Как сегодня выглядит ядерный щит России. Ядерный щит


Как сегодня выглядит ядерный щит России » Военное обозрение

СССР вслед за США обзавелся своим ядерным оружием в 1949 году. Сейчас после более чем 60 лет существования стратегические ядерные силы России насчитывают 611 стратегических носителей, которые способны нести 2679 ядерных боезарядов (по состоянию на декабрь 2010 года). На сегодняшний день СЯС России представлены ядерной триадой: ракетные войска стратегического назначения, морские стратегические силы и стратегическая дальняя авиация. В соответствии с принятой военной доктриной Россия оставляет за собой право применения ядерного оружия в ответ на использования против нее самой или ее союзников ядерного или любого иного оружии массового поражения, а также, как меру противодействия при крупномасштабной агрессии с применением обычных видов вооружений, которая стала бы угрозой национальной безопасности страны.

РВСН

Главной составляющей ядерного щита России являются ракетные войска стратегического назначения (РВСН). На их долю приходится 375 ракетных комплексов и 1259 ядерных зарядов. Данные силы распределены между 11 дивизиями. На вооружении РВСН находятся ракетные комплексы следующих видов: Р-36МУТТХ/Р-36М2 (SS-18) – 58 штук, несущих по 10 ядерных зарядов, УР-100НУТТХ (SS-19) – 70 штук, несущих по 6 ядерных зарядов, Тополь, мобильные (SS-25) – 171 штука, по 1 ядерному заряду, Тополь-М шахтные (SS-27) – 52 штуки, Тополь-М, мобильные (SS-27) – 18 штук, РС-24 мобильные (Ярс) – 6 штук, несущих по 3 ядерных заряда. Более 90% всех наземных ядерных средств находятся в минутной готовности к запуску.

Ракетные комплексы

Производством ракет Р-36МУТТХ и Р-36М2 занималось КБ «Южное» (Днепропетровск, Украина). Ракеты Р-36МУТТХ были поставлены на боевое дежурство в 1979-1983 годах, ракеты Р-36М2 в 1988-1992 годах. Данные двухступенчатые жидкостные ракеты способны нести до 10 ядерных боезарядов и являются самыми мощными средствами ядерного щита России. Планы развития РВСН предполагают сохранение на боевом дежурстве ракет Р-36М2, при том условии, что срок их службы будет продлен до 25-30 лет. Они смогут оставаться на боевом дежурстве до 2016-2020 года.

Ракета УР-100НУТТХ (SS-19) была создана НПО машиностроения (Реутов, Московская обл.). Данные комплексы заступили на боевое дежурство в 1979-1984 годах. Данные двухступенчатые жидкостные ракеты способны нести до 6 ядерных боезарядов. В настоящее время часть уже снята с вооружения. Но ряд ракет по результатам испытаний продолжит оставаться на вооружении еще несколько лет, срок их эксплуатации был продлен до более, чем 30 лет.

Тополь (SS-25) – грунтовый ракетный комплекс, разработанный в Московском институте теплотехники. Данные мобильные комплексы поступали на вооружение с 1985 по 1992 годы. Ракета комплекса трехступенчатая твердотопливная, несущая 1 ядерную боеголовку. Выпуск ракет осуществлял Воткинский машиностроительный завод, в настоящее время комплексы начинают выводиться из эксплуатации в связи с истечением сроков службы ракет. На базе данного комплекса был создан Тополь М (SS-27) и его дальнейшее развитие РС-24 (SS-X-29). Тополь-М создавался в двух вариантах шахтного и мобильного базирования. Шахтные комплексы начали поступать на вооружение в 1997 году, мобильный комплекс поступил в войска в 2006, а уже в начале 2010 в вооруженные силы были переданы первые комплексы РС-24 в мобильном варианте, получившие разделяющуюся головную часть с тремя боеголовками.

Стратегический флот России

По состоянию на декабрь 2010 года в состав ВМФ России входило 12 стратегических ракетоносцев, относящихся к 4 различным типам. Все данные стратегические подводные лодки несут 160 ракет с 576 ядерными боезарядами. Из них в составе Северного флота находится 6 подводных лодок проекта 667 БДРМ «Дельфин» (расположены на базе в Гаджиево), вооруженных ракетами РСМ-54, несущими по 4 ядерных боезаряда. Тихоокеанский флот России располагает 4 более старыми подводными лодками проекта 667 БДР «Кальмар» (поселок Вилючинск, Камчатка) с ракетами РСМ-50, несущими по 3 ядерных боеголовки. Одна АПЛ проекта 667 БДРМ находится в ремонте, ожидается, что она вернется в строй в текущем году.

Дополнительно ВМФ располагает подводной лодкой проекта 941 «Акула», которая была переоборудована для проведения испытаний новых ракет РСМ-56 «Булава», остальные лодки данного типа были выведены из состава флота по причине окончания срока эксплуатации ракет. Так же в составе флота находится одна новая АПЛ проекта 955 «борей», которая должна получить на вооружение новую баллистическую ракету «Булава», которая никак не может пройти программу государственных испытаний. По данному проекту заложены еще 2 субмарины, именно подлодки проекта 955 «Борей» должны стать костяком современных стратегических ядерных сил российского флота.

По мнению экспертов на боевом дежурстве постоянно находится порядка 20% стратегических подводных лодок, т.е. как минимум 2 АПЛ, несущие около 100 ядерных боеголовок. Также дополнительно часть подводных лодок на своих базах находится в режиме дежурства с возможностью запуска ракет «от стенки», т.е. прямо от причалов. Хотя, вполне очевидно, что в таком положении подводные лодки крайне уязвимы не только для ядерного, но и для обычных видов вооружений. В таком случае теряется сам смысл создания подобных очень дорогостоящих для флота кораблей, основной особенностью которых является высокая живучесть за счет скрытного размещения на позициях для пуска ракет.

Стратегическая авиация России

Российская стратегическая авиация сосредоточена в составе 37 воздушной армии и располагает 76 стратегическими бомбардировщиками двух типов: Ту-160 (13 штук) и Ту-95МС (63 штуки), способными нести до 844 крылатых ракет большой дальности. Все эти самолеты имеют на вооружении крылатые ракеты большой дальности Х-55 и Х-55СМ (2500 и 3000 км. соответственно). Данные ракеты поступили на вооружение в 1983 году, в настоящее время производятся на заводе ОАО "ВМП «АВИТЕК» в Кирове. Ракета совершает полет на дозвуковой скорости на предельно малой высоте, огибая рельеф местности. Предназначена для уничтожения стратегически важных наземных объектов, координаты которых заранее известны.

Основа стратегической авиации – это турбовинтовые бомбардировщики Ту-95 МС, разработанные в КБ Туполева и серийно производимые с 1984 по 1991 годы. Существует два типа подобных машин Ту-95 МС6 и Ту-95 МС16, первый несет 6 крылатых ракет в бомбовом отсеке, второй способен дополнительно взять 10 ракет на пилонах под крыльями, что сильно сказывается на дальности полета ракетоносца

Реактивный сверхзвуковой стратегический ракетоносец Ту-160 также был создан в КБ Туполева и серийно выпускался с 1984 по 1992 год, с 1999 производство возобновлено в Казани. В настоящее время в строю находится 16 бомбардировщиков, 13 в составе стратегических ядерных сил. Вооружение бомбардировщика включает в себя 12 крылатых ракет большой дальности Х-55, расположенных в бомбовом отсеке.

Российская стратегическая авиация сосредоточена на двух аэродромах. 22-ая гвардейская тяжелая бомбардировочная авиадивизия в Энгельсе (Саратовская обл.) имеет в своем составе 13 Ту-160 и 23 Ту-95МС. В состав подразделения также входит полк самолетов-заправщиков Ил-78 дислоцированных в Рязани. 326 тяжелая бомбардировочная дивизия расположена в Хабаровском крае в Украинке. Дивизия имеет на вооружении 40 бомбардировщиков Ту-95МС

Тактическое ядерное оружие

Не стоит забывать, что помимо стратегических ядерных сил существуют нестратегические, которые у нас в стране скрыты завесой тайны еще большей, чем американские. По оценкам экспертов в России имеется около 2000 таких носителей. Отличие тактического ядерного оружия в том, что в отличие от стратегического оно не размещено на носителях, а находится на складах в режиме хранения, а в роли носителей выступают не специализированные, а обычные базовые образцы вооружений. Зарубежные эксперты оценивают российский арсенал тактических ядерных боезарядов в 8000 штук.

Состояние и перспективы

Факторы, снижающие боеспособность СЯС:Истечение срока службы 80% межконтинентальных баллистических ракет в РВСН.Исключение из состава и уничтожение большинства ядерных железнодорожных ракетных комплексов.Стратегическая авиация сосредоточена на двух аэродромах, с отдельно хранящимися боеголовками.Затянутый ввод в эксплуатацию ракеты «Булава», которая должна стать основным видом вооружения стратегических АПЛ.Частичное отсутствие покрытия нал Большей частью Тихого океана и в Атлантическом океане, что повышает требования к мобильности ядерной триады.

Положительные моменты:

Начало эксплуатации станций нового поколения системы предупреждения о ракетном нападении в Краснодарском крае и Ленинградской области.

С 2006 по 2008 годы на орбиту было выведено 4 спутника серии «Космос» системы раннего предупреждения «Око».

Все стратегические АПЛ проектов 667 БДРМ и часть 667 БДР в последнее время подверглись среднему ремонту с частичной модернизацией и заменой ракет

Возобновление производства Ту-160 и полетов стратегической авиации в отдаленных зонах патрулирования по всему миру.

Ввод в строй нового мобильного комплекса, оснащенного ракетами РС-24 «Ярс».

topwar.ru

Ядерный щит России. Зачем России нужна защита? (А. П. Кашкаров, 2016)

Наиболее информированные умы обоснованно полагают, что наличие в стране ядерного оружия еще недостаточно для качественного сдерживающего фактора. Именно поэтому все мировые державы, обладающие ядерным оружием или ядерным потенциалом, как принято говорить, даже в период активной фазы переговоров по сокращениям ядерных вооружений, не останавливали совершенствование систем их доставки. Ракеты, с помощью которых боеголовка доставляется к цели, существенное звено для ядерного потенциала любой державы.

Десятилетиями, несмотря на соглашения, нацеленные на ограничение числа ракет, ядерные державы продолжают развивать и улучшать их запасы и способы доставки. Успехи в разработке систем противоракетной защиты определили развитие новых и эффективных стратегических ракет. Гонка вооружений между мировыми супердержавами стала опасной реальностью. Точность, диапазон, число боеголовок, мощность боеголовки и подвижность – факторы, которые делают системы доставки ядерной начинки неимоверно разрушительными и опасными.

Сегодня политическая и оперативная обстановка динамично изменяется. Один удар – и России нет. Именно так утверждают в своей статье «Ядерное превосходство США» университетские преподаватели из США Либер и Пресс: «сегодня, впервые за последние 50 лет, США стоят на пороге абсолютного ядерного превосходства. Возможно, уже скоро Америка будет в состоянии уничтожить российский и китаискии ядерные арсеналы дальнего действия первым – и единственным – ударом». Американцы уверены в своем ракетно-ядерном превосходстве. И это справедливо.

Одна из важнейших задач американских военных стратегов обесценить наш ракетный потенциал своей системой противоракетной обороны (ПРО). По мнению бывшего министра обороны США Каспара Уайнбергера: «если мы получим эффективную систему ПРО, то сделаем бесполезными вооружения Советского Союза и сможем вернуться к ситуации после 1945 года, когда мы были единственной страной, располагавшей ядерным оружием».

Примерно 200 межконтинентальных стратегических ракет может отразить континентальная противоракетная оборона за один «выстрел». Таким образом, если количество боеспособных российских ракет снизится до 200, то наш ядерный потенциал на сегодняшний день может считаться практически бесполезным. Уместно напомнить и о том, что полномасштабная четырехрубежная американская ПРО (включая Аляску, Калифорнию, Великобританию, Чехию и Польшу), где уже действуют не только ракеты, радары и корабли, но и спутники, и лазеры, должна защитить США от 500 атакующих боеголовок.

До недавнего времени в составе российских ядерных вооружений были 702 стратегические ракеты, способные нести 3155 ядерных боезарядов.

Однако, стратеги мыслят «государственными масштабами», ведь для признания поражения в межконтинентальном ядерном конфликте вовсе не обязательно «стирать с лица земли» все города и веси, достаточно нарушить отлаженную инфраструктуру взаимодействия, или, опять же по мнению «специалистов» из

США – для победы в ядерной войне необходимо разрушить 20 городов, каждый с населением в полмиллиона человек. С российской стороны с полной гарантией такую задачу решают наши «старые», но мощные ракеты типа «Воевода».

По мнению генерал-полковника российского Генерального штаба Минуткина (фамилия изменена) стратегические установки США предусматривают внезапное и упреждающее применение военной силы. Предпочтение отдается применению неядерных ударных средств. Для этого у США есть боеготовый флот, состоящий из 48 лодок-носителей с 1484 крылатыми ракетами (KP), а также 92 бомбардировщика с 736 управляемыми авиабомбами.

Точность «крылатых ракет» и управляемых бомб США, как и наших, уже сегодня близка к 1–2 метрам, а диаметр крышки сдвижного люка нашей ракетной шахты – 6 метров. Система ПРО вероятного противника «настроена» таким образом, что будет способна часть боеголовок уничтожить непосредственно в воздухе. Это так называемый второй эшелон американской стратегической обороны, но не последний.

Стратегия мобильной оперативной доктрины России основывается на том, что наши мобильные комплексы типа «Тополь-М» и крылатые ракеты железнодорожного базирования находятся, в состоянии боевого дежурства, маневрируют, не стоят на месте; иногда маршрут следования стартового комплекса типа «тополь» на автомобильной базе с тягачом до 100 километров в неделю, а боевого железнодорожного ракетного комплекса (далее – БЖРК) о котором мы будем говорить на протяжении всей книги как составляющей ядерного щита России – более 1000 километров в неделю.

Надо иметь в виду, что как автомобильные установки, так и БЖРК годами движутся по избитым маршрутам и не следуют хаотично от Калининграда до «самого Туркестана», да и средств БЖРК почти не осталось, ибо ставка сделана на автомобильные комплексы «Тополь» и атомные подводные лодки с межконтинентальными крылатыми ракетами типа «Булава». Именно последние, несмотря на свою относительно небольшую мощность, пока еще более маневренны и относительно неуязвимы. Но… только относительно. В пределах этой книги я, как ее автор, могу только лишь обоснованно предполагать и делиться некоторой проверенной информацией, но никак не предсказывать развитие событий.

Много лет ситуация с паритетом не меняется. При внезапном ядерном ударе США и самом оптимистичном прогнозе для противника, у нас останется неповрежденным потенциал, которого может хватить для нанесения агрессору неприемлемого ущерба, что и остается пока сдерживающим фактором. Но насколько сдерживающим?

Вспомним, что в ракетных войсках стратегического назначения СССР по состоянию на 1991 год было 5 ракетных армий, в каждой по 2 корпуса, в каждом корпусе по 2 дивизии. Итого 20 ракетных дивизий. Но ракетная дивизия по штатной численности и боевому расписанию, а также управлению и дислокации заметно отличается от дивизии мотострелковой. Тогда реальное количество межконтинентальных ракет приближалось к 1400, они имели более 6600 боеголовок. Сейчас в России 3 ракетных армии. Таковы последствия сокращения в угоду экономии и оптимизации.

На сегодняшний день мы имеем примерно 500 ракет, часть из которых находятся на базах хранения, на приведение их в готовность нужно время. Это все, что мы имеем.

Долгое время считалось, что 1200 боезарядов достаточно для взаимного сдерживания. Весь вопрос в соблюдении обязательств, закрепленных договорами. Сегодня Россия и США обладают мощью достаточной для того, чтобы сжечь земной шар.

Чтобы сопоставить ядерные силы двух потенциальных противников обратимся к цифрам: в составе ядерных сил США примерно 600 межконтинентальных ракет «Минитмен», 19 атомных субмарин с 435 ракетами и более 220 тяжелых стратегических бомбардировщиков. Всего – более 1000 носителей ядерного оружия и почти 4000 боезарядов. В Договоре о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) прописано, что к 2015 году США должны сократить свой ядерный потенциал до 2200 ядерных боезарядов на стратегических носителях. Американцы хитрят: они, как мы, боеголовки не уничтожают, а отправляют на склад: в любой момент их можно вернуть обратно. Это называется «возвратный потенциал».

Причем прямое фактическое соревнование, подсчет или сопоставление, на манер «зачета» «ракета за ракету» невозможно: дальности, точности, количество и мощность головных частей – все разное, даже у нас. «Воевода» несет боевую нагрузку (вес ядерных за рядов и средств преодоления ПРО) почти в 9 тонн и несопоставима по этому показателю с «Тополем», где нагрузка всего 1200 кг.

Ракетный комплекс «Тополь-М», о котором мы будем говорить в соответствующих разделах, разрабатывали два десятка лет назад; у него относительно новый комплекс средств прорыва ПРО.

У ракетного комплекса «Тополь-М» один боевой блок индивидуального наведения и большая точность доставки ядерного груза. Можно поставить до шести, но в реалии – один моноблок. Но комплексов класса «тополь» относительно немного. А у ракетного комплекса «Воевода» разделяющихся боеголовок до 10, и по одной цели можно ударить одним, несколькими или всеми последовательно. В результате вероятность поражения цели у «Воеводы» выше. У «Воеводы» большой радиус разведения головных частей – почти 3000 километров. Так можно перекрыть всю территорию США. «Тополь» дорог в изготовлении, а мы последние 20 лет только и делали, что сокращали вооружения и финансирование, по сравнению с 1992 годом наш ядерный потенциал снизился примерно в 12 раз.

Наш потенциальный противник в те же годы – две декады лет усиленно разрабатывал новые системы ПРО и старался размещать их именно в Европе. Напрашивается «албанский вопрос» – зачем? На него есть довольно простой и обоснованный ответ.

Перехватить несколько десятков головных частей российских ракет, после старта быстро приближающихся к территории США, весьма трудно. Ракета-перехватчик и боеголовка межконтинентальной баллистической ракеты (далее – МБР) летят навстречу с общей скоростью 12,5 – 15,5 км/сек. На прицеливание и коррекцию перехватчику остается так мало времени, что поразить атакующую боеголовку с вероятностью более 90 % невозможно. Даже если выслать навстречу две ракеты. А число ракет-перехватчиков невелико: примерно 40 установлены американцами на Аляске и еще 20 – в Калифорнии.

Вероятный противник логично планирует, что лучше уничтожить выпущенные наши ракеты из Европы – Чехии или из Польши. Ведь эти страны почти на границе с Россией. Как это произойдет? А вот как.

К примеру, из под Костромы стартует ракета, вдогон ей и нацеленная на нее стартует ракета НАТО с территории Польши или – гипотетически – любой из стран Прибалтики. Американская ракета-перехватчик догонит МБР довольно скоро за 8-10 минут, в то время как время подлета ракет к территории США боле 20 минут, затем будет сближаться с ней со скоростью сверхзвукового истребителя (менее 1 км/сек.), и уничтожит ее в пути. Вот почему американцы так настойчивы.

Наши ракеты по замыслу американских «коллег» должен обнаруживать электронный радар в Чехии. Но о станциях управления перехватчиками мы доподлинно не знаем. При слове мы в данном контексте я не беру профессиональных специалистов российского Генерального штаба. Давайте размышлять. Если такой станции управления активами НАТО в Европе нет, то зачем ракеты-перехватчики, да еще базирующиеся в шахтах? Может быть, они должны поражать совсем иные цели?

Американские ракеты-перехватчики имеют дальность около 2000 километров при высоте полета не более 1000 километров. Базисом для ракеты-перехватчика служит вторая и третья ступени знаменитого ракетного комплекса американского производства «Минитмен», о котором мы подробно поговорим чуть позже. До Москвы время полета менее 11 минут, до Перми и Урала – 15, до Новосибирска – примерно 20.

Кроме того, на военную базу в Польше доступ российским контролерам был запрещен, то есть что там делается – мы можем и не знать.

Ядерные системы США представляют собой несколько видов вооружений. Баллистическая ракета американских и британских подводных сил – Трайдент II введена в эксплуатацию с середины 1990 года и с тех пор была неоднократно модернизирована. Сегодня ракетный комплекс типа Трайдент может нести 14 боеголовок на борту подводной лодки. В современных реалиях по состоянию на весну 2015 года, это число меньше – всего 4–5 боеголовок мощностью по 475 килотонн каждая. Но все равно много, не правда ли?

Trident II D5 порадовал американцев первым успешным запуском в 1987 году. Масса – 58 тонн, дальность полета – 11 300 километров.

Дальность «прицельного» поражения составляет от 7800 до 11000 километров – в зависимости от модификации «изделия». Военно-морские силы США имеют собственные стандарты и претензии к американской военной промышленности: их требования ужесточить показатели возможного отклонения средства доставки боеголовки до 120 метров, это обязательное условие для того, чтобы ракета была принята на службу.

По моим неоднократным консультациям, удалось негласно выяснить, что в реалии таких показателей Трайдент не имеет, но все равно он пошел в серию и был принят на вооружение, поскольку был много лучше альтернативно предложенных вариантов.

Ракетные системы США наземного и подземного базирования

LGM-30G Minuteman III на сегодняшний день единственный ракетный комплекс стационарного базирования, принятый на вооружении армии США. Родоначальнику этого комплекса на сегодняшний день 45 лет, ибо именно в 1970 году его далекий прототип был впервые поставлен на боевое дежурство. Первый запуск во время проверочных испытаний состоялся еще в 1966 году.

При массе ракеты – 35,5 тонн и дальности – 13 000 километров этот «снаряд» является одной из самых быстрых МБР в мире, поскольку может разогнаться со скоростью 24 тысяч километров в час (и более) на терминальной фазе полета.

И, тем не менее, планы по совершенствованию ядерного арсенала меняются не только в России. Так ядерный комплекс LGM-30G Minuteman III должен был быть заменен на более новую систему MX Peacekeeper еще в 1985 году. Но… тогда случились события, изменившие ход не только российско-американских отношений, но и всей мировой истории. В России к власти пришел Михаил Сергеевич Горбачев, а США, по признанию многих экспертов в области политических наук, выиграли «холодную войну». И если планы модернизации у наших американских «партнеров» были вполне определенные, то в силу комплекса причин им не суждено было сбыться. История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, поэтому более уместно говорить о фактах, нежели о планах. А факты таковы.

Программа перевооружения была отложена, и военное ведомство США «Пентагон» обосновано решило сэкономить деньги налогоплательщиков: было потрачено чуть более 7 млрд, американских долларов на обновление и модернизацию существовавших активных систем LGM-30G в количестве 450 единиц, которые теперь в модернизированном виде и находятся на вооружении. Хотя ракетный комплекс MX (LGM-118А) все одно был создан и встал на боевое дежурство, о чем ниже скажу особо.

Технические характеристики системы таковы. Со скоростью почти 8 км/секунду и отклонением менее чем 200 м (точное число строго засекречено) «дедушка» ядерной промышленности США Minuteman остается грозным и точным оружием с возможностью доставки трех боеголовок. К слову, в большинстве из действующих комплексов LGM-30G Minuteman III, несущих боевое дежурство сегодня, установлена только одна боеголовка мощностью до 475 килотонн.

Американскую ядерную ракету стационарного (шахтного) базирования и средство ее доставки по классификации производителя MX (LGM-118A) «Peacekeeper» эксперты считают самой многофункциональной или – попросту – самой «навороченной» американской ракетой за всю историю их создания.

Запущенная на испытаниях впервые в 1983 году при массе 88,44 тонны и дальности полета – 9600 километров, эта относительно тяжелая межконтинентальная баллистическая ракета «Миротворец» (как это мы называем) многим казалась совершенством и воплощение новейших технологий. Особенность этого комплекса, которой обоснованно гордились американцы целой десятилетие, в использовании композиционных материалов. Система обладает высокой точностью попадания и повышенной «живучестью» ракеты в условиях ядерного воздействия, и сложностью для работы систем ПРО. Это очень важная отличительная черта.

Еще более ранняя версия межконтинентальной ракеты американского производства – первая ракета подводного базирования Polaris А-1, США, 1960 год. При массе ракеты всего 12,7 тонн, ее дальность полета – 2200 километров. Назвать такую ракетную систему межконтинентальной по нашим современным меркам не повернется язык, и, тем не менее, она состоялась и довольно долго находилась на боевом дежурстве наших потенциальных противников в «холодной войне». Первый «Полярис» стартовал с борта одиозной атомной подводной лодки «Джордж Вашингтон» с глубины аж в 20 метров. И ровно через 40 дней тот же успех пришел к советской ракете Р-21.

kartaslov.ru

Ржавый ядерный щит России » Военное обозрение

В начале статьи приведем данные об изменении состава Стратегических ядерных сил (СЯС) РФ в постсоветский период.

На начало 1992 г. Россия получила от СССР (т.е. эта часть СЯС оказалась на ее территории):

в РВСН – 170 МБР РС-18 (по 6 БЧ на каждой), 204 МБР РС-20 (по 10 БЧ), 46 МБР РТ-23, в т.ч. 36 железнодорожного базирования (по 10 БЧ), 207 мобильных МБР РС-12М «Тополь» (по 1 БЧ), всего 627 МБР с 3727 БЧ;

в ВМФ – 14 РПК СН пр. 667БДР (по 16 БРПЛ Р-29Р по 3 БЧ на каждой), 6 РПК СН пр. 941 «Тайфун» (по 20 БРПЛ Р-39 по 10 БЧ), 7 РПК СН пр. 667БДРМ (по 16 БРПЛ Р-29РМ по 4 БЧ), всего 27 РПК СН с 456 БРПЛ, 2368 БЧ;

в ВВС – 22 бомбардировщика Ту-95МС16 (по 16 крылатых ракет на каждом, т.е. всего 352 КР).

Итого – 1083 МБР и БРПЛ с 6095 БЧ, 22 самолёта с 352 КР. Всего 6347 зарядов (БЧ и КР).

В последний день 1999 г. первый президент РФ передал своему преемнику такой состав СЯС:

в РВСН – 150 РС-18, 180 РС-20, 46 РТ-23, 360 мобильных «Тополей» и 20 «Тополей-М» РС-12М2 шахтного базирования, всего 756 МБР с 3540 БЧ;

в ВМФ – 11 РПК СН пр. 667БДР, 2 «Тайфуна» (ещё 1 был переделан для испытаний БРПЛ «Булава», боевых ракет он не нёс), 7 РПК СН пр. 667БДРМ, всего 20+1 РПК СН с 328 БРПЛ, 1376 БЧ;

в ВВС – 15 Ту-160 (по 12 ракет на каждом), 31 Ту-95МС6 (по 6 ракет) и 35 Ту-95МС16, всего 81 бомбардировщик с 926 КР.

Итого – 1084 МБР и БРПЛ с 4916 БЧ, 81 самолёт с 926 КР. Всего 5842 заряда.

Таким образом, за 90-е годы СЯС увеличились на 60 носителей и уменьшились на 505 зарядов.

К началу 2008 г. Россия имела следующий состав СЯС:

в РВСН – 100 РС-18, 75 РС-20, 207 мобильных «Тополей» (в т.ч. 6 «Тополей-М»), 48 шахтных «Тополей-М», всего 430 МБР с 1605 БЧ;

в ВМФ – по 6 РПК СН пр. 667БДР и БДРМ (и тот же экспериментальный «Тайфун» под «Булаву»), всего 12+1 РПК СН с 192 БРПЛ, 672 БЧ;

в ВВС – 15 Ту-160, по 32 Ту-95МС6 и МС16, всего 79 бомбардировщиков с 884 КР.

Итого – 622 МБР и БРПЛ с 2277 БЧ, 79 самолетов с 884 КР. Всего 3161 заряд.

Таким образом, за период с 2000 по 2008 г. СЯС уменьшились на 462 носителя и 2681 заряд. На самом деле, ситуация даже еще хуже, поскольку количество БРПЛ здесь указано, исходя из количества их носителей (РПК СН). В реальности ракет 173 с 611 зарядами. Т.е. общее количество зарядов у нас составляет всего 3150.

3150 зарядов – это пока довольно много. Печальны тенденции. Точнее, они не печальны, а прямо катастрофичны. Особенно, если учесть тот очевидный факт, что СЯС являются единственной вещью, благодаря которой Россия всё еще числится великой державой, а не гигантской почти пустой территорией с огромным количеством природных ресурсов.

Дело в том, что мы безвозвратно теряем многозарядные баллистические ракеты, причем все, как наземного, так и морского базирования. Наземного – потому что предприятия по их производству остались на Украине. Морского – потому что свернули работы по перспективной ракете Р-39М, а Р-29 в обозримом будущем уйдут вместе со своими носителями, построенными еще в советский период.

На смену многозарядным ракетам приходят однозарядные "Тополя". Причем многозарядных ракет выбывает гораздо больше, чем приходит однозарядных "Тополей". Еще более того, первые "Тополя", изготовленные в 80-е, тоже уже выработали ресурс, их тоже списывают, причем темпами более быстрыми, чем поступают новые. Соответственно, количество носителей сокращается очень быстро, а количество боевых частей – просто обвально.

Главная беда в том, что старая американская разводка со "звездными войнами" ("стратегическая оборонная инициатива") сработала просто гениально. Наверное, даже сами американцы не ожидали, что она окажется такой эффективной. Россия стала заложником созданной в качестве реакции на эту разводку концепции "Тополя" и его изготовителей – Московского института теплотехники и Воткинского завода. После потери украинских предприятий они получили полную монополию на обеспечение обороноспособности РФ. И это даже не беда, это катастрофа.

"Тополь" сделали мобильным, видя в этом панацею от повышения точности американских МБР, способных попадать в наши шахтные ПУ. Сегодня, в эпоху ИСЗ, наблюдающих за земной поверхности во всех диапазонах спектра в реальном масштабе времени, и границ РФ, открытых настежь и на земле, и в воздухе, это обернулось высочайшей уязвимостью "Тополей" от всего.

От воздушного ядерного взрыва, выводящего из строя, возможно, даже не одну, а сразу несколько машин. Причем точность для этого требуется гораздо меньшая, чем для попадания в шахту.

От обычного высокоточного оружия со спутниковым наведением в реальном масштабе времени, запускаемом с самолетов, подлодок, кораблей, а в ближайшей перспективе – и с боевых беспилотников. Всё это в условиях практически полностью разрушенной системы ПВО будет проникать в наше воздушное пространство беспрепятственно. Поразить таким оружием такое хорошо защищенное сооружение, как ракетная шахта, как минимум, гораздо труднее.

От действий диверсионных групп, оснащенных РПГ, ПТРК и тяжелыми снайперскими винтовками. Против шахтных ПУ диверсанты практически бессильны.

Таким образом, мобильность "Тополя" не повысила, а значительно понизила его уязвимость. К сожалению, у этой ракеты нашлись и другие "достоинства". Для того, чтобы избежать поражения космическими лазерами (главной "фишкой" СОИ) ему сделали сокращенный разгонный участок и настильную траекторию. Заплатив за это такой "мелочью", как забрасываемый вес. Он составил всего 1 т у "Тополя" и 1,2 т у "Тополя-М". Сравните с 4,3 т у РС-18 и 8,8 т у РС-20. Именно поэтому "Тополь" и оказался моноблочным, обеспечив нам обвальное сокращение количества боеголовок. Именно из-за низкого забрасываемого веса попытки делать на базе "Тополя" многозарядную МБР РС-24 представляются иллюзорными, в лучшем случае это будет изделие с 2-3 маломощными БЧ, но без средств преодоления ПРО, которые на ракету просто не поместятся. Но беда не только в этом.

Никаких космических лазеров, разумеется, как не было в 80-е, так нет и сейчас. Создать их крайне сложно, это, как минимум, дело очень отдаленного будущего. Но теперь американцам это особо и не нужно. "Тополь" с его чудесной настильной траекторией спасся от несуществующих лазеров, зато попал под гораздо более простые и незатейливые зенитные ракеты. Не под те чудовищные GBI, которые в заоблачном количестве 10 штук непонятно через сколько лет предполагается разместить в Польше и которые пока почти ни во что почти никогда не попадают.

А под уже вполне существующие ЗУР "Стандарт-SM3", запускаемые с борта крейсеров типа "Тикондерога" и эсминцев типа "Орли Берк", оснащенных системой "Иджис" ("Aegis"). Каждый из 22 крейсеров типа "Тикондерога" (первые 5 кораблей серии, не имеющих УВП Мк41, считать не будем, их всё равно скоро спишут) может нести до 122 ЗУР, первые 33 "Орли Берка" – до 90, следующие – до 96 ЗУР (сейчас в составе ВМС США более 50 эсминцев этого типа, строительство серии продолжается).

20 февраля с.г. крейсер "Лейк Эри" сбил ракетой "Стандарт-SM3" ИСЗ (американский же, разумеется), который, как пояснили официальные лица, нес большую экологическую опасность из-за наличия в его баках высокотоксичного топлива. Спутник летел на высоте более 200 км. Это ниже стандартной траектории "нормальных" МБР, а вот "Тополь" с его замечательной "настильностью" вписывается в эту высоту. Скорость ИСЗ заведомо выше, чем у МБР. Размеры примерно соответствуют размерам БЧ МБР.

Таким образом, США уже располагают массовым противоракетным оружием. В условиях очень "удачно" начавшегося таяния арктических льдов, им ничто не будет мешать постоянно держать в высоких широтах, т.е. на траекториях полета МБР из России в США, оперативную ракетную группу из 3-4 крейсеров и 4-6 эсминцев. Она будет нести не менее 1000 (тысячи!) ЗУР "Стандарт-SM3", способных сбивать как МБР, так и их БЧ. И этого будет достаточно для того, чтобы гарантировать безопасность США от российских ракет.

МИТ и Воткинский завод монополизировали сейчас не только наземные, но и морские ракеты. Всё тот же великий и могучий "Тополь", создававшийся как ракета однозначно сухопутная, внезапно стал основой для БРПЛ "Булава". Поскольку МИТ никогда морских ракет не делал, "Булава", конечно, не летает, хотя под нее уже строится 3 РПК СН. Есть очень сильные подозрения, что она никогда никуда и не полетит. А Р-29, как уже было сказано, неизбежно уйдут вместе со своими лодками.

Поэтому, если у нас всё останется так, как сейчас, в совсем обозримом будущем мы будем иметь меньше 1000 БЧ на БР наземного и морского базирования. Задача уничтожения почти всего этого потенциала с помощью высокоточного неядерного или "микроядерного" оружия станет для США абсолютно реальной, единичные оставшиеся МБР и БРПЛ гарантированно добьет ПРО морского базирования, даже если ее эффективность составит 10-20% (насчет "третьего позиционного района" в Восточной Европе напрягаться, как раз не надо, он и бесполезен, и не нужен). Тем более, что и система ПВО у нас в совсем обозримом будущем окончательно обнулится.

Удержатся ли США от искушения реализовать указанную возможность – вопрос чрезвычайно интересный. Очень им будет трудно от нее удержаться, да и зачем?

Без СЯС мы, как уже было сказано, превращаемся в огромную почти пустую территорию с гигантским количеством природных ресурсов. Вопрос будет в том, кто ее оккупирует.

Сборище импотентов из НАТО не рискнуло бы на силовую оккупацию даже в том случае, если бы Россия лишилась СЯС. Тактическое ядерное оружие у нас ведь в любом случае останется. И обычные ВС, хоть и тоже быстро деградирующие, еще будут. Значит, потери оккупантов всё равно будут недопустимо велики. Но, дело в том, что, оставшись без СЯС, мы можем пригласить войска НАТО "мирно" и добровольно. Потому что альтернативой станет китайская оккупация. Как уже писалось в предыдущих статьях, для Китая это не прихоть, а жизненная необходимость. Натовская оккупация является меньшим из зол потому, что она заведомо ментально ближе и гораздо мягче по режиму. От нее хотя бы теоретически можно будет избавиться в будущем. От китайской – ни при каких обстоятельствах.

Если мы, всё-таки, хотим обойтись без любого из вариантов оккупации, надо прямо сегодня осознать суть проблемы и заняться производством старых, добрых шахтных многозарядных МБР. Для этого надо будет строить новые заводы, создавать новые НИИ. Денег, омертвляемых в разного рода стабфондах, резервах и т.д., работающих сейчас на экономику США, для начала должно хватить.

С морскими ракетами, возможно, будет несколько проще, завод в Красноярске и КБ в Миассе уже есть. Хотя, видимо, придется создавать новые проекты подлодок. Непонятно, куда мы денем 3 "Борея". Может, пригодятся для чего-нибудь.

Всё это будет очень дорого и сложно. Но альтернатива у этого одна – иностранная оккупация. Еще при жизни тех, кто читает эту статью.

От Редакции: Храмчихин - гражданин непростой, но тем не менее, против цифири не попрешь тенденция поймана очень верно: все путинское "вставание с колен" - не более, чем гнусный блеф.

Итак, что мы имеем: с 2000 по 2008 г. во "встающей с колен Росии" при "патриоте Путине" СЯС уменьшились на 462 носителя и 2681 заряд. Однако при "иуде и разрушителе Ельцине" за 90-е годы СЯС увеличились на 60 носителей и уменьшились на 505 зарядов. Шокирующая разница, не правда ли? Просто в телевизоре и речах т.н. "президента"оно выглядит по-другому, а в числах - вот так.

Песня сирены, прикрывающая весьма близкое катастрофическое столкновение со скалами и даже победа над геополитическим врагом - клоунской Грузией не особо маскирует масштаб катастрофы. А в реальности оказывается, что разрушение армии, а так же науки, образования и т.д. при иуденыше Путине - приемнике Ельцина, шло намного быстрее и зашло намного дальше, чем при самом иуде. Просто денег народу подбрасывали побольше и промывка мозгов была построена на других вещах.

topwar.ru

Крах ядерного щита.: lorddreadnought

Как Путин уничтожил ядерный щит россии.

Путин подписал договор по уничтожению лучших в мире ядерных ракет "Воевода" (РС-20 или SS-18) и "Скальпель" заменив их дерьмом типа "Тополь-М" которые по эффективности хуже РС-20 в 125 раз!

РС-20 имела 10 ядерных зарядов + 40 блоков - ложных целей для врага, мощность 1.200 Хиросим. Преодолевала любую ПРО США. Могущественное оружие сдерживания. РС-20 имея вес в 210 тонн стартует молниеносно, а Тополь" имеет лишь один слабенький блок.

А "отцы" командиры исправно исполняли преступный приказ по уничтожению ядерных ракет, приказ Верховного главнокомандующего Путина - Преступника №1. Ещё ЕБН - Ельцин, которого наградил Путин, подписал Договор с США по разнарядке Бнай-Брита по которому уничтожалось 20.000 русских ядерных зарядов а высокообагощённый уран, собранный всей страной за 50 лет, всего 500 тонн, вывозился в США по цене в 3000 раз ниже номинала и за счёт России. К 2005 году все ракетные поезда были уничтожены!

15 апреля 2011 года было объявлено, что в России по указу президента закрывается в Железногорске последний завод по производству оружейного плутония. Значит, ядерная начинка для российских ракет уже не производится, чем же русские планируют снаряжать боеголовки? Наверно, праздничным фейерверком…

Интересное интервью известного ракетчика, доктора технических наук Юрия Савельева «Савраске», посвященное договору Медведева-Обамы о разоружении.

Еще несколько лет назад, выступая в Думе, академик Алфёров высказался в том смысле, что мы сейчас уже не можем создать атомную бомбу. И я с ним полностью согласен.

Потому что дело не только в ядерной взрывчатке – плутонии, но и утеряна сама технология создания ядерного заряда. А там ведь сложнейшие вещи, связанные с его оболочкой, электронные системы подрыва. А у нас в стране сегодня вообще отсутствует производство композиционных материалов. И это не только мое мнение, об этом писал в своем письме в Госдуму С.Иванов, когда он еще занимал пост министра обороны.

Чтобы оценить Договор ОСВ-2, требуется вспомнить, чем располагали стороны на момент распада Советского Союза. Возьмем 1987 год. На тот момент Советский Союз располагал 30 тысячами ядерных зарядов, у Соединенных Штатов их было 25 тысяч. При этом каждую неделю и США, и СССР производили по 16 ядерных зарядов, и процесс «ядеризации» грозил стать необратимым.

Поэтому ни у кого из специалистов не вызывало сомнения, что разоружение необходимо. Вопрос только в одном – какое? На паритетных началах или со все нарастающим преимуществом одной из сторон? Вот под этим углом зрения и надо рассмотреть весь процесс разоружения, а также последний Договор ОСВ-2.

Так вот, к началу 90-х годов у Советского Союза была такая конфигурация ядерного арсенала. На долю стратегических ядерных сил (СЯС) приходился 10 271 заряд (это так называемая «ядерная триада»: баллистические ракеты сухопутного и морского базирования, а также тяжелые бомбардировщики с ядерным оружием на борту).

Соединенные Штаты в своих стратегических ядерных силах имели 10 563 ядерных заряда. Здесь у нас с американцами был практически полный паритет по числу зарядов.

Однако конфигурация «ядерной триады» у нас и американцев сильно отличались друг от друга. В Советском Союзе основной упор был сделан на тяжелые баллистические ракеты – их у нас было 1398, и они несли 6612 ядерных зарядов. А Соединенные Штаты имели 1000 носителей, оснащенных 2450 ядерными зарядами. Здесь у нас был явный перевес.

Зато по двум остальным частям «ядерной триады» преобладали американцы. Наши атомные подводные ракетоносцы несли 940 ракет-носителей, снабженных 2804 ядерными зарядами. А у американцев их подводный флот имел 5760 ядерных зарядов. Подводный флот – основа ядерной мощи США.

И наконец что касается тяжелых бомбардировщиков – тут мы отставали от американцев в 3 раза. Наши несли 162 крылатые ракеты с 855 ядерными зарядами. А американские бомбардировщики имели на своем борту 574 ракеты и 2353 ядерных заряда. Но в целом за счет нашего преимущества по тяжелым баллистическим ракетам мы сохраняли ядерное равновесие.

Вот от этого уровня наши страны начали сокращать свои ядерные потенциалы. Но странной была логика этих сокращений. От нас требовали уничтожения тяжелых баллистических ракет, по которым мы превосходили американцев, и одновременно нам предлагали «достраивать» недостающие у нас подводные лодки и тяжелые бомбардировщики, чтобы сравняться с американцами по общему количеству ядерных боезарядов, предусмотренных очередным Договором.

И все это происходило на фоне форменного погрома, учиненного в нашем военно-промышленном комплексе, – приватизации, реорганизации и прочих прелестей рыночной экономики. И чем больше слабела наша страна, тем все более невыгодные и неравноправные Договоры нам навязывали.

Ракеты, как и люди, имеют свойство стареть. Коротко говоря, все, что у нас было – почти все сплыло. А что еще не сплыло из советского ядерного потенциала, то полностью уйдет с вооружения к 2015 году.

Дело в том, что заводской срок службы межконтинентальных баллистических ракет, поставленных на боевое дежурство, составляет 10–12 лет. В принципе, производя необходимые ремонты, этот срок можно продлить, но никак не больше, чем в 2 раза. Мы так и поступали с нашими знаменитыми РС-20 («Сатана»), пока у нас был Договор с КБ «Южное» в Днепропетровске.

Советского Союза, как я уже говорил, на подводных лодках имелось 940 ракет и 2350 ядерных зарядов. Но Государственная программа вооружения предусматривает, что до 2015 года у нас в строю должно быть всего-навсего 4 атомных ракетоносца проекта 955 – это в лучшем случае всего 60 ракет.

Пока же из них, правда, построен только один «Юрий Долгорукий». Он может нести на борту 12 ракет типа «Булава». Одна только беда – испытания «Булавы» как на грех заканчиваются неудачей. А от подлодки без ракет проку мало.

У нас с морскими ракетами сложилась ситуация вообще просто абсурдная. Недавно успешно прошли испытания модернизированной баллистической ракеты Р-29РМУ («Синева») с 10 ядерными зарядами в головной части. Эту ракету буквально на одном голом энтузиазме, без всякого государственного финансирования и помощи со стороны государства создали ученые-конструкторы КБ «МИАС», за что им глубокий поклон.

Но вот ведь в чем загвоздка. Пока ученые создавали эту отличную ракету, политики приняли решение пустить на слом атомные подлодки «Дельта-4», проект 677, для которых эта ракета собственно и предназначалась.

Поэтому сейчас ситуация у нас, как в дурдоме перед утренним обходом: строим подлодки типа «Юрий Долгорукий», для которых пока еще нет ракет, и имеем ракету морского базирования «Синева», для которой уже нет подлодки.

Но будем все же уповать на бога (а что нам еще остается?) и допустим, что «Булава» все-таки полетит. Тогда (будем также надеяться), в строй вступит еще 3 подлодки проекта 955 (которых пока еще нет и в помине), каждая с 16 ракетами на борту. Всего же, таким образом, у нас будет 60 ракет на четырех атомных подводных лодках.

Таким образом, всего на вооружении и сухопутных и морских ракетно-ядерных сил к 2015 году у нас на вооружении будет ровным счетом 232 ракеты, которые смогут доставить по назначению 232 ядерных боезаряда.

Что касается воздушной компоненты «ядерной триады», то по Договору ОСВ-2 нам требуется срочно построить и ввести в строй 50 тяжелых стратегических бомбардировщиков, чтобы не отстать от американцев. Мне даже не хочется дискутировать на тему «удастся ли их построить к 2015 году» – специалистам ясно, что это нереально: военное самолетостроение разрушено и не от хорошей жизни у нас сейчас летают на парадах 40-летние ветераны советской постройки. Да и никакой роли в ядерном балансе наши бомбардировщики не сыграли бы – у нас нет авиабаз, приближенных к территории США.

Значит, остается 232 носителя, каждый из них с 1 ядерным боезарядом. Вот и все, чем мы будем обладать к 2015 году. Это официальные цифры Государственной программы вооружения.

А по Договору ОСВ-2 нам надо иметь 700 носителей и 1550 ядерных боезарядов, что бы не отстать от американцев. Таким образом, Государственную программу вооружения надо увеличивать многократно(!) в десятки раз. Это означает, что для России заключенный Договор ОСВ-2 – это отнюдь не «ограничение» стратегических вооружений, а как раз наоборот – программа «довооружения» и наращивания наших стратегических сил, что является непосильным бременем для нашего вконец измордованного реформами ВПК.

По существу американцы этим Договором втягивают нашу страну в новую гонку вооружения, с той лишь разницей, что если в 80-е годы мы бежали по дорожке рядом, попеременно дыша друг другу в затылок, то теперь отмерять все новые круги в гонке вооружения будет одна только Россия. А американцы удобно устроившись на трибунах, будут хихикать, поглядывая на изнемогающего от усталости русского бегуна.

В своих неоднократных выступлениях в газете «Советская Россия» я уже приводил расчеты, согласно которым развернутая американцами система национальной противоракетной обороны (НПРО) как раз и способна перехватить примерно такое количество вражеских ракет: 80% будут сбиты из космоса на взлете, а 19% будут поражены в заатмосферных высотах. И значит, только 2–3 боеголовки смогут достичь территории Соединенных Штатов, а там их встретят все наличные силы ракет-перехватчиков и почти наверняка собьют.

И по какой-то необъяснимой закономерности Государственная программа вооружения подводит нас именно к этой цифре – к 2015 году мы будем иметь что-то порядка 200 ракет. Таким образом, сбывается голубая мечта американской военной политики.

Правда, апологеты Договора ОСВ-2 твердят, что там в тексте, дескать, есть оговорка, согласно которой мы выйдем из Договора, если американцы будут разворачивать свою систему НПРО. На самом деле эта оговорка не более чем фикция. На это нам американцы откровенно скажут: «Ну и что? Напугали ежа голым профилем! Выходите из Договора и катитесь, куда хотите!».

Да и что такое – «выйдем»? Это означает, что наш ВПК должен в десятки раз наращивать выпуск баллистических ракет. Но ждать такого чуда от нашего замордованного реформами до полусмерти ВПК – все равно что олимпийского рекорда от больного спортсмена.

Скажу только одно: закрытие этого завода означает, что мы навсегда лишаемся возможности создать ядерный заряд. А использовать для новых ракет уже накопленные заряды мне представляется делом весьма проблематичным. Потому что техника не стоит на месте, американцы разрабатывают новые средства перехвата и нейтрализации ядерного заряда на траектории полета. Значит, уже готовый заряд надо распаковывать, вводить какие-то новые системы защиты – эта затея совершенно нелепая. Это все равно что для современных орудий использовать запасы дымного пороха, оставшегося от войны с Наполеоном.

К тому же я думаю, что сейчас в России и не осталось накопленного в хранилищах запаса ядерных зарядов. Еще когда я был депутатом Госдумы, мы вместе с бывшим министром обороны Игорем Родионовым и еще большой группой депутатов пытались получить доступ в хранилище ХДМ под Челябинском, где хранятся демонтированные с наших ракет ядерные заряды. Но такого разрешения мы не получили. Нас туда не только не пустили, но еще и объяснили, что по соглашению с американской стороной контейнеры, которые в это хранилище доставляются и вывозятся оттуда, вообще не подлежат никакому досмотру. А доступ в это хранилище возможен только с согласия американской стороны. Таким образом Россия потеряла национальный суверенитет над самым главным – над хранилищем своих ядерных боезапасов.

Текущая ситуация с ядерными силами РФ.

2017 год к этому времени будет выведен из эксплуатации ракетный комплекс "Стилет".

УР-100Н (индекс ГРАУ - 15А30, код СНВ - РС-18А, по классификации НАТО -SS-19 mod.1 Stiletto / англ. Стилет) - советская жидкостная МБР шахтного базирования. Главный конструктор ракеты – Ю. Дьяченко. Главный конструктор системы управления - В. Уралов. Несёт на борту шесть боевых блоков и комплекс средств преодоления ПРО противника.

Головной разработчик - ОКБ-52 (c 28.02.2007 - ОАО «ВПК „НПО машиностроения»). Система управления разработана харьковским НПО «Электроприбор». Принята на вооружение в 1975 году.

Серийное производство УР-100Н УТТХ продолжалось до 1985 года.

Это последняя и самая совершенная из семейства УР-100, созданного КБ Челомея. Одно из главных достоинств УР-100Н – полностью автоматизированная система предстартового контроля, упрощающая и сокращающая подготовку ракеты к пуску.

РТ-2ПМ2 «ТОПОЛЬ-М» - SS 27.

2019 год к этому времени будет выведен из эксплуатации ракетный комплекс «Тополь».

Индекс УРВ РВСН - 15П165 (шахтный) и 15П155 (подвижный), код СНВ РС-12М2, по классификации НАТО - SS-27 Sickle / англ. Серп) - ракетный комплекс стратегического назначения, разработанный в конце 1980-х - начале 1990-х годов на базе комплекса РТ-2ПМ «Тополь».

Трёхступенчатая, твердотопливная ракета 15Ж65 - первая МБР, разработанная в России после распада СССР. Предельная дальность - 11 000 км. Несёт один термоядерный боевой блок мощностью 550 кт.

Метод старта — миномётный для обоих вариантов. Маршевый твёрдотопливный двигатель ракеты позволяет ей набирать скорость намного быстрее предыдущих типов ракет аналогичного класса, созданных в России и Советском Союзе. Это значительно затрудняет её перехват средствами ПРО на активном участке полёта.

В шахтном варианте базирования принята на вооружение в 2000 году. В 2011 году МО РФ отказалось от дальнейших закупок ракетных комплексов «Тополь-М» в пользу дальнейшего развёртывания МБР РС-24 «Ярс», хотя постановку на боевое дежурство шахтных пусковых установок «Тополь-М» последнего, шестого полка 60-й ракетной дивизии планировалось закончить в 2012 году.

36 ракетных комплекса «Ярс» развернуто сегодня в составе российских РВСН.

PC-24 «Ярс» (классификация НАТО SS 27) - твердотопливная МБР мобильного и шахтного базирования с разделяющейся головной частью. Разработана Московским институтом теплотехники под руководством академика РАН Ю. Соломонова. Является модернизацией ракеты комплекса «Тополь-М». Тактико-технические характеристики не раскрываются. В перспективе должна заменить МБР PC-18 и РС-20 и составить вместе с «Тополь-М» основу ударной группировки РВСН.По состоянию на начало 2014 года на вооружении РВСН находилось 36 ракетных комплексов мобильного базирования РС-24 «Ярс» с тремя боевыми блоками каждая.Основные характеристики МБР "Ярс".

В 2012 году начались работы по перевооружению на этот комплекс Новосибирского и Козельского ракетных соединений.24 декабря 2013 года в 11:00 MSK с космодрома «Плесецк» был проведён испытательный пуск МБР РС-24 «Ярс» шахтного базирования с разделяющейся головной частью. Пуск прошёл успешно. Боевые части ракеты поразили цели на камчатском полигоне Кура.14 апреля 2014 в 10:40 MSK на космодроме "Плесецк" с подвижной пусковой установки был проведён пуск межконтинентальной баллистической ракеты РС-24, оснащенной разделяющейся головной частью. Пуск проведён в интересах защиты партии изготовленных в Воткинске ракет (контрольно-серийные испытания). По сообщению официальных источников, задачи пуска выполнены в полном объёме.

Р-30 «Булава́-30» (индекс УРАВ ВМФ - 3М30, код СНВ - РСМ-56, по классификации НАТО - SS-NX-30; «Булава-М», «Булава-47») – твердотопливная баллистическая ракета комплекса Д-30 для размещения на подводных лодках проекта 955.Считается, что установка нового ракетного комплекса для ПАРБ проектов 955 «Борей» и 941 «Акула» восстановит баланс сил в российской ядерной триаде.Разработка ракеты ведётся с 1998 года Мос-ковским институтом теплотехники.Отдельные эксперты считают проект «Булава» не совсем удачным.Из 19 пусков «Булавы», восемь были неудачными. Доводка неудачной «Булавы» тянется уже 15 лет. Это серьезно задержало развитие морских стратегических ядерных сил России. В связи с разработкой «Булавы» остались безоружными подлодки проекта 941, поскольку было прекращено производство баллистических ракет Р-39У.Мы не имеем ни группировки ракетоносцев проекта 941, ни летающей ракеты «Булава». Без ракетного вооружения оказываются и новые ракетоносцы проекта 955 «Борей».

42% запусков «Булавы» были неудачными.

Положение может спасти принятая в 2007 году на вооружение ракета Р-29РМУ-2 («Синева»). Но для нее нет новых носителей, а имеющиеся подлодки скоро прекратят свое существование из-за старости.

lorddreadnought.livejournal.com

Россия укрепляет ядерный щит

Raketi_Putin_620

Заявление Путина о новых баллистических ракетах вызвало переполох на Западе.

НАТО и США обеспокоены усилением ядерного потенциала России. Так, генсек альянса Йенс Столтенберг и госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри отреагировали на заявление президента Владимира Путина о межконтинентальных баллистических ракетах (МБР), которые поступят на вооружение Российской армии.

Более 40 новых ракет, как отметил глава государства на выставке «Армия-2015», «будут способны преодолевать любые, даже самые технически совершенные системы ПРО». Таким образом, идея размещения элементов противоракетной обороны в Европе, которую столь настойчиво продвигает Вашингтон, теряет практический смысл.

Заявление Владимира Путина прозвучало на фоне нагнетания истерии вокруг военной угрозы для «цивилизованного мира», которая якобы исходит от России. Одно за одним зарубежные СМИ публикуют не имеющие ничего общего с реальностью планы Москвы по захвату Украины, Прибалтики и Восточной Европы. Впрочем, ничего удивительного — достоверность в нынешней информационной войне, к сожалению, носит вторичный характер.

Общественное мнение западных стран упорно подготавливают к мысли о грядущем противостоянии с «русским медведем». При этом принимать меры по противодействию «российской агрессии» и сделать полем брани предлагается исключительно европейский, а не североамериканский континент.

Для этого, согласно задумке вашингтонских стратегов, нужно подтянуть поближе к российским рубежам тяжелую военную технику и самолеты, а еще лучше — разместить в Европе ракеты наземного базирования, направленные на уничтожение российского ядерного щита. Верный союзник США Великобритания и вовсе готова установить на своей территории американские ракеты с ядерными боеголовками.

Основа национальной безопасности России

Стрелы Вашингтона на российский ядерный щит направлены, естественно, не просто так. Ядерное оружие со времен холодной войны остается важнейшим фактором, сдерживающим экспансионистские аппетиты американских «ястребов». Для России, как неоднократно подчеркивали официальные лица, ядерные силы — один из столпов национальной безопасности и суверенитета страны.

Стратегические вооруженные силы РФ составляют так называемую ядерную триаду: расположенные на суше Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), Морские стратегические силы и Стратегическая авиация. В общей сложности ядерный щит России предположительно представлен 499 стратегическими носителями, способными нести около 1900 ядерных боезарядов.

По состоянию на январь 2015 года на вооружении РВСН ориентировочно находилось 305 ракетных комплексов, способных нести 1166 ядерных боезарядов. Основу сухопутных ядерных сил составляют ракетные комплексы стратегического назначения c МБР «Тополь-М» (72 подвижных грунтовых комплекса, 60 комплексов шахтного базирования и 18 мобильных комплексов). РВСН также обладают 46 тяжелыми ракетами Р-36М2 (SS-18), 60 ракетами УР-100НУТТХ (SS-19), 45 мобильными и 4 шахтными комплексами с ракетой РС-24 «Ярс».

В состав ВМФ России входят восемь стратегических ракетоносцев с баллистическими ракетами на борту, способных нести 512 ядерных боезарядов. Шесть ракетоносцев базируются в составе Северного флота, два ― в составе Тихоокеанского флота. В ближайшие годы Морские стратегические силы России ожидает пополнение — новые атомные подводные лодки.

На вооружении Стратегической авиации России состоят 66 тяжелых бомбардировщиков: 11 бомбардировщиков Ту-160 и 55 бомбардировщиков Ту-95МС, способные нести около 200 крылатых ракет большой дальности. В конце мая нынешнего года Владимир Путин заявил, что до 2020 года ВВС России пополнятся не менее чем 50 самолетами Ту-160.

Запад зря бьет тревогу

Планы по модернизации ядерного щита России на первый взгляд и впрямь могут показаться воинственными, как это утверждают наши западные «партнеры». Однако, по сведениям СМИ, наша страна проводит лишь плановое перевооружение компонентов своей ядерной триады.

Прежде всего модернизация ядерных сил связана с заменой отработавших свой ресурс МБР. При этом подчеркивается, что Россия ни в коем случае не превысит ограничения по числу носителей и боевых блоков, установленных заключенным в 2010 году Договором СНВ-3.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов констатировал, что слова Владимира Путина о новых ракетах вызвала настороженность на Западе, «близкую к панике».

«Заявление главы государства не говорит о том, что мы увеличиваем количество уже стоящих на вооружении ракет. Речь идет о том, что мы заменяем часть ракет, отработавших свой ресурс. У нас таких ракет примерно 50 штук», ― сказал Коновалов.

«Западный мир зря бьет тревогу, потому что Россия никак не нарушает ядерный паритет, оговоренный в Договоре СНВ-3, ― подчеркнул военный аналитик. ― На Западе цифру в 40 ракет неадекватно восприняли, потому что ее озвучил президент. Если бы новость об этом прошла как рутинная информация, внимание к этому событию было бы значительно меньшее», ― уверен Коновалов.

Директор Центра стратегической конъюнктуры отметил, что Россия проводит обычную плановую замену. «В частности, нам надо заменить ракеты Р-36М ― это по классификации НАТО знаменитая «Сатана». Раньше отработавшим ресурс ракетам замены не было, но сейчас она появилась», ― заявил Коновалов.

Россия всегда готова нанести удар

Заместитель директора Института США и Канады РАН, член Совета по внешней и оборонной политике Павел Золотарев обратил внимание на то, что неверно говорить о существующей проблеме устаревания ядерных сил России.

«Ракеты, которые сейчас находятся на вооружении, не устарели до той степени, что не способны выполнять задачи ядерного сдерживания. Просто каждая ракета имеет свой гарантийный срок, и многие его выработали. Причем этим ракетам неоднократно продляли гарантийные сроки», ― пояснил эксперт.

Золотарев напомнил, что в настоящее время Россия сосредоточена на замене отработавших ресурс комплексов новыми современными образцами. Единственная проблема, по его мнению, заключается в том, что, учитывая состояние оборонно-промышленного комплекса РФ, «эта задача решается, но не без напряжения». «В своем заявлении президент озвучил как раз реальное количество ракет, которые мы можем поставить на боевое дежурство», ― добавил Золотарев.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов полагает, что, несмотря на ряд трудностей, отечественные стратегические войска ― это один из лучших видов Вооруженных сил России. «Если говорить конкретно о РВСН, то они стоят первыми в списке финансирования. В Ракетных войсках проходят постоянные учения и тренировки. Боеготовность этого рода войск крайне высокая», ― указал Коновалов.

Эксперты заверили, что россиянам не стоит опасаться относительно способности ядерных сил России нанести удар по агрессору. Между Москвой и Вашингтоном как де-юре, так и де-факто существует паритет. Золотарев убежден, что существующая со времен холодной войны система ядерного сдерживания продолжит работать, даже если у России будет значительно меньше ядерного оружия.

К этому стоит добавить существующую систему «Периметр», разработанную еще в советские времена и прозванную американцами Dead hand. Это автоматизированная контрольно-командная система, которая направлена на нанесение ответного ядерного удара по противнику, если будет уничтожено политическое и военное руководство РФ. Таким образом, Россия при любом раскладе останется единственной страной, способной в любой момент уничтожить США.

agitpro.su

Состояние ядерного щита России ≪ Scisne?

Поддержание в необходимом количественном и качественном состоянии парка стратегической ядерной триады России – МБР, стратегических подводных ракетоносцев и тяжелых бомбардировщиков – в обозримом будущем может стать задачей, непосильной для страны. Целый ряд концептуальных ошибок в развитии стратегического арсенала, допущенный в поздний советский и постсоветский период, если не принять соответствующих мер, приведет к тому, что через некоторый период времени Россия рискует остаться с оружием, которое не сможет гарантировать безопасность страны.

Из-за леса, из-за гор в воздух стартуют… «Спички»

Мобильность стратегического оружия как панацея его неуязвимости сыграла плохую шутку с Генеральным штабом ВС СССР. В первую очередь была ошибочной сама концепция создания МБР на самоходных автомобильных и железнодорожных шасси. Создавая такие сложнейшие системы оружия как подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) РТ-2ПМ «Тополь» (код НАТО SS-25) и боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) РС-22 «Молодец» (SS-24) страна несла громадные дополнительные расходы на создание этих стратегических группировок. Аналогичные по своим боевым возможностям американские МБР серии «Минитмен» и МХ размещались в высокозащищенных шахтных ПУ, где находились в состоянии к немедленному применению в чрезвычайной обстановке.

Но советская концепция развертывания стратегического арсенала МБР была не такой глупой как сейчас. Все-таки мобильные комплексы МБР были лишь частью Ракетных войск стратегического назначения, в составе которых находились еще более мощные боевые системы, такие как РС-20 «Воевода» (SS-18) шахтного базирования. Окрещенные на Западе как «Сатана» они одни могли решить задачу уничтожения США в вероятной войне, находясь в состоянии готовности к пуску уже через несколько минут после получения команды.

Мобильные «Тополи» и «Молодцы» не могли быть оружием немедленного удара. Чтобы снизить опасность запоздалого ответа советские инженеры даже сконструировали выдвижные крыши для сооружений, в которых находились «Тополя». Открывалась крыша ангара, и пусковая установка, не покидая ангар, поднимала контейнер с ракетой в вертикальное положение и производила пуск. Но и для совершения этих операций требовалось время. Зачем тогда эта дорогостоящая мобильность?

Находившиеся в момент первого удара противника мобильные МБР также не могли гарантировать ответный удар, ибо районы их дежурства были известны американцам. Массированный ядерный удар по этим площадям (лесным массивам) вполне может привести к тому, что незащищенные мобильные ПУ могут потерять боеспособность вследствие воздействия электромагнитных волн, образующихся от ядерного взрыва, или даже просто опрокинуться от ударной волны взрывающихся рядом боеприпасов. Что касается ангаров, где находятся мобильные ПУ, они могут быть уничтожены обычным высокоточным оружием, которое не нуждается в боеприпасах проникающего действия, которые необходимы для уничтожения высокопрочных сверхзащищенных шахтных ПУ. Уничтожить эти ангары может и обычный тактический истребитель, скажем, типа F-15 или F-16, оснащенный стандартными управляемыми авиабомбами.

Теперь рассмотрим, с чем останется Россия к 2015 году. Как известно, БЖРК РС-22 уже выведены из состава РВСН и уничтожены. В строю находится определенное количество шахтных МБР типов РС-20 (Р-36МУТТХ) и РС-19 (УР-100НУТТХ, код НАТО SS-19), но их жизненный цикл уже на исходе. Эти ракеты уже давно не производят, а бесконечные «продления» их нахождения в составе РВСН могут вызвать лишь горькую усмешку. Реальной боевой системой остается только «Тополь» и «Тополь-М».

Как происходило развертывание мобильных «Тополей»?

Тополь
Немного статистики. МБР была принята на вооружение в 1984 году, и в тот же год на боевое дежурство было поставлено 18 мобильных комплексов. Наивысшего значения количество «Тополей» достигло в 1993 году, когда их парк достиг 369 пусковых установок. В 1994-2002 годах количество МБР этого типа поддерживалось на уровне 360 ПУ. А потом, естественно, начался обвал. Пусковые установки и ракеты старели, их необходимо было выводить из боевого состава РВСН. Развертывание для их замены стационарных и мобильных ракет «Тополь-М» катастрофически запаздывало. Таким образом, к 2006 году на вооружении осталось только 252 ПУ МБР «Тополь» от наивысшего количества 369 от 1993 года. Взамен к 2006 году на вооружение РВСН поступило только 42 стационарных и три первых мобильных «Тополь-М». Списано 117, поступило 45. В 2007 году, по оценочным данным «Военного Паритета», в строю осталось примерно 225 «Тополей» «советского» производства, а в начале 2008 года, согласно данным сайта www.russianforces.org, их насчитывается всего 213 единиц.

По расчетам американских экспертов, в предстоящие пять-семь лет должен быть списан весь парк мобильных «Тополей» 1984-1993 годов развертывания. А что взамен? Государство в лице первого вице-премьера Сергея Иванова до 2015 года планирует принять на вооружение 120 МБР «Тополь-М», в том числе 69 в мобильном варианте. Опять остаемся в минусе – более чем 100 старых ракет не будут заменены ничем.

Таким образом, к примерно 2015 году РВСН России будут располагать примерно 76 стационарными и 69 мобильными «Тополь-М». В общей сложности их будет примерно 145. Заметьте – моноблочных. Что касается новых многозарядных типа РС-24, то нет никаких данных по их развертыванию. Стоит отметить, что планируемое развертывание такого количества «Тополей-М» зиждется на цифрах Государственной программы вооружений (ГПВ) до 2015 года, которая, как это ни печально, никогда в полном объеме не выполнялась. Министерство обороны никак не может зафиксировать стоимость отдельных видов вооружений, в том числе стратегических, в результате чего оборонщики завышают их стоимость до заоблачных высот. Недавно продленный на службе вышедший все сроки нахождения на военной службе начальник Генштаба генерал Юрий Балуевский говорил об этом в интервью каналу «Вести-24». А виной тому то обстоятельство, что оборонный бюджет страны является совершенно непрозрачной статьей государственных расходов, что приводит к такого рода финансовым кульбитам.

Резюмируем. К 2015 году Россия будет иметь на вооружении 145 МБР, из которых почти половина будет мобильными. Это совершенно ненужная трата ресурсов страны. Лучше иметь 300 шахтных многозарядных МБР немедленного реагирования, но… что тут поделаешь? Монополист в разработке стратегических ракет Московский институт теплотехники до сих пор держит страну в заложниках абсолютно устаревшей «концепции мобильности». Даже американцы и те советуют китайцам не идти по «советскому» пути, совершенно четко понимая бесперспективность такого решения. И чувствуется, что заморские эксперты не хохмят, а дело советуют. В свое время им хватило ума отказаться от мобильных МХ и «Миджитменов». А мы упорствуем. Если почитать военные форумы, то сами ракетчики называют «Тополя» «спичками» за их невысокие боевые возможности, а их мобильность породила даже анекдот: «Почему «Тополи» мобильные? – А потому, чтобы повысить дальность полета». Вот так.

Как известно, в США принята программа модернизации малозаметных стратегических бомбардировщиков В-2, в результате которого они будут оснащены новейшей РЛС с активной ФАР, имеющей фантастические возможности по обнаружению малогабаритных мобильных наземных целей, и способны будут принимать на борт до 80 управляемых авиабомб с системой наведения GPS. То есть за один вылет «невидимка» сможет уничтожить до нескольких десятков мобильных целей, по боевому маршруту которого в руинах будут лежать уничтоженные пусковые установки ракет, РЛС и ангары самолетов. Поистину здесь будет уместна поговорка в несколько измененном виде - «Как Мамай пролетел».

«Бореи» поплывут прямо в пасть противоракетных и противолодочных хищников.

/800/600/http/scisne.net/ax/d1/1/a1141/03.jpg

База РПКСН Гаджиево, Северный флот.

Ситуация с морской компонентой стратегической триады еще более печальна. В настоящее время, согласно тому же заокеанскому сайту, в ВМФ России насчитывается 12 стратегических ядерных ракетоносцев – шесть типа 667БДРМ (Delta-IV) и шесть типа 667БДР (Delta-III). На них размещено 162 ракеты с 606 ядерными боеголовками. Казалось бы, неплохой арсенал. Но это только на первый и беглый взгляд.

Пока еще не попавшие под резак лодки проекта 667БДР практически все находятся на приколе. Эти подводные ракетоносцы построены в период с 1976-го по 1984-й годы (всего было построено 14 атомоходов, списано 8). Их боевая эффективность находится под большим вопросом. К счастью, наши РПК СН оснащены ракетами с межконтинентальной дальностью полета, что позволяет им производить пуски ракет прямо с пирса. Но, согласитесь, это слабое утешение. Подводные лодки могут быть уничтожены с воздуха и космоса в одно мгновение.

Наиболее боеспособными считаются лодки проекта 667БДРМ, построенные в период 1985-1992 годов. Все шесть субмарин находятся в боевом составе флота, изредка, но все же выходят на боевое патрулирование, а иногда, по заданию правительства, устраивают с Баренцева моря пуски ракет по камчатскому полигону Кура, устраивая, как выразился недавно президент, «новогодний фейерверк».

Ситуация со строительством серии новых подводных ракетоносцев проекта 955 «Борей» скандальна. Головной корабль был заложен еще в 1997 году, его ракетный арсенал должен был состоять из 12 мощнейших 100-тонных Р-39УТТХ «Барк», которые являлись усовершенствованным вариантом ракет Р-39, которые устанавливались на гигантах проекта 941 «Акула» водоизмещением 48 тысяч тонн. То есть под эти ракеты создавался значительно более легкий и эффективный носитель с подводным водоизмещением менее 20-22 тысяч тонн, а по некоторым данным – 18750 т. Но дальнейшая история известна, появился глава МИТ Юрий Соломонов, и впихал правительству идею создания «унифицированной стратегической ракеты «Булава» массой 36 тонн. В результате строители должны были заново перепроектировать ракетные шахты, что вкупе с хроническим недофинансированием превратило строительство головной субмарины «Юрий Долгорукий» в долгострой. Правда, строители обещают ввести в строй этот корабль уже в 2008 году, но вот незадача – ракет-то нет.

Как бы там ни было, командование ВМФ обещает принять на вооружение шесть лодок проекта «Борей» (головной с 12 ракетами, остальные будут проекта 955А с 16 пусковыми шахтами). Вроде бы лодкам с 16-ракетным вариантом уготовано новое обозначение – «Касатка», о чем пишет тот же заморский сайт.

Таким образом, к 2015 году состояние морской компоненты СЯС России также вызывает множество вопросов. Система «Борей»-«Булава» по своим боевым возможностям вряд ли будет отвечать требованиям будущего. Ведь дальность этой 36-тонной ракеты составляет всего 8000 км (именно такая цифра была передана американцам по линии обмена информацией по стратегическим разработкам, как того требуют многочисленные договоры по ограничению оных вооружений – Л.Н.). Немощь наземных «Тополей» переходит и на морской сегмент. Обнародование ТТХ РСМ-56 «Булава» вызвало нешуточный скандал, который пытался гасить сам лично Соломонов. Вероятно, этот скандал не дошел до ушей Верховного Главнокомандующего, который, как мы прочитали выше, больше склонен, как Петр Великий-малолетний, развлекаться разными «потешными пусками аки фейерверк».

Взлет бомбардировщика как… старт космического корабля

Здесь дело обстоит из рук вон плохо. Хуже, чем в РВСН, и даже хуже, чем в РПКСН. Согласно западным оценкам, в начале 2008 года в Дальней авиации ВВС России насчитывалось 78 тяжелых бомбардировщиков, из них 14 Ту-160 (Blacjack) и 64 Ту-95МС (Bear-H), которые теоретически могут поднять в воздух 872 крылатые ракеты большой дальности.

Этот вид российской стратегической триады подходит разве что для демонстрационных полетов над Мировым океаном. Для боевого реагирования на внезапное нападение он абсолютно не годится. Все бомбардировщики будут уничтожены в мгновение ока новейшими средствами воздушно-космического нападения. Когда были возобновлены полеты стратегических бомбардировщиков, американская пресса и даже официальные представитель Белого Дома откровенно поиздевались над доисторическим видом наших Ту-95МС, считая их за аболютный «нафталин», неизвестно откуда вынутый. Действительно, в наше время держать на вооружении турбовинтовой бомбардировщик, лопасти двигателей которого имеют эффективную площадь рассеяния (ЭПР) размером в футбольное поле – нонсенс. Ту-95 не имеет никакого шанса преодолеть воздушное пространство даже третьесортной страны.

/800/600/http/scisne.net/ax/d1/1/a1141/04.jpg
Что касается Ту-160, то исполинские размеры этого самолета превращают каждый его полет в некоторое подобие старта американского космического челнока Space Shuttle. Неслучайно почти каждый самолет этого типа имеет свое почетное название как боевой корабль военного флота. Бомбардировщик массой 275 тонн берет на борт 150 тонн топлива. Подготовка самолета к полету, заправка топливом и подвеска вооружения занимает несколько часов, и во время этого процесса возле самолета стоит рой специальных машин обслуживания. Конечно же, в час Х эти самолеты станут легкой добычей американских стервятников.

Что имеем на выходе?

Печальные, прямо скажем, выводы.

Группировка стационарных и мобильных «Тополь-М», которые в 2015 году составят практически монопольный костяк РВСН, по своим боевым возможностям практически будет оставаться на уровне легких МБР середины 70-х годов прошлого века. Недостаточная забрасываемая масса в 1-1,5 т не позволит реализовать мощное боевое оснащение этих ракет, в том числе многозарядными боеголовками индивидуального наведения. Конечно, по идее можно поставить три маломощных ядерных боезаряда по 200 кт, но даже это решение может снизить дальность полета МБР, который сегодня едва дотягивает до 10000 км.

Оснащение же этих МБР некими гиперзвуковыми маневрирующими боеголовками, которые «способны преодолеть любую систему ПРО», заставит американцев думать, что Россия рассматривает США как своего основного противника. На этом фоне китайцы с их значительно более масштабными стратегическими программами покажутся пентагоновским ястребам верными друзьями Америки. Впрочем, хитрые китайцы этого и пытаются добиться, не афишируя, в отличие от России, свои программы вооружений. Наши же пытаются бряцать оружием, которого даже нет в наличии. Глупая стратегия.

Идеология развертывания морской компоненты триады разрушена. На РПКСН, которые по своим геометрическим размерениям и водоизмещению практически не уступают американским «Огайо», будут стоять маленькие ракеты с грозным названием «Булава». Недостаточная дальность этих ракет заставляет их базировать на Тихоокеанском флоте прямо под боком США. Не секрет, что в данном регионе развертывается мощная многоуровневая система ПРО, в том числе корабельного базирования с противоракетами Standard SM-3, и не только американская, но с включением японских и южнокорейских кораблей, оснащенных боевой информационно-управляющей системой AEGIS и установками вертикального пуска ракет. Прибавьте к этому компоненту базу противоракет GBI на Аляске с плавающими у ее берегов морскими платформами многофункциональных РЛС ПРО SBX. Эти системы оружия могут щелкать как орехи уцелевшие от первого удара ракеты «Булава». И вот в этот район, кишащий к тому же еще и системами противолодочной обороны, и отправятся плавать наши «Бореи» с «Булавами». Что и говорить, «мудрое» решение.

Про стратегическую авиацию добавить нечего.

Что делать? Извечный русский вопрос

Во-первых, отказаться от мобильных ПУ МБР и насытить РВСН мощными многозарядными стратегическими ракетами, размещенных в сверхукрепленных шахтных ПУ. Американцы сочли нужным выйти из Договора по ПРО, когда возникли ракетные угрозы со стороны стран-изгоев. Почему мы не можем так же действовать и объяснить нашу позицию по возврату к тяжелым МБР с многозарядными боеголовками?

Во-вторых, вернуться к разработке БРПЛ Р-39УТТХ и оснастить ими РПК СН пр. 955 и 955А "Борей".

В-третьих, отказаться от строительства дорогостоящих Ту-160 и направить средства на разработку действительно современного и эффективного малозаметного стратегического бомбардировщика.

И перестать бряцать оружием, причем не существующим.

Леонид Николаев, 14 января 2008 года"Военный паритет"

scisne.net

Ядерный щит России: баланс мощи и мобильности

Ядерный щит: баланс мощи и мобильности

Перевооружение РВСН на комплексы пятого поколения набирает обороты: более ста уже находящихся в строю комплексов «Тополь-М» и РС-24 «Ярс» позволили обновить состав РВСН примерно на треть. Результатом Госпрограммы вооружения на 2011-2020 гг., в ходе выполнения которой ракетчики должны получить, по некоторой информации, до 200 комплексов нового производства, должно стать практически 100-процентное переоснащение РВСН оружием нового поколения.

Магистральное направление развития РВСН характеризуется ставкой на мобильные твердотопливные комплексы. Однако верность такого пути часто ставится под сомнение. Главным результатом этих сомнений стала анонсированная разработка для РВСН жидкостной межконтинентальной ракеты нового поколения.

ВЫБОР В ПОЛЬЗУ МОБИЛЬНОСТИ

В постсоветское время РВСН и СЯС в целом остались одним из очень немногих элементов военной машины, поддерживавших боевую готовность. Как минимум это говорит о том, что руководство страны сумело оценить возможные последствия «провала» в этом вопросе. Однако, говоря о конкретных составляющих боевой мощи российских СЯС сегодня, стоит отметить, что нынешнее обновление потенциала РВСН и морских стратегических ядерных сил – в первую очередь заслуга Московского института теплотехники и Воткинского завода, то есть, соответственно, разработчика и производителя межконтинентальных ракет «Тополь», «Тополь-М», «Ярс» и «Булава».

Ядерный щит: баланс мощи и мобильностиОсновной ударной силой российских ядерных сил должны быть твердотопливные ракеты.

Когда в 1997 г. разворачивалось серийное производство «Тополей-М» в шахтном варианте, то уже тогда предполагалось, что этим ракетам и созданным на их основе «Ярсам» – как шахтным, так и мобильным – предстоит стать основой боевой мощи РВСН. При этом именно мобильные комплексы рассматривались как наиболее перспективные, несмотря на то, что шахтные пусковые установки к концу 1980-х гг. достигли высшей степени совершенства и превосходной защищенности: они могли уберечь подвешенную внутри ракету даже от недалекого ядерного взрыва.

Однако десятилетие спустя шахтные установки уже не были способны гарантировать защиту от прямого попадания высокоточного боеприпаса в крышку шахты, а ведь именно в 1990-е гг. возможности таких боеприпасов были убедительно продемонстрированы в ходе ряда вооруженных конфликтов.

Тем не менее, моноблочные ракеты – а «Тополь-М» что в шахтном, что мобильном варианте несет только один заряд – не гарантировали нанесения неприемлемого ущерба, особенно в случае сочетания первого удара со стороны вероятного противника и анонсированного развертывания системы ПРО, которая будет способна перехватывать уцелевшие после такого удара носители.

Ответом на этот вызов стал «Ярс», сочетающий мобильность с многозарядностью, – эта ракета несет, по имеющейся информации, четыре боевых блока. В сочетании с комплексом средств прорыва ПРО это гарантирует, что, как минимум, часть блоков дойдет до «адресата».

Тейковская дивизия, два полка которой перевооружены на мобильные комплексы «Тополь-М», а два – на «Ярсы», стала первым соединением, полностью оснащенным новыми системами. 36 пусковых установок и более 70 боевых блоков – этой мощи достаточно для уничтожения десятков миллионов человек. Вместе с тем в сегодняшних условиях важна не столько ударная мощь РВСН, выраженная в цифрах потенциального числа жертв, сколько готовность имеющегося потенциала и его защищенность.

СКРЫТНОСТЬ И СКОРОСТЬ КАК ЛУЧШАЯ ЗАЩИТА

Значение мобильных комплексов в арсенале РВСН выросло многократно после того, как договор СНВ-3, подписанный Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым, снял ограничения на районы базирования и развертывания мобильных комплексов. Невозможность предугадать, из какой точки огромного оперативного района будет произведен пуск, значительно осложняет его своевременное обнаружение и перехват. Таким образом, мобильность сегодня становится куда более надежной защитой, чем тысячи тонн фортификационного железобетона и десятки сантиметров броневой стали шахтных установок.

Известно, что часть «Ярсов» развертывается в шахтных пусковых установках, но так же как и в случае с шахтными версиями «Тополя-М», это паллиативное решение, направленное на экономное использование имеющейся инфраструктуры, и ни в коем случае не является основным для данного типа ракет.

Наряду с мобильностью комплексов, современные твердотопливные ракеты имеют еще одно немаловажное преимущество, снижающее вероятность перехвата: короткий активный участок траектории (менее трех минут против 4-6 для жидкостных ракет) сокращает время, остающееся системе ПРО на реакцию, до минимума. Ведущиеся работы по обеспечению ограниченного маневрирования на активном участке траектории, и оснащению этих ракет маневрирующими головными частями, делают их еще более сложными целями.

В ближайшие 10 лет «Ярсы» должны полностью заменить в составе РВСН «Тополя» советской постройки. Если эта задача будет решена, то программа-минимум по поддержанию боеготовности РВСН в условиях развертывания системы ПРО США окажется выполненной. Программа-максимум зависит уже не только от средств, выделяемых на стратегические ядерные силы. Несмотря на мобильность, эти системы также нуждаются в защите – и поэтому речь сегодня должна идти о создании защищенных районов, надежно прикрытых системой воздушно-космической обороны, внутри которых мобильные ракетные комплексы будут надежно защищены от внезапного первого удара.

190-200 «Ярсов», которые должны быть поставлены до 2020 г., хватит как раз для того, чтобы заменить в составе РВСН 170 ракет РС-12М «Тополь» производства 80-х и начала 90-х годов и обеспечить достаточное число учебных пусков.

Кроме того, до 2020 г. в составе РВСН «доживут», по мнению специалистов, около 20 ракет Р-36М2 последних серий. Их будут менять уже в 2020-2025 гг. и, видимо, на ракеты новых типов. Разумеется, в строю останутся и 70 ракет «Тополь-М» производства 1997-2011 гг., часть из которых будет, очевидно, израсходована для пусков в рамках работ по продлению назначенного ресурса.

ЖИДКОСТНЫЕ РАКЕТЫ: УЯЗВИМОЕ МОГУЩЕСТВО

Тем не менее, с перспективой вывода жидкостных ракет из состава РВСН согласны не все, и это несогласие дало путевку в жизнь проекту новой жидкостной ракеты. Эта ракета, предназначенная для замены РС-20 «Воевода», будет запущена в производство до конца этого года. Ранее сообщалось, что на вооружении РВСН новая ракета появится во второй половине десятилетия. Начало производства и испытаний ракеты в 2013 г. должно позволить выдержать этот срок.

Ядерный щит: баланс мощи и мобильностиЗалповый пуск «Булавы» с борта РПЛСН «Юрий Долгорукий».

Разумеется, старт жидкостных межконтинентальных ракет шахтного базирования выглядит красиво. Откидывается крышка, затем мощные пороховые заряды выталкивают ракету на поверхность. Покинув шахту, она на мгновение почти зависает в воздухе и затем величественно начинает набирать ускорение, уходя вверх на бледном факеле маршевых двигателей. Шесть боевых блоков мощностью по пол мегатонны для РС-18, 10 блоков по 0,8 мегатонны для РС-20 – эта мощь способна сокрушать города и целые страны.

Жидкостные МБР шахтного базирования долгое время составляли основу ядерной мощи Советского Союза, да и сегодня играют весьма заметную роль в ядерном арсенале России. Постепенный вывод этих ракет из состава РВСН в связи с выработкой уже неоднократно продленного ресурса стал одной из главных причин резкого падения российского ядерного потенциала – вплоть до недавнего времени основным пополнением РВСН был моноблочный «Тополь-М». Затем пришел «Ярс», однако если сравнивать эти ракеты чисто арифметически, то 3-4 его боевых блоков явно не хватает для того, чтобы стать полноценной заменой МБР РС-20 «Воевода», известной на Западе как «Сатана».

В этих условиях разработка жидкостной шахтной ракеты нового поколения была сочтена разумной – «многозарядность», ко всему прочему, повышает шансы как минимум части боевых блоков прорвать систему ПРО. Однако за внешней привлекательностью этого решения кроются серьезные проблемы.

КТО ЗАЩИЩЕННЕЕ?

Шахтные пусковые установки могут спасти ракету почти от всего – даже ядерный взрыв в паре сотен метров не гарантирует вывод ракеты из строя… До тех пор пока ядерное оружие было практически единственным средством подавления стратегических арсеналов противника, таких возможностей хватало. Однако развитие высокоточных систем сделало свое дело – теперь любая шахта может быть выведена из строя одним-двумя попаданиями обычного боеприпаса, несущего несколько сотен килограммов взрывчатого вещества.

Точность ядерных средств, само собой, тоже не стояла на месте. Решение об ускоренной разработке и запуске в серию новой шахтной ракеты выглядит, скорее, попыткой поддержать кооперацию соответствующих разработчиков, нежели серьезным ходом на повышение возможностей РВСН. Пока что, впрочем, это решение еще не поздно исправить.

Угроза обезоруживающего первого удара с использованием высокоточного оружия стала одной из главных причин смещения «центра тяжести» РВСН на мобильные системы и роста доли Военно-морского флота в ядерной триаде. Мобильные комплексы, способные быстро рассредоточиваться, стали куда более трудной целью. При этом ни спутники, ни беспилотные аппараты не гарантируют своевременного обнаружения этих машин, а также того, что обнаруженный объект не окажется ложной целью – либо пустым тягачом, либо вовсе надувной мишенью с тепловым имитатором работающего двигателя.

Возможность быстрой смены позиции, недоступность значительной части территории России для спутниковой разведки в силу метеоусловий, огромные площади поиска, огромные расстояния, которые предстоит преодолевать беспилотным аппаратам, – все это дает значительные преимущества мобильным комплексам по сравнению с шахтными установками, которые ставятся на свое место однажды и навсегда.

«АВАНГАРДНАЯ» АЛЬТЕРНАТИВА

Одной из главных новостей РВСН последних нескольких лет стало начало испытаний ракетного комплекса «Авангард». Очередная разработка МИТ может стать вполне реальной альтернативой жидкостной ракете. По имеющейся информации, «Авангард» представляет собой мобильный комплекс с твердотопливной МБР, созданной с максимальным использованием технологий морской баллистической ракеты «Булава».

Подобная ракета, способная доставлять к цели шесть и более боевых блоков средней мощности (100-150 килотонн), могла бы стать адекватной заменой уходящим Р-36М2, тем более, что меньшая мощность заряда вполне компенсируется возросшей точностью попадания и меньшей уязвимостью самого комплекса в силу его мобильности.

МОРСКАЯ КОМПОНЕНТА

«Булава» стала первым изделием Московского института теплотехники, созданным в интересах ВМФ. Ее разработка уходит корнями в 1997 год. Тогда правительство РФ во главе с Виктором Черномырдиным приняло решение передать МИТ функций головного разработчика перспективных средств ядерного сдерживания для наземной и морской составляющих ядерной триады. В основе этого решения, как принято считать, лежало стремление сэкономить. Предполагалось, что перспективная морская стратегическая ракета будет максимально унифицирована по конструкции с перспективной ракетой для РВСН – «Тополь-М», который тогда только запустили в серию.

Одновременно прекращалась разработка межконтинентальной ракеты «Барк» КБ Макеева, предназначенной для замены Р-39 на знаменитых РПКСН проекта 941 «Акула» (известных на западе как «Тайфун») и для вооружения перспективных РПКСН. КБ Макеева была оставлена ниша жидкостных ракет морского базирования. В этой нише в итоге была создана «Синева» – усовершенствованный вариант ракеты Р-29РМ. Сегодня она производится для модернизированных ракетоносцев проекта 667БДРМ «Дельфин».

Отказ от разработки «Барка» многие считают ошибкой, но он имел под собой существенные основания. Ракета массой более 80 тонн и длиной 16 метров требовала соответствующей лодки. Подводное водоизмещение «Акул», каждая из которых могла нести 20 «Барков», превышало 40 тысяч тонн, а 24-тысячетонные «Бореи» первоначально были рассчитаны лишь на 12 таких ракет.

В условиях резкого сокращения экономических возможностей страны флот нуждался в относительно недорогой ракете, которую можно было бы размещать на подлодках, не требующих, в отличие от «Акул», уникальной инфраструктуры базирования и обслуживания. Проект 955 «Борей», при создании которого использовались многие технические решения и основные узлы, примененные на других лодках третьего и четвертого поколений, в этом отношении был куда перспективнее. Использование более легкой и компактной по сравнению с «Барком» ракеты позволяло увеличить число пусковых установок «Борея» до 16. В итоге совокупность экономических и тактических преимуществ дала «Булаве» путевку в жизнь.

/Илья Крамник, военный обозреватель, oborona.ru/

army-news.ru