Снайперская винтовка Мосина и история. История винтовка мосина


Снайперская винтовка Мосина и история

Фото из открытых источников

В 1891 году на вооружение Российской Империи была принята винтовка, представлявшая собой более или менее базовую конструкцию Мосина с некоторыми (не слишком значительными, но, тем не менее, имевшимися) заимствованиями из системы Нагана (смотрите видео ниже).

 

С технической точки зрения, винтовка системы Мосина представляет собой магазинное оружие с ручным перезаряжанием. Запирание ствола осуществляется продольно - скользящим поворотным затвором на два боевых упора за ствольную коробку. Боевые упоры расположены в передней части затвора и в запертом состоянии располагаются в горизонтальной плоскости. Взведение ударника и постановка его на боевой взвод осуществляются при открытии затора. Затвор простой по конструкции, прямая рукоятка перезаряжания расположена в середине затвора. Предохранителя как отдельной детали нет, вместо него для постановки на предохранитель используется открыто расположенная позади затвора головка курка (ударника). Затвор легко вынимается из ствольной коробки без помощи инструмента (достаточно отвести затвор полностью назад, а затем, нажав на спусковой крючок, извлечь его назад).

 

Магазин коробчатый, неотъемный, с однорядным расположением патронов. Нижняя крышка магазина откидная вниз-вперед для быстрого разряжания и чистки магазина. Снаряжение магазина - из пластинчатых обойм на 5 патронов или по одному патрону, через верхнее окно ствольной коробки при открытом затворе. В силу особенностей конструкции магазина (однорядное расположение патронов при заряжании сверху) в конструкцию пришлось ввести специальную деталь - отсечку, блокировавшую второй и нижние патроны в магазине при подаче верхнего патрона в ствол. При полностью закрытом затворе отсечка отключалась, позволяя очередному патрону подняться на линию подачи в ствол. На ранних образцах отсечка также выполняла роль отражателя стреляной гильзы, позже (с 1930 года) был введен отдельный отражатель.

 

Ложа винтовки - деревянная, как правило - из березы, с прямой шейкой и стальным затылком приклада. Прицельные приспособления открытые, с 1930 года на ряде винтовок введен кольцевой предохранитель мушки.

 

После первой мировой войны снайпинг прочно вошёл в армейскую жизнь, став элементом боевой подготовки отличных стрелков в войсках. Но в СССР пристальное внимание к снайперскому движению было обращено только в конце 1920-х годов, да и то не высшим военным командованием, а руководством всемогущего ОГПУ-НКВД. Тесное военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской Германией способствовало передаче СССР самых современных образцов военной техники и вооружений, а также технологий их производства. Тогда же в СССР появляются и первые предприятия по производству оптических приборов. Именно это обстоятельство, наряду с началом работ по усовершенствованию основного оружия пехоты - мосинской трёхлинейки, дало толчок для создания в 1927-28 годах первого советского образца снайперского оружия, сконструированного на базе драгунской винтовки Мосина, образца 1891 г.

 

Новый снайперский вариант старой винтовки был оснащён 4-х кратным оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца). Первый советский оптический прицел Д III являлся копией германского прицела «Цейсс» и служил для точной стрельбы по удалённым малоразмерным целям, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. Он представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учёта боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10 (через каждые 100 м), слева - располагался барабанчик для боковых поправок горизонтальных лимб. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, расположенных под прямым углом к пеньку. Верхний край горизонтальных нитей находился на одной высоте с острым концом пенька, образуя перекрестье прицела.

 

Поскольку прицельное приспособление и изображение цели находились в фокальной плоскости объектива прицела, то прицеливание заключалось в совмещении острия прицельных нитей с изображением цели. Снайперская винтовка давала возможность вести прицельную стрельбу с оптическим прицелом от 100 до 1000 м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - на дальность до 600 м. Новое оружие, оснащённое отечественными прицелами, отличалось высокими боевыми качествами. Так, при стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 - 7,5, на 400 - 18,0, на 600 - 35,0. Уже вскоре снайперские винтовки начали поступать на вооружение конвойных и пограничных войск ОГПУ-НКВД.

 

Советские Вооружённые силы получили аналогичное оружие только спустя два года - в 1930 г. Конструкторы проектно-конструкторского бюро Тульского оружейного завода при проведении комплексных работ по усовершенствованию штатного оружия разработали специальную снайперскую модель 7,62-мм винтовки образца 1891/30 годов, которая отличалась от стандартного образца наличием оптического прицела, высоким качеством изготовления ствола, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки, облегчением усилия на спусковом крючке до 2-2,4 кг.

 

Основные баллистические показатели снайперских винтовок (без штыка) были аналогичны показателям винтовок валового производства, но целевое оружие имело улучшенную меткость боя за счёт отбора их из числа рядовых образцов, показавших наилучшие результаты стрельбы, или же за счёт специального изготовления с улучшенным качеством обработки поверхности канала ствола и уменьшенными допусками.

 

Стабильность боя снайперских винтовок была значительно выше, чем у оружия валового производства, что достигалось более тщательной подгонкой ложи к стволу со ствольной коробкой и изготовлением ложи, как правило, из высококачественного материала - орехового дерева. Из-за установки прицела, перекрывавшего паз для обоймы в ствольной коробке, заряжать снайперские винтовки из стандартных пятизарядных обойм не представлялось возможным, поэтому заряжание производилось по одному патрону, что значительно снижало боевые возможности этого оружия в реальной боевой обстановке.

 

Вначале для армейской снайперской винтовки принимают 4-х кратный прицел марки ПТ образца 1930 г., а с выявлением его недостатков, в следующем году, - улучшенную модификацию: оптический прицел ВП образца 1931 г. Но и в этой модели прицела советским конструкторам так и не удалось добиться полной герметичности окулярной трубки из-за неудачной конструкции диоптрийного кольца. Прицелы ПТ и ВП, так же как и прицел Д III, монтировались на кронштейне конструкции А.А.Смирнского, основание которого наглухо крепилось накладкой с шестью винтами на передней части ствольной коробки, хотя подобное расположение прицела усложняло заряжание оружия. Поэтому в 1936-37 гг. оптический прицел ВП был заменён усовершенствованным 4-х кратным прицелом типа ПЕ. Он был рассчитан на дальность стрельбы до 1400 м. Масса прицела 0,62 г. Достаточно надёжная конструкция кронштейна «Сесо» с боковым креплением прицела в немалой степени повлияла на точность наводки при стрельбе, а также позволила в случае повреждения в бою пользоваться открытым секторным прицелом.

 

Первое крупное боевое крещение снайперское оружие прошло в период советско-финской войны 1939-40 гг., когда отличные качества советских винтовок, оснащённых прицелами ВП, ПТ и ПЕ, были проверены боевой практикой.

 

Но ставка, которую в предвоенные годы высшее военное командование делало на широкое внедрение в систему вооружения пехоты автоматического оружия, привела к тому, что уже в 1937 г. снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. планировали заменить 7,62-мм автоматической снайперской винтовкой системы С.Г.Симонова (АВС) образца 1936 г. Однако высокое рассеивание даже при стрельбе одиночным огнём способствовало тому, что была изготовлена всего лишь малая партия снайперских винтовок Симонова. А спустя всего три года, в 1940 году, на смену 7,62-мм снайперской винтовке образца 1891/30 гг. приходит новая 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) образца 1940 г. Прицел ПУ был значительно облегчён по сравнению с предшественниками и весил всего 0,27 кг. Крепление прицела ПУ кронштейном сверху на ствольной коробке, также разработанное Ф.В.Токаревым, позволяло вести стрельбу с открытым секторным прицелом на дальность до 600 м.

 

Однако суровая реальность боёв начального периода Великой Отечественной войны убедительно доказала, что снайперская винтовка СВТ-40, несмотря на свои многочисленные достоинства, значительно уступает своей предшественнице по основному показателю для этого вида оружия - кучности стрельбы. Многочисленные рекламации, поступавшие на снайперские СВТ с фронта, заставили советское военное командование вновь вспомнить о старой, незаслуженно забытой снайперской винтовке образца 1891/30 гг. В октябре 1941 года снайперскую СВТ-40 снимают с производства.

 

В начале 1942 г. Ижевский машиностроительный завод восстанавливает производство снайперских винтовок образца 1891/30 гг., но они уже были рассчитаны под унифицированный прицел ПУ, разработанный специально для снайперских СВТ-40. Однако и у этой винтовки имелись определённые недостатки: фронтовиков не устраивали, в первую очередь, её масса и значительная длина, в результате чего длительная работа с ней утомляла снайпера; низкая скорострельность винтовки - 10-12 прицельных выстрелов в минуту также не вполне отвечала требованиям современного маневренного быстротечного боя.

 

Особые нарекания вызывал нерегулируемый спусковой механизм, поскольку тугой спуск не обеспечивал сохранения точности прицеливания во время выстрела. Переход на упрощённые технологии и удешевление производства привели к тому, что ложи, которые с 1942 г. стали изготавливать из берёзовых заготовок, зачастую давали поводку, чего раньше у оружия, имевшего высококачественные ореховые ложи, не встречалось. Некоторые снайперы отмечали недостаточно качественное изготовление оптики, в частности прицелов ПУ выпуска 1943-44 гг. Кроме того, по заключению фронтовиков, при выверке и приведению винтовки к нормальному бою установка на шкале барабанчика вертикальных поправок прицела не всегда совпадала с действительными дистанциями, а частое изменение установки барабанчика вертикальных поправок давало отклонение по горизонтали.

 

Высказывалось мнение о неудачном расположении оптического прицела ПУ на винтовке. В частности отмечалось, что прицел расположен далеко от глаза стрелка, в результате чего при прицеливании снайперу приходится отрывать щеку от приклада до 3 см и вытягивать шею (чтобы наблюдать всё поле зрения без лунообразных теней по краям). Из-за неправильного положения головы глаз стрелка отклонялся от оптической оси прицела, вызывая ошибку в прицеливании.

 

В годы Великой Отечественной войны советские снайперы использовали следующие боеприпасы: 7,62-мм винтовочные патроны с лёгкой, тяжёлой, бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), пристрелочно-зажигательной (ПЗ) и трассирующей (Т-46) пулями. Патроны с лёгкой и тяжёлой пулями, как правило, применялись для стрельбы по живой силе противника; патроны с бронебойной и бронебойно-зажигательной пулями - для уничтожения расчётов пулемётов, орудий (особенно орудий прямой наводки) и ПТР (РПГ), а также для стрельбы по амбразурам ДОТов и ДЗОТов, по стереотрубам, автотранспорту и пикирующим самолётам. Патроны с зажигательной пулей применялись для поджигания объектов, мешающих наблюдению и обстрелу укрывающих снайперов, а также деревоземляных огневых точек противника; патроны с трассирующей пулей — для целеуказания (причем, только в наступлении). Пристрелочные (разрывные) пули, использовавшиеся для стрельбы по легковоспламеняющимся целям и для корректировки стрельбы по подвижным и неподвижным целям, как правило, советскими снайперами в годы войны практически не применялись. Носимый запас патронов зависел от выполняемой снайпером задачи и от вида боя (наступательный или оборонительный).

 

Технические характеристики

 

Калибр, мм 7,62

Длина, мм 1232

Длина ствола, мм 729

Общий вес без патронов, кг 4

 

Магазин, количество патронов 5

Прицельная дальность, м 2000

Начальная скорость полета пули, м/с 865

 

Источник

planet-today.ru

Винтовка Мосина - История Ижевска

Страница 1 из 4

 

Винтовка Мосина (в западной классификации винтовка Мосина-Нагана), или трёхлинейка (трехлинейная винтовка образца 1891 года) – это боевая винтовка с поворотным продольно-скользящим затвором и магазинной подачей патронов, разработанная для Русской Императорской армии в 1882-1891 годах и принятая на её вооружение в 1891 году.

Название «трехлинейка» связано с калибром винтовки, равным 3 линиям (1 линия – это устаревшая единица измерения длины, равная 1/10 дюйма), следовательно, калибр трехлинейки равен 3/10 дюйма, или 7,62 мм (2,54 мм ´ 3).

В период с 1891 года до окончания Великой Отечественной и Второй мировой войн винтовка Мосина и её всевозможные отечественные и зарубежные модификации использовались вооруженными силами Российской империи, РСФСР, СССР и многих других государств. Она является одной из самых массовых в истории боевых винтовок с поворотным продольно-скользящим затвором: за время с начала её производства в 1891 году было выпущено 37 миллионов штук этого оружия, которое, как и АК-47, несмотря на свой возраст и постепенное устаревание, было задействовано в различных международных конфликтах.

В ходе Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., русские войска, вооруженные главным образом однозарядными винтовками Бердана, несли тяжелые потери в боях против турецкой армии, вооруженной магазинными винтовками фирмы Винчестер, особенно в кровавой осаде Плевны. Это показало командующим русской армии назревшую необходимость в её перевооружении.

В 1889 году начался конкурс, на котором с целью отбора были представлены 3 винтовки: 3-линейная винтовка калибра 7,62 мм (30-й калибр) разработки капитана Императорской армии Сергея Ивановича Мосина, 3,5-линейная винтовка бельгийского конструктора Леона Нагана (фр.: Léon Nagant) и 3-линейная винтовка разработки капитана Зиновьева.

После завершения испытаний в 1891 году эксперты разделились в своих оценках. Основные недостатки винтовки Нагана состояли в более сложном механизме, а также длительной и утомительной процедуре разборки (требующей применения специальных инструментов, необходимых для развинчивания двух креплений). Винтовку Мосина критиковали главным образом за более низкое качество изготовления и материалов, что вело к чуть большему числу отказов. За винтовку Нагана проголосовало 14 членов комиссии, а против неё – 10. Однако руководитель комиссии генерал-майор Чагин приказал провести под контролем комиссии дополнительные испытания, в ходе которых свои преимущества продемонстрировала винтовка Мосина, благодаря чему именно ей было отдано предпочтение в споре с винтовкой Нагана.

В канале ствола винтовки Мосина образца 1891 года предусмотрены 4 правых нареза с шагом 1:9,5" или 1:10". Она обладает общими чертами с винтовкой Маузера образца 1898 года, имевшей самый современный на то время поворотный продольно-скользящий затвор. Один из аспектов этой общности состоит в использовании 2 передних боевых выступов затвора. Однако в винтовке Мосина боевые выступы затвора фиксируются в горизонтальном положении, а в винтовке Маузера – в вертикальном. Корпус затвора в винтовке Мосина состоит из нескольких деталей, а в винтовке Маузера он цельный. В винтовке Мосина используются сменные боевые личинки, как и в винтовке Ли-Энфилд (англ.: Lee-Enfield). В отличие от винтовки Маузера, оснащенной боевой личинкой с контролируемой подачей патрона, при которой основание патрона захватывается фиксированным экстрактором, когда патрон подается из магазина, винтовка Нагана имеет утопленную боевую личинку толкающего типа, в которой подпружиненный экстрактор захватывает основание патрона при окончательном запирании канала ствола. Как и в системе Маузера, в винтовке Мосина используется пластинчатый выбрасыватель, установленный в ствольной коробке. Чтобы извлечь затвор винтовки Мосина, необходимо полностью вытянуть его назад из ствольной коробки, просто надавив на спусковой крючок, в то время как винтовка Маузера имеет отдельный рычаг фиксатора затвора, не связанный со спусковым крючком.

Как и в винтовке Маузера, угол подъема рукоятки затвора винтовки Мосина составляет 90 градусов в отличие от 60 градусов в винтовке Ли-Энфилд. Рукоятка затвора винтовки Маузера установлена в задней части корпуса затвора и фиксируется за цельным задним кольцом ствольной коробки. Рукоятка затвора винтовки Мосина, как и в винтовке системы Маннлихера, крепится к выступу на средней части корпуса затвора, служащему в качестве его направляющей и, по аналогии с винтовкой Маузера, также выполняющему функцию третьего предохранительного выступа, и фиксируется за счет него перед разрезным задним кольцом ствольной коробки в окне для выброса гильз/зарядном окне.

В 1891 году трехлинейка Мосина образца 1891 года была принята на вооружение Русской Императорской армии. В дальнейшем появилось несколько её модификаций, самой распространенной из которых была винтовка Мосина образца 1891/30 гг., представлявшая собой модернизированный вариант 1930 года. Некоторые особенности конструкции этой модернизированной версии Мосин заимствовал из винтовки Нагана. Одной из таких особенностей было наличие крепления подающей пружины к дну коробки магазина. В оригинальной конструкции Мосина подающая пружина не крепилась к дну коробки магазина, а, согласно экспертному заключению конкурсной комиссии, могла отсоединяться в процессе чистки оружия. Другой такой конструктивной особенностью винтовки Мосина образца 1891/30 гг. была форма патронной обоймы, которая могла удерживать 5 патронов для их одновременного заряжания в магазин.

Ещё одной особенностью была форма отсечки-отражателя, специально сконструированной детали внутри ствольной коробки, которая предотвращала так называемую «двойную подачу» патронов. Первоначальная версия винтовки, предложенная Наганом, не имела этой детали, что вело к частым случаям неподачи патрона. Позже винтовка Нагана была оснащена отсечкой-отражателем, заимствованной из винтовки Мосина. Хотя её форма была несколько изменена, это изменение по настоянию комиссии позже было обратно заимствовано и внесено в модель Мосина образца 1891 года. В ходе модернизации 1930 года форма отсечки-отражателя подверглась дальнейшему изменению: из однокомпонентной она стала двухкомпонентной, поскольку в первоначальном своем виде она оказалась одной из самых ненадежных в действии деталей трехлинейки. При этом в последующих моделях винтовки Мосина заимствованными разработками Нагана являлись только система обойменного заряжания патронов и крепление подающей пружины к дну коробки магазина. А, учитывая, что винтовка легко могла заряжаться без использования обоймы, то есть патрон за патроном, единственным заимствованием из системы Нагана во всех моделях винтовки Мосина после 1930 года оставалось, по сути, лишь крепление подающей пружины к дну коробки магазина.

Несмотря на конкурсную неудачу винтовки Нагана, её конструктор подал заявку на патент и заявил своё право на сумму, которую должен был получить победитель завершившегося в 1891 году конкурса. Леон Наган стал, судя по всему, первым человеком, обратившимся к системе международного патентования с целью защиты своего авторского права на отсечку-отражатель, хотя изначально сам позаимствовал её конструкцию из винтовки русского оружейника. Мосин не мог подать заявку на патент, так как являлся офицером Российской армии, а конструкция винтовки, имевшая статус военного секрета, была собственностью правительства. Назревал скандал в связи с угрозой Нагана не участвовать впредь в испытаниях, которые будут проводиться в России, и встречным российским предложением об отстранении оружия бельгийца от участия в любых будущих испытаниях, так как он заимствовал конструкцию отсечки-отражателя, на которую распространялся статус секретности, присваивавшийся в Российской империи изобретениям военного характера, и тем самым нарушил российское законодательство. В итоге конкурсная комиссия выплатила бельгийскому конструктору такую же сумму, что получил и победивший в конкурсе Мосин. А самому оружию не было присвоено официальное международное название «винтовки Мосина», чтобы не провоцировать дальнейших тяжб с Наганом. Это решение оказалось мудрым, так как в 1895 году на вооружение Русской Императорской армии в качестве основного оружия личной защиты был принят револьвер системы Нагана. Однако по этой же самой причине и в связи с попытками бельгийца использовать сложившуюся ситуацию для того, чтобы добиться известности, в западной военной литературе появилось обозначение «винтовка Мосина-Нагана» (хотя в самой России её так никогда не называли). Как бы то ни было, принятое на Западе двойное наименование винтовки является необоснованным как в юридическом отношении (учитывая положения российского законодательства того времени, т.е. законодательства государства, принявшего винтовку на вооружение своей армии), так и с технической точки зрения (так как ни одна из деталей, заимствованных из конструкции Нагана, при извлечении этой детали из российской винтовки не повлечет за собой утрату ею способности производить выстрелы).

Производство винтовки Мосина образца 1891 года было запущено в 1892 году на 3 оружейных заводах: Ижевском, Тульском и Сестрорецком. Кроме того, ещё 500 тысяч единиц этого оружия по российскому заказу должна была изготовить Французская государственная оружейная мануфактура Шательро (Manufacture Nationale d'Armes de Châtellerault).

Первым серьезным боевым крещением для винтовки Мосина образца 1891 года стала Русско-японская война 1904-1905 годов. К её началу зимой 1904 года Российская армия успела получить около 3,8 миллионов винтовок, правда, к моменту начала боевых действий более 1,5 миллионов из них состояло на вооружении кавалерии и всех её резервов. Так что в сражениях этой войны было задействовано лишь относительно небольшое количество новых винтовок. Большинство дальневосточных воинских формирований Русской Императорской армии в то время всё ещё были вооружены винтовками Бердана.

С момента утверждения окончательной конструкции в 1891 году по 1914 год на базе существующей винтовки Мостина были созданы и производились 3 её варианта: пехотный, драгунский и казачий. На момент вступления Российской империи в Первую мировую войну на вооружении её армии состояло в общей сложности более 4,5 миллионов винтовок всех трех вариантов.

< Предыдущая Следующая >
 

izhistory.ru

Винтовка Мосина, героиня двух мировых войн

Винтовка образца 1891/30 годов. Из ее названия после революции пропала фамилия Сергея Мосина, но это его «трехлинейка» вытащила на своем горбу вторую по счету мировую войну. Не было у русского солдата вещи ближе и понятнее, чем эта винтовка.

Ее мощный патрон, дававший винтовке прицельную дальность до двух километров, широко известен во всем мире, и носит характерное официальное наименование 7,62×54R. R значит «русский».

Со стрелковым оружием связан самый главный миф, старательно поддерживавшийся публицистами после войны. Что у немцев, мол, вся пехота была поголовно с автоматами, а у нас с винтовками, и только к концу войны Красная Армия получила большое число автоматов и начала бить немцев.

Тут неправда почти все. Германия начала войну, вооруженная карабином Маузера образца 1898 года — ветераном Первой мировой, по сути, ровесником винтовки Мосина. Автоматов было незначительное количество. Советская армия собиралась перевооружаться на самозарядные винтовки Токарева СВТ-40, но этим планам помешала война.

Для справки: за все время Великой Отечественной советская промышленность произвела шесть миллионов автоматов ППШ, около миллиона винтовок Токарева… и свыше 12 миллионов винтовок образца 1891/30 гг. Кстати, немцы за войну выпустили более 10 миллионов магазинных винтовок.

Винтовка Мосина начала войну под Брестом и взяла Берлин.

Да, доля автоматического оружия в войсках повышалась, но говорить о том, что автомат вытеснил трехлинейку нельзя.

Автомат был оружием большой огневой мощи, но короткой дальности. Автоматы того времени использовали пистолетные патроны. Их вообще задумали в конце Первой мировой в рамках концепции «окопной метлы» — мощного средства зачистки штурмуемых траншей при боях на кинжальной дистанции. Для перестрелок на дистанциях в несколько сотен метров и более автоматы не годились: падала точность и убойное действие пули.

Поэтому винтовки неизбежно были основным вооружением пехоты. Мир потихоньку переходил на самозарядные карабины — американцы делали свой «гаранд», немцы возились с «геверами». У нас тоже была СВТ-40, которая получила убойную характеристику в начале войны: «русские поголовно вооружены ручными пулеметами». Но она была дорога в производстве, и капризна в эксплуатации, особенно для неподготовленного, малограмотного вала призывников, спешно замещающего выбитый «кадр» довоенной РККА, когда не было времени на дополнительное обучение.

Поэтому — винтовка Мосина. Простое как полено, надежное, убойное, точное оружие. Трехлинейка была освоена в производстве, ее технологический процесс был еще до революции вылизан до совершенства.

На ее базе, кстати, выпускалась штатная снайперская винтовка. Сталинградский снайпер Василий Зайцев работал в руинах волжского города именно с такой трехлинейной винтовкой.

Выпускать «трехлинейку» перестали только в 1945 году, но на вооружении она официально состояла аж до начала 1960-х годов.

defendingrussia.ru