Габриэль Суарез. Универсальные принципы боя. Габриэль суарез тактическая винтовка


Габриэль Суарез. Универсальные принципы боя. » Перуница

Габриэль Суарез, инструктор по стрелковой подготовке, основатель и руководитель Suarez International USA Inc. Преподает в США, известен книгами и фильмами по стрелковой подготовке, книга "Тактическая винтовка" была недавно переведена на русский язык. Двое наших ребят побывали на занятиях Суареза несколько лет назад. Полученные тогда знания во многом изменили отношение к применению оружия и собственной подготовке. В то время как спортивные стрелковые дисциплины, такие как IPSC и IDPA, набирают популярность и соответствующие федерации активно продвигают свои методики подготовки в армию и правоохранительные органы, нам кажется важным, чтобы у наших читателей появилась возможность услышать и другую точку зрения на методику подготовку стрелка, как гражданского, так и военного.

Несколько лет Суарез ведет блог, где публикует короткие заметки на актуальные темы работы с оружием. Мы договорились с Суарезом, что будем публиковать здесь переводы этих заметок на русский язык. Первая заметка - философская. Что такое бой, конфликт с применением оружия, как в нем выжить и победить. Несмотря на их простоту, описанные здесь принципы это почти (повторяем, почти) все, что может понадобится, чтобы выжить, будь Вы "самооборонщик", сотрудник правоохранительных органов или военнослужащий. По мере того, как в других заметках Суарез будет рассматривать конкретные вопросы работы с оружием, вы сможете в этом убедиться.

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ БОЯ

В ведении боя ничего не поменялось со времен античности до наших дней. Что бы ни было в руках - камень, копье, мачете или Глок, - принципы боя остаются неизменными. 

1) Настоящий бой не похож на стрелковые матчи или иные ситуации когда двое бойцов по договоренности сходятся друг против друга ради награды. Любой бой это в той или иной форме засадные действия. Будьте теми, кто устраивает засады, а не теми, кто в них попадает. Идеологи "честной схватки" с пренебрежением скажут, что это "удары исподтишка" или "стрельба в спину", и их любимые киногерои никогда бы так не поступили. Это неумно. Напасть первым это преимущество. Ждать пока нападет другой - глупо. Нападайте первым.

2) Если вы не можете напасть первым, нужно отбить нападение, внеся существенные коррективы в действия нападающего. Это можно сделать предупредив нападение или поразив цель первым. Например, вы видите как рука противника дернулась к оружию, но вы значительно быстрее и можете застрелить его до того, как он откроет огонь. Или вы видите как он замахивается для удара, но можете ударить первым. Но если вы не можете гарантировано его опередить (кто может дать такую гарантию?), значит надо уклониться от нападения и уйти с линии атаки (move off the X). Опытный боец наносит ответный удар уже тогда, когда он начал уходить с линии атаки.

3) Схватка лицом к лицу - неразумное и разрушительное занятие, как между людьми, так и между животными. Есть безусловные причины, почему наиболее совершенные армии так высоко ценят способность маневрировать. Учитесь маневрировать. Подвижность и скорость важнее меткости. Зайдите с фланга или со спины, и потом нанесите настолько мощное поражение, насколько это возможно.

4) После того как начался бой, противник должен быть уничтожен. Во время боя нет места жалости. Способность к крайней степени насилия является при этом желательной чертой, поэтому развивайте и культивируйте ее. Нерешительная армия никога вы выиграет ни одного сражения. Это тесно связано с такими чертами характера как моральная устойчивость, примитивная животная агрессия и способность умело контролировать оба этих качества.

5) Задача состоит в том, чтобы победить, все очень просто. Задача не в том, чтобы выявить сильнейшего бойца или наиболее умного тактика, или самого одаренного спортсмена. Самый одаренный спортсмен все равно умрет с ножом в горле, наилучший в тактическом плане боец получит пулю в лицо, и самого физически сильного бойца можно переехать внедорожником. Поймите правильно Вашу задачу и выберите пути ее достижения.

6) В продолжение сказанного, честность в бою для дураков. Если противник слабее вас, сомните и раздавите его как муху, используя всю вашу силу. Если противник сильный, обманите его, устройте засаду и убейте его, когда он к этому не готов. Если противник сильнее вас, избегайте его и достаньте его на расстоянии, где его сила ему не поможет. Тот, кто говорит, что это трусость, обычно говорит это на последнем издыхании.

Смысл схватки состоит в том, чтобы одержать победу и заставить оппонента делать то, что хотите вы. Заставить отдать вам что-то или просто заставить кого-то отступить в беспорядке, вот единственный смысл схватки для вас. И что бы там ни говорили бесхребетные либералы, будто схватка, или конфронтация ничего не решает, - схватка решает все. Поймите это и решайте схватки в свою пользу.

Universal Principles of Combat. Все права - Gabriel SuarezПеревод на русский язык - Группа 99

www.perunica.ru

Габриэль Суарез. Универсальные принципы боя

Габриэль Суарез, инструктор по стрелковой подготовке, основатель и руководитель Suarez International USA Inc. Преподает в США, известен книгами и фильмами по стрелковой подготовке, книга "Тактическая винтовка" была недавно переведена на русский язык. Двое наших ребят побывали на занятиях Суареза несколько лет назад. Полученные тогда знания во многом изменили отношение к применению оружия и собственной подготовке. В то время как спортивные стрелковые дисциплины, такие как IPSC и IDPA, набирают популярность и соответствующие федерации активно продвигают свои методики подготовки в армию и правоохранительные органы, нам кажется важным, чтобы у наших читателей появилась возможность услышать и другую точку зрения на методику подготовку стрелка, как гражданского, так и военного.

Несколько лет Суарез ведет блог, где публикует короткие заметки на актуальные темы работы с оружием. Мы договорились с Суарезом, что будем публиковать здесь переводы этих заметок на русский язык. Первая заметка - философская. Что такое бой, конфликт с применением оружия, как в нем выжить и победить. Несмотря на их простоту, описанные здесь принципы это почти (повторяем, почти) все, что может понадобится, чтобы выжить, будь Вы "самооборонщик", сотрудник правоохранительных органов или военнослужащий. По мере того, как в других заметках Суарез будет рассматривать конкретные вопросы работы с оружием, вы сможете в этом убедиться.

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ БОЯ

В ведении боя ничего не поменялось со времен античности до наших дней. Что бы ни было в руках - камень, копье, мачете или Глок, - принципы боя остаются неизменными. ?

1) Настоящий бой не похож на стрелковые матчи или иные ситуации когда двое бойцов по договоренности сходятся друг против друга ради награды. Любой бой это в той или иной форме засадные действия. Будьте теми, кто устраивает засады, а не теми, кто в них попадает. Идеологи "честной схватки" с пренебрежением скажут, что это "удары исподтишка" или "стрельба в спину", и их любимые киногерои никогда бы так не поступили. Это неумно. Напасть первым это преимущество. Ждать пока нападет другой - глупо. Нападайте первым.

2) Если вы не можете напасть первым, нужно отбить нападение, внеся существенные коррективы в действия нападающего. Это можно сделать предупредив нападение или поразив цель первым. Например, вы видите как рука противника дернулась к оружию, но вы значительно быстрее и можете застрелить его до того, как он откроет огонь. Или вы видите как он замахивается для удара, но можете ударить первым. Но если вы не можете гарантировано его опередить (кто может дать такую гарантию?), значит надо уклониться от нападения и уйти с линии атаки (move off the X). Опытный боец наносит ответный удар уже тогда, когда он начал уходить с линии атаки.

3) Схватка лицом к лицу - неразумное и разрушительное занятие, как между людьми, так и между животными. Есть безусловные причины, почему наиболее совершенные армии так высоко ценят способность маневрировать. Учитесь маневрировать. Подвижность и скорость важнее меткости. Зайдите с фланга или со спины, и потом нанесите настолько мощное поражение, насколько это возможно.

4) После того как начался бой, противник должен быть уничтожен. Во время боя нет места жалости. Способность к крайней степени насилия является при этом желательной чертой, поэтому развивайте и культивируйте ее. Нерешительная армия никога вы выиграет ни одного сражения. Это тесно связано с такими чертами характера как моральная устойчивость, примитивная животная агрессия и способность умело контролировать оба этих качества.

5) Задача состоит в том, чтобы победить, все очень просто. Задача не в том, чтобы выявить сильнейшего бойца или наиболее умного тактика, или самого одаренного спортсмена. Самый одаренный спортсмен все равно умрет с ножом в горле, наилучший в тактическом плане боец получит пулю в лицо, и самого физически сильного бойца можно переехать внедорожником. Поймите правильно Вашу задачу и выберите пути ее достижения.

6) В продолжение сказанного, честность в бою для дураков. Если противник слабее вас, сомните и раздавите его как муху, используя всю вашу силу. Если противник сильный, обманите его, устройте засаду и убейте его, когда он к этому не готов. Если противник сильнее вас, избегайте его и достаньте его на расстоянии, где его сила ему не поможет. Тот, кто говорит, что это трусость, обычно говорит это на последнем издыхании.

Смысл схватки состоит в том, чтобы одержать победу и заставить оппонента делать то, что хотите вы. Заставить отдать вам что-то или просто заставить кого-то отступить в беспорядке, вот единственный смысл схватки для вас. И что бы там ни говорили бесхребетные либералы, будто схватка, или конфронтация ничего не решает, - схватка решает все. Поймите это и решайте схватки в свою пользу.

xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai

Габриэль Суарез. Универсальные принципы боя

Универсальные принципы боя

В изложении Габриэла Суареза

Габриэль Суарез, инструктор по стрелковой подготовке, основатель и руководитель Suarez International USA Inc. Преподает в США, известен книгами и фильмами по стрелковой подготовке, книга "Тактическая винтовка" была недавно переведена на русский язык. Двое наших ребят побывали на занятиях Суареза несколько лет назад. Полученные тогда знания во многом изменили отношение к применению оружия и собственной подготовке. В то время как спортивные стрелковые дисциплины, такие как IPSC и IDPA, набирают популярность и соответствующие федерации активно продвигают свои методики подготовки в армию и правоохранительные органы, нам кажется важным, чтобы у наших читателей появилась возможность услышать и другую точку зрения на методику подготовку стрелка, как гражданского, так и военного.

Несколько лет Суарез ведет блог, где публикует короткие заметки на актуальные темы работы с оружием. Мы договорились с Суарезом, что будем публиковать здесь переводы этих заметок на русский язык. Первая заметка - философская. Что такое бой, конфликт с применением оружия, как в нем выжить и победить. Несмотря на их простоту, описанные здесь принципы это почти (повторяем, почти) все, что может понадобится, чтобы выжить, будь Вы "самооборонщик", сотрудник правоохранительных органов или военнослужащий. По мере того, как в других заметках Суарез будет рассматривать конкретные вопросы работы с оружием, вы сможете в этом убедиться.

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ БОЯ

В ведении боя ничего не поменялось со времен античности до наших дней. Что бы ни было в руках - камень, копье, мачете или Глок, - принципы боя остаются неизменными. 

1) Настоящий бой не похож на стрелковые матчи или иные ситуации когда двое бойцов по договоренности сходятся друг против друга ради награды. Любой бой это в той или иной форме засадные действия. Будьте теми, кто устраивает засады, а не теми, кто в них попадает. Идеологи "честной схватки" с пренебрежением скажут, что это "удары исподтишка" или "стрельба в спину", и их любимые киногерои никогда бы так не поступили. Это неумно. Напасть первым это преимущество. Ждать пока нападет другой - глупо. Нападайте первым.

2) Если вы не можете напасть первым, нужно отбить нападение, внеся существенные коррективы в действия нападающего. Это можно сделать предупредив нападение или поразив цель первым. Например, вы видите как рука противника дернулась к оружию, но вы значительно быстрее и можете застрелить его до того, как он откроет огонь. Или вы видите как он замахивается для удара, но можете ударить первым. Но если вы не можете гарантировано его опередить (кто может дать такую гарантию?), значит надо уклониться от нападения и уйти с линии атаки (move off the X). Опытный боец наносит ответный удар уже тогда, когда он начал уходить с линии атаки.

3) Схватка лицом к лицу - неразумное и разрушительное занятие, как между людьми, так и между животными. Есть безусловные причины, почему наиболее совершенные армии так высоко ценят способность маневрировать. Учитесь маневрировать. Подвижность и скорость важнее меткости. Зайдите с фланга или со спины, и потом нанесите настолько мощное поражение, насколько это возможно.

4) После того как начался бой, противник должен быть уничтожен. Во время боя нет места жалости. Способность к крайней степени насилия является при этом желательной чертой, поэтому развивайте и культивируйте ее. Нерешительная армия никога вы выиграет ни одного сражения. Это тесно связано с такими чертами характера как моральная устойчивость, примитивная животная агрессия и способность умело контролировать оба этих качества.

5) Задача состоит в том, чтобы победить, все очень просто. Задача не в том, чтобы выявить сильнейшего бойца или наиболее умного тактика, или самого одаренного спортсмена. Самый одаренный спортсмен все равно умрет с ножом в горле, наилучший в тактическом плане боец получит пулю в лицо, и самого физически сильного бойца можно переехать внедорожником. Поймите правильно Вашу задачу и выберите пути ее достижения.

6) В продолжение сказанного, честность в бою для дураков. Если противник слабее вас, сомните и раздавите его как муху, используя всю вашу силу. Если противник сильный, обманите его, устройте засаду и убейте его, когда он к этому не готов. Если противник сильнее вас, избегайте его и достаньте его на расстоянии, где его сила ему не поможет. Тот, кто говорит, что это трусость, обычно говорит это на последнем издыхании.

Смысл схватки состоит в том, чтобы одержать победу и заставить оппонента делать то, что хотите вы. Заставить отдать вам что-то или просто заставить кого-то отступить в беспорядке, вот единственный смысл схватки для вас. И что бы там ни говорили бесхребетные либералы, будто схватка, или конфронтация ничего не решает, - схватка решает все. Поймите это и решайте схватки в свою пользу.

Universal Principles of Combat. Все права - Gabriel SuarezПеревод на русский язык - Группа 99

Источник

* * *

Завжди має бути план Приглашение на хардбольный турнир "Тропа Хо Ши Мина"

slavs.org.ua

Универсальные принципы боя - Габриэль Суарез

Габриэль Суарез, инструктор по стрелковой подготовке, основатель и руководитель Suarez International USA Inc. Преподает в США, известен книгами и фильмами по стрелковой подготовке, книга "Тактическая винтовка" была недавно переведена на русский язык. Двое наших ребят побывали на занятиях Суареза несколько лет назад. Полученные тогда знания во многом изменили отношение к применению оружия и собственной подготовке. В то время как спортивные стрелковые дисциплины, такие как IPSC и IDPA, набирают популярность и соответствующие федерации активно продвигают свои методики подготовки в армию и правоохранительные органы, нам кажется важным, чтобы у наших читателей появилась возможность услышать и другую точку зрения на методику подготовку стрелка, как гражданского, так и военного.

Несколько лет Суарез ведет блог, где публикует короткие заметки на актуальные темы работы с оружием. Мы договорились с Суарезом, что будем публиковать здесь переводы этих заметок на русский язык. Первая заметка - философская. Что такое бой, конфликт с применением оружия, как в нем выжить и победить. Несмотря на их простоту, описанные здесь принципы это почти (повторяем, почти) все, что может понадобится, чтобы выжить, будь Вы "самооборонщик", сотрудник правоохранительных органов или военнослужащий. По мере того, как в других заметках Суарез будет рассматривать конкретные вопросы работы с оружием, вы сможете в этом убедиться.

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ БОЯ

В ведении боя ничего не поменялось со времен античности до наших дней. Что бы ни было в руках - камень, копье, мачете или Глок, - принципы боя остаются неизменными. ?

1) Настоящий бой не похож на стрелковые матчи или иные ситуации когда двое бойцов по договоренности сходятся друг против друга ради награды. Любой бой это в той или иной форме засадные действия. Будьте теми, кто устраивает засады, а не теми, кто в них попадает. Идеологи "честной схватки" с пренебрежением скажут, что это "удары исподтишка" или "стрельба в спину", и их любимые киногерои никогда бы так не поступили. Это неумно. Напасть первым это преимущество. Ждать пока нападет другой - глупо. Нападайте первым.

2) Если вы не можете напасть первым, нужно отбить нападение, внеся существенные коррективы в действия нападающего. Это можно сделать предупредив нападение или поразив цель первым. Например, вы видите как рука противника дернулась к оружию, но вы значительно быстрее и можете застрелить его до того, как он откроет огонь. Или вы видите как он замахивается для удара, но можете ударить первым. Но если вы не можете гарантировано его опередить (кто может дать такую гарантию?), значит надо уклониться от нападения и уйти с линии атаки (move off the X). Опытный боец наносит ответный удар уже тогда, когда он начал уходить с линии атаки.

3) Схватка лицом к лицу - неразумное и разрушительное занятие, как между людьми, так и между животными. Есть безусловные причины, почему наиболее совершенные армии так высоко ценят способность маневрировать. Учитесь маневрировать. Подвижность и скорость важнее меткости. Зайдите с фланга или со спины, и потом нанесите настолько мощное поражение, насколько это возможно.

4) После того как начался бой, противник должен быть уничтожен. Во время боя нет места жалости. Способность к крайней степени насилия является при этом желательной чертой, поэтому развивайте и культивируйте ее. Нерешительная армия никогда не выиграет ни одного сражения. Это тесно связано с такими чертами характера как моральная устойчивость, примитивная животная агрессия и способность умело контролировать оба этих качества.

5) Задача состоит в том, чтобы победить, все очень просто. Задача не в том, чтобы выявить сильнейшего бойца или наиболее умного тактика, или самого одаренного спортсмена. Самый одаренный спортсмен все равно умрет с ножом в горле, наилучший в тактическом плане боец получит пулю в лицо, и самого физически сильного бойца можно переехать внедорожником. Поймите правильно Вашу задачу и выберите пути ее достижения.

6) В продолжение сказанного, честность в бою для дураков. Если противник слабее вас, сомните и раздавите его как муху, используя всю вашу силу. Если противник сильный, обманите его, устройте засаду и убейте его, когда он к этому не готов. Если противник сильнее вас, избегайте его и достаньте его на расстоянии, где его сила ему не поможет. Тот, кто говорит, что это трусость, обычно говорит это на последнем издыхании.

Смысл схватки состоит в том, чтобы одержать победу и заставить оппонента делать то, что хотите вы. Заставить отдать вам что-то или просто заставить кого-то отступить в беспорядке, вот единственный смысл схватки для вас. И что бы там ни говорили бесхребетные либералы, будто схватка, или конфронтация ничего не решает, - схватка решает все. Поймите это и решайте схватки в свою пользу.

www.safetymoscow.ru

Все, что Вы хотели знать о Габриэле Суарезе, но боялись. Просто боялись...: tactical

Габриэль Суарез в особых представлениях русскоязычным читателям не нуждается. Одним из первых американских инструкторов он приветствовал нас со страниц российского издания «Солдата удачи». Именно его «Тактическое преимущество» было первой переводной книгой по тактике, изданной большим тиражом (хвала издательству Гранд Фаир за правильный выбор). Именно его «Тактическая винтовка» стала настольной книгой всех практических стрелков  на пост-советском пространстве. Этот инструктор имеет за плечами солидный опыт службы в полиции, а также участия в реальных перестрелках. Но даже не это главное. В ряду подобных ему учителей Суареза выделяет то, что он находится в постоянном поиске новых идей и проверке уже полученных знаний. Многих раздражают его нападки на некоторые постулаты науки стрельбы, но все подчинено единственной цели – выжить в огневом контакте. И если ради этого придется признать свою неправоту или подвергнуть критике устоявшиеся аксиомы – что ж, дело того стоит. Материал, преподаваемый Гейбом, очень просто воспринимается, из-за простого языка повествования, скрашенного изрядной долей юмора.

    Достаточно посмотреть, как лихо он обошелся с четырьмя «священными заповедями», преподанными великим Полковником (Джеффом Купером, если кто не в курсе), и чтимыми не одним поколением стрелков. В книге «Тактическая винтовка» (недавно переведенной нашими энтузиастами на русский язык) они изложены в своем первоначальном варианте, но в последующих публикациях выглядят иначе. Итак, слово герою статьи:

«Правило первое: Относитесь к любому оружию как если бы оно было заряжено. Заметьте, я не сказал традиционную фразу "Любое оружие всегда заряжено”, потому что это не так. И тем не менее оружие бесполезно, если оно не заряжено. Таким образом мы всегда начинаем с предположения, что оружие заряжено. Когда мы используем оружие для целей иных, чем стрельба, мы первым делом проверяем его состояние и, если это необходимо, разряжаем его. На стрельбище у нас всегда заряженное оружие. Если вам нельзя доверить находиться там с заряженным оружием, почему вы вообще пришли на занятия?

Правило второе: Не обращайтесь небрежно с оружием. Заметьте, мы не говорим "Я никогда не направлю оружие туда, куда я не хочу стрелять." Почему? Потому что оружие ВСЕГДА направлено на что-то. Даже если ваше оружие надежно зафиксировано во внешней поясной кобуре, одобренной IDPA и благословленной адептами практической стрельбы, ствол будет направлен вам в ногу каждый раз, когда вы выхватываете оружие из кобуры. Давайте смотреть на вещи реалистично.</font>

Кто-то скажет: давайте определим что такое небрежность. Небрежность - это неконтролируемое направление оружия. Мы все когда-то были этому свидетелями. Но опять же, в правильном контексте. В некоторых ситуациях, связанных с применением оружия, необходимо направить оружие на того, кто только предположительно является противником. Такие действия не нарушают второе правило.

Кроме этого, посмотрите как вы выхватываете оружие. Если только вы не стоите в позе балерины с прижатыми друг к другу ногами (малопригодное для ведения боя положение), ствол оружия перекрывает ногу каждый раз при выхватывании оружия их кобуры и возвращении в кобуру. Этого нельзя избежать без ущерба для тактической целесообразности, и это НЕ является нарушением техники безопасности. Надо ли нам полностью изменять наш образ действий для того, чтобы ствол ни при каких условиях не перекрывал тело? Едва ли. Следует просто отдавать себе отчет в том, что вы делаете и быть внимательными. Избежать проблем помогает правило номер три. </font>

Правило третье: Держите палец вне спускового крючка, на рамке, до того момента как приняли осознанное решение стрелять. Это последний способ застраховаться от случайного выстрела. Заметьте, я не говорю "Я никогда не коснусь пальцем спускового крючка, пока прицельные приспособления не будут совмещены с мишенью". Почему? Потому что прицельные приспособления не всегда выровнены с целью, когда нужно стрелять. К тому же мы обучаем бесприцельной интуитивной стрельбе наряду с прицельной. Не касайтесь спускового крючка при любых манипуляциях с пистолетом, в случае боевого применения и в иных случаях. Достаточно просто и безопасно».

И это при том, что к самому Д. Куперу герой нашего рассказа относится с большим почтением. Наверняка такая интерпретация базовых постулатов обращения с оружием кому-то покажется чересчур вольной и даже опасной. Но именно такой подход к мерам безопасности является практичным. Например, при отражении нападения на автомобиль со стороны водительского сидения, Суарез проводит пистолет не вокруг рулевого колеса, а возле груди. Тем самым нарушает «классическое» второе правило, «цепляя» стволом ноги. Что сделать приоритетом – «боязливое» отношение к оружию или скорость наведения на цель? Для Гейба ответ очевиден. </font>

      «Досталось» от Суареза и другому детищу великого Полковника – знаменитому цветовому коду. Этот код, первоначально использовавшийся в американской 82-й воздушно-десантной дивизии, применен Купером для оценки состояния готовности стрелка к бою. Но, по мнению Габриэля, уповать на постоянную подготовленность к перестрелке не стоит. «Плохие парни» вполне смогут усыпить бдительность. В этом убедился и сам герой статьи, сумевший незамеченным подбираться к нескольким «оружейным гуру», уверявшим, что они «всегда начеку». Опять же, речь идет не о самолюбовании или желании унизить коллег. Просто нужно понимать, что неприятности МОГУТ застать вас в абсолютно расслабленном положении. И определенную долю тренировок следует проводить с учетом этого фактора.</font>

Большое внимание уделяется и внутреннему настрою. Верная психологическая установка в бою значит больше, чем самое совершенное снаряжение. Суарез – сторонник активных действий при нападении, хотя и призывает соблюдать осторожность. К примеру, один из учеников Гейба оказался в банке во время ограбления. Ему удалось незаметно извлечь личное оружие, но поскольку преступники действовали «чисто», и прямой угрозы для жизни окружающих не представляли, пистолет так и не был пущен в ход. То есть действия должны быть адекватны угрозе. А вот если вопрос стоит ребром, следует позабыть в всяком гуманизме и естественном для воспитанного человека страхе причинить вред ближнему своему. </font>

Постепенно (этот путь можно проследить, если понаблюдать за его работами, начиная с его публикаций 90-х) стрелковая система Гейба претерпела определенные изменения. Точкой отсчета можно считать школу все того же Джеффа Купера, из которой вышло подавляющее большинство американских стрелков. Остальной «огнестрельный» мир тоже меняется, во многих курсах обучения прослеживается как «афгано-иракский» след ветеранов, так и влияние «практической» стрельбы. Однако, из-за опыта работы в полицейской сфере, путь Суареза ближе для среднего «вооруженного профессионала». Он не делает ставку на применение бронещитов и не советует модные «разгрузки», которые более подходят бойцам элитных подразделений, чем патрульному полицейскому или простому человеку, решившему осмотреть свое домовладение на предмет непрошенных гостей. Гейб даже советует в повседневной жизни не одеваться вызывающе «тактикульно», дабы не стать первейшей целью преступников (скажем, в очереди к кассе, куда ворвались накачанные наркотиками грабители).

В то же время, он не зациклен на минимальном наборе нужных навыков, а ратует за постоянный прогресс в сфере личной подготовки. При условии, что более сложные вещи повышают эффективность действий.</font>

          Суарез считает, что фразы типа «мы не Дельта, мы гражданские, и нам не нужен интенсивный тренинг» являются вредными. Вы или боец, или сиська, без промежуточных вариантов. Будьте воином в своем сердце, живите как воин – и вы увидите изменения вокруг вас.</font>

Хороший пример – курсы «Партизанского снайпинга». С одной стороны, судебная практика и криминальная статистика отмечают, что дальность стрельбы в типичных ситуациях самообороны составляет несколько метров. Так зачем же изучать искусство меткой стрельбы на дальние дистанции? Ответ лежит в анализе угроз, с которыми может столкнуться каждый. Скажем, во время урагана Катарина 2006 года 300 полицейских офицеров оставили свои посты ради спасения собственных семей. Что было дальше – знают все. Так что в случае подобного стихийного бедствия выжившие вполне могут столкнуться с целыми бандами мародеров. Другим весьма вероятным сценарием является противостояние «активному стрелку», засевшему с дальнобойной винтовкой, как это случилось в «Техасской Башне» в 1966-м году.</font>

Пытаясь охарактеризовать путь развития тактической мысли Суареза, обязательно замечаешь его стремление увязать стрельбу с другими навыками выживания, как то – поддержанием физической формы, экстремальным вождением и парамедициной. Особенно тесна связь с рукопашным боем и фехтованием, откуда он не стесняется заимствовать не только техники, но и принципы для развития мастерства управления огнестрельным оружием.

По мнению Гейба, все боевые системы должны «поливаться кровью» и проверяться на практике. Чем дальше от боевого опыта, тем больше стилизации и акцентов на ненужных деталях. Что уводит нас от практического зерна боевой системы.

В духе рекомендаций Брюса Ли, Суарез имеет открытый ум, чтобы воспринимать новые идеи. Чего стоит его сотрудничество с представителями российского боевого искусства «Systema». Несмотря на распространенное у нас скептическое отношение к системе Рябко-Васильева, подача материала инструктором Сонни Пузикасом заслужила внимание Гейба и его тренингового центра. Пузикас - хорошо физически подготовленный и обладающий наработанной техникой специалист. Поэтому мы видим ряд заимствований (в частности - в «нижней акробатике») из русских стилей. И плевать на критику в интернете. Если это работает – ему найдется место в Suarez International.

Другой пример – возвращение «к истокам» в виде методик Фэйрберна-Эпплгейта времен Второй мировой. Бесприцельная (инстинктивная) стрельба подвергается в стрелковом сообществе прямо-таки фанатичным гонениям. Широко распространенная в свое время, «инстинктивная стрельба» высмеивается и признается не просто неэффективной, а даже вредной. Скажем, стандартную стойку называют не иначе как «приседом на горшок». Суарез и здесь отказался выплескивать младенца вместе с водою, и весьма охотно использует наработки инстинктивной стрельбы в ближнем бою. Причем не только с использованием пистолета, но и длинноствольного оружия.

Тактический стиль Суареза - это практичность, целесообразность и постоянная готовность к изменениям с учетом боевого опыта или появления новых методик подготовки. И еще – неограниченный выбор оружия и средств защиты. Никаких компромиссов, никаких комплексов.

ВЫБОР ОРУЖИЯ

Пистолет «Глок 17» как нельзя лучше укладывается в оружейное мировоззрение героя статьи. Он простой, легкий, многозарядный и относительно компактный – все то, чего ожидаем от современного пистолета. У этого оружия отсутствует неавтоматический предохранитель, зато имеется целая система, препятствующая случайному выстрелу. Пистолет, как средство самообороны, всегда является последним барьером между жизнью стрелка и угрозой. Поэтому он должен носиться в безопасном положении и в то же время максимально готовым к выстрелу. 9 мм патрон тоже выбран не случайно. Он легче и компактнее, чем патрон .45 калибра. По словам самого Суареза, за всю свою полицейскую карьеру он лишь раз видел «нейтрализацию с одного выстрела», и это был именно 9-мм патрон.

Впрочем, «родной» Глок не совсем удовлетворил Суареза, так что он внес некоторые усовершенствования в конструкцию оружия. заменив ствол и затвор. Теперь пистолет похож на реквизит к играм о Сэме Фишере, но эти усовершенствования несут сугубо практический смысл. Глушитель здесь – не аксессуар для игры «в шпионов», а вполне практичное устройство, которое бережет уши стрелка и нейтрализует дульное пламя.

Теперь на оружие может устанавливаться коллиматорный прицел. Оправдывая титул оружейного пророка, Суарез уверяет, что через десяток лет «пистолеты для повседневного ношения» поголовно будут оснащены такими прицелами. Использование коллиматора в ближнем бою делает возможными точные выстрелы по малоразмерной цели (скажем, части ноги или плеча противника, которые выглядывают из-за укрытия) или поражение преступника, укрытого за заложниками. Помимо всего прочего, прицеливание становится более удобным и инстинктивным – не отрывая глаз от угрозы (естественная реакция организма), следует лишь вывести красную точку в область прицеливания.

Кроме повышения скорости наведения оружия на цель, использование «красной точки» делает возможными сверхдальние выстрелы (порядка 100 метров и дальше). Таким образом, даже при отсутствии под рукой винтовки или карабина, стрелок может если не уничтожить, то хотя бы «подавить» противника. Участившиеся инциденты в торговых центрах и кампусах выдвигают новые требования к личному оружию. Конечно, пистолет в дуэли всегда уступит автомату, но и его может быть достаточно для человека, который хорошо обучен и правильно мотивирован.

     Кстати сказать, коллиматоры в «Суарез Интернешнл» ставятся не только на пистолеты, но и на классические винтовки со скобой Генри. Ничего святого!

       И все же самым мощным ударом по образу американского «тактикульного мачо» Габриэль нанес своей приверженностью к автомату Калашникова. В течение многих лет советский автомат представлял собой мишень для насмешек американских специалистов по огнестрельному оружию. Но вот в США начали завозиться партии АК. Сначала – их покупали из-за демонического образа и дешевизны.   Со временем оказалось, что система не так плоха, как об это распинались армейские сержанты (тут нужно заметить, что аналогичный процесс в отношении западного оружия происходит и на пост-советской территории, но гораздо медленнее). Но американские обыватели не торопились выбирать автомат Калашникова в качестве оружия для защиты.

       По мнению Суареза, многие критические замечания в адрес конструкции являются надуманными. Не следует забывать о том, что «Калашников» создан после Второй Мировой войны на основе богатейшего опыта применения стрелкового оружия. Тогда был сделан вывод, что дистанция боя редко превышает 300 метров. Поэтому боеприпас, используемый в АК – 7,62х39 мм хорошо работает на ближней и средней дистанции. Он похож на промежуточный патрон .30 (7,62х33) от карабина М-1, самого массового американского оружия Второй Мировой. Открытые прицельные приспособления на автомате предназначены, прежде всего, для быстрой стрельбы на небольшие расстояния, и подобны тем, что имеются на пистолете. Что касается «неудобной» рукоятки затвора, то такая же была на винтовке Гаранда или карабине М-1 и никаких нареканий не вызывала.

Не удивительно, что когда американский журнал «Guns and Аmmo» решил издать спецвыпуск, посвященный АК, именно Суареза попросили осветить некоторые вопросы, связанные с выбором оружия этой платформы. По его мнению, выбирать следует «кастомизированные» варианты, прошедшие через руки таких мастеров-оружейников, как Марк Кребс, Джим Фуллер, Марк Грехэм или хотя бы болгарской фирмы «Aрсенал».

     Итак, экс-коп предпочитает именно «калаш», причем советует не вносить в его устройство кардинальных изменений. Особенно он против раздвижных прикладов в стиле М-4, Габриэлю больше по душе простой и надежный пластиковый приклад от АК 100-й серии.

     Самым большим «нововведением» можно считать установку в районе целика коллиматорного прицела «Aimpoint H-1». Эта кроха, хоть и стоит больше, чем весит, является отличным средством для повышения скорости и точности прицеливания в боевых условиях. Крепким, надежным, и не зависящим от батареек. Также Суарез считает полезным установку фонаря «SureFire» сбоку от ствола автомата. Также не самый дешевый выбор, зато надежный и долговечный.

    Что касается ремня, то, по признанию Габриэля, в одном из рейдов по захвату нарко-лаборатории у него случилась неприятность из-за «трехточечного» ремня для МП-5. С тех пор он не «привязывает» оружие к телу, используя ремень лишь для переноски оружия. Другое дело, что этот ремень должен быть прочным.

В выборе магазинов Суарез остановился на болгарских пластиковых 30-зарядных магазинах из-за их прочности и легкости. В качестве доказательств он даже выполнил несколько отжиманий с автоматом, упираясь магазином в землю (впрочем, этот «трюк» он потом демонстрировал и с другими автоматами). Выглядит впечатляюще.

     Наконец, для своего оружия Гейб остановился на калибре 7,62, а не 5,45 мм. Возможно, кое-кто его не одобрит. Но нужно понимать, что в свободной продаже (даже в США) нет патронов с бронебойными пулями. Поэтому на полевом тесте, проведенном самим Суарезом, 7,62-мм пуля Cor-Bon DPX продемонстрировала лучшие характеристики при обстреле шлакоблока, и лучше держала траекторию при стрельбе через кусты.

В пользу АК говорит, конечно же, и его надежность в работе. Нужно очень постараться, чтобы сделать «калаш» неработоспособным. Слетела крышка ствольной коробки – нет проблем, автомат продолжает работать. Эта крышка, по сути, нужна лишь для предотвращения попадания грязи и пыли в механизмы и чтобы удерживать смазку на деталях. Если же извлечь возвратную пружину – оружие превращается в несамозарядную винтовку, только затвор при выстреле придется придерживать за рукоятку.

   К тому же, на рынке имеются неплохие «клоны» АК – израильские», ЮАР-овские, румынские, да и сами американцы наладили его поточный выпуск.

  Интересным оказалось его отношение к гладкоствольному оружию. По примеру своего друга Чака Тейлора, Суарез классифицировал ружья на несколько поколений. В первом оказались неавтоматические «переломки». Эти ружья используются для охоты и спорта. Они стреляют и попадают, но для боя не годятся, прежде всего, из-за низкой скорострельности. Во второе поколение попали помповики. Ружья типа «Ремингтон 870» по сей день используются полицейскими и охранными подразделениями, хотя для их перезарядки требуются усилия стрелка. Следующим шагом стало появление самозарядных ружей. Модели типа «Ремингтон 1100», лишь немного более требовательные к качеству боеприпасов, стоят на более высокой «ступени развития».

Вершиной гладкоствольных ружей Суарез считает «Сайгу» сотоварищи. Главный ее козырь – наличие быстросъемного магазина, что существенно ускоряет перезарядку. Помимо всего прочего, должным образом модифицированное ружье этой марки максимально приближено к АК. Что позволяет избавиться от затратного по времени и боеприпасам переучивания на новую «платформу». Успехи российских ружей в открытом классе МКПС подтверждают правоту Гейба.

   Соглашаясь с эффективностью дробовика как оружия ближнего боя, Габриэль настаивает на правильном определении целей, ставящихся перед этим оружием. Так, некоторые стрелки c помощью высокоточных стволов, подбора пулевых боеприпасов и установки оптических и коллиматорных прицелов пытаются поднять точность стрельбы до уровня винтовочной. Не проще ли взять винтовку? Точности дробовика не достаточно для решения задачи по поражению преступника, укрывающегося за заложником. Эту задачу гораздо лучше решает обыкновенный пистолет.

    Не согласен Суарез и с часто пропагандируемой «универсальностью» ружья. По его словам, полицейские имеют отдельные, специально назначенные дробовики, предназначенные исключительно для одной роли: выбивания дверей, отстрела несмертельных или газовых боеприпасов и т.п. Учитывая то, что дробь годится лишь для поражения целей на небольших расстояниях, в арсенале стрелка остается только 2 типа боеприпасов – пулевые и картечные. Да и то, Габриэлю известен лишь один (за десяток лет активных обсуждений в Интернете) случай, когда стрелок сменил картечь на пулю в ходе реальной перестрелки.

    С другой стороны, мощь картечного снаряда и его естественное рассеивание создают отличные характеристики для гладкоствола в бою на ближней дистанции. Суарез рассказывает эпизод из своей биографии, когда во время службы они остановили машину с подозреваемыми. Дело было ночью, и «плохие парни» начали разбегаться во все стороны. Габриэль, преследуя одного из преступников, мог различать лишь белую майку последнего да вспышки выстрелов. Тем не менее, уже второй сноп картечи уложил оппонента на месте. По мнению экс-копа, с такой огневой задачей не смог бы справиться ни пистолет, ни винтовка.

Касаемо выбора аксессуаров, модным «тактическим» жилетам Суарез предпочитает сумки средних разметов, которые крепятся на ремне и могут дополнительно фиксироваться на бедре или на поясе. Такая сумка может храниться совместно с оружием, а ее надевание занимает минимум времени.

Суарез также советует одевать резиновую петлю от Magpul на магазины «Сайги», снаряженные пулевыми боеприпасами, чтобы на ощупь отличать их от картечных.

   Его внимание привлекли также «винтовки общего назначения» - оружие, с котором можно решать разнообразные задачи: использовать в ближнем бою, свалить буйвола, поразить цель на 400 ярдов, прострелить мотор автомобиля. Конечно же, такой универсальный инструмент будет уступать специализированным, но способен на все перечисленное, а его конкуренты – нет. Наиболее пригодными к такой работе могут считаться винтовки под патрон   .308 Винчестер: М1А, ФН ФАЛ, АР-10, Г3 и Сайга 308. При этом размеры винтовки не должны быть чрезмерными, поэтому та же ФАЛ предпочтительнее в стиле «Конго», а М1А – «СОКОМ», то есть модификации с укороченным стволом. Кроме того, в эту категорию можно отнести и ПСЛ – фактически, СВД «румынского разлива». Габриэлю наверняка пришлась бы по вкусу СВУ, выпускайся она в гражданском варианте – короткая, но с мощным боеприпасом и длинным стволом.

  При этом, вес оружия и боеприпасов не слишком смущает инструктора. По его словам, мужчине, не способному таскать подобную винтовку, следует подкачаться, а не пенять на вес «инструмента».

  Ключевым моментом для полного раскрытия потенциала мощного патрона является правильный выбор прицела. «Красная точка», такая популярная в ближнем бою, здесь не годится, так как здесь требуется уверенное попадание на расстоянии от 100 до 300 ярдов. Впрочем, с хорошей оптикой можно рассчитывать на неплохой результат и за отметкой «500». Суарез отмечает, что его ФАЛ с установленным прицелом «Буррис 3-9» неплохо зарекомендовала себя в курсе «партизанского снайпинга». Подходящим для большинства случаев можно считать ACOG или «Льюпольд Mk 4» 1.5x5. А вот прицелы типа «Скаут» хороши лишь для ближнего боя, и единственная причина их популярности на винтовках Гаранд М1А состоит в технически более простом способе установки на оружии.

tactical.livejournal.com

Габриэль Суарез – слишком просто, чтобы быть «тактическим» (Ч. 1)

Габриэль Суарез в особых представлениях русскоязычным читателям не нуждается. Одним из первых американских инструкторов он приветствовал нас со страниц российского издания «Солдата удачи». Именно его «Тактическое преимущество» было первой переводной книгой по тактике, изданной большим тиражом (хвала издательству Гранд Фаир за правильный выбор). Именно его «Тактическая винтовка» стала настольной книгой всех практических стрелков  на пост-советском пространстве. Этот инструктор имеет за плечами солидный опыт службы в полиции, а также участия в реальных перестрелках. Но даже не это главное. В ряду подобных ему учителей Суареза выделяет то, что он находится в постоянном поиске новых идей и проверке уже полученных знаний. Многих раздражают его нападки на некоторые постулаты науки стрельбы, но все подчинено единственной цели – выжить в огневом контакте. И если ради этого придется признать свою неправоту или подвергнуть критике устоявшиеся аксиомы – что ж, дело того стоит. Материал, преподаваемый Гейбом, очень просто воспринимается, из-за простого языка повествования, скрашенного изрядной долей юмора.

     Достаточно посмотреть, как лихо он обошелся с четырьмя «священными заповедями», преподанными великим Полковником (Джеффом Купером, если кто не в курсе), и чтимыми не одним поколением стрелков. В книге «Тактическая винтовка» (недавно переведенной нашими энтузиастами на русский язык) они изложены в своем первоначальном варианте, но в последующих публикациях выглядят иначе. Итак, слово герою статьи:

«Правило первое: Относитесь к любому оружию как если бы оно было заряжено. Заметьте, я не сказал традиционную фразу "Любое оружие всегда заряжено”, потому что это не так. И тем не менее оружие бесполезно, если оно не заряжено. Таким образом мы всегда начинаем с предположения, что оружие заряжено. Когда мы используем оружие для целей иных, чем стрельба, мы первым делом проверяем его состояние и, если это необходимо, разряжаем его. На стрельбище у нас всегда заряженное оружие. Если вам нельзя доверить находиться там с заряженным оружием, почему вы вообще пришли на занятия?

Правило второе: Не обращайтесь небрежно с оружием. Заметьте, мы не говорим "Я никогда не направлю оружие туда, куда я не хочу стрелять." Почему? Потому что оружие ВСЕГДА направлено на что-то. Даже если ваше оружие надежно зафиксировано во внешней поясной кобуре, одобренной IDPA и благословленной адептами практической стрельбы, ствол будет направлен вам в ногу каждый раз, когда вы выхватываете оружие из кобуры. Давайте смотреть на вещи реалистично.

Кто-то скажет: давайте определим что такое небрежность. Небрежность - это неконтролируемое направление оружия. Мы все когда-то были этому свидетелями. Но опять же, в правильном контексте. В некоторых ситуациях, связанных с применением оружия, необходимо направить оружие на того, кто только предположительно является противником. Такие действия не нарушают второе правило.

Кроме этого, посмотрите как вы выхватываете оружие. Если только вы не стоите в позе балерины с прижатыми друг к другу ногами (малопригодное для ведения боя положение), ствол оружия перекрывает ногу каждый раз при выхватывании оружия их кобуры и возвращении в кобуру. Этого нельзя избежать без ущерба для тактической целесообразности, и это НЕ является нарушением техники безопасности. Надо ли нам полностью изменять наш образ действий для того, чтобы ствол ни при каких условиях не перекрывал тело? Едва ли. Следует просто отдавать себе отчет в том, что вы делаете и быть внимательными. Избежать проблем помогает правило номер три.

Правило третье: Держите палец вне спускового крючка, на рамке, до того момента как приняли осознанное решение стрелять. Это последний способ застраховаться от случайного выстрела. Заметьте, я не говорю "Я никогда не коснусь пальцем спускового крючка, пока прицельные приспособления не будут совмещены с мишенью". Почему? Потому что прицельные приспособления не всегда выровнены с целью, когда нужно стрелять. К тому же мы обучаем бесприцельной интуитивной стрельбе наряду с прицельной. Не касайтесь спускового крючка при любых манипуляциях с пистолетом, в случае боевого применения и в иных случаях. Достаточно просто и безопасно».

И это при том, что к самому Д. Куперу герой нашего рассказа относится с большим почтением. Наверняка такая интерпретация базовых постулатов обращения с оружием кому-то покажется чересчур вольной и даже опасной. Но именно такой подход к мерам безопасности является практичным. Например, при отражении нападения на автомобиль со стороны водительского сидения, Суарез проводит пистолет не вокруг рулевого колеса, а возле груди. Тем самым нарушает «классическое» второе правило, «цепляя» стволом ноги. Что сделать приоритетом – «боязливое» отношение к оружию или скорость наведения на цель? Для Гейба ответ очевиден.

      «Досталось» от Суареза и другому детищу великого Полковника – знаменитому цветовому коду. Этот код, первоначально использовавшийся в американской 82-й воздушно-десантной дивизии, применен Купером для оценки состояния готовности стрелка к бою. Но, по мнению Габриэля, уповать на постоянную подготовленность к перестрелке не стоит. «Плохие парни» вполне смогут усыпить бдительность. В этом убедился и сам герой статьи, сумевший незамеченным подбираться к нескольким «оружейным гуру», уверявшим, что они «всегда начеку». Опять же, речь идет не о самолюбовании или желании унизить коллег. Просто нужно понимать, что неприятности МОГУТ застать вас в абсолютно расслабленном положении. И определенную долю тренировок следует проводить с учетом этого фактора.

Большое внимание уделяется и внутреннему настрою. Верная психологическая установка в бою значит больше, чем самое совершенное снаряжение. Суарез – сторонник активных действий при нападении, хотя и призывает соблюдать осторожность. К примеру, один из учеников Гейба оказался в банке во время ограбления. Ему удалось незаметно извлечь личное оружие, но поскольку преступники действовали «чисто», и прямой угрозы для жизни окружающих не представляли, пистолет так и не был пущен в ход. То есть действия должны быть адекватны угрозе. А вот если вопрос стоит ребром, следует позабыть в всяком гуманизме и естественном для воспитанного человека страхе причинить вред ближнему своему.

Постепенно (этот путь можно проследить, если понаблюдать за его работами, начиная с его публикаций 90-х) стрелковая система Гейба претерпела определенные изменения. Точкой отсчета можно считать школу все того же Джеффа Купера, из которой вышло подавляющее большинство американских стрелков. Остальной «огнестрельный» мир тоже меняется, во многих курсах обучения прослеживается как «афгано-иракский» след ветеранов, так и влияние «практической» стрельбы. Однако, из-за опыта работы в полицейской сфере, путь Суареза ближе для среднего «вооруженного профессионала». Он не делает ставку на применение бронещитов и не советует модные «разгрузки», которые более подходят бойцам элитных подразделений, чем патрульному полицейскому или простому человеку, решившему осмотреть свое домовладение на предмет непрошенных гостей. Гейб даже советует в повседневной жизни не одеваться вызывающе «тактикульно», дабы не стать первейшей целью преступников (скажем, в очереди к кассе, куда ворвались накачанные наркотиками грабители).

В то же время, он не зациклен на минимальном наборе нужных навыков, а ратует за постоянный прогресс в сфере личной подготовки. При условии, что более сложные вещи повышают эффективность действий.

          Суарез считает, что фразы типа «мы не Дельта, мы гражданские, и нам не нужен интенсивный тренинг» являются вредными. Вы или боец, или сиська, без промежуточных вариантов. Будьте воином в своем сердце, живите как воин – и вы увидите изменения вокруг вас.

Хороший пример – курсы «Партизанского снайпинга». С одной стороны, судебная практика и криминальная статистика отмечают, что дальность стрельбы в типичных ситуациях самообороны составляет несколько метров. Так зачем же изучать искусство меткой стрельбы на дальние дистанции? Ответ лежит в анализе угроз, с которыми может столкнуться каждый. Скажем, во время урагана Катарина 2006 года 300 полицейских офицеров оставили свои посты ради спасения собственных семей. Что было дальше – знают все. Так что в случае подобного стихийного бедствия выжившие вполне могут столкнуться с целыми бандами мародеров. Другим весьма вероятным сценарием является противостояние «активному стрелку», засевшему с дальнобойной винтовкой, как это случилось в «Техасской Башне» в 1966-м году.

Пытаясь охарактеризовать путь развития тактической мысли Суареза, обязательно замечаешь его стремление увязать стрельбу с другими навыками выживания, как то – поддержанием физической формы, экстремальным вождением и парамедициной. Особенно тесна связь с рукопашным боем и фехтованием, откуда он не стесняется заимствовать не только техники, но и принципы для развития мастерства управления огнестрельным оружием.

По мнению Гейба, все боевые системы должны «поливаться кровью» и проверяться на практике. Чем дальше от боевого опыта, тем больше стилизации и акцентов на ненужных деталях. Что уводит нас от практического зерна боевой системы.

В духе рекомендаций Брюса Ли, Суарез имеет открытый ум, чтобы воспринимать новые идеи. Чего стоит его сотрудничество с представителями российского боевого искусства «Systema». Несмотря на распространенное у нас скептическое отношение к системе Рябко-Васильева, подача материала инструктором Сонни Пузикасом заслужила внимание Гейба и его тренингового центра. Пузикас - хорошо физически подготовленный и обладающий наработанной техникой специалист. Поэтому мы видим ряд заимствований (в частности - в «нижней акробатике») из русских стилей. И плевать на критику в интернете. Если это работает – ему найдется место в Suarez International.

Другой пример – возвращение «к истокам» в виде методик Фэйрберна-Эпплгейта времен Второй мировой. Бесприцельная (инстинктивная) стрельба подвергается в стрелковом сообществе прямо-таки фанатичным гонениям. Широко распространенная в свое время, «инстинктивная стрельба» высмеивается и признается не просто неэффективной, а даже вредной. Скажем, стандартную стойку называют не иначе как «приседом на горшок». Суарез и здесь отказался выплескивать младенца вместе с водою, и весьма охотно использует наработки инстинктивной стрельбы в ближнем бою. Причем не только с использованием пистолета, но и длинноствольного оружия.

Тактический стиль Суареза - это практичность, целесообразность и постоянная готовность к изменениям с учетом боевого опыта или появления новых методик подготовки. И еще – неограниченный выбор оружия и средств защиты. Никаких компромиссов, никаких комплексов.

ВЫБОР ОРУЖИЯ

Пистолет «Глок 17» как нельзя лучше укладывается в оружейное мировоззрение героя статьи. Он простой, легкий, многозарядный и относительно компактный – все то, чего ожидаем от современного пистолета. У этого оружия отсутствует неавтоматический предохранитель, зато имеется целая система, препятствующая случайному выстрелу. Пистолет, как средство самообороны, всегда является последним барьером между жизнью стрелка и угрозой. Поэтому он должен носиться в безопасном положении и в то же время максимально готовым к выстрелу. 9 мм патрон тоже выбран не случайно. Он легче и компактнее, чем патрон .45 калибра. По словам самого Суареза, за всю свою полицейскую карьеру он лишь раз видел «нейтрализацию с одного выстрела», и это был именно 9-мм патрон.

Впрочем, «родной» Глок не совсем удовлетворил Суареза, так что он внес некоторые усовершенствования в конструкцию оружия. заменив ствол и затвор. Теперь пистолет похож на реквизит к играм о Сэме Фишере, но эти усовершенствования несут сугубо практический смысл. Глушитель здесь – не аксессуар для игры «в шпионов», а вполне практичное устройство, которое бережет уши стрелка и нейтрализует дульное пламя.

Теперь на оружие может устанавливаться коллиматорный прицел. Оправдывая титул оружейного пророка, Суарез уверяет, что через десяток лет «пистолеты для повседневного ношения» поголовно будут оснащены такими прицелами. Использование коллиматора в ближнем бою делает возможными точные выстрелы по малоразмерной цели (скажем, части ноги или плеча противника, которые выглядывают из-за укрытия) или поражение преступника, укрытого за заложниками. Помимо всего прочего, прицеливание становится более удобным и инстинктивным – не отрывая глаз от угрозы (естественная реакция организма), следует лишь вывести красную точку в область прицеливания.

Кроме повышения скорости наведения оружия на цель, использование «красной точки» делает возможными сверхдальние выстрелы (порядка 100 метров и дальше). Таким образом, даже при отсутствии под рукой винтовки или карабина, стрелок может если не уничтожить, то хотя бы «подавить» противника. Участившиеся инциденты в торговых центрах и кампусах выдвигают новые требования к личному оружию. Конечно, пистолет в дуэли всегда уступит автомату, но и его может быть достаточно для человека, который хорошо обучен и правильно мотивирован.

      Кстати сказать, коллиматоры в «Суарез Интернешнл» ставятся не только на пистолеты, но и на классические винтовки со скобой Генри. Ничего святого!

        И все же самым мощным ударом по образу американского «тактикульного мачо» Габриэль нанес своей приверженностью к автомату Калашникова. В течение многих лет советский автомат представлял собой мишень для насмешек американских специалистов по огнестрельному оружию. Но вот в США начали завозиться партии АК. Сначала – их покупали из-за демонического образа и дешевизны.   Со временем оказалось, что система не так плоха, как об это распинались армейские сержанты (тут нужно заметить, что аналогичный процесс в отношении западного оружия происходит и на пост-советской территории, но гораздо медленнее). Но американские обыватели не торопились выбирать автомат Калашникова в качестве оружия для защиты.

        По мнению Суареза, многие критические замечания в адрес конструкции являются надуманными. Не следует забывать о том, что «Калашников» создан после Второй Мировой войны на основе богатейшего опыта применения стрелкового оружия. Тогда был сделан вывод, что дистанция боя редко превышает 300 метров. Поэтому боеприпас, используемый в АК – 7,62х39 мм хорошо работает на ближней и средней дистанции. Он похож на промежуточный патрон .30 (7,62х33) от карабина М-1, самого массового американского оружия Второй Мировой. Открытые прицельные приспособления на автомате предназначены, прежде всего, для быстрой стрельбы на небольшие расстояния, и подобны тем, что имеются на пистолете. Что касается «неудобной» рукоятки затвора, то такая же была на винтовке Гаранда или карабине М-1 и никаких нареканий не вызывала.

Не удивительно, что когда американский журнал «Guns and Аmmo» решил издать спецвыпуск, посвященный АК, именно Суареза попросили осветить некоторые вопросы, связанные с выбором оружия этой платформы. По его мнению, выбирать следует «кастомизированные» варианты, прошедшие через руки таких мастеров-оружейников, как Марк Кребс, Джим Фуллер, Марк Грехэм или хотя бы болгарской фирмы «Aрсенал».

      Итак, экс-коп предпочитает именно «калаш», причем советует не вносить в его устройство кардинальных изменений. Особенно он против раздвижных прикладов в стиле М-4, Габриэлю больше по душе простой и надежный пластиковый приклад от АК 100-й серии.

      Самым большим «нововведением» можно считать установку в районе целика коллиматорного прицела «Aimpoint H-1». Эта кроха, хоть и стоит больше, чем весит, является отличным средством для повышения скорости и точности прицеливания в боевых условиях. Крепким, надежным, и не зависящим от батареек. Также Суарез считает полезным установку фонаря «SureFire» сбоку от ствола автомата. Также не самый дешевый выбор, зато надежный и долговечный.

     Что касается ремня, то, по признанию Габриэля, в одном из рейдов по захвату нарко-лаборатории у него случилась неприятность из-за «трехточечного» ремня для МП-5. С тех пор он не «привязывает» оружие к телу, используя ремень лишь для переноски оружия. Другое дело, что этот ремень должен быть прочным.

В выборе магазинов Суарез остановился на болгарских пластиковых 30-зарядных магазинах из-за их прочности и легкости. В качестве доказательств он даже выполнил несколько отжиманий с автоматом, упираясь магазином в землю (впрочем, этот «трюк» он потом демонстрировал и с другими автоматами). Выглядит впечатляюще.

      Наконец, для своего оружия Гейб остановился на калибре 7,62, а не 5,45 мм. Возможно, кое-кто его не одобрит. Но нужно понимать, что в свободной продаже (даже в США) нет патронов с бронебойными пулями. Поэтому на полевом тесте, проведенном самим Суарезом, 7,62-мм пуля Cor-Bon DPX продемонстрировала лучшие характеристики при обстреле шлакоблока, и лучше держала траекторию при стрельбе через кусты.

В пользу АК говорит, конечно же, и его надежность в работе. Нужно очень постараться, чтобы сделать «калаш» неработоспособным. Слетела крышка ствольной коробки – нет проблем, автомат продолжает работать. Эта крышка, по сути, нужна лишь для предотвращения попадания грязи и пыли в механизмы и чтобы удерживать смазку на деталях. Если же извлечь возвратную пружину – оружие превращается в несамозарядную винтовку, только затвор при выстреле придется придерживать за рукоятку.

    К тому же, на рынке имеются неплохие «клоны» АК – израильские», ЮАР-овские, румынские, да и сами американцы наладили его поточный выпуск.

   Интересным оказалось его отношение к гладкоствольному оружию. По примеру своего друга Чака Тейлора, Суарез классифицировал ружья на несколько поколений. В первом оказались неавтоматические «переломки». Эти ружья используются для охоты и спорта. Они стреляют и попадают, но для боя не годятся, прежде всего, из-за низкой скорострельности. Во второе поколение попали помповики. Ружья типа «Ремингтон 870» по сей день используются полицейскими и охранными подразделениями, хотя для их перезарядки требуются усилия стрелка. Следующим шагом стало появление самозарядных ружей. Модели типа «Ремингтон 1100», лишь немного более требовательные к качеству боеприпасов, стоят на более высокой «ступени развития».

Вершиной гладкоствольных ружей Суарез считает «Сайгу» сотоварищи. Главный ее козырь – наличие быстросъемного магазина, что существенно ускоряет перезарядку. Помимо всего прочего, должным образом модифицированное ружье этой марки максимально приближено к АК. Что позволяет избавиться от затратного по времени и боеприпасам переучивания на новую «платформу». Успехи российских ружей в открытом классе МКПС подтверждают правоту Гейба.

    Соглашаясь с эффективностью дробовика как оружия ближнего боя, Габриэль настаивает на правильном определении целей, ставящихся перед этим оружием. Так, некоторые стрелки c помощью высокоточных стволов, подбора пулевых боеприпасов и установки оптических и коллиматорных прицелов пытаются поднять точность стрельбы до уровня винтовочной. Не проще ли взять винтовку? Точности дробовика не достаточно для решения задачи по поражению преступника, укрывающегося за заложником. Эту задачу гораздо лучше решает обыкновенный пистолет.

     Не согласен Суарез и с часто пропагандируемой «универсальностью» ружья. По его словам, полицейские имеют отдельные, специально назначенные дробовики, предназначенные исключительно для одной роли: выбивания дверей, отстрела несмертельных или газовых боеприпасов и т.п. Учитывая то, что дробь годится лишь для поражения целей на небольших расстояниях, в арсенале стрелка остается только 2 типа боеприпасов – пулевые и картечные. Да и то, Габриэлю известен лишь один (за десяток лет активных обсуждений в Интернете) случай, когда стрелок сменил картечь на пулю в ходе реальной перестрелки.

     С другой стороны, мощь картечного снаряда и его естественное рассеивание создают отличные характеристики для гладкоствола в бою на ближней дистанции. Суарез рассказывает эпизод из своей биографии, когда во время службы они остановили машину с подозреваемыми. Дело было ночью, и «плохие парни» начали разбегаться во все стороны. Габриэль, преследуя одного из преступников, мог различать лишь белую майку последнего да вспышки выстрелов. Тем не менее, уже второй сноп картечи уложил оппонента на месте. По мнению экс-копа, с такой огневой задачей не смог бы справиться ни пистолет, ни винтовка.

Касаемо выбора аксессуаров, модным «тактическим» жилетам Суарез предпочитает сумки средних разметов, которые крепятся на ремне и могут дополнительно фиксироваться на бедре или на поясе. Такая сумка может храниться совместно с оружием, а ее надевание занимает минимум времени.

Суарез также советует одевать резиновую петлю от Magpul на магазины «Сайги», снаряженные пулевыми боеприпасами, чтобы на ощупь отличать их от картечных.

    Его внимание привлекли также «винтовки общего назначения» - оружие, с котором можно решать разнообразные задачи: использовать в ближнем бою, свалить буйвола, поразить цель на 400 ярдов, прострелить мотор автомобиля. Конечно же, такой универсальный инструмент будет уступать специализированным, но способен на все перечисленное, а его конкуренты – нет. Наиболее пригодными к такой работе могут считаться винтовки под патрон   .308 Винчестер: М1А, ФН ФАЛ, АР-10, Г3 и Сайга 308. При этом размеры винтовки не должны быть чрезмерными, поэтому та же ФАЛ предпочтительнее в стиле «Конго», а М1А – «СОКОМ», то есть модификации с укороченным стволом. Кроме того, в эту категорию можно отнести и ПСЛ – фактически, СВД «румынского разлива». Габриэлю наверняка пришлась бы по вкусу СВУ, выпускайся она в гражданском варианте – короткая, но с мощным боеприпасом и длинным стволом.

   При этом, вес оружия и боеприпасов не слишком смущает инструктора. По его словам, мужчине, не способному таскать подобную винтовку, следует подкачаться, а не пенять на вес «инструмента».

   Ключевым моментом для полного раскрытия потенциала мощного патрона является правильный выбор прицела. «Красная точка», такая популярная в ближнем бою, здесь не годится, так как здесь требуется уверенное попадание на расстоянии от 100 до 300 ярдов. Впрочем, с хорошей оптикой можно рассчитывать на неплохой результат и за отметкой «500». Суарез отмечает, что его ФАЛ с установленным прицелом «Буррис 3-9» неплохо зарекомендовала себя в курсе «партизанского снайпинга». Подходящим для большинства случаев можно считать ACOG или «Льюпольд Mk 4» 1.5x5. А вот прицелы типа «Скаут» хороши лишь для ближнего боя, и единственная причина их популярности на винтовках Гаранд М1А состоит в технически более простом способе установки на оружии.

zapolarnik.livejournal.com

Габриэль Суарез - Штрихи системы (Ч.2): ohotnik1975

Контактные упражнения Force-on-Force

Это самый яркий элемент системы Суареза. Именно он помогает отделить практичные техники от побитых молью «канонических» приемов. Ведь учебные схватки дают возможность проверить на практике имеющиеся навыки – как раз то, чего стрелки были лишены очень долгое время.

Чтобы понять, насколько важно иметь такую возможность, проведем аналогию с рукопашным боем. Есть спортсмены, способные запросто «схлопнуть» ударом ноги боксерский мешок или филигранно исполнить формальный комплекс-«ката». Но далеко не все способны реализовать свои изолированные навыки даже в учебно-тренировочном бою, не говоря уж о реальной схватке.

С другой стороны, уличная потасовка в той же мере может считаться хорошим средством для развития навыков рукопашки, в коей дуэль развивает искусство стрельбы. Ведь желающих добровольно оказаться под прицелом нет.

         Сначала для спарринговых упражнений использовался пейнтбол. По крайней мере, в «Солдате Удачи» начала 90-х публиковалась заметка о компании «Combative concepts». Созданная бывшими «морскими котиками», эта фирма использовала, наряду со стандартными приемами обучения, пейнтбольное снаряжение. Как заметил основатель кампании Кен Гуд, пейнтбол может быть развлечением, но при правильном подходе из него можно извлечь большую пользу.

          Следующим шагом стало появление патронов «Simmunition», которые позволяют максимально приблизить учебное оружие к характеристикам боевого как по техническим характеристикам (вес, органы управления, кол-во зарядов), так и по ощущениям (отдача, приемы обращения).

Проблема с патронами «Simmunition» и оружием под них, состоит в том, что они весьма дороги, а также требуют дополнительных мер защиты. В этом отношении гораздо проще, доступнее и дешевле будет обычное airsoft-оружие. Для отработки ближнего боя его невысокие баллистические характеристики не существенны. Зато после проведения занятий достаточно сухой уборки, что дает возможность проводить тренировки практически в любом здании.

Особый вопрос – болевые ощущения, которые стимулируют применение верных тактических навыков. В патронах «Simmulition» последствия попадания красящего снаряда достаточно чувствительны. Аirsoft в этом плане проигрывает, хотя удар 6-мм пульки по ощущениям напоминает укус осы. Суарез советует использовать минимум защитного снаряжения (очков и паховой ракушки хватит) и обычную повседневную одежду, чтобы все чувствовать попадания «шкурой».

Упражнениям force-on-force (дословно «сила на силу») посвящены целые курсы, настолько это важный элемент методики обучения. Благодаря им удается проверить на практике те концепции, которые предлагаются для использования в бою. Назвать их спарринговыми было бы неверно, поскольку с помощью учебного оружия можно не только состязаться, но и (что важнее) моделировать разнообразные «жизненные» ситуации.

Возьмем простейший вариант «дуэли», когда два человека стоят напротив друг друга и по команде пытаются извлечь оружие. Выводы, сделанные на основе этих упражнений, довольно интересны. Главный: простое соревнование «кто быстрее» не дает гарантированного преимущества. Особенно учитывая тот факт, что агрессор по определению начнет действовать первым. В лучшем случае мы имеем «двойное убийство», что приемлемо лишь для камикадзе.

    Выходом является перемещение, которое должно начинаться одновременно с извлечением оружия. Это же актуально в случае отражения атаки с холодным оружием. Оставаясь на месте, можно лишь «разменять» собственный выстрел на порез или укол оппонента. Причем рассчитывать на то, что удар ножом будет единичным, не приходится, наверняка противник будет кромсать и пырять до последнего. Эффективнее будет для начала пресечь атаку и разорвать дистанцию.

А на сверхближней дистанции, уловив начало извлечения оружия, лучше всего схватить руку врага за предплечье, одновременно ткнув ладонью или локтем другой руки ему в лицо. После чего можно разорвать дистанцию и извлечь собственное оружие. Таким образом, на первое место выходит умение обеспечить применение собственного оружия. Это выходит за рамки стрельбы, связывая имеющиеся навыки управления оружием, рукопашного боя, перемещений в единую цепь, имя которой – реальная схватка.

Ствол на аппендиксе и в руках

        Ношение пистолета «по Суарезу» наверняка вызывает немало споров, ибо оно противоречит "каноническому". Он советует носит кобуру справа впереди. Это оптимальное место по многим причинам. Во-первых, оружие находится буквально «под рукой», и время на его извлечение тратится меньше. Меньшей является и траектория движения руки стрелка, что позволяет извлечь оружие даже во время борьбы на земле. Во-вторых, оружие находится в интимной зоне – у живота и паха, что повышает его сохранность. Некоторые могут возразить, что рукоять оружия можно будет увидеть при распахивании полы верхней одежды. На это Суарез советует подбирать соответствующий гардероб – свитеры и кофты.

        И если в Вермахте «на аппендиксе» носили обычные кобуры, то для скрытого ношения лучше всего подходят пластиковые, спрятанные внутрь брюк (т.н. IWB), но оставляющие рукоятку оружия немного выше линии пояса. Конечно, пистолет может зацепиться за край разгрузочного жилета или слишком объемного живота, но как показала практика упражнений force-on-force, такой способ ношения оптимален для самообороны.

Суарез также напоминает о том, что когда дела становятся все хуже, оружие уже должно быть в руке. Устраивать соревнования по скоростному выхватыванию в ковбойском стиле не слишком разумно. Поэтому, если боец еще не решился, стоит ли демонстрировать оружие, но предполагает, что ситуацию придется разрешить стрельбой, пистолет можно спрятать:

- за бедром;

- за плечом, скрестив руки на груди;

- под одеждой или головным убором.

Базовые основы стрельбы из оружия основываются на усовершенствованном, но легко узнаваемом движке классической американской школы. Но когда дело доходит до положений готовности, ситуация меняется. Даже классическое «нижнее» положение готовности (что и пистолетом, что с автоматом) отличается от хрестоматийного тем, что ствол опускается не на 30°, а лишь на десяток сантиметров. Этого более чем достаточно для того, чтобы иметь нужный обзор за движениями противника.

Для работы в узких пространствах Суарез рекомендует «ужимать» стандартную стойку, придвигая оружие ближе к груди, а в особенной тесноте – убирать «ствол» к боку.

Как веяние нового времени выглядит и введение позиции «SUL». Это очень хороший компромисс между возможностью удерживать оружие в руках и отсутствием необходимости тыкать стволом в каждого, кто встретился вам на пути. В этой жизни бывает всякое, возможно стрелку понадобится пробираться к месту перестрелки сквозь группу «граждански». Также «SUL» позволяет визуально «прятать» оружие на фоне торса и не провоцировать полицейских или других «хороших ребят» на упредительный выстрел.

Опровергая мнение о том, что «SUL» не позволяет отражать внезапную угрозу, Габриэль демонстрирует возможности скоростной стрельбы из этого положения даже со сверхблизкой дистанции.

Что касается длинноствольного оружия, то здесь помимо «SUL», свое место занимает «верхнее» положение готовности, весьма расслабленная поза, позволяющая длительную переноску оружия в руках. В случае экстремальной ситуации имеется возможность быстрого перехода в положение для «инстинктивной» стрельбы, разработанное Р. Эпплгейтом – оружие на уровне живота, приклад прижат к боку.

Стрельба навскидку

По мнению Суареза, при минимуме времени на подготовку, следует оттачивать именно этот навык. С этим мнением вполне можно согласиться исходя из того, что существует множество стрелков, способных стрелять только в медленном темпе. В одной из легенд Робин Гуд сказал такому «зацельщику», что превратил бы его в ежа, прежде чем тот спустил бы тетиву лука.

       Алгоритм стрельбы навскидку прост.

1. Поднять оружие вверх, вдавив нижний угол приклада АК в плечо. Отдача автоматных патронов не настолько большая, чтобы такой упор вызвал боевые ощущения или сильно снижал точность стрельбы. «Книжная» же прикладка с правильным расположением оружия заставляет наклонять голову для зрительного контроля прицельных приспособлений, а это долго. Суарез настаивает на том, что навык однообразной фиксации оружия является ключевым в искусстве стрельбы навскидку, поэтому ему нужно уделять самое пристальное внимание.

2. Сосредоточить взгляд на прицельных приспособлениях. Такой метод еще называется «флеш сайт», он заключается в том, что стрелок зрительно контролирует цель, и лишь при выносе оружия в зону прицеливания сосредотачивает внимание на прицельных приспособлениях. Причем ключевым является контроль мушки. Габриэль демонстрирует прием, названный «варварский EOTech», по аналогии со всемирно известным прицелом. Только роль голографической марки выполняет мушка с ее массивным основанием и защитными «ушами». Как только мушка оказалась на середине мишени – можно производить выстрел. И неважно, насколько точно располагается мушка по отношению к целику. Конечно, стрелять таким образом на дальние дистанции бессмысленно, но на дистанции до 100 футов этот метод дает хороший, а главное – быстрый результат. «Варварский EOTech» - своего рода «мостик» между прицельной и неприцельной стрельбой.

3. Обработать спусковой крючок. Опять мы слышим требование о «плавном спуске» и контроле хода спускового крючка после выстрела.

Из автомата по-пистолетному

        Этот специфический способ ведения огня из автомата со сложенным прикладом Суарез позаимствовал у британских спецназовцев из SAS. Те, используя знаменитые МП-5А3, в стесненных помещениях предпочитали работать со сложенным прикладом. А при необходимости стрельбы просто вытягивали оружие вперед, создавая жесткую конструкцию за счет натяжения ремня-«трехточки».

        Габриэль советует тем же методом стрелять навскидку из АК со сложенным прикладом. Ремень, правда, уже не используется, его роль играет максимально вытянутая вперед левая рука, удерживающая цевье. Конечно же, такой способ годится лишь для стрельбы в упор, зато он очень быстр. Его также можно использовать для штурмовых винтовок в компоновке «булл-пап». При вскидывании достаточно лишь коснуться краем приклада щеки – и можно давить на спуск, чистой воды «инстинктивная стрельба».

Двусторонняя стрельба

При обучении стрельбе из любого типа оружия, и пистолета, и ружья, и автомата, Суарез настаивает на необходимости стрельбы с обеих рук. Он отмечает, что во всех боевых искусствах (рукопашном бое, фехтовании) нет понятий «слабая» и «сильная» рука. Все движения отрабатываются на обе стороны, и длительные тренировки нацелены на исправление асимметрии. И лишь в американском стрелковом искусстве существует принципиальное разделение. Однако для овладения стрельбой с двух рук существует масса предпосылок. Во-первых, большой опыт упражнений force-on-force показывает, что именно рука с оружием чаще всего поражается ответным огнем. Во-вторых, смена рук позволяет гораздо выгоднее использовать укрытия. Наконец, во время ухода с линии стрельбы (уход по «Х») в некоторых случаях требует перекладывать оружие в другую руку. Особенно это актуально с длинноствольными образцами.

Поэтому Суарез вводит в свою боевую системы понятие «перенос». В отличие от похожего термина «перевод», он означает не смену оружия (например, с автомата на пистолет). Частичный перенос означает лишь смену плеча, которого ведется стрельба, при этом руки не меняют своего положения на оружии. В варианте с пистолетом стрельба также может вестись с любой руки, с поддержкой второй руки или без нее.

«Маятник» по-американски

Уход по «Х» (Икс) является концепцией ухода с линии стрельбы. Как ни странно, перед нами – овеянный легендами «стрелковый маятник», о существовании и необходимости которого ведется так много споров. Правда, в гораздо более практичном варианте.

По словам самого Суареза, в начале 90-х, во время службы в полиции, он как-то участвовал в перестрелке. Подозреваемый сделал выстрел, но Гейб, инстинктивно, как учили на тренировках по рукопашке, уклонился от угрозы – направленного ствола. Дальнейшие тренировки лишь укрепили уверенность в полезности подобной динамики.

        Позже, изучая стиль «АМОК», Суарез познакомился с техникой ухода по «Х», взрывными диагональными перемещениями, в контексте ножевого боя. Габриэль переложил полученные знания на стрелковый опыт, и получилось интересное новшество.

Главной целью концепции является создание возможности быстро покинуть пространство, куда противник ведет огонь. «Простого» шага в сторону недостаточно, необходимо именно предельно динамичное движение. Конечно, если стоять в той или иной сгруппированной стойке (низкого старта, например), можно «взорваться» и с места, но неожиданное нападение застает человека в расслабленном положении. Чтобы аккумулировать достаточный стартовый взрыв, который выбросит тело за пределы зоны поражения, Суарез советует сначала сделать небольшой толчок ногой в сторону, противоположную направлению движения. То есть если мы идем по диагонали вперед и влево, следует «топнуть» правой ногой назад и вправо. Во время короткого первого движения мышцы ноги получают необходимый импульс. Сама идея техники чем-то напоминает «злые ноги» от известного российского каратэки А. Н. Кочергина.

По время ухода по «Х» стрелок должен успеть извлечь оружие, навести его на цель и вбить в оппонента серию выстрелов. Как показывает практика спаррингов, любой, кто пытается стоя на месте вырвать пистолет из кобуры или стрелять с остановки, получают «пилюлину».

Более сложным является двойной уход. Действие, внешне похожее на элемент дриблинга нашего футбола или, куда больше, финта футбола американского. Начав уход по «Х» в одну сторону, стрелок на следующем шаге меняет направление движения.

        В случае, если пространство ограничено, Суарез предлагает немного другой алгоритм движений – уйти в сторону, развернувшись боком (этот элемент позаимствован из фехтования на больших ножах Боуи, как его преподает Джеймс Киттинг), затем резко присесть на корточки, и наконец, «стартонуть» в противоположную сторону. Во время всех этих перемещений оружие в руках непрерывно стреляет.

Движение на 360°

Движение на 360° - этот принцип означает необходимость отработки защитных действий при нападении с любой стороны. В положении стоя техника напоминает ту, что демонстрируют другие инструкторы. Другое дело, что Суарез настоятельно рекомендует отрабатывать такие же действия при стрельбе с других положений – с колена, сидя на корточках и лежа. В этом случае стрелок сможет быстро и безошибочно среагировать на появление угрозы с внезапного направления. Интересно, что в положении стрельбы «с колена» для отражения атаки со спины Габриэль использует «Spetsnaz prone», позаимствованный из «Системы».

На те же 360° производится и осмотр местности после перестрелки. По мнению Суареза, перво-наперво, нужно удостовериться, что оппонент «упакован» надежно. Затем – осмотреться в поиске других источников опасности. Простого взгляда за спину недостаточного из-за эффекта «туннельного зрения», сильно снижающего угол обзора, поэтому нужно развернуться на 180°, убрав оружие в положение SUL.

Интересное отличие от стандартной процедуры состоит и в том, что после осмотра окружающего пространства и перезарядки оружия Габриэль советует осмотреть собственное тело – от кисти одной руки и вдоль плеча, пробежаться взглядом по торсу и ногам, и затем перейти на другую руку. Все дело в том, что возбуждение от схватки не на жизнь, а на смерть «забивает» болевые ощущения, и стрелок может заметить собственное ранение слишком поздно.

Сколько и куда?

Поднимая вопрос о количестве выстрелов по цели, Суарез высмеивает так лелеемые некоторыми инструкторами «двойки». По его мнению, стрелять в оппонента нужно столько, сколько он выдержит. Это может быть и 2 выстрела, и более, до 5. Так же широко понимается и «убойная зона»: все пули, уложенные в габариты тела хороши для вас и плохи для вашего оппонента. Собственно, именно такое понимание невозможности (и ненужности) ведения сверхточной стрельбы связывают другие элементы системы – перемещений, смены рук и инстинктивной стрельбы. Но основной точкой прицеливания является середина груди оппонента.

Что касается прицельных выстрелов в голову, то их роль – разрешение ситуации с преступником, прикрытым заложником или поражение малоразмерной/отдаленной цели, а также поражение противника, оснащенного бронежилетом. Суарез категорически против распространенного совета стрелять в область таза. По его словам, разрушение тазовых костей - задача не из легких. Кроме того, даже если противник свалился на землю, это не помешает ему давить на спусковой крючок.

Перезарядка и задержки

Перезарядка оружия, по мнению Суареза, должна производиться самым простым и надежным способом. Множество «тактических» приемов этой процедуры сильно зависят от точных, координированных действий. На полигоне или в классе стрелок может «жонглировать» парой-тройкой магазинов, но в бою доза адреналина может разрушить всю эту идиллию. Поэтому Габриэль советует первым делом извлечь магазин из оружия и сунуть его в карман или за пояс. Затем извлечь из подсумка «свежий» магазин и вставить его в оружие.

        Кстати сказать, в его системе присутствует лишь т. н. «тактическая» перезарядка (когда в патроннике остается патрон). «Полную» перезарядку, когда боец отстрелялся «до железки», и затвор встал на затворную задержку, Суарез относит … к задержкам при стрельбе. И предлагает решать их с помощью заранее отработанных действий.

        Такая последовательность включает в себя технику «стукнул (по крышке магазина) – «дернул» (затвор). Эта процедура решает проблему осечки или не полностью вставленного магазина. Сюда же относится «печная труба» - прихват гильзы затвором. Если это не помогло, значит либо произошла двойная подача, либо просто кончились патроны. Следовательно, нужно выбросить «негодный» источник питания и вставить новый магазин.

        Возможно, кому-то такая схема покажется излишне надуманной. Многие инструкторы боевой подготовки советуют первым делом идентифицировать характер задержки, бросив взгляд на окно для выброса гильз. Однако этому могут воспрепятствовать причины как объективного, так и субъективного характера. Прежде всего, это стресс и естественная для человека концентрация на угрозе, а также – отсутствие освещения.

Габриэль отмечает, что при стрельбе из АК для устранения подавляющего большинства задержек достаточно просто сменить магазин и передернуть затвор. Специфическая проблема, с которой он сталкивался на огневом рубеже лишь дважды – гильза, которая не эжектируется, а «проскакивает» внутрь ствольной коробки. Для «лечения» необходимо снять крышку ствольной коробки и вытряхнуть застрявший кусочек металла.

Смена оружия, по мнению Суареза, очень важна. Если вы находитесь в бою на ближней дистанции, и у вас закончились патроны в дробовике или автомате – немедленно переходите на запасной ствол. Это гораздо быстрее, чем менять магазин. Вариантов перехода на пистолет множество, но далеко не все они надежно работают в динамике. Габриэль советует весьма необычный способ убрать длинноствольное оружие, разработанный лос-анджелесскими полицейскими. Продев руку и голову в петлю оружейного ремня, он перебрасывает автомат на спину. Многие критикуют такой способ, указывая на возможность травмироваться и на отсутствие контроля направления ствола. В частности, об этом замечает Трэвис Хейли, однако на его видео «Адаптивный Калаш» нарушение правила безопасного направления ствола выглядит слишком уж демонстративно.

Кстати, «бэкап» работает и на пистолетах – когда заканчиваются патроны в большом «Глоке», Суарез переходит на «курносый» револьвер. А если и это не помогает – достает здоровенный складной ножик.

       

Тактическое преимущество

Об аспектах обучения бою на ближней дистанции рассказывает фильм «Тактическое преимущество». В целом, его советы в этой сфере находятся в рамках традиционной американской школы, но, как говорится, есть нюансы.

По словам Суареза, осмотр здания с целью выявления преступника — это на 50% охота и на 50% принятие мер к тому, чтобы самому не превратиться в дичь. Поэтому существуют 5 принципов, которые позволяют не словить пулю во время осмотра помещений:

1.       Мобилизуйте органы чувств на выявление признаков цели.

2.       Не подавайте признаков собственного присутствия

3.       Не полагайте, что где-то опасности нет, пока не убедитесь окончательно

4.       Минимизируйте собственную уязвимость перед источниками потенциальной опасности, держитесь от них на максимальном удалении.

5.       Двигайтесь тактически грамотно.

Как видим, нет ничего нового или необычного в рекомендациях. Однако они формируют правильную картину мира для человека, решившего провести «зачистку». Мероприятие, надо заметить, чрезвычайно опасное, поэтому лишь крайняя необходимость может заставить большинство людей (а тем более – в одиночку) отправиться навстречу неизвестности и опасности. Это не похоже на прохождение какого-то упражнения с условием «перестреляй все картонные мишени за минимальный промежуток времени». Поэтому продвижение вперед будет медленным, плавным и спокойным. Никакой беготни и суеты, по крайней мере, пока нет огневого контакта.

Интересный момент - преодоление дверных проемов. Как говорят, людей в дверях было подстрелено больше, чем в любой другой части дома. При входе в помещение Суарез практикует резкий, динамичный вход по диагонали, целью которого является с максимальной скоростью «проскочить» дверной проем. На оставшуюся за спиной «мертвую зону» разворачивается не вся «оружейная башня» (руки с оружием), а лишь бросается короткий взгляд черед плечо. Габриэль уверен, что невозможно быстро крутить оружием в обе стороны. В своих ранних работах (книге «Тактическое преимущество»), если противник оказался за спиной, Суарез советовал одновременно с разворотом резко присесть на месте. Но в одноименном фильме, снятом позже книги, он уже советует продолжать движение без остановки. Этот же принцип используется при преодолении углов и Т-образных коридоров, а также при подъеме на лестничную площадку.

ohotnik1975.livejournal.com