«Железная Маска» и замок острова Сент-Маргерит. Железная маска


Железная Маска — Википедия

Крепость Эксиллес, где в последний раз видели узника в маске

Железная Маска (фр. Le Masque de Fer), он же Человек в железной маске (фр. L'Homme au Masque de Fer; 1640-е — 19 ноября 1703) — таинственный узник под номером 64489001 эпохи короля Людовика XIV, арестованный в 1669 или 1670 годах и содержавшийся в ряде французских тюрем, в том числе в Бастилии (с 1698 года) и Пиньероль (ныне Пинероло, Италия). На протяжении 34 лет его охранником был один и тот же человек, Бенинь Доверн де Сен-Мар (англ.)русск.. Узник скончался 19 ноября 1703 года и был похоронен под именем «Marchioly». Его лицо никто не видел, поскольку он носил маску из чёрного бархата. Личность узника до сих пор остаётся загадкой: историки выдвигали разнообразные теории, которые находили своё отражение в книгах и фильмах.

Известный писатель и философ Вольтер в своём втором издании «Вопросов к Энциклопедии» (1771 год) выдвинул версию, что узник носил не бархатную, а железную маску, и что под этой маской скрывался незаконный старший брат Людовика XIV. Единственные исторические сведения о человеке в железной маске возможно подчерпнуть из переписки Сен-Мара со своим руководством в Париже. По другим версиям, узником был некий Эсташ Доже (фр. Eustache Dauger), участник нескольких политических скандалов конца XVII века, однако и эта теория не является убедительной.

Национальные архивы Франции (англ.)русск. смогли в 2015 году оцифровать и опубликовать в Интернете оригинальные документы, связанные с делами Сен-Мара. Один из таких документов (64 страницы) был составлен в 1708 году в Бастилии, а другой (68 страниц) в цитадели на острове Сент-Маргерит в 1691 году. Они считались утерянными больше 100 лет, пока их не обнаружили в 2015 году ещё со 100 миллионами документов Центрального нотариального отделения[2][3]. Было установлено, что всего около 800 документов, принадлежавших Сен-Мару, были проанализированы после его смерти и подтвердили его склонность к жадности, поскольку он тратил на себя все средства, выделяемые Людовиком XIV на содержание узника. Там же даётся описание камеры, в которой находился заключённый: из удобств был только матрац, на котором тот мог спать. При научной поддержке Национальной библиотеки Франции и её коллекций старинных тканей удалось в 2015 году создать первую виртуальную реконструкцию тюремной камеры Железной Маски[4].

Человек в железной маске оказал огромное влияние на литературу. Он упоминается в романе «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя» Александра Дюма: узником является брат-близнец Людовика XIV[5]. Дюма также представил в шестом томе «Знаменитых преступлений» в главе «Человек в железной маске» список всех возможных теорий по поводу того, кем был загадочный узник[6].

Биография узника

Арест и заключение

В июле 1669 года военный министр Людовика XIV маркиз де Лувуа отправил письмо Бениню Доверну де Сен-Мару, начальнику тюрьмы Пиньероль (в то время город Пинероло принадлежал Франции) о прибытии узника под именем «Эсташ Доже» в течение следующего месяца. Это считается первым письменным упоминанием Человека в железной маске. Лувуа приказал Сен-Мару подготовить камеру со множеством дверей, которые бы закрывались одна за другой так, чтобы никто не мог услышать, что происходит в камере. Сен-Мар мог видеть узника только раз в день, чтобы предоставить ему всё необходимое, но не более, чем камердинеру. Некоторые историки полагали, что пленника якобы полагалось убить, если он заговорит о чём-либо другом.

Имя узника в письме было вписано другим почерком, что предполагало, что кто-то из слуг Лувуа мог это сделать. «Доже» был арестован капитаном Александром де Воруа, комендантом Дюнкерка, и сослан в Пиньероль, куда прибыл в конце августа. По другим данным, арест состоялся в Кале, о чём не знал даже местный губернатор, предполагая, что за капитаном де Воруа охотились испанские солдаты, попавшие на территорию Франции из испанских владений в Нидерландах[7]. Тогда же начались споры о том, кто был этим узником. Согласно большинству толкований легенды, узник никогда не снимал маску.

Человек в маске в качестве слуги

Гравюра 1872 года Предполагаемый портрет узника авторства Жана-Жозефа Реньо-Варана

В тюрьму Пиньероль отправляли государственных преступников, поэтому обычно там было несколько человек. Среди узников этой тюрьмы были граф Эрколе Антонио Маттиоли, которого осудили за двойное пересечение границы Франции и за нарушение сделки по присоединению замка Касале; суперинтендант финансов Николя Фуке, попавшийся на присвоении денег; Антуан Номпар де Комон, маркиз де Лозун, который сватался к кузине короля Анне де Монпасье без одобрения самого короля. Камера Фуке была этажом выше камеры де Лозуна.

В письмах к Лувуа Сен-Мар писал, что «Доже» — тихий и скромный человек, не представляющий опасности и преданный воле Бога и Короля, в то время как другие узники пытались устроить побег, жаловались, истерили или сходили с ума[7]. Полной изоляции не было, у заключённых были слуги. Так, у Фуке был слуга по имени Ла Ривьер, однако подобные слуги сами же по положению не отличались от арестантов. Когда Ла Ривьер болел, то Сен-Мар подавал прошение разрешить Доже занять временно пост слуги. Лувуа разрешил это делать в 1675 году только в тех случаях, когда Ла Ривьера невозможно было попросить и если Фуке не желал кого-либо видеть. Если же Фуке и де Лозун встречались, то «Доже» не должен был присутствовать.

Хотя Фуке был обречён провести остаток дней в заточении и встреча с узником в маске ничего не меняла, де Лозун ожидал скорейшего освобождения, но ожидалось, что он не должен даже раскрывать личности узника. Специалисты по XVII веку полагают, что хотя по протоколу не полагалось представителю королевской семьи быть в качестве слуги, тогда же появились первые слухи о том, что узник в маске был королевского происхождения[5]. В 1680 году Сен-Мар после кончины Фуке обнаружил секретную лазейку между камерами Фуке и де Лозуна, предположив, что они могли переговариваться и что де Лозун узнал о существовании «Доже». Лувуа в ответ на это сообщение приказал Сен-Мару перевести де Лозуна в камеру Фуке и убедить, что «Доже» и Ла Ривьер были освобождены, хотя на самом деле их увели в другую часть тюрьмы.

В других тюрьмах

Остров Сент-Маргерит

В 1681 году де Лозун был освобождён, а Сен-Мара назначили губернатором форта Экзиль (ныне город Эксиллес), куда были сосланы человек в маске и Ла Ривьер. В январе 1687 года скончался Ла Ривьер, и Сен-Мар и «Доже» отправились на остров Сен-Маргерит (миля от Канн). Тогда же распространились слухи, что узник носит железную маску, и снова его отправили в камеру со множеством дверей. 18 сентября 1698 года Сен-Мар стал начальником Бастилии, куда отправили и известного узника, поселив его в третьей камере башни Бертодьер с большим количеством мебели. Заместитель начальника тюрьмы де Розарж обязался кормить узника. Лейтенант дю Жунка, офицер тюрьмы, отметил, что узник носил маску из чёрного бархата.

19 ноября 1703 года узник в маске скончался и был похоронен под именем «Marchioly». Всю мебель и одежду уничтожили, закрасив стены и расплавив все металлические вещи. В 1711 году Елизавета Шарлотта Пфальцская отправила письмо своей тёте Софии Ганноверской, в котором утверждала, что с пленником хорошо обращались и давали ему всё необходимое, однако два мушкетёра готовы были убить его в случае, если он снимет маску. Эти сведения также породили множество слухов.

Видео по теме

Интерес к личности

Судьба загадочного узника и исчезновение всех его следов пребывания стали причиной интереса историков и рождения многих легенд. Было составлено множество теорий и несколько книг, а после обнаружения писем дискуссии усилились. Наиболее популярными версиями в то время были, что под маской был некий маршал Франции, либо Генри Кромвель (сын Оливера Кромвеля)[8], либо же герцог Франсуа де Бофор. Такие писатели, как Вольтер или Александр Дюма высказывали и анализировали многие теории о человеке в маске[9].

Версии

Первые открытые сведения о таинственном узнике появились в книге «Mémoires secrets pour servir à l’histoire de Perse» («Тайные записки по истории персидского двора», Амстердам, 1745—1746), из которой следовало, что «Железная Маска» — это герцог Вермандуа, внебрачный сын Людовика XIV и Луизы де Лавальер, который якобы дал пощёчину своему единокровному брату, Великому Дофину, и искупил эту вину вечным заключением. Версия эта неправдоподобна, так как реальный Людовик Бурбонский скончался ещё в 1683 году, в возрасте 16 лет. Сейчас существуют десятки самых разных гипотез об этом узнике и причинах его заключения.

Некоторые голландские писатели предполагали, что «Железная Маска» — иностранец, молодой дворянин, камергер королевы Анны Австрийской и настоящий отец Людовика XIV. Лагранж-Шансель пытался доказать, в «L’année littéraire» (1759), что Железная Маска был не кто иной, как герцог Франсуа де Бофор, что было полностью опровергнуто Н. Aulaire в его «Histoire de la fronde». Достоверные сведения о «железной маске» дал впервые иезуит Гриффе, бывший 9 лет духовником в Бастилии, в своем «Traité des différentes sortes de preuves qui servent à établir la vérité dans l’Histoire» (1769), где он приводит дневник Dujoncas, королевского лейтенанта в Бастилии, и список умерших церкви Св. Павла. По этому дневнику, 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты доставлен был в портшезе узник, имя которого было неизвестно и лицо которого было постоянно закрыто чёрной бархатной (а не железной) маской. Вообще Гриффе склонялся к высказанному в «Mémoires secrets» мнению о личности «железной маски».

Представители королевской семьи

Вольтер в своем сочинении «Век Людовика XIV» (1751) пробудил всеобщий интерес к этой загадочной личности, впервые изложив легенду, согласно которой «Железная Маска» был незаконным сыном Анны Австрийской и кардинала Мазарини — по-факту он был братом Людовика XIV. Эта версия ставится под сомнение многими историками. В седьмом издании «Dictionnaire philosophique» в статье об «Анне Австрийской» Вольтер вернулся к истории «железной маски», указав, что он предполагает личность узника, но, как француз, должен молчать.

Незаконный брат / брат-близнец Людовика XIV

В сочинении «Железная маска» авторства Марселя Паньоля утверждается, что обстоятельства рождения Людовика XIV достаточно загадочны, вследствие чего автор предположил: у Людовика был брат-близнец, родившийся чуть позже него, однако младенца скрыли от посторонних глаз, чтобы исключить какой-либо спор за трон[10]. Паньоль называет имя этого человека — Джеймс де ля Клош, который вырос на острове Джерси и позже подготовил заговор против Людовика XIV во главе с Руд де Марсильи. В 1669 году Джеймса арестовали после казни Ру, который под пытками выдал заговорщика. Эту же версию поддерживал аббат Суляви, издавший «Мемуары маршала Ришелье» (фр. Mémoires du Maréchal de Richelieu, Лондон и Париж, 1790), но выдвигал другую трактовку — Людовик XIII велел тайно воспитать этого принца, чтобы предотвратить беды, которые должны были произойти для королевского дома от этого двойного рождения, согласно некоему предсказанию. Однако после смерти Мазарини Людовик XIV узнал о рождении брата, велел его заточить и, ввиду их поразительного сходства, заставил его носить маску. Во время революции это мнение считалось наиболее верным.

Ряд таких историков, как Жан-Кристиан Петифис, отрицает эту версию и называет в качестве контраргумента факт, что обстоятельства рождения Людовика XIV не были скрыты кем-либо: роды состоялись в присутствии королевского двора. Паньоль же возражает, указывая на то, что Людовик XIII отправился в часовню Святого Германа, где исполнялся Te Deum, что было необычным. Обычно этот гимн звучал за несколько дней до рождения наследника[11]. Предполагалось, что королева оставалась только с повивальщицей в ожидании рождения второго ребёнка. Путаница в определении того, кто родился раньше из близнецов, могла стать угрозой для трона. В принципе, рождение близнецов в династиях Капетингов, Валуа, Бурбонов и Орлеанских не было необычным фактом.[12]. Александр Дюма выдвигал похожую историю в романе «Виконт де Бражелон», называя близнеца Людовика XIV узником в железной маске, и эта книга послужила основой для многих похожих фильмов.

Однако Вольтер указывает, что «железной маской» был именно старший брат Людовика XIV, незаконный сын Анны Австрийской. Уверенность в её бесплодности была опровергнута рождением незаконного сына, а уже затем она родила Людовика XIV от своего супруга. Людовик XIV узнал о единоутробном брате, уже будучи совершеннолетним, и велел его заточить.

Отец Людовика XIV

Хью Росс Уильямсон считает, что в «железной маске» скрывался настоящий отец Людовика XIV[13]. Предполагалось, что Людовик XIV родился в 1638 году, уже когда Людовик XIII на протяжении 14 лет не общался с супругой. Его физиологические данные с большой долей вероятности не позволяли стать ему отцом наследника. В случае кончины Людовика на трон взошёл бы его брат Гастон Орлеанский, которого не желали видеть на троне ни Ришелье, ни Людовик XIII, ни королева.

Согласно теории Уильямсона, Ришелье нашёл незаконного сына или внука Генриха IV, который вступил в интимную связь с королевой, а та родила наследника. Неизвестный отец бежал во французские колонии в Америке, после чего вернулся в 1660-е годы во Францию с большой суммой денег в обмен на сохранение его тайны и был отправлен в тюрьму. Эта теория могла бы объяснить, почему личность пленника не раскрывали и попросту не убили. В случае раскрытия правды Людовика XIV признали бы узурпатором престола. Одним из первых подобную версию разработал Хью Сесил, 1-й барон Куиксвуд, однако утверждал, что его идея чисто гипотетическая. Уильямсон же считал, что она достаточно правдоподобная и объясняет все причины тайны узника в железной маске, однако её серьёзным недостатком является невозможность установить возраст узника[13]

Историк Робер Амбелен сообщает, что королева действительно опасалась признания факта, что Людовик XIII — не настоящий отец Людовика XIV. В качестве настоящего отца Людовика XIV историки называют различных лиц: капитана кардинальской гвардии Франсуа Доже де Кавуа, принца Конде и даже кардинала Мазарини[14]. Linguet, в своей «Bastille devoilée», называет отцом Железной Маски герцога Бекингэма, а St. Michel обнародовал книгу, в которой старался доказать тайный брак королевы Анны с Мазарини.

Генерал Вивьен де Булонд

В 1890 году военный историк Луи Жандрон обнаружил серию зашифрованных писем Людовика XIV и передал их криптоаналитику Этьену Базери из департамента криптографии французской армии. Проработав три года, Базери смог расшифровать архивы Людовика XIV, зашифрованные Великим шифром по системе Россиньолей (англ. Rossignols). В частности, в одном из писем находилось сообщение об узнике, которого звали Вивьен де Булонд (фр. Vivien l'Abbé de Bulonde), генерал французской армии. Одно из писем, составленное Лувуа, указывало на то, за что де Булонд попал в тюрьму.

Как установили историки, де Булонд покрыл позором себя и французскую армию во время Девятилетней войны[15]. В 1691 году при осаде Кунео он узнал о приближении австрийских войск и в панике приказал отступить, бросив снаряжение и раненых. Разгневанный поступком Людовик XIV составил письмо, в котором было следующее[16]:

Не обязательно, чтобы я объяснил Вам, с каким неудовольствием Его Величество узнал о беспорядке, с которым вопреки вашему приказу и без необходимости месье де Булонд принял решение прекратить осаду Кони, поскольку Его Величество лучше всех знает о последствиях и о том, каково велико будет предубеждение, которое постигнет его в связи с тем, что он не занял это местечко, которое нужно будет брать зимой. Желают, чтобы вы арестовали господина де Булонда и отправили его в крепость Пиньероль, где Его Величество хочет, чтобы выдержали его ночью в камере, а днём позволяли ему свободно прогуливаться по валам в 330 309.

Оригинальный текст (фр.)

Il n'est pas nécessaire que je vous explique avec quel déplaisir Sa Majesté a appris le désordre avec lequel contre votre ordre et sans nécessité Monsieur de Bulonde a pris le parti de lever le siège de Coni puisque Sa Majesté en connaissant mieux que personne les conséquences connait aussi combien est grand le préjudice que l'on recevra de n'avoir pas pris cette place dont il faudra tâcher de se rendre maître pendant l'hiver. Elle désire que vous fassiez arrêter Monsieur de Bulonde et le fassiez conduire à la citadelle de Pignerol où Sa Majesté veut qu'il soit gardé enfermé pendant la nuit dans une chambre de ladite citadelle et le jour ayant la liberté de se promener sur les remparts avec un 330 309.

Кодовые группы 330 и 309 не удалось расшифровать: сторонниками версии об аресте де Булонда и заключении его в маске предполагается, что слово 330 означает «masque» (с фр. — «маска»), а 309 означает точку. Однако другие утверждают, что об аресте Булонда все знали, что его поступок осудили в газетах и самого отпустили через несколько месяцев. Смерть его зафиксирована в 1709 году, шесть лет спустя после кончины узника в маске[7].

Слуга

По версии законодателя времён Французской революции Пьера Ру-Фазильяка, историю об узнике в железной маске могли создать путём смешивания фактов из жизни слуги Эсташа Доже и графа Эрколе Антонио Маттиоли. По версии Эндрю Ланга, автора книги «Трагедия камердинера и прочие истории» (англ. The Valet's Tragedy and Other Stories, 1903), под именем Доже скрывался некто Мартин, служивший Ру де Марсильи. После казни его хозяина Мартина отправили в тюрьму, поскольку он слишком много знал о делах де Марсильи.

Сын Карла II

Артур Барнс в книге «Человек маски» (англ. The Man of the Mask, 1908) предположил, что узник в железной маске Джеймс де ля Клош — незаконный сын короля Англии Карла II, протестанта по вероисповеданию и секретного представителя короля при дворе. Людовик XIV мог бросить в тюрьму Джеймса, поскольку тот знал слишком много тайн об отношениях Англии и Франции.

Ещё один незаконный сын Карла, Джеймс Скотт, 1-й герцог Монмаут, протестантского вероисповедания, также считается претендентом на место узника в железной маске. Будучи протестантом, Джеймс поднял восстание против своего дяди, короля Англии Якова II, католика по вероисповеданию. Восстание провалилось, и Монмаута казнили в 1685 году. Однако писатель Сен-Фуа в 1768 году сообщил, что тогда был казнён другой человек, а герцог Монмаут и стал узником в железной маске. В интересах Людовика XIV было помочь королю-католику, которому было необязательно убивать собственного племянника. Все утверждения Сен-Фуа основаны преимущественно на домыслах и теориях заговора о том, что казнь Монмаута была фикцией[7].

Итальянский дипломат и авантюрист Маттиоли

В XIX веке преобладающей стала версия, что пленником в чёрной бархатной маске был граф Эрколе Антонио Маттиоли, чью фамилию могли по ошибке записать как «Marchioly». Маттиоли был итальянским дипломатом, который якобы собирался продать в 1678 году Людовику XIV крепость Казале, которой владел герцог Мантуи Карл IV, бывший в больших долгах. Крепость находилась на границе с Францией и играла стратегическую роль в защите границ Мантуи, а французское присутствие там было нежелательным. Маттиоли, получивший сумму в 10 тысяч скудо и дорогие подарки, раскрыл тайну Савойе, Испании (противникам Франции на политической арене) и Австрии и заключил собственную сделку с властями ещё до ввода войск Франции на территорию крепости.

Узнавший об обмане Людовик XIV распорядился похитить Маттиоли и заключить его в тюрьму Пиньероль в апреле 1679 года. Спустя два года французы заняли Казале[7]. В дальнейшем Маттиоли содержался на острове Сент-Маргерит, а затем в Бастилии. Сторонники версии считают, что в 1703 году его похоронили в церкви Святого Павла, изменив имя на могиле с «Mattioli» на «Marchioly», и схожесть этих фамилий является доказательством того, что в маске был именно Маттиоли. Достопочтенный Джордж Агар-Эллис, 1-й барон Дувр (англ.)русск. первым предположил, что Маттиоли был узником в маске, основав свои предположения на документах из французских архивов 1820-х годов, и опубликовал свою книгу в 1826 году[17]. Спустя 70 лет немецкий историк Вильгельм Брёкинг независимо от Агар-Эллиса пришёл к тем же заключениям, а вскоре Роберт Чемберс в «Книге дней» высказал абсолютно ту же мысль.

Слабым местом этой версии считается то, что Маттиоли никогда не переводился в Эксиллес или Бастилию, согласно ранним письмам Сен-Мара[5].

Другие версии

В период первой Империи появилась легенда, по которой Железной Маской был далёкий предок Наполеона Бонапарта: по легенде, этот человек на острове Святой Маргариты сошёлся с дочерью тюремщика, которая родила ему сына. Ребёнка вскоре отправили на Корсику, дав ему фамилию Буонапарте, что означает «хорошего происхождения».

Юнг (1873) вместе с Ризе («Die eiserne Maske», Грейфсвальд, 1876) утверждает, что «железная маска» был лотарингский дворянин Армуаз, который в 1672 стоял в испанских Нидерландах во главе заговора против Людовика XIV и был захвачен в 1673.

Другие, рано отброшенные и явно фантастические, версии отождествляли Железную Маску с Николя Фуке, министром Людовика XIV, действительно умершим в Пиньероле, или с англичанином герцогом Монмутским, который восстал против Якова II и был казнён в 1685. Существует и версия, согласно которой под маской скрывался настоящий царь Пётр I, отправившийся в «Великое посольство», а в Россию вместо него вернулся самозванец.

Очень оригинальна версия, предложенная в 1963 г. французским историком Шарлем Бенекрутом. Он считает, что Железная Маска — это кардинал Мазарини. В 1614 году с острова Полинезия был вывезен во Францию в возрасте 12 лет туземец-альбинос, по странной случайности как две капли воды похожий на кардинала Мазарини. Впервые его сходство с кардиналом обнаружил в 1655 году герцог де Голль. Он попытался подменить Мазарини и, по данным историка, у него это замечательно получилось, причем после подмены туземец занял место министра при дворе Людовика XIV, а на Мазарини была надета пресловутая «железная маска».

В 1976 году советский исследователь Ю.Б.Татаринов на базе «матричного системного анализа» высказал предположение о том, что под «железной маской» скрывалось поочередно несколько человек: сначала экс-министр Фуке, затем Маттиоли и Эсташ Доже[18].

Художественные отражения

Литература

Кино

Мультсериал

  • Утиные истории — эпизод "железная маска", пародирующий творчество Александра Дюма.

См. также

Примечания

  1. ↑ Encyclopædia Britannica
  2. ↑ Archives nationales de France: salle des inventaires, Archives nationales (accessed 23 January 2017).
  3. ↑ Analyse et photographies des documents découverts, https://sergearoles-documents-archives.com/ [archive] (accessed 23 January 2017).
  4. ↑ The jail cell of the most famous prisoner, the man in the iron mask.. YouTube (18 октября 2017). Проверено 31 января 2018.
  5. ↑ 1 2 3 The Man in the Iron Mask, Timewatch TV documentary presented by Henry Lincoln, BBC, 1988
  6. ↑ Crimes célèbres : Alexandre Dumas : Free Download & Streaming : Internet Archive. Archive.org. Проверено 31 января 2018.
  7. ↑ 1 2 3 4 5 The Man Behind the Iron Mask by John Noone, 1988
  8. ↑ Dumas, Alexandre. Celebrated Crimes, volume 6, p. 2008.
  9. ↑ Gutenberg.org. Gutenberg.org (22 сентября 2004). Проверено 31 января 2018.
  10. ↑ Pagnol, Marcel. Le Masque de fer. — Éditions de Provence, 1965. — P. chapters 11 & 12.
  11. ↑ Jean Dumont, Supplément au Corps Universel Diplomatique, tome IV, page 176.
  12. ↑ Yann Kermabon, « Courrier des lecteurs », Revue Historia, octobre 1998
  13. ↑ 1 2 Williamson, Hugh Ross. Who Was The Man In the Iron Mask? and Other Historical Mysteries. — Penguin, 2002. — ISBN 0-14-139097-2.
  14. ↑ Амбелен Р. Драмы и секреты истории. — М.: Прогресс-Академия, 1993, С. 76-77.
  15. ↑ Singh S. From Shunning Vigenere to the Man in the iron mask // The Code Book: The Science of Secrecy from Ancient Egypt to Quantum Cryptography — New York City: Doubleday, 1999. — P. 52–58. — 416 p. — ISBN 978-1-85702-879-9, 978-0-385-49531-8
  16. ↑ Emile Burgaud et Commandant Bazeries, Le Masque de fer. Révélation de la correspondance chiffrée de Louis XIV, Paris, Firmin-Didot, 1893
  17. ↑ George Agar Ellis, The true history of the State Prisoner commonly called the Iron Mask, here identified with Count E. A. Mattioli, extracted from documents in the French archives (London, J. Murray, 1826)
  18. ↑ Наука и жизнь № 3-1977

Литература

wikipedia.green

«Железная Маска» и замок острова Сент-Маргерит » Военное обозрение

Очень хорошо, что на ВО так много людей неравнодушных, и они очень часто подсказывают, о чем писать. Например, после материала про замок ИФ многим захотелось подробнее узнать про мифическую Железную Маску и замок на острове Сент-Маргерит, в котором его содержали по роману Дюма «Виконт де Бражелон или Десять лет спустя». И вот что обо всем этом, оказывается, можно (и должно рассказать!) Путем разных хитроумных подсчетов вроде бы удалось установить, что этот самый узник родился около 1640 года, а умер 19 ноября 1703 года. Под номером 64389000 он содержался в разных тюрьмах, включая (c 1698 г.) и Бастилию, причем содержался он там в бархатной маске (и только лишь в позднейших легендах она превратилась в железную).Самый лучший вариант «железной маски» из одноименного кинофильма 1962 года с Жаном Маре в роли Д’Артаньяна.

Впервые об этом таинственном человеке было написано в книге «Тайные записки по истории персидского двора», напечатанной в Амстердаме в 1745 – 1746 гг., и вот там-то и сообщалось, что «Железная Маска» - это герцог Вермандуа, сын короля Людовика XIV и его любовницы Луизы де Лавальер, которого посадили в тюрьму за пощечину дофину. Впрочем, эта история абсолютно неправдоподобна, поскольку реальный Людовик Бурбонский умер в 1683 году, когда ему было 16 лет.

Фильм 1962 года: кардинал Мазарини поручает Д’Артаньяну привести узника с острова Сент-Маргерит, чтобы подменить им тяжело больного короля Франции.

Затем к драме «Железной маски» приложил свою руку великий Вольтер. В сочинении «Век Людовика XIV» (1751 г.) первым написал о том, что «Железная Маска» не кто иной, как брат-близнец Людовика XIV, абсолютно на него похожий, и потому очень опасный в качестве возможного узурпатора.

Узник в железной маске на анонимной гравюре времен Великой Французской революции.

Голландские писатели, не питавшие любви к Франции и старавшиеся бросить тень на ее королей при всяком удобном случае, заявляли, что «Железная Маска» - это… камергер и любовник королевы Анны Австрийской и потому настоящий папа Людовика XIV. Затем о «Железной маске» рассказал иезуит Гриффе, который девять лет служил духовником в крепости Бастилия, в 1769 году опубликовавший сочинение, в котором привел дневник королевского лейтенанта Бастилии, согласно которому 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты сюда в портшезе доставили узника, чье имя было неизвестно, а лицо закрывала черная бархатная (но никак не железная) маска.

А вот он и остров – все точно так, как в кино!

Умер он 19 ноября 1703 года. Ну, а что касается Вольтера, то он в своем «Философском словаре» в статье про Анну Австрийскую написал, что ему известно больше, чем знал Гриффе, но так как он француз, то вынужден хранить молчание.

Зачем в кинофильме «Железная маска» 1929 года этой самой маской узнику закрыли всю голову? А как почесаться?

То есть это был старший, но незаконный сын Анны Австрийской, и что, мол, уверенность в ее бесплодности рождением этого ребенка была опровергнута; но потом у нее родился Людовик XIV от своего законного супруга, ну, а Людовик XIV, достигнув совершеннолетия, обо всем этом узнал и велел заточить братца в крепость. Тут же появились инсинуации, достойные самого Дюма: «Железная маска» - сын герцога Бэкинегэма, «Железная маска» плод брака Анны Австрийской с кардиналом Мазарини, «дитя любви» от капитана кардинальской гвардии Доже де Кавуа, принца Конде, ну и так далее, и все в таком же роде.

От фильма к фильму маска становилась все страшнее…

Аббат Суляви в 1790 году также утверждал, что «Железная маска» - брат-близнец Людовика XIV, которого Людовик XIII велел воспитывать в тайне, дабы предсказанные ему несчастья, связанные с рождением близнецов, не осуществились. Ну, а уже после смерти кардинала Мазарини Людовик XIV все узнал, но велел заточить брата в тюрьму, и к тому же, из-за их поразительного сходства приказал носить маску. В годы Великой французской революции эта точка зрения была общепринятой и именно на ее основе А. Дюма и написал свой роман.

И еще страшнее… и глупее!

Есть сведения, что узник в черной бархатной маске в списках Бастилии значился под именем Маттиоли. И вроде бы это был авантюрист Антонио Маттиоли, в 1678 году обещавший Людовику XIV с помощью предательства сдать крепость Казале. За это темное дело он вроде бы получил 100000 скудо, но затем выдал эту тайну одновременно Савойе, Испании и Австрии. За это его поймали и сначала держали на острове Сент-Маргерит, а после перевели в Бастилию. Это предположение поддерживало большинство историков конца XIX века.

План форта Рояль 1775 года.

Затем криптоаналитиком Этьеном Базери был расшифрован некий документ, на основании которого он сделал вывод, что несчастным узником в маске являлся генерал Вивьен де Булонд, но была и такая точка зрения, что «Железной маской» был дворянин Армуаз, который в 1672 году в испанских Нидерландах устроил заговор, направленный против Людовика XIV, но был схвачен в 1673 году и заключен в Бастилию.

Дозорная башенка и карронада форта Рояль.

Но были и такие версии, ну просто явно фантастического свойства. Например, «Железную Маску» отождествляли с опальным суперинтендантом Николя Фуке, проштрафившимся министром Людовика XIV, умершим на самом деле в Пиньероле, или английским герцогом Монмутом, который поднял восстание против короля Якова II и затем был казнен в 1685 году.

Вид на форт Рояль с моря.

Есть и такая версия, вполне достойная пера Бушкова и некоторых авторов здесь на ВО, что так враги России прятали настоящего царя Петра I, который поехал в Европу с «Великим посольством», и был подменен, а в Россию вместо него приехал подосланный иезуитами либо масонами враждебный всему русскому самозванец.

Стена форта.

В 1963 году Шарль Бенекрут, французский историк, «родил» еще одну версию: по его мнению, «Железная Маска», не кто иной, как сам кардинал Мазарини. Дескать, было так: в 1614 году из Полинезии во Францию вывезли 12-летнего туземца-альбиноса, словно две капли воды походившего на кардинала Мазарини. Сходство это в 1655 году заметил герцог де Голль. Он и решил подменить Мазарини на туземца, и это у него получилось просто замечательно. Туземец занял место первого министра (вот как некоторых «забирает»!) при Людовике XIV, а на самого Мазарини надели «железную маску».

Ворота в форт.

В 1976 году советский исследователь Ю.Татаринов высказал свое предположение, что «железных масок» было несколько: сначала это был экс-министр Фуке, потом неудачник Маттиоли и тот же Эсташ Доже. В любом случае всех этих людей везли потом на остров Сент-Маргерит – самый большой из Леринских островов, что расположен всего лишь в километре от знаменитого города Канны на Французской Ривьере. Сам этот остров протянулся с востока на запад на 3 км, а ширина его всего 900 м. Вот на этом-то участке суши и стоит главный туристический объект острова – форт Рояль, форт и одновременно тюрьма, где и держали знаменитую «Железную Маску» и где он выбрасывал тарелки в окно с призывами о помощи.

Камера «Железной Маски».

Сначала, то есть еще во времена Древнего Рима, остров назывался Леро. Потом крестоносцы, отправлявшиеся в Святую Землю, выстроили на нем часовню в честь святой Маргариты Антиохийской. В XIV веке некий Раймонд Феро, измыслил, что на этом острове обитала Святая Маргарита, возглавлявшая на нем сообществом дев-монахинь.

Церковь Св. Маргариты. Здесь узник молился и исповедовался.

Но уже в 1612 году островом стал владеть Клод де Лоран, герцог Шеврезский. А вскоре на нем построили и форт Рояль. В 1635 году остров захватили испанцы, но через два года французы их прогнали. Затем, так же, как и замок Иф, форт Рояль стал королевской тюрьмой, но зато в течение XVIII века тамошнее поселение Сент-Маргарет все росло и росло, так как ему приходилось обслуживать расположенный на острове гарнизон.

Морской музей с камерой «Железной Маски».

Здесь содержалось множество известных людей своего времени и помимо «Железной Маски». Например, здесь томился Абд аль-Кадир (предводитель алжирских повстанцев), и маршал Базен. Но он был единственный, кому с этого острова удалось бежать.

Накануне Второй мировой войны на острове Сент-Маргерит были построены два бетонных дота для обороны острова.

Сегодня весь остров Сент-Маргерит зарос густым лесом из эвкалиптов и пиний. В поселке на острове имеется около двадцати строений, рассчитанных, прежде всего, на обслуживание туристов. Ну, а в самом форте открыт Морской музей, где можно увидеть находки, обнаруженные на затонувших римских и арабских кораблях, и где для туристов открыты бывшие камеры, ну и, разумеется, камера «Железной Маски» и римские цистерны, в которых римляне держали свежевыловленную рыбу. Для любителей военных мемориалов там имеются небольшое кладбище французских солдат-участников Крымской войны, и также кладбище североафриканских солдат, что воевали за Францию в годы Второй мировой войны. Есть там и небольшое имение, принадлежащее Виджая Малльи - индийскому миллионеру и владельцу команды «Формула 1 Форс Индия». Ну, такой вот он эксцентричный субъект, что пожелал иметь там для себя виллу, однако этим достопримечательности там и исчерпываются.

topwar.ru

Железная маска - это... Что такое Железная маска?

Крепость Эксиллес, где в последний раз видели узника в маске

Железная маска (фр. Le masque de fer, ум. 19 ноября 1703) — таинственный узник времён Людовика XIV, содержавшийся в различных тюрьмах, включая (c 1698 г.) Бастилию, и носивший бархатную маску (позднейшие легенды превратили эту маску в железную).

Первые сведения

Первые сведения о таинственном узнике появились в книге «Mémoires secrets pour servir à l’histoire de Perse» (Амстердам, 1745-46), из которой следовало, что «железная маска» — это герцог Вермандуа, внебрачный сын Людовика XIV и Луизы Лавальер, который якобы дал пощёчину своему сводному брату, Великому Дофину, и искупил эту вину вечным заключением. Версия неправдоподобна, так как реальный Луи де Бурбон, граф де Вермандуа скончался ещё в 1683 году, в возрасте 15 лет.

Вольтер в своем сочинении «Век Людовика XIV» (1751) пробудил всеобщий интерес к этой загадочной личности, впервые изложив легенду, согласно которой Железная маска был братом-близнецом Людовика XIV. Впоследствии высказывались десятки самых разных гипотез об этом узнике и причинах его заключения.

Некоторые голландские писатели предполагали, что «железная маска» — иностранец, молодой дворянин, камергер королевы Анны Австрийской и настоящий отец Людовика XIV. Лягранж-Шансель пытался доказать, в «L’année littéraire» (1759), что Железная маска был не кто иной, как герцог Франсуа де Бофор, что было полностью опровергнуто Н. Aulaire в его «Histoire de la fronde». Достоверные сведения о «железной маске» дал впервые иезуит Гриффэ, бывший 9 лет духовником в Бастилии, в своем «Traité des différentes sortes de preuves qui servent à établir la vérité dans l’Histoire» (1769), где он приводит дневник Dujoncas, королевского лейтенанта в Бастилии, и список умерших церкви Св. Павла. По этому дневнику, 19 сентября 1698 с острова Святой Маргариты доставлен был в носилках узник, имя которого было неизвестно и лицо которого было постоянно закрыто чёрной бархатной (а не железной) маской.

Этот узник умер, по дневнику, 19 ноября 1703. Вообще Гриффэ склонялся к высказанному в «Mémoires secrets» мнению о личности «железной маски». В седьмом издании «Dictionnaire philosophique», в статье Анна Австрийская, Вольтер вернулся к истории «железной маски», указав, что он знает больше, чем Гриффэ, но, как француз, должен молчать.

Версии

Незаконный брат Людовика XIV

Узник в железной маске на анонимной гравюре времён Французской революции

Вышеуказанная статья дополнена примечанием издателя, в котором говорится, что «железной маской» был старший брат Людовика XIV, незаконный сын Анны Австрийской, уверенность которой в бесплодности была опровергнута рождением этого сына; затем она родила Людовика XIV от своего супруга. Людовик XIV, узнав, уже будучи совершеннолетним, об этом брате, велел его заточить.

Linguet, в своей «Bastille devoilée», называет отцом железной маски герцога Бекингэма. St. Michel обнародовал книгу, в которой старался доказать тайный брак королевы Анны с Мазарини.

Историк Робер Амбелен сообщает ещё об одной версии: как Людовик XIV, так и узник были детьми одного отца (причём не короля), но разных матерей, так что их поразительное сходство ясно указывало на то, что Анна Австрийская изменила мужу-королю, и Людовик XIV не был законным сыном Людовика XIII. В качестве их настоящего отца называют различных лиц: капитана кардинальской гвардии Франсуа Доже де Кавуа, принца Конде и кардинала Мазарини.[1]

Брат-близнец Людовика XIV

Аббат Суляви, издавший «Mémoires du Maréchal de Richelieu» (Лондон и Париж, 1790), пытался доказать, что «железная маска» был близнец Людовика XIV. Людовик XIII велел тайно воспитать этого принца, чтобы предотвратить те несчастия, которые, по предсказанию, должны были произойти для королевского дома от этого двойного рождения. После смерти Мазарини Людовик XIV узнал о рождении брата, велел его заточить и, ввиду их поразительного сходства, заставил его носить маску. Во время революции это мнение считалось наиболее верным.

Авантюрист Маттиоли

По другим сведениям, пленник с чёрной бархатной маской был записан в списках Бастилии под именем Marchioli. Senac de Meilhan («Oeuvres philosoph. et littér.», Гамбург, 1795) высказал мнение, на основании итальянских документов, что «железная маска» — не кто иной как Эрколь Антонио Маттиоли, министр Карла-Фердинанда Мантуанского. К этому же мнению присоединился Roux-Fasillac, в своих «Recherches historiques et critiques sur l’homme au masque de fer» (Париж, 1800). Маттиоли обещал Людовику XIV в 1678 году, что он убедит своего герцога отдать Франции крепость Казале; он получил 100000 скудо и дорогие подарки, но выдал эту тайну Савойе, Испании и Австрии. Чтобы отомстить ему, французское правительство заманило его на свою территорию и заключило его сначала на острове Святой Маргариты, потом в Бастилии. Эта версия стала преобладающей в конце XIX века.

Генерал Вивьен де Булонд

Криптоаналитик Этьен Базери (англ. Étienne Bazeries) смог, проработав три года, расшифровать архивы Людовика XIV, зашифрованные Великом шифром (англ. Great Cipher) по системе Россиньолей (англ. Rossignols). В бумагах нашёлся приказ короля поместить в заключение узника с тем, чтобы на прогулки он появлялся только [...]. Здесь в тексте письма следуют две кодовые группы, которые не удалось расшифровать. Ряд исследователей полагают, что эти кодовые группы означают "...в маске". Этим узником был генерал Вивьен де Булонд (фр. Vivien de Bulonde), покрывший позором себя и французскую армию во время Девятилетней войны[2].

Другие версии

Юнг (1873) вместе с Ризе («Die eiserne Maske», Грейфсвальд, 1876) утверждает, что «железная маска» был лотарингский дворянин Армуаз, который в 1672 стоял в испанских Нидерландах во главе заговора против Людовика XIV и был захвачен в 1673.

Другие, рано отброшенные и явно фантастические, версии отождествляли Железную Маску с Николя Фуке, министром Людовика XIV, действительно умершим в Пиньероле, или с англичанином герцогом Монмутским, который восстал против Якова II и был казнён в 1685.

Существует также маргинальная теория, согласно которой под маской скрывался настоящий царь Пётр I, отправившийся в «Великое посольство», а в Россию вместо него вернулся самозванец.

Очень оригинальна версия, предложенная в 1963 г. французским историком Шарлем Бенекрутом. Он считает, что Железная маска — это кардинал Мазарини. В 1614 году с острова Полинезия был выведен во Францию в возрасте 12 лет туземец-альбинос, по странной случайности как две капли воды похожий на кардинала Мазарини. Впервые его сходство с кардиналом обнаружил в 1655 году герцог де Голль. Он попытался подменить Мазарини и, по данным историка, у него это замечательно получилось, причем после подмены туземец занял место министра при дворе Людовика XIV, а на Мазарини была надета пресловутая железная маска.

В 1976 году советский исследователь Ю.Татаринов на базе «матричного системного анализа» высказал предположение о том, что под «Железной маской» скрывалось поочередно несколько человек: сначала экс-министр Фуке, затем Маттиоли и Эсташ Доже. (Наука и жизнь № 1-1977)

В художественной литературе и искусстве

См. также

Примечания

  1. ↑ Амбелен Р. Драмы и секреты истории. — М.: Прогресс-Академия, 1993, С. 76-77.
  2. ↑ Simon Singh From Shunning Vigenere to the Man in the iron mask // The Code Book — The Secret History of Codes & Code-breaking (англ.). — London: Forth Estate, 2000. — P. 52-58. — ISBN 1-85702-889-9

Литература

  • Ален Деко. Железная маска из чёрного бархата // Великие загадки истории / пер. И.Алчеева. — М.: Вече, 2004, 2006. — С. 267-311. — 480 с. — (Великие тайны). — 5000 экз. — ISBN 5-9533-0229-0

dic.academic.ru

Железная маска. Тайна «Железной маски» раскрыта!?

Правда о человеке в Железной маске

Кто из нас не любит детективы? Интригующая завязка, загадочные персонажи и абсолютно неожиданное решение, казалось бы, неразрешимой задачи. Все это привлекает внимание почитателей детективного жанра.

Однако, к сожалению, большинство детективных историй недолговечные, и только лишь немногие из них смогли затянуться на века. Одна из них – история «Железной маски», мрачная тайна узника, обреченного до конца своих дней не снимать с лица черную маску.

Прошло уже больше 300 лет с того времени, как впервые в одном из мрачных королевских замков появился Неизвестный в черной бархатной маске, закрывавшей лицо (позднее народная молва заменила бархат на железо). Каких только версий о человеке в Железной маске не выдвигали за эти годы.

Согласно одной версии, под маской скрывался чудом ускользнувший от казни король Англии Карл 1. Другая выдвигает на эту незавидную роль незаконного сына Анны Австрийской, матери Людовика XIV. Имело место также предположение, что таинственный узник – «король парижских рынков» герцог де Бофор.

Каждая из этих версий, как правило, опровергает остальные, и ни одна из них не может выдержать сопоставления известных по историческим документам фактов. На протяжении долгих лет исследователи пытались узнать правду. Целых два столетия армия детективов и историков билась над разгадкой этой тайны. И так бы и оставалась она нераскрытой, если бы не московский ученый Юрий Борисович Татаринов. Именно ему удалось пролить свет на таинственную историю узника в Железной маске.

Свое расследование Татаринов начал с отбора реальных фактов. В его руках были десятки исторических документов. Благодаря им ученый сразу откинул все «литературные версии» и пришел к выводу, что поиски Железной маски необходимо вести среди тех узников, которые прибыли в Париж 18 сентября 1698 г. со средиземноморского острова Сент-Маргерит в сопровождении нового коменданта Бастилии.

В начале расследования московский ученый определил 8 «подозреваемых», но в дальнейшем 5 персонажей «детективной истории» отпали по разным причинам. Остались три наиболее достоверных претендента на роль Железной маски. Это – Никола Фуке, бывший суперинтендант финансов короля Людовика XIV, таинственный «слуга» Эсташ Доже и министр герцога Мантуанского граф Маттиоли. Теперь из трех «подозреваемых» следовало выбрать одного – того, кто на протяжении долгих лет скрывал свое лицо под маской.

Задача стояла не из легких, и ученый вначале решил выяснить причины и обстоятельства ареста каждого из трех возможных кандидатов на роль Железной маски.

Изучив множество исторических документов, ученый узнал:

• Никола Фуке, фантастически разбогатевший на торговле и спекуляциях, соперник самого «короля-солнца», был уличен в грязных махинациях и по приказу короля арестован 5 сентября. Обвиненный в финансовых аферах и подстрекательстве к мятежу (заговор Фронды), Фуке приговорили к бессрочному заключению. В январе 1665 г. Фуке переступил порог замка крепости Пиньероль.

• Следующим по списку шел загадочный «слуга» Эсташ Доже, которого доставили в замок 24 августа 1669 г. Эсташа Доже арестовали по приказу Людовика XIV как вызвавшего монаршее недовольство. Вместе с арестантом пришло распоряжение о содержании данного узника в полном секрете в специальном карцере с двойными дверями, с одноразовым питанием. Под страхом смерти ему было запрещено разговаривать даже с комендантом о чем-то, кроме повседневных нужд, и передавать какие-нибудь вести о себе. Есть также версия, что имя Эсташ Доже не что иное, как псевдоним, так как черновики приказов о его аресте и доставке в Пиньероль были безымянные.

• Третьим узником замка Пиньероль был доставленный 2 мая 1679 г. министр герцога Мантуанского граф Маттиоли. Обвиненный в выдаче правителям Австрии, Испании и Венеции секрета сделки между королем и герцогом о продаже приграничного города Касале, Маттиоли был доставлен в замок в строгой секретности. Его лицо скрывала черная бархатная маска. Таким было начало тюремного пути трех основных «подозреваемых».

Однако выяснение причин и обстоятельств ареста этих троих людей, к сожалению, ничего не смогло прояснить. Тогда Юрий Борисович решил проследить их дальнейшую судьбу. И здесь Татаринов обнаружил, что судьбы этих людей странным образом перекрещиваются.

1674 год, сентябрь — когда один из слуг Фуке, некто господин Шампань, умер, комендант крепости Сен-Мар отдал в услужение экс-министру не кого иного, как арестанта Эсташа Доже. При этом Сен-Мар предупредил Фуке, чтобы с Доже никто, кроме самого экс-министра и его второго слуги Ла Ривьера, не общался.

В январе Фуке было направлено «личное послание» одного из приближенных Людовика XIV, Лувуа. «Вы выучите, – написал Лувуа, – упомянутые Сен-Маром меры предосторожности, требуемые королем, которые приложены, чтобы воспрепятствовать Эсташу Доже общаться с кем-то, кроме Вас. Король ожидает, что Вы употребите все усилия, поскольку Вы знаете, по какой причине никто не должен знать, что знает он».

Фуке дал согласие и в награду получил разрешение, подписанное Людовиком, на встречу с семьей. Однако буквально спустя неделю после получения письма экс-министр заболел. 1680 год, март — распространился слух о неожиданной смерти бывшего интенданта финансов. Но документов – свидетельства о смерти, вскрытии тела и похоронах – никто никогда не видел. (Датой официальной смерти Фуке считается 23 марта 1680 г., но его тело было выдано родственникам для захоронения лишь спустя год, так что никто не мог точно определить, Фуке ли это. Вместе с этим сотрудниками Кольбера распространилась легенда, что экс-министр был якобы освобожден и умер по дороге в столицу в Шалон-на-Соне…

После таинственной смерти Фуке ровно через месяц, по документам, скончался граф Маттиоли, а в одной из камер замка-тюрьмы появляется никому не известный узник, чье лицо скрыто под черной бархатной маской. Странная смерть Фуке повлияла также на судьбу третьего заключенного, Эсташа Доже. 1681 год, сентябрь — бывший «слуга» был перевезен в закрытых носилках в форт Экзиль, находящийся в Юго-Западных Альпах (в народе в то время распространился слух, что слуги Фуке после его смерти были выпущены на свободу).

В форте Экзиль Доже провел шесть лет и в 1687 г., сопровождаемый Сен-Маром, был переведен на Сент-Маргерит, в специально подготовленную для него камеру. 1698 год, сентябрь — состоялся последний в жизни Эсташа Доже переезд. Сен-Мар вместе с ним прибыл в Бастилию в качестве губернатора, вместо умершего Бесмо. Спустя 5 лет (19 ноября 1703 года) Доже скончался. Он был похоронен под новым вымышленным именем – Маршиоли, созвучным имени пропавшего без вести узника Пиньероля Маттиоли.

Возможно, Доже мог многое знать о Фуке, в частности тайну событий 23 марта 1680 г. – времени возможного «превращения» Фуке в «неизвестного» узника Пиньероля. Кроме этого, Доже обладал, по мнению историков, и собственными секретами.

Тщательно проанализировав (используя метод системного анализа) все полученные данные, ученый для решения этой задачи построил матрицу. Ее строки представляли из себя хронологический перечень событий, взятых из «узловых» документов, а столбцы – узников Пиньероля. На пересечениях строк и столбцов – соответствие одного из героев трагедии событию, описанному в документе. Но, проведя мысленные эксперименты со всеми «подследственными», Татаринов так и не смог прийти к какому-то определенному выводу.

Ни на одного из «подозреваемых» он так и не смог обоснованно одеть «железную маску»; на каких-то перекрестках постоянно появлялись противоречия.

Версия «Маттиоли – Железная маска» из 16-ти важнейших документов 9-ти не коснулась совсем, а один не смогла объяснить.

Версия, относительно Доже, с четырьмя не пересеклась и один не смогла объяснить.

Версия Фуке обошла молчанием два документа, один не объяснила, а 5 документов истолковала с натяжкой, то есть при наличии определенных допущений. Как результат крест был поставлен на каждой из версий. Ни один из «подследственных» не подошел.

Сделав такой безрадостный вывод, Юрий Борисович уже готов был признать свое поражение и согласиться со скептиками, которые безапелляционно заявляли, что 300-летняя тайна никогда не будет раскрыта. Но неожиданно его осенила оригинальная мысль: а вдруг маску носили двое или даже трое узников один за другим?

Таким образом, выбранная им тройка «испытуемых» Фуке – Маттиоли – Доже идеально подходила под решение данной задачи. После смерти первого заключенного с черной маской на лице – Фуке – ее надели на графа Маттиоли. Однако спустя месяц скончался и он. Тогда маску надели на Доже, который, много лет просидев рядом с Фуке, слишком много знал.

Именно Доже и был тем самым загадочным узником, которого привезли в Париж в «железной маске». Там, в одиночной камере в Бастилии, он доживал свои последние годы. «Слуга» поплатился двумя десятками лет тайного одиночного заключения за знание секретов Фуке, которому ему довелось прислуживать в Пиньероле.

Вот так, благодаря «матрице идентификации», изобретенной Ю.Б.Татариновым, была раскрыта тайна многоликости Железной маски. Но тогда сразу возникает вопрос: зачем скрывать лицо Доже под маской? Ведь известно, что до 23 марта 1680 г. он ее не носил. Ученый объясняет это так: изначально маска потребовалась, чтобы скрыть хорошо известное лицо, а затем чтобы скрыть, что этого человека больше не существует.

Однако, найдя ответ на одну загадку, мы сразу же получили взамен другую. Кто такой «таинственный слуга» Фуке Эсташ Доже? Ведь если Доже – псевдоним, то кто он в действительности? А если Фуке на самом деле скончался 23 марта 1680 г. от смертельной болезни, то оправдана ли маска Доже? Нужна ли была вообще маска, если Доже был малоизвестной личностью? Ведь известно, что в Пиньероле он маски не носил и свободно гулял с Фуке по территории замка.

И в то же время с начала 1679 г. его выход из камеры был строжайше запрещен. К этому человеку была применена совокупность мер предосторожности, которые никогда не применялись для какого-то другого заключенного. И вновь заработали многочисленные версии. Кого только не предлагали на эту роль!

Англичанин А.Барнес предположил, что это мог быть аббат Преньяни, тайный агент Людовика XIV, который был направлен с секретной миссией в марте 1669 г. к Карлу II Английскому и исчезновение которого совпало с датой ареста Доже в Дюнкерке. Историк из Франции Е.Лалуа предположил, что таинственная Железная маска Бастилии – это священник, бывший свидетелем амурных похождений монарха с мадам Монтеспан. Также выдвигалось предположение, что Эсташ Доже не кто иной, как брат-близнец самого Людовика XIV. И наконец, адвокат П.-М. Дижоль предложил версию, что узником Бастилии стал маленький мавр Набо, бывший в услужении королевы Марии-Терезии. Но ни одна из этих версий пока не нашла документального подтверждения.

Таким образом, в результате решения одной загадки историки получили другую, не менее интересную. И теперь им предстоит найти ответ на вопрос: кто же скрывался под личиной загадочного «слуги» Эсташа Доже? Эта тайна еще ждет своих исследователей.

 

 

 

О.А.Кузьменко

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА | Наука и жизнь

Цветной офорт Поля Жакоба Ламини (XIX век) изображает штурм Бастилии, где некогда томился узник под именем “Железная Маска”.

Людовик XIV. С его именем многие связывали судьбу несчастного тайного узника Бастилии.

Версальский дворец, построенный по повелению “короля-солнца”, стал резиденцией Людовика XIV, потеснив Лувр.

Мадам де Монтеспан, фаворитка Людовика XIV.

Франсуа Мари Аруэ Вольтер (литография 1736 года с портрета Латура) был “отцом” гипотезы, по которой Железная Маска считался братом Людовика XIV.

Английский король Карл II. Миниатюра 1665 года.

Король Людовик XIV открывает в Париже французскую Академию.

Тайна узника, вошедшего в историю под именем “Железная Маска”, волновала людей не одно столетие. Достоверных сведений о самом необычном узнике Бастилии сохранилось очень немного. Известно, например, что в начале 1679 года в тюрьме Пиньероль содержался заключенный, с которого никогда не снимали черную бархатную маску венецианского образца с железными застежками (затем превращенную легендой в железную). Почтительное обращение с ним заставляет думать о знатном происхождении узника. В тюрьме он сохранял привычки аристократа, носил тонкое белье, любил изысканный стол, музицировал, недурно играя на гитаре.

Через несколько лет комендант крепости Пиньероль Сен-Марс, получив назначение на острова Святой Маргариты, перевез с собой и тайного узника. А 18 сентября 1698 года, опять же вместе с Сен-Марсом, ставшим комендантом Бастилии, неизвестный оказался в ее стенах, которые уже не покидал до самой смерти в 1703 году. В Бастилии ему сначала выделили отдельную комнату, но 6 марта 1701 года он очутился в одном помещении с Домеником Франсуа Тирмоном, обвиненным в колдовстве и растлении молодых девушек; 30 апреля того же года к ним подселили Жана Александра де Рокорвиля, виновного в “произнесении антиправительственных речей”, — и все это по приказу короля. Видимо, со слов этих людей и распространилась затем легенда о Железной Маске. Примечательно, что сам таинственный узник ни словом не обмолвился своим сокамерникам о том, кто он и за какое преступление обречен на вечное инкогнито.

После смерти Железной Маски комнату, в которой он жил, тщательнейшим образом обыскали, стены выскоблили и заново побелили, мебель сожгли, а золотую и серебряную посуду переплавили. Очевидно, власти боялись, что узник где-то мог спрятать какой-нибудь клочок бумаги или нацарапать в укромном месте несколько слов о тайне своего заключения.

В знаменитом узнике видели самых разных лиц. По сути, любая знатная особа, жившая в XVII столетии и о чьей смерти не сохранилось достоверных сведений, немедленно выдвигалась каким-нибудь историком в претенденты на роль Железной Маски. Рассмотрим коротко наиболее популярные версии, в разное время казавшиеся окончательным решением сей исторической загадки.

Первое место, безусловно, принадлежит гипотезе, пытающейся доказать (или, скорее, верящей) в существование у Людовика XIV брата, скрытого из государственных соображений под маской. Отцом ее можно считать Вольтера, который в труде “Век Людовика XIV” (1751) написал: “Железная Маска был брат и, без сомнения, старший брат Людовика XIV...” Своей популярностью гипотеза обязана блестящему перу Дюма-отца — на этом “гвозде” висит сюжет “Виконта де Бражелона”. У профессиональных же историков названная легенда давно потеряла всякое доверие — в XIX веке ее разделял один лишь Жюль Мишле, французский историк, а после него — уже никто. К ее недостаткам относится, прежде всего, отсутствие достоверных письменных свидетельств: все существующие, как выяснилось, являются апокрифами. (Например, знаменитый в свое время рассказ “гувернера Железной Маски”: “Несчастный принц, которого я воспитывал и берег до конца дней моих, родился 5 сентября 1638 года в восемь с половиной часов вечера, во время ужина короля. Брат его, ныне царствующий (Людовик ХIV. — Прим. авт.), родился утром в полдень, во время обеда своего отца” и т.д.). Сей рассказ содержится в так называемых записках маршала Ришелье, изданных неким Сулави, но к которым, однако, сам маршал не имел никакого отношения.

Система доказательств, приводимых в пользу этой версии, является порочной, поскольку нарушает принцип английского философа Уильяма Оккама: “Не следует умножать сущности сверх необходимого”. Иными словами, никто никогда не объяснит загадку Железной Маски существованием брата Людовика XIV, пока не будет доказано, что у последнего действительно был брат. В целом же к этой версии приложимы слова Монтескье: “Есть вещи, о которых говорят все, потому что о них однажды было сказано”.

В период первой Империи возникла разновидность этой версии, согласно которой у Людовика XIII помимо законного наследника — будущего Людовика ХIV — был внебрачный сын, устраненный после смерти отца своим сводным братом. На островах Святой Маргариты, куда его сослали, он якобы сошелся с дочкой тюремщика, которая родила ему сына. Когда позже узника в маске перевезли в Бастилию, его малолетнего сына отправили на Корсику, дав ему фамилию Буонапарте, что означает “с хорошей стороны”, “от хороших родителей”. Сия история должна была доказать, что императорские короны не падают сами собой на головы артиллерийских поручиков.

Перейдем к следующему претенденту — графу Вермандуа, побочному сыну Людовика XIV и мадемуазель де Лавальер.

В 1745 году в Амстердаме вышли “Секретные записки об истории Персии”, в которых под вымышленными (“ персидскими”) именами рассказывалась анекдотическая история французского двора. Между прочим в них говорилось, что у падишаха Ша-аббаса (Людовика XIV) было два сына: законный Седж-Мирза (Людовик, дофин) и незаконный Жиафер (граф Вермандуа). И вот “Жиафер однажды забылся до такой степени, что дал пощечину Седж-Мирзе”. Государственный совет высказался за смертную казнь для Жиафера, нанесшего тяжкое оскорбление принцу крови. Тогда Ша-аббас, нежно любивший Жиафера, послушался совета одного министра: отправил провинившегося сына в армию и объявил о внезапной его смерти в дороге, а на самом деле укрыл в своем замке. Впоследствии Жиафер, сохраняя тайну своего исчезновения, переезжал из крепости в крепость, а когда ему необходимо было повидаться с людьми — надевал маску.

Книга анонимного автора сразу сделалась популярной в Париже, на время затмив остальные гипотезы о Железной Маске. Однако кропотливые исследования показали, что ни один мемуарист эпохи Людовика XIV ни словом не обмолвился об оскорблении, нанесенном дофину графом Вермандуа. Кроме того, официальная дата смерти графа (которая, по данной версии, должна соответствовать дате его исчезновения) — 18 ноября 1683 года — не позволяет ему в 1679 году находиться в Пиньероле в качестве Железной Маски.

Писатель Сен-Фуа видел в Железной Маске герцога Иакова Монмута, сына английского короля Карла II (он вступил на престол после смерти Кромвеля в 1658 году) и куртизанки Люси Вальтерс. Король нежно любил этого сына. Незаконнорожденный принц, воспитанный в протестантстве, жил во дворце, имел пажей и прислугу, во время путешествий его принимали как члена королевской фамилии. Повзрослев, он получил титул герцога Монмута и стал первым человеком при дворе.

У Карла II не было законных детей, а потому наследником престола считался герцог Йоркский, чрезвычайно непопулярный в народе за свою приверженность к католицизму. По стране поползли слухи, что герцог Монмут — не менее законный наследник, чем герцог Йоркский, так как Карл II якобы сочетался тайным браком с Люси Вальтерс и т. п. Герцог Йоркский начал глядеть на Монмута как на опасного соперника, и тому пришлось уехать в Голландию. Здесь он встретил известие о смерти Карла II и о воцарении герцога Йоркского под именем Иакова II.

11 июля 1685 года Монмут в сопровождении 80 человек высадился возле небольшого порта Лима, на дорсетширском берегу. Развернув голубое знамя, он смело вступил в город. Его встречали с восторгом. Со всех сторон к месту его высадки стекались недовольные новым королем, чтобы приветствовать “доброго герцога, герцога-протестанта, законного наследника престола”. Через несколько дней под его началом собралось не менее шести тысяч человек. За армией следовала огромная толпа людей, не имевших оружия.

Однако вслед за первыми успехами потянулась полоса неудач. Лондон не поддержал претендента. Экспедиция в Шотландию провалилась. Аристократия не примкнула к бывшему кумиру. А парламент не провозгласил его королем.

Монмут впал в полное отчаяние. В сражении с королевской армией при Седжемуре он бежал, бросив своих солдат, кричавших ему вслед: “Снарядов, бога ради, снарядов!” Через несколько дней милиция Портмана задержала его близ Рингвуда: Монмут, одетый в лохмотья, сдался без единого слова, дрожа всем телом.

Во время следствия и суда над ним Монмут проявил недостойное малодушие: попросив короля об аудиенции, валялся у него в ногах и целовал руки и колени, умоляя о пощаде... Не лучше повел себя и Иаков II. Согласившись встретиться с пленником, он тем самым подал ему надежду на помилование и по традиции должен был сохранить ему жизнь. Но король требовал смертного приговора, и 16 июля 1685 года Монмут был казнен в Лондоне на глазах у тысяч людей. Палач отрубил ему голову только с четвертого удара, за что едва не был растерзан толпой, боготворившей “доброго герцога-протестанта”.

Сен-Фуа пытался доказать, что одно только королевское происхождение Монмута должно было защитить его от смертной казни и потому герцог на самом деле был отправлен во Францию, а вместо него казнен другой человек. Но как писатель ни старался, его версия осталась самой неубедительной из всех существовавших. Это, конечно, не означает, что она не годится в качестве основы для остросюжетного романа...

Загадочное исчезновение герцога де Бофора дало повод Лагранжу-Шанселю и Лангле-Дюфре-од Лагранжу-Шанселю и Лангле-Дюфренуа создать систему доказательств в пользу его кандидатуры на роль Железной Маски.

Герцог де Бофор приходился внуком Генриху IV и Габриэле д'Эстре. Атлетическое телосложение, выразительные черты лица, неумеренная жестикуляция, привычка подбочениваться, всегда закрученные вверх усы — все это придавало ему весьма вызывающий вид. Не получив никакого образования, он оставался полным невеждой во всех науках, в том числе и в науке светской жизни — двор смеялся над грубостью его манер и языка. А вот армия боготворила его за отчаянную храбрость.

С началом Фронды (движения во Франции против абсолютизма, представляемого правительством кардинала Мазарини) он бросился в нее очертя голову. Но играл в ее событиях довольно жалкую роль, потому что сам хорошенько не знал, за какое дело он, собственно, стоит. Но развязностью поведения и грубой солдатской речью чрезвычайно нравился простонародью, за что и заслужил прозвище “король рынков”.

Как только воцарился Людовик XIV, Бофор стал самым покорным из подданных. В 1669 году его назначили главнокомандующим экспедиционным корпусом, посланным к берегам Кандии, чтобы очистить этот остров от турок. Двадцать два военных линейных корабля и три галеры везли семитысячный десант — цвет французского дворянства (в некотором роде кан-дийская экспедиция представляла собой новый крестовый поход). Кандией когда-то владели венецианцы. К моменту описываемых событий в их руках оставался только крупнейший город острова, который они обороняли против численно превосходящего врага ценой неимоверных усилий. Один бастион был уже взят турками, и горожане со дня на день ожидали падения города и неминуемой резни.

В ночь на 25 июня подошедшая накануне французская эскадра высадила на острове десант. Бофор лично командовал одним из отрядов. Турки не выдержали натиска и обратились в бегство. Но в миг, когда солдаты Бофора уже предвкушали полную победу, взорвался пороховой склад с 25 тысячами фунтов пороха — он уничтожил на месте целый батальон французов. Чудовищный взрыв произвел панику в их рядах — солдатам почудилось, что минирован весь турецкий лагерь. В одну минуту роли переменились: теперь французы сломя голову мчались к берегу, к своим лодкам, а воспрянувшие духом турки наседали на них, не давая опомниться.

Во время бегства о Бофоре все как-то забыли. Некоторые из беглецов потом смутно припоминали, что герцог, верхом на раненой лошади, вроде бы пытался собрать вокруг себя храбрецов, чтобы отразить турецкий натиск. Когда паника улеглась, Бофора хватились, но его не оказалось ни среди спасшихся, ни среди убитых, ни среди раненых, ни среди пленных... Главнокомандующий бесследно исчез.

Вышеназванные авторы — сторонники отождествления герцога де Бофора с Железной Маской — настаивали на том, что его похитил во время всеобщей паники Молеврье, брат Кольбера, враждовавшего с герцогом. Но опубликованная позже переписка Молеврье с братом опровергла этот довод. В первом же письме, отправленном в Версаль после неудачного десанта, Молеврье пишет: “Ничего не может быть плачевнее несчастной судьбы адмирала (Бофора. — Прим. авт.). Будучи обязан в продолжение всего нападения бросаться в разные стороны, чтобы собрать все, что оставалось из наших войск, я положительно у всех спрашивал о Бофоре, и никто ничего не мог мне сказать”. Да и возраст Бофора (он родился в 1616 году) плохо соответствует возрасту Железной Маски (Вольтер говорил, что слышал “от Марсолана, зятя бастильского аптекаря, что последний, за некоторое время до смерти замаскированного узника, слышал от него, что ему было около шестидесяти лет”).

Невозможно даже кратко остановиться на всех версиях, объясняющих личность и преступления Железной Маски. Скажу лишь, что в нем видели незаконнорожденного сына: Кромвеля; Марии-Луизы Орлеанской, первой жены испанского короля Карла II; Марии-Анны Нейбургской, второй жены того же короля; Генриетты Орлеанской и Людовика XIV; ее же и графа де Гиш; Марии-Терезии, супруги Людовика XIV, и негра-служителя, привезенного ею с собой из Испании; Христины, королевы шведской, и ее великого конюшего Мональдеска. Говорили о том, что под маской могла скрываться женщина.

Эти легенды так занимали светское общество, что даже Людовик XIV, Людовик XV и Людовик XVI, по слухам, интересовались Железной Маской и якобы открывали друг другу на смертном одре необыкновенную тайну — на этом настаивал историк Мишле. Герцог Шуазель рассказывал, что на его вопрос, кто скрывался под железной маской, Людовик XV ответил: “Если бы вы узнали его настоящее имя, то очень разочаровались бы, оно вовсе не интересно”. А госпожа Помпадур уверяла, что на аналогичный ее вопрос король сказал: “Это министр итальянского принца”.

Наконец Людовик XVI велел министру Морепа прояснить эту загадку. Проведя расследование, Морепа доложил королю, что Железная Маска — опасный интриган, подданный герцога Мантуанского.

Фундаментальные исследования французских и итальянских историков конца XIX — начала XX века (Тапена, Ф. Брентано, А. Сореля) подтверждают, что Морепа, скорее всего, сказал правду: знаменитым узником был граф Эрколь Антонио Маттеоли, министр Карла IV, герцога Мантуанского.

Карл IV отличался разгульным поведением и совершенным равнодушием к делам государства. Большую часть года он проводил в Венеции, а в Мантуе правили его фавориты. Герцог очень быстро истощил свою казну и свое здоровье, но сохранил неутолимую жажду удовольствий. В поисках денег он готов был продать что угодно.

Аббат Эстрад, тогдашний посол Людовика XIV в Венеции, воспользовался хроническим безденежьем Карла, чтобы оказать своему правительству важную услугу. Он вознамерился заставить герцога продать Людовику город Казале, являвшийся ключом к Верхней Италии. Замысел предприимчивого аббата сулил королю возможность в любое время вмешиваться в итальянские дела и противодействовать аналогичному стремлению Испании и Австрии. Однако скандальную покупку, противоречащую нормам международного права и затрагивающую интересы многих держав, надлежало совершить в строжайшей тайне. Ища посредника для этой сделки среди фаворитов герцога, Эстрад остановился на Маттеоли, как на лице, имеющем наибольшее влияние на Карла.

Маттеоли родился в родовитой и богатой семье Болоньи 1 декабря 1640 года. Уже студентом он получил некоторую известность, удостоившись высшей награды по гражданскому праву, а после окончания учебы — звания профессора Болонского университета. Породнившись с почтенным сенаторским семейством в Болонье, он перебрался в Мантую, где снискал расположение Карла IV, который сделал его сверхкомплектным сенатором, — это звание давало графское достоинство. Чрезвычайно честолюбивый Маттеоли метил на место первого министра. Но для этого он искал случая оказать герцогу какую-нибудь чрезвычайную услугу и с радостью ухватился за предложение Эстрада.

Секретное свидание Эстрада с Карлом было решено устроить в Венеции, во время карнавала, — праздник давал возможность ходить в маске, не привлекая внимания. В полночь 13 марта 1678 года, при выходе из дворца дожей, Эстрад и Карл встретились, как бы случайно, на площади и целый час обсуждали условия договора. Герцог согласился уступить Казале за 100 тысяч экю с тем, чтобы эта сумма была выплачена ему при обмене ратифицированными договорами в два срока, через три месяца каждый. Так эта постыдная сделка состоялась в самом центре Венеции — городе, который издавна славился своими шпионами и правительство которого всеми силами стремилось не допустить французского проникновения в Северную Италию!

Через несколько месяцев Маттеоли, тайно прибывший в Версаль, получил экземпляр договора с подписью короля. Сразу после этого он имел секретную аудиенцию у Людовика и принят был самым благосклонным образом: король подарил ему ценный алмаз и велел выдать 400 двойных луидоров, обещая еще более значительную сумму после ратификации договора со стороны герцога.

Казалось, ничто не могло помешать успешному окончанию переговоров. Однако не прошло и двух месяцев после посещения Маттеоли Версаля, как дворы туринский, мадридский, венский, миланский, Венецианская республика, то есть все, кому было выгодно помешать сделке, узнали в малейших подробностях об условиях договора. Эстрад уведомил Людовика, что имеет несомненные доказательства предательства Маттеоли.

Сейчас уже невозможно с точностью сказать, что явилось причиной такого поступка Маттеоли: корысть или запоздалый патриотизм. Кажется, благополучный исход переговоров сулил ему если не больше выгод, то по крайней мере меньше хлопот.

Людовику пришлось бить отбой в тот момент, когда отряд французских войск во главе с новым комендантом был уже готов вступить в Казале. Помимо понятной досады короля мучила мысль о возможном международном скандале, так как в руках у Маттеоли оставались ратификационные документы с личной подписью Людовика. Чтобы вернуть их, Эстрад предложил захватить Маттеоли. Король ответил в депеше от 28 апреля 1679 года: “Его Величеству угодно, чтобы вы привели свою мысль в исполнение и велели отвезти его тайно в Пиньероль. Туда посылается приказ принять и содержать его так, чтобы никто не знал об этом... Нет никакой надобности уведомлять герцогиню Савойскую об этом приказании Его Величества, но необходимо, чтобы никто не знал, что станется с этим человеком”. В этих словах, полных холодной ненависти к тому, кто чуть было не сделал “короля-солнце” посмешищем всего света, заключена вся дальнейшая судьба Маттеоли — Железной Маски. 2 мая его схватили “без шума” во время встречи с Эстрадом в какой-то деревне под Турином и переправили в Пиньероль.

Бумаг, компрометирующих французское правительство, при нем не оказалось, но под угрозой пытки Маттеоли признался, что отдал их отцу. Его заставили написать своей рукой письмо, по которому агент Эстрада беспрепятственно получил от Маттеоли-старшего эти важные документы, немедленно переправленные в Версаль.

Еще ранее Людовик тайно отозвал войска от границы с Италией, и таким образом все следы скандальной сделки с герцогом Мантуанским исчезли. Оставался Маттеоли, но, как мы видели, король позаботился, чтобы исчез и он.

Эстрад распространил слух, что Маттеоли стал жертвой дорожного происшествия. Карл IV сделал вид, что поверил этому объяснению, поскольку сам хотел поскорее замять постыдную историю. Семья Маттеоли промолчала: его жена ушла в монастырь, отец вскоре умер. Никто из них не сделал ни малейшей попытки разузнать подробнее о его судьбе, словно чувствуя опасность подобных поисков.

Все заботы о сохранении инкогнито Маттеоли были возложены на коменданта тюрьмы Пиньероль Сен-Марса: с этого времени они сделались как бы узниками друг друга.

По меткому замечанию историка Тапена, у заключенных нет истории. Мы знаем только, что Маттеоли после двух неудачных попыток подать о себе весть полностью смирился со своей участью. Тапен в своей книге не обошел вниманием и вопрос о том, откуда взялась пресловутая маска и почему пленника Сен-Марса скрыли под ней.

В XVI—XVII столетиях обычай носить маски был широко распространен среди знати, чему есть много исторических примеров. В мемуарах Жерарда описывается, как Людовик XIII, пришедший на свидание с Марией Манчини, “поцеловал ее через маску”. Герцогиня Монтеспан разрешала своим фрейлинам носить маски — об этом она пишет в своих воспоминаниях. Сен-Симон свидетельствует, что маршальша Клерамбо “на дорогах и в галереях всегда была в черной бархатной маске”. Полицейские отчеты начальника парижской полиции Рейни свидетельствуют о том, что в 1683 году жены банкиров и купцов осмеливались приходить в масках даже в церковь, несмотря на строгое запрещение властей.

Таким образом, необычность случая Железной Маски состоит лишь в том, что маску надели на узника, чему действительно нет ни одного примера в истории французских тюрем. Однако, говорит Тапен, относительно итальянца Маттеоли употребление маски было совершенно естественно. В Италии часто надевали маски на заключенных. Так, в Венеции лица, арестованные инквизицией, препровождались в тюрьму в масках. Маттеоли, сотоварищ увеселений герцога Мантуанского, несомненно, имел при себе маску, под ней он скрывался и во время переговоров с Эстрадом. “Конечно, — пишет Тапен, — она была в числе его вещей, захваченных в 1678 году...”

Вопрос о том, почему на Маттеоли надели маску при перевозе его в Бастилию, решается довольно просто: Маттеоли прожил в Париже несколько месяцев во время своего тайного визита во Францию в 1678 году и, следовательно, мог быть узнан. Кроме того, в 1698 году, то есть когда Сен-Марс привез его с собой в Бастилию, в крепости сидел итальянец, граф Базелли, знакомый со множеством знатных семейств Мантуи и Болоньи и, без сомнения, знавший в лицо Маттеоли. Чтобы сохранить тайну похищения мантуанского сенатора, Сен-Марс воспользовался средством, исключительным для всех, кроме итальянца Маттеоли. Вот почему последний спокойно носил маску, в то время как все видевшие его сгорали от возбуждения и любопытства.

В бастильском гарнизонном журнале есть две записи, относящиеся к Железной Маске. Первая гласит: “Губернатор островов Святой Маргариты Сен-Марс 18 сентября 1698 года вступил в должность коменданта Бастилии и привез с собой неизвестного узника в черной бархатной маске, который еще до прибытия на острова содержался под надзором в крепости Пиньероль”. Вторая запись от 19 ноября 1703 года говорит о том, что в этот день “неожиданно умер неизвестный узник в бархатной маске, которого Сен-Марс всегда возил с собой”.

Сен-Марс занес покойного в списки церкви Святого Павла под именем Мартеоли (так, кстати, часто называл Маттеоли Лувуа в своих депешах Сен-Марсу). Вполне вероятно, что за долгие годы комендант подзабыл имя своего пленника или сделал описку, — в то время часто неправильно писали имена, особенно иностранные.

Литература

Ладусэтт Э. Железная маска (роман). — М., 1992.

Птифис Ж.-К. Железная маска. — М., 2006.

Топен М. Человек в железной маске. — Париж, 1870 (есть дореволюционный перевод и на русский).

www.nkj.ru

Железная маска - биография, актеры, внешность, экранизации

Железная маска: история персонажа

Поздней осенью 1703 года в Париже на кладбище Святого Павла было погребено тело таинственного арестанта. Имя погибшего было скрыто псевдонимом Железная маска. Со второй половины восемнадцатого столетия ученые и исследователи спорят о том, кем был узник в маске, последним пристанищем которого оказалась Бастилия. Легенда стала основой для пересудов и поиска претендентов на роль заключенного. Информация до сих пор хранится в тайне, а произведение Александра Дюма «Железная маска» подогревает интерес читателей к событиям той эпохи.

История происхождения

Реальное имя заключенного Бастилии, который стал поводом для домыслов и легенд, неизвестно. Его вторым псевдонимом оказался тюремный номер: 64489001. Исследователи предполагают, что дата рождения молодого человека близка к сороковым годам семнадцатого столетия, а на протяжении жизни мужчина успел побывать в нескольких тюрьмах. Любопытно, что железная маска, надеваемая пленником, оказалась вымыслом. В действительности узник носил бархатную маску, которая помогала оставаться неузнанным и не причиняла неудобств. Его личность была неизвестной даже для надзирателей.

Писатель Александр Дюма

Впервые об узнике Бастилии заговорили при правлении Людовика XIV. Вдова брата короля Шарлотта Елизавета Баварская в письмах к родственнице, отосланных в 1711 году, поделилась сплетнями, ходившими при дворе. Женщина писала, будто бы при дворе говорили о таинственном заключенном, чья личность остается неизвестной, так как лицо постоянно покрыто железной маской. Шарлотта уверяла, что мистер Икс, скрывающийся под металлом, – английский лорд, участвовавший в заговоре против короля Англии Вильгельма Оранского III.

Затем данные о неизвестном, находящемся под стражей, огласили в «Секретных записках по истории Персии», вышедших в свет в 1745 году. В подражание Монтескье анонимный автор создал исследовательское произведение в художественном стиле. Неизвестный литератор описал историю о Жиафере, незаконнорожденном сыне Людовика XIV, попавшем в тюрьму за пощечину, отвешенную сводному брату – дофину. Внебрачный сын короля и Луизы де Лавальер якобы попал под тюремный надзор в 16 лет.

Гравюра "Железная маска"

Вольтер в 1751 году издал книгу под названием «Век Людовика XIV». Дважды побывав в заключении в Бастилии, писатель не понаслышке знал о происходящем в тюрьме. Вольтер видел тех, кто прислуживал Железной маске. Несмотря на то, что реальными фактами он не располагал, литератор предполагал, что под завесой тайны скрывается брат французского короля. Вольтер считал, что сын Анны Австрийской и ее фаворита скрывался от глаз общественности в Бастилии.

Легенды и версии

Идеи о происхождении таинственной персоны выдвигали Шансель де Лангранж, Сенак де Мельян, Гриффе, аббат Папон, Ленге, Шарпантье и Сулави. Некоторые уверяли, что виной всему – тайна Бурбонов, заключавшаяся в недобропорядочности королевы. Сохраняя имя заключенного, по приказу королевской фамилии из реестра Бастилии исключили лист с его данными. Достоверно известно, что информация находилась на 120 листе и была засвидетельствована в 1698 году, в момент прибытия узника.

Железная маска

Сплетники восемнадцатого столетия поговаривали, что произошел дворцовый переворот, в результате которого на троне сидит брат-близнец короля, а истинный правитель находится под замком. Это предположение оставило след на репутации Бурбонов и подлинности родословной. В начале 19 века эту теорию пропагандировали сторонники Бонапарта, уверявшие, что Наполеон – потомок истинного короля.

Эрколя Маттиоли называли в числе претендентов на роль Железной маски. Итальянский авантюрист был знаменит соглашением, заключенным с королем в 1678 году. Маттиоли продал государственную тайну, за что был перевезен в Бастилию.

Людовик XIV

Это не единственная версия о заключенном не голубых кровей. Генерал Булонд тоже мог скрываться под маской. Информация из секретных дневников Людовика XIV дает возможность предположить, что после проступка, совершенного во время Девятилетней войны, генерал был заключен в тюрьму.

Из достоверных источников известно, что Железная маска содержался в компании восьми других преступников в крепости Пиньероль. История товарищей по несчастью не впечатляет. Одни были переведены в другие тюрьмы и погибли, некоторых освободили. Споры о том, кем мог быть таинственный человек, скрывавшийся под железной маской, не утихают и сегодня.

Экранизации

В легенде о Железной маске существуют недоговоренности и нестыковки, порождающие любопытные сюжеты, которые режиссеры используют в экранизациях. Легенда о таинственном узнике Бастилии стала основой для нескольких полнометражных картин. В них снялись признанные актеры, благодаря которым фильмы хочется пересматривать вновь и вновь.

Впервые история о таинственном узнике представлена на больших экранах в 1962 году. Кино снял Анри Декуэн. Главным действующим лицом стал Д'Артаньян в воплощении Жана Маре, посланный вызволить пленника. Мушкетер не поспевает вовремя и находит камеру пустой, так как Железной маске помогла сбежать влюбленная в него дочь начальника Бастилии.

Кадр из фильма "Железная маска"

В 1976 году публике была предложена новая интерпретация, в которой главного героя изобразил Ричард Чемберлен. Сюжет описывал брата-близнеца короля, влюбившегося в дочку сокамерника. Людовик перевел заключенного на остров Сен-Маргарет, узнав о его чувствах, и заковал его лицо в маску. В это время Д'Артаньян помог главе правительства подменить братьев, чтобы осуществить дворцовый переворот.

В 1998 году Леонардо Ди Каприо сыграл роли Людовика XIV и его близнеца Филиппа, закованного в железную маску, в одноименной ленте. Фильм запомнился масштабом и громкими именами артистов, ведь в нем снялись Джон Малкович, Джереми Айронс и Жерар Депардье. Сегодня картина считается крупнейшей среди экранизаций истории узника Бастилии.

Фото 

24smi.org

Железная Маска — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Железная Маска (фр. Le masque de fer, Родился около 1640-х ум. 19 ноября 1703) — таинственный узник под номером 64389000 времён Людовика XIV, содержавшийся в различных тюрьмах, включая (c 1698 г.) Бастилию, и носивший бархатную маску (позднейшие легенды превратили эту маску в железную).

Первые сведения

Первые сведения о таинственном узнике появились в книге «Mémoires secrets pour servir à l’histoire de Perse» ("Тайные записки по истории персидского двора", Амстердам, 1745—1746), из которой следовало, что «Железная Маска» — это герцог Вермандуа, внебрачный сын Людовика XIV и Луизы де Лавальер, который якобы дал пощёчину своему единокровному брату, Великому Дофину, и искупил эту вину вечным заключением. Версия неправдоподобна, так как реальный Людовик Бурбонский скончался ещё в 1683 году, в возрасте 16 лет.

Вольтер в своем сочинении «Век Людовика XIV» (1751 г.) пробудил всеобщий интерес к этой загадочной личности, впервые изложив легенду, согласно которой «Железная Маска» был братом-близнецом Людовика XIV. Впоследствии высказывались десятки самых разных гипотез об этом узнике и причинах его заключения.

Некоторые голландские писатели предполагали, что «Железная Маска» — иностранец, молодой дворянин, камергер королевы Анны Австрийской и настоящий отец Людовика XIV. Лагранж-Шансель пытался доказать, в «L’année littéraire» (1759), что Железная Маска был не кто иной, как герцог Франсуа де Бофор, что было полностью опровергнуто Н. Aulaire в его «Histoire de la fronde». Достоверные сведения о «железной маске» дал впервые иезуит Гриффе, бывший 9 лет духовником в Бастилии, в своем «Traité des différentes sortes de preuves qui servent à établir la vérité dans l’Histoire» (1769), где он приводит дневник Dujoncas, королевского лейтенанта в Бастилии, и список умерших церкви Св. Павла. По этому дневнику, 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты доставлен был в портшезе узник, имя которого было неизвестно и лицо которого было постоянно закрыто чёрной бархатной (а не железной) маской.

Этот узник умер, по дневнику, 19 ноября 1703 года. Вообще Гриффе склонялся к высказанному в «Mémoires secrets» мнению о личности «железной маски». В седьмом издании «Dictionnaire philosophique», в статье Анна Австрийская, Вольтер вернулся к истории «железной маски», указав, что он знает больше, чем Гриффе, но, как француз, должен молчать.

Версии

Незаконный брат Людовика XIV

Вышеуказанная статья дополнена примечанием издателя, в котором говорится, что «железной маской» был старший брат Людовика XIV, незаконный сын Анны Австрийской, уверенность которой в бесплодности была опровергнута рождением этого сына; затем она родила Людовика XIV от своего супруга. Людовик XIV, узнав, уже будучи совершеннолетним, об этом брате, велел его заточить.

Linguet, в своей «Bastille devoilée», называет отцом Железной Маски герцога Бекингэма. St. Michel обнародовал книгу, в которой старался доказать тайный брак королевы Анны с Мазарини.

Историк Робер Амбелен сообщает ещё об одной версии: Людовик XIV не был законным сыном Людовика XIII. В качестве их настоящего отца называют различных лиц: капитана кардинальской гвардии Франсуа Доже де Кавуа, принца Конде и кардинала Мазарини.[1]

Брат-близнец Людовика XIV

Аббат Суляви, издавший «Mémoires du Maréchal de Richelieu» (Лондон и Париж, 1790), пытался доказать, что «железная маска» был близнец Людовика XIV. Людовик XIII велел тайно воспитать этого принца, чтобы предотвратить те несчастия, которые, по предсказанию, должны были произойти для королевского дома от этого двойного рождения. После смерти Мазарини Людовик XIV узнал о рождении брата, велел его заточить и, ввиду их поразительного сходства, заставил его носить маску. Во время революции это мнение считалось наиболее верным.

Авантюрист Маттиоли

По другим сведениям, пленник с чёрной бархатной маской был записан в списках Бастилии под именем Mattioli. Высказал мнение, на основании итальянских документов, что «железная маска» — не кто иной как Эрколь Антонио Маттиоли, Маттиоли обещал Людовику XIV в 1678 году, что он убедит своего герцога отдать крепость Казале; он получил 100000 скудо и дорогие подарки, но выдал эту тайну Савойе, Испании и Австрии. Чтобы отомстить ему, французское правительство заманило его на свою территорию и заключило его сначала на острове Святой Маргариты, потом в Бастилии. Эта версия стала преобладающей в конце XIX века.

Генерал Вивьен де Булонд

Криптоаналитик Этьен Базери смог, проработав три года, расшифровать архивы Людовика XIV, зашифрованные Великим шифром (англ. Great Cipher) по системе Россиньолей (англ. Rossignols). В бумагах нашёлся приказ короля поместить в заключение узника с тем, чтобы на прогулки он появлялся только […]. Здесь в тексте письма следуют две кодовые группы, которые не удалось расшифровать. Ряд исследователей полагают, что эти кодовые группы означают «…в маске». Этим узником был генерал Вивьен де Булонд (фр. Vivien de Bulonde), покрывший позором себя и французскую армию во время Девятилетней войны[2].

Другие версии

Юнг (1873) вместе с Ризе («Die eiserne Maske», Грейфсвальд, 1876) утверждает, что «железная маска» был лотарингский дворянин Армуаз, который в 1672 стоял в испанских Нидерландах во главе заговора против Людовика XIV и был захвачен в 1673.

Другие, рано отброшенные и явно фантастические, версии отождествляли Железную Маску с Николя Фуке, министром Людовика XIV, действительно умершим в Пиньероле, или с англичанином герцогом Монмутским, который восстал против Якова II и был казнён в 1685.

Существует и версия, согласно которой под маской скрывался настоящий царь Пётр I, отправившийся в «Великое посольство», а в Россию вместо него вернулся самозванец.

Очень оригинальна версия, предложенная в 1963 г. французским историком Шарлем Бенекрутом. Он считает, что Железная Маска — это кардинал Мазарини. В 1614 году с острова Полинезия был вывезен во Францию в возрасте 12 лет туземец-альбинос, по странной случайности как две капли воды похожий на кардинала Мазарини. Впервые его сходство с кардиналом обнаружил в 1655 году герцог де Голль. Он попытался подменить Мазарини и, по данным историка, у него это замечательно получилось, причем после подмены туземец занял место министра при дворе Людовика XIV, а на Мазарини была надета пресловутая «железная маска».

В 1976 году советский исследователь Ю.Татаринов на базе «матричного системного анализа» высказал предположение о том, что под «железной маской» скрывалось поочередно несколько человек: сначала экс-министр Фуке, затем Маттиоли и Эсташ Доже[3].

Художественные отражения

Литература

Кино

См. также

Напишите отзыв о статье "Железная Маска"

Примечания

  1. ↑ Амбелен Р. Драмы и секреты истории. — М.: Прогресс-Академия, 1993, С. 76-77.
  2. ↑ Ошибка Lua : attempt to index local 'entity' (a nil value).
  3. ↑ Наука и жизнь № 3-1977

Литература

Отрывок, характеризующий Железная Маска

Николай Ростов в этот день получил от Бориса записку, извещавшую его, что Измайловский полк ночует в 15 ти верстах не доходя Ольмюца, и что он ждет его, чтобы передать письмо и деньги. Деньги были особенно нужны Ростову теперь, когда, вернувшись из похода, войска остановились под Ольмюцом, и хорошо снабженные маркитанты и австрийские жиды, предлагая всякого рода соблазны, наполняли лагерь. У павлоградцев шли пиры за пирами, празднования полученных за поход наград и поездки в Ольмюц к вновь прибывшей туда Каролине Венгерке, открывшей там трактир с женской прислугой. Ростов недавно отпраздновал свое вышедшее производство в корнеты, купил Бедуина, лошадь Денисова, и был кругом должен товарищам и маркитантам. Получив записку Бориса, Ростов с товарищем поехал до Ольмюца, там пообедал, выпил бутылку вина и один поехал в гвардейский лагерь отыскивать своего товарища детства. Ростов еще не успел обмундироваться. На нем была затасканная юнкерская куртка с солдатским крестом, такие же, подбитые затертой кожей, рейтузы и офицерская с темляком сабля; лошадь, на которой он ехал, была донская, купленная походом у казака; гусарская измятая шапочка была ухарски надета назад и набок. Подъезжая к лагерю Измайловского полка, он думал о том, как он поразит Бориса и всех его товарищей гвардейцев своим обстреленным боевым гусарским видом. Гвардия весь поход прошла, как на гуляньи, щеголяя своей чистотой и дисциплиной. Переходы были малые, ранцы везли на подводах, офицерам австрийское начальство готовило на всех переходах прекрасные обеды. Полки вступали и выступали из городов с музыкой, и весь поход (чем гордились гвардейцы), по приказанию великого князя, люди шли в ногу, а офицеры пешком на своих местах. Борис всё время похода шел и стоял с Бергом, теперь уже ротным командиром. Берг, во время похода получив роту, успел своей исполнительностью и аккуратностью заслужить доверие начальства и устроил весьма выгодно свои экономические дела; Борис во время похода сделал много знакомств с людьми, которые могли быть ему полезными, и через рекомендательное письмо, привезенное им от Пьера, познакомился с князем Андреем Болконским, через которого он надеялся получить место в штабе главнокомандующего. Берг и Борис, чисто и аккуратно одетые, отдохнув после последнего дневного перехода, сидели в чистой отведенной им квартире перед круглым столом и играли в шахматы. Берг держал между колен курящуюся трубочку. Борис, с свойственной ему аккуратностью, белыми тонкими руками пирамидкой уставлял шашки, ожидая хода Берга, и глядел на лицо своего партнера, видимо думая об игре, как он и всегда думал только о том, чем он был занят. – Ну ка, как вы из этого выйдете? – сказал он. – Будем стараться, – отвечал Берг, дотрогиваясь до пешки и опять опуская руку. В это время дверь отворилась. – Вот он, наконец, – закричал Ростов. – И Берг тут! Ах ты, петизанфан, але куше дормир , [Дети, идите ложиться спать,] – закричал он, повторяя слова няньки, над которыми они смеивались когда то вместе с Борисом. – Батюшки! как ты переменился! – Борис встал навстречу Ростову, но, вставая, не забыл поддержать и поставить на место падавшие шахматы и хотел обнять своего друга, но Николай отсторонился от него. С тем особенным чувством молодости, которая боится битых дорог, хочет, не подражая другим, по новому, по своему выражать свои чувства, только бы не так, как выражают это, часто притворно, старшие, Николай хотел что нибудь особенное сделать при свидании с другом: он хотел как нибудь ущипнуть, толкнуть Бориса, но только никак не поцеловаться, как это делали все. Борис же, напротив, спокойно и дружелюбно обнял и три раза поцеловал Ростова. Они полгода не видались почти; и в том возрасте, когда молодые люди делают первые шаги на пути жизни, оба нашли друг в друге огромные перемены, совершенно новые отражения тех обществ, в которых они сделали свои первые шаги жизни. Оба много переменились с своего последнего свидания и оба хотели поскорее выказать друг другу происшедшие в них перемены. – Ах вы, полотеры проклятые! Чистенькие, свеженькие, точно с гулянья, не то, что мы грешные, армейщина, – говорил Ростов с новыми для Бориса баритонными звуками в голосе и армейскими ухватками, указывая на свои забрызганные грязью рейтузы. Хозяйка немка высунулась из двери на громкий голос Ростова. – Что, хорошенькая? – сказал он, подмигнув. – Что ты так кричишь! Ты их напугаешь, – сказал Борис. – А я тебя не ждал нынче, – прибавил он. – Я вчера, только отдал тебе записку через одного знакомого адъютанта Кутузовского – Болконского. Я не думал, что он так скоро тебе доставит… Ну, что ты, как? Уже обстрелен? – спросил Борис. Ростов, не отвечая, тряхнул по солдатскому Георгиевскому кресту, висевшему на снурках мундира, и, указывая на свою подвязанную руку, улыбаясь, взглянул на Берга. – Как видишь, – сказал он. – Вот как, да, да! – улыбаясь, сказал Борис, – а мы тоже славный поход сделали. Ведь ты знаешь, его высочество постоянно ехал при нашем полку, так что у нас были все удобства и все выгоды. В Польше что за приемы были, что за обеды, балы – я не могу тебе рассказать. И цесаревич очень милостив был ко всем нашим офицерам. И оба приятеля рассказывали друг другу – один о своих гусарских кутежах и боевой жизни, другой о приятности и выгодах службы под командою высокопоставленных лиц и т. п. – О гвардия! – сказал Ростов. – А вот что, пошли ка за вином. Борис поморщился. – Ежели непременно хочешь, – сказал он. И, подойдя к кровати, из под чистых подушек достал кошелек и велел принести вина. – Да, и тебе отдать деньги и письмо, – прибавил он. Ростов взял письмо и, бросив на диван деньги, облокотился обеими руками на стол и стал читать. Он прочел несколько строк и злобно взглянул на Берга. Встретив его взгляд, Ростов закрыл лицо письмом. – Однако денег вам порядочно прислали, – сказал Берг, глядя на тяжелый, вдавившийся в диван кошелек. – Вот мы так и жалованьем, граф, пробиваемся. Я вам скажу про себя… – Вот что, Берг милый мой, – сказал Ростов, – когда вы получите из дома письмо и встретитесь с своим человеком, у которого вам захочется расспросить про всё, и я буду тут, я сейчас уйду, чтоб не мешать вам. Послушайте, уйдите, пожалуйста, куда нибудь, куда нибудь… к чорту! – крикнул он и тотчас же, схватив его за плечо и ласково глядя в его лицо, видимо, стараясь смягчить грубость своих слов, прибавил: – вы знаете, не сердитесь; милый, голубчик, я от души говорю, как нашему старому знакомому. – Ах, помилуйте, граф, я очень понимаю, – сказал Берг, вставая и говоря в себя горловым голосом. – Вы к хозяевам пойдите: они вас звали, – прибавил Борис. Берг надел чистейший, без пятнушка и соринки, сюртучок, взбил перед зеркалом височки кверху, как носил Александр Павлович, и, убедившись по взгляду Ростова, что его сюртучок был замечен, с приятной улыбкой вышел из комнаты. – Ах, какая я скотина, однако! – проговорил Ростов, читая письмо. – А что? – Ах, какая я свинья, однако, что я ни разу не писал и так напугал их. Ах, какая я свинья, – повторил он, вдруг покраснев. – Что же, пошли за вином Гаврилу! Ну, ладно, хватим! – сказал он… В письмах родных было вложено еще рекомендательное письмо к князю Багратиону, которое, по совету Анны Михайловны, через знакомых достала старая графиня и посылала сыну, прося его снести по назначению и им воспользоваться. – Вот глупости! Очень мне нужно, – сказал Ростов, бросая письмо под стол. – Зачем ты это бросил? – спросил Борис. – Письмо какое то рекомендательное, чорта ли мне в письме! – Как чорта ли в письме? – поднимая и читая надпись, сказал Борис. – Письмо это очень нужное для тебя. – Мне ничего не нужно, и я в адъютанты ни к кому не пойду. – Отчего же? – спросил Борис. – Лакейская должность! – Ты всё такой же мечтатель, я вижу, – покачивая головой, сказал Борис. – А ты всё такой же дипломат. Ну, да не в том дело… Ну, ты что? – спросил Ростов. – Да вот, как видишь. До сих пор всё хорошо; но признаюсь, желал бы я очень попасть в адъютанты, а не оставаться во фронте. – Зачем? – Затем, что, уже раз пойдя по карьере военной службы, надо стараться делать, коль возможно, блестящую карьеру. – Да, вот как! – сказал Ростов, видимо думая о другом. Он пристально и вопросительно смотрел в глаза своему другу, видимо тщетно отыскивая разрешение какого то вопроса. Старик Гаврило принес вино. – Не послать ли теперь за Альфонс Карлычем? – сказал Борис. – Он выпьет с тобою, а я не могу. – Пошли, пошли! Ну, что эта немчура? – сказал Ростов с презрительной улыбкой. – Он очень, очень хороший, честный и приятный человек, – сказал Борис. Ростов пристально еще раз посмотрел в глаза Борису и вздохнул. Берг вернулся, и за бутылкой вина разговор между тремя офицерами оживился. Гвардейцы рассказывали Ростову о своем походе, о том, как их чествовали в России, Польше и за границей. Рассказывали о словах и поступках их командира, великого князя, анекдоты о его доброте и вспыльчивости. Берг, как и обыкновенно, молчал, когда дело касалось не лично его, но по случаю анекдотов о вспыльчивости великого князя с наслаждением рассказал, как в Галиции ему удалось говорить с великим князем, когда он объезжал полки и гневался за неправильность движения. С приятной улыбкой на лице он рассказал, как великий князь, очень разгневанный, подъехав к нему, закричал: «Арнауты!» (Арнауты – была любимая поговорка цесаревича, когда он был в гневе) и потребовал ротного командира.

wiki-org.ru