наши PzB-39 калибра 7,92 мм. Необходимо в срочном порядке разработать собственное оружие аналогичного калибра». До принятия в январе 1943 года Фаустпатрона ничего более эффективного, в данной нише, немцами так и не было создано. Трофейные ПТРС состояли на вооружении вермахта под индексом PzB.784(r).

Когда Красная Армия достигла превосходства в танках и противотанковой артиллерии, а также с увеличением толщины брони новейших немецких танков, противотанковые ружья постепенно потеряли свою актуальность. Выпуск ПТР был полностью прекращен в январе 1945 года[3].

Практика боевого применения ПТР ещё раз доказала, что использование любого вида оружия оправданно на определенном уровне развития техники противника, для борьбы с которой оно предназначено.

ПТРД и ПТРС, хотя и с запозданием, но все таки с успехом заняли свою нишу в противотанковой борьбе на начальном этапе войны, при этом они обладали и другим, не менее положительным качеством. Присутствие противотанковых ружей оказывало огромную психологическую поддержку обороняющейся пехоте, позволяло справиться с таким негативным фактором как «танкобоязнь».

Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было очень тяжело психологически. При этом заброневое действие их пуль в общем случае было ничтожным. В танк мало было попасть, мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В общем случае немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулеметов выдававших себя облаками пыли или снега от дульных тормозов ПТР бронебойщиков. Вполне типичным был случай, когда из бронебойной роты после первой же атаки немецкой танковой роты (10 танков) в живых не осталось ни одного человека, причём три немецких танка отступили невредимыми.[4]

Следует отметить, что наиболее уязвимыми для огня ПТР были танки, имевшие легкое бронирование. В частности, советские танки Т-26, БТ, Т-40; немецкие PzI, PzII, Pz-35(t) и Pz.38(t). В немецких PzIII и PzIV уязвимыми для противотанковых ружей оставались в основном борта и корма.

Основное требование тактического применения противотанкового ружья — маневренность во всех случаях боя.Легкость ружья, удобство переноски, несложное оборудование огневых позиций, возможность в качестве укрытия использовать естественные преграды — все это вместе делает расчёт противотанкового ружья неуязвимым.

— ГАБТУ КА «Уничтожай фашистские танки из противотанкового ружья»,Воениздат НКО СССР, 1942

В последующий после второй мировой войны период ПТР довольно широко применялись в локальных войнах - в Корее в 1950-1953, во Вьетнаме и ряде африканских войн.[5]

Крупнокалиберные снайперские винтовки

В начале 1980-х годов в ряде стран началась разработка крупнокалиберных снайперских винтовок, некоторые образцы поступили на вооружение[6]. В сравнении со стрелковым оружием, крупнокалиберные винтовки, характеризуются большей прицельной, убойной и эффективной дальностью стрельбы.

Крупнокалиберные снайперские винтовки применяются для выведения из строя легкобронированной и небронированной техники (автомашин, находящихся на земле и низколетящих самолётов и вертолётов и др.), средств разведки, управления и связи (антенн РЛС, спутниковой связи и др.), защищенных огневых точек (стрельба по амбразурам и приборам наблюдения ДОТов и др.), уничтожения неразорвавшихся мин и авиабомб. Также, крупнокалиберные снайперские винтовки применяются для борьбы со снайперами противника[6].

См. также

Напишите отзыв о статье "Противотанковое ружьё"

Литература и источники

Примечания

  1. ↑ Сергей Монетчиков. [bratishka.ru/archiv/2008/9/2008_9_13.php Управа на броню] // журнал «Братишка», сентябрь 2008
  2. ↑ В. Кардин. [magazines.russ.ru/voplit/2000/6/kardin.html Легенды и факты] // "Вопросы литературы", №6, 2000
  3. ↑ Советская военная энциклопедия. / ред. Н.В. Огарков. том 6. М., Воениздат, 1978. стр.605-606
  4. ↑ [militera.lib.ru/research/isaev_av2/09.html Исаев А. В. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой]
  5. ↑ [army.armor.kiev.ua/hist/ptr-2.shtml История ПТР. Ч.2. ptr-2.shtml]
  6. ↑ 1 2 Дон Миллер. Снайпер. Минск, "Харвест", 2000. стр.232-236

Ссылки

  • [liveguns.ru/snipers/ptr ФОТО ПТР]
  • [www.almanacwhf.ru/?no=5&art=11 История противотанкового ружья]
  • [www.rt66.com/~korteng/SmallArms/antitank.htm Russian 14.5 mm antitank rifle PTRD-1941]
  • [www.antitank.co.uk/russian1.htm The PTRD 1941]
  • [www.antitank.co.uk Anti-Tank Rifle History and Collecting]
  • [www.rememuseum.org.uk/arms/heavy/armhhat.htm Hand Held Anti Tank Weapons]
  • [www.jaegerplatoon.net/AT_RIFLES1.htm L-39]
  • История противотанкового ружья. От противотанкового ружья до крупнокалиберной снайперской винтовки. [armyrus.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=665&Itemid=2079 Часть 1.] [armyrus.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=666&Itemid=2080 Часть 2.] [armyrus.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=667&Itemid=2081 Часть 3.]
  • [www.waronline.org/write/antitank_rifles/part_3.html ПТР Второй мировой]
  • [nvo.ng.ru/armament/2016-09-23/1_manevr.html Маневренная война, кинетическое оружие и Сталин]

Отрывок, характеризующий Противотанковое ружьё

Он не только не сделал ничего этого, но, напротив, употребил свою власть на то, чтобы из всех представлявшихся ему путей деятельности выбрать то, что было глупее и пагубнее всего. Из всего, что мог сделать Наполеон: зимовать в Москве, идти на Петербург, идти на Нижний Новгород, идти назад, севернее или южнее, тем путем, которым пошел потом Кутузов, – ну что бы ни придумать, глупее и пагубнее того, что сделал Наполеон, то есть оставаться до октября в Москве, предоставляя войскам грабить город, потом, колеблясь, оставить или не оставить гарнизон, выйти из Москвы, подойти к Кутузову, не начать сражения, пойти вправо, дойти до Малого Ярославца, опять не испытав случайности пробиться, пойти не по той дороге, по которой пошел Кутузов, а пойти назад на Можайск и по разоренной Смоленской дороге, – глупее этого, пагубнее для войска ничего нельзя было придумать, как то и показали последствия. Пускай самые искусные стратегики придумают, представив себе, что цель Наполеона состояла в том, чтобы погубить свою армию, придумают другой ряд действий, который бы с такой же несомненностью и независимостью от всего того, что бы ни предприняли русские войска, погубил бы так совершенно всю французскую армию, как то, что сделал Наполеон. Гениальный Наполеон сделал это. Но сказать, что Наполеон погубил свою армию потому, что он хотел этого, или потому, что он был очень глуп, было бы точно так же несправедливо, как сказать, что Наполеон довел свои войска до Москвы потому, что он хотел этого, и потому, что он был очень умен и гениален. В том и другом случае личная деятельность его, не имевшая больше силы, чем личная деятельность каждого солдата, только совпадала с теми законами, по которым совершалось явление. Совершенно ложно (только потому, что последствия не оправдали деятельности Наполеона) представляют нам историки силы Наполеона ослабевшими в Москве. Он, точно так же, как и прежде, как и после, в 13 м году, употреблял все свое уменье и силы на то, чтобы сделать наилучшее для себя и своей армии. Деятельность Наполеона за это время не менее изумительна, чем в Египте, в Италии, в Австрии и в Пруссии. Мы не знаем верно о том, в какой степени была действительна гениальность Наполеона в Египте, где сорок веков смотрели на его величие, потому что эти все великие подвиги описаны нам только французами. Мы не можем верно судить о его гениальности в Австрии и Пруссии, так как сведения о его деятельности там должны черпать из французских и немецких источников; а непостижимая сдача в плен корпусов без сражений и крепостей без осады должна склонять немцев к признанию гениальности как к единственному объяснению той войны, которая велась в Германии. Но нам признавать его гениальность, чтобы скрыть свой стыд, слава богу, нет причины. Мы заплатили за то, чтоб иметь право просто и прямо смотреть на дело, и мы не уступим этого права. Деятельность его в Москве так же изумительна и гениальна, как и везде. Приказания за приказаниями и планы за планами исходят из него со времени его вступления в Москву и до выхода из нее. Отсутствие жителей и депутации и самый пожар Москвы не смущают его. Он не упускает из виду ни блага своей армии, ни действий неприятеля, ни блага народов России, ни управления долами Парижа, ни дипломатических соображений о предстоящих условиях мира.

В военном отношении, тотчас по вступлении в Москву, Наполеон строго приказывает генералу Себастиани следить за движениями русской армии, рассылает корпуса по разным дорогам и Мюрату приказывает найти Кутузова. Потом он старательно распоряжается об укреплении Кремля; потом делает гениальный план будущей кампании по всей карте России. В отношении дипломатическом, Наполеон призывает к себе ограбленного и оборванного капитана Яковлева, не знающего, как выбраться из Москвы, подробно излагает ему всю свою политику и свое великодушие и, написав письмо к императору Александру, в котором он считает своим долгом сообщить своему другу и брату, что Растопчин дурно распорядился в Москве, он отправляет Яковлева в Петербург. Изложив так же подробно свои виды и великодушие перед Тутолминым, он и этого старичка отправляет в Петербург для переговоров. В отношении юридическом, тотчас же после пожаров, велено найти виновных и казнить их. И злодей Растопчин наказан тем, что велено сжечь его дома. В отношении административном, Москве дарована конституция, учрежден муниципалитет и обнародовано следующее: «Жители Москвы! Несчастия ваши жестоки, но его величество император и король хочет прекратить течение оных. Страшные примеры вас научили, каким образом он наказывает непослушание и преступление. Строгие меры взяты, чтобы прекратить беспорядок и возвратить общую безопасность. Отеческая администрация, избранная из самих вас, составлять будет ваш муниципалитет или градское правление. Оное будет пещись об вас, об ваших нуждах, об вашей пользе. Члены оного отличаются красною лентою, которую будут носить через плечо, а градской голова будет иметь сверх оного белый пояс. Но, исключая время должности их, они будут иметь только красную ленту вокруг левой руки. Городовая полиция учреждена по прежнему положению, а чрез ее деятельность уже лучший существует порядок. Правительство назначило двух генеральных комиссаров, или полицмейстеров, и двадцать комиссаров, или частных приставов, поставленных во всех частях города. Вы их узнаете по белой ленте, которую будут они носить вокруг левой руки. Некоторые церкви разного исповедания открыты, и в них беспрепятственно отправляется божественная служба. Ваши сограждане возвращаются ежедневно в свои жилища, и даны приказы, чтобы они в них находили помощь и покровительство, следуемые несчастию. Сии суть средства, которые правительство употребило, чтобы возвратить порядок и облегчить ваше положение; но, чтобы достигнуть до того, нужно, чтобы вы с ним соединили ваши старания, чтобы забыли, если можно, ваши несчастия, которые претерпели, предались надежде не столь жестокой судьбы, были уверены, что неизбежимая и постыдная смерть ожидает тех, кои дерзнут на ваши особы и оставшиеся ваши имущества, а напоследок и не сомневались, что оные будут сохранены, ибо такая есть воля величайшего и справедливейшего из всех монархов. Солдаты и жители, какой бы вы нации ни были! Восстановите публичное доверие, источник счастия государства, живите, как братья, дайте взаимно друг другу помощь и покровительство, соединитесь, чтоб опровергнуть намерения зломыслящих, повинуйтесь воинским и гражданским начальствам, и скоро ваши слезы течь перестанут». В отношении продовольствия войска, Наполеон предписал всем войскам поочередно ходить в Москву a la maraude [мародерствовать] для заготовления себе провианта, так, чтобы таким образом армия была обеспечена на будущее время. В отношении религиозном, Наполеон приказал ramener les popes [привести назад попов] и возобновить служение в церквах. В торговом отношении и для продовольствия армии было развешено везде следующее: Провозглашение «Вы, спокойные московские жители, мастеровые и рабочие люди, которых несчастия удалили из города, и вы, рассеянные земледельцы, которых неосновательный страх еще задерживает в полях, слушайте! Тишина возвращается в сию столицу, и порядок в ней восстановляется. Ваши земляки выходят смело из своих убежищ, видя, что их уважают. Всякое насильствие, учиненное против их и их собственности, немедленно наказывается. Его величество император и король их покровительствует и между вами никого не почитает за своих неприятелей, кроме тех, кои ослушиваются его повелениям. Он хочет прекратить ваши несчастия и возвратить вас вашим дворам и вашим семействам. Соответствуйте ж его благотворительным намерениям и приходите к нам без всякой опасности. Жители! Возвращайтесь с доверием в ваши жилища: вы скоро найдете способы удовлетворить вашим нуждам! Ремесленники и трудолюбивые ма

wiki-org.ru

Противотанковое ружье - это... Что такое Противотанковое ружье?

Противотанковое ружьё Симонова ПТРС-41

Lahti L-39

Польское ружьё Ur. Обр.1935 karabin przeciwpancerny wzór 35 пoд патрон 7,92 мм

Противотанковое ружьё (ПТР) — огнестрельное ручное оружие, характеризующеся большой дульной энергией пули и предназначенное для поражения бронетехники противника. Как правило, имеет калибр больше, чем у обычного стрелкового оружия (у ПТРД и ПТРС — 14,5 мм) и длинный ствол. Бронепробиваемость противотанковых ружей (до 30 мм брони) позволяла им бороться с легко бронированными целями. Некоторые виды оружия, классифицировавшиеся как ПТР, имели относительно большой вес и фактически конструктивно представляли собой мелкокалиберные противотанковые пушки (в частности немецкое ПТР 2,8/2 cm s.Pz.B.41 периода Второй мировой войны).

Применение и оценка

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Относительной простоте изготовления ПТР, подвижности расчёта и удобства маскировки огневой точки соответствуют так же и низкая эффективность этого вида оружия.

Наиболее массово ПТР применялись во Второй мировой войне. Этот вид оружия применяли вооружённые силы Великобритании, Польши, Финляндии, Франции, Германии и СССР. Некоторые исследователи характеризуют применение ПТР в это время скорее как вынужденную замену недостающей противотанковой артиллерии, чем как эффективное и удобное оружие. Существует распространенное мнение, что спешная разработка в 1941 году в СССР ПТР связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой отечественной войны. Однако, эта точка зрения разделяется далеко не всеми.

Перед войной на вооружение Красной Армии стали поступать противотанковые ружья Руковишникова, однако, Абвер провел блестящую операцию по дезинформации руководства Советского Союза. Советской разведке были подброшены документы с описаниями и чертежами «новейших» немецких танков с толщиной брони 100—150 мм. Учитывая это, руководство страны пришло к выводу, что в борьбе с этими танками будут не эффективны не только противотанковые ружья, но и средняя полевая артиллерия. На основании этого ПТРР с производства было снято.

Первые месяцы Великой Отечественной Войны показали, что 70-80 % немецких танков составляют танки старого образца Т-1, Т-2, а так же трофейные французские и чешские танки, имевшие противопульную броню. В условиях массированного наступления немецких бронетанковых и механизированных частей, возникла острая необходимость в возобновлении выпуска ПТР и поставок их в обороняющиеся войска. 8 июля 1941 года Главному Военному Совету вторично было представлено противотанковое ружье Руковишникова, но препятствием для выпуска ПТРР в условиях войны, послужили сложность конструкции и дорогое производство. Тогда Сталин срочно привлек к разработке нового ПТР В.Дегтярева и его ученика С.Симонова. Срок был предельно жесткий — месяц. На разработку новых образцов ПТР Дегтяреву и Симонову понадобилось всего 22 дня. В Наркомат вооружения были предоставлены два варианта ружей — противотанковое ружье Дегтярева и противотанковое ружье Симонова. 29 августа 1941 г. оба ружья находились на столе Сталина, решался вопрос, какой из двух образцов будет принят на вооружения. После испытательных стрельб и обсуждения нового оружия, Сталин принял решение о принятии на вооружение обоих образцов — ПТРД и ПТРС.

Уже в сентябре 1941 года первые образцы новых ружей были поставлены в войска для испытаний и получили положительную оценку военных. В конце октября, начале ноября ружья начали массово поступать на вооружение Красной Армии.

16 ноября 1941 г. в районе деревни Ширяево под Москвой принял неравный бой с немецкими танками 1075 стрелковый полк. Из противотанковых средств, не считая гранаты и бутылки с зажигательной смесью, на вооружении пехотинцев имелось всего 11 противотанковых ружей. В первом же бою, только огнем их ПТР, бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин врага. Как позже оказалось, отдельные танки насчитывали 15-18 пробоин. Характеристики прицельных приспособлений позволяли бойцам с минимальными стрелковыми навыками чувствовать себя на поле боя снайперами. Эффективный огонь по бронетранспортерам и легкобронированным танкам можно было вести с расстояния 150—200 метров. В боях на Курской Дуге неожиданно обнаружилось еще одно свойство ружья. Бронебойщик Денисов сбил с его помощью 2 (!) вражеских бомбардировщика. Этот эпизод лег в основу произведения М.Шолохова «Они сражались за Родину», по мотивам которого был снят одноименный художественный фильм.

В своем письме от 18 февраля 1942 г. Альберту Шпееру начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал: «Состоящие на вооружении русских противотанковые ружья, значительно превосходят по эффективности наши PzB-39 калибра 7,92 мм. Необходимо в срочном порядке разработать собственное оружие аналогичного калибра». До принятия в конце войны Фаустпатрона, ничего более эффективного немцами так и не было создано. Солдаты вермахта с удовольствием использовали трофейные ПТРы под индексом PzB-783-R, что означало «русский».

Когда Красная Армия достигла своего превосходства в танках и противотанковой артиллерии, а так же с увеличением брони новейших немецких танков, противотанковые ружья постепенно потеряли свою актуальность. Выпуск ПТР был полностью прекращен в январе 1945 года.

Практика боевого применения ПТР еще раз доказала, что использование любого вида оружия актуально своевременно, в условиях определенного развития техники противника, для борьбы с которой оно предназначено.

Вместе с тем, что ПТР, хотя и с запозданием, но все таки с успехом заняло свою нишу в противотанковой борьбе на начальном этапе войны, оно обладало другим не менее положительным качеством. Присутствие противотанковых ружей оказывало огромную психологическую поддержку обороняющейся пехоте, позволяло справиться с таким негативным фактором как «танкобоязнь».

Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было очень тяжело психологически. При этом заброневое действие их пуль в общем случае было ничтожным. В танк мало было попасть, мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В общем случае немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулеметов выдававших себя облаками пыли или снега от дульных тормозов ПТР бронебойщиков. Вполне типичным был случай, когда из бронебойной роты после первой же атаки немецкой танковой роты из 10 танков в живых не осталось ни одного человека, причём три немецких танка отступили невредимыми.

—Исаев А. В. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой

Следует отметить, что уязвимыми для ПТР были многие танки СССР, союзников и Германии, имеющие противопульное бронирование. В частности, из характеристик бронирования можно сделать вывод о возможности уничтожения экипажа или повреждения важных узлов с помощью ПТР в советских танках Т-26, БТ, Т-40; немецких PzI и PzII. Уязвимых для противотанковых ружей мест в немецких PzIII и PzIV даже ранних модификаций было мало.

Основное требование тактического применения противотанкового ружья — маневренность во всех случаях боя.Легкость ружья, удобство переноски, несложное оборудование огневых позиций, возможность в качестве укрытия использовать естественные преграды — все это вместе делает расчет противотанкового ружья неуязвимым.

—ГАБТУ КА «Уничтожай фашистские танки из противотанкового ружья»,Воениздат НКО СССР, 1942

В Викитеке есть полный текст Уничтожай фашистские танки…

dic.academic.ru

Первые противотанковые ружья мира | Сайга 12.ru

Появление в годы Первой мировой войны на полях сражений танков поставило перед оружейниками воюющих стран задачу — создать лёгкое и недорогое противотанковое оружие, которым в массовом порядке можно было бы вооружать пехотные части.

ПРОТИВОТАНКОВЫЕ РУЖЬЯ ГЕРМАНИИ

Во время Первой мировой войны страны-участники разработали, приняли на вооружение и использовали в боевых действиях целый ряд новейших видов вооружения и военной техники. Одним из таких образцов был танк, неожиданно для немцев применённый англичанами в 1916 г. Эффект от применения этих машин оказался настолько сильным, что в Германии в срочном порядке начали интенсивно работать над созданием пехотного противотанкового оружия, которые могли бы успешно бороться с бронетехникой. Таковым стало противотанковое ружьё (ПТР) модель 18-го калибра 18 мм, довольно широко применявшееся в Первую мировую войну.

Уже после окончания войны, Рехсвер, проанализировав опыт применения этого ПТР, разработал тактикотехнические требования (ТТТ) к перспективному противотанковому ружью. Это должен быть образец калибра 7,92 мм, массой менее 15 кг, обеспечивающий пробитие брони в 30 мм на дальности 100 м при угле встречи с целью в 60°. Однако дополнительные исследования возможных характеристик перспективных противотанковых ружей показали их неэффективность против бронетехники потенциальных противников. В1932 г. было установлено, что выбранные патроны с остроконечной пулей со стальным сердечником неэффективны против бронемашин 30-х гг. XX в. Тем не менее немецкая армия предложила ряду компаний разработать противотанковое ружьё под существующий патрон 7,92×94 мм модель Р318. Фирмы создали несколько таких опытных образцов, которые так и не были приняты на вооружение.

В конце концов, для доводки немцы выбрали противотанковое ружьё под патрон 7,92×94 мм фирмы Gustioff-Werke (Зуль, Германия), которая представила свой образец на совместные испытания в 1938 г. Образец получил индекс PzB.38, был запущен в серию, но официально на вооружение не был принят, хотя и применялся в боевых действиях уже в ходе Второй мировой войны. Противотанковое ружьё PzB-38 — это однозарядное оружие с подвижным стволом и вертикальным клиновым затвором

Образец включает в себя ствол с дульным тормозом и прицельным приспособлением, крышку с отражателем гильз, затвор, ствольную коробку, ударно-спусковой механизм и плечевой упор с демпфирующим устройством. Ствол ружья конический, стыкуется со ствольной коробкой с помощью накладной гайки, на дульном срезе имеет дульный тормоз, соединённый со стволом с помощью резьбы. На стволе есть целик и мушка с намушником (длина прицельной линии — 940 мм). Масса ствола с дульным тормозом и накладной гайкой — 6,14 кг. В процессе стрельбы ствол перемещается назад на 90 мм, при этом открывается затвор и выбрасывается гильза. Затем стрелок вставляет новый патрон, и оружие готово к бою.

Плечевой упор, складывающийся в походном положении на левую сторону, был снабжён обрезиненным затыльником (по форме плеча стрелка). При сложенном прикладе ширина оружия составляет 193 мм. Ствольная коробка стальная, выполнена штамповкой, и состоит из двух частей, соединённых точечной сваркой. Для ускорения заряжания ружья оно имело контейнер на 10 патронов, закреплённый на ствольной коробке, при этом ширина ружья составляет 280 мм. Небольшое количество образцов (400 экз.) было оснащено барабанным контейнером на 36 патронов, но они не «прижились» в армии Германии. Масса пустого плоского контейнера для патронов составляла — 0,25 кг, с 10 патронами — 1,09 кг.

Для придания противотанковому ружью PzB-38 устойчивости при стрельбе оно было снабжено сошками, заимствованными у пулемёта MG-34. При этом высота прицельной линии при стрельбе из положения «лёжа» составляла 350 мм. Опыт эксплуатации противотанкового ружья PzB-38 в войсках и его тщательный анализ сделали очевидной необходимость создания более современного образца под тот же патрон 7,92×94 мм. Новое ружьё получило название — противотанковая однозарядная винтовка Panzerbuchse-39. Мы его будем называть противотанковое ружьё PzB-39, как было принято в Красной Армии.

Это было однозарядное оружие, предназначенное для борьбы с танками, танкетками и другими бронемашинами на дальностях 300-400 м.Стрельба велась специальными патронами с увеличенным объёмом гильзы с пулей увеличенной бронепробиваемости и специальным снаряжением — отравляющие вещества раздражающего действия. Применялись также учебные патроны и холостые с деревянной пулей.

Конструктивно PzB-39 включало в себя ствол со ствольной коробкой, откидной приклад, спусковую раму с рукояткой перезаряжания, затвор, сошки и два контейнера с 10 патронами каждый. Контейнеры позволяли ускорить процесс перезаряжания. Запирание канала ствола осуществлялось клиновым затвором, перемещавшимся вертикально в пазах ствольной коробки. Сверху затвор закрывался специальным щитом, который автоматически поднимался при открывании затвора. Ударный механизм, находящийся в затворе, куркового типа состоит из курка и боевой пружины, расположенной в курке, и ударника с бойком. Спусковой механизм оружия установлен в верхней части рамы и состоит из спускового крючка и спускового рычага с пружиной. Извлечение и отражение стреляной гильзы осуществляется выбрасывателем. Гильза сначала страгивается назад, а затем выбрасывается наружу пружиной выбрасывателя.Ружьё имеет дульный тормоз, компенсирующий около 60% энергии отдачи.Приклад металлический, шарнирно соединён со ствольной коробкой и фиксируется защёлкой. В походном положении приклад складывается вниз и вперёд и удерживается специальным стержнем с кольцевой канавкой. Прицел постоянный на дальность для 400 м.В средней части образца имеются сошки, складывающиеся в походном положении.

Для предохранения от случайного выстрела имеется предохранитель, флажок которого расположен сверху в хвостовой части ствольной коробки, при включении он запирает спусковой рычаг. Для включения предохранителя флажок поворачивается налево (открывается буква «S»), для выключения — направо (открывается буква «F»). От преждевременного выстрела предохранение осуществляется защёлкой рукоятки, хвостовик которой запирает хвостовой крючок (при неполностью закрытом канале ствола).

В образце PzB-39 немецкие специалисты на практике реализовали оригинальную циклограмму управления огнём: при повороте рукоятки заряжания вниз затвор опускается, и одновременно опускается курок; боевой взвод курка заходит за шептало спускового рычага. При обратном повороте рукоятки заряжания затвор поднимается вверх, при этом курок остаётся на боевом взводе, и боевая пружина сжимается.Противотанковое ружьё PzB-39 было принято на вооружение армии Германии в 1939 г. В 1933 г. немецкая оружейная промышленность получила от армии долгожданные ТТТ на разработку противотанкового под патрон 7,92×94 мм тип Р318.

Патрон имел латунную гильзу с увеличенным объёмом под пороховой заряд. Пуля имела стальную плакированную томпаком оболочку, свинцовую рубашку и сердечник из карбида вольфрама. В донной части сердечника имелась выемка, в которую была помещена таблетка из хлорсецетофена (вещество раздражающего слезоточивого действия) и стаканчик с трассирующим составом. Пороховой заряд в гильзе состоял из пироксилинового зернёного пороха. Имелся также патрон со стальной лакированной гильзой и пулей типа «SS» со стальной плакированной томпаком оболочкой и свинцовым сердечником. Для целей обучения стрелков имелись патроны холостые и учебные с деревянной пулей .

ПРОТИВОТАНКОВОЕ РУЖЬЁ ОБРАЗЦА 1935 г.  ПОД ПАТРОН 7,92х107 мм (ПОЛЬША)

В 1930-е гг. созданием противотанковых ружей калибра 7,92 мм занимались не только оружейники Германии, но и ряда других стран, одной из которых была Польша. 25 ноября 1935 г. приказом министра обороны Польши на вооружение было принято противотанковое магазинное ружьё обр. 1935 г. под патрон 7,92×107 мм. Оружие имело цилиндрический затвор симметричного запирания. Система запирания была заимствована у винтовки Mauser. Ружьё было оснащено длинным и тонким сменным стволом с шестью правыми нарезами, имеющими живучесть в 300 выстрелов. Каждый образец был снабжён тремя запасными стволами.

Ствол мог быть заменён с помощью специального ключа в боевых условиях. Для уменьшения отдачи ружьё имеет дульный компенсатор, снижающий воздействие на стрелка на 65%. Оружие оснащалось оригинальной предохранительной системой: в хвостовой части затвора имеется поворотное кольцо, при переводе которого в горизонтальное положение ударник снимается с боевого взвода, и оружие становится на предохранитель. При осечке стрелок тянет кольцо на себя, и при этом происходит взведение без открывания патронника.

Перед цевьём крепились складные сошки.

Ёмкость сменного магазина — три патрона Р35 7,92×107 мм. По планам перевооружения польской армии планировалось в каждой пехотной дивизии иметь по 92 противотанковых ружья обр. 1935 г. Во время боевых действий осенью 1939 г. Польша применяла ПТР в очень незначительном количестве. Таким образом, этот вид оружия решающего влияния на борьбу с бронетехникой Вермахта в ходе Польско-Германского конфликта не оказал. Причиной послужило то, что польское Министерство обороны не организовало полноценное оснащение войск этим оружием. Почти все ПТР были захвачены немецкой армией в качестве трофеев прямо на складах.

После капитуляции Польши противотанковое ружьё обр. 1935 г. было принято на вооружение немецкой и итальянской армий под индексом mod. 1935 (Р), а зарегистрировано в Министерстве обороны Германии как PzB 770 (Р). Во время Великой Отечественной войны специалисты Артакадемии СССР в 1941-1942 гг. провели оценку бронебойного действия пуль патронов 7,92×94 мм (Германия) и 7,92×107 мм (Польша). Стрельба велась из противотанковых ружей PzB-39 (Германия) и Р35 (Польша) по плитам из гомогенной брони толщиной 7 мм и 10 мм.

Испытания подтвердили практически одинаковую величину бронепробиваемости пуль этих патронов. Немецкие патроны показали небольшое преимущество перед польскими при стрельбе на дальность 200 м при угле встречи от нормали в 20°. Соответственно было получено 65% и 40% сквозных пробитий.В сравнении патронов с пулями из высокоуглеродистой стали были испытаны также пули с сердечниками из следующих материалов:

–    специальные стали — вольфрамовые и хромистые;

–    хромованадиевые стали;

–    карбида вольфрама.

Сердечники из вольфрамовых и хромистых сталей по сравнению с сердечниками из высокоуглеродистых сталей преимуществ по бронепробиваемости не имеют. Сердечники из хромованадиевых сталей имеют некоторое преимущество, но их применение экономически не оправдано. Только применение карбида вольфрама, широко используемого в военные годы в Германии, даёт существенное увеличение бронепробиваемости. Немецкая промышленность использовала карбид вольфрама следующего состава: вольфрам — 90%, углерод— 5-6%, никель — 2,0-2,5%, удельный вес — 15,0-15,5 и твёрдость по Роквеллу — 88-90 ед.

ПРОИЗВОДСТВО И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОТИВОТАНКОВЫХ РУЖЕЙ КАЛИБРА 7,92 ММ

На предприятиях Германии и Польши в 1930-е гг. было организовано серийное производство противотанковых ружей, соответственно, PzB-38, PzB-39 и Р35. К июню 1941 г. немецкая армия располагала 25898 противотанковыми ружьями, в том числе и польского производства. Каждая пехотная немецкая дивизия для оснащения пехотных, сапёрных и разведывательных рот имела по 18 противотанковых ружей моделей PzB-38, PzB-39 и mod. 1935 (Р) (PzB-770 (Р)). Для каждого образца промышленность Германии и Польши изготовила по 5000 патронов.

В процессе изготовления противотанковых ружей в Германии широко применялась ствольная сталь с повышенным содержанием углерода (до 0,75%), но с минимальным количеством вредных примесей (серы и фосфора). В основном это была вольфрамовая сталь. Применение сталей с повышенным содержанием углерода и легированной вольфрамом, хромом и ванадием обеспечивало высокую живучесть стволов, высокое сопротивление износу и большую устойчивость против отпуска при нагреве. Недостатком этих сталей была трудность механической обработки, требующая применения специального твердосплавного инструмента.

Немецкая ствольная сталь 1930-1940 гг. имела нормальное значение по прочности и твёрдости, но пониженную пластичность и вязкость (по сравнению со сталью, использовавшейся в эти годы в СССР). Исследование микроструктуры стволов подтвердило, что ствольная заготовка изготавливалась горячей прокаткой с последующей высадкой казённой части. Изготовление нарезов осуществлялось холодной протяжкой. Ствольные заготовки подвергались закалке с последующим отпуском. Покрытие каналов стволов для повышения живучести не применялось; живучесть обеспечивалась за счёт высокоуглеродистой и легированной стали. Предел прочности ствольных сталей составлял 57 кг/мм2, предел текучести — 61 кг/мм2.

Сердечники пуль изготавливались из углеродистой стали (аналог У10 или У12) дополнительно легированной вольфрамом и ванадием, или карбидом вольфрама. Значение твёрдости сердечника пуль составило 64—68 единиц по RC. Исследования микроструктуры пуль показали, что сердечники подвергались только закалке, без дополнительного низкотемпературного отпуска. В качестве материала для гильз 7,92-мм патронов использовались: с пулей «S» и бронебойно-трассирующей пулей — латунь; с пулей «SS» и бронебойной — железо, плакированное томпаком. Пульные оболочки изготавливались из железа, плакированного томпаком.

Железо для гильз и пульных оболочек содержало 0,05-0,15% углерода, 0,5% марганца, по 0,25% кремния, серы и не более 0,03% фосфора. Томпак содержал 90% меди и 10% цинка. Мельхиор — 60% меди и 40% никеля. Противотанковые ружья PzB-38 и PzB-39 применялись в боевых действиях против Франции и Польши, в которых немецким войскам противостояли боевые машины, имевшие слабое бронирование. Броня этих танков успешно пробивалась пулями патрона 7,92×94 мм. Но в 1941 г. в войне с СССР немцы столкнулись с новой проблемой: в качестве противника они получили советские танки Т-34, которые невозможно было поразить из противотанкового ружья калибра 7,92 мм. Эти ружья, созданные для быстротечной войны, не соответствовали новым требованиям.

В немецкой специальной литературе указывалось, что недостаточная боевая мощь PzB-39 стала причиной прекращения производства этого оружия. В бою экипажи танков Т-34 просто не замечали попаданий пуль, выпущенных из ружей PzB-38 и, как следствие, немецкие пехотинцы часто выбрасывали это ставшее бесполезным оружие. Что же касается польского противотанкового ружья обр. 1935 г., то перед войной в польской армии сложилась интересная ситуация: оружие с 1938 г. поставлялось в Вооружённые силы в опломбированных укупорках (одна винтовка, три запасных ствола и три магазина с полным боекомплектом). Пломбы можно было снимать только по приказу министра обороны; учебную стрельбу было разрешено проводить только ограниченному контингенту военнослужащих, которые дали подписку о неразглашении (к ним относились командиры дивизий, полков и их заместители, командиры батальонов и рот). Военнослужащие (солдаты), которые должны были применять это оружие в бою, вообще в глаза его не видели, не говоря уж о навыках его использования. Результатом такой политики стал захват немцами этих образцов в качестве трофеев прямо на складах.

ПРОТИВОТАНКОВОЕ РУЖЬЁ САЛИЩЕВА-ГАПКИНА ПОД ПАТРОН 7,92х94 мм

Немецкая армия имела в своём распоряжении к 1941 г. 16570 противотанковых ружей PzB-38 и PzB-39. Таким образом, Германия могла позволить себе продажу даже такого новейшего оружия, как PzB-39 и патронов к нему, другим государствам, даже потенциальным противникам. Вероятно, такая система была закуплена СССР в конце 1930-х гг., т.к. руководство Германии было уверено, что промышленность Советского Союза не сумеет воспроизвести её как полноценное оружие. В 1939 г. при освобождении Западной Украины и Западной Белоруссии, оккупированных в 1920 г. поляками, Красная армия захватила в качестве трофеев польские противотанковые ружья обр. 1935 г. и патроны к ним.

После изучения этих образцов советскими специалистами Правительство СССР приняло решение разработать аналогичный отечественный образец. Разработка была поручена тульским конструкторам-оружейникам Салищеву В.Н. и Галкину В.А. Оружейники успешно справились с этой задачей. Ими было сконструировано однозарядное противотанковое ружьё под немецкий патрон 7,92×94 мм, предназначенное для борьбы с легкобронированными целями и поражения низколетящих воздушных целей. При стрельбе давление в канале ствола достигало 3800 кг/см2, дальность стрельбы — 300 м, длина прицельной линии — 992 мм, число нарезов — 4, шаг нарезов — 360 мм.

Ствол ружья конусный, ступенчатый, соединён со ствольной коробкой на резьбовом соединении, ствол оснащён дульным тормозом с тремя боковыми окнами. В хвостовой части тормоза имеется контргайка с насечкой и отверстиями для ключа для поджатия к основанию мушки. Переднее кольцо дульного тормоза съёмное, и крепится тремя винтами. Контргайка фиксируется специальной защёлкой. Система запирания функционирует при повороте стебля затвора продольно скользящего затвора с заходом четырёх симметрично расположенных боевых упоров в двух кольцевых паза ствольной коробки. Ход подвижных частей составляет 115 мм.

Ударный механизм ударникового типа. Боёк отдельный, свободный, удерживается в начале стебля шпилькой. Ударник полый. Боевая пружина цилиндрическая, находится в канале ударника и упирается в рукоятку затвора. Взведение ударника происходит при досылании и запирании затвора, когда его боевой взвод упирается в шептало. При отпирании винтовая грань выреза стебля затвора действует на боевой взвод ударника и отводит его. От проворота он удерживается боевым взводом, который перемещается в пазу ствольной коробки. При этом боевая пружина получает небольшое поджатие. Спусковой механизм одиночного огня. Конструкция собрана в едином корпусе, который закреплён на ствольной коробке двумя винтами. Спусковой крючок поворачивается на оси и верхней частью взаимодействует с нижним плечом спускового рычага. Верхнее плечо рычага имеет шептало. В конструкции не предусмотрены предохранители, и стрелок может произвести выстрел при неполностью закрытом затворе.

Образец неавтоматический. Перезаряжание осуществляется вручную, при открывании и закрывании затвора. Патрон вкладывается в патронник и досылается затвором при запирании. Гильза извлекалась подпружиненным выбрасывателем с опорой на выступ. Отражение осуществлялось подпружиненным рычагом, вращающимся на оси, установленной в корпусе, закреплённом в ствольной коробке. Конструкция ружья не предусматривает предварительное «стра-гивание» гильзы при извлечении. Ложа ружья с цевьём и прикладом выполнена из твёрдой древесины. Ложа соединяется со ствольной коробкой и стволом двумя болтами и ложевым кольцом.

Сошки крепятся на стволе, имеют две трубчатые ноги с сошниками и складываются вдоль ствола без дополнительной фиксации. В боевом положении ноги переходят в рабочее положение с помощью пружины и фиксируются в пазах. Первые опытные образцы противотанкового ружья Салищева-Галкина под немецкий патрон 7,92×94 мм были изготовлены в начале Великой Отечественной войны на одном из тульских заводов. В сентябре 1941 г. были проведены испытания этого образца на одном из полигонов.

Испытания выявили ряд конструктивных недостатков, в том числе довольно сильную отдачу для образца калибра 7,92 мм, возможность выстрела при неполностью запертом затворе и отсутствие предохранителей. Недостатком также была слабая бронепробиваемость. Была отмечена также трудность снабжения войск боеприпасами: необходимо было их закупать за рубежом, что было невозможно в условиях войны, или организовать производство в Советском Союзе, что было накладно. В связи с этим работы над данным образцом были прекращены, а серийное производство не организовывалось.

В заключение следует отметить, что в 1930-х гг. оружейники за рубежом и в СССР уделяли определённое внимание созданию противотанковых ружей калибра 7,92 мм. Одной из основных причин создания этих образцов и стремление армий принять их на вооружение было бурное развитие бронетанковых войск и полное отсутствие эффективных средств противотанковой обороны в пехотных подразделениях.Наибольших успехов в создании противотанковых образцов калибра 7,92 мм добилась Германия, создавшая противотанковые ружья PzB-38 и PzB-39 под патрон 7,92×94 мм; Польша с противотанковым ружьём обр. 1935 г. под патрон 7,92×107 мм и СССР с опытным противотанковым ружьём Салищева-Галкина под немецкий патрон 7,92×94 мм.

В боевых действиях принимали участие только образцы немецкого производства, которые успешно применялись во Франции и Польше. Успех их применения был достигнут благодаря слабому бронированию боевых машин. Однако в Советском Союзе немцы столкнулись с танками с противоснарядной бронёй, пробить которую PzB-38 и PzB-39 не могли. После чего эти ружья были сняты с вооружения.Польское же ружьё обр. 1935 г. из-за ошибок военного руководства страны в боевых действиях не участвовало, и почти полностью досталось в качестве трофеев Германии и Красной армии.

Противотанковое ружьё Салищева-Галкина было разработано под немецкий патрон 7,92×94 мм с учётом результатов анализа немецких и польских образцов и опыта боевого применения PzB-38 и PzB-39. По результатам испытания опытного образца в сентябре 1941 г. ружьё Салищева-Галкина принято на вооружение не было и серийно не изготовлялось.В настоящее время один опытный образец противотанкового ружья Салищева-Галкина хранится на одном из оборонных предприятий России.

Источник: журнал Оружие, 09.2012

Загрузка...

sayga12.ru

Противотанковое ружьё — Википедия

Противотанковое ружьё Симонова ПТРС-41 Бойцы истребительного противотанкового батальона на пути к Вязьме после боев за Ржев, март 1943 года, видны ПТР.

Противотанковое ружьё (ПТР) — огнестрельное ручное оружие, характеризующееся большой дульной энергией пули и предназначенное для поражения бронетехники противника. Как правило, имеет калибр больше, чем у обычного стрелкового оружия (у ПТРД и ПТРС — 14,5 мм) и более длинный ствол. Бронепробиваемость противотанковых ружей (до 30 мм брони) позволяла им бороться с легкобронированными целями. Некоторые виды оружия, классифицировавшиеся как ПТР, имели относительно большой вес и фактически конструктивно представляли собой малокалиберные противотанковые пушки (в частности немецкое ПТР 2,8/2 cm s.Pz.B.41 периода Второй мировой войны).

Применение и оценка[править]

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Невысокая эффективность этого вида оружия отчасти компенсируется относительной простотой изготовления ПТР, подвижностью расчёта и удобством маскировки огневой позиции.

Наиболее массово ПТР применялись во Второй мировой войне. Этот вид оружия применяли вооружённые силы Великобритании, Польши, Финляндии, Франции, Германии, Японии и СССР. Некоторые исследователи характеризуют применение ПТР в это время скорее как вынужденную замену недостающей противотанковой артиллерии, чем как эффективное и удобное оружие. Существует распространенное мнение, что спешная разработка в 1941 году противотанковых ружей в СССР связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой Отечественной войны. Однако, эта точка зрения разделяется далеко не всеми. Идеология противостояния танкам расчетов ПТР заметно отличается от общепринятой, навеянной литературой и другими источниками. В большинстве случаев успех расчета ПТР не означал однозначного вывода танка из строя. В большинстве случаев успехом считали прекращение выполнения вражеской машиной своей боевой задачи, вызванной гибелью члена экипажа, пораженного выстрелом ПТР. Как правило, это был механик-водитель, реже — командир (наводчик) если эти функции совмещались. В некоторых случаях предпринимались попытки сделать работу экипажа внутри защищаемого корпусом объема невозможным (хлорацетофенон)[источник не указан 858 дней], но положительных результатов отмечено не было.

В 1939 году на вооружение Красной Армии было принято противотанковое ружье Рукавишникова, однако производство его так и не было развёрнуто. Нарком вооружения СССР Б. Л. Ванников вспоминал[1] в своих мемуарах:

ПТР не получило до начала Второй мировой войны должного признания не только у нас, но и в других странах, хотя необходимость в таком специальном стрелковом оружии возникла еще в Первую мировую войну с момента появления танков.

Первым специальным средством против танков стали созданные в конце Первой мировой войны ружья и пулеметы крупного калибра, представлявшие собой всего лишь укрупненные образцы имевшегося вооружения. Так, германское противотанковое ружье образца 1918 года представляло собою увеличенную копию винтовки Маузера образца 1898 года... Вообще же при создании противотанкового оружия стремились прежде всего получить соответствующий пулемет; считалось, что его можно будет использовать для борьбы и с танками, и с самолетами. А так как для стрельбы по самолетам важное значение имеет и высокий её темп, обеспечиваемый только автоматическим оружием, то на первых этапах противотанковые и зенитные средства и совместили в крупнокалиберных пулеметах, как правило, переделываемых из конструкций среднего калибра. После окончания Первой мировой войны работы по конструированию противотанкового стрелкового оружия во всех крупных западных государствах продолжались в тех же направлениях, что, по существу, ограничивало возможности получить хорошие тактико-технические показатели противотанковых средств. Увеличение калибра пулеметов, веса пули и её начальной скорости при сохранении необходимых для зенитной стрельбы качеств (в частности темпа стрельбы) потребовало настолько увеличить тяжесть и габариты конструкций, что сделало их непригодными в качестве пехотного противотанкового средства. Оружейники пришли к заключению, что по мере увеличения брони танков пробивная способность крупнокалиберных пулеметов уже не может считаться достаточной и эти пулеметы мало-помалу теряют свое прежнее значение как противотанковое средство. Тогда усмотрели дальнейшее развитие противотанковых средств в переходе от стрелкового оружия к малокалиберной артиллерии. Получалось, что пуля в состязании с броней уступила.

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что около 30% немецких танков составляют танки Pz.I, Pz.II и Pz-35(t), у которых толщина лобовой брони не превышала 35 мм. Более мощные Pz.III, Pz.IV и Pz.38(t), у которых лобовая броня в 1941 году была толщиной 50-60 мм, всё же могли быть поражены в борт, поскольку толщина бортовой брони у них не превышала 30 мм. В условиях массированного наступления немецких бронетанковых и механизированных частей возникла острая необходимость в возобновлении выпуска ПТР и поставок их в обороняющиеся войска.

8 июля 1941 года Главному Военному Совету вторично было представлено противотанковое ружье Рукавишникова, но препятствиями для выпуска этого ПТР в условиях войны послужили сложность конструкции и дороговизна производства. Тогда И.В. Сталин срочно привлек к разработке нового ПТР В.А. Дегтярева и его ученика С.Г. Симонова, которым было предложено в течение месяца разработать конструкцию новых противотанковых ружей.

Через 22 дня в наркомат вооружения были предоставлены два варианта ружей — противотанковое ружьё Дегтярева и противотанковое ружьё Симонова. После испытательных стрельб и обсуждения нового оружия И.В. Сталин принял решение о принятии на вооружение обоих образцов — ПТРД и ПТРС.

Уже в сентябре 1941 года первые образцы новых ружей были поставлены в войска для испытаний и получили положительную оценку военных. В конце октября — начале ноября ружья начали поступать на вооружение Красной Армии в достаточно заметных количествах.

16 ноября 1941 г. в районе деревни Ширяево под Москвой принял неравный бой с немецкими танками 1075-й стрелковый полк. Из противотанковых средств, не считая гранат и бутылок с зажигательной смесью, на вооружении пехотинцев имелось всего 11 противотанковых ружей. В первом же бою только огнем своих ПТР бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин врага (по архивным данным МО СССР, 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 танков и около 800 человек личного состава противника; потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными)[2]. Как позже оказалось, отдельные танки насчитывали 15-18 пробоин, что характеризует хорошую поражающую способность ружья, но крайне слабое заброневое действие 14,5 мм пуль. Характеристики прицельных приспособлений позволяли бойцам с минимальными стрелковыми навыками чувствовать себя на поле боя снайперами.

Эффективный огонь по бронетранспортерам и легким танкам можно было вести с расстояния 150—200 метров. В ходе войны ПТР использовались для борьбы с бронетехникой с толщиной брони до 45 мм и небронированной техники на дистанциях до 500 м; для стрельбы по амбразурам ДОТов, пулеметным точкам, низколетящим самолетам.

  • так, в боях на Курской Дуге бронебойщик Денисов сбил из ПТР два вражеских бомбардировщика.
  • известны случаи обстрела из ПТР советскими партизанами железнодорожных эшелонов противника.

В своем письме от 18 февраля 1942 г. Альберту Шпееру начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал: «Состоящие на вооружении русских противотанковые ружья значительно превосходят по эффективности наши PzB-39 калибра 7,92 мм. Необходимо в срочном порядке разработать собственное оружие аналогичного калибра». До принятия в январе 1943 года Фаустпатрона ничего более эффективного, в данной нише, немцами так и не было создано. Трофейные ПТРС состояли на вооружении вермахта под индексом PzB.784(r).

Когда Красная Армия достигла превосходства в танках и противотанковой артиллерии, а также с увеличением толщины брони новейших немецких танков, противотанковые ружья постепенно потеряли свою актуальность. Выпуск ПТР был полностью прекращен в январе 1945 года[3].

Практика боевого применения ПТР ещё раз доказала, что использование любого вида оружия оправданно на определенном уровне развития техники противника, для борьбы с которой оно предназначено.

ПТРД и ПТРС, хотя и с запозданием, но все таки с успехом заняли свою нишу в противотанковой борьбе на начальном этапе войны, при этом они обладали и другим, не менее положительным качеством. Присутствие противотанковых ружей оказывало огромную психологическую поддержку обороняющейся пехоте, позволяло справиться с таким негативным фактором как «танкобоязнь».

Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было очень тяжело психологически. При этом заброневое действие их пуль в общем случае было ничтожным. В танк мало было попасть, мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В общем случае немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулеметов выдававших себя облаками пыли или снега от дульных тормозов ПТР бронебойщиков. Вполне типичным был случай, когда из бронебойной роты после первой же атаки немецкой танковой роты (10 танков) в живых не осталось ни одного человека, причём три немецких танка отступили невредимыми.[4]

Следует отметить, что уязвимыми для ПТР были многие танки СССР, союзников и Германии, имеющие противопульное бронирование. В частности, из характеристик бронирования можно сделать вывод о возможности уничтожения экипажа или повреждения важных узлов с помощью ПТР в советских танках Т-26, БТ, Т-40; немецких PzI и PzII. Уязвимых для противотанковых ружей мест в немецких PzIII и PzIV даже ранних модификаций было мало.

Основное требование тактического применения противотанкового ружья — маневренность во всех случаях боя.Легкость ружья, удобство переноски, несложное оборудование огневых позиций, возможность в качестве укрытия использовать естественные преграды — все это вместе делает расчёт противотанкового ружья неуязвимым.

— ГАБТУ КА «Уничтожай фашистские танки из противотанкового ружья»,Воениздат НКО СССР, 1942

В последующий после второй мировой войны период ПТР довольно широко применялись в локальных войнах - в Корее в 1950-1953, во Вьетнаме и ряде африканских войн.[5]

Крупнокалиберные снайперские винтовки[править]

В начале 1980х годов в ряде стран началась разработка крупнокалиберных снайперских винтовок, некоторые образцы поступили на вооружение[6]. В сравнении со стрелковым оружием, крупнокалиберные винтовки, характеризуются большей прицельной, убойной и эффективной дальностью стрельбы.

Крупнокалиберные снайперские винтовки применяются для выведения из строя легкобронированной и небронированной техники (автомашин, находящихся на земле и низколетящих самолётов и вертолётов и др.), средств разведки, управления и связи (антенн РЛС, спутниковой связи и др.), защищенных огневых точек (стрельба по амбразурам и приборам наблюдения ДОТов и др.), уничтожения неразорвавшихся мин и авиабомб. Также, крупнокалиберные снайперские винтовки применяются для борьбы со снайперами противника[6].

Литература и источники[править]

wp.wiki-wiki.ru

Противотанковое ружьё — википедия фото

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Невысокая эффективность этого вида оружия отчасти компенсируется относительной простотой изготовления ПТР, подвижностью расчёта и удобством маскировки огневой позиции.

Наиболее массово ПТР применялись во Второй мировой войне. Этот вид оружия применяли вооружённые силы Великобритании, Польши, Финляндии, Франции, Германии, Японии и СССР. Некоторые исследователи характеризуют применение ПТР в это время скорее как вынужденную замену недостающей противотанковой артиллерии, чем как эффективное и удобное оружие. Существует распространенное мнение, что спешная разработка в 1941 году противотанковых ружей в СССР связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой Отечественной войны.

В 1939 году на вооружение Красной Армии было принято противотанковое ружье Рукавишникова, однако производство его так и не было развёрнуто. Нарком вооружения СССР Б. Л. Ванников вспоминал[1] в своих мемуарах:

  ПТР не получило до начала Второй мировой войны должного признания не только у нас, но и в других странах, хотя необходимость в таком специальном стрелковом оружии возникла еще в Первую мировую войну с момента появления танков.

Первым специальным средством против танков стали созданные в конце Первой мировой войны ружья и пулеметы крупного калибра, представлявшие собой всего лишь укрупненные образцы имевшегося вооружения. Так, германское противотанковое ружье образца 1918 года представляло собою увеличенную копию винтовки Маузера образца 1898 года... Вообще же при создании противотанкового оружия стремились прежде всего получить соответствующий пулемет; считалось, что его можно будет использовать для борьбы и с танками, и с самолетами. А так как для стрельбы по самолетам важное значение имеет и высокий её темп, обеспечиваемый только автоматическим оружием, то на первых этапах противотанковые и зенитные средства и совместили в крупнокалиберных пулеметах, как правило, переделываемых из конструкций среднего калибра. После окончания Первой мировой войны работы по конструированию противотанкового стрелкового оружия во всех крупных западных государствах продолжались в тех же направлениях, что, по существу, ограничивало возможности получить хорошие тактико-технические показатели противотанковых средств. Увеличение калибра пулеметов, веса пули и её начальной скорости при сохранении необходимых для зенитной стрельбы качеств (в частности темпа стрельбы) потребовало настолько увеличить тяжесть и габариты конструкций, что сделало их непригодными в качестве пехотного противотанкового средства. Оружейники пришли к заключению, что по мере увеличения брони танков пробивная способность крупнокалиберных пулеметов уже не может считаться достаточной и эти пулеметы мало-помалу теряют своё прежнее значение как противотанковое средство. Тогда усмотрели дальнейшее развитие противотанковых средств в переходе от стрелкового оружия к малокалиберной артиллерии. Получалось, что пуля в состязании с броней уступила.

 

Реальная ситуация противостояния танкам расчетов ПТР заметно отличается от общепринятой в массовом сознании, навеянной художественными фильмами, литературой и другими источниками. В большинстве случаев успех расчета ПТР не означал однозначного вывода танка из строя, успехом считали прекращение выполнения вражеской машиной своей боевой задачи в конкретный момент боя, который мог быть вызван гибелью члена экипажа пораженного выстрелом ПТР. Как правило, это был механик-водитель, реже — командир или наводчик. В некоторых случаях предпринимались попытки сделать работу экипажа внутри защищаемого корпусом объёма невозможным (хлорацетофенон)[источник не указан 896 дней], но положительных результатов отмечено не было.

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что около 30 % немецких танков составляют танки Pz.I, Pz.II, Pz-35(t) и Pz.38(t), у которых толщина лобовой брони не превышала 35 мм. Более мощные Pz.III, Pz.IV, у которых лобовая броня в 1941 году была толщиной 50-60 мм, всё же могли быть поражены в борт, поскольку толщина бортовой брони у них так же не превышала 30 мм. В условиях массированного наступления немецких бронетанковых и механизированных частей возникла острая необходимость в возобновлении выпуска ПТР и поставок их в обороняющиеся войска.

8 июля 1941 года Главному Военному Совету вторично было представлено противотанковое ружье Рукавишникова, но препятствиями для выпуска этого ПТР в условиях войны послужили сложность конструкции и дороговизна производства. Тогда И. В. Сталин срочно привлек к разработке нового ПТР В. А. Дегтярева и его ученика С. Г. Симонова, которым было предложено в течение месяца разработать конструкцию новых противотанковых ружей. Через 22 дня в наркомат вооружения были предоставлены два варианта ружей — противотанковое ружьё Дегтярева и противотанковое ружьё Симонова. После испытательных стрельб и обсуждения нового оружия И. В. Сталин принял решение о принятии на вооружение обоих образцов — ПТРД и ПТРС.

Уже в сентябре 1941 первые образцы новых ружей были поставлены в войска для испытаний и получили положительную оценку военных. В конце октября — начале ноября ружья начали поступать на вооружение Красной Армии в достаточно заметных количествах.

16 ноября 1941 г. в районе деревни Ширяево под Москвой принял неравный бой с немецкими танками 1075-й стрелковый полк. Из противотанковых средств, не считая гранат и бутылок с зажигательной смесью, на вооружении пехотинцев имелось всего 11 противотанковых ружей. В первом же бою только огнём своих ПТР бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин врага (по архивным данным МО СССР, 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 танков и около 800 человек личного состава противника; потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными)[2].

Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было очень тяжело психологически. При этом заброневое действие их пуль в общем случае было ничтожным. В танк мало было попасть, мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В общем случае немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулеметов выдававших себя облаками пыли или снега от дульных тормозов ПТР бронебойщиков. Вполне типичным был случай, когда из бронебойной роты после первой же атаки немецкой танковой роты (10 танков) в живых не осталось ни одного человека, причём три немецких танка отступили невредимыми.[3]

Эффективный огонь по бронетранспортерам и легким танкам можно было вести с расстояния 150—200 метров. В ходе войны ПТР использовались для борьбы с бронетехникой с толщиной брони до 45 мм и небронированной техники на дистанциях до 500 м; для стрельбы по амбразурам ДОТов, пулеметным точкам, низколетящим самолетам.

  • так, в боях на Курской Дуге бронебойщик Денисов сбил из ПТР два вражеских бомбардировщика.
  • известны случаи обстрела из ПТР советскими партизанами железнодорожных эшелонов противника.

В своем письме от 18 февраля 1942 года Альберту Шпееру начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал: «Состоящие на вооружении русских противотанковые ружья значительно превосходят по эффективности наши PzB-39 калибра 7,92 мм. Необходимо в срочном порядке разработать собственное оружие аналогичного калибра». Но, до принятия в январе 1943 года Фаустпатрона ничего более эффективного в данной нише, немцами так и не было создано. Трофейные советские ПТРС состояли на вооружении вермахта под индексом PzB.784(r).

Когда Красная армия достигла превосходства в танках и противотанковой артиллерии, а также с увеличением толщины брони новейших немецких танков, противотанковые ружья постепенно потеряли свою актуальность. Однако выпуск ПТР был полностью прекращен только в январе 1945 года.[4]

Практика боевого применения ПТР ещё раз доказала, что использование любого вида оружия оправданно на определенном уровне развития техники противника, для борьбы с которой оно предназначено.

ПТРД и ПТРС, хотя и с запозданием, но всё же заняли свою нишу в противотанковой борьбе на начальном этапе войны, при этом они обладали и другим, не менее положительным качеством: присутствие противотанковых ружей оказывало огромную психологическую поддержку обороняющейся пехоте, позволяло справиться с таким негативным фактором как «танкобоязнь».

Основное требование тактического применения противотанкового ружья — маневренность во всех случаях боя. Легкость ружья, удобство переноски, несложное оборудование огневых позиций, возможность в качестве укрытия использовать естественные преграды — всё это вместе делает расчёт противотанкового ружья неуязвимым.

— ГАБТУ КА «Уничтожай фашистские танки из противотанкового ружья»,Воениздат НКО СССР, 1942

Следует отметить, что наиболее уязвимыми для огня ПТР были танки, имевшие легкое бронирование. В частности, советские танки Т-26, БТ, Т-40; немецкие PzI, PzII, Pz-35(t) и Pz.38(t). В немецких PzIII и PzIV, уязвимыми для противотанковых ружей оставались в основном борта и корма.

В последующий после Второй мировой войны период ПТР довольно широко применялись в локальных войнах — в Корее в 1950—1953, во Вьетнаме и ряде африканских войн.[5]

org-wikipediya.ru

Противотанковые ружья

Осенью 41-го в Красной армии появилась новая солдатская специальность - бронебойщик. Так стали называть бойцов с противотанковыми ружьями (ПТР). История создания и применения ПТР достойна отдельного и достаточно подробного рассказа.

НОВЫЙ ТИП ОРУЖИЯ

Впервые противотанковые ружья - однозарядные 13,37-мм «Маузер Танкгевер» использовал германский рейхсвер в 1918 году, на заключительном этапе Первой мировой войны. Этот опыт оказался скорее отрицательным, поэтому в последующие годы в армиях ведущих государств мира намеревались поражать неприятельские танки с помощью легких пушек и «универсальных» крупнокалиберных пулеметов. Однако масштабы механизации войск делали идею легкого пехотного противотанкового оружия с дальностью стрельбы несколько сотен метров все более заманчивой. В 30-е годы работы над ПТР активизировались, в том числе и в нашей стране. Кстати, и термин «противотанковое ружье», видимо, заимствован от германского Panzerbüchse - ведь реально речь идет о нарезном оружии.

В 1936-1938 годах прошли испытания 15 различных систем ПТР калибра от 12,7 до 25 мм, пока не стало ясно, что требования, предъявленные к противотанковому ружью, изначально завышены. 9 ноября 1938 года Артиллерийское управление РККА сформулировало новое задание, предусматривавшее разработку 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья, которое могло бы постоянно находиться с подразделениями стрелковой роты на любой местности и в любых условиях боя. Работы над новым патроном калибра 14,5 мм начались на Научно-испытательном полигоне стрелкового вооружения (НИПСВО) и продолжились на одном из московских заводов.

С расчетом на этот боеприпас сотрудник того же полигона Н. В. Рукавишников сконструи-ровал ПТР, принятое на вооружение 7 октября 1939 года. И все же к 22 июня 1941-го войска не имели серийных противотанковых ружей. Эту драматичную ситуацию нередко объясняют позицией маршала Г. И. Кулика, возглавлявшего перед войной Главное артиллерийское управление и заявлявшего весной 1940-го о неэффективности легких противотанковых средств в борьбе против «новейших германских танков». Мнение маршала, вероятно, способствовало задержке работ над ПТР (как, кстати, и снятию с производства 45-мм противотанковых пушек), но не остановило их. Куда большую роль сыграли технические причины - завод № 2, которому поручили выпуск первой партии, зимой 1939-1940 годов основные мощности задействовал для производства ППД. Вдобавок повторные испытания ПТР Рукавишникова показали его высокую чувствительность к загрязнению, демаскировку позиции пылью, поднимаемой газами из дульного тормоза. Ружье нуждалось в доработке и 26 июля 1940 года было снято с вооружения. Испытания переделанного ПТР прошли в июне 1941-го, причем отчет НИПСВО о результатах датирован 23-м числом - вторым днем Великой Отечественной.

МАССОВЫЕ ОБРАЗЦЫ

Срочное налаживание производства противотанковых ружей в условиях начавшейся войны, когда все мощности имеющихся предприятий Наркомата вооружения были занаряжены, требовало решения многих организационных и технологических проблем. А пока, в июле 1941 года принимаются временные меры для скорейшего снабжения армии ПТР.

Одна из них - попытка срочной организации выпуска на Тульском станкостроительном заводе (завод № 66) 7,92-мм ружья по образцу трофейного германского Pz.B.39. Его бронепробиваемость (на дистанции 300 м пуля прошивала броню толщиной до 23 мм) была достаточна для борьбы с легкими танками вермахта. Да и средние танки врага оно могло поразить при стрельбе в борт. Завод № 66 должен был изготовить 5 тысяч таких ПТР. Но и в сентябре еще оставались проблемы с работой механизмов ружья. В октябре же станкостроительный завод эвакуировали. В войска попало по одним данным - до 1 тысячи, по другим - только 426 таких ПТР. Во всяком случае 7,92-мм ружья использовались при обороне Тулы (несколько штук получил Тульский рабочий полк).

Вспомнили в ту пору и о 12,7-мм однозарядных ружьях, схожих по типу с германским «Маузер Танкгевер», - в 30-е годы их изготавливали в небольшом количестве в Туле для отработки 12,7-мм патрона, а НИПСВО в 1938-м предлагал разработать на этой основе магазинное ПТР. Теперь возникло предложение о выпуске однозарядного противотанкового ружья под 12,7-мм патрон ДШК мелкими мастерскими (его инициатором называют инженера В. Н. Шолохова). Полукустарное производство начали в Москве в мастерских механико-машиностроительного института им. Баумана, затем - в ОКБ-16. Простая конструкция германского ПТР «Маузер» дополнилась дульным тормозом, амортизатором приклада и складной сошкой. Специально для этих ружей выпускались 12,7-мм патроны с бронебойной пулей, позволявшей на дистанции 400 м пробивать броню толщиной 20 мм.

Продолжалась доводка и 14,5-мм патрона: в августе на вооружение приняли его вариант с пулей БС-41 с твердым сердечником. Этот сердечник часто именуют металлокерамическим, хотя речь идет не о керамике, а об использовании порошковой металлургии. Если 14,5-мм пуля Б-32 на дистанции 300 м пробивала броню толщиной 21 мм, то БС-41 - 35 мм.

Постановка на производство ПТР Рукавишникова по-прежнему составляла проблему. Для ускорения работ над более технологичным 14,5-мм ПТР, по воспоминаниям Д. Ф. Устинова, Сталин на одном из заседаний ГКО предложил поручить разработку еще одному, а для надежности - двум конструкторам. Задание в начале июля получили В. А. Дегтярев и С. Г. Симонов. Вскоре появились готовые к испытаниям образцы - от постановки задачи до первых пробных выстрелов прошло всего 22 дня. Новые ПТР должны были вести борьбу со средними и легкими танками и бронемашинами на дальностях до 500 м.

Дегтярев с сотрудниками своего КБ-2 на инструментальном заводе № 2 в Коврове разрабатывал два варианта с различной степенью автоматизации. Уже 14 июля рабочие чертежи передали в производство. 28 июля проект ПТР Дегтярева рассмотрели на совещании в Управлении стрелкового вооружения. 30 июля для ускорения организации массового выпуска Дегтяреву предложили упростить один из образцов, превратив его в однозарядный, ведь именно система питания обычно дает наибольшее число проблем при доводке оружия. Через несколько дней такой вариант был представлен.

28-29 августа ПТР Дегтярева испытали на НИПСВО. А еще 6-12 августа здесь прошли совместное испытание самозарядное ПТР Симонова (созданное на основе его же опытной самозарядной винтовки 1938 года) и доработанное ПТР Рукавишникова. Образец Симонова показал лучшие результаты.

29 августа 1941 года однозарядное ружье Дегтярева и самозарядное Симонова приняли на вооружение под обозначениями ПТРД и ПТРС соответственно. Это сделали даже до окончания испытаний ПТР (испытания на живучесть прошли 12-13 сентября, а окончательные - 24 сентября).

Поворотный продольно скользящий затвор ружья Дегтярева имел два боевых выступа в передней части и прямую рукоятку в задней. Ударный механизм - ударникового типа с винтовой боевой пружиной, хвост ударника выходил наружу позади затвора и имел вид крючка. Взведение ударника производилось при отпирании затвора. Ствол ПТРД снабжался активным дульным тормозом, поглощавшим до 2/3 энергии отдачи. Трубчатый приклад вмещал пружину амортизатора. Остроумной чертой конструкции был творчески позаимствованный из артиллерии принцип автоматического отпирания затвора при откате. После выстрела ствол со ствольной коробкой отходил назад, рукоятка затвора набегала на копирный профиль, укрепленный на прикладе, и поворачивалась, отпирая затвор. После остановки ствола затвор по инерции отходил назад и вставал на затворную задержку, отражатель затвора выталкивал стреляную гильзу в нижнее окно ствольной коробки. В переднее положение подвижная система возвращалась пружиной амортизатора. Затвор оставался открытым, и для подготовки к следующему выстрелу надо было вложить новый патрон в верхнее окно ствольной коробки, дослать и запереть затвор. Это позволяло увеличить боевую скорострельность при слаженной работе расчета из двух человек. Прицельное приспособление было вынесено влево на кронштейнах и включало мушку и перекидной целик на дальности до 600 м и свыше (в ПТР первых выпусков целик двигался в вертикальном пазе).

Приклад имел мягкую подушку, деревянный упор для удержания оружия левой рукой, деревянную пистолетную рукоятку, упор для щеки стрелка. На ствол крепились складная штампованная сошка и рукоятка для переноски. В принадлежность входили две брезентовые сумки на 20 патронов каждая. Общий вес ПТРД с боекомплектом составлял около 26 кг. В бою ружье переносил один или оба номера расчета. Представим себе нагрузку на расчет на марше и в бою.

Минимум деталей, использование трубы приклада вместо рамы упрощали производство ПТР, а это в тех условиях имело решающее значение. Производство ПТРД началось на Ковровском заводе № 2: в начале октября здесь поставили на сборку первую партию из 50 ружей, 28 октября создали специализированное производство - задание на противотанковое оружие было первоочередным. Первая партия в 300 ПТРД произведена в октябре и в начале ноября отправлена в 16-ю армию генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Позже к выпуску ПТРД подключили завод № 74 (Ижевский машиностроительный). К 30 декабря 1941 года изготовлено 17 688 ПТРД, а за весь 1942-й - 184 800. Основное производство ПТРД велось в Коврове до ноября 1943-го, когда завод № 2 прекратил выпуск. Зато с октября 1943 года собирать ПТРД начали в Златоусте на заводе № 385.

Самозарядное ПТРС имело автоматику на основе отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Запирание канала ствола производилось перекосом остова затвора вниз. Ударный механизм - курковый, с винтовой боевой пружиной. Двухрядный магазин с рычажным подавателем шарнирно крепился к ствольной коробке, снаряжался обоймой (пачкой) с 5 патронами при откинутой вниз крышке. В принадлежность входило 6 обойм. По израсходовании патронов затвор вставал на задержку. Прицельное приспособ-ление включало мушку с предохранителем и секторный прицел, насеченный от 100 до 1500 м. ПТР имело деревянный приклад с мягкой подушкой и наплечником, пистолетную рукоятку. Шейка приклада использовалась для удержания левой рукой. Ствол снабжался дульным тормозом, на него крепились складная сошка и рукоятка для переноски.

Изготовление ПТРС было проще ПТР Рукавишникова (на треть меньшее число деталей, на 60% меньше станко-часов), но значительно сложнее ПТРД. Планировалось ПТРС выпускать в Туле, но после эвакуации части производства завода № 66 в Саратов изготовление ПТРС наладили там, на заводе № 614 (бывший «Трактородеталь»). Для быстрой организации производства не хватало ни оборудования, ни мощностей. Выход нашли в кооперации предприятий: изготовление магазинной коробки поручили комбайновому заводу, бойка - механическим мастерским местного университета. 7 ноября первое ПТРС успешно прошло испытания, с декабря в Саратове началось его серийное производство. К выпуску ПТРС привлекли также Ижевский завод № 74: 6 ноября он получил задание на организацию производства ПТРД, а уже 11 ноября - дополнительно на производство ПТРС. В ноябре ижевчане изготовили 36 ПТРД, а первые два ПТРС смогли сдать только в декабре. Поначалу производство деталей ПТР распределили по цехам завода, затем построили отдельные деревянные бараки. Использовали эвакуированные производства Тульского оружейного и Подольского механического заводов. 1 июля 1942 года на этой основе из завода № 74 был выделен завод № 622 (впоследствии Ижевский механический завод), производивший в том числе и противотанковые ружья обеих систем, а с середины 1943-го - только ПТРС.

В 1941 году выпущено всего 77 ПТРС, в 1942-м - 63 308. Установление массового производства позволило снизить себестоимость ПТРС - с первого полугодия 1942 года по второе полугодие 1943-го она уменьшилась почти вдвое.

Поскольку ПТР принимались в срочном порядке, недостатки новых систем - тугая экстракция гильзы у ПТРД, сдвоенные выстрелы у ПТРС - приходилось исправлять в ходе производства. Из-за тугой экстракции гильз рекомендовалось смазывать патронник ПТР перед стрельбой и через каждые 10-12 выстрелов. Это, как и довольно чувствительная отдача, снижало реальную боевую скорострельность по сравнению с заявленной в руководствах. Развертывание массового производства в условиях войны все же требовало определенного срока - потребности войск стали удовлетворяться в достаточной степени только с ноября 1942 года.

Производство ПТРД прекратили в Ижевске на заводе № 622 в июле, а в Коврове на заводе № 2 - в ноябре 1943-го, в Златоусте на заводе № 385 - в декабре 1944-го. ПТРС выпускались в Саратове на заводе № 614 до июня 1944 года, в Ижевске на заводе № 622 - до декабря того же года. Всего указанными пятью заводами произведено 471 726 ПТР - 281 111 ПТРД и 190 615 ПТРС. В войска поставлено 469 700 ПТР обеих систем. Пик производства - 249 642 штук - приходится на 1942 год, когда роль ПТР в системе противотанковой обороны была наиболее значительной. Количество 14,5-мм патронов, выпущенных в 1940-1945 годах, оценивается в 139,8 миллиона штук, пик производства - 1942-1943 годы.

БОЕВОЙ ОПЫТ

При достаточно высоких баллистических данных 14,5-мм ПТР отличались маневренностью и технологичностью. Они, конечно, не были заменой даже легких противотанковых пушек, но устраняли существенный разрыв между «противотанковыми» возможностями пехоты и артиллерии. Хотя в 1941 году ПТР пришлось играть именно роль последней - еще в августе из батальонного и дивизионного звена изъяли 45-мм пушки и передали их для формирования истребительно-противотанковых полков и бригад.

Первыми новые ПТР получили войска Западного фронта, оборонявшие Москву (здесь, кстати, использовалось и некоторое количество ПТР Рукавишникова). Директива командующего фронтом генерала армии Г. К. Жукова от 26 октября 1941 года, говоря об отправке в 5, 33 и 16-ю армии по 3-4 взвода ПТР, требовала «принять меры к немедленному использованию этого исключительного по силе и эффективности вооружения... придания их полкам и батальонам». А в своем приказе от 29 декабря Жуков указывал на недостатки в применении ПТР: использование их расчетов в качестве стрелков, отсутствие взаимодействия с группами истребителей танков и противотанковой артиллерией, случаи оставления ПТР на поле боя.

Самым известным во время обороны Москвы стал бой у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года 4-й роты 2-го батальона 1075-го полка 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова. Из 30 немецких танков, участвовавших в атаках, было подбито 18, но из всей роты, на фронте которой происходила атака, в живых остались менее 20% красноармейцев. Этот бой показал не только способность расчетов ПТР (в батальоне было всего 4 расчета) бороться с танками, но и необходимость их прикрытия стрелками, автоматчиками и поддержки противотанковой и полковой артиллерией. Формой организации тесного взаимодействия противотанковой артиллерии, ПТР, бойцов - истребителей танков и автоматического оружия пехоты стали противотанковые опорные пункты.

С декабря 1941 года в стрелковые полки вводились роты ПТР (по 27, затем по 54 ружья), а с осени 1942-го в батальоны - взводы ПТР по 18 ружей. В январе 1943-го роту ПТР включили в состав мотострелково-пулеметного батальона танковой бригады, здесь роты ПТР просуществуют до марта 1944 года. Роты ПТР вводились и в артиллерийские истребительно-противотанковые дивизионы, а батальоны ПТР - в состав истребительных противотанковых бригад. Противотанковые ружья вместе с ручными пулеметами обеспечивали самооборону артиллерийских батарей от внезапных атак противника.

Надо отметить, что эффективность боевой работы расчетов ПТР оценивается по-разному, в российской литературе последних лет принято делать упор на их недостатках и считать, что они имели лишь «психологическое значение» в условиях явной нехватки противотанковой артиллерии. Однако бывший генерал-лейтенант вермахта Э. Шнейдер писал: «В 1941 году у русских было 14,5-мм ПТР... доставившее немало хлопот нашим танкам и появившимся позднее легким бронетранспортерам». Бывший генерал-майор Ф. фон Меллентин отмечал: «Создавалось впечатление, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье или противотанковую пушку. Русские очень ловко располагали эти средства и, кажется, не было такого места, где бы их не оказалось». Вообще в ряде германских работ о Второй мировой войне и воспоминаниях немецких танкистов советские ПТР упоминаются как «достойное уважения» оружие, но отдается должное и мужеству их расчетов. Советские же командиры уже в 1942 году отмечали новые особенности проведения немцами атак с участием танков и штурмовых орудий - те порой останавливались в 300-400 м от передовых окопов, поддерживали свою пехоту огнем с места. А это дальности, с которых открывали огонь советские ПТР. Как видно, огонь противотанковых ружей имел не одно лишь «психологическое значение».

Сыграв большую роль в противотанковой обороне в 1941-1942 годах, ПТР с середины 1943-го - с ростом бронезащиты танков и штурмовых орудий свыше 40 мм - утратили свои позиции. Если в январе 1942-го количество ПТР в войсках составляло 8116, в январе 1944-го - 142 861, то есть выросло за два года в 17,6 раза, то в 1944-м оно начало снижаться и к концу войны действующая армия имела только около 40 000 ПТР.

30 октября 1944 года начальник штаба 1-го Прибалтийского фронта генерал-полковник В. В. Курасов докладывал: «Опыт использования ПТР во время Отечественной войны показывает, что наибольший эффект они имели в период до июля 1943 года, когда противник применял легкие и средние танки, а боевые порядки наших войск были сравнительно слабее насыщены противотанковой артиллерией. Начиная со второй половины 1943 года, когда противник начал применять тяжелые танки и самоходные орудия, имеющие мощную броневую защиту, эффективность ПТР значительно снизилась. Основная роль в борьбе с танками в настоящее время целиком выполняется артиллерией. ПТР, обладающие хорошей меткостью огня, используются теперь главным образом против огневых точек, бронемашин и бронетранспортеров противника». Командиры подразделений с успехом использовали основные достоинства ПТР - маневренность, возможность постоянно находиться в боевых порядках мелких подразделений, простота маскировки - и в 1944-м, и в 1945 году. Например, при бое в окружении, в населенных пунктах, при захвате и закреплении плацдармов, когда не было возможности использовать артиллерию.

ПТР использовали для борьбы не только с танками и бронемашинами. Бронебойщики нередко приводили к молчанию дзоты и доты противника. Снайперы использовали ПТР вместо снайперской винтовки для поражения противника на больших дальностях или за закрытиями (попытки установки оптического прицела на ПТР оказались неудачны из-за слишком сильной отдачи оружия). Противотанковые ружья использовали и для борьбы с низколетящими самолетами - тут преимущества были у самозарядного ПТРС.

Автор Семен ФЕДОСЕЕВ

feldgrau.info