Снайперские винтовки от «мосинки» до «Корда». Фото снайперская винтовка мосина


Снайперская винтовка Мосина образца 1891/30 г.

Снайперская винтовка Мосина обр. 1891/30 гг. с оптическим прицелом ПУ

Снайперская винтовка обр. 1891/30 гг. с оптическим прицелом ПЕ

После первой мировой войны снайпинг прочно вошёл в армейскую жизнь, став элементом боевой подготовки отличных стрелков в войсках. Но в СССР пристальное внимание к снайперскому движению было обращено только в конце 1920-х годов, да и то не высшим военным командованием, а руководством всемогущего ОГПУ-НКВД. Тесное военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской Германией способствовало передаче СССР самых современных образцов военной техники и вооружений, а также технологий их производства. Тогда же в СССР появляются и первые предприятия по производству оптических приборов. Именно это обстоятельство, наряду с началом работ по усовершенствованию основного оружия пехоты - трёхлинейки, дало толчок для создания в 1927-28 годах первого советского образца снайперского оружия, сконструированного на базе драгунской винтовки Мосина образца 1891 г.

Новый снайперский вариант старой винтовки был оснащён 4-х кратным оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца). Первый советский оптический прицел Д III являлся копией германского прицела «Цейсс» и служил для точной стрельбы по удалённым малоразмерным целям, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. Он представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учёта боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10 (через каждые 100 м), слева - располагался барабанчик для боковых поправок горизонтальных лимб. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, расположенных под прямым углом к пеньку. Верхний край горизонтальных нитей находился на одной высоте с острым концом пенька, образуя перекрестье прицела.

Поскольку прицельное приспособление и изображение цели находились в фокальной плоскости объектива прицела, то прицеливание заключалось в совмещении острия прицельных нитей с изображением цели. Снайперская винтовка Мосина давала возможность вести прицельную стрельбу с оптическим прицелом от 100 до 1000 м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - на дальность до 600 м. Новое оружие, оснащённое отечественными прицелами, отличалось высокими боевыми качествами. Так, при стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 - 7,5, на 400 - 18,0, на 600 - 35,0. Уже вскоре снайперские винтовки начали поступать на вооружение конвойных и пограничных войск ОГПУ-НКВД.

Советские ВС получили аналогичное оружие только спустя два года - в 1930 г. Конструкторы проектно-конструкторского бюро Тульского оружейного завода при проведении комплексных работ по усовершенствованию штатного оружия разработали специальную снайперскую модель 7,62-мм винтовки образца 1891/30 годов, которая отличалась от стандартного образца наличием оптического прицела, высоким качеством изготовления ствола, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки, облегчением усилия на спусковом крючке до 2-2,4 кг.

Основные баллистические показатели снайперских винтовок (без штыка) были аналогичны показателям винтовок валового производства, но целевое оружие имело улучшенную меткость боя за счёт отбора их из числа рядовых образцов, показавших наилучшие результаты стрельбы, или же за счёт специального изготовления с улучшенным качеством обработки поверхности канала ствола и уменьшенными допусками.

Стабильность боя снайперских винтовок Мосина была значительно выше, чем у оружия валового производства, что достигалось более тщательной подгонкой ложи к стволу со ствольной коробкой и изготовлением ложи, как правило, из высококачественного материала - орехового дерева. Из-за установки прицела, перекрывавшего паз для обоймы в ствольной коробке, заряжать снайперские винтовки из стандартных пятизарядных обойм не представлялось возможным, поэтому заряжание производилось по одному патрону, что значительно снижало боевые возможности этого оружия в реальной боевой обстановке.

Вначале для армейской снайперской винтовки принимают 4-х кратный прицел марки ПТ образца 1930 г., а с выявлением его недостатков, в следующем году, - улучшенную модификацию: оптический прицел ВП образца 1931 г. Но и в этой модели прицела советским конструкторам так и не удалось добиться полной герметичности окулярной трубки из-за неудачной конструкции диоптрийного кольца. Прицелы ПТ и ВП, так же как и прицел Д III, монтировались на кронштейне конструкции А.А. Смирнского, основание которого наглухо крепилось накладкой с шестью винтами на передней части ствольной коробки, хотя подобное расположение прицела усложняло заряжание оружия.

Поэтому в 1936-37 гг. оптический прицел ВП был заменён усовершенствованным 4-х кратным прицелом типа ПЕ. Он был рассчитан на дальность стрельбы до 1400 м. Масса прицела 0,62 г. Достаточно надёжная конструкция кронштейна «Сесо» с боковым креплением прицела в немалой степени повлияла на точность наводки при стрельбе, а также позволила в случае повреждения в бою пользоваться открытым секторным прицелом.

Первое крупное боевое крещение снайперское оружие прошло в период Советско-финской войны 1939-40 гг., когда отличные качества советских винтовок, оснащённых прицелами ВП, ПТ и ПЕ, были проверены боевой практикой. Но ставка, которую в предвоенные годы высшее военное командование делало на широкое внедрение в систему вооружения пехоты автоматического оружия, привела к тому, что уже в 1937 г. снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. планировали заменить 7,62-мм автоматической снайперской винтовкой системы С.Г. Симонова (АВС) образца 1936 г.

Однако высокое рассеивание даже при стрельбе одиночным огнём способствовало тому, что была изготовлена всего лишь малая партия снайперских винтовок Симонова. А спустя всего три года, в 1940 году, на смену 7,62-мм снайперской винтовке образца 1891/30 гг. приходит новая 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) образца 1940 г. Прицел ПУ был значительно облегчён по сравнению с предшественниками и весил всего 0,27 кг. Крепление прицела ПУ кронштейном сверху на ствольной коробке, также разработанное Ф.В. Токаревым, позволяло вести стрельбу с открытым секторным прицелом на дальность до 600 м.

Однако суровая реальность боёв начального периода войны 1941-1945 гг. убедительно доказала, что снайперская винтовка СВТ-40, несмотря на свои многочисленные достоинства, значительно уступает своей предшественнице по основному показателю для этого вида оружия - кучности стрельбы. Многочисленные рекламации, поступавшие на снайперские СВТ с фронта, заставили советское военное командование вновь вспомнить о старой, незаслуженно забытой снайперской винтовке образца 1891/30 гг. В октябре 1941 года снайперскую СВТ-40 снимают с производства.

В начале 1942 г. Ижевский машиностроительный завод восстанавливает производство снайперских винтовок образца 1891/30 гг., но они уже были рассчитаны под унифицированный прицел ПУ, разработанный специально для снайперских СВТ-40. Однако и у этой винтовки имелись определённые недостатки: фронтовиков не устраивали, в первую очередь, её масса и значительная длина, в результате чего длительная работа с ней утомляла снайпера; низкая скорострельность винтовки - 10-12 прицельных выстрелов в минуту также не вполне отвечала требованиям современного маневренного быстротечного боя.

Особые нарекания вызывал нерегулируемый спусковой механизм, поскольку тугой спуск не обеспечивал сохранения точности прицеливания во время выстрела. Переход на упрощённые технологии и удешевление производства привели к тому, что ложи, которые с 1942 г. стали изготавливать из берёзовых заготовок, зачастую давали поводку, чего раньше у оружия, имевшего высококачественные ореховые ложи, не встречалось. Некоторые снайперы отмечали недостаточно качественное изготовление оптики, в частности прицелов ПУ выпуска 1943-44 гг. Кроме того, по заключению фронтовиков, при выверке и приведению винтовки к нормальному бою установка на шкале барабанчика вертикальных поправок прицела не всегда совпадала с действительными дистанциями, а частое изменение установки барабанчика вертикальных поправок давало отклонение по горизонтали.

Высказывалось мнение о неудачном расположении оптического прицела ПУ на винтовке. В частности отмечалось, что прицел расположен далеко от глаза стрелка, в результате чего при прицеливании снайперу приходится отрывать щеку от приклада до 3 см и вытягивать шею (чтобы наблюдать всё поле зрения без лунообразных теней по краям). Из-за неправильного положения головы глаз стрелка отклонялся от оптической оси прицела, вызывая ошибку в прицеливании.

В ходе войны 1941-1945 гг. советские снайперы использовали следующие боеприпасы: 7,62-мм винтовочные патроны с лёгкой, тяжёлой, бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), пристрелочно-зажигательной (ПЗ) и трассирующей (Т-46) пулями. Патроны с лёгкой и тяжёлой пулями, как правило, применялись для стрельбы по живой силе противника; патроны с бронебойной и бронебойно-зажигательной пулями - для уничтожения расчётов пулемётов, орудий (особенно орудий прямой наводки) и ПТР (РПГ), а также для стрельбы по амбразурам ДОТов и ДЗОТов, по стереотрубам, автотранспорту и пикирующим самолётам. Патроны с зажигательной пулей применялись для поджигания объектов, мешающих наблюдению и обстрелу укрывающих снайперов, а также деревоземляных огневых точек противника; патроны с трассирующей пулей — для целеуказания (причем, только в наступлении). Пристрелочные (разрывные) пули, использовавшиеся для стрельбы по легковоспламеняющимся целям и для корректировки стрельбы по подвижным и неподвижным целям, как правило, советскими снайперами в годы войны практически не применялись. Носимый запас патронов зависел от выполняемой снайпером задачи и от вида боя (наступательный или оборонительный).

Источник

ТТХ снайперской винтовки Мосина обр. 1891/30 гг.

  • Калибр: 7,62×54R
  • Длина оружия: 1232 мм
  • Длина ствола: 729 мм
  • Масса без патронов: 4,3 кг. (с оптическим прицелом)
  • Емкость магазина: 5 патронов

Магазинные винтовки с поворотным затвором

www.armoury-online.ru

Снайперская винтовка Мосина как охотничий карабин

Буквально каких-то полтора десятилетия назад, обладание нарезным оружием считалось невероятным везением и критерием некой избранности владельца 'нарезняка'. Иметь же карабин с 'оптикой' было просто до неприличия престижно. Прошло время, многое изменилось. Но байки о невероятных возможностях тандема 'карабин-оптика' отнюдь не стали пережитком прошлого, порождая и сегодня массу мифов и заблуждений. Одним из наиболее легендарных и мифических образцов оружия стала всем известная трехлинейная винтовка Мосина, доступная ныне под названием КО 91/30 или КО-44. 

Полное раскрытие потенциала винтовки невозможно без применения оптического прицела, поэтому на приобретенную 'трешку' все стрелки стремятся установить оптический прицел. Ставят как и что угодно, но, учитывая конструктивные особенности винтовки, изначально не предназначенной для использования в комплексе с оптикой, ее историческую ценность и желание получить максимально аутентичный образец, наиболее адекватным, во всех отношениях, решением остается установка 'родного' прицела ПУ на вертикально-базисном кронштейне Кочетова.

Но самым интересным и ярким может считаться охотничий карабин, представляющий собой именно оригинальную снайперскую винтовку обр. 91/30 года, под вывеской КО 91/30 или КО-44. Таких винтовок, выпущенных сравнительно в небольшом количестве, осталось крайне мало. Учитывая крайнюю популярность снайперской 'мосинки' среди коллекционеров и любителей целевой стрельбы, приобретение этого оружия может считаться большой удачей. 

Реплика снайперской трёхлинейки. Кронштейн Кочетова установлен на гранёную ствольную коробку винтовки 1920-х гг. выпуска. Металл покрыт чёрным хромом, затвор и УСМ - хромированы. Подобрана очень редкая буковая ложа. В целом, винтовка получилась красивой и точной. Фото Петра Турлакова.

Историческая справка. 

История снайперской 'трехлинейки' на удивление запутана и до сих пор не выстроено четкой и согласованной хронологии легендарной винтовки. Помимо этого, очень много полярных мнений по поводу производственного процесса. Вызывает вопросы и запутанная информация по применяемым на снайперке оптическим прицелам. Поэтому нижеизложенный материал является лишь некой весьма условной справкой, своеобразной отправной точкой, для поиска более подробной информации. Причиной тому является ограниченный объем статьи и ее цель, направленная не на выяснение максимально верной историческо-технологической информации по снайперскому варианту винтовки Мосина, а взгляд на нее глазами охотника или стрелка-целевика. Иначе говоря, вашему вниманию предлагается очередной практический тест огнестрельного оружия.

Итак, снайперский вариант винтовки Мосина. Конструктивно винтовка представляет собой обычную драгунку образца 91/30 года, имеющую загнутую рукоять затвора и установленный оптический прицел.

Среди коллекционеров и любителей старого оружия существуют серьезные разногласия по поводу технологии изготовления снайперских мосинских винтовок. Одни склоняются к мнению, что на заводах существовала специальная технологическая линия. Другие уверены, что снайперскими становились обычные серийные винтовки, после отбора по критерию наилучшей кучности. Более логичной кажется вторая точка зрения, ибо такой путь наиболее рационален и логичен, хотя это только предположение, порожденное отсутствием фактической информации по данному вопросу. Одно можно сказать точно - если ресивер винтовок военного времени изготавливался из не обточенного прутка, диаметром 31 мм, то ресивер снайперских винтовок аккуратно обработан, что подразумевает изначально больший диаметр заготовки ствольной коробки. Больше визуальных отличий не обнаружено.

Выпуск снайперских винтовок Мосина был налажен и в Туле и в Ижевске. Судя по имеющейся информации, клеймо 'СН' ('снайперская'), ставилось на казенник ствола только на ТОЗе. Снайперские винтовки Мосина производились в СССР в 2 этапа - с 32 по 38 год и с 1942 года. Считается, что суммарное количество собранных снайперских винтовок Мосина может достигать 100.000 и более экземпляров. В любом случае, их количество не могло быть ниже 50.000 штук. Тем более, что суммарное количество оптических прицелов всех моделей и модификаций достигает 700.000 штук. Вероятно, что производство снайперок продолжалось и после войны, вплоть до 50-х годов. Ведь до принятия на вооружение в 1963 г. снайперской винтовки Драгунова, 'Русская легенда' исправно выполняла возложенные на нее обязанности.

Прицельный комплекс, представленный прицелом ПУ и кронштейном конструкции Д.М.Кочетова, установленный на нашей винтовке, наиболее известен и популярен среди стрелков и любителей оружия. Эксперименты с установкой оптики на винтовку Мосина начались в 20-х годах 20 века. Энтузиастами развития снайпинга в СССР стали стрелковые клубы, созданные при Высшей военной школе, в 1922 году, и при обществе 'Динамо' - в 1923 году. Первоначально на винтовку Мосина устанавливали закупленные в Германии прицелы 'Цильфир', фирмы 'Цейс'. В 1926 году на ПОЗе начались работы по разработке первого отечественного оптического прицела для снайпинга. Этим прицелом стал прицел 4-кратный ПТ, с 30.4 мм объективом, являвшийся модификацией немецкого прицела. Из-за отсутствия должной технологической базы и квалифицированных кадров, работы затянулись до самого конца 20-х годов. К тому времени выяснились некоторые конструктивные просчеты, что привело к модернизации прицела ПТ. Новый прицел, получивший шифр ПЕ, появился в 1931 году и выпускался в 2-х основных модификациях, в основном, из-за различных технологических подходов на разных заводах. Прицел ПЕ использовался в комплексе с различными кронштейнами, из которых наибольшее распространение получили кронштейны конструкции Смирнского и вертикально-базисный кронштейн образца 1936 года, предназначенные для крепления к граненому ресиверу винтовки. Для своего времени это был отличный прицел, впоследствии используемый, в качестве трофеев, немцами и финнами.

При всех своих достоинствах, прицел ПЕ был сложен в устройстве, дорог и требовал квалифицированной установки на оружие. Поэтому, когда осенью 1942 года закончились запасы этих прицелов, и было принято решение снять с вооружения СВТ, не отвечающую требованиям фронтового снайпинга, было решено возобновить сборку снайперских винтовок Мосина. На снайперские трехлинейки стали устанавливать 3.5-кратные прицелы ПУ, на вертикально-базисном кронштейне системы Д,М, Кочетова, разработанного в том же 1942 году. Прицел ПУ ('Прицел Укороченный' - сравнительно с ПЕ), простой, относительно дешевый, компактный и легкий, оказался более удобным и надежным в боевом применении на винтовке Мосина, чем прицел ПЕ.

Разработанный специально для снайперского варианта СВТ-40, ПУ-СВТ, оказался впору и на винтовке обр. 91/30 г. Прицел ПУ-91/30, немного модернизированный специально для винтовки Мосина, отличался геометрией корпуса, оцифровкой лимба вертикальных поправок и клеймом, определяющего его предназначение именно для использования на трехлинейке. Прицел позволял вести огонь до 1300 метров. Маховики введения поправок не имеют привычных сегодня 'трещеток', лимб дистанций нарезан в сотнях метров, от 1 до 13. Прицельная сетка образована прицельным 'пеньком', имеющим заостренную вершину, и горизонтальными выравнивающими нитями. Прицельные нити изготовлены из стальной проволоки. Прицельный пенек и выравнивающие нити закрывают, в проекции на цель, угол в 2 тысячных дистанции, служа простейшим и довольно удобным дальномером. База прицела - расстояние между горизонтальными выравнивающими - равна 7 т.д. Прицел комплектуется кожаными пылезащитными крышками, соединенными кожаным же ремешком. После войны прицелы ПУ комплектовались пластиковыми пыльниками. 

Прицел ПУ использовался не только на СВТ и винтовке обр. 91/30 г. Во время и после войны он ставился на пулеметы, зенитные установки и артиллерийские орудия. Поэтому аббревиатура 'ПУ' часто расшифровывается как 'Прицел Универсальный', что, судя по сохранившимся архивным документам, неверно. Общее количество произведенных ПУ различных модификаций, по разным подсчетам, достигает, как минимум, 500-550 тысяч экземпляров.

База кронштейна устанавливается на левую сторону круглого ресивера винтовки (модификация военного времени, с так называемой 'высокой стенкой'), при помощи двух винтов с резьбой М6x0.75 и двух 5-мм штифтов. Большие винты, во избежание самооткручивания, контрятся малыми винтами. База, или основание кронштейна, имеет шаровую опору и мощный зажимной винт, с помощью чего фиксируется непосредственно сам кронштейн. Грубая регулировка осуществляется при помощи микрометрических винтов, с помощью которых выводится центр зрительного поля по вертикали. По горизонту грубая регулировка осуществляется, к примеру, при смещении оптической оси вправо - с помощью подкладывания тонких полосок металла, между основанием кронштейна и его хвостовиком. Если прицел сильно завален вправо, приходиться сошлифовывать предусмотренные для этого лапки на внутренней поверхности хвостовика кронштейна. Прицел ставится однажды и больше не снимается, во избежание сбивания наводки. На наружную боковую поверхность кронштейна электрокарандашом пристрельщик наносил номер винтовки. Из-за значительных допусков в размерах ресивера, особенностей установки базиса кронштейна и прочих технологических факторов, установленный кронштейн мало подходил для переустановки на другую винтовку, ибо, в этом случае, все же не являющимся неразрешимой проблемой, времени и терпения мастера требуется гораздо больше. 

После грубой выверки, проверка осуществляется боевой стрельбой. При необходимости более точной подстройки, прицел пристрелкой выводится в 'ноль' маховиками вертикальных и горизонтальных поправок. После чего ослабляются фиксирующие винты маховиков, лимб горизонтальных поправок устанавливается на '0', шкала дистанций ставится на дистанцию '3', винты маховиков осторожно фиксируются. Винтовка может считаться приведенной к нормальному бою. 

Держим в руках. 

Если со снайперской 'мосинки' снять прицел с кронштейном, то от стандартной драгунки ее будут отличать лишь установленная база кронштейна, загнутая рукоять затвора и, если внимательно присмотреться - возможно, клейма на казеннике ствола (на винтовках производства ТОЗа ставилось клеймо 'СН'). Наш образец имеет еще одну крайне своеобразную особенность - выточки на цевье ложи и шейке приклада, призванные улучшить удержание оружия при стрельбе, что полностью оправдалось на практике. В таком виде винтовка приобреталась с арсенала, когда, в начале 90-х, это стало возможным. Поэтому о происхождении выточек на ложе можно только гадать. Винтовка перешла в личное пользование в состоянии 'муха не сидела'. Единственное, что в этом стрелковом комплексе прошло ремонт (поверку), так это оптический прицел. Об этом свидетельствуют ремонтные клейма - перечеркнутый квадрат и год поверки - 62-й. Очень многие ПУ, перед отправкой на складское хранение, прошли поверку и ремонт в начале 60-х, как раз, когда на вооружение принималась СВД-63. 

Установленный оптический прицел сильно преображает винтовку. Помимо неизбежного утяжеления оружия примерно на 1 кг, аккуратный и строгий прицел, на массивном кронштейне, придает оружию ярко выраженную, даже для далеких от оружия людей, агрессивность и очень своеобразную колоритность.

'Трешка' сама по себе является очень изящной и эстетичной винтовкой. В отличие от того же брутального маузера, мосинка не только красивее, но и гораздо удобнее при стрельбе. Что бы там не говорили поклонники 'сумрачного германского гения' и прочих иностранных винтовок, а трехлинейка и более прикладиста, и лучше развесована, и открытый прицел имеет просто великолепный. Изящная, красивая, но очень смертоносная игрушка для сильных мужчин.

Утверждения о якобы 'неэргономичном' расположении рукояти затвора так же можно отнести к чисто субъективным. Насчет 'страшной неудобности' выступающего магазина тоже можно поспорить. Якобы замечательный спуск курка на маузере, с его предупреждением и прочими достоинствами, сравнительно с УСМ трехлинейки, - россказни для теоретиков. Ужасный спуск на боевых М.98k зачастую и рядом не стоит, в сравнении со спуском 'трешки'. Хотя, говорят, бывает и наоборот: Понятно, что винтовок много и они все разные, а людей и мнений еще больше, но необоснованно хаять свое и превозносить чужое - просто нехорошо. Порой создается впечатление, что мифы на оружейную тематику создаются людьми, никогда не использовавшими конкретное оружие в реальных условиях.

Ложа нашей винтовки изготовлена из древесины, породу которой так и не удалось точно определить. Ложа явно не березовая, береза мягче, возможно она сделана из бука. Поверхность дерева покрыта шеллаком и носит следы интенсивного десятилетнего использования. Дата выпуска винтовки - 1943 год, Ижевский завод. Вес оружия с прицелом - порядка 5 кг. Во всем остальном снайперка ничем не отличаются от обычной драгунки. Ствол не вывешен, доводка винтовки, кроме ослабления на наждаке пружины шептала, не проводилась. Истинный калибр оружия, при промере калибрами, составил 7.63 мм. 

В руках винтовка просто 'оживает', требуя вполне определенных действий. Оно объяснимо, ведь психика стрелка такая чувствительная: Любой человек, когда берет в руки снайперскую 'треху', испытывает необъяснимое ощущения превосходства и уверенности в себе. Чувствуешь себя 'большим и сильным'. И очень метким, однако. Безусловно, харизма трехлинейки необыкновенно сильна и ни с чем не сравнима.

Стреляем. 

По 'Стрелковому наставлению', снайперская винтовка Мосина (впрочем, как и СВД) считается пригодной к снайперскому применению при кучности не более 80 мм (около 2.7 МОА) на 100 метрах дистанции, 4-мя попаданиями. Такая кучность, являющаяся вполне приемлемой для фронтового снайпинга, на коротких и средних дистанциях, а тем более для охотников, тем не менее, однозначно не может устроить современного стрелка, для которого целевая винтовка начинается с возможности выдавать 'минутные' группы.

Вокруг снайперской трехлинейки сложено столько легенд, что отличить правду от вымыслов порой весьма и весьма проблематично. Очень многие, изучив все доступные источники информации, считают эту винтовку непревзойденной по надежности, мощности и точности боя. Другие, имеющие реальный опыт практической стрельбы из этого оружия, придерживаются более осторожных оценок. С одной стороны, снайперка с достоинством прошла через ВОВ, став очень действенным инструментом снайперского террора лучших стрелков Советской Армии, и по сегодняшний день ограниченно состоит на вооружении. С другой стороны, легендарность не всегда помогает старому, часто изношенному оружию, при целевой стрельбе, с современными требованиями к комплексу 'оружие-стрелок'.

Советские снайпера достигли на фронте очень впечатляющих результатов. В довоенном СССР стрелковый спорт получил широчайшее распространение и поистине всенародное признание. Несмотря на практически полную потерю штатных снайперов и снайперского вооружения, в начале войны, снайперское движение быстро возрождалось, достигнув апогея в Сталинграде, с чем связано имя легендарного В.Зайцева. Понятно, что фронтовой снайпинг имеет мало общего со спортивной или охотничьей стрельбой, но опыт снайперов ВОВ нельзя недооценивать. 

В войну снайпера могли использовать лишь отобранные валовые патроны, что не позволяло полностью раскрыть потенциал винтовки. Сегодня стрелки находятся в более выигрышном положении, имея возможность подбора боеприпаса под конкретный ствол. Для тестируемой винтовки оптимальными оказались целевые патроны 40-летней 'выдержки'.

Для тестового отстрела были использованы патроны ЦУК (целевые, улучшенной кучности), 1964 года выпуска. Вес пули - 13 граммов, томпак, латунная гильза. Стрельба велась из положения сидя, с мягкого упора под цевьем. В серии отстреливались стандартные 4 патрона, с интервалом около 20 секунд. Погодные условия - температура воздуха +15 по Цельсию, солнце, ветер боковой, слабый. 

Прицел ПУ, созданный для СВТ, установленный на винтовку Мосина, заставляет довольно сильно тянуть шею, из-за короткого выходного зрачка (72 мм). Картинка четкая, но, конечно, несколько менее яркая, чем на современных просветленных прицелах. Поля зрения прицела, относительно небольшого, вполне достаточно для решения любых задач, а 22-мм объектив, хоть и меньше пропускает света, зато меньше демаскирует стрелка и более устойчив к существенной отдаче винтовки. Отсутствие щеки на прикладе заставляет упираться в гребень последнего подбородком, что несколько дискомфортно и может сказываться на качестве стрельбы. Хотя установить съемную щеку не является проблемой. Ход спускового крючка длинный, но приемлем по усилию, благодаря ослабленной пружине шептала. Момент срыва курка фиксируется, но, как это характерно для УСМ мосинки, недостаточно четко. Хотя к специфике спуска на отдельно взятой мосинской винтовке привыкаешь довольно быстро и работу спуска можно оценить на твердое 'хорошо'. Отдача ничем не отличается от отдачи обычной трехлинейки. Правда, в ожидании менее резкой отдачи, помня об увеличенном весе винтовки с оптикой и массивным кронштейном, она и кажется слабее, но это, скорее всего, самовнушение. Задержек не отмечено. Работа затвора плавная, в удовольствие. Заряжание винтовки патронами 'по одному', иногда критикуемое стрелками, для снайпера и стрелка-целевика не критично, ибо он решает задачи, весьма далекие от общевойскового боя. А хорошему охотнику и одного патрона в стволе почти всегда достаточно для успешного дня.

Практически все полученные группы, из 4-х выстрелов, не вышли из 30 мм (1 МОА). Лучший результат составил 20 мм. Удовольствие от такой стрельбы трудно описать иным словом как 'восторг'. Винтовка показала великолепную стабильность результатов, что обусловлено хорошим патроном и, собственно, самим предназначением оружия. Если учесть, что такие результаты показывают не самые плохие современные винтовки, 62-летнюю старушку-мосинку нельзя не уважать.

Резюме. 

Безусловно, протестированная сегодня винтовка, является крайне интересным образцом, заслуживающим искреннего уважения. Помимо легендарности, снайперская винтовка Мосина, находящаяся в хорошем состоянии, вполне может конкурировать с современными образцами по кучности стрельбы. Сей факт, в совокупности с сильнейшей харизмой оружия, не может не греть душу ее счастливым обладателям. Вероятность того, что из твоего личного оружия, произведенного более полувека назад, в страшное для страны время, герои уничтожали врагов твоей Родины, может служить законным основанием для гордости каждого нормального мужчины, в любом нормальном обществе. Пусть все это звучит жестоко, но любое оружие создано для убийства, не важно, врагов или животных. Оружие здесь является лишь инструментом, специфическим и порой малоприятным в осознании, но инструментом. А инструмент, как нас учили еще школьные плакаты, всегда должен быть исправным и хорошо заточенным. Поэтому легендарная снайперка, будучи в надлежащем состоянии, до сих пор является адекватным решением многих задач, находя в России применение, как у армейских снайперов, так и у стрелков-спортсменов. Постоянным спросом снайперский вариант трехлинейки пользуется и среди любителей горных охот. 

Винтовка Мосина в Афганистане была в руках как советских солдат, так и у "духов"

Ажиотаж вокруг, овеянной славой легендами винтовки, привел к практически полному исчезновению ее из продажи (имеется в виду именно оригинальная заводская снайперкая винтовка Мосина). За ней охотятся коллекционеры, а на ее подделках наживаются фальсификаторы. При наличии на складах достаточно большого количества обычных винтовок Мосина и прицелов ПУ, можно было бы наладить производство реплик снайперских винтовок обр. 91/30 г. Спрос есть, но, как обычно, нет предложения. Вятско-полянский 'Молот' вроде бы выпустил серию снайперских мосинок с прицелом ПУ, но это капля в море. Винтовки с базой под современные силуминовые кронштейны не вызывают добрых чувств. Поэтому стрелки пытаются самостоятельно собрать снайперский комплекс из обычной винтовки или карабина Мосина и приобретенного прицела с кроном. Но очень часто потраченные усилия и затраты неадекватны итоговому результату. Слишком много сложностей, как с приобретением оригинального кронштейна и прицела, так и с их грамотной установкой.

В Москве, на Вернисаже, можно купить новодельные кронштейны Кочетова, изготовленные из какого-то легкого сплава, но цена только одного кронштейна достигает, как минимум, стоимости подержанной винтовки. Та же ситуация и с самими прицелами ПУ. Поэтому приобретение оригинальной снайперской винтовки Мосина, да еще и складского сохрана, может считаться невероятной удачей. Да и обычная 'мося' всегда занимает достойное место в оружейном сейфе. Ведь история легендарной винтовки Мосина, как ничего более, теснейшим образом связана с новейшей историей России, проходя красной нитью через абсолютно все яркие и драматические события 19-20 века. 

ЗИП для трёхлинейки

Источник

handf.mirtesen.ru

Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 2

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль. Часть 2 Фото из открытых источников

Итак, поговорим, как и собирались, о снайперском оружии РККА и Вермахта. СССР опередил Германию в разработке такового на годы – первая отечественная «снайперка» на базе винтовки Мосина была принята на вооружение РККА уже в 1931 году. По некоторым другим данным уже в 1928 году первые «трехлинейки»,  оснащенные оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца), честно говоря, представлявший из себя добротно скопированный немецкий «Zeiss», поступили в НКВД. 

 

Так или иначе, а  с 1932 года, в Советском Союзе было начато серийное производство сугубо снайперского оружия -  (Индекс ГАУ — 56-В-222А). От обычной «трехлинейки» снайперская Мосинка отличалась помимо наличия, собственно, оптического прицела, прежде всего, отсутствием штыка и загнутой рукоятью затвора. Улучшенные баллистические качества достигались за счет особо тщательной обработки канала ствола, совершенного минимума допусков при сборке винтовки и наличием у нее особо аккуратно выполненного ложа из орехового дерева. Неприятной для стрелков особенностью «снайперки» было то, что установленный оптический прицел не позволял снаряжать оружие обоймой – только вручную, по одному патрону.

 

 

Рассмотрим, хотя бы  вкратце, основные типы прицелов, использовавшиеся советскими снайперами. Первым в их «линейке» стал четырехкратных ПТ (прицел телескопического типа) образца 1930 года. Прицел был достаточно неплохим, но имел ряд недостатков, а потому   в 1931 году его сменил  ВП (винтовочный прицел). Он, впрочем, тоже был не идеальным, и советские конструкторы продолжили работу в этом направлении. 

 

 В 1936 году на смену  ВП приходит 4,2 кратный  ПЕ (прицел Емельянова). Помимо большей простоты и дешевизны в изготовлении он имел еще один несомненный «плюс» - крепился не непосредственно на ствольную коробку, а на специальные кронштейны сбоку от нее. 

 

Самым, пожалуй, массовым советским снайперским прицелом Великой Отечественной стал ПУ – (прицел укороченный). Разрабатывался он, собственно говоря, вовсе и не для «трехлинейки», а для автоматической СВТ, но и с винтовкой Мосина работал прекрасно.  Максимальная из возможных на то время технологичность, малозатратность и простота производства – что еще надо для военного времени? И пусть кратность он имел всего  3,5 но фрицам и этого хватало! У них, как вы убедитесь позднее, и такого не было!

 

Винтовки Мосина с различными оптическими прицелами выглядели так:

 

 

«Экспериментировало» руководство РККА не только с оптическими прицелами, но и с самим снайперским оружием. Всерьез решив перевооружить Красную Армию на автоматические винтовки, снайпинг начали «примерять» уже к ним. Оснастили ПЕ  какое-то количество АВС-36 (автоматическая винтовка Симонова). Испытали… Результат оказался для ведения снайперской стрельбы просто недопустимым. Тогда было принято решение о разработке новой снайперской винтовки на базе Токаревской СВТ-40. По скорострельности она опережала «трехлинейку в 2 – 4 раза! Да и всю армию планировали вооружать именно ею, «списав» Мосинскую винтовку  «в запас».

 

 

Война внесла в эти планы жесткие коррективы. Ладно бы только то, что по кучности боя СВТ значительно уступала «трехлинейке» - в особенности, на дистанциях свыше 200 м. СВТ оказалась слишком сложной и ненадежной для той войны. В суровых фронтовых условиях ее эксплуатация, обслуживание и ремонт стали слишком уж большой головной болью.   Спасать ситуацию пришлось старой доброй винтовке Мосина – благо еще до войны их было выпущено и отправлено в войска больше сотни тысяч штук! Производство же снайперской версии СВТ неуклонно угасало – в 1941 году из выпустили около 35 тысяч штук  в 1942 – уже чуть больше 12 тысяч, а к 1945 году производство было и вовсе прекращено. Зато снайперских винтовок Мосина  только в 1941-43 годах ушло на фронт с «Ижмаша» 330 тысяч единиц.

 

Фронтовые снайпера были от СВТ не в восторге и жаловались на нее постоянно. Но вот одна из легенд советского снайпинга -  знаменитая на весь мир Людмила Павличенко своих  309  фашистов под Севастополем (в том числе – 36 снайперов),  «израсходовала» как раз из СВТ. Тут уж кому что нравится…

 

 

А как обстояли дела у немцев? Хреново обстояли, честно говоря… Снайперская версия Kar.98k была разработана еще в 1939 году, но, можно сказать, осталась на бумаге. Да и, собственно говоря, это был все тот же штатный карабин (отобранный из серийной партии по лучшим баллистическим качествам), с установленным на него четырехкратным прицелом ZF 39 (Zielfemrohr 1939). Фактически, первые образцы такого оружия начали поступать в Вермахт с 1941 года – после начала «Восточной компании» и близкого знакомства фрицев с советскими снайперами.

 

 

Непонятно, какое вдруг «озарение» снизошло на «сумрачный тевтонский гений», но в июле 1941 года Вермахт начали перевооружать на карабины с прицелом ZF 41 (Zielfernrohr 41). Этот прицел длиной в 13 сантиметров давал всего-то 1.5 кратное увеличение! По своим характеристикам прицел был ближе к современным коллиматорным, чем к оптическим. Да и винтовки с ним сами немцы числили не снайперскими, а «повышенной точности стрельбы». Неудивительно, что согласно воспоминаниям самих же немцев-фронтовиков, подобное оружие они нередко… бросали на поле боя, «рассчитывая найти что-нибудь получше»!

 

 

«Что-то получше» появилось у фрицев аж только в 1943 году, а массово в войска поступать начало, практически, в 1944-м. Это был четырехкратный  ZF 4 (или ZF 43, ZFK 43 и ZFK 43/1) , являвшийся, фактически… копией советского прицела ПУ! Кстати, как было  и в истории с ПУ, предназначался он изначально для оснащения не Маузера, а самозарядной винтовки G43 (кстати, во многих моментах тоже  подозрительно напоминавшей нашу СВТ!). 

 

 

Командование Вермахта  мечтала о превращении в снайперскую каждой G43, но мечты мечтами и остались – из выпущенных до 1945 года винтовок, оптикой в реальности была оснащена чуть больше, чем каждая десятая. Кронштейн для оптики, правда, был на всех – но кому от этого было легче?! На 6% Маузеров, выпускавшихся с 1942 года, имелось приспособление для установки оптики. А в реальности? Из почти 165 тысяч полученных Вермахтом в 1944 году Kar.98k хоть какой-то снайперский прицел имели… 2%! Сравните с нашими цифрами - и сразу станет ясно, что  с насыщенностью действующей армии снайперским оружием у гитлеровцев дело обстояло, очень мягко говоря, скверно.

 

По самым оптимистическим оценкам  снайперскими прицелами за всю войну удалось оснастить  около 200 тысяч винтовок Kar.98k. Но если учесть, что , минимум,  половину в этой цифре составляют Маузеры с прицелом ZF 41, который снайперским, по сути, не был, получается и вовсе печально… 

 

Подвести черту под сравнением хочу парочкой общеизвестных, в общем-то, цитат:

 

«Оснащенные стандартной оптикой карабины типа 98 ни в коем случае не могли отвечать требованиям боя. По сравнению с советскими снайперскими винтовками… они существенно отличались в худшую сторону. Поэтому каждая захваченная в качестве трофея советская снайперская винтовка сразу же использовалась солдатами вермахта» - это из работы НЕМЕЦКИХ авторов - Р. Лидшуна и Г. Воллерта «Стрелковое оружие вчера».  Выглядело это так:

 

 

И еще…«Русские превосходили немцев в искусстве ведения ночного боя, боя в лесистой и болотистой местности и боя зимой, в подготовке снайперов, а также в оснащении пехоты автоматами и минометами» - это уже экс-подполковник Вермахта Эйке Миддельдорф, «Тактика в Русской кампании»

 

 

О том, насколько наши снайпера превосходили немецких, свидетельствуют и беспристрастные цифры. Десять лучших снайперов Красной Армии уничтожили (по стопроцентно подтвержденным данным!) 4200 фашистов. Первая снайперская «двадцатка» - 7200! У немцев ничего подобного и близко не было. 

 

Самым результативным снайпером среди наших врагов был никакой не немец, а вовсе даже финн – Симо Хяйхя. Ему приписывается уничтожение во время Советско-Финской войны 505 красноармейцев, при том, что стопроцентно подтверждено – немногим более 200. Само интересное, что стрелял-то прозванный «белой смертью» Хяйхя… из «трехлинейки» доработанной и переделанной на финский манер -  пусть «иностранное» название М/28 Pystykorva вас не обманывает! Никак не из «маузера»… 

 

Да и вообще, снайпером его называть проблематично – огонь он вел без оптического прицела. Просто такой вот стрелок-самородок, дождавшийся в конце концов пули в рожу от красноармейца. Выжил, правда, но «красавцем» стал знатным. В Великой Отечественной участия не принимал. 

 

А что же немцы?! Об их «успехах» в снайперском поединке с  советскими стрелками, а также еще о некоторых интереснейших и малоизвестных деталях такового я расскажу, в следующей статье.

 

Часть 1 материала читайте тут.

Продолжение следует

planet-today.ru

Снайперские винтовки от «мосинки» до «Корда»

Винтовка «мосинка» в Рабоче-крестьянская Красная армии, надежность снайперской винтовки Драгунова и Ковровская снайперская винтовка крупнокалиберная «Корд».

История создания снайперского оружия в России – как удалось сделать точный «скальпель» из пехотного «валенка» Мосина, почему СВД надежнее всех, и за что американцы прозвали новейшую российскую винтовку «Корд» монстром.

«Спартанец» конструкции Мосина

К середине тридцатых годов ХХ века стало ясно - на поле боя совершенно необходимы специально обученные и вооруженные люди для точной и молниеносной стрельбы. Шутка ли - 10-12 таких стрелков могли сорвать, а то и вовсе переломить ход крупного боя. В 1931 году, согласно новым целям, под требования только что созданных подразделений фронтовых снайперов РККА была адаптирована уже заслужившая самых высоких похвал винтовка Мосина, образца 1891 года. Однако, стандартная комплектация винтовки требованиям снайперской стрельбы удовлетворяла лишь частично.

Для фронтовых стрелков страны Советов винтовку пришлось существенно дорабатывать. Первым делом, «мосинку» подвергли изменениям в самом сердце - ствол винтовки изготавливали по специальной технологии, не допускавшей погрешности при нарезке каналов ствола настолько, насколько это позволяла тогдашняя технология производства. Новая технология сделала снайперскую «мосинку» точнее почти в полтора раза. Однако, главным отличием снайперской винтовки от обычной, помимо процесса изготовления, было наличие оптического прицела, смонтированного на специальном кронштейне. Также конструкторы продумали и эргономику винтовки - затворная рукоятка, с помощью которой снайпер перезаряжал оружие и досылал патрон в патронник, была отогнута вниз. Штык, который полагался винтовкам для пехоты - у снайперской версии «мосинки» отсутствовал в принципе, а прицельная мушка ввиду отсутствия штыка была поднята на один миллиметр выше. Прицельную стрельбу из винтовки Мосина с оптикой можно было вести на дальностях от 100 до 600 метров включительно, однако, первые же бои показали, что эффективно поражать противника советские снайперы могут и на куда больших дистанциях.

Эксперт в области стрелкового оружия и руководитель клуба тактической стрельбы Роман Вязник в интервью телеканала «Звезда» рассказал любопытный факт, связанный с этой винтовкой: «Вообще в РККА не стали задумываться над созданием специального оружия и правильно сделали, адаптировав под снайперские нужды именно «мосинку». Она надежная как топор, не отказывала даже в самых суровых условиях. Оружие использовали как фронтовые снайперы, стрелявшие, что называется, в самую гущу боя, так и «специальные снайперские роты», в чьи задачи входила скрытная стрельба преимущественно по офицерскому составу. В этом смысле винтовка Мосина была самым лучшим оружием, какое вообще можно было вообразить для того времени - немецкие винтовки и другие, конечно были технологичнее, однако советским конструкторам в очередной раз удалось сделать невозможное - из обычного пехотного «валенка» сделать хирургический скальпель».

Именно со снайперской винтовкой Мосина в период Великой Отечественной связана масса интересных, захватывающих и драматичных эпизодов, которые по праву относят это снайперское оружие не просто к удачному образцу конструкторской мысли, а к разряду инструментов для самой сложной работы. Самой яркой рекламой винтовке Мосина служит снайперская дуэль советского снайпера Василия Зайцева и любимчика Гиммлера, наставника снайперской школы вермахта Гейнца Торвальда, которая после четырех дней «охоты» друг на друга завершилась победой советского снайпера. Такого опытного стрелка и матерого «волка» снайперской войны как Торвальд, Зайцеву как раз и помогла одолеть снайперская винтовка Мосина, которую, по словам военных историков, Василий Зайцев специально не переделывал. Используя снайперскую версию «мосинки», Зайцев убивал примерно по 5-6 немецких солдат в день.

Несмотря на свою «топорность» и простую, как пять копеек, конструкцию, снайперская винтовка Мосина стала первой отечественной винтовкой, доведенной до «снайперских стандартов». Именно для этой винтовки была впервые сформированы единые требования к оружие, которые сейчас называют техническим заданием, а снайперский вариант винтовки Мосина образца 1891 года находился на вооружении советской армии 50 лет, хоть и претерпел ряд существенных изменений. Именно благодаря появлению винтовки Мосина отечественная армия получила в ряды армии и специальных служб такую нужную штатную единицу как снайпер.

Снайперская винтовка Мосина

Подарок Драгунова

Отслужив свой век, винтовка Мосина постепенно перестала удовлетворять требованиям снайперского оружия, и, в конце концов, уступила место винтовке конструкции Евгения Фёдоровича Драгунова. Выполненная в традиционном духе советских оружейников и в лучших, самых надежных материалах - винтовка СВД калибром 7,62мм стала настоящим откровением. Снайперский отряд, вооруженный винтовками СВД, мог совершенно спокойно противостоять наступлению вражеской пехоты или мотострелков. Удачная конструкция самозарядной винтовки с темпом стрельбы 30 выстрелов в минуту в умелых руках трех-четырех снайперов способна не просто развернуть вражескую атаку в обратную сторону, но и решить вопрос с уничтожением малоразмерных «живых мишеней» на поле боя. Винтовка СВД сослужила верную службу - как Советской армии, так и армии России в самых разных конфликтах.

Бывший армейский снайпер и инженер по эксплуатации вооружения Николай Савиных так отзывается об этом оружии: «За то время, что я служил в разведроте в Чечне, ни я, ни кто-либо из моих сослуживцев про СВД плохо не отзывался. Винтовка ведь с самого начала, с момента создания до принятия на вооружение не была сырой. А позже, когда ее доработали, она дала возможность работать в условиях горной местности на дистанциях до 800 метров. Поверьте, в горах такая дальность это очень серьезное испытание как для стрелка, так и для оружия. Но случись мне еще раз подержать ее в боевых условиях, я думаю, она и тогда не подведет».

Снайперская винтовки Драгунова

Американцам свойственно ошибаться

Собеседник «Звезды», отставной армейский снайпер, а ныне директор IT-компании Марат Минегаллин, рассказал о любопытном факте, связанном с винтовкой СВД: «На Западе, несмотря на явную нелюбовь ко всему русскому, очень сильно ценят и уважают отечественное оружие. Особенное место в этом ряду занимает СВД. В начале нулевых мне удалось пообщаться с удивительным человеком, который как раз писал книгу о российском стрелковом оружии. Безусловно, Чарли Катшоу разбирался в том, о чем писал, но основное внимание он уделял все же штурмовым винтовкам, ну или автоматам, как их у нас называют. Однако, когда речь зашла об СВД, Катшоу сказал дословно: «Если бы мне довелось побывать в бою, я бы обязательно взял СВД».

Слова Катшоу врезались мне в память, потому что до этого момента я не сталкивался с позитивной оценкой наших винтовок со стороны американских оружейных экспертов, да и любых западных в принципе, потому что наших снайперов они вообще всегда считали слабее. Немудрено в общем-то, учитывая, что у нас средняя дистанция для работы снайпера это 500 метров, а у них в два раза выше. Но когда речь зашла о тактическом применении, и Катшоу узнал, в каких условиях я работал с СВД в Чечне, он признал, что в распоряжении армии США нет винтовки, которая помогла бы в таких условиях. Вот так».

Создавая лучшее

В 2013 году на вооружение российской армии был принят снайперский комплекс 6С8 «Корд» - чудовищного вида «монстр-ган» как его обозвали американские журналисты, использующий боеприпасы калибра 12,7х108мм и способный бороться с легкобронированной техникой, средствами связи или личным составом противника на дальностях 1500-2000 метров. Появление этой винтовки ознаменовывает совершенно новую нишу для отечественного снайперского вооружения - антиматериальные снайперки, такие как 6С8, дают отечественным снайперам одно важное преимущество - выполнять задачи по стрельбе теперь можно на дистанциях, с которых противнику довольно сложно будет сделать ответный выстрел.

При этом немногие знают о том, «Корд» - не просто снайперская винтовка, но еще и крупнокалиберный пулемет. Объединяет пулемет и винтовку не только калибр 12,7мм, но еще и процесс производства - стволы как для пулемета, так и для винтовки, делают в прямом смысле слова на одном станке. Метод, который применяют для изготовления ствола самой мощной российской снайперской винтовки, называется метод радиального обжатия и он. совершенно не похож на традиционный метод нареза каналов ствола. Несмотря на уникальные стрелковые свойства винтовки «Корд», метод радиального обжатия ствола применяется на заводе Дегтярева, где собственно и изготавливают винтовку, с 1975 года. Полный цикл производства ствола (от заготовки до готового изделия) для винтовки «Корд» длится около 15 минут. Такого феноменального показателя для снайперской винтовки редко кому удается добиться.

«Корд» роднит со своим предком – винтовкой Мосина – возможность выдержать колоссальный настрел. Винтовка «Мосина» для фронтовых снайперов выдерживала множество выстрелов, поскольку ствол изготавливали по специальной технологии. В случае с «Кордом» картина примерно та же - уникальная технология изготовления, сборки и проверки ствола позволила добиться высокого показателя - снайперский ствол при уходе и чистке может без проблем «отработать» 4-5 тысяч выстрелов.

Инструктор по огневой подготовке и эксперт в области стрелкового оружия Роман Вязник так рассказал о своих впечатлениях от этой винтовки: «6С8 вообще подкупает в первую очередь своим размером. Сразу чувствуется мощь и сила в руках. Что касается производственных процессов и огневых свойств – «Корд» это традиционное детище отечественных оружейников. «Дегтяревцы» вообще никогда плохого оружия не делали, и в этом случае в традиционном для себя духе сделали отличный аппарат для армейских снайперов. Помню, раньше винтовка Мосина снайперская была, на которую большие надежды возлагали, а теперь большие надежды на наш «Корд»».

Снайперская винтовка КОРД

Несмотря на новшества, боеприпасы, новые технологии и технический прогресс, «Корд» с винтовкой Мосина роднит одна простая вещь - обе снайперские винтовки сконструированы с учетом обучения обычного солдата в условиях боевых действий и просты в использовании.

Автор: Дмитрий Юров «ЗВЕЗДА»

mensby.com

Снайперская винтовка Мосина

В 1891 году на вооружение Российской Империи была принята винтовка, представлявшая собой более или менее базовую конструкцию Мосина с некоторыми (не слишком значительными, но, тем не менее, имевшимися) заимствованиями из системы Нагана.

С технической точки зрения, винтовка системы Мосина представляет собой магазинное оружие с ручным перезаряжанием. Запирание ствола осуществляется продольно - скользящим поворотным затвором на два боевых упора за ствольную коробку. Боевые упоры расположены в передней части затвора и в запертом состоянии располагаются в горизонтальной плоскости. Взведение ударника и постановка его на боевой взвод осуществляются при открытии затора. Затвор простой по конструкции, прямая рукоятка перезаряжания расположена в середине затвора. Предохранителя как отдельной детали нет, вместо него для постановки на предохранитель используется открыто расположенная позади затвора головка курка (ударника). Затвор легко вынимается из ствольной коробки без помощи инструмента (достаточно отвести затвор полностью назад, а затем, нажав на спусковой крючок, извлечь его назад).

Магазин коробчатый, неотъемный, с однорядным расположением патронов. Нижняя крышка магазина откидная вниз-вперед для быстрого разряжания и чистки магазина. Снаряжение магазина - из пластинчатых обойм на 5 патронов или по одному патрону, через верхнее окно ствольной коробки при открытом затворе. В силу особенностей конструкции магазина (однорядное расположение патронов при заряжании сверху) в конструкцию пришлось ввести специальную деталь - отсечку, блокировавшую второй и нижние патроны в магазине при подаче верхнего патрона в ствол. При полностью закрытом затворе отсечка отключалась, позволяя очередному патрону подняться на линию подачи в ствол. На ранних образцах отсечка также выполняла роль отражателя стреляной гильзы, позже (с 1930 года) был введен отдельный отражатель.

Ложа винтовки - деревянная, как правило - из березы, с прямой шейкой и стальным затылком приклада. Прицельные приспособления открытые, с 1930 года на ряде винтовок введен кольцевой предохранитель мушки.

После первой мировой войны снайпинг прочно вошёл в армейскую жизнь, став элементом боевой подготовки отличных стрелков в войсках. Но в СССР пристальное внимание к снайперскому движению было обращено только в конце 1920-х годов, да и то не высшим военным командованием, а руководством всемогущего ОГПУ-НКВД. Тесное военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской Германией способствовало передаче СССР самых современных образцов военной техники и вооружений, а также технологий их производства. Тогда же в СССР появляются и первые предприятия по производству оптических приборов. Именно это обстоятельство, наряду с началом работ по усовершенствованию основного оружия пехоты - мосинской трёхлинейки, дало толчок для создания в 1927-28 годах первого советского образца снайперского оружия, сконструированного на базе драгунской винтовки Мосина, образца 1891 г.

Новый снайперский вариант старой винтовки был оснащён 4-х кратным оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца). Первый советский оптический прицел Д III являлся копией германского прицела «Цейсс» и служил для точной стрельбы по удалённым малоразмерным целям, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. Он представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учёта боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10 (через каждые 100 м), слева - располагался барабанчик для боковых поправок горизонтальных лимб. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, расположенных под прямым углом к пеньку. Верхний край горизонтальных нитей находился на одной высоте с острым концом пенька, образуя перекрестье прицела.

Поскольку прицельное приспособление и изображение цели находились в фокальной плоскости объектива прицела, то прицеливание заключалось в совмещении острия прицельных нитей с изображением цели. Снайперская винтовка давала возможность вести прицельную стрельбу с оптическим прицелом от 100 до 1000 м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - на дальность до 600 м. Новое оружие, оснащённое отечественными прицелами, отличалось высокими боевыми качествами. Так, при стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 - 7,5, на 400 - 18,0, на 600 - 35,0. Уже вскоре снайперские винтовки начали поступать на вооружение конвойных и пограничных войск ОГПУ-НКВД.

Советские Вооружённые силы получили аналогичное оружие только спустя два года - в 1930 г. Конструкторы проектно-конструкторского бюро Тульского оружейного завода при проведении комплексных работ по усовершенствованию штатного оружия разработали специальную снайперскую модель 7,62-мм винтовки образца 1891/30 годов, которая отличалась от стандартного образца наличием оптического прицела, высоким качеством изготовления ствола, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки, облегчением усилия на спусковом крючке до 2-2,4 кг.

Основные баллистические показатели снайперских винтовок (без штыка) были аналогичны показателям винтовок валового производства, но целевое оружие имело улучшенную меткость боя за счёт отбора их из числа рядовых образцов, показавших наилучшие результаты стрельбы, или же за счёт специального изготовления с улучшенным качеством обработки поверхности канала ствола и уменьшенными допусками.

Стабильность боя снайперских винтовок была значительно выше, чем у оружия валового производства, что достигалось более тщательной подгонкой ложи к стволу со ствольной коробкой и изготовлением ложи, как правило, из высококачественного материала - орехового дерева. Из-за установки прицела, перекрывавшего паз для обоймы в ствольной коробке, заряжать снайперские винтовки из стандартных пятизарядных обойм не представлялось возможным, поэтому заряжание производилось по одному патрону, что значительно снижало боевые возможности этого оружия в реальной боевой обстановке.

Вначале для армейской снайперской винтовки принимают 4-х кратный прицел марки ПТ образца 1930 г., а с выявлением его недостатков, в следующем году, - улучшенную модификацию: оптический прицел ВП образца 1931 г. Но и в этой модели прицела советским конструкторам так и не удалось добиться полной герметичности окулярной трубки из-за неудачной конструкции диоптрийного кольца. Прицелы ПТ и ВП, так же как и прицел Д III, монтировались на кронштейне конструкции А.А.Смирнского, основание которого наглухо крепилось накладкой с шестью винтами на передней части ствольной коробки, хотя подобное расположение прицела усложняло заряжание оружия. Поэтому в 1936-37 гг. оптический прицел ВП был заменён усовершенствованным 4-х кратным прицелом типа ПЕ. Он был рассчитан на дальность стрельбы до 1400 м. Масса прицела 0,62 г. Достаточно надёжная конструкция кронштейна «Сесо» с боковым креплением прицела в немалой степени повлияла на точность наводки при стрельбе, а также позволила в случае повреждения в бою пользоваться открытым секторным прицелом.

Первое крупное боевое крещение снайперское оружие прошло в период советско-финской войны 1939-40 гг., когда отличные качества советских винтовок, оснащённых прицелами ВП, ПТ и ПЕ, были проверены боевой практикой.

Но ставка, которую в предвоенные годы высшее военное командование делало на широкое внедрение в систему вооружения пехоты автоматического оружия, привела к тому, что уже в 1937 г. снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. планировали заменить 7,62-мм автоматической снайперской винтовкой системы С.Г.Симонова (АВС) образца 1936 г. Однако высокое рассеивание даже при стрельбе одиночным огнём способствовало тому, что была изготовлена всего лишь малая партия снайперских винтовок Симонова. А спустя всего три года, в 1940 году, на смену 7,62-мм снайперской винтовке образца 1891/30 гг. приходит новая 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) образца 1940 г. Прицел ПУ был значительно облегчён по сравнению с предшественниками и весил всего 0,27 кг. Крепление прицела ПУ кронштейном сверху на ствольной коробке, также разработанное Ф.В.Токаревым, позволяло вести стрельбу с открытым секторным прицелом на дальность до 600 м.

Однако суровая реальность боёв начального периода Великой Отечественной войны убедительно доказала, что снайперская винтовка СВТ-40, несмотря на свои многочисленные достоинства, значительно уступает своей предшественнице по основному показателю для этого вида оружия - кучности стрельбы. Многочисленные рекламации, поступавшие на снайперские СВТ с фронта, заставили советское военное командование вновь вспомнить о старой, незаслуженно забытой снайперской винтовке образца 1891/30 гг. В октябре 1941 года снайперскую СВТ-40 снимают с производства.

В начале 1942 г. Ижевский машиностроительный завод восстанавливает производство снайперских винтовок образца 1891/30 гг., но они уже были рассчитаны под унифицированный прицел ПУ, разработанный специально для снайперских СВТ-40. Однако и у этой винтовки имелись определённые недостатки: фронтовиков не устраивали, в первую очередь, её масса и значительная длина, в результате чего длительная работа с ней утомляла снайпера; низкая скорострельность винтовки - 10-12 прицельных выстрелов в минуту также не вполне отвечала требованиям современного маневренного быстротечного боя.

Особые нарекания вызывал нерегулируемый спусковой механизм, поскольку тугой спуск не обеспечивал сохранения точности прицеливания во время выстрела. Переход на упрощённые технологии и удешевление производства привели к тому, что ложи, которые с 1942 г. стали изготавливать из берёзовых заготовок, зачастую давали поводку, чего раньше у оружия, имевшего высококачественные ореховые ложи, не встречалось. Некоторые снайперы отмечали недостаточно качественное изготовление оптики, в частности прицелов ПУ выпуска 1943-44 гг. Кроме того, по заключению фронтовиков, при выверке и приведению винтовки к нормальному бою установка на шкале барабанчика вертикальных поправок прицела не всегда совпадала с действительными дистанциями, а частое изменение установки барабанчика вертикальных поправок давало отклонение по горизонтали.

Высказывалось мнение о неудачном расположении оптического прицела ПУ на винтовке. В частности отмечалось, что прицел расположен далеко от глаза стрелка, в результате чего при прицеливании снайперу приходится отрывать щеку от приклада до 3 см и вытягивать шею (чтобы наблюдать всё поле зрения без лунообразных теней по краям). Из-за неправильного положения головы глаз стрелка отклонялся от оптической оси прицела, вызывая ошибку в прицеливании.

В годы Великой Отечественной войны советские снайперы использовали следующие боеприпасы: 7,62-мм винтовочные патроны с лёгкой, тяжёлой, бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), пристрелочно-зажигательной (ПЗ) и трассирующей (Т-46) пулями. Патроны с лёгкой и тяжёлой пулями, как правило, применялись для стрельбы по живой силе противника; патроны с бронебойной и бронебойно-зажигательной пулями - для уничтожения расчётов пулемётов, орудий (особенно орудий прямой наводки) и ПТР (РПГ), а также для стрельбы по амбразурам ДОТов и ДЗОТов, по стереотрубам, автотранспорту и пикирующим самолётам. Патроны с зажигательной пулей применялись для поджигания объектов, мешающих наблюдению и обстрелу укрывающих снайперов, а также деревоземляных огневых точек противника; патроны с трассирующей пулей — для целеуказания (причем, только в наступлении). Пристрелочные (разрывные) пули, использовавшиеся для стрельбы по легковоспламеняющимся целям и для корректировки стрельбы по подвижным и неподвижным целям, как правило, советскими снайперами в годы войны практически не применялись. Носимый запас патронов зависел от выполняемой снайпером задачи и от вида боя (наступательный или оборонительный).

Технические характеристики

Калибр, мм 7,62
Длина, мм 1232
Длина ствола, мм 729
Общий вес без патронов, кг 4
Магазин, количество патронов 5
Прицельная дальность, м 2000
Начальная скорость полета пули, м/с 865

Видео

www.arms-expo.ru

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Сирия — место в котором пересекаются оружие из разных эпох. Помимо уже привычного Калашникова и М16, можно увидеть и редкие экземпляры. О них и пойдет речь .

SturmGewehr-44 возникает много вопросов:откуда ?где берут патроны ?Но факт, у сирийских повстанцев есть творение сумрачного немецкого гения .

Не менее необычно видеть MP40 

 Не обошлось и без американской легенды  M1 Garand

Browning M1918  Browning M1919 

Винтовка Мосина

Оружие послевоенной разработки также широко представлено.

Heckler & Koch G3 

MG 3

FN Fal

Пока хозяева выпендриваются, Fal отдыхают у стенки .

Среди FN Fal и АК затесался необычный гость. РПД 

современное оружие помимо всяких там М16 А4 представлено различными образцами. 

FN Fnc

Heckler & Koch G36

раздача трофейного оружия.

Heckler & Koch G 36  и два дробовика Benelli M4 Super 90.

Steyr AUGГранатометы большая редкость,  как подствольные так и автоматические . 

Счастье заполучит трофейный М 32

Крупнокалиберные снайперские винтовки очень востребованы в городах. В ход идет всё что можно для этого приспособить. 

Когда твой ДШК слишком точен чтоб быть пулемётом. использован пулемёт 12.7 ДШК. Стрельба ведется без ленты с досыланием по одному патрону. Приспособлен специальный приклад и крепление для прицела.  Механизм ленто-подачи сохранен (бочонок сверху)

Стволы от авиационных пушек уцелевшие после падения сбитой техники . Переделывают под однозарядные винтовки. Также используются поврежденные установки ЗУ-23 

Российская крупнокалиберная винтовка ОСВ-96 «Взломщик» .как оказалась там неизвестно .

Четыре китайских винтовки  М99 произведенные компанией Norinco. 

Снайперская винтовка МЦ-116М . Винтовка для спортивной стрельбы. 

Тяжелый пулемет 14,5 мм КПВТ

Малогабаритный автомат 9А-91 

Некоторые фотографии могут быть боянами, задача была собрать в один пост как можно больше оружия и идентифицировать каждое. 

Показать разнообразие оружия участвующего в одном конфликте. Спасибо за прочтение. 

joyreactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Сирия — место в котором пересекаются оружие из разных эпох. Помимо уже привычного Калашникова и М16, можно увидеть и редкие экземпляры. О них и пойдет речь .

SturmGewehr-44 возникает много вопросов:откуда ?где берут патроны ?Но факт, у сирийских повстанцев есть творение сумрачного немецкого гения .

Не менее необычно видеть MP40 

 Не обошлось и без американской легенды  M1 Garand

Browning M1918  Browning M1919 

Винтовка Мосина

Оружие послевоенной разработки также широко представлено.

Heckler & Koch G3 

MG 3

FN Fal

Пока хозяева выпендриваются, Fal отдыхают у стенки .

Среди FN Fal и АК затесался необычный гость. РПД 

современное оружие помимо всяких там М16 А4 представлено различными образцами. 

FN Fnc

Heckler & Koch G36

раздача трофейного оружия.

Heckler & Koch G 36  и два дробовика Benelli M4 Super 90.

Steyr AUGГранатометы большая редкость,  как подствольные так и автоматические . 

Счастье заполучит трофейный М 32

Крупнокалиберные снайперские винтовки очень востребованы в городах. В ход идет всё что можно для этого приспособить. 

Когда твой ДШК слишком точен чтоб быть пулемётом. использован пулемёт 12.7 ДШК. Стрельба ведется без ленты с досыланием по одному патрону. Приспособлен специальный приклад и крепление для прицела.  Механизм ленто-подачи сохранен (бочонок сверху)

Стволы от авиационных пушек уцелевшие после падения сбитой техники . Переделывают под однозарядные винтовки. Также используются поврежденные установки ЗУ-23 

Российская крупнокалиберная винтовка ОСВ-96 «Взломщик» .как оказалась там неизвестно .

Четыре китайских винтовки  М99 произведенные компанией Norinco. 

Снайперская винтовка МЦ-116М . Винтовка для спортивной стрельбы. 

Тяжелый пулемет 14,5 мм КПВТ

Малогабаритный автомат 9А-91 

Некоторые фотографии могут быть боянами, задача была собрать в один пост как можно больше оружия и идентифицировать каждое. 

Показать разнообразие оружия участвующего в одном конфликте. Спасибо за прочтение. 

joyreactor.cc