Зенитный ракетный комплекс С-25: «Беркут» на страже столицы. Зрк беркут


ЗРК системы «Беркут» | Военное оружие и армии Мира

В 1947 году в Москве было организовано Специальное бюро № 1 для работ по управляемому ракетному оружию. Постановлением Совмина СССР от 9 августа 1950 года СБ-1 (в том же месяце переименованному в КБ-1) была поручена разработка системы ПВО Москвы.

Задача была более чем насущной, ведь наращивание США флота стратегических бомбардировщиков с ядерным вооружением требовало средств защиты, гарантированно поражающих носителей ядерных авиабомб на дальних подступах к основным стратегическим объектам и районам.

ЗАДАЧА «АРХИТРУДНАЯ»

Система получила шифр «Беркут» — легенда связывает его с фамилиями начальника КБ-1 П. Н. Куксенко и его заместителя СЛ. Берии (сына Л. П. Берии). Коллектив КБ-1 усиливали не только вольнонаемными и военнослужащими, но и «спецконтингентом» — заключенными конструкторами из «шараг» и германскими специалистами.

Первоначально систему «Беркут» предполагали составить из:

  • ближнего и дальнего колец радиолокационных станций обнаружения А-100;
  • двух колец радиолокационных станций наведения Б-200;
  • пусковых установок зенитных управляемых ракет (ЗУР) В-300;
  • самолетов-перехватчиков с авиационными ракетами Г-400 и РЛС Д-500.

Ведущими конструкторами по станции Б-200 в КБ-1 стали В. Э. Магдесиев, К. С. Альперович, М. Б. Заксон. Разработку ЗУР вело ОКБ-301 С. А. Лавочкина (ведущий конструктор — Н. С. Черняков). Разработкой ракетного двигателя руководил А. М. Исаков в НИИ-88, боевых частей — Н. С. Жидких, В. А. Сухих и К. И. Козорезов в НИИ-6, бортовой радиоаппаратуры — В. Е. Черномордик в КБ-1, радиовзрывателя — КС Расторгуев в НИИ-504, источников питания — Н. С Лидоренко в НИИП, транспортно-пускового оборудования — В. П. Бармин в ГСКБ Спецмаш. Общее руководство проектом осуществляло Третье главное управление при СМ СССР Разработка ЗУР начата в сентябре 1950 года, эскизный проект утвержден в марте 1951-го, первый пуск произведен уже 25 июля 1951 года. Хотя использовался опыт «ракетного» НИИ-88 и попыток воспроизводства германских ракет «Вассерфаль» и «Шметтерлинг», ракета В-300 оказалась вполне оригинальной конструкцией. В 1952 году, еще до принятия на вооружение, к производству ЗУР привлекли заводы № 82 в Тушино, № 41 в Москве, № 464 в Долгопрудном. Всего комплектующие для ЗУР и других элементов системы производили более 50 заводов.

ОТ «БЕРКУТА» К С-25

В 1952 году состав системы «Беркут» сократили — ее основой стали комплексы Б-200 — В-300. В октябре 1952 — мае 1953 года опытный полигонный комплекс произвел 81 пуск ракет, 26 апреля 1953-го ракетой перехвачен беспилотный бомбардировщик Ту-4. В 1953 году, после смерти И. В. Сталина и убийства Л. П. Берии сменилось руководство КБ-1, но система, получившая новое обозначение С-25 (Система-25), оставалась приоритетной. Руководителем работ по С-25 стал А. А. Расплетин. В том же году началось строительство объектов системы под Москвой. Кроме боевых позиций потребовалось строить бетонированные кольцевые дороги для подвоза ракет (сейчас это федеральные автодороги А107 и А108). Госиспытания были закончены в апреле 1955 года, и в мае система была принята на вооружение. В США и НАТО С-25 стала известна под обозначением SA-1 Guild.

КОМПЛЕКС Б-200 — В-300

С-25 была стационарной и включала 56 зенитных ракетных комплексов, размещенных вокруг Москвы двумя кольцами — 22 в радиусе 48 км и 34 в 90 км от города. Центральный радиолокатор наведения (ЦРН) каждого комплекса обслуживал до 60 пусковых установок. Стартовые позиции размещались на удалении от 1,2 до 4 км от ЦРН. Один ЗРК мог сопровождать до 20 целей по 20 стрельбовым каналам.

ЦРН Б-200 представлял собой РЛС размещавшуюся в защищенных бетонированных сооружениях, в его состав входили две большие вращающиеся антенны (А-11 и А-12) визирования целей в различных плоскостях с широкой диаграммой направленности, четыре антенны передачи команд, аналоговый счетно-решающий прибор. ЦРН отслеживал положение по двум координатам — азимуту и углу места — цели и ракеты (по сигналу бортового радиоответчика ракеты), на основе этих данных формировались команды управления, передававшиеся на ракету по радиоканалу.

Ракета В-300 с заводским индексом «205» выполнена по аэродинамической схеме «утка» с крестообразным крылом, четырехкамерным жидкостным двигателем С09.29 (С09.29А) с вытеснительной системой подачи топлива и тягой 8 тс. Аппаратура радиокомандного управления размещалась в хвостовом отсеке, антенны каналов радиовизирования и радиоуправления — на крыле. Ракета запускалась вертикально с пускового стола, газовые рули в хвостовой части отклоняли ее в сторону цели, после чего сбрасывались. Управление по тангажу и рысканию — поворотом стабилизаторов, по крену — элеронами крыла, рулевые машинки — пневматические. Осколочно-фугасная боевая часть Е-600 подрывалась радиолокационным взрывателем непрерывного излучения, радиус поражения достигал 75 м. К комплексу была принята также ЗУР «207А» с кумулятивной боевой частью В-196 (196 кумулятивных зарядов), однокамерным ЖРД С2.260 тягой 9 тс, несбрасываемыми газовыми рулями. Ракет «205» изготовили около 3000 шт., «207А» — около 9500.

МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ

С 1957 года в состав ЦРН включена аппаратура селекции движущихся целей. В 1958-м в составе системы в сочетании с ЦРН Б-200М принята новая ракета «217» с двигателем тягой 16 тс, диапазоном скоростей, расширенным до гиперзвуковых.

В том же 1958 году дано задание на второй этап модернизации, который позволил бы системе поражать малоразмерные цели, летящие со скоростями до 2000 км/ч. И в 1961 году в составе С-25М были приняты станция Б-200МР и ракета «217М». Ракета получила новую систему управления, осколочную боевую часть направленного действия Ф-280, помехозащищенный радиовзрыватель импульсного излучения, двигатель С5.1 стурбонасосным агрегатом и тягой, регулируемой от 5 до 17 тс, дополнительное хвостовое оперение, расширенные возможности поражения целей по скоростям и высотам. От электромеханических элементов окончательно отказались — аппаратура наведения и счетно-решающие приборы выполнены электронными. Система-25 прошла еще несколько этапов модернизации — появились ракеты «217МА», «217МАМ», система получала обозначения С-25МА, С-25МАМ, С-25МР.

    4958      

warfor.me

Зенитный ракетный комплекс С-25: «Беркут» на страже столицы

Во второй половине сороковых годов авиаконструкторы ведущих стран занялись созданием новых самолетов с реактивными двигателями. Новый тип силовой установки позволял в разы повысить характеристики летательных аппаратов. Появление и активное развитие реактивной авиации стало поводом для беспокойства конструкторов зенитных систем. Новейшие и перспективные зенитные орудия уже не могли эффективно бороться со скоростными высотными целями, что требовало применять иной подход к созданию средств противовоздушной обороны. Единственным выходом из сложившейся ситуации были управляемые ракеты. Транспортно-заряжающие машины зенитной ракетной системы С-25 с ракетами В-300 на параде в Москве

Военное и политическое руководство СССР прекрасно понимало риски, связанные с развитием бомбардировочной авиации, результатом чего стало соответствующее постановление Совмина. Документом от 9 августа 1950 года требовалось в кратчайшие сроки создать зенитный ракетный комплекс, способный обеспечить эффективную противовоздушную оборону крупного города. Первым защищенным объектом должна была стать Москва, а в дальнейшем предполагалось развернуть систему противовоздушной обороны Ленинграда. Головным исполнителем работ было назначено Специальное бюро №1 (СБ-1), ныне ГСКБ «Алмаз-Антей». Руководителями проекта стали С.Л. Берия и П.Н. Куксенко. По первым буквам фамилий руководителей проект получил название «Беркут». Для разработки различных элементов перспективного ЗРК к проекту были привлечены несколько других организаций.

В соответствии с ранними вариантами проекта, в состав ЗРК «Беркут» должны были входить несколько основных элементов. На расстоянии около 25-30 и 200-250 км от Москвы предлагалось разместить два кольца системы радиолокационного обнаружения. Основой этой системы должны были стать станции «Кама». Для управления зенитными ракетами должны были использоваться два кольца РЛС наведения Б-200. Поражать самолеты противника предполагалось при помощи управляемых ракет В-300. Стартовые позиции ракет должны были располагаться вблизи радиолокационных станций наведения.

По имеющимся данным, в комплекс «Беркут» предполагалось включить не только ракетный, но и авиационный компонент. В течение некоторого времени велась разработка самолета-перехватчика на базе бомбардировщика Ту-4. Перехватчик должен был нести ракеты «воздух-воздух» Г-300. Разработка авиационной составляющей системы «Беркут» прекратилась на ранних стадиях проекта. По некоторым данным, на базе Ту-4 также предполагалось создать самолет дальнего радиолокационного обнаружения. По-видимому, этот проект так и остался на стадии предварительных исследований.

РЛС наведения Б-200 системы С-25

В соответствии с техническим заданием, ЗРК «Беркут» должен был обеспечивать оборону Москвы от массированного налета авиации противника. Максимальное количество самолетов, участвующих в налете, задавалось на уровне 1000 единиц. Ракеты комплекса должны были поражать цели, летящие со скоростью до 1200 км/ч на дальности до 35 км и высотах 3-25 км. Выполнение подобных требований позволяло гарантированно защитить столицу от любого массированного налета с использованием современных и перспективных дальних бомбардировщиков вероятного противника.

В состав ЗРК «Беркут» должна была войти управляемая ракета В-300. Разработку этого боеприпаса поручили ОКБ-301 под руководством С.А. Лавочкина. Техническое задание требовало создать ракету со стартовой массой не более 1000 кг, способную поражать цели на дальности до 30 км и на высотах до 25 км. Уже первые расчеты показали, что существующий уровень развития науки и техники не позволит выполнить такие требования. При промахе около 50-75 метров (такими были возможности предлагаемой аппаратуры управления) требовалась боевая часть массой не менее 250-260 кг. Еще 170 кг весила аппаратура, из-за чего на конструктивные элементы ракеты, двигатель и топливо оставалось чуть более 500 кг. Все это не позволяло выполнить заданные требования по дальности и высоте поражения целей.

Гарантированное соответствие ракеты требованиям обеспечивалось только при стартовом весе свыше 3,5 тонны. Получив одобрение, сотрудники ОКБ-301 начали разработку двух вариантов ракеты В-300. Первый вариант предусматривал создание одноступенчатой ракеты со стартовым весом 3,4 тонны и продолжительностью полета 60 секунд. Кроме того, предлагалась двухступенчатая ракета с твердотопливным ускорителем (1,2 т) и маршевой ступенью весом около 2,2 т. По результатам сравнения был выбран вариант с одной ступенью.

Готовая ракета В-300 (заводской индекс «изделие 205») имела общую длину около 11,45 м, корпус диаметром 650 мм и стартовый вес 3,58 т. Одноступенчатое изделие выполнили по аэродинамической схеме «утка». В носовой части ракеты имелись Х-образные воздушные рули, в средней – Х-образные крылья с элеронами. В хвосте ракеты предусмотрели дополнительные газовые рули, необходимые для управления в первые секунды полета. Жидкостный двигатель для ракеты В-300 разрабатывался в ОКБ-2 НИИ-88 под руководством А.И. Исаева. Двигатель развивал тягу до 9000 кг. Для упрощения конструкции ракеты двигатель оснастили вытеснительной системой подачи топлива с воздушным аккумулятором давления.

Ракета ЗРК «Беркут» оснащалась радиокомандной системой управления. Наземные элементы комплекса должны были следить за движением цели и ракеты, обрабатывать полученные сведения и вырабатывать команды для управляемого боеприпаса. Ракету В-300 оснастили осколочно-фугасной боевой частью Е-600, способной поражать цели на дистанции до 70-75 метров. Боевую часть оборудовали неконтактным радиовзрываетелем. Известно о разработке кумулятивной боевой части.

Ракеты В-300 на стартовых позициях

Ракета должна была стартовать вертикально, используя специальную пусковую установку. Стартовый стол для управляемых ракет представлял собой сравнительно простую металлическую конструкцию с набором креплений для ракеты. Наземная аппаратура и ракета соединялись кабелем через быстросбрасываемый разъем. Устанавливаться на стартовый стол ракета должна была при помощи специальной транспортной тележки с подъемным механизмом.

Для обнаружения воздушных целей могли использоваться любые имеющиеся в войсках радиолокационные станции. Сопровождение целей и наведение ракет должно было осуществляться при помощи РЛС Б-200. Характерной чертой станции Б-200 стали антенны многоугольной формы. Антенны состояли из двух трехгранных формирователей луча. РЛС Б-200 оснащалась двумя такими антеннами: азимутальной и угломестной. Первая из них имела ширину 8 м, вторая – 9 м. Постоянно вращаясь, каждая из антенн сканировала сектор шириной 60°. Ширина луча составляла 1°.

РЛС Б-200 также обозначалась аббревиатурой ЦРН – «Центральный радиолокатор наведения», поскольку предназначалась для управления зенитной ракетой. ЦРН имел 20 стрельбовых каналов, каждый из которых был выполнен в виде отдельного блока счетно-решающей аппаратуры. Стрельбовые каналы каждой РЛС Б-200 были сведены в четыре группы, каждая из которых оснащалась своей антенной передачи команд.

В конце июля 1951 года – чуть менее чем через год после начала работ – на полигоне Капустин Яр состоялся первый запуск ракеты В-300. Опытные изделия запускались в вертикальном положении со стартового стола. Первые три испытательных запуска предназначались для проверки работы систем ракеты на начальных стадиях полета. Три раза подряд опытные ракеты нормально поднимались со стартового стола, своевременно сбрасывали газовые рули, а также показывали характеристики, соответствующие расчетным. Следующие пять тестовых запусков предназначались для отработки системы склонения в вертикальной плоскости при помощи газовых рулей. В этой серии только второй пуск прошел без каких-либо проблем.

Изучение результатов испытательных пусков позволило установить, что виновниками четырех неудач на испытаниях были аппаратура ракеты и наземные кабельные линии. В конце августа и начале сентября 51-го года системы ракеты В-300 были испытаны на стенде завода №301, что позволило вскоре возобновить летные испытания. С 19 сентября до 5 октября провели еще 10 испытательных пусков. В ноябре-декабре провели последнюю серию тестовых запусков первого этапа летных испытаний. Из 12 запущенных ракет 4 несли полный комплект аппаратуры, а 2 оснащались радиовзрывателями. Серия из 12 пусков обошлась без серьезных проблем, но доводка ракеты продолжилась.

Четвертая, пятая и шестая серии пусков, осуществленные в 1952 году, имели своей целью отработку различных элементов оборудования ракеты, в первую очередь радиоэлектронных систем. До конца 52-го года были проведены еще две серии пусков, в которых использовалась РЛС наведения Б-200. В девятой и десятой сериях тестовых запусков (1953 г.) использовались ракеты, произведенные серийными заводами. Результатом десяти серий испытательных пусков стала рекомендация к началу серийного производства новой ракеты и прочих элементов нового зенитного комплекса «Беркут».

Серийное производство ракет В-300 велось на заводах №41, №82, и №464. До конца 1953 года промышленность успела изготовить свыше 2300 ракет. Вскоре после появления приказа о начале серийного производства проект «Беркут» получил новое обозначение – С-25. Новым руководителем проекта стал А.А. Расплетин.

В конце весны 1953 года прошли новые испытания, целью которых было определение реальных характеристик зенитной ракетной системы. В качестве мишеней использовались переоборудованные самолеты Ту-4 и Ил-28. При атаке мишеней типа Ту-4 зенитчики одновременно обстреливали по две цели. Один из переоборудованных бомбардировщиков был подбит первой ракетой, а вторая подорвалась рядом с горящей мишенью. На уничтожение трех других самолетов понадобилось от одной до трех ракет. При стрельбах по мишеням Ил-28 один самолет был уничтожен одной ракетой, три других – двумя.

Развертывание противовоздушной обороны Москвы на основе ЗРК С-25 оказалось чрезвычайно сложной задачей. Для обеспечения наиболее эффективной работы системы было решено создать вокруг столицы два кольца обороны: одно в 85-90 км от центра Москвы, другое – в 45-50 км. Внешнее кольцо предназначалось для уничтожения основной массы атакующих самолетов противника, а внутреннее должно было сбивать прорвавшиеся бомбардировщики. Строительство позиций для ЗРК С-25 велось с 1953 по 1958 год. Вокруг Москвы были построены две кольцевые автодороги и разветвленная дорожная сеть, предназначавшиеся для обслуживания зенитных систем. В общей сложности вокруг Москвы было развернуто 56 зенитно-ракетных полков: 22 на внутреннем кольце и 34 на внешнем.

Позиции каждого из 56 полков позволяли развернуть 60 пусковых установок с зенитными ракетами. Таким образом, одновременно на дежурстве могли находиться 3360 ракет. При использовании трех ракет на одну цель система ПВО С-25 была способна отразить атаку тысячи вражеских самолетов. По некоторым данным, каждый полк располагал тремя ракетами В-300 со специальной боевой частью мощностью 20 килотонн. Такая ракета могла гарантированно уничтожить все самолеты противника в радиусе 1 км от точки подрыва и серьезно повредить находящиеся на большем удалении.

В середине шестидесятых годов ЗРК С-25 прошел крупную модернизацию, в результате которой к его названию добавилась литера «М». Крупнейшим доработкам подвергся центральный радиолокатор наведения Б-200. Все использованные на нем электромеханические приборы были заменены электронными. Это положительным образом сказалось на характеристиках РЛС наведения. Кроме того, ЗРК С-25М получил обновленную ракету с новым радиоэлектронным оборудованием. Новая ракета могла поражать цели на дальностях до 40 км и высоте от 1,5 до 30 км.

7 ноября 1960 года ракету В-300 впервые показали широкой общественности. Несколько изделий этого типа провезли на тягачах по Красной площади. До середины восьмидесятых годов ракеты В-300 присутствовали на каждом военном параде. За два с лишним десятилетия в полки ПВО, защищавшие Москву, было поставлено более 32 тыс ракет В-300. В течение длительного времени эти изделия оставались самым массовым типом управляемых ракет в СССР.

Создание комплекса С-25 «Беркут» и развертывание системы противовоздушной обороны Москвы на его основе стало первым успешным отечественным проектом в области зенитных ракетных систем, а ракета В-300 стала первым советским серийным изделием своего класса. Как и любая первая разработка, ЗРК С-25 имел некоторые недостатки. Прежде всего сомнения вызывала устойчивость комплекса к средствам радиоэлектронной борьбы, появившимся вскоре после его постановки на вооружение. Кроме того, неоднозначным решением было равномерное распределение ракет вокруг Москвы без учета повышенных рисков атаки с северного и западного направлений. Наконец, развертывание системы ПВО крупнейшего в стране города было чрезвычайно дорогим проектом. Изначально предполагалось построить две системы ПВО на основе комплекса С-25: вокруг Москвы и вокруг Ленинграда. Тем не менее, колоссальная стоимость проекта в итоге привела к тому, что на дежурство заступила лишь одна такая система, а строительство второй отменили.

Ракеты В-300 и их модификации защищали небо Москвы и Подмосковья до восьмидесятых годов. С появлением новых комплексов С-300П устаревшие системы начали постепенно снимать с дежурства. К середине восьмидесятых годов все полки ПВО Москвы перешли на новую технику. Большая эффективность новых радиолокационных станций и зенитных систем, а также развитие противовоздушной обороны всей страны, позволили обеспечить более эффективную защиту столицы и близлежащих районов.

По материалам:http://pvo.guns.ru/http://otvaga2004.ru/Василин Н.Я., Гуринович А.Л. Зенитные ракетные комплексы. – Мн.: ООО «Попурри», 2002

bazaistoria.ru

Зенитная ракетная система С-25 («Беркут»)

Первая в мире многоканальная ракетная система ПВО, развернутая в 1950-е годы для прикрытия Москвы и прослужившая около тридцати лет.

В конце 1940-х годов советское руководство, проанализировав опыт Второй мировой войны в Европе, озаботилось созданием средств отражения массированного воздушного нападения-то есть, попросту говоря, борьбы с армадами стратегических бомбардировщиков, в том числе и с ядерным оружием на борту. Стремительный прогресс в ракетных технологиях и системах управления продиктовал задачу создания ракетной системы обороны столицы.

Разработка системы «Беркут» была начата 9 августа 1950 года. Исполнителем работ назначено московское КБ-1 (будущее НПО «Алмаз», ныне ГСКБ Концерна ПВО «Алмаз-Антей»). Главным конструктором системы был назначен Серго Берия (сын Лаврентия Берия), в руководстве разработкой также участвовали Павел Куксенко и Александр Расплетин.

С 1953 года генконструктором системы назначен Александр Расплетин, а «Беркут» переименован в «Систему-25» (С-25). Ракету для С-25 проектировало ОКБ-301 (коллектив авиаконструктора Семена Лавочкина), а наземный комплекс оборудования — ГСКБ ММП, которым руководил Владимир Бармин (в будущем — создатель стартовых комплексов космических ракет у Сергея Королева).

Задача в техническом задании была поставлена запредельная: отражение одновременной атаки на Москву с разных направлений 1000 воздушных целей с обнаружением на рубеже 200 км и возможностью применения до трех ракет по каждой из целей для гарантированного поражения. Теоретический расчет показал, что для этого вокруг Москвы нужно развернуть 56 стационарных ракетных полков системы С-25 по 60 пусковых в каждом, для чего построить два кольца радиолокационных станций — одно на радиусе 45−50 км от столицы, второе на радиусе 85−90 км. На внешнем радиусе размещалось 22 полка, на внутреннем — остальные 34. Полки обменивались информацией о воздушной обстановке друг с другом через командный центр.

Эти позиционные районы (точнее, отличные по 1950-м годам дороги между ними) прекрасно известны ныне жителям Москвы и Подмосковья — это так называемые «Большое» и «Малое» бетонные кольца.

Одна радиолокационная станция Б-200 системы С-25 (т. е. радиотехническое средство ракетного полка) обеспечивала сопровождение 20 целей с одновременным наведением на каждую цель 1−2 ракет (всего на каждый канал имелось, как мы уже отметили, три боеготовые ракеты). Многоканальная работа с целераспределением требовала громоздкой вычислительной базы, строившейся на электромеханических счетных устройствах.

Фото: Невский Бастион

Ракеты В-300 системы С-25 имели длину 12 метров и стартовую массу 3500 кг. Старт вертикальный, со стола. Дальность действия по техзаданию до 35 км, верхняя граница зоны поражения по высоте 20 км. Максимальная скорость поражаемой цели 1500 км/ч. Боевая часть осколочно-фугасная (радиус поражения до 75 м) либо ядерная (мощностью 20 кт с радиусов гарантированного поражения 1−2 км).

В 1966 году система С-25 была модернизирована до С-25 М, в основном заменой элементной базы целиком на электронную. Появилась помехозащита. Дальняя граница зоны поражения по дальности выросла до 43 км, верхняя граница зоны поражения по высоте до 30 км. Максимальная скорость поражаемой цели 4200 км/ч.

Снятие системы С-25 с боевого дежурства началось только в начале 1980-х годов, когда ее полки начали постепенно перевооружать на мобильную многоканальную ЗРС С-300П. Окончательно С-25 была выведена из боевого состава уже в самом начале 1990-х годов. Остатки оборудования демонтировались на отдельных позиционных районах еще в начале 2000-х годов.

Для своего весьма раннего времени появления С-25 была шедевром передовой технологии, ее характеристики еще долгие годы не перекрывались возможностями мобильных и стационарных одноканальных ЗРК. Однако ее минусом была дороговизна и сложность обустройства и эксплуатации. По сути, именно это стало причиной, по которой С-25 разворачивалась только вокруг Москвы — начатое было в 1957 году строительство вокруг Ленинграда было остановлено. С момента появления многоканальных ЗРС нового поколения на мобильной базе (С-300П) нужда в гигантском кольце стационарных ЗРК отпала.

defendingrussia.ru

Зенитный ракетный комплекс С-25: «Беркут» на страже столицы

Зенитный ракетный комплекс С-25: «Беркут» на страже столицы Во второй половине сороковых годов авиаконструкторы ведущих стран занялись созданием новых самолетов с реактивными двигателями. Новый тип силовой установки позволял в разы повысить характеристики летательных аппаратов. Появление и активное развитие реактивной авиации стало поводом для беспокойства конструкторов зенитных систем. Новейшие и перспективные зенитные орудия уже не могли эффективно бороться со скоростными высотными целями, что требовало применять иной подход к созданию средств противовоздушной обороны. Единственным выходом из сложившейся ситуации были управляемые ракеты. Транспортно-заряжающие машины зенитной ракетной системы С-25 с ракетами В-300 на параде в Москве Военное и политическое руководство СССР прекрасно понимало риски, связанные с развитием бомбардировочной авиации, результатом чего стало соответствующее постановление Совмина. Документом от 9 августа 1950 года требовалось в кратчайшие сроки создать зенитный ракетный комплекс, способный обеспечить эффективную противовоздушную оборону крупного города. Первым защищенным объектом должна была стать Москва, а в дальнейшем предполагалось развернуть систему противовоздушной обороны Ленинграда. Головным исполнителем работ было назначено Специальное бюро №1 (СБ-1), ныне ГСКБ «Алмаз-Антей». Руководителями проекта стали С.Л. Берия и П.Н. Куксенко. По первым буквам фамилий руководителей проект получил название «Беркут». Для разработки различных элементов перспективного ЗРК к проекту были привлечены несколько других организаций. В соответствии с ранними вариантами проекта, в состав ЗРК «Беркут» должны были входить несколько основных элементов. На расстоянии около 25-30 и 200-250 км от Москвы предлагалось разместить два кольца системы радиолокационного обнаружения. Основой этой системы должны были стать станции «Кама». Для управления зенитными ракетами должны были использоваться два кольца РЛС наведения Б-200. Поражать самолеты противника предполагалось при помощи управляемых ракет В-300. Стартовые позиции ракет должны были располагаться вблизи радиолокационных станций наведения. По имеющимся данным, в комплекс «Беркут» предполагалось включить не только ракетный, но и авиационный компонент. В течение некоторого времени велась разработка самолета-перехватчика на базе бомбардировщика Ту-4. Перехватчик должен был нести ракеты «воздух-воздух» Г-300. Разработка авиационной составляющей системы «Беркут» прекратилась на ранних стадиях проекта. По некоторым данным, на базе Ту-4 также предполагалось создать самолет дальнего радиолокационного обнаружения. По-видимому, этот проект так и остался на стадии предварительных исследований. РЛС наведения Б-200 системы С-25 В соответствии с техническим заданием, ЗРК «Беркут» должен был обеспечивать оборону Москвы от массированного налета авиации противника. Максимальное количество самолетов, участвующих в налете, задавалось на уровне 1000 единиц. Ракеты комплекса должны были поражать цели, летящие со скоростью до 1200 км/ч на дальности до 35 км и высотах 3-25 км. Выполнение подобных требований позволяло гарантированно защитить столицу от любого массированного налета с использованием современных и перспективных дальних бомбардировщиков вероятного противника. В состав ЗРК «Беркут» должна была войти управляемая ракета В-300. Разработку этого боеприпаса поручили ОКБ-301 под руководством С.А. Лавочкина. Техническое задание требовало создать ракету со стартовой массой не более 1000 кг, способную поражать цели на дальности до 30 км и на высотах до 25 км. Уже первые расчеты показали, что существующий уровень развития науки и техники не позволит выполнить такие требования. При промахе около 50-75 метров (такими были возможности предлагаемой аппаратуры управления) требовалась боевая часть массой не менее 250-260 кг. Еще 170 кг весила аппаратура, из-за чего на конструктивные элементы ракеты, двигатель и топливо оставалось чуть более 500 кг. Все это не позволяло выполнить заданные требования по дальности и высоте поражения целей. Гарантированное соответствие ракеты требованиям обеспечивалось только при стартовом весе свыше 3,5 тонны. Получив одобрение, сотрудники ОКБ-301 начали разработку двух вариантов ракеты В-300. Первый вариант предусматривал создание одноступенчатой ракеты со стартовым весом 3,4 тонны и продолжительностью полета 60 секунд. Кроме того, предлагалась двухступенчатая ракета с твердотопливным ускорителем (1,2 т) и маршевой ступенью весом около 2,2 т. По результатам сравнения был выбран вариант с одной ступенью. Готовая ракета В-300 (заводской индекс «изделие 205») имела общую длину около 11,45 м, корпус диаметром 650 мм и стартовый вес 3,58 т. Одноступенчатое изделие выполнили по аэродинамической схеме «утка». В носовой части ракеты имелись Х-образные воздушные рули, в средней – Х-образные крылья с элеронами. В хвосте ракеты предусмотрели дополнительные газовые рули, необходимые для управления в первые секунды полета. Жидкостный двигатель для ракеты В-300 разрабатывался в ОКБ-2 НИИ-88 под руководством А.И. Исаева. Двигатель развивал тягу до 9000 кг. Для упрощения конструкции ракеты двигатель оснастили вытеснительной системой подачи топлива с воздушным аккумулятором давления. Ракета ЗРК «Беркут» оснащалась радиокомандной системой управления. Наземные элементы комплекса должны были следить за движением цели и ракеты, обрабатывать полученные сведения и вырабатывать команды для управляемого боеприпаса. Ракету В-300 оснастили осколочно-фугасной боевой частью Е-600, способной поражать цели на дистанции до 70-75 метров. Боевую часть оборудовали неконтактным радиовзрываетелем. Известно о разработке кумулятивной боевой части. Ракеты В-300 на стартовых позициях Ракета должна была стартовать вертикально, используя специальную пусковую установку. Стартовый стол для управляемых ракет представлял собой сравнительно простую металлическую конструкцию с набором креплений для ракеты. Наземная аппаратура и ракета соединялись кабелем через быстросбрасываемый разъем. Устанавливаться на стартовый стол ракета должна была при помощи специальной транспортной тележки с подъемным механизмом. Для обнаружения воздушных целей могли использоваться любые имеющиеся в войсках радиолокационные станции. Сопровождение целей и наведение ракет должно было осуществляться при помощи РЛС Б-200. Характерной чертой станции Б-200 стали антенны характерной формы. Антенны состояли из двух трехгранных формирователей луча. РЛС Б-200 оснащалась двумя такими антеннами: азимутальной и угломестной. Первая из них имела ширину 8 м, вторая – 9 м. Постоянно вращаясь, каж

www.postsovet.ru

ЗРК С-25 «Беркут» — зенитно-ракетная система

ЗРК С-25 "Беркут" — зенитно-ракетная система

С-25 «Беркут». В конце 40-х и начале 50-х годов Советский Союз начал осуществлять одну из наиболее сложных и дорогостоящих программ на начальном этапе «холодной» войны, которая уступала только программе разработки ядерного оружия. В условиях угрозы со стороны стратегических бомбардировочных сил США и Великобритании И. В. Сталин распорядился о создании ракетной системы ПВО, управляемой с помощью радиолокационной сети, для отражения возможных массированных воздушных атак на Москву. За московской системой в 1955 г. последовала вторая программа, имевшая целью защиту Ленинграда.

ЗРК С-25 «Беркут» — видео

После окончания второй мировой войны Советский Союз приступил к программе использования захваченных военных немецких технологий. Особый интерес был проявлен к радиолокационной технологии и противосамолетным ракетам. После предварительного изучения многих типов германских ракет было решено остановиться на ракетах типа «Schmetterling» и «Wasserfall». На их базе специалистами НИИ-88 были разработаны ракеты Р-101 и Р-105. испытания которых начались в 1948 г. Однако оба типа ракет проявили недостаточную боевую эффективность, а советской программе были свойственны те же проблемы, что и Германии: чрезмерная концентрация внимания на конструкции ракеты и недостаточное, внимание более критическим технологическим проблемам, связанным с радиолокационной системой и системой управления (наведения). Одновременно другие советские КБ, усиленные немецкими инженерами, исследовали ключевые технологии. В частности, в НИИ-885 (г. Монино Московской области) была разработана полуактивная радиолокационная ГСН для зенитных ракет, в которой использовался для подсветки цели радар SCR-584, полученный по «лендлизу».В августе 1950 г. задача разработки московской системы ПВО. базирующейся на зенитных ракетах, была возложена на московское СБ-1. Главными конструкторами системы были назначены С. Берия (сын J1. Берия) — известный в стране радиоспециалист и П. Куксенко, ранее репрессированный. Система получила наименование «Беркут» (по начальным буквам фамилий разработчиков).

Стратегическая система ПВО С-25 «Беркут» (SA-1 «Guild» по классификации США/НАТО) предназначалась для обороны Москвы от воздушных налетов, в которых могло участвовать до 1000 бомбардировщиков. В соответствии с тактико-техническими требованиями необходимо было разработать Центр управления, который обеспечивал бы нацеливание ракет на 20 бомбардировщиков, совершающих полет на скорости до 1200 км/ч на дальностях до 35 км и на высотах от 3 до 25 км. Работы по системе «Беркут» были распределены между несколькими специальными КБ. ОКБ-301, возглавляемое С. Лавочкиным, была поручена разработка ассоциированной ракеты В-300 (заводской индекс «205»). В ней широко использовались германские технологии, но она отличалась от предыдущей системы Р-101.Ракета В-300 была одноступенчатой, выполненной по аэродинамической схеме «утка»: воздушные рули размещались в носовой части корпуса в двух взаимно перпендикулярных плоскостях впереди двух крыльев, установленных в тех же плоскостях на средней части корпуса. Цилиндрический корпус диаметром 650 мм расчленялся на 7 отсеков. В хвостовом устанавливался четырехкамерный ЖРД Ш9-29 с вытеснительной системой подачи, развивавший тягу 9000 кг. На специальной ферме в хвостовой части корпуса крепились газовые рули. Стартовая масса ракеты — 3500 кг. Старт ЗУР производился вертикально со специального пускового стола.РЛС Б-200 обеспечивала сопровождение как цели, так и ракеты, и выдавала на ракету команды управления. Антенные системы РЛС Б-200 осуществляли сканирование пространства в азимутальной и угломестной плоскостях. РЛС измеряла три координаты, необходимые для формирования команд управления ракетой. Ракета была оснащена неконтактным взрывателем, который срабатывал на конечной фазе перехвата, система не имела возможности подрыва по команде. Осколочно-фугасная боевая часть Е-600 должна была поражать самолет противника с расстояния до 75м.

Испытательные пуски ракет В-300 начались в июне 1951 г., т. е. менее чем через год после начала программы. В течение года на ракетном полигоне Капустин Яр было запущено около 50 указанных ракет. Начальные пуски были связаны главным образом с аэродинамическими и компонентными испытаниями, поскольку РЛС Б-200 не была доставлена на полигон Капустин Яр до конца 1952 г. Испытания системы в полном составе начались в мае 1953 г., когда бомбардировщик Ту-4 был сбит ракетой В-300 на высоте 7 км. Выбор типа цели был не случаен, самолет Ту-4 был копией американского Б-29, сбросившего атомные «бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Уточняющие серийные образцы ракет были испытаны в 1954 г., включая одновременный перехват 20 целей. После смерти И. В. Сталина в руководстве программы «Беркут» произошли значительные изменения. СБ-1 было выведено из подчинения КГБ, Берия был арестован, С. Берия снят с работы, а СБ-1 переименовано в КБ-1 Министерства сельскохозяйственного машиностроения. Главный конструктор НИ И-108 А. Расплетин был переведен в КБ-1 и возглавил программу «Беркут», которая была переименована в программу С-25.Под названием С-25 «Беркут» система была принята на вооружение и начато ее серийное производство и развертывание. Наиболее дорогостоящим элементом системы были пусковые позиции и необходимая дорожная сеть. Было решено создать вокруг Москвы два кольца ракетных полков: одно кольцо на расстоянии 85—90 км от центра города для нанесения решающего удара против бомбардировщиков, а другое — на расстоянии 45—50 км для уничтожения бомбардировщиков, прорвавшихся через первое кольцо. С целью обеспечения доступа к пусковым позициям были построены две кольцевые дороги. По оценкам американской разведки, на строительство этих дорог и пусковых позиций в 1953—1955 гг. было израсходовано годовое производство бетона.

Строительство началось летом 1953 г. и закончилось в 1958 г. На внутреннем кольце были развернуты 22 зенитных полка, а на внешнем — 34, т. е. всего 56 полков. Каждая пусковая позиция состояла из четырех функциональных секций-зон: пусковой, радиолокационной, административно-жилищно-технической и энергетической трансформаторной подстанции. На территории пусковой зоны площадью более 140 га имелась развитая сеть подъездных путей и 60 пусковых установок. На расстоянии примерно 1,5 км в бункере размещался командный пункт, занимающий территорию примерно 20 га. На территории пункта находилась РЛС В-200, включающая азимутальную РЛС и высотомер. В бункере была развернута основная БЭСМ и 20 постов управления. Каждый полк имел в своем составе около 30 офицеров и 450 рядовых. На каждом объекте находилось по три ракеты с- ядерной боевой частью, имеющей тротиловый эквивалент около 20 кт. Такая ракета могла уничтожать все цели, находящиеся в радиусе 1 км от точки подрыва и должна была применяться в случае массированных налетов с применением носителей ядерного оружия.Конфигурация позиции позволяла полку поражать 20 целей одновременно. По-видимому, на первом этапе каждый полк мог обстреливать 20 целей 20 ракетами В-300. После усовершенствования системы обстрел мог вестись тремя ракетами по одной цели, что значительно увеличило вероятность поражения. В дополнение к пусковым позициям 56 полков были построены шесть оборонных зон вдоль внутренней кольцевой дороги. Позиции системы С-25 поддерживались большим количеством РЛС системы ПВО страны, которые обеспечивали раннее предупреждение и первоначальную информацию по целям. Специально для этих целей НИИ-224 была разработана обзорная РЛС А-100. но могли использоваться и другие РЛС дальнего обнаружения. Развертывание системы С-25 совпало с существенным ростом радиолокационной сети ПВО, в частности, в период 1950—1955 гг. производство радиолокационных средств увеличилось в четыре раза.

Два кольца ЗРК С-25 «Беркут» вокруг Москвы радиусом 50 и 90 км.

Серийное производство системы С-25 «Беркут» началось в 1954 г. К 1959 г. было произведено всего примерно 32 тысячи ракет В-300. Это в 20 раз превышало масштабы строительства баллистических ракет за тот же период. Впервые ЗУР В-300 открыто показали на параде 7 ноября 1960 г. Система С-25 по масштабам и времени строительства была примерно сравнима с американской системой Nike-Ajax. В США было произведено 16 тысяч ракет и развернуто 40 дивизионов, в СССР — 32 тысячи и развернуто 56 полков. Первый дивизион системы Nike-Ajax был развернут недалеко от Вашингтона в декабре 1953 г., несколько раньше, чем в Московском округе ПВО. Большие масштабы производства и развертывания системы С-25 в СССР частично объясняются более простой системой наведения, обеспечивающей перехват одной цели тремя ракетами для достижения приемлемого уровня поражения. Технические параметры обеих систем были примерно одинаковыми, дальность действительного поражения составляла 40—45 км. Однако ракета В-300 была в три раза тяжелее американской, частично из-за большей массы боеголовки, но главным образом — из-за использования менее эффективной одноступенчатой конструкции в отличие от двухступенчатой ракеты системы Nike-Ajax. В обоих случаях эти системы были быстро заменены более сложными: Nike-Hercules в США и С-75 «Двина» в СССР.

Как и многие первые ракетные системы оружия, система С-25, которую Н.С. Хрущев называл «московский частокол», имела очевидные недостатки еще на стадии развертывания. Средства системы были равномерно распределены по периферии Москвы без усиления наиболее вероятных направлений нападения (Северного и Западного). Недостаточная плотность огня могла не предотвратить прорыва превосходящих сил или оборона могла быть прорвана еще до подхода основных сил бомбардировочной авиации. Хотя система никогда не использовалась в боевом режиме, нет оснований считать, что С-25 была хорошо защищена от средств РЭБ. В то время как авиация США и Великобритании получила значительный боевой опыт использования средств РЭБ во время второй мировой войны и в Корее, в СССР они были в зачаточном состоянии. Это обусловливало слабую защиту системы С-25 от электронного подавления и других методов РЭБ. Выбор фиксированной конфигурации боевых позиций ограничивал развитие системы и ее усовершенствование. Огромные командные бункеры, приспособленные для размещения на них антенной системы РАС Б-200, ограничивали азимутальные возможности станции. Система С-25 могла поражать дозвуковые цели, летящие со скоростью до 1000 км/ч, хотя на. вооружении появились бомбардировщики со сверхзвуковой скоростью. И наконец, в середине 50-х годов в США и СССР были разработаны ракеты, запускаемые вне зоны поражения ПВО: американская AGM-28F «Hound Dog» и советская Х-20 (AS-3 «Kangaroo»). Они представляли угрозу, поскольку имели значительно меньшую отражающую РЛ-поверхность и могли запускаться за пределами зоны поражения системы С-25. Недостатки и большая стоимость системы С-25 стали причиной отказа от развертывания ее вокруг Ленинграда. Система С-25 состояла на вооружении почти 30 лет, хотя ее эффективность продолжала падать. В 80-х годах на смену ей пришла система С-300П.

Тактико-технические характеристики ЗРК С-25 «Беркут» образца 1955 года

Скорость целей1500 км/ч

Высота поражения0,5—20 км

Дальность35 км

Количество поражаемых целей20

Количество ЗУР60

Срок хранения ракетына пусковой установке — 0,5 года;на складе — 2,5 года

Вертикальная антенна станции Б-200 комплекса С-25 «Беркут» предназначенадля обзора воздушного пространства в угломестной плоскости.

Зал управления комплексом С-25. В центре пульт старшего оператора, по бокам рабочие места операторов наведения и пуска, на заднем плане планшеты воздушной обстановки.

Мишень на базе ракеты 5Я24

Похожие новости

voennye-novosti.ru