Левая оппозиция (троцкистская). Выступление троцкистской оппозиции


Левая оппозиция (троцкистская) - это... Что такое Левая оппозиция (троцкистская)?

Лидеры оппозиции в 1927 году незадолго до их высылки из Москвы. Сидят слева направо: Л. Серебряков, К. Радек, Л. Троцкий, М. Богуславский и Е. Преображенский; стоят: Х. Раковский, Я. Дробнис, А. Белобородов и Л. Сосновский.

Левая оппозиция — условная фракция внутри РКП(б) и ВКП(б) (1923—1927). Наиболее известными фигурами в ней были Лев Троцкий, Христиан Раковский, Евгений Преображенский, Карл Радек, И. Н. Смирнов, затем также — Григорий Зиновьев, Лев Каменев, Надежда Крупская.

«Заявление 46-ти» и «Новый курс»: дискуссия октября 1923 — января 1924 года

Левая оппозиция начала формироваться в ходе внутрипартийной борьбы в период болезни Ленина и особенно после его смерти в январе 1924 года. Линия борьбы проходила между Троцким и его сторонниками, в том числе — подписавшимися в октябре 1923 года под «Заявлением 46-ти» (подписей многих известных сторонников Троцкого — Раковского, Радека, Крестинского, Иоффе и др. — на этом документе нет, при этом как в составлении документа, так и в оппозиции в целом не последнюю роль играли бывшие «децисты», в частности В. М. Смирнов и Т. Сапронов, позже образовавшие самостоятельную группу), с одной стороны, и триумвиратом в составе Зиновьева, Сталина и Каменева и их сторонниками — с другой.

Начиная с середины 1923 года, советская экономика находилась в глубоком кризисе, связанном с резким увеличением цен на промышленные товары, в то время как рост цен на продовольственные оставался незначительным. Это привело к многочисленным забастовкам по всей стране. 8 октября 1923 Троцкий пишет открытое письмо Центральному комитету и Центральной контрольной комиссии, в котором говорит о необходимости введения планового хозяйства и начала индустриализации. Троцкий указывает на узурпацию Политбюро РКП(б) права на решение хозяйственных вопросов, что непосредственно связано с отсутствием внутрипартийной демократии. Это, по его мнению, приводило к принятию необдуманных решений, заложивших основы экономического кризиса[1].

15 октября 1923 года 46 советских и партийных работников, старых членов РКП(б), подписали обращение в Политбюро ЦК РКП(б), вошедшее в историю как «Заявление 46-ти». С этого письма фактически началась история Левой оппозиции внутри коммунистической партии. (В литературе этот документ иногда называют «платформой 46-ти». При этом «платформа» — программный документ, на основе которого образуется фракция; платформы распространяют среди членов партии в поисках единомышленников, а не направляют их в Политбюро. В данном случае авторы заявления рассматривали его всего лишь как письмо в Политбюро с собранными под ним подписями - для придания ему большего веса. Фракционный характер своего обращения авторы письма категорически отрицали.) В Заявлении говорилось об установлении в партии режима фракционной диктатуры, о подавлении любого инакомыслия под благовидным предлогом сохранения единства партии и о том, что самонадеянные узурпаторы не могут, как это доказал кризис, «свести концы с концами в экономической области». Октябрьский пленум ЦК и ЦКК РКП(б), однако, осудил это выступление[2].

Тем не менее под давлением «партийных низов», где независимо от высокопоставленных оппозиционеров уже давно складывались оппозиционные группировки («Рабочая группа РКП», группа «Рабочей правды» и др.) правящая фракция оказалась вынуждена открыть дискуссию о внутрипартийной демократии (открыла ее статья Зиновьева «Новые задачи партии», 7 ноября). В газете «Правда», редактором которой тогда был Бухарин, публиковались статьи как сторонников большинства ЦК, так и представителей оппозиции. 5 декабря 1923 года на общем собрании Политбюро ЦК и Президиума ЦКК партии была принята резолюция «О партстроительстве», повторяющая многие положения «Заявления 46-ти» и октябрьского письма Троцкого. «В резолюции указывалось на необходимость установления режима рабочей демократии, под которым понималась свобода открытого обсуждения всеми членами партии важнейших вопросов партийной жизни, а также выборность должностных лиц и коллегий снизу доверху»[3].

Троцкий, принимавший самое непосредственное участие в выработке резолюции, с большим трудом отстоявший целый ряд важнейших ее положений, считал, что для правящей фракции эта резолюция — всего лишь кость, брошенная недовольным «низам» в момент кризиса, и не предназначена для исполнения. В декабре 1923 года он опубликовал в «Правде» цикл статей под названием «Новый курс», в которых пытался объяснить своим оппонентам, что внутрипартийная демократия — не кость, а необходимое условие сохранения пролетарского характера партии, связи партийных «верхов» с партийными «низами» и избежания дорогостоящих ошибок как в политической, так и в экономической сфере.

Одновременно на партийных собраниях шло голосование — «за ЦК» (как именовала себя правящая фракция) или «за оппозицию» (хотя в ее составе были и члены ЦК). Результаты этого голосования историкам неизвестны: «Правда» публиковала разрозненные сообщения с мест, но окончательные итоги голосования не подводились, и это наводит на мысль, что итоги оказались не совсем такими, каких хотела правящая фракция. Известно, во всяком случае, что в Москве оппозиция получила более 30 процентов голосов[4].

Собравшаяся в январе 1924 года XIII партийная конференция осудила взгляды Троцкого, Преображенского, Пятакова, Радека и других членов оппозиции. Они были обвинены во фракционности и нарушении резолюции X съезда РКП(б) «О единстве партии»[5], а также в «социал-демократическом» (то есть в меньшевистском) уклоне. Борьба с троцкистами (как были тогда названы сторонники Левой оппозиции) была продолжена и на состоявшемся в мае 1924 года XIII партийном съезде[6].

«Литературная дискуссия»: октябрь — декабрь 1924 года

Дискуссия октября — декабря 1924 года между Троцким и его противниками известна также под именем «Литературной дискуссии». Осенью 1924 года Троцкий опубликовал статью «Уроки Октября», вышедшую в качестве предисловия к третьему тому его собрания сочинений. В статье Троцкий описал историю разногласий внутри большевистской партии в дооктябрьский период 1917 года. В ответ на неё в «Правде» вышла статья Бухарина «Как не нужно писать историю Октября (по поводу выхода книги т. Троцкого „1917“)», за которыми последовали аналогичные статьи Зиновьева, Каменева, Сокольникова и других.

В конце января 1925 года состоялся пленум ЦК и ЦКК РКП(б), который подвёл итоги «Литературной дискуссии». Статья была признана извращением истории большевизма и Октябрьской революции, а её автор был обвинен в попытке подмены ленинизма троцкизмом[7].

«Новая оппозиция»: 1925—1926 годы

В конце апреля 1925 года в Москве прошла XIV партконференция. Одним из знаковых событий конференции явился доклад председателя Совнаркома СССР Рыкова «О кооперации». Примечателен доклад был тем, что переносил в деревню отношения Новой экономической политики, существовавшие до этого в городе в виде частного производства и торговли. К мероприятиям новой экономической политики на селе относились снижение сельхозналога на крестьянство, разрешение использования наёмного труда и сдачи в аренду земли[8].

Тогда в правящем триумвирате происходит раскол — Зиновьев и Каменев переходят в оппозицию к Сталину и набирающему всё большую силу Бухарину, положив начало «Новой оппозиции». Лидерами и её активными участниками также были Григорий Сокольников, Надежда Крупская, Григорий Евдокимов, Пётр Залуцкий и другие.

Взгляды «Новой оппозиции» выразились в т. н. «Платформе 4-х», критиковавшей, в первую очередь, экономический поворот в деревне, внутрипартийный режим, а также теорию построения социализма в одной отдельно взятой стране[9]. На XIV партсъезде «Новая оппозиция» была разгромлена[10]. Зиновьев был затем снят с постов председателя исполкома Ленинградского совета и исполкома Коминтерна, а Каменев — с поста председателя исполкома Моссовета.

Объединенная оппозиция: 1926—1927 годы

В 1926 году происходит объединение сторонников Троцкого и «Новой оппозиции», а также некоторых бывших участников «Рабочей оппозиции» и группы демократического централизма[11]. 13 членов ЦК и ЦКК подписали «Заявление», в котором в очередной раз указывали на бюрократизацию партийного аппарата как на основную причину кризиса, охватившего партию[12]. Объединённая оппозиция была разгромлена Сталиным в июле — октябре 1926 года, и её лидеры — Троцкий, Зиновьев и Каменев — были исключены из Политбюро. В октябре 1927 года последние члены оппозиции были исключены из Центрального комитета, а Троцкий, Зиновьев и Каменев в ноябре 1927 года — из партии. В декабре 1927 года XV партсъезд объявил взгляды Левой оппозиции и Троцкого несовместимыми с членством в ВКП(б), после чего из партии были исключены 75 активных членов объединенной оппозиции[13] (исключения из партии начались до съезда и продолжались после него), а также члены группы Сапронова и В. М. Смирнова.

Последним публичным выступлением оппозиции стало участие в демонстрациях по случаю 10-летия Октябрьской революции 7 ноября 1927 года в Москве и Ленинграде[14]. Члены Левой оппозиции вышли с собственными лозунгами: «Выполним завещание Ленина!», «Повернём огонь направо — против нэпмана, кулака и бюрократа!», «За подлинную рабочую демократию!», «Против оппортунизма, против раскола — за единство ленинской партии!», «За ленинский Центральный Комитет!», но были разогнаны сотрудниками ОГПУ и красноармейцами[15].

Левая оппозиция после 1927 года

Первый номер «Бюллетеня оппозиции (большевиков-ленинцев)» (июль 1929 года)

После исключения из партии Зиновьев, Каменев и их сторонники на уже на XV съезде признали свои ошибки и были восстановлены в партии. Однако в тот период Зиновьев и Каменев уже не обладали никаким влиянием внутри партии. В свою очередь, Троцкий и его сторонники, а также отделившиеся от них сторонники В. М. Смирнова и Сапронова не стали отказываться от своих взглядов, и в начале 1928 года тысячи оппозиционеров были сосланы в удалённые районы Советского Союза. Многие из них, не прекращавшие борьбу, вскоре оказались в политизоляторах. В феврале 1929 года Троцкий был выслан из страны.

С июля 1929 года в Париже издавался «Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев)». В Бюллетене печатались материалы, анализирующие положение в большевистской партии, причины поражения Левой оппозиции, давалась оценка событий, происходящих в Советском Союзе[16].

В 1930 году сторонники Троцкого, исключённые из коммунистических партий, создали Международную левую оппозицию (МЛО), выступая в качестве внешней оппозиции сталинистскому руководству Коминтерна. В 1933 году МЛО стал именоваться Международной коммунистической лигой, которая стала предшественницей Четвёртого интернационала, учреждённого в Париже в 1938 году.

В СССР дальнейшая судьба Левой оппозиции неоднозначна: одни, как например Пятаков, Радек, Антонов-Овсеенко, отказались от дальнейшей борьбы, считая ее бесперспективной (что не помешало Сталину их расстрелять), другие, ни разу не покаявшиеся, перемещались из ссылок в политизоляторы, в 1935—1936 годах были отправлены в колымские или воркутинские лагеря и там расстреляны без суда. Наконец, третьи, считая, что в ссылках и тюрьмах невозможно сколько-нибудь эффективно бороться с режимом, в 1929—1930 годах совершили акт покаяния и были восстановлены в партии, — в 1932 году они входили в подпольную организацию И. Н. Смирнова. Арестованные в начале в 1933 году, все члены этой организации были также расстреляны в 1936—1937 годах.

См. также

Примечания

Ссылки

Литература

  • Л. Д. Троцкий. Моя жизнь. — М.: «Вагриус», 2006.
  • Л. Д. Троцкий. К истории русской революции. — М.: «Политиздат», 1990.
  • Л. Д. Троцкий. Преданная революция. — М.: НИИ культуры, 1991.
  • И. Дойчер. Безоружный пророк. — М.: «Центрполиграф», 2006.
  • В. З. Роговин. Власть и оппозиция
  • РКП(б): Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы. 1923. М., 2004. С. 439

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

2.«Триумвират» и троцкистская оппозиция.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ЗА УТВЕРЖДЕНИЕ КУРСА НА СТРОИТЕЛЬСТВО

СОЦИАЛИЗМА В ОДНОЙ СТРАНЕ

  1. Борьба за власть в последние годы жизни Ленина.

  2. «Триумвират» и троцкистская оппозиция.

  3. «Дуумвират», «новая» и «объединенная» оппозиции.

  4. Борьба с «правой» оппозицией.

1.Борьба за власть в последние годы жизни Ленина.

Налаживание мирной жизни после Гражданской войны представлялось по-разному как в рядах правящей партии (в начале 1921 г. — 730 тыс. коммунистов), так и сохранявшим влияние в массах эсерам, меньшевикам и пр. В РКП(б) это наглядно проявилось в дискуссии о профсоюзах. Часть партийцев, составивших особую группу сторонников «демократического централизма» (Т. В. Сапронов, Н. Осинский и др.), считали предстоящий период хозяйственного строительства немыслимым без коллегиального управления промышленными предприятиями, невмешательства партии в работу Советов, свободы создания групп и фракций в самой партии. Лидеры «рабочей оппозиции» (А. Г. Шляпников, А. М. Коллонтай и др.), пропагандировавшие сходные «анархо-синдикалистские» идеи, требовали полностью отказаться от назначений работников на должности.

Противоположную позицию занял включившийся в дискуссию в ноябре 1920 г. Л. Д. Троцкий. Он и его сторонники основной целью советской власти полагали подготовку к «революционной войне», всемерное подталкивание мировой революции, предлагали превратить страну в военный лагерь, милитаризовать ее, резко ограничить демократизм, «держать в узде» многомиллионное крестьянство. Предлагалось «перетряхнуть», слить с хозяйственными органами, фактически превратить в придаток государства профсоюзы, а военизированные методы ввести в практику работы других общественных организаций.

В ноябре 1920 г. пленум ЦК РКП(б) отверг эти предложения. Однако троцкистов это не остановило. В Центральном комитете объединенного профсоюза работников железнодорожного и водного транспорта (с марта 1920 г. его возглавлял Троцкий) работа по-прежнему велась военными методами. Членов союза за различные проступки заключали под стражу, отправляли на принудительные работы. На стороне Троцкого в дискуссии участвовали все 3 секретаря ЦК — Н. Н. Крестинский, Е. А. Преображенский, Л. П. Серебряков и фактически Н. И. Бухарин. Ленин был вынужден неоднократно выступать против оппозиционеров. В опубликованном 18 января 1921 г. «Проекте постановления X съезда РКП(б) о роли и задачах профсоюзов» (подписали В. И. Ленин, Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, И. В. Сталин и др.), подчеркивалось, что важнейшей ролью профсоюзов в эпоху диктатуры пролетариата «остается их роль, как школы коммунизма», главным методом работы — не принуждение, а убеждение, непосредственной задачей — мобилизация трудящихся на восстановление и развитие промышленности, усиление организационного, идейного влияния городского пролетариата на трудящиеся массы деревни.

Результатом победы ленинцев в дискуссии стала принятая на X съезде резолюция «О единстве партии», предусматривающая роспуск всех группировок и недопущение фракционных выступлений. Невыполнение этого влекло «безусловное и немедленное исключение из партии». Резолюция была направлена главным образом против Троцкого, выдвинувшегося за годы Гражданской войны на роль второго по влиятельности человека в Советской России. С ослаблением здоровья Ленина (с конца 1920 г.) Троцкий, совсем недавно являвшийся непримиримым противником большевизма, становился претендентом на высшую власть в государстве.

Чтобы не допустить этого, на мартовском (1921) пленуме ЦК ленинцы существенно укрепили свои позиции. Численность ЦК была увеличена с 19 до 25 членов в основном за счет сторонников Ленина. Членом Политбюро был избран Зиновьев вместо Кре-стинского, новым кандидатом в члены Политбюро стал Молотов. Полностью обновился Секретариат ЦК. С середины 1921 г. контакты Ленина и Троцкого становились все более конфликтными. После выходки Троцкого, назвавшего однажды Ленина «хулиганом», участившиеся столкновения затрудняли коллективную работу. В июле 1921 г. предпринималась попытка удалить Троцкого из Москвы и назначить наркомом продовольствия Украины.

В этой связи летом 1921 г. полномочиями секретаря ЦК был фактически наделен наиболее последовательный оппонент 1 роцкого Сталин. В августе Политбюро поручило Сталину общее руководство работой отдела агитации и пропаганды ЦК РКП(б), а в сентябре обязало «около трех четвертей своего времени уделять партийной работе». Власть стала сосредоточиваться в руках «триумвирата» (Каменев, заместитель председателя СНК и СТО, руководивший в отсутствие Ленина заседаниями Политбюро; Зиновьев, председатель Исполкома Коминтерна; Сталин).

На укрепление руководящей роли компартии были направлены меры по ликвидации остатков многопартийности в стране. Гонения против непролетарских партий приняли репрессивный характер, хотя они заявили о лояльности к власти. В 1921 г. арестованы активные анархисты, объявил о самороспуске Всеобщий еврейский рабочий союз («Бунд»), примыкавший к меньшевикам, началось следствие по делу правых эсеров, закончившееся летом 1922 г. открытым судебным процессом и приговором 12 руководителей партии к расстрелу за террористическую деятельность против советской власти.

В августе 1922 г. постановление ВЦИК и СНК о регистрации тех обществ и союзов, чьи цели не противоречили Конституции РСФСР, подводило юридическую базу под запрет небольшевистских партий и организаций. В 1923—1924 гг. они прекратили свое существование. К середине 20-х гг. обстановка в стране стала полностью соответствовать ситуации, обрисованной председателем ВЦСПС М. П. Томским в одном из выступлений против «новой» оппозиции: «В обстановке диктатуры пролетариата может быть и две, и три, и четыре партии, но только при одном условии: одна партия у власти, а остальные в тюрьме. Кто этого не понимает, тот ни черта не понимает в диктатуре пролетариата».

Резолюция X съезда РКП(б) о запрете фракции в коммунистической партии была действенным инструментом при наличии такого авторитетного лидера, как Ленин. Однако в конце 1921 г. его здоровье сильно пошатнулось: Ленин с трудом готовился к XI съезду партии, эпизодически участвовал в его работе (27 марта — 2 апреля 1922 г.), присутствуя лишь на 4 из 12 заседаний.

В этих условиях огромное значение для будущего страны имели перестановки в высшем политическом руководстве, осуществленные в последний период активной деятельности Ленина. На апрельском (1922) пленуме ЦК был сформирован новый состав Политбюро (члены: Ленин, Троцкий, Сталин, Каменев, Зиновьев, Томский, Рыков; кандидаты в члены: Молотов, Калинин, Бухарин). Важнейшим решением пленума стало учреждение поста генерального секретаря ЦК. Избрание на него Сталина было предрешено выборами членов и кандидатов в члены ЦК на съезде партии. В бюллетенях для голосования рядом с именем Сталина в скобках значилось: генеральный секретарь. Введение этой должности фактически означало замену Троцкого Сталиным в качестве «лидера № 2» в партии.

Опираясь на подчиненный партийный аппарат, Сталин взял под контроль назначение и подбор кадров на важнейшие руководящие посты в партии и государстве. Уже за первый год деятельности Учетно-распределительны и отдел ЦК произвел около 4750 назначений на номенклатурные посты. С октября 1923 г. руководители центральных учреждений и их местных органов назначались и смещались в соответствии с двумя, а с января 1926 г. — тремя номенклатурными списками. В последующем эти списки расширялись, росло и число лиц, назначаемых на должности решениями Политбюро, Оргбюро, Секретариата и Орграспре дот дела ЦК. Новые назначения позволили не только упрочить положение «триумвиров», но и создать генеральному секретарю собственную опору в руководящем звене партии и государства.

С введением НЭПа радикально изменилась позиция Бухарина, который принял критику Лениным. Из противника НЭПа он вскоре превратился в его страстного проповедника. Вера в НЭП в сочетании с верой в мировую революцию открывала новые перспективы. Бухарин стал полагать, что в период ожидания революции Россия вполне могла обойтись укреплением своей аграрной сущности. С осуществлением революции, писала редактируемая им «Правда» в октябре 1923 г., «соединение самой могучей техники и промышленности Германии с сельским хозяйством нашей страны будет иметь неисчислимые благодетельные последствия. И та, и другая получат громадный толчок в развитии». Бухарин стал иначе смотреть и на индустриализацию. Он считал, что необходимость в ее ускоренном проведении отпадала, поскольку с победой революции в Германии большевистское руководство мирового пролетариата автоматически обретало бы промышленность советской Германии.

После XI съезда Ленин все более утрачивал влияние на развитие событий. В мае 1922 г. его частично парализовало, нарушилась речь. В августе Ленин возвратился к работе, но уже в декабре снова вышел из строя. Полупарализованный, он смог продиктовать с 23 декабря 1922 г. по 2 марта 1923 г. восемь статей, вошедших в историю как его «Завещание». Пять из них («Странички из дневника». «О кооперации», «О нашей революции», «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше») излагали идеи политической реформы и плана строительства социализма в СССР и тогда же были опубликованы. Остальные («Письмо к съезду», «О придании законодательных функций Госплану», «К вопросу о национальностях или об «ав-тономизации») предназначались только для руководства партии (впервые опубликованы в 1956 г.).

В «Письме к съезду» отмечено, что «Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». В добавлении к письму от 4 января 1923 г. указывалось: «Сталин слишком груб, и этот недостаток... становится нетерпимым в должности генсека» и предлагалось назначить на это место человека, который был бы «более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам». Письмо создавало впечатление, что единственным приемлемым кандидатом на руководство партией и страной является Л. Д. Троцкий. Неслучайно тот постоянно пытался интерпретировать «Письмо к съезду» именно как попытку обеспечить ему лидирующее положение в партии. «Завещание меньше всего ставило себе задачей затруднить мне руководящую работу в партии, — писал он в декабре 1932 г. — Оно... преследовало прямо противоположную цель». Утверждение это верно лишь в том смысле, что письмо действительно обслуживало политический интерес Троцкого.

В конце 1922 — начале 1923 г. Троцкий не использовал шанс упрочить свое положение в борьбе за политическое лидерство. В ноябре и январе ему трижды предлагалось занять пост 1-го заместителя Ленина по Совнаркому. Троцкий, ссылаясь на свое «еврейство», отказался.

В марте 1923 г. здоровье Ленина резко ухудшилось. Он полностью лишился речи, с конца марта находился на лечении в Горках под Москвой. В середине октября наступило новое ухудшение здоровья. 21 января 1924 г. Ленина не стало. Его преемником на посту Председателя Совнаркома стал А. И. Рыков. Коммунист с 1898 г., прекрасный организатор и прагматик, он не страдал излишней амбициозностью. Это, по-видимому, сыграло решающую роль при его назначении. Реальная власть в Коминтерне и СССР с декабря 1922 г. перешла к «тройке»: Зиновьев — Каменев — Сталин. Впереди была долгая череда внутрипартийных столкновений, ибо в нищей разрушенной стране невероятно трудно было нащупать реальные пути ее модернизации, под какими бы лозунгами ни шли поиски этих путей.

Здесь представляется уместным сделать отступление и пояснить, что под модернизацией в широком плане подразумевается процесс превращения общества из традиционного (аграрного) в современное, индустриальное, городское, демократическое, индивидуалистское.

Цивилизационный подход к изучению истории предполагает, что наиболее модернизированные цивилизации служат образцами для совершенствования отставших в своем развитии стран и народов. В наиболее доходчивом варианте он формулируется так: «Десятка западных стран движется вперед, а остальные догоняют» (Л. И. Семенникова). Образцовой цивилизацией чаще всего представляются США, а отстающие «модернизируются» с учетом их достижений. Такое в целом верное, но до предела упрощенное представление об истории человечества и отдельных стран не учитывает огромного разнообразия факторов, определяющих развитие локальных цивилизаций.

Главная особенность истории России проистекает из того, что практически на всем ее протяжении российское общество было обществом с минимальным совокупным прибавочным продуктом. Территория России располагается вокруг полюса холода, ее западные и юго-западные границы совпадают с изотермой января, равной минус ~8 С, южные и восточные границы — с изотермой —16°С. В силу климатических условий период сельскохозяйственных работ в районах проживания основной части населения почти в два раза короче, чем в западных странах, располагающихся на территориях с изотермой января 0"С и выше, а неурожайным бывает практически каждый четвертый год. Развитие животноводства в России сдерживается длительным периодом содержания скота без подножного корма, дополнительными затратами на обогрев помещений для него в зимнее время. В таких условиях не только затруднено производство продуктов питания, но очень высоки издержки любого производства из-за необходимости при строительстве производственных помещений и жилья глубоких фундаментов, толстых стен, подземных коммуникаций. Все это удорожает продукцию, повышает стоимость жизни. На простое выживание приходится затрачивать больше труда и энергии, чем в других странах. К примеру, по биоценозу (совокупность растений, животных и микроорганизмов, населяющих одинаковый по площади участок суши или водоема) российское сельское хозяйство уступает американскому в 2,9 раза, по продолжительности стойлового содержания скота — в среднем в 3,4 раза, создавая во столько же раз невыгодную для него картину показателей индивидуальной производительности труда. Природно-климатический фактор оставался практически неизменным на протяжении всей российской истории. И если по мере развития цивилизации его влияние становилось менее ощутимым, то это не значит, что его влияние полностью элиминировано. Рентабельность производства из-за этого фактора в России всегда была и остается более низкой, чем на Западе. Постоянно приходилось тратить дополнительный труд, чтобы это неравенство компенсировать. При затратах одинакового с Западом труда на развитие в условиях России остается меньше ресурса.

Подчиняясь обстоятельствам, российская власть (если она интеллектуально и нравственно соответствовала насущной задаче, даже не отдавая себе отчет в истинных причинах происходящего) время от времени вводила в стране режим, который можно назвать мобилизационным (крестьяне, по существу, всегда жили в таких условиях). В этой связи период с 1917 по 1928 г. можно характеризовать как время неустанных интеллектуальных поисков реальных путей ускоренной модернизации российской экономики, страны в целом, а последующий период (1928— 1953) — как единый этап мобилизационной экономики в истории страны. В политическом лексиконе этого периода, как и в трудах историков, термин «модернизация» не использовался, обходились привычными понятиями — прогресс, развитие, рост и т. п. Это, однако, сути дела не меняло.

«Триумвиры» и другие бывшие соратники Ленина по-разному воспринимали его наследие и перспективы развития общества в условиях НЭПа. «Левые» во главе с Троцким были сторонниками усиления регулирующей роли государства, увеличения налогов с крестьян и нэпманов, быстрых темпов развития промышленности, свертывания НЭПа. Смысл провозглашенного в октябре 1923 г. «нового курса» Троцкого состоял в требовании вернуться от НЭПа к Октябрю, к «настоящей» коммунистической политике. «Правые» со своим духовным лидером Бухариным выступали за ограниченное плановое вмешательство в экономику, умеренные темпы индустриализации и налоги на крестьян, сохранение НЭПа как условия продвижения к социализму. Центр в лице сторонников Сталина поначалу пытался уравновесить «левых» и «правых», но в конце 20-х гг. вынужден был «отбросить» НЭП и форсировать модернизацию экономики.

До начала 1-й пятилетки в революционной идеологии отчетливо различаются два этапа. На первом (с октября 1917 г. до конца г,) руководство СССР пыталось разжечь «пожар революции» во всем мире, подчиняя этой идее все ресурсы «родины революции». Однако «запаздывание» революции вынуждало прагматически мыслящих лидеров все больше и больше переключаться с мировых проблем на обустройство «отвоеванной у мирового капитала» России.Идея строительства социализма первоначально в одной, отдельно взятой, стране впервые после смерти Ленина высказанная Бухариным и Рыковым, а затем (17 декабря 1924 г.) Сталиным, была поддержана большинством членов ЦК на XIV конференции РКП(б) в апреле

т. Сталин подчеркивал, что именно Ленин, а не кто-либо другой, открыл истину о возможности построения социализма в отдельно взятой стране. Несмотря на это, идея еще несколько лет оставалась дискуссионной. То было время острой полемики между революционерами, считавшими невозможной победу социализма в России без мировой пролетарской революции, и их противниками, которые призы вали, не дожидаясь ее, построить социализм в одной стране, чтобы использовать его в свою очередь как «базу и инструмент мировой революции».

Первыми критиками НЭПа были представители «рабочей оппозиции», тесно связанные с государственным сектором экономики. 1923 г. отдельные выступления против НЭПа оформились в единое политическое течение «левой» оппозиции, лидером которой стал Троцкий. Его выступление против «капитулянтского» курса было предпринято в октябре 1923 г. на фоне поразившего страну экономического кризиса. Оживавшая промышленность увеличивала выпуск товаров для деревни, но цены на них явно завышались, и к осени общий их уровень втрое превысил цены на сельскохозяйственную продукцию. «Ножницы цен» стали причиной затоваривания складов, остановки промышленного производства, роста безработицы. Для ликвидации кризиса пришлось снизить цены на промтовары и повысить заготовительные цены на сельхозпродукцию. В этой связи оппозиция требовала усиления плановости в экономике, пресечения попыток «бюрократической верхушки» поддерживать мелкобуржуазный сектор народного хозяйства в ущерб пролетариату.

Левые не выступали прямо против НЭПа, они наступали на «правое» партийное руководство под флагом борьбы с бюрократизацией партии и общества, расширения внутрипартийной демократии и ослабления «диктатуры одной фракции». На XIII партийной конференции (16—18 января 1924 г.) первые атаки троцкистов были отбиты. Сталин резко выступил против Троцкого, защищая при этом партийный аппарат. Позиция троцкистов была определена как «явно выраженный мелкобуржуазный уклон», «прямой отход от ленинизма», «капитулянтство».

Кончина Ленина обострила борьбу за лидерство в РКП(б) и определение основных принципов внутренней и внешней политики государства. На XIII съезде партии (23—31 мая 1924 г.) обсуждалось ленинское «Завещание» и, в частности, предложение о смещении Сталина с поста генсека. Но оно было отклонено. Не было удовлетворено и его собственное заявление об отставке.

Продолжая претендовать на роль лидера партии, Троцкий в июне 1924 г. опубликовал брошюру «О Ленине». К годовщине революции вышел сборник его статей и речей. В предисловии, названном «Уроки Октября», автор предстает руководителем ленинского масштаба, истинным революционером, способным преодолеть меньшевизм во взглядах на революцию. В развернувшейся после выхода сборника кампании по обвинению автора в сознательном извращении истории партии Сталин взял на вооружение эффектный тезис о возможности построения социализма в одной стране, разоблачая неверие Троцкого в реальность такой победы в СССР. Убийственным для оппонента оказалось обнародованное письмо Троцкого к Н. С. Чхеидзе (апрель 1913 г.), содержащее уничижительный отзыв о Ленине: «Все здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несет в себе ядовитое начало собственного разложения. Каким-то бессмысленным наваждением кажется дрянная склока, которую разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении».

В обстановке благоговения перед Лениным такие отзывы звучали кощунственно; Троцкий не нашел способа отвести нападки в свой адрес. В январе 1925 г. он направил в ЦК письмо с просьбой освободить его от обязанностей председателя Реввоенсовета, но выразил готовность работать в партии «под контролем ЦК». Пленум ЦК (17— 20 января 1925 г.) осудил попытку подменить ленинизм троцкизмом и постановил продолжать разъяснение «мелкобуржуазного» характера троцкизма, начиная с 1903 г.

В 1924 г., когда Троцкий открыто призывал к устранению «самодовольно-консервативной верхушки» партии и «капитулянтской» модели социалистического переустройства общества, многих пугала опасность военного переворота в Москве. Страшились, что Троцкий мог, опираясь на армию, в первую очередь на войска Московского военного округа во главе с его сторонником Н. И. Мураловым, попытаться овладеть властью. Москва полнилась слухами о письме начальника политуправления РВС В. А. Антонова-Овсеенко в Политбюро с предупреждением, что если тронут Троцкого, то вся Красная Армия встанет на его защиту. Однако Троцкий на переворот не отважился. Между тем «триумвиры» вызвали из Харькова командующего войсками Украинского военного округа М. В. Шрунзе. Сменив Э. И. Склянского на посту зампреда РВС, он начал, по постановлению пленума ЦК, военную реформу и чистку армии от сторонников Троцкого.

Одним из эпизодов реформы была отставка Тухачевского с поста командующего Западным фронтом (фронт позднее был упразднен). 25 января 1925 г. Президиум ЦИК СССР снял Троцкого С должностей председателя РВС и наркома по военным и морским делам. Заменил его на этих постах М. В. Шрунзе, его заместителем стал сторонник Сталина К. Е. Ворошилов. Троцкий оказался вытесненным на второстепенные роли, хотя еще оставался членом Политбюро.

studfiles.net

XXXV «Объединённая оппозиция». Была ли альтернатива? («Троцкизм»: взгляд через годы)

XXXV

«Объединённая оппозиция»

На XIV съезде ни Троцкий, ни один из других деятелей оппозиции 1923 года не выступали. Однако Троцкий тщательно анализировал не вполне ясный для него вначале смысл борьбы между двумя фракциями, раскрывшийся только в ходе работы съезда. Некоторые результаты этого анализа нашли отражение в его письме Бухарину, направленном спустя несколько дней после завершения съезда. Ещё ожидая от последнего принципиальной партийной позиции, Троцкий подчёркивал, что «в Ленинграде только более ярко и уродливо нашли себе выражение те отрицательные черты, какие свойственны партии в целом» [566]. Вместе с тем Троцкий предупреждал Бухарина, что «аппаратным подавлением аппаратного ленинградского режима» можно лишь усугубить бюрократические тенденции. Основываясь на уроках борьбы между сталинско-бухаринской и зиновьевской группировками, он вновь подтверждал свою позицию, нацеленную на переход «от нынешнего партийного режима к более здоровому — без потрясений, без новых дискуссий, без борьбы за власть, без „троек“, „четвёрок“ и „девяток“ — путём нормальной и полнокровной работы всех парторганизаций, начиная с самого верху, с Политбюро» [567].

Отношение Троцкого к «новой оппозиции» было двояким: с одной стороны, как к «сановной фронде Зиновьева», с другой — как к выражению настроений рабочих масс. Впоследствии он так расценивал причины возникновения «новой оппозиции» и сближения её с оппозицией 1923 года: «От оппозиции 1923 г. ленинградские коммунисты были ограждены тяжёлой крышкой зиновьевского аппарата. Но теперь (в 1925 году.— В. Р.) очередь дошла и до них. Ленинградских рабочих взволновал курс на кулака и на социализм в одной стране. Классовый протест рабочих совпал с сановной фрондой Зиновьева. Так возникла новая оппозиция… К великому удивлению для всех и прежде всего для себя самих, Зиновьев и Каменев оказались вынуждены повторять по частям критику оппозиции и вскоре были зачислены в лагерь „троцкистов“. Немудрено, если в нашей среде сближение с Зиновьевым и Каменевым казалось, по меньшей мере, парадоксом» [568].

Пропасть, вырытая в предшествующий период зиновьевской группой между собой и «троцкистами», оказалась так велика, что понадобилось почти полгода после XIV съезда, чтобы произошло объединение этих групп, осознавших, кто представляет главную угрозу для партии и всего дела социалистического строительства.

Многие бывшие оппозиционеры, близкие к Троцкому, выступали против блока с зиновьевцами. Были среди них даже такие — правда их было немного — которые выступали за блок со Сталиным против Каменева и Зиновьева. Последних они считали, исходя из опыта предшествующей внутрипартийной борьбы, наиболее рьяными «антитроцкистами». Один из близких друзей Троцкого Мрачковский высказался против блока и с той и с другой фракцией, заявив: «Сталин обманет, а Зиновьев убежит».

«Но в конце концов такого рода вопросы,— писал Троцкий,— решаются не психологическими, а политическими оценками. Зиновьев и Каменев открыто признали, что „троцкисты“ были правы в борьбе против них с 1923 г. Они приняли основы нашей платформы. Нельзя было при таких условиях не заключить с ними блока, тем более, что за их спиною стояли тысячи ленинградских рабочих-революционеров» [569].

Троцкий не встречался с Каменевым вне официальных заседаний с памятной мартовской ночи 1923 года, когда между ними состоялся разговор о последних письмах Ленина. При первом же личном свидании с Троцким в начале 1926 года Каменев ещё раз проявил свою политическую недальновидность, заявив: «Стоит вам с Зиновьевым появиться на одной трибуне, и партия найдет свой настоящий центральный комитет». «Я мог только посмеяться над этим бюрократическим оптимизмом,— вспоминал Троцкий.— Каменев явно недооценивал ту работу по разложению партии, которую „тройка“ производила в течение трёх лет» [570].

Каменева и Зиновьева подталкивала на сближение с Троцким быстрота, с которой сталинская фракция лишала их руководящих постов. В 1926 году Зиновьев был снят с поста председателя ИККИ, сам этот пост был ликвидирован, а фактически руководителем Коминтерна стал Бухарин. Каменев был снят с постов председателя Моссовета, заместителя председателя Совнаркома и председателя СТО, на короткое время был назначен наркомом внутренней и внешней торговли, а затем направлен послом в Италию.

Сближение Троцкого и «новой оппозиции» впервые обнаружилось на апрельском (1926 года) пленуме ЦК при обсуждении доклада Рыкова о хозяйственной политике. К тому времени правящая фракция не обладала сколько-нибудь ясным планом социалистических преобразований в экономике, чёткими взглядами на соотношение между развитием промышленности и сельского хозяйства.

На XIV съезде Сталин говорил, что сельское хозяйство «может двигаться семимильными шагами вперёд», тогда как темпы развития промышленности после завершения её восстановления резко снизятся. При редактировании своего доклада для публикации Сталин заменил тезис о «семимильных шагах» более эластичной формулировкой о том, что «сельское хозяйство, в отличие от промышленности, может двигаться на известное время быстрым темпом и при нынешней технической базе» [571]. Бухарин, в свою очередь, заявил, «что мы можем строить социализм даже на этой нищенской технической базе…» [572].

Крайне нечёткое представление правящей фракции о конкретных путях, методах, перспективах социалистического строительства отразилось и в докладе Рыкова на апрельском пленуме. Указав на сложности предстоящей индустриализации в «наиболее аграрной и отсталой стране в Европе», Рыков, исходя из расчётов Госплана, прогнозировал снижение прироста валовой продукции в промышленности с 23 процентов в 1926/27 хозяйственном году до 14,7 — в 1929/30 году.

Троцкий сделал на апрельском пленуме по существу содоклад, в котором он критиковал недооценку большинством Политбюро задачи более быстрого развития промышленности. Он предложил разработать планы более интенсивной индустриализации страны, предусматривающие увеличение в ближайшее пятилетие объёма капитального строительства до таких размеров, которые позволили бы уменьшить отставание промышленности от сельского хозяйства и тем самым ликвидировать «ножницы» между ценами на промышленные и сельскохозяйственные товары. В этом случае примерно к 1931 году «могло установиться относительное равновесие между спросом и предложением на промышленные изделия при условии неуклонного продолжения политики снижения цен» [573]. Троцкий ставил вопрос о переходе от годовых планов к планированию «крупнейших сооружений и работ, рассчитанных на ряд лет… Годовой план должен рассматриваться в качестве определённой части пятилетнего перспективного плана» [574].

Поправки Троцкого к резолюции Политбюро по вопросам хозяйственного строительства были поддержаны на апрельском пленуме Пятаковым, Каменевым и Зиновьевым. Большинство ЦК отвергло эти поправки. Сталин заявил, что «тов. Троцкий думает подхлестывать наши центральные учреждения расширенными планами, преувеличенными планами промышленного строительства». В противовес «преувеличенным планам» Сталин в своей речи несколько раз возвращался к мысли о «предельно минимальном темпе развития индустрии, который необходим для победы социалистического строительства» [575]. Из такой установки выросли последующие обвинения Сталиным, Бухариным и их союзниками Троцкого в «сверхиндустриализаторстве», «нетерпении», «сверхчеловеческих прыжках» и т. д.

Окончательное оформление «объединённой», или левой оппозиции произошло на следующем, июльском пленуме ЦК и ЦКК 1926 года. Оппозиционный блок объединил значительную часть старой партийной гвардии. В его составе находилось 7 из 12 членов ЦК, избранных на VII съезде партии, 10 из 18 членов ЦК — на VIII съезде, 9 из 16 членов ЦК — на IX съезде (не считая умерших к 1926 году).

Но «сложение сил» обернулось их реальным ослаблением. Сталин и его союзники, искусно обыгрывая прежние междоусобные распри двух объединившихся течений партии, представляли дело таким образом, что образование их блока произошло в результате перехода ленинградской группы на позиции «троцкизма», с одной стороны, и «амнистии» Троцким «капитулянтской» позиции Зиновьева и Каменева, с другой. Постоянно напоминая о прошлых филиппиках зиновьевской группы в адрес Троцкого и «троцкизма», Сталин и сталинисты успешно подрывали авторитет обоих течений в глазах членов партии.

Особенно активно этот процесс разворачивался в Ленинграде. Позже, на XV съезде в декабре 1927 года Киров так объяснял отход от оппозиции значительной части ленинградской партийной организации, которая в 1925 году безраздельно поддерживала своих лидеров: «…Один из моментов, который в своё время помог этой работе, заключался в том, что нигде троцкизм не был так разбит… как в Ленинграде… потом вдруг неожиданно состоялось знаменитое братание между Зиновьевым и Троцким. Этот шаг показался ленинградской организации чем-то совершенно волшебным…» [576]

В статье «Ответ на запросы товарищей об оппозиции» (сентябрь 1926 года) Троцкий отмечал, что сталинская фракция строит свою политику раскола партии на противопоставлении «троцкизма» ленинизму и на утверждении, будто ленинградская оппозиция перешла с позиции ленинизма на позицию «троцкизма». Между тем всякому мыслящему члену партии совершенно ясно, что целью такой агитации является отвлечение внимания от действительных разногласий, вызванных явным сползанием сталинской фракции с классовой линии. Объясняя причину объединения двух оппозиционных групп, Троцкий писал: «С 1923 г. партия накопила гигантский опыт, и на этом опыте не учились только те элементы, которые автоматически сползают в мелкобуржуазное болото… Мы объединились на защиту ленинизма против его исказителей, на безусловном признании всех указаний, сделанных в завещании Ленина насчёт каждого из нас, ибо глубокий смысл этих указаний подтвердился на опыте целиком, на безусловном проведении в жизнь завещания, смысл которого заключается не только в смещении Сталина с поста Генсека, но в сохранении всего руководящего ядра, сложившегося при Ленине, и предотвращении перерождения партийного руководства из ленинского в сталинское» [577].

На июльском пленуме лидеры оппозиции поставили вопрос о публикации ленинского «Завещания» и выполнении содержащегося в нём совета относительно Сталина. Этот вопрос имел некоторую предысторию. Продолжая использовать во фракционной борьбе имя и авторитет Ленина, Сталин в начале 1926 года повёл кампанию за публикацию ленинских писем 1917 года с критикой Каменева и Зиновьева. Им было инспирировано заявление, внесённое на апрельский (1926 года) пленум ЦК его десятью членами (Кагановичем, Кировым, Антиповым, Зеленским и другими) с требованием о рассылке членам ЦК и ЦКК письма Ленина от 18 октября 1917 года, где он характеризовал статью Каменева в газете «Новая жизнь» как поступок «изменнический» и «штрейкбрехерский». По предложению Рыкова это заявление было направлено пленумом ЦК для рассмотрения в Политбюро.

Сразу после этого в Политбюро поступили три заявления. В заявлении Троцкого подчёркивалась неправильность сепаратного использования некоторых неопубликованных писем Ленина при умалчивании о других. В изменившихся политических условиях выборочная публикация отдельных неопубликованных документов Ленина, по мнению Троцкого, могла возбудить подозрение в сознательной политике компрометации. Чтобы никто не мог использовать превратно ту или иную часть ленинского политического наследия, Троцкий предлагал собрать все неизвестные или недостаточно известные письма Ленина и передать их всем членам ЦК.

В заявлении Зиновьева и Каменева отмечалось, что предложение о рассылке письма Ленина 1917 года представляет попытку пустить его в ход как орудие внутрипартийной борьбы. В этой связи они ставили вопрос и о других письмах Ленина, в частности о письмах по национальному вопросу и «Письме к съезду», с которыми были ознакомлены только делегаты XII и XIII съездов, да и то лишь на слух. Поэтому эти ленинские работы некоторым членам и кандидатам нынешнего ЦК не известны в подлинном виде. Зиновьев и Каменев особо подчёркивали, что Ленин не сумел провести своего предложения относительно Сталина в жизнь только потому, что он не мог уже быть ни на XII, ни на XIII съездах партии.

Наконец, в заявлении Крупской отмечалось, что понятен интерес к письмам Ленина, особенно у некоторых вновь избранных членов ЦК и ЦКК, мало знавших его лично и совершенно не знакомых с его оценкой ряда товарищей. Некоторые члены ЦК и ЦКК не знают, может быть, даже о существовании целого ряда неопубликованных писем Ленина. Поэтому, если рассылать их, то все целиком, «иначе рассылка будет носить характер, который весьма возмутил бы Владимира Ильича» [578]. Крупская подчёркивала также, что совершенно необходимо опубликовать «Завещание».

На эти заявления Сталин и Рыков откликнулись «Замечаниями», направленными членам ЦК 24 и 27 апреля. Сталин писал, что на XIII съезде воля Ленина была выполнена, поскольку съезд обсудил «Завещание» по делегациям (хотя на деле такого обсуждения не было), что в «Завещании» Ленин поставил октябрьские ошибки Зиновьева и Каменева «на одну доску с ошибками Троцкого» (хотя упоминание о Троцком рядом с замечанием о «не случайности» «октябрьского эпизода» Зиновьева и Каменева было сделано Лениным лишь в связи с его требованием не «ставить в вину лично» Троцкому его «небольшевизм»). Вместе с тем Сталин заявил, что если Крупская предлагает опубликовать «Завещание», то он может «лишь поддержать требование Крупской об опубликовании документа» [579].

Ко времени июльского пленума в партии, особенно в среде оппозиционеров, уже довольно широко распространялись копии «Завещания» и писем Ленина по национальному вопросу. Партийный аппарат также желал прояснить для себя, что же на самом деле сказал Ленин в своих последних письмах («Оппозиция знает, а мы не знаем»). После длительного сопротивления Сталин был вынужден огласить эти запретные документы на заседании пленума ЦК и они попали в секретную стенограмму, которая печаталась для верхушки партийного аппарата.

Июльский пленум принял решение просить XV съезд отменить постановление XIII съезда о запрещении публикации «Письма к съезду» и затем опубликовать его в Ленинском сборнике. Таким образом, Сталин получил санкцию на сокрытие, хотя бы и временное, до XV съезда, «Завещания» от партии, что было крайне необходимо ему в период обострения внутрипартийной борьбы.

На июльском пленуме тринадцать оппозиционных членов ЦК и ЦКК (Троцкий, Каменев, Зиновьев, Крупская, Пятаков, Евдокимов, Лашевич, Муралов и другие) представили «Заявление», в котором подчёркивалось, что «ближайшая причина всё обостряющихся кризисов в партии — в бюрократизме, который чудовищно вырос в период после смерти Ленина и продолжает расти» [580]. В развитие этого положения в документе указывалось на «очевидное и несомненное последствие господства курса, при котором говорят только сверху, а снизу слушают и думают про себя, врозь, под спудом. Недовольные, несогласные или сомневающиеся боятся поднять голос на партийных собраниях. Партийная масса слышит только речь партийного начальства по одной и той же шпаргалке. Взаимная связь и доверие к руководству ослабевают. На собраниях царит казёнщина и неизбежно с нею связанное безразличие. К моменту голосования остаётся нередко ничтожное меньшинство: участники собрания торопятся уйти, чтобы не быть вынужденными голосовать за решения, продиктованные заранее. Все резолюции везде и всюду принимаются не иначе, как „единогласно“. Всё это только отражается на внутренней жизни партийных организаций. Члены партии боятся открыто высказывать свои наиболее заветные мысли, желания и требования» [581].

В «Заявлении 13-ти» обращалось внимание и на то, что ленинская идея о ЦКК как органе, способствующем борьбе с бюрократизмом и защите права коммунистов свободно высказывать своё суждение, оказалась грубо нарушенной: «…Центральная Контрольная Комиссия сама стала чисто административным органом, который помогает зажиму со стороны других бюрократических органов, выполняя для них наиболее карательную часть работы, преследуя всякую самостоятельную мысль в партии, всякий голос критики, всякое вслух выраженное беспокойство за судьбы партии, всяческое критическое замечание об определённых руководителях партии» [582].

Раскрывая связь между ростом бюрократизации партийного, государственного и хозяйственного аппарата и растущим социальным расслоением в городе и деревне, «Заявление» отмечало, что «государственный аппарат по своему составу и уровню жизни в огромной степени является буржуазным и мелкобуржуазным и тянет в сторону от пролетариата и деревенской бедноты, с одной стороны — навстречу устроившемуся интеллигенту, а с другой — навстречу арендатору, купцу, кулаку, новому буржуа… Неумелая и неряшливая тарифно-нормировочная работа, жестоко бьющая по рабочему, является в девяти случаях из десяти прямым результатом чиновничьего невнимания к элементарнейшим интересам рабочих и самого производства… Вопрос о так называемых излишествах верхов целиком связан с зажимом критики» [583].

Ещё один узел разногласий, приобретших крайнюю остроту на июльском пленуме, был связан с обвинением лидеров оппозиции в «попытках создания фракционной организации». Поводом для этого был избран факт организации собрания в подмосковном лесу, на котором с докладом, подвергавшим критике руководство ЦК, выступил Лашевич. Июльский пленум одобрил решение Президиума ЦКК о суровых мерах к участникам этого собрания. Зиновьев был исключён из состава Политбюро за «фактическое руководство фракционной борьбой оппозиции». Лашевич был исключён из состава ЦК (первый случай применения 7 пункта резолюции X съезда «О единстве партии»), снят с поста зампреда Реввоенсовета и лишён на два года права вести ответственную партийную работу. В 1928 году Лашевич покончил жизнь самоубийством.

В ответ на обвинения во «фракционности» оппозиция, напомнив о существовании в течение двух лет фракционной «семёрки», указала, что подобная фракционная верхушка существует и после XIV съезда. В Москве, Ленинграде, Харькове и других крупных центрах происходят секретные фракционные собрания, организованные большинством Центрального Комитета, несмотря на то, чти весь официальный аппарат находится в руках этого большинства. «Утверждение, будто „большинство“ не может быть фракцией, явно бессмысленно,— говорилось в «Заявлении» оппозиции.— Истолкование и применение решений съезда должно совершаться в рамках нормальных партийных органов, а не путём предрешения всех вопросов правящей фракцией за кулисами нормальных учреждений… Эта система неизбежно сужает руководящую верхушку, понижает авторитет руководства и тем вынуждает к замене идейного авторитета двойным и тройным зажимом» [584].

Развивая эти положения в письме, обращённом к товарищам по оппозиции, Троцкий в сентябре 1926 года писал, что разгром, устранение и отсечение «объединённой оппозиции» приведёт к последующему отстранению от руководства «более авторитетных и влиятельных представителей ныне правящей фракции» [585]. В этом своём прогнозе Троцкий исходил из того, что Бухарин, Рыков и Томский не могут и не способны играть ту роль безоговорочных исполнителей воли Сталина, какую охотно выполняют лица типа Кагановича, не обладающие весомым революционным прошлым и высоким авторитетом в партии. Поэтому «отсечение нынешней оппозиции означало бы неизбежное фактическое превращение в оппозицию остатков старой группы в ЦК. На очередь встала бы новая дискуссия, в которой Каганович обличал бы Рыкова, Угланов — Томского, а Слепковы, Стэны и К° развенчивали бы Бухарина» [586].

Этот прогноз в главном оправдался уже в ближайшие годы. Единственное, в чем ошибся Троцкий, так это в именах «обличителей» следующей оппозиции. В действительности Угланов, Слепков, Стэн и другие сторонники Бухарина разделили его участь, а ряды «обличителей» пополнили новые стопроцентные сталинцы типа Мехлиса, Поспелова и Митина.

Июльский пленум 1926 года открыл продолжавшуюся ещё полтора года кампанию травли и преследований левой оппозиции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Троцкизм — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Троцки́зм — теория, представляющая собой развитие марксизма на основе взглядов, изложенных Львом Троцким и другими лидерами Левой оппозиции в 1920—1930-е годы, а также лидерами Международной левой оппозиции и Четвертого интернационала. В качестве самоназвания также используется: большевики-ленинцы, ортодоксальные марксисты, революционные марксисты. В настоящее время существует несколько троцкистских концепций, отличающихся, в частности, подходами к оценке роли и деятельности бюрократии в Советском Союзе. Крупнейшими теоретиками революционного марксизма после смерти Троцкого безусловно являлись Эрнест Мандель, Тед Грант и Тони Клифф.

Джеймс Патрик Кэннон в своей книге 1942 года «История американского троцкизма» отмечал, что «троцкизм не является новым движением или новой доктриной, а лишь восстановлением, возрождением подлинного марксизма, который был развит и воплощен в жизнь русской революцией и первыми днями Коммунистического Интернационала»[1]. В подобной оценке они не одиноки среди марксистских движений 20 века: подобным же образом характеризуют своё направление и их оппоненты — сталинисты и маоисты, считающие, что их вожди творчески развили марксизм-ленинизм — этот термин, однако, троцкистами не используется. Троцкизм при этом уточняет и развивает некоторые положения марксистской теории. Ключевыми пунктами троцкистской теории являются:

  • поддержка теории перманентной революции в противоположность теории двух стадий;
  • упор на необходимость мировой социалистической революции в противополжность теории социализма в одной стране;
  • критика отсутствия внутрипартийной демократии и Советского руководства после 1923 года;
  • анализ природы политического режима в Советском Союзе и поддержка политической революции в нем;
  • поддержка социалистической революции в развитых капиталистических странах через массовые действия рабочего класса;
  • использование принципов переходных требований.

Теория перманентной революции[править]

Общая концепция[править]

В 1905 году Троцкий формулирует теорию, ставшую затем известной, как теория перманентной революции. Эту теорию можно назвать одной из основных отличительных черт троцкизма от других течений, ведущих свою политическую генеалогию от марксизма. Одним из важнейших элементов теории «перманентной революции» является теория комбинированного развития. До 1905 года марксисты рассматривали возможность осуществления социалистической революции в развитых капиталистических странах. Согласно Троцкому в относительно развитых странах, таких как Россия, — в которых совсем недавно начался процесс индустриализации и развития пролетариата, — возможно было совершить социалистическую революцию ввиду исторической неспособности буржуазии осуществить буржуазно-демократические требования[2].

При этом, отмечал Троцкий во всех своих работах, пролетариат не сможет осуществить социалистическую революцию, не заручившись поддержкой многомиллионного крестьянства. Установив свою власть, диктатуру, пролетариат должен будет приступить к доведению до конца аграрных преобразований. «Другими словами, — пишет Троцкий, — диктатура пролетариата станет орудием разрешения задач исторически запоздалой буржуазной революции». В дальнейшем, по мысли Троцкого, пролетариат «вынужден будет производить все более глубокие вторжения в отношения частной собственности вообще, то есть переходить на путь социалистических мероприятий». Однако, установление диктатуры пролетариата в России не означает, что Россия способна к переходу к социализму. Троцкий вслед за Лениным настаивает: «Приведет ли диктатура пролетариата в России к социализму или нет — каким темпом и через какие этапы, — это зависит от дальнейшей судьбы европейского и мирового капитализма»[3].

Буржуазно-демократическая революция[править]

Революция в Англии в 17-м веке и во Франции в 1789 году свергла феодализма, установить основные атрибуты для развития капитализма. Однако, Троцкий утверждает, что эти революции не смогут повториться в России. В работе «Итоги и перспективы», написанной в 1906 году, в которой Троцкий подробно излагает теорию перманентной революции, говорится: «История не повторяется. Сколько бы ни сравнивали русскую революцию с Великой Французской, первая от этого не превратится в повторение второй»[4]. В период Великой французской революции 1789 года, Франция пережила, как выражались марксисты, «буржуазно-демократическую революцию» — то есть был создан режим, при котором буржуазия свергла феодализм. Затем уже буржуазия шла в направлении создания режима «демократических» парламентских институтов.

Однако Троцкий утверждает, что такие страны, как Россия не имеет «просвещенной, активной» революционной буржуазии, которая могла бы играть ту же роль, а рабочий класс представляет собой весьма незначительное меньшинство. В самом деле, даже ко времени осуществления европейских революций 1848 года, утверждал Троцкий, «буржуазия уже неспособна была сыграть подобную роль. Она не хотела и не смела брать на себя ответственность за революционную ликвидацию общественного строя, стоявшего помехой ее господству»[4].

Слабость капитализма[править]

Теория перманентной революции считает, что многие страны, в которых, как часто утверждают, еще не произошли свои буржуазно-демократические революции, капиталистический класс выступает против создания какой-либо революционной ситуации, в первую очередь потому, что он опасается, что рабочий класс встанет на борьбу за свои собственные революционные устремления против их эксплуатации капиталистами. В России рабочий класс, хотя и представляет незначительное меньшинство в многомиллионном крестьянском обществе, был организован на многих заводах, принадлежащих капиталистическому классу. Во время русской революции 1905 года капиталистический класс взял себе в союзники реакционные элементы, — феодальных землевладельцев и царскую государственную власть, — для защиты права собственности на свое имущество в виде заводов, банков и т. д. от экспроприации со стороны революционного рабочего класса.

Согласно теории перманентной революции, таким образом, в экономически отсталых странах капиталистический класс является слабым и неспособным к проведению революционных преобразований. Он связан и опирается на феодальных землевладельцев во многих отношениях. Троцкий, далее, утверждает, что, поскольку большинство отраслей промышленности в России возникли под непосредственным влиянием правительственных мер, а иногда даже с помощью правительственных субсидий, капиталистический класс также был связан с правящей элитой. Кроме того, капиталистический класс был во многом зависим от европейского капитала[5].

Роль рабочего класса[править]

Троцкий утверждал, что только пролетариат был способен осуществить задачи, поставленные буржуазной революцией. В 1905 году рабочий класс в России, сосредоточенный на огромных фабриках в относительной изоляции от крестьянской жизни, увидел результат своего труда, как огромных коллективных усилий. «Пролетариат сразу оказался сосредоточенным в огромных массах, а между ним и абсолютизмом стояла немногочисленная капиталистическая буржуазия, оторванная от „народа“, наполовину чужестранная, без исторических традиций, одухотворенная одной жаждой наживы»[6].

Путиловский завод, к примеру, насчитывал 12 000 работников в 1900 году и, по словам Троцкого, 36 000 в июле 1917 года[7]. Теория перманентной революции считает, что крестьянство в целом не может взять на себя подобную задачу, потому что оно рассеяно в малых хозяйствах по всей стране, а также потому, что оно гетерогенно сгруппировано и включает в себя как богатых крестьян, нанимающих сельских работников и стремящихся к тому, чтобы стать помещиками, так и бедных крестьян, которые стремятся к получению большего количества земли. Троцкий утверждает: «Весь исторический опыт … показывает, что крестьянство совершенно неспособно к самостоятельной политической роли»[8].

Являясь лишь небольшим меньшинством российского общества, пролетариат может привести революцию к эмансипации крестьянства и тем самым «заручиться поддержкой крестьянства», как части революции, на поддержку которой он будет опираться. Однако рабочий класс во имя собственных интересов и улучшения собственных условий, будет стремиться к осуществлению таких революционных преобразований, которые будут выполнять не только функции буржуазной революции, но и приведет к установлению рабочего государства. Одновременно Троцкий пишет: «Пролетариат окажется вынужденным вносить классовую борьбу в деревню и, таким образом, нарушать ту общность интересов, которая несомненно имеется у всего крестьянства, но в сравнительно узких пределах. Пролетариату придется в ближайшие же моменты своего господства искать опоры в противопоставлении деревенской бедноты деревенским богачам, сельскохозяйственного пролетариата — земледельческой буржуазии»[9].

Мировая революция[править]

В соответствии с классическим марксизмом, революция в крестьянских странах, таких как Россия, готовит почву в конечном счете для развития капитализма, поскольку освобожденные крестьяне становятся собственниками небольших хозяйств, производителями и торговцами, что приводит к росту товарного рынка, и что, в свою очередь, формирует новый капиталистический класс. Только развитые капиталистические экономики способны подготовить основу для социализма. Троцкий соглашается с тем, что новое социалистическое государство и экономика в такой стране, как Россия, не сможет противостоять давлению давление враждебного капиталистического мира, а также внутреннего давления собственной отсталой экономики. Революция, как утверждал Троцкий, должны распространиться на капиталистические страны, в результате чего социалистическая революция должна распространения по всему миру[10].

Теория деформированного рабочего государства[править]

Общая концепция[править]

Лев Троцкий считал, что установившийся в России после Октябрьской революции 1917 года режим пролетарской диктатуры заложил социалистический базис государства, национализировав средства производства. Однако в течение примерно 1923—1929 годов советская бюрократия, по мнению Троцкого, осуществила переворот, экспроприировав власть у правящего класса — пролетариата. Троцкий и его сторонники однако не перестали считать СССР рабочим государством — по их мнению, Советский Союз был бюрократически деформированным или переродившимся рабочим государством.

Лев Троцкий рассматривает советскую бюрократию в качестве специфичной касты, но не нового класса. По его мнению, бюрократия не имеет признаков правящего класса: «Попытка представить советскую бюрократию, как класс „государственных капиталистов“ заведомо не выдерживает критики. У бюрократии нет ни акций ни облигаций. Она вербуется, пополняется, обновляется в порядке административной иерархии, вне зависимости от каких-либо особых, ей присущих отношений собственности. Своих прав на эксплуатацию государственного аппарата отдельный чиновник не может передать по наследству. Бюрократия пользуется привилегиями в порядке злоупотребления». Именно поэтому, как считает Троцкий, бюрократия стремиться к ликвидации завоеваний Октябрьской революции и реставрации капитализма — ей необходимо юридически закрепить свои права на собственность.

В «Переходной программе», ставшей основным программным документом Четвертого интернационала в 1938 году, говорилось следующее: «Советский Союз вышел из октябрьской революции как рабочее государство. Огосударствление средств производства, необходимое условие социалистического развития, открыло возможность быстрого роста производительных сил. Аппарат рабочего государства подвергся тем временем полному перерождению, превратившись из орудия рабочего класса в орудие бюрократических насилий над рабочим классом и, чем дальше, тем больше, в орудие саботажа хозяйства. Бюрократизация отсталого и изолированного рабочего государства и превращение бюрократии во всесильную привилегированную касту является самым убедительным — не теоретическим, а практическим — опровержением социализма в отдельной стране»[11].

В качестве одной из причин возникновения этой касты Троцкий в своей книге «Преданная революция» называет выделение «привилегированных групп, наиболее нужных для обороны, для промышленности, для техники и науки» в сложных условиях конца 1910-х — начала 1920-х годов — неразвитой промышленности, гражданской войны, давления капиталистических государств, отсутствия всякой помощи с Запада. При этом он отмечает, что «громадные экономические успехи последнего периода вели не к смягчению, а наоборот к обострению неравенства, и вместе с тем к дальнейшему росту бюрократизма, который ныне из „извращения“ превратился в систему управления». Среди причин прихода к власти в партии и Советском Союзе бюрократии Троцкий также видит гибель многих сознательных коммунистов в годы гражданской войны, отсутствие в массах навыков самоуправления и другие.

Пролетариат и политическая революция в СССР[править]

Лев Троцкий, используя аналогию с термидором времен Великой французской революции, считал, что установившийся в Советском Союзе режим является по своему характеру бонапартистским. То есть, правящий класс, — пролетариат, — оказался отстранен от власти бюрократией. Хотя эта бюрократия имеет собственные привилегии и стремится в конечном счете к реставрации капитализма в СССР, пока поддерживает национализированные средства производства, монополию внешней торговли и другие завоевания Октябрьской революции, она выражает интересы правящего класса, хотя и отстраненного от власти, — пролетариата.

По мнению Троцкого, пролетариат для того, чтобы вернуть себе власть и контроль над обобществленными средствами производства, должен осуществить политическую революцию, сохранив экономический базис советского государства. В противном случае, победа и укрепление власти бюрократии, которая все более расширяет собственные привилегии и увеличивает социальное неравенство, приведет к реставрации капитализма. «Режим СССР заключает в себе … ужасающие противоречия. Но он продолжает оставаться режимом переродившегося рабочего государства. Таков социальный диагноз. Политический прогноз имеет альтернативный характер: либо бюрократия, все более становящаяся органом мировой буржуазии в рабочем государстве, опрокинет новые формы собственности и отбросит страну к капитализму, либо рабочий класс разгромит бюрократию и откроет выход к социализму», — говорилось в «Переходной программе»[11].

Переходная программа[править]

История троцкистского движения[править]

Троцкизм в СССР[править]

Троцкизм за рубежом[править]

В 1930 году сторонники Троцкого, исключенные из коммунистических партий, создают Международную левую оппозицию (МЛО). Они позиционирует себя в качестве фракции Коминтерна. В 1933 году МЛО меняет название на Международную коммунистическую лигу, которая становится предшественником Четвертого интернационала, учрежденного в Париже в 1938 году. Учреждение Четвертого интернационала обосновывалось, как создание новой массовой революционной партии для руководства пролетарской революцией. Эта идея проистекала из революционной волны, которая будет разрастаться с началом грядущей мировой войны. На учредительном конгрессе, проходившем в сентябре 1938 года в доме Альфреда Росмера недалеко от Парижа, присутствовало 30 делегатов из всех крупнейших стран Европы, Северной Америки, прибыли, несмотря на большие расстояния и издержки, несколько делегатов из стран Азии и Латинской Америки. Среди резолюций, принятых на конгрессе, была «Переходная программа»[12].

Четвертый интернационал получил серьёзнейший удар в период Второй мировой войны. Троцкий был убит, многие европейские секции были уничтожены в период немецкой, а некоторые секции в Азии — в период японской оккупации. Уцелевшие секции в европейских и азиатских странах были отрезаны друг от друга и от международного руководства. Несмотря на все сложности, различные группы старались искать связи друг с другом, а некоторые поддерживали связи в ранний период войны через моряков военного флота США, который заходил в Марсель[13].

В феврале 1944 года состоялась европейская конференция Четвертого интернационала, избравшая Европейский секретариат. Мишель Пабло, ставший организационным секретарем Европейского бюро, и другие члены бюро установили контакты между троцкистскими организациями. Второй мировой конгресс интернационала, собравшийся в апреле 1948 года, был, главным образом, отмечен сближением и налаживанием контактов с троцкистскими группами по всему миру, включая такие важные организации, как Революционная рабочая партия в Боливии и Партия общественного равенства (ЛССП, Lanka Sama Samaja Party) на Цейлоне. Одновременно пользовавшиеся достаточно серьёзным влиянием троцкистские группы во Вьетнаме были уничтожены сторонниками Хо Ши Мина[14].

В 1951—1953 годах в Четвертом интернационале произошел раскол. Причиной раскола стала принятая на третьем мировом конгрессе 1951 года тактика энтризма в массовые коммунистические и социал-демократические партии. Организационно раскол был оформлен в 1953 году созданием Международного комитета Четвертого интернационала (МКЧИ), оппозиционного официальному руководству интернационала — Международному секретариату. Со временем сторонниками обоих тенденций было отмечено уменьшение политических расхождений между ними. В частности, это касалось общей поддержки Кубинской революции. Шестой конгресс Четвертого интернационала подверг критике Партию общественного равенства, секцию Четвертого интернационала на Шри-Ланке, за поддержку Партии свободы Шри-Ланки (ПСШЛ), которую они считали буржуазно-националистической. Критика со стороны СРП была такой же.

В 1962 году МКЧИ и МСЧИ сформировали Комиссию по организации объединительного конгресса. В июне 1963 года в Риме состоялся объединительный конгресс[15], седьмой по счету, на котором присутствовали делегаты от большинства всех троцкистских организаций. На конгрессе было избрано новое руководство Интернационала, в числе которого были Эрнест Мандель (бельгийская секция), Пьер Франк (французская), Ливио Майтан (итальянская) и Джозеф Хансен (американская).

В настоящее время троцкистское движение представлено в мире несколькими политическими интернационалами. Наиболее крупными из них являются:

  • Воссоединенный Четвертый интернационал — имеет наиболее крупные секции во Франции (действует в Новой антикапиталистической партии), Швеции (Социалистическая партия), Италии (Ассоциация «Критическая левая»), Дании (действуют в Красно-зеленой коалиции), Португалии (действуют в Левом блоке), Шри-Ланке (Новая партия общественного равенства), Филиппинах (Революционная рабочая партия Минданао) и Бразилии (действует в партии «Социализм и свобода»). Является одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые». Лидерами Четвертого интернационала являются Ален Кривин, Оливье Безансно, Эрик Туссен, Алан Торнетт, Франсишку Лоуса и другие. По итогам европейских выборов 2009 года, депутатом Европарламента стал представитель датской секции интернационала Серен Сендергаард, баллотировавшийся от Народного движения против ЕС[16].
  • Международная социалистическая тенденция (МСТ) — международное объединение, придерживающееся взглядов Тони Клиффа на природу Советского Союза. Имеет наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая рабочая партия), Греции (Социалистическая рабочая партия) и Ирландии (Социалистическая рабочая партия). Ведущими теоретиками и лидерами интернационала в настоящее время являются Алекс Каллиникос, Крис Харман и другие. МСТ является одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые».
  • Комитет за рабочий интернационал (КРИ) — имеет наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая партия), Ирландии (Социалистическая партия) и Германии (организация «Социалистическая альтернатива»). Долгие годы ведущим теоретиков КРИ являлся Тед Грант (до исключения в 1991 году). Одним из ведущих лидеров КРИ в настоящее является Питер Тааф. По итогам европейских выборов 2009 года, в Европарламент прошел лидер ирландской Соцпартии Джо Хиггинс[17]. КРИ является участником объединения «Европейские антикапиталистические левые».
  • Международная марксистская тенденция (ММТ) — имеет крупную секцию в Пакистане (действует в Пакистанской народной партии). Во всех странах, где действуют секции ММТ, они придерживаются тактики энтризма в массовые левые и прогрессивные партии. Ведущим теоретиком интернационала являлся Тед Грант. В настоящее время лидером ММТ является Алан Вудс.

Троцкистское движение в постсоветской России[править]

Троцкистское движение начало возрождаться в СССР еще в конце 1980-х годов. Однако организационные формы оно обрело только в 1990 году. 18—19 августа 1990 года в Москве прошла Международная теоретическая конференция, посвященная 50-летию убийства Льва Троцкого. В работе этой конференции помимо советских принимали активное участие также представители троцкистских организаций Великобритании, Венгрии и Югославии. На этой конференции был учрежден Организационный комитет за советскую секцию Четвертого интернационала, лидером которого стал Алексей Гусев. В 1991 году Оргкомитет был преобразован в Социалистический рабочий союз (СРС), ставший секцией Рабочего интернационала за возрождение Четвертого интернационала (Workers International to Rebuild the Fourth International)[18].

По итогам проходившей московской конференции в Петербурге была учреждена организация «Революционные пролетарские ячейки», установившая связи с французской организацией «Рабочая борьба»[19]. В конце 1990 года в Москве был создан Комитет за рабочую демократию и международный социализм, ставший российской секцией Комитета за рабочий интернационал (КРИ). Кроме того, в Петербурге и Москве в 1990—1991 годах действовала группа сторонников Международной коммунистической лиги (Четвертого интернационала) (International Communist League (Fourth Internationalist))[20].

В дальнейшем появлялись и другие организации, некоторые претерпели расколы, некоторые прекратили существование. К настоящему времени в России действуют следующие троцкистские организации:

Об употреблении термина «троцкизм»[править]

Возникновение термина[править]

Термин «троцкизм» впервые был употреблен либеральным историком и лидером партии кадетов Павлом Милюковым. В вышедшем в 1907 году сборнике «Как прошли выборы во 2-ю Государственную думу» Милюков, анализируя события октября — ноября 1905 года, писал: «Когда после 17 октября в России впервые появились свободные политические собрания, настроение их было безусловно левое. Выступление даже такой партии, как конституционно-демократическая, переживавшая тогда первые месяцы своего существования и готовившаяся к парламентской (выделение автора) борьбе, было абсолютно невозможно в последние месяцы 1905 года. Те, кто упрекают теперь партию, что она не протестовала тогда же (выделение автора) путем устройства митингов против „революционных иллюзий“ троцкизма и против рецидива „бланкизма“, просто не понимают или не помнят тогдашнего настроения собиравшейся на митинги демократической публики»[21].

Употребление термина во внутрипартийной борьбе в СССР[править]

В дальнейшем термин «троцкизм» был использован в ходе так называемой «литературной дискуссии» осенью 1924 года. Тогда Лев Троцкий опубликовал статью «Уроки Октября», вышедшую в качестве предисловия к третьему тому его собрания сочинений. В статье Троцкий описал историю разногласий внутри большевистской партии в дооктябрьский период 1917 года. В ответ на неё в «Правде» вышла редакционная статья, написанная Николаем Бухариным, «Как не нужно писать историю Октября (по поводу выхода книги т. Троцкого „1917“)»[22]. В этой статье впервые с 1917 года употребляется термин «троцкизм»[23]. В дальнейшем этот термин в качестве описания специфических взглядов Льва Троцкого, враждебных взглядам Владимира Ленина и партии большевиков, употреблялся в статьях Льва Каменева («Ленинизм или троцкизм?»), Григория Зиновьева («Большевизм или троцкизм?») и Иосифа Сталина («Троцкизм или ленинизм?»), вышедших в ноябре 1924 года. Именно в таком контексте понятие «троцкизм» использовалось в официальной советской историографии и официальном советском марксизме до конца 1980-х годов.

Употребление термина в современном российском политическом языке[править]

Термин «троцкизм» применительно к идеологии некоторых членов КПРФ, как леворадикальной и леволиберальной, так и радикально-националистической направленности, одним из первых применил член ЦК КПРФ Юрий Белов. 21 июня 2007 года на 17-м пленуме Центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ было принято постановление «Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ». Осуждению подверглись редактор официального сайта КПРФ Анатолий Баранов, 1-й секретарь Западного окружкома Московского городского отделения КПРФ Павел Басанец и член ЦК СКМ РФ Пётр Милосердов.

Некоторые известные троцкисты[править]

  1. ↑ Дж. П. Кэннон. История американского троцкизма (1944)
  2. ↑ Л. Троцкий. История русской революции: В 2 т. Т. 1: Февральская революция. — М.: «Терра», «Республика», 1997. — С. 41
  3. ↑ Л. Троцкий. Перманентная революция. Сборник. — М.: «Аст», 2005. — С. 307
  4. ↑ а б Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 3. 1789—1848—1905 (1906)
  5. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 1. Особенности исторического развития (1906)
  6. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 2. Город и капитал (1906)
  7. ↑ Л. Троцкий. История русской революции: В 2 т. Т. 2: Октябрьская революция. Ч. 1 — М.: «Терра», «Республика», 1997. — С. 17
  8. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 5. Пролетариат у власти и крестьянство (1906)
  9. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 6. Пролетарский режим (1906)
  10. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 9. Европа и революция (1906)
  11. ↑ а б Антология позднего Троцкого. Сост. М. Васильев, И. Будрайтскис. — М.: Алгоритм, 2007. — Агония капитализма и задачи Четвертого интернационала. — С. 338
  12. ↑ Учредительная конференция Четвёртого интернационала, 1938. Программа и резолюции (англ.)
  13. ↑ Р. Прагер. Четвёртый интернационал в период Второй мировой войны (англ.)
  14. ↑ Четвёртый интернационал во Вьетнаме (англ.)
  15. ↑ Ф. Доббс, Дж. Хансен. Воссоединение Четвертого интернационала (англ.)
  16. ↑ Ф. Сабадо. Крайне правые теснят неолибералов. Итоги выборов в Европарламент (2009)
  17. ↑ Джо Хиггинс: рабочий депутат в Европарламенте (2009)
  18. ↑ Новые общественно-политические организации периода перестройки
  19. ↑ Революционные пролетарские ячейки
  20. ↑ Ю. Г. Коргунюк, С. Е. Заславский. Российская многопартийность. Глава 5. Коммунистическое движение. — М.: Фонд «Индем», 1996
  21. ↑ Как прошли выборы во 2-ю Государственную Думу: со вступ. ст. и заключением проф. П. Н. Милюкова/Сост. А. В. Смирнов. — СПб.: Типография товарищества «Общественная польза», 1907. — Сс. 91-92
  22. ↑ В. З. Роговин. Были ли альтернатива? Глава 27. «Уроки Откября»
  23. ↑ Как не нужно писать историю Октября (по поводу выхода книги т. Троцкого «1917») (Архив Троцкого в 9-ти томах. Ред.-сост. Ю. Г. Фельштинский)

Сборники и энциклопедические материалы[править]

Воспоминания[править]

Современные исследовательские работы[править]

traditio.wiki

Троцкизм - это... Что такое Троцкизм?

Теоретик марксизма Лев Троцкий (1879—1940)

Троцки́зм — теория, представляющая собой развитие марксизма на основе взглядов, изложенных Львом Троцким и другими лидерами Левой оппозиции в 1920—1930-е годы, а также лидерами Международной левой оппозиции и Четвертого интернационала. В качестве самоназвания также используется: большевики-ленинцы, ортодоксальные марксисты, революционные марксисты. В настоящее время существует несколько троцкистских концепций, отличающихся, в частности, подходами к оценке роли и деятельности бюрократии в СССР. Крупнейшими теоретиками после смерти Троцкого являлись Эрнест Мандель, Тед Грант и Тони Клифф.

Общее понятие

Джеймс Патрик Кэннон в своей книге 1942 года «История американского троцкизма» отмечал, что «троцкизм не является новым движением или новой доктриной, а лишь восстановлением, возрождением подлинного марксизма, который был развит и воплощен в жизнь русской революцией и первыми днями Коммунистического Интернационала»[1]. В подобной оценке они не одиноки среди марксистских движений XX века: подобным же образом характеризуют своё направление и их оппоненты — сталинисты и маоисты, считающие, что их вожди творчески развили марксизм-ленинизм — этот термин, однако, троцкистами не используется. Троцкизм при этом уточняет и развивает некоторые положения марксистской теории.

Ключевыми пунктами троцкистской теории являются:

  • поддержка теории перманентной революции в противоположность теории двух стадий;
  • упор на необходимость мировой социалистической революции в противоположность теории социализма в одной стране;
  • критика отсутствия внутрипартийной демократии и Советского руководства после 1923 года;
  • анализ природы политического режима в Советском Союзе и поддержка политической революции в нем;
  • поддержка социалистической революции в развитых капиталистических странах через массовые действия рабочего класса;
  • использование принципов переходных требований.

Теория перманентной революции

Общая концепция

В 1905 году Троцкий формулирует теорию, ставшую затем известной как теория перманентной революции. Эту теорию можно назвать одной из основных отличительных черт троцкизма от других течений, ведущих свою политическую генеалогию от марксизма. Одним из важнейших элементов теории «перманентной революции» является теория комбинированного развития. До 1905 года марксисты рассматривали возможность осуществления социалистической революции только в развитых капиталистических странах. Согласно Троцкому в относительно развитых странах, таких как Россия, — в которых совсем недавно начался процесс индустриализации и развития пролетариата, — возможно было совершить социалистическую революцию ввиду исторической неспособности буржуазии осуществить буржуазно-демократические требования[2].

При этом, отмечал Троцкий во всех своих работах, пролетариат не сможет осуществить социалистическую революцию, не заручившись поддержкой многомиллионного крестьянства. Установив свою власть, диктатуру, пролетариат должен будет приступить к доведению до конца аграрных преобразований. «Другими словами, — пишет Троцкий, — диктатура пролетариата станет орудием разрешения задач исторически запоздалой буржуазной революции». В дальнейшем, по мысли Троцкого, пролетариат «вынужден будет производить все более глубокие вторжения в отношения частной собственности вообще, то есть переходить на путь социалистических мероприятий». Однако установление диктатуры пролетариата в России не означает, что Россия способна к переходу к социализму. Троцкий вслед за Лениным настаивает: «Приведет ли диктатура пролетариата в России к социализму или нет — каким темпом и через какие этапы, — это зависит от дальнейшей судьбы европейского и мирового капитализма»[3].

Буржуазно-демократическая революция

Революция в Англии в 17-м веке и во Франции в 1789 году свергла феодализм, установив основные атрибуты для развития капитализма. Однако Троцкий утверждает, что эти революции не смогут повториться в России. В работе «Итоги и перспективы», написанной в 1906 году, в которой Троцкий подробно излагает теорию перманентной революции, говорится: «История не повторяется. Сколько бы ни сравнивали русскую революцию с Великой Французской, первая от этого не превратится в повторение второй»[4]. В период Великой французской революции 1789 года, Франция пережила, как выражались марксисты, «буржуазно-демократическую революцию» — то есть был создан режим, при котором буржуазия свергла феодализм. Затем уже буржуазия шла в направлении создания режима «демократических» парламентских институтов.

Однако Троцкий утверждает, что такая страна, как Россия не имеет «просвещенной, активной» революционной буржуазии, которая могла бы играть ту же роль, а рабочий класс представляет собой весьма незначительное меньшинство. В самом деле, даже ко времени осуществления европейских революций 1848 года, утверждал Троцкий, «буржуазия уже неспособна была сыграть подобную роль. Она не хотела и не смела брать на себя ответственность за революционную ликвидацию общественного строя, стоявшего помехой ее господству»[4].

Слабость капитализма

Теория перманентной революции считает, что многие страны, в которых, как часто утверждают, еще не произошли свои буржуазно-демократические революции, капиталистический класс выступает против создания какой-либо революционной ситуации, в первую очередь потому, что он опасается, что рабочий класс встанет на борьбу за свои собственные революционные устремления против их эксплуатации капиталистами. В России рабочий класс, хотя и представляет незначительное меньшинство в многомиллионном крестьянском обществе, был организован на многих заводах, принадлежащих капиталистическому классу. Во время русской революции 1905 года капиталистический класс взял себе в союзники реакционные элементы, — феодальных землевладельцев и царскую государственную власть, — для защиты права собственности на свое имущество в виде заводов, банков и т. д. от экспроприации со стороны революционного рабочего класса.

Согласно теории перманентной революции, таким образом, в экономически отсталых странах капиталистический класс является слабым и неспособным к проведению революционных преобразований. Он связан и опирается на феодальных землевладельцев во многих отношениях. Троцкий, далее, утверждает, что, поскольку большинство отраслей промышленности в России возникли под непосредственным влиянием правительственных мер, а иногда даже с помощью правительственных субсидий, капиталистический класс также был связан с правящей элитой. Кроме того, капиталистический класс был во многом зависим от европейского капитала[5].

Роль рабочего класса

Троцкий утверждал, что только пролетариат был способен осуществить задачи, поставленные буржуазной революцией. В 1905 году рабочий класс в России, сосредоточенный на огромных фабриках в относительной изоляции от крестьянской жизни, увидел результат своего труда, как огромных коллективных усилий. «Пролетариат сразу оказался сосредоточенным в огромных массах, а между ним и абсолютизмом стояла немногочисленная капиталистическая буржуазия, оторванная от „народа“, наполовину чужестранная, без исторических традиций, одухотворенная одной жаждой наживы»[6].

Путиловский завод, к примеру, насчитывал 12 000 работников в 1900 году и, по словам Троцкого, 36 000 в июле 1917 года[7]. Теория перманентной революции считает, что крестьянство в целом не может взять на себя подобную задачу, потому что оно рассеяно в малых хозяйствах по всей стране, а также потому, что оно гетерогенно сгруппировано и включает в себя как богатых крестьян, нанимающих сельских работников и стремящихся к тому, чтобы стать помещиками, так и бедных крестьян, которые стремятся к получению большего количества земли. Троцкий утверждает: «Весь исторический опыт … показывает, что крестьянство совершенно неспособно к самостоятельной политической роли»[8].

Являясь лишь небольшим меньшинством российского общества, пролетариат может привести революцию к эмансипации крестьянства и тем самым «заручиться поддержкой крестьянства», как части революции, на поддержку которой он будет опираться. Однако рабочий класс во имя собственных интересов и улучшения собственных условий, будет стремиться к осуществлению таких революционных преобразований, которые будут выполнять не только функции буржуазной революции, но и приведет к установлению рабочего государства. Одновременно Троцкий пишет: «Пролетариат окажется вынужденным вносить классовую борьбу в деревню и, таким образом, нарушать ту общность интересов, которая несомненно имеется у всего крестьянства, но в сравнительно узких пределах. Пролетариату придется в ближайшие же моменты своего господства искать опоры в противопоставлении деревенской бедноты деревенским богачам, сельскохозяйственного пролетариата — земледельческой буржуазии»[9].

Мировая революция

В соответствии с классическим марксизмом, революция в крестьянских странах, таких как Россия, готовит почву в конечном счете для развития капитализма, поскольку освобожденные крестьяне становятся собственниками небольших хозяйств, производителями и торговцами, что приводит к росту товарного рынка, и что, в свою очередь, формирует новый капиталистический класс. Только развитые капиталистические экономики способны подготовить основу для социализма. Троцкий соглашается с тем, что новое социалистическое государство и экономика в такой стране, как Россия, не сможет противостоять давлению враждебного капиталистического мира, а также внутреннего давления собственной отсталой экономики. Революция, как утверждал Троцкий, должна распространиться на капиталистические страны, а в дальнейшем и по всему миру[10].

Теория деформированного рабочего государства

Общая концепция

Лев Троцкий считал, что установившийся в России после Октябрьской революции 1917 года режим пролетарской диктатуры заложил социалистический базис государства, национализировав средства производства. Однако в течение примерно 1923—1929 годов советская бюрократия, по мнению Троцкого, осуществила переворот, экспроприировав власть у правящего класса — пролетариата. Троцкий и его сторонники, однако, не перестали считать СССР рабочим государством — по их мнению, Советский Союз был бюрократически деформированным или переродившимся рабочим государством.

Лев Троцкий рассматривает советскую бюрократию в качестве специфичной касты, но не нового класса. По его мнению, бюрократия не имеет признаков правящего класса: «Попытка представить советскую бюрократию, как класс „государственных капиталистов“ заведомо не выдерживает критики. У бюрократии нет ни акций ни облигаций. Она вербуется, пополняется, обновляется в порядке административной иерархии, вне зависимости от каких-либо особых, ей присущих отношений собственности. Своих прав на эксплуатацию государственного аппарата отдельный чиновник не может передать по наследству. Бюрократия пользуется привилегиями в порядке злоупотребления». Именно поэтому, как считает Троцкий, бюрократия стремится к ликвидации завоеваний Октябрьской революции и реставрации капитализма — ей необходимо юридически закрепить свои права на собственность.

В «Переходной программе», ставшей основным программным документом Четвертого интернационала в 1938 году, говорилось следующее: «Советский Союз вышел из октябрьской революции как рабочее государство. Огосударствление средств производства, необходимое условие социалистического развития, открыло возможность быстрого роста производительных сил. Аппарат рабочего государства подвергся тем временем полному перерождению, превратившись из орудия рабочего класса в орудие бюрократических насилий над рабочим классом и, чем дальше, тем больше, в орудие саботажа хозяйства. Бюрократизация отсталого и изолированного рабочего государства и превращение бюрократии во всесильную привилегированную касту является самым убедительным — не теоретическим, а практическим — опровержением социализма в отдельной стране»[11].

В качестве одной из причин возникновения этой касты Троцкий в своей книге «Преданная революция» называет выделение «привилегированных групп, наиболее нужных для обороны, для промышленности, для техники и науки» в сложных условиях конца 1910-х — начала 1920-х годов — неразвитой промышленности, гражданской войны, давления капиталистических государств, отсутствия всякой помощи с Запада. При этом он отмечает, что «громадные экономические успехи последнего периода вели не к смягчению, а наоборот к обострению неравенства, и вместе с тем к дальнейшему росту бюрократизма, который ныне из „извращения“ превратился в систему управления». Среди причин прихода к власти в партии и Советском Союзе бюрократии Троцкий также видит гибель многих сознательных коммунистов в годы гражданской войны, отсутствие в массах навыков самоуправления и другие.

Пролетариат и политическая революция в СССР

Лев Троцкий, используя аналогию с термидором времен Великой французской революции, считал, что установившийся в Советском Союзе режим является по своему характеру бонапартистским. То есть, правящий класс, — пролетариат, — оказался отстранен от власти бюрократией. Хотя эта бюрократия имеет собственные привилегии и стремится в конечном счете к реставрации капитализма в СССР, пока поддерживает национализированные средства производства, монополию внешней торговли и другие завоевания Октябрьской революции, она выражает интересы правящего класса, хотя и отстраненного от власти, — пролетариата.

По мнению Троцкого, пролетариат для того, чтобы вернуть себе власть и контроль над обобществленными средствами производства, должен осуществить политическую революцию, сохранив экономический базис советского государства. В противном случае, победа и укрепление власти бюрократии, которая все более расширяет собственные привилегии и увеличивает социальное неравенство, приведет к реставрации капитализма. «Режим СССР заключает в себе … ужасающие противоречия. Но он продолжает оставаться режимом переродившегося рабочего государства. Таков социальный диагноз. Политический прогноз имеет альтернативный характер: либо бюрократия, все более становящаяся органом мировой буржуазии в рабочем государстве, опрокинет новые формы собственности и отбросит страну к капитализму, либо рабочий класс разгромит бюрократию и откроет выход к социализму», — говорилось в «Переходной программе»[11].

Переходная программа

Основная статья: Переходная программа

История троцкистского движения

Троцкизм в СССР

Троцкизм за рубежом

В начале 1930-х годов Троцкий и его сторонники верили, что сталинистское влияние в Третьем интернационале должно пойти на спад. Они создали в 1930 году Международную левую оппозицию (МЛО), для того, чтобы объединить все антисталинистские группы внутри Третьего интернационала. Сталинисты, доминировавшие в Коминтерне, недолго терпели оппозицию — троцкисты и все, кто был заподозрен в симпатиях к троцкизму, были исключены. Тем не менее, вплоть до 1933 года и изменения ситуации в Германии сторонники Троцкого продолжали рассматривать себя в качестве фракции Коминтерна, хоть из него и фактически исключенной.

В 1933 году МЛО меняет название на Международную коммунистическую лигу, которая становится предшественником Четвертого интернационала, учрежденного в Париже в 1938 году. Учреждение Четвертого интернационала обосновывалось, как создание новой массовой революционной партии для руководства пролетарской революцией. Эта идея проистекала из революционной волны, которая будет разрастаться с началом грядущей мировой войны. На учредительном конгрессе, проходившем в сентябре 1938 года в доме Альфреда Росмера недалеко от Парижа, присутствовало 30 делегатов из всех крупнейших стран Европы, Северной Америки, прибыли, несмотря на большие расстояния и издержки, несколько делегатов из стран Азии и Латинской Америки. Среди резолюций, принятых на конгрессе, была «Переходная программа»[12].

Четвертый интернационал получил серьёзнейший удар в период Второй мировой войны. Троцкий был убит, многие европейские секции были уничтожены в период немецкой, а некоторые секции в Азии — в период японской оккупации. Уцелевшие секции в европейских и азиатских странах были отрезаны друг от друга и от международного руководства. Несмотря на все сложности, различные группы старались искать связи друг с другом, а некоторые поддерживали связи в ранний период войны через моряков военного флота США, который заходил в Марсель[13].

В феврале 1944 года состоялась европейская конференция Четвертого интернационала, избравшая Европейский секретариат. Мишель Пабло, ставший организационным секретарем Европейского бюро, и другие члены бюро установили контакты между троцкистскими организациями. Второй мировой конгресс интернационала, собравшийся в апреле 1948 года, был, главным образом, отмечен сближением и налаживанием контактов с троцкистскими группами по всему миру, включая такие важные организации, как Революционная рабочая партия в Боливии и Партия общественного равенства (ЛССП, Lanka Sama Samaja Party) на Цейлоне. Одновременно пользовавшиеся достаточно серьёзным влиянием троцкистские группы во Вьетнаме были уничтожены сторонниками Хо Ши Мина[14].

В 1951—1953 годах в Четвертом интернационале произошел раскол. Причиной раскола стала принятая на третьем мировом конгрессе 1951 года тактика энтризма в массовые коммунистические и социал-демократические партии. Организационно раскол был оформлен в 1953 году созданием Международного комитета Четвертого интернационала (МКЧИ), оппозиционного официальному руководству интернационала — Международному секретариату. Со временем сторонниками обоих тенденций было отмечено уменьшение политических расхождений между ними. В частности, это касалось общей поддержки Кубинской революции. Шестой конгресс Четвертого интернационала подверг критике Партию общественного равенства, секцию Четвертого интернационала на Шри-Ланке, за поддержку Партии свободы Шри-Ланки (ПСШЛ), которую они считали буржуазно-националистической. Критика со стороны СРП была такой же.

В 1962 году МКЧИ и МСЧИ сформировали Комиссию по организации объединительного конгресса. В июне 1963 года в Риме состоялся объединительный конгресс[15], седьмой по счету, на котором присутствовали делегаты от большинства всех троцкистских организаций. На конгрессе было избрано новое руководство Интернационала, в числе которого были Эрнест Мандель (бельгийская секция), Пьер Франк (французская), Ливио Майтан (итальянская) и Джозеф Хансен (американская).

В настоящее время троцкистское движение представлено в мире несколькими политическими интернационалами. Наиболее крупными из них являются:

  • Воссоединенный Четвертый интернационал — имеет наиболее крупные секции во Франции (действует в Новой антикапиталистической партии), Швеции (Социалистическая партия), Италии (Ассоциация «Критическая левая»), Дании (действуют в Красно-зеленой коалиции), Португалии (действуют в Левом блоке), Шри-Ланке (Новая партия общественного равенства), Филиппинах (Революционная рабочая партия Минданао) и Бразилии (действует в партии «Социализм и свобода»). Является одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые». Лидерами Четвертого интернационала являются Ален Кривин, Оливье Безансно, Эрик Туссен, Алан Торнетт, Франсишку Лоуса и другие. По итогам европейских выборов 2009 года, депутатом Европарламента стал представитель датской секции интернационала Серен Сендергаард, баллотировавшийся от Народного движения против ЕС[16].
  • Международная социалистическая тенденция (МСТ) — международное объединение, придерживающееся взглядов Тони Клиффа на природу Советского Союза. Имеет наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая рабочая партия), Греции (Социалистическая рабочая партия) и Ирландии (Социалистическая рабочая партия). Ведущими теоретиками и лидерами интернационала в настоящее время являются Алекс Каллиникос, Крис Харман и другие. МСТ является одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые».
  • Комитет за рабочий интернационал (КРИ) — имеет наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая партия), Ирландии (Социалистическая партия) и Германии (организация «Социалистическая альтернатива»). Долгие годы ведущим теоретиков КРИ являлся Тед Грант (до исключения в 1991 году). Одним из ведущих лидеров КРИ в настоящее время является Питер Тааф. По итогам европейских выборов 2009 года, в Европарламент прошел лидер ирландской Соцпартии Джо Хиггинс[17]. КРИ является участником объединения «Европейские антикапиталистические левые».
  • Международная марксистская тенденция (ММТ) — имеет крупную секцию в Пакистане (действует в Пакистанской народной партии). Во всех странах, где действуют секции ММТ, они придерживаются тактики энтризма в массовые левые и прогрессивные партии. Ведущим теоретиком интернационала являлся Тед Грант. В настоящее время лидером ММТ является Алан Вудс.

Троцкистское движение в постсоветской России

Троцкистское движение начало возрождаться в СССР еще в конце 1980-х годов. Однако организационные формы оно обрело только в 1990 году. 18—19 августа 1990 года в Москве прошла Международная теоретическая конференция, посвященная 50-летию убийства Льва Троцкого. В работе этой конференции помимо советских принимали активное участие также представители троцкистских организаций Великобритании, Венгрии и Югославии. На этой конференции был учрежден Организационный комитет за советскую секцию Четвертого интернационала, лидером которого стал Алексей Гусев. В 1991 году Оргкомитет был преобразован в Социалистический рабочий союз (СРС), ставший секцией Рабочего интернационала за возрождение Четвертого интернационала (Workers International to Rebuild the Fourth International)[18].

По итогам проходившей московской конференции в Петербурге была учреждена организация «Революционные пролетарские ячейки», установившая связи с французской организацией «Рабочая борьба»[19]. В конце 1990 года в Москве был создан Комитет за рабочую демократию и международный социализм (КРДМС), ставший российской секцией Комитета за рабочий интернационал (КРИ). Кроме того, в Петербурге и Москве в 1990—1991 годах действовала группа сторонников Международной коммунистической лиги (Четвертого интернационала) (International Communist League (Fourth Internationalist))[20].

В 1993 году в КРДМС произошел раскол по вопросу о членстве в КРИ, итогом которого стало создание двух групп с одинаковым названием[20][21]. В дальнейшем КРДМС, являвшийся российской секцией КРИ, принял название Социалистическое сопротивление. Независимый КРДМС в 1999 году принял название Революционная рабочая партия (Россия). В дальнейшем, в 2000-е годы, появлялись и другие организации, некоторые объединились, некоторые претерпели расколы, а некоторые прекратили существование.

В марте 2011 года путем объединения Социалистического движения «Вперед» (российская секция Четвертого интернационала) и организации «Социалистическое сопротивление» было создано Российское социалистическое движение[22]. В дальнейшем, к нему присоединились другие троцкистские организации. В апреле 2011 года к РСД присоединилось пермское отделение Революционной рабочей партии. В мае 2012 года в состав РСД вошла Международная рабочая партия (российская секция Международной лиги трудящихся — Четвертого интернационала)[23]. В составе РСД действуют группы сторонников Четвертого интернационала и Международной лиги трудящихся — Четвертого интернационала[24][23].

К настоящему времени в России действуют следующие организации, позиционирующие себя как троцкистские или близкие к троцкистской политической традиции:

Критика

Сталинисты

Сталинисты крайне отрицательно относятся к троцкизму. Так, сталинисты Греции в своих материалах утверждают, что троцкизм является «оппортунистическим» течением, сближающимся с «новой левой», не имеющим серьезного политического значения. При этом их действия, по мнению Коммунистической партии Греции, прикрываются «ультралевой», «псевдореволюционной» и «квазимарксистской» фразеологией, однако это, как утверждается в материалах, не мешает им часто объединяться с «самыми реакционными силами»[25].

Борис Бажанов

Советский партийный деятель, личный секретарь Иосифа Сталина в 1920-е годы, а затем политический эмигрант Борис Бажанов подверг сомнению концептуальную оригинальность троцкизма, сводя его суть к малозначительным противоречиям большевистской верхушки в период борьбы сподвижников Ленина за влияние в партии. «Если попытаться восстановить, какова была основная политическая мысль Троцкого, то не так легко разобраться в горе ложных обвинений, которую беспрерывно громоздили против него сначала зиновьевцы, потом сталинцы, потом сталинские наследники. Во всяком случае, уже в то время, когда эта борьба происходила внутри партии, и я был ее свидетелем, для меня, как и для всех большевистских верхов, была ясна лживость и надуманность большинства разногласий. Нужно было повергнуть соперника и завладеть властью. Но нельзя было иметь такой вид, что это безыдейная борьба пауков в банке. Надо было делать вид, что борьба высокоидейная и разногласия необычайно важны: от того или другого их решения зависит будто бы чуть ли не все будущее революции», — писал Борис Бажанов в своей книге «Воспоминания бывшего секретаря Сталина»[26].

По мнению Бажанова, эти дискуссии были только «неопределенными спорами о словах». Он пишет, что «в особенности много таких пустых и тенденциозных споров было проведено вокруг знаменитой теории „перманентной революции“ Троцкого и сталинского „построения социализма в одной стране“». В своей книге Бажанов, в частности, отмечает: «Совершенно ясно видно, что хотя Троцкий и изгнан, убит, осужден и предан анафеме, эта общая идея перманентной мировой революции всегда продолжала русским коммунизмом проводиться, продолжает проводиться и будет всегда основной стратегической линией коммунизма»[26].

Об употреблении термина «троцкизм»

Возникновение термина

Термин «троцкизм» впервые был употреблен либеральным историком и лидером партии кадетов Павлом Милюковым. В вышедшем в 1907 году сборнике «Как прошли выборы во 2-ю Государственную думу» Милюков, анализируя события октября — ноября 1905 года, писал: «Когда после 17 октября в России впервые появились свободные политические собрания, настроение их было безусловно левое. Выступление даже такой партии, как конституционно-демократическая, переживавшая тогда первые месяцы своего существования и готовившаяся к парламентской борьбе, было абсолютно невозможно в последние месяцы 1905 года. Те, кто упрекают теперь партию, что она не протестовала тогда же путем устройства митингов против „революционных иллюзий“ троцкизма и против рецидива „бланкизма“, просто не понимают или не помнят тогдашнего настроения собиравшейся на митинги демократической публики»[27].

Употребление термина во внутрипартийной борьбе в СССР

В дальнейшем термин «троцкизм» был использован в ходе так называемой «литературной дискуссии» осенью 1924 года. Тогда Лев Троцкий опубликовал статью «Уроки Октября», вышедшую в качестве предисловия к третьему тому его собрания сочинений. В статье Троцкий описал историю разногласий внутри большевистской партии в дооктябрьский период 1917 года. В ответ на неё в «Правде» вышла редакционная статья, написанная Николаем Бухариным, «Как не нужно писать историю Октября (по поводу выхода книги т. Троцкого „1917“)»[28]. В этой статье впервые с 1917 года употребляется термин «троцкизм»[29]. В дальнейшем этот термин в качестве описания специфических взглядов Льва Троцкого, как враждебных взглядам Владимира Ленина и партии большевиков, употреблялся в статьях Льва Каменева («Ленинизм или троцкизм?»), Григория Зиновьева («Большевизм или троцкизм?») и Иосифа Сталина («Троцкизм или ленинизм?»), вышедших в ноябре 1924 года. Именно в таком контексте понятие «троцкизм» использовалось в официальной советской историографии и официальном советском марксизме до конца 1980-х годов.

Употребление термина в современном российском политическом языке

Термин «троцкизм» применительно к идеологии некоторых членов КПРФ, как леворадикальной и леволиберальной, так и радикально-националистической направленности, одним из первых применил член ЦК КПРФ Юрий Белов. 21 июня 2007 года на 17-м пленуме Центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ было принято постановление «Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ». Осуждению подверглись редактор официального сайта КПРФ Анатолий Баранов, 1-й секретарь Западного окружкома Московского городского отделения КПРФ Павел Басанец и член ЦК СКМ РФ Пётр Милосердов. В постановлении Пленума ЦКРК КПРФ говорится о том, что неотроцкизм есть продолжение троцкизма, и в доказательство этого приводится работа Иосифа Сталина «Троцкизм и ленинизм». В числе признаков неотроцкизма в постановлении указывается: «отсутствие настоящей партийности и нежелание связывать себя нормами Программы и Устава партии; склонность к левой революционной фразе при упорном стремлении к союзу с крайне правыми силами; игнорирование коренных интересов и прав русского народа; стремление породить недоверие к руководителям партии и избавиться от стойких коммунистов»[30]. Многие члены КПРФ назвали использование термина некорректным, среди них были Егор Лигачёв[31], Александр Фролов[32], Владимир Улас[33].

…возьмем проблему голосований фракций КПРФ в региональных заксобраниях за губернаторов. Три одинаковых случая — на протяжении нескольких месяцев. Свердловск — по звонку из Москвы. Тула — по текущей политике сотрудничества с властью. Челябинск — в нарушение постановления Президиума ЦК. Три однородных действия, но в одних случаях люди объявляются «неотроцкистами», а в других остаются правоверными. (А. Фролов. Мое выступление на Пленуме ЦК КПРФ)

См. также

Некоторые известные троцкисты

Примечания

  1. ↑ Дж. П. Кэннон. История американского троцкизма (1944)
  2. ↑ Л. Троцкий. История русской революции: В 2 т. Т. 1: Февральская революция. — М.: «Терра», «Республика», 1997. — С. 41
  3. ↑ Л. Троцкий. Перманентная революция. Сборник. — М.: «Аст», 2005. — С. 307
  4. ↑ 1 2 Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 3. 1789—1848—1905 (1906)
  5. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 1. Особенности исторического развития (1906)
  6. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 2. Город и капитал (1906)
  7. ↑ Л. Троцкий. История русской революции: В 2 т. Т. 2: Октябрьская революция. Ч. 1 — М.: «Терра», «Республика», 1997. — С. 17
  8. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 5. Пролетариат у власти и крестьянство (1906)
  9. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 6. Пролетарский режим (1906)
  10. ↑ Л. Д. Троцкий. Итоги и перспективы. Глава 9. Европа и революция (1906)
  11. ↑ 1 2 Антология позднего Троцкого. Сост. М. Васильев, И. Будрайтскис. — М.: Алгоритм, 2007. — Агония капитализма и задачи Четвертого интернационала. — С. 338
  12. ↑ Учредительная конференция Четвёртого интернационала, 1938. Программа и резолюции  (англ.)
  13. ↑ Р. Прагер. Четвёртый интернационал в период Второй мировой войны  (англ.)
  14. ↑ Четвёртый интернационал во Вьетнаме  (англ.)
  15. ↑ Ф. Доббс, Дж. Хансен. Воссоединение Четвертого интернационала  (англ.)
  16. ↑ Ф. Сабадо. Крайне правые теснят неолибералов. Итоги выборов в Европарламент (2009)
  17. ↑ Джо Хиггинс: рабочий депутат в Европарламенте (2009)
  18. ↑ Новые общественно-политические организации периода перестройки
  19. ↑ Революционные пролетарские ячейки
  20. ↑ 1 2 Ю. Г. Коргунюк, С. Е. Заславский. Российская многопартийность. Глава 5. Коммунистическое движение. — М.: Фонд «Индем», 1996
  21. ↑ Комитет за рабочую демократию и международный социализм (База данных «Лабиринт») — информация используется по материалам полной версии базы данных
  22. ↑ В Москве создано новое Российское социалистическое движение («Новый регион», 9 марта 2011)
  23. ↑ 1 2 Н. Чайка. 6 мая: Он не смог, а мы смогли (сайт Международной рабочей партии)
  24. ↑ Официальный отчет о шестом съезде Социалистического движения «Вперед»
  25. ↑ К. Папаставру. Оппортунистическое течение троцкизма (2008)
  26. ↑ 1 2 Б. Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. — Книгоиздательство «Всемирное слово», Санкт-Петербург, 1992. — Глава 10. Члены Политбюро. Троцкий
  27. ↑ Как прошли выборы во 2-ю Государственную Думу: со вступ. ст. и заключением проф. П. Н. Милюкова/Сост. А. В. Смирнов. — СПб.: Типография товарищества «Общественная польза», 1907. — Сс. 91-92
  28. ↑ В. З. Роговин. Были ли альтернатива? Глава 27. «Уроки Откября»
  29. ↑ Как не нужно писать историю Октября (по поводу выхода книги т. Троцкого «1917») (Архив Троцкого в 9-ти томах. Ред.-сост. Ю. Г. Фельштинский)
  30. ↑ Постановление Пленума ЦКРК КПРФ «Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ»
  31. ↑ Е. К. Лигачёв. Не могу молчать о том, как правду закапывают!
  32. ↑ Мое выступление на Пленуме ЦК КПРФ
  33. ↑ Доклад В. Д. Уласа на Пленуме МГК КПРФ

Ссылки

Сборники и энциклопедические материалы

Воспоминания

Советская критика троцкизма

Современные исследовательские работы

dic.academic.ru

О сущности «троцкизма» | Рабочий путь

Одним из самых опасных направлений оппортунизма и ревизионизма в мировом революционном движении является «троцкизм». Сегодня в мире он распространен очень широко. Только в нашей стране имеются десятки левых групп данного направления, не меньше их и в республиках бывшего СССР, в первую очередь, на Украине. И хотя численность их невелика, вред коммунистическому и рабочему движению уже сейчас они приносят довольно ощутимый.

Немалую роль в популяризации «троцкизма» сыграла в свое время гибель СССР и уничтожение советского социализма, против которого троцкисты боролись всегда. Будучи генетическими противниками истинного марксизма-ленинизма, они тут же поспешили заявить, что эти события полностью доказывают их правоту, что советский социализм был нежизнеспособен, и что, якобы, смерть его была закономерна. Не удивительно, что в данном вопросе троцкисты полностью солидаризировались с либералами – идеологами буржуазии и явными врагами рабочего класса, ведь это отнюдь не первый случай в истории коммунистического движения, когда троцкисты столь откровенно демонстрируют свое истинное буржуазное лицо.

Под давлением либеральной пропаганды и разного рода оппортунистов, активно спекулирующих на гибели советского социализма, в мировом революционном движении начались разброд и шатания – вера в единственно верную революционную теорию – марксизм-ленинизм была сильно подорвана, коммунистические и рабочие партии стали распадаться или переходить на социал-демократические позиции. Значительная часть левых, особенно из мелкобуржуазных городских слоев населения и интеллигенции,  примкнула к троцкистам, поверив в их «революционность». Буржуазия же со своей стороны только радостно поддерживала этот процесс, в том числе и финансово, поскольку отлично понимала, какую неоценимую услугу ей оказывают те, кто уводит трудящихся с единственно опасного для нее пути борьбы.

В настоящее время троцкистское движение представлено в мире несколькими политическими объединениями (интернационалами), активно спонсируемыми буржуазией. Наиболее крупными из них являются 4 объединения, первые три их которых совместно участвуют в организации «Европейские антикапиталистические левые»:

Воссоединенный Четвертый интернационал[1] — наиболее крупные секции во Франции (Новая антикапиталистическая партия), Швеции (Социалистическая партия), Италии (Ассоциация «Критическая левая»), Дании (Красно-зелёная коалиция), Португалии (Левый блок), Шри-Ланке (Новая партия общественного равенства), Филиппинах (Революционная рабочая партия Минданао) и Бразилии («Социализм и свобода»).

Лидеры — Ален Кривин, Оливье Безансно, Эрик Туссен, Алан Торнетт, Франсишку Лоуса и др.

Международная социалистическая тенденция (МСТ) — международное объединение, придерживающееся взглядов Тони Клиффа на природу Советского Союза. Наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая рабочая партия), Греции (Социалистическая рабочая партия) и Ирландии (Социалистическая рабочая партия).

Лидеры — Алекс Каллиникос, Крис Харман и др.

Комитет за рабочий интернационал (КРИ) — наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая партия), Ирландии (Социалистическая партия) и Германии (организация «Социалистическая альтернатива»).

Лидеры — Тед Грант (до 1991 г.), Питер Тааф.

Международная марксистская тенденция (ММТ) — имеет крупную секцию в Пакистане в Пакистанской народной партии. Во всех странах, где действуют секции ММТ, они придерживаются тактики проникновения в массовые левые и прогрессивные партии в целях их нейтрализации, разрушения или перевода на позиции «троцкизма».

Лидеры — Тед Грант, Алан Вудс.

Отлично освоив методы провокаций и разрушения рабочих и коммунистических организаций, троцкисты, проникнув в эти организации и укрепившись в них, вполне способны нейтрализовать любое революционное движение, не позволяя революционным силам консолидироваться и действовать эффективно.  В связи с чем, для всякого революционного движения в любой стране крайне важно научиться распознавать «троцкизм» и уметь с ним бороться.

Особое значение эта борьба приобретает в современной России, которая является не только исторической родиной этой разновидности оппортунизма, но и страной, наиболее пострадавшей от деятельности троцкистов, на чьей совести лежит немалая доля вины за гибель Советского Союза.

И хотя, как и прежде, троцкисты управлять рабочим движением не способны, поскольку рабочие своим классовым чутьем интуитивно понимают гнилость идеологии «троцкизма» и стараются держаться от него подальше, но троцкисты легко находят сторонников среди лиц с мелкобуржуазным сознанием, не имеющим серьезной теоретической марксистской базы.

Чем же так привлекателен для них «троцкизм»?

Во-первых, троцкисты называют себя истинными коммунистами, большевиками, интернационалистами, марксистами-ленинцами. Они приписывают Троцкому роль вождя Октябрьской революции, создателя и руководителя Красной Армии, автора концепции построения социализма в СССР, истинного последователя Маркса, Энгельса и Ленина и борца против сталинизма, являющегося якобы одной из разновидностей оппортунизма. Троцкисты выставляют Троцкого ярым борцом против опасности бюрократизма в СССР, наиболее последовательным и непримиримым противником капитализма, оппортунизма, ревизионизма, национализма и шовинизма. Политически незрелые общественные слои воспринимают эту атрибутику как выражение сущности троцкизма, не вдаваясь глубоко в его реальную суть, которая крайне далека от всех этих красивых деклараций.

Во-вторых, троцкисты спекулируют на проявлениях революционного нетерпения, характерных для значительной части левых активистов и участников революционного движения. Они изображают себя наиболее «левыми» радикально настроенными революционерами, обещающими народным массам «немедленное» ниспровержение капитализма во всех странах.

В-третьих, троцкизм в отличие от многих других оппортунистических течений имеет весьма сложную и противоречивую историю, в нюансах которой не могут порой разобраться даже специалисты-историки. Троцкий, например, был одновременно и борцом против царского деспотизма, и человеком, искавшим пути приспособления к самодержавию и развивающемуся в Российской империи капитализму. Он был активным участником Октябрьской революции и в то же время вся­чески тормозил ее ход. Он входил в состав руководящего органа компартии во главе с Лениным и одновременно выступал против него, раскалывал единство партии — создавал фракции, инициировал бесконечные партийные дискуссии в моменты, когда жизнь молодой Советской республики висела на волоске и т. д. Никто из убежденных оппортунистов не подходил так близко к позициям марксизма-ленинизма и никто так яростно не обрушивался на него, когда становилось ясно, что троцкистские маневры не вызывают ответных эволюций со стороны последовательных ленинцев. Это двойственность и сегодня сплошь и рядом встречается в платформах современного троцкизма – то самая острая критика капитализма и похвалы в адрес немногих оставшихся социалистических стран и активно действующих революционных организаций в мире, то  злобная ругань в адрес коммунистов, если в их действиях имеется нечто расходящееся с псевдореволюционными установками троцкистов.

В-четвертых, троцкизм давно находится под крылышком мировой буржуазии, и она затрачивает огромные средства на пропаганду и распространение троцкистских идей и версий советской истории, которые фактически составляют основу современного антикоммунизма, охотно заимствующего у Троцкого все антиленинские, антисталинские и антисоветские концепции.

Все это способствует проникновению ошибочных представлений о троцкизме в левые и революционные организации и в сознание отдельных категорий граждан, принимающих форму за содержание.

Борьба большевиков с Троцким до Октябрьской революции

До Октябрьской революции влияние троцкизма в российском и международном рабочем движении было настолько ничтожным, что  В. И. Ленин считал троцкизм идеологией одного лица — самого Троцкого или небольшой группки его ближайших единомышленников: «В России он — 0»[2]. По ленинской оценке, Троцкий в дореволюционный период представлял «только свои личные колебания и ничего больше»[3]. Вся его теоретическая и политическая позиция была эклектичной, подражательной. У него «никогда никакой «физиономии» не было и нет, а есть только перелеты, переметывания от либералов к марксистам и обратно, обрывки сло­вечек и звонких фраз, надерганных отсюда и оттуда»[4].

В своих биографических работах Троцкий датирует рождение «оригинальных» теорий, ставших основой троц­кизма, периодом революции 1905—1907 годов. Но и до этого он активно участвовал в борьбе против большевистской партии.

До присоединения к марксистам (в конце 90-х годов XIX века) Троцкий находился под влиянием либерального народничества, воспринял некоторые идеи анархистов, а в дальнейшем пополнял свой теоретический багаж концепциями Лассаля, Сореля, Лагарделя и других антимарксистов. Став социал-демократом, он разделял взгляды, близкие к экономизму и легальному марксизму. В эмиграции, сотрудничая с «Искрой», был учеником Аксельрода, сблизился с другими будущими лидерами мень­шевизма. На II съезде РСДРП вместе с ними выступал против Ленина и твердых искровцев, входил в состав центра меньшевистской партии, созданного для борьбы с большевиками. На меньшевистских позициях он оставался до 1917 года, хотя нередко отмежевывался от меньшевиков по частным вопросам, изображая из себя внефракционного социал-демократа.

Сердцевиной троцкизма стала «теория перманентной революции», которую Троцкий считал своим главным вкладом в марксизм. Согласно ей диктатура пролетариата может быть установлена и на демократическом этапе рево­люции. А так как она окажется властью меньшинства, то закрепить ее может только победа пролетариата в более развитых странах, уже прошедших этап демократического переворота. Поэтому цель «рабочего правительства», преждевременно пришедшего к власти в отсталой стране, «подтолкнуть» революцию в более развитых странах, в том числе и путем военного вмешательства в их внутренние дела. «Долой границы», «Война — мать революции», «Диктатура пролетариата — сегодня и в любой стране» — эти и другие хлесткие лозунги троцкистов использовались и используются для того, чтобы представить себя истинно левым, революционным крылом борцов за социализм, а своих противников изобразить в качестве пособников буржуазии.

Именно таким путем Троцкий пытался очернить в глазах рабочего класса ленинскую теорию революции, исходящую из необходимости поэтапного осуществления ее задач, последовательного втягивания в борьбу против капитала все новых и новых широчайших слоев. В. И. Ленин неоднократно осуждал «теорию перманентной революции» как авантюристическую, способную лишь оттолкнуть от партии рабочего класса широкие народные массы. Он называл ее «несуразно-левой», имеющей такое же отношение к марксизму, как карикатура к оригиналу. А Троцкий обвинял Ленина в стремлении навязать теорию «самоограничения» пролетариата в революции.

До Октября большевики вели острую идейно-политическую борьбу с троцкизмом, выступавшим в качестве одной из разновидностей меньшевизма. Именно в связи с этой борьбой В. И. Ленин характеризовал Троцкого как лицемера Иудушку (подобного щедринскому герою Иудушке Головлеву), тушинского перелета, нечистоплотного интригана, который прикрывает свои расколь­нические действия фарисейской болтовней о единстве партии. Троцкий «плетется за меньшевиками, прикры­ваясь особенно звонкой фразой»,— писал В. И. Ленин[5].

После того как меньшевизм потерял свое влияние, а попытки Троцкого создать собственную оппортунистическую партию провалились, он вместе со многими другими меньшевистскими деятелями решает присоединиться к большевикам, чтобы, прикрываясь их знаменем, продолжать борьбу против большевизма. В 1917 году в составе Межрайонной социал-демократической организации, долгое время колебавшейся между большевиками и меньшевиками, он, не присутствуя на VI съезде РСДРП, принимается этим съездом в большевистскую партию. При этом Троцкий не делал каких-либо заявлений, в которых бы признавал свою неправоту в многолетней борьбе против Ленина. Правда, в дальнейшем он отмечал, что Ленин был прав в споре с меньшевиками (в том числе и с ним, с Троцким!) по вопросам организационного строительства партии. Но сердцевину троцкизма — «теорию перманентной революции» — Троцкий по-прежнему противопоставлял марксизму-ленинизму. Больше того, он утверждал, что в 1914—1917 годах Ленин осуществил «идейное перевооружение», перешел на троцкистские позиции и признал эту «теорию», которая якобы и стала основой стратегии большевиков в 1917 году.

В.И.Ленин, партия убедительно показали лживость этих измышлений Троцкого. В 1917 году в одном из своих докладов он говорил: «Троцкизм — «без царя, а правительство рабочее». Это неверно. Мелкая буржуазия есть, ее выкинуть нельзя. Но у нее две части. Беднейшая ее часть идет с рабочим классом»[6].

Троцкий постоянно подчеркивал, что в своей борьбе с партией он направляет главные удары против В. И. Ленина. «Великая будет драка,— и Ленин в ней примет смерть»,— хвастливо писал Троцкий своим единомышленникам в 1910 году. Он призывал меньшевиков к разрушению «самых основ ленинизма». В 1913 году он писал, что все здание большевизма «построено на лжи и обмане». А в мае 1917-го заявил: «Большевики разбольшевичились… Признания большевизма требовать от нас нельзя»[7].

Как мы видим, борьба партии большевиков против троцкизма активно шла еще в доктябрьский период, после же Великой октябрьской революции она еще более обострилась. Из всех оппор­тунистических течений, выступивших против большевиков в переходный от капитализма к социализму период, именно троцкизм представлял наибольшую опасность.

Во-первых, его оппортунизм был скрыт и замаскирован, а «левая» фраза способна была привлечь деятелей, подпавших под влияние настроений мелкобуржуазного «революционаризма».

Во-вторых, троцкизм длительное время существовал как разновидность не только российского меньшевизма, но и международного оппортунизма, наиболее тесно смыкаясь с каутскианством. Это давало ему возможность рассчитывать на помощь зарубежных покровителей в лице центристских деятелей социал-демократических партий Западной Европы, имеющих поддержку в кругах западной буржуазии.

В-третьих, троцкизм отличался последовательным антиленинизмом и антибольшевизмом, что привлекало к нему внимание всех недовольных политикой большевиков и мечтавших о ее изменении.

Основные этапы борьбы партии большевиков против троцкизма в послеоктябрьский период

1917 г. — партия сорвала попытки Троцкого оттянуть срок вооруженного восстания и подменить его съездом Советов.

1918 г. — борьба В. И. Ленина с фракцией «левых» коммунистов во главе с Н. И. Бухариным, выступавшей против революционного выхода страны из империалистической войны. Союзником и вдохновителем этой фракции «ультрареволюционеров» был Троцкий.

1919 г. — VIII съезд партии осудил методы, насаждавшиеся Троцким в военном строительстве.

1920 г. — IX съезд РКП (б) отверг предложение Троцкого о всеобщей милитаризации труда, о введении в стране «казарменного коммунизма».

1920—1921 гг. — в ходе общепартийной дискуссии о профсоюзах были отбиты атаки Троцкого, его союзника Бухарина, других оппортунистов на политику демократизации массовых организаций трудящихся в условиях завершения гражданской войны, на выдвинутый и обоснованный В. И. Лени­ным тезис о руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, и социалистическом строительстве. Идейное единство партии, против чего активно выступал Троцкий, было сохранено.

1922—1923 гг. — партия осуждает фракционные выступления троцкистов в отдельных местных партийных организациях, отвергает установки Троцкого и его союз­ников по ряду политических и теоретических вопросов (его возражения против ленинского плана реорганизации РКИ, усиления руководства партии передовыми рабочими и т. д.).

1923 г. — ЦК РКП (б) накануне XII съезда осудил предложения Троцкого, направленные на установление «диктатуры промышленности» над сельским хозяйством, что могло бы привести к разрыву союза рабочего класса и крестьянства.

1923—1924 гг. — новая общепартийная дискуссия, развязанная Троцким, закончилась поражением троцкистской оппозиции по вопросам международной, экономической политики и партийного строительства. Были отвергнуты троцкистские предложения о «подталкивании» европейской революции путем военного вторжения Красной Армии в Польшу и Германию; о превращении крестьянства в «колонию» социалистической промышленности; о «перетряхивании» партийного аппарата — замене представителей ленинской гвардии, якобы вставших на путь термидорианского перерождения, более молодыми коммунистами из числа служащих и студентов, слабо знакомых с традициями большевизма.

1924 г. — в ходе дискуссии, вызванной появлением антиленинской статьи Троцкого «Уроки Октября», партия развенчала идейно-теоретическую платформу троцкизма, разоблачила троцкистскую фальсификацию истории партии и Великой Октябрьской социалистической революции.

1925 г. — XIV съезд ВКП(б) осудил «новую оппозицию», выступавшую с позиций, близких троцкизму.

1926—1927 гг. — ожесточенная борьба партии против троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока.

1927 г. — XV съезд ВКП(б) исключил из партии лидеров блока и признал принадлежность к нему несовместимой с пребыванием в партийных рядах.

1928—1929 гг. — окончательная ликвидация подпольных троцкистских группировок, вставших на путь антисоветской борьбы. Троцкий был выслан за границу и в 1932 лишен советского гражданства.

В чем сущность идей троцкистской оппозиции?

  1. Отрицался последовательно-социалистический характер Октябрьской революции и рожденной ею диктатуры пролетариата.
  2. Говорилось об отсутствии в СССР достаточных внутренних условий для победы социализма, в связи с этим провозглашалась авантюристическая установка на «экспорт» революции в экономически более развитые страны. Ленинскую политику осуществления максимума возможного в своей стране для поддержки революционного движения в других странах троцкисты клеветнически изображали национально-ограниченной. Именно троцкистам принадлежит выдумка о национально-консервативном курсе ленинской партии, являющемся яко­бы продолжением внешнеполитического курса российского самодержавия. Эта выдумка широко используется всеми антикоммунистами до сих пор.
  3. Всячески преувеличивались роль и влияние капиталистических элементов в экономике, опасность колебаний мелкой буржуазии и степень воздействия мирового капитализма на СССР. Экономический строй СССР объявлялся госкапиталистическим. Современные троцкисты также утверждают, что нигде в мире не может быть создано подлинно социалистической экономики, пока не победит мировая пролетарская революция.
  4. До «победы» мировой революции предлагалось сделать ставку на использование методов, аналогичных тем, которые применяла буржуазия в эпоху становления капиталистического строя. В связи с этим отвергались или извращались установки партии на индустриализацию, коллективизацию сельского хозяйства, культурную революцию, укрепление союза рабочего класса и крестьянства, дружбу советских народов. Главным методом социалистического строительства провозглашалось насилие, но обращенное не столько против эксплуататоров, сколько против трудящихся, особенно крестьянства.

Буржуазная пропаганда приписывает троцкистам стремление к демократизации советского строя. Ту же точку зрения на действия своих предшественников отстаивают и современные троцкисты.  В действительности же троцкистская оппозиция в СССР ратовала не за демократизацию в смысле предоставления более широких прав трудящимся по управлению партией и советским государством, а за милитаризацию труда, «завинчивание гаек», ограничение участия советского народа в контроле за деятельностью государственного и партийного аппарата и т.п. К чему привела такая политика, наглядно показало правление ярого поклонника троцкизма Н.С.Хрущева, возглавившего после смерти Сталина КПСС. Именно в его время начался тот «правый поворот» в экономике и политике Советского Союза, который закономерно завершился полной победой капитализма в СССР в горбачевскую перестройку.

  1. В области международной политики троцкисты толкали партию на путь сектантства и авантюр. Они отрицали факт послевоенной стабилизации капитализма; призывали к немедленным революциям в других странах; высмеивали тактику единого фронта как якобы реформистскую; выступали против поддержки национально-освободительных движений как буржуазных и против сплочения всех демократических сил в борьбе с нара­ставшими военной и фашистской опасностями.
  2. С особой яростью троцкисты обрушивались на ленинское учение о партии. Они хотели дискредитировать партийный аппарат, ослабить дисциплину в партии, разрушить ее единство, добиться свободы фракций и группировок. Бесконечные дискуссии, которые они навязывали партии в самые сложные периоды истории страны, отвлекали партийные силы от решения важных государственных задач, запутывали рядовых партийцев, внося в партийные ряды разброд и шатания.

Много ли имелось в партии сторонников у Троцкого?

В период борьбы за Брестский мир линию троцкистов и «левых» коммунистов поддержало примерно 1/4—1/3 части партии.

В дискуссии о профсоюзах троцкистам и другим оппортунистам удалось собрать в поддержку своих платформ порядка 20 процентов коммунистов.

В 1923 году за троцкистов проголосовало примерно 11 процентов членов партии.

В дискуссии накануне XV съезда — менее 0,5 процента.

В соот­ветствии с решениями XV съезда за оппозиционную деятельность было исключено из партии 0,3 процента коммунистов, большинство из которых признало свои ошибки и позже было восстановлено в партии.

На какие слои населения опирался Троцкий?

Троцкисты искали и находили опору не среди коммунистов, а среди беспартийных, прежде всего представителей обюрократившихся служащих, мелкой буржуазии города, буржуазной интеллигенции, непролетарской части студенчества, а также деклассированных элементов из городских и сельских низов.

Рабочий класс и трудовое крестьянство, как правило, безоговорочно под­держивали линию большевиков-ленинцев, осуждая троцкизм.

Резкой критике троцкисты подвергались и со стороны братских компартий. Все их тогдашние видные деятели осудили Троцкого и его сторонников.

В 30-е годы Троцкий,  находясь за границей, активно пропагандирует свои капитулянтские взгляды, внося смуту в международное коммунистическое и рабочее движение. На радость мировой буржуазии выступает с критикой СССР, охаивая 1-й пятилетний план СССР, политику индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Вместе со своими сторонниками ведет активную борьбу против создания широкого антифашистского фронта в мире, предрекая неизбежность (и даже целесообразность!) поражения СССР в войне с империалистическими агрессорами, тем самым фактически солидаризируясь с фашизмом.

Во время гражданской войны в Испании троцкисты всячески обеляли фашистов, добивались свержения республиканского правительства, приняли активное участие в организации военного путча, свергнувшего правительство Народного Фронта. Товарищескую помощь Советского Союза республиканцам они выдавали  за «империалистическое стремление Советов утвердиться на Пиренейском полуострове». Испанские республиканцы после поражения революции поклялись отомстить Троцкому, которого справедливо рассматривали как пособника фашизма. Один из них и убил Троцкого под Мехико в 1940 году.

В годы второй мировой войны троцкисты выступали против антигитлеровской коалиции, движения Сопротивления, осуждали союзнические бомбардировки территории Германии. Советский Союз они обвинили в переходе на позиции «поддержки» империалистов Англии, Франции и США, считая войну империалистической с обеих сторон.

Во время Нюрнбергского процесса над главными фашистскими военными преступниками они требовали освободить Геринга, Риббентропа и других и посадить на скамью подсудимых руководителей стран антигитлеровской коалиции как якобы главных виновников второй мировой войны.

Чрезвычайно напоминает все то, что мы сегодня слышим от российских и западных либералов — ярых антисоветчиков, не правда ли?

И это совсем не удивительно. Мировой империализм давно поставил на службу своим целям левацкие идеи и лозунги. Никакой опасности они для него не несут, но зато причиняют серьезный ущерб мировому революционному движению. Буржуазия широко заимствует у троцкистов их антикоммунистические и антисоветские штампы, чтобы показать трудящимся полную бесперспективность борьбы за социалистическую революцию, доказывая примером гибели СССР и стран социализма неизбежность перерождения социализма в капитализм.

Троцкисты поставляли и поставляют империалистам не только «аргументы», но и кадры для буржуазной пропаганды. Еще в 40-х и 50-х года прошлого века видное положение среди буржуазных «советологов» занимали известные идеологи троцкизма С.Хук, Дж.Кэннон,  И.Дойчер и др.

И такое единодушие троцкизма и империалистов закономерно, ведь классовая сущность у них одна. Опора троцкизма — мелкобуржуазные слои населения, которые по своему промежуточному положению в обществе и в силу своей политической незрелости не только не имеют иммунитета от левацких настроений, но как бы предрасположены к ним. Мелкая буржуазия по самой своей социальной природе не способна проявить выдержку, организованность, дисциплину, стойкость и подчас ищет выход из положения на путях крайней, «отчаянной» революционности. «…Вы – орудие империалистической провокации, по вашей объективной роли. А субъективная ваша «психология» есть психология взбесившегося мелкого буржуа…»[8], — писал Ленин троцкистам, четко и ясно показывая классовые корни их идеологии.

На XIII конференции РКП(б), состоявшейся в январе 1924 г., отмечалось, что троцкизм представляет собой «не только попытку ревизии большевизма, не только прямой отход от ленинизма, но и явно выраженный мелкобуржуазный уклон. Не подлежит никакому сомнению, что эта оппозиция объективно отражает напор мелкой буржуазии на позиции пролетарской партии и ее политику.»[9]

Тогда же была раскрыта и другая коренная особенность троцкизма – замаскировать правооппортунистическое содержание своих тезисов и установок левацкой фразеологией. «…Виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым, пока можно…»[10] — так оценивал В.И.Ленин сущность словесной эквилибристики Троцкого. Он не раз подчеркивал, что между правым и «левым» оппортунизмом есть прямая связь. Левацкий уклон возникал в рабочем движении как реакция на неудачи социал-демократии, и наоборот, левацкие шараханья всегда питали правооппортунистические взгляды и социал-реформистские настроения. Правый и левый уклоны порождают друг друга. Это как две стороны одной медали. За внешней противоположностью скрывается глубокая общность обоих течений. Антикоммунизм, антисоветизм и антипартийность – вот стержень идеологии и политики обеих разновидностей оппортунизма.

Повышенную восприимчивость к «ультралевизне» особенно проявляют молодежные группы – студенчество и учащаяся молодежь. Остро реагируя на несправедливости современного капитализма, они часто не осознают, что покончить с несправедливостью можно только лишь путем совместных действий с рабочим классом, и что борьба с таким опытным, искусным и безжалостным противником как мировой империализм, требует знаний, сплоченности и высокой организованности.

Именно со студенческой молодежью троцкисты работают наиболее активно, внушая политически неразвитым слоям студенчества мысль об их авангардной роли в современном революционном движении. Свою позицию они доказывают якобы перерождением рабочего класса, его деморализацией, и, следовательно, неспособностью к самостоятельному ведению борьбы в условиях современного капитализма. При этом негативные явления в среде некоторых слоев рабочего класса троцкистами выпячиваются, а положительные – замалчиваются или отрицаются.

Настраивая таким образом студенческую молодежь против рабочего класса, троцкисты препятствуют образованию широкого антикапиталистического фронта, игнорируя мировой революционный опыт, наглядно доказывающий, что силы реакции отступали только только там и только тогда, когда во главе борьбы за социализм шел рабочий класс, поддержанный другими слоями угнетенного  населения – крестьянством, студенчеством, интеллигенцией и др.

Характерными элементами троцкизма являются политическая беспринципность, пустое, «левое» фразерство, эклектицизм, идейные шараханья из стороны в сторону, безответственный авантюризм. За почти столетие своего существования троцкизм оказался неспособен выработать хоть сколько-нибудь стройную и связную идеологию. Тезисы, составляющие его основу, это обрывки утопических и авантюрных идей, понадерганных отовсюду, часто противоречащих одна другой.

Рассказ о троцкизме будет неполным, если не упомянуть об одной чрезвычайно характерной черте всякого троцкиста, по которой в России и в республиках бывшего СССР его можно определить сразу – об антисталинизме. В этом вопросе троцкисты дадут сто очков вперед даже мировой буржуазии. Троцкисты ненавидят все, что связано со И.В. Сталиным — ни его самого, ни его политику, а те, кто хорошо отзываюся о Сталине или его времени, становятся для них врагами № 1.

Самого И.В.Сталина троцкисты поливают грязью почище, чем буржуазные пропагандисты и идеологи. Ему приписываются все негативные явления, существовавшие в СССР, выставляют виновником всех бед и всех несчастий, которые довелось пережить советской стране в 20-е — 50-е гг. Не имея возможности отрицать очевидные исторические успехи сталинского СССР, троцкисты отказываются признавать заслуги его лидера хоть в чем-нибудь, нередко доходя в своем упорстве до полного идиотизма.

Выставляя себя настоящими марксистами-ленинцами, троцкисты дурного слова не скажут о Горбачеве, во время правления которого был уничтожен советский социализм, но тот, под чьим руководством Советский Союз достиг выдающихся достижений во всех областях человеческой деятельности, став величайшей в мире державой, вызывает у них приступ дикой злобы. Можно ли после этого всерьез считать троцкистов коммунистами, марксистами, ленинцами и вообще – искренними борцами за социализм? Конечно, нет!

Троцкисты — это отборный отряд буржуазии в мировом революционном движении, задача которого нейтрализовать революционное движение, разложив его изнутри, не позволить ему консолидироваться, организоваться, собрать все силы трудящихся в единый кулак, чтобы раз и навсегда избавить человечество от эксплуатации и угнетения.

Почему троцкисты так ненавидят Сталина и его политику? Да потому что сталинская политика это и есть ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА в самом явном своем выражении, та самая, при которой буржуазии не выжить! При которой пособникам буржуазии, таким как троцкисты, нет места!

Искренний борец за социализм и коммунизм не будет ненавидеть Сталина и сталинскую политику, ибо это именно та политика, через которую лежит путь к коммунизму. Всякий настоящий коммунист это понимает. А тот, кто не хочет понять, коммунистом быть не является по определению.

Троцкизм был в свое время разбит наголову. Это была огромная заслуга В.И.Ленина, И.В Сталина, КПСС и коммунистических партий Коминтерна. Сейчас, после гибели СССР и стран социализма, троцкизм вновь поднял голову, пытаясь возродиться в иных формах и иных вариантах, но суть его остается той же самой и цели его все те же – расколоть мировое революционное движение, обезоружить его, увести с единственного верного пути борьбы за социализм. А потому долг каждого коммуниста  и каждой коммунистической или рабочей партии вести с троцкизмом самую непримеримую борьбу, разоблачая его подлую провокаторскую сущность перед всеми трудящимися и угнетенными, стремящимися к революционному преобразованию существующего общества.

Л.Сокольский

Литература:

1. Иванов В.М., Шмелев А. Н. Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма. Л., 1970,

2. Н.А. Васецкий «В конфликте с эпохой: троцкизм против реального социализма», М., 1985

3. «От «революционной» фразы к безрассудному авантюризму. Критика внешнеполитических концепций современного троцкизма», М., 1986.

4. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», М., 1973

[1] «Интернационал 4-й», название, которое присвоило себе международное троцкистское объединение, учрежденное в Париже в 1938 небольшой группой троцкистов. В 1953 «Четвертый Интернационал» раскололся на «Международный секретариат» и «Международный комитет»; в 1962 из «Международного секретариата» выделилось «Латиноамериканское бюро», а в 1963 — «меньшинство», назвавшее себя позднее «Марксистско-революционной тенденцией 4-го Интернационала». Каждый из этих враждующих между собой центров заявляет, что только он представляет «Четвертый Интернационал». Басманов М. И., Антиреволюционная сущность современного троцкизма, М., 1971.

[2] В.И.Ленин, ПСС, т. 22, с. 7

[3] Там же, т. 19, с.375

[4] Там же, т. 25, с. 3

[5] Там же, т. 19, с. 358

[6] Там же, т. 31, с. 249

[7] Ленинский сборник, IV, с. 303

[8] В.И.Ленин, ПСС, т.36,с.290

[9] «КПСС в резолюция и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», т.2, с.511

[10] В.И.Ленин, ПСС, т.49, с.390

work-way.com

Поражение Льва Троцкого

25 января 1928 года ночью под охраной в Алма-Ату доставили Льва Троцкого. В конце 1927 года политик, имя которого более десяти лет гремело по всему миру, потерпел сокрушительное поражение и был исключён из ВКП(б).

Таким неутешительным для Троцкого оказался результат длившейся более пяти лет борьбы за «ленинское наследство», которая началась между ним, Иосифом Сталиным и Григорием Зиновьевым ещё при жизни Владимира Ленина. Троцкий и Зиновьев, считавшие Сталина посредственностью, поначалу конфликтовали прежде всего друг с другом. А когда убедились в том, что недооценили Генерального секретаря ЦК ВКП(б) и вступили в политический союз, тот уже прочно держал в руках все нити власти.

Предсъездовская «дискуссия»

К нач. 1927 года Сталин установил жёсткий контроль над основными властными рычагами в большевистской партии и в государственных структурах. В 1926-м лидеры антисталинского альянса Лев Троцкий, Григорий Зиновьев и Лев Каменев потеряли места в Политбюро ЦК, где обосновались сталинские выдвиженцы Вячеслав Молотов, Клим Ворошилов, Ян Рудзутак, Михаил Калинин и Валериан Куйбышев.

Лидеры троцкистско-зиновьевской оппозиции с поражением не смирились и всё ещё надеялись на реванш. Да и само поражение Троцкого, Зиновьева и Каменева с точки зрения рядовых коммунистов пока не выглядело полным и окончательным, так как изгнанные из Политбюро лидеры оппозиции входили в состав ЦК ВКП(б).

Важно и то, что в то время далеко не все коммунисты могли разобраться в спорах лидеров партии. Прошедшая в сер. 1927 года Всесоюзная партийная перепись выявила то, что 63% коммунистов имели низшее образование, а 26% были самоучками. При этом лиц с высшим образованием насчитывалось лишь 0,8%. Средний уровень курсантов губернских и уездных совпартшкол был таков, что школам, перед тем как переходить к выполнению основной программы, нередко приходилось начинать с занятий по русскому языку и арифметике.

Проверки постоянно выявляли факты вопиющей безграмотности. К примеру, некоторые коммунисты считали экс-начальника Московского охранного отделения Сергея Зубатова революционером, покушавшимся на Александра II, Степана Халтурина — заведующим Коминтерном, а соратника Владимира Ленина Якова Свердлова — преподавателем Свердловских курсов. Во Владимирской парторганизации один из коммунистов насчитал пять интернационалов. Не все члены ВКП(б) знали даже то, когда произошли Февральская и Октябрьская революции!

Вместе с тем и среди рядовых коммунистов хватало таких, кто искренне желал разобраться в сути дискуссий, не первый год раздиравших «верхи» партии. К примеру, Родионов из Тверской губернии (партбилет № 0201235) прямо писал: «Те материалы оппозиции, которые публикует ЦК, они для рядового члена партии слишком недостаточны, чтобы в них разобраться и ясно самому себе сделать вывод, в чем ошибка оппозиции. ЦК пишет, что оппозиция к последнему ИККИ (заседанию Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. — О.Н.) выпустила большую «партию» всяких тезисов, предложений и прочей лжи и клеветы на ЦК и партию. Рядовая же масса членов партии знает только те выдержки, которые печатаются в докладах товарищей, выступающих об итогах работ пленума (тов. Бухарин). Заявляя себя, безусловно, сторонником ЦК и осуждая нападки оппозиции, все-таки вкрадывается мысль, что мы осуждаем оппозицию потому, что ее осуждает ЦК».

Не один Родионов не понимал того, что такое положение дел было на руку Сталину. В то же время любые попытки Троцкого и Зиновьева донести свои взгляды до массовой партийной аудитории неизменно трактовались генсеком как нарушение партийной дисциплины, что грозило организационными последствиями.

Серьёзная угроза над лидерами троцкистско-зиновьевской оппозиции нависла в августе 1927 года. Тогда требование о выводе Троцкого и Зиновьева из состава ЦК сформулировали в заявлении 17 членов ЦК и Центральной контрольной комиссии (ЦКК), а затем подали пленуму. Судя по всему, эту акцию инспирировал Сталин. Однако увидев, что изгнание Зиновьева и Троцкого всё ещё не находит безоговорочной поддержки большинства участников пленума, Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) разыграл роль миротворца. В итоге после бурной дискуссии Троцкого и Зиновьева оставили в составе ЦК. За это лидерам оппозиции пришлось подписать заявление, в котором они заявили об отказе от ведения фракционной деятельности. Формально у них оставалось право в период предсъездовской дискуссии отстаивать свои взгляды в партийной ячейке и на страницах выходившего в предсъездовский период «дискуссионного листка».

Почему Троцкий был неубедителен

Ближайшие события наглядно продемонстрировали, что и такая «внутрипартийная демократия» уже казалась Сталину чрезмерной. И если сторонники Троцкого и Зиновьева имели право выступать только в своих партийных ячейках, то их «идейные шатания» разоблачались везде и всюду. В предсъездовский период сталинская пропагандистская машина заработала с утроенной энергией. Оппозицию клеймили на всех собраниях и в газетах.

Важным этапом в ликвидации оппозиции стал Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), прошедший в конце октября. «Возможно, я тогда передобрел и допустил ошибку», — многозначительно сказал Сталин, вспоминая нереализованную в августе возможность исключить Троцкого и Зиновьева из ЦК. Едва ли эти слова были искренними. О доброте генсека не свидетельствовало и то, что 27 сентября Троцкого исключили из Исполкома Коминтерна.

Октябрьскому пленуму предшествовали следующие события. Группа оппозиционеров попыталась наладить нелегальный выпуск собственной литературы. ОГПУ внедрило в среду «подпольщиков» своего сотрудника. Историк Георгий Чернявский пишет: «Агент спецслужб Строилов предложил оппозиционерам услуги — достать бумагу и технические материалы для издательской деятельности. Переговоры не вышли за рамки прощупывания. Но председателю ОГПУ Менжинскому этого было достаточно. Он оповестил о раскрытии планов подрывной печатной пропаганды «троцкистов». Вдобавок Строилов был объявлен бывшим врангелевским офицером…»

Провокация имела целью найти повод для исключения оппозиционеров из рядов ВКП(б). Их обвинили в создании единого антисоветского фронта «от Троцкого до Чемберлена» и стали поносить в прессе и на собраниях. В свою очередь, лидеры оппозиции обвинили сталинское большинство в провокации. Страсти накалились до предела.

Недостатка в эмоциях не наблюдалось и на пленуме. Историк Дмитрий Волкогонов в книге «Триумф и трагедия» так описал выступление Троцкого, оказавшееся последним в его жизни на большевистских форумах: «Выступление было сумбурным, неубедительным… Всю свою речь Троцкий, нагнувшись над трибуной, быстро читал по бумаге… Его плохо слушали, перебивали возгласами: «клевета», «ложь», «болтун»… В его речи не было убедительных аргументов».

Волкогонов не счёл нужным сообщить читателям, что речь Троцкого сразу же изъяли из стенограммы пленума, и долгие годы она оставалась недоступна историкам. Процитированные реплики «клевета», «ложь», «болтун» дают основания предполагать, что Волкогонов видел зафиксированную стенографистками запись выступления Троцкого. Да и делать подобные выводы, не читая текста, сложно. Тем удивительнее то, что, давая свои комментарии, Волкогонов не задался совершенно очевидным вопросом: почему речь лучшего трибуна большевистской партии в столь судьбоносный для него момент оказалась малоубедительной?

Чтобы представить, в какой обстановке говорил Троцкий, приведём заключительный фрагмент его выступления. Отвечая на обвинения в том, что «оппозиция находится в связи с врангелевским офицером», он заявил: «Только на вопрос, поставленный ребром т.т. Зиновьевым, Смилгой и Петерсон, кто такой этот врангелевский офицер, арестован ли он, — т. Менжинский заявил, что врангелевский офицер является агентом ГПУ. (ГОЛОСА: Это не к порядку дня. Довольно.) Партия была обманута. (Крики: Довольно.) Для того чтобы запугать… (Крики: Довольно болтовни.) Я предлагаю Пленуму поставить в порядок дня вопрос… (ГОЛОС С МЕСТА: Вы можете просить, а не предлагать)… о том, как Политбюро, вместе с Президиумом ЦКК, обмануло партию. (Шум, звонок председателя. Голоса: это наглость! Клевета! Наглец! Ложь. Долой его!) Есть это ложь или нет, может быть проверено только после того, как Пленум разберет вопрос с документами в руках. (Шум. Звонок председателя.) (ГОЛОС: не клевещите!)… что мы имеем перед собой попытку совершенно в духе Керенского, Переверзева. (Звонок председателя. Сильный шум.) Это была попытка обмануть партию от начала до конца. (ЛОМОВ: наглецы! Долой Клемансо и клемансистов. Вон его с этой трибуны! Долой с этой трибуны.) (Беспрерывный шум и звонок председателя.) (Каганович: меньшевик, контрреволюционер!) (Голоса: исключить его из партии! Подлец!) (Звонок председателя.) (Скворцов: долой клеветников!)».

На этом стенограмма обрывается. Рёв в зале во время короткого выступления Троцкого стоял постоянно. И если выгнать Троцкого из партии некоторые сторонники Сталина склонялись ещё на предыдущем пленуме, то теперь они были готовы разорвать его на куски. Из заявления от 24 октября, поданного Троцким в Секретариат ЦК, узнаём, что во время речи его пытались стащить с трибуны, Николай Шверник швырнул в него увесистой книгой «Контрольные цифры народного хозяйства СССР на 1927/1928 гг.», а Николай Кубяк запустил стаканом.

Троцкого десять раз перебил Николай Скрыпник, пять раз — Клим Ворошилов, четырежды — Иван Скворцов-Степанов, по три раза — Григорий Петровский и Влас Чубарь, по два раза — Георгий Ломов и Пётр Тальберг, а по одному разу — Филипп Голощёкин, Емельян Ярославский и Иосиф Уншлихт. И это только самые горластые, чьи крики уловили стенографистки. Впоследствии Троцкий сравнил произошедшее на пленуме с событиями октября 1917 года: «Когда я оглашал в 1927 году декларацию от имени левой оппозиции на заседании Центрального Комитета, мне отвечали крики, угрозы и ругательства, какие мне пришлось слышать при оглашении декларации большевиков в день открытия Предпарламента Керенского. Помнится, Ворошилов кричал: «Он держит себя, как в Предпарламенте!». Это гораздо более метко, чем рассчитывал автор восклицания».

Сделанное Троцким сравнение, возможно, не всем покажется вполне убедительным. В любом случае, упрёки Волкогонова в адрес человека, пытавшегося говорить в таких условиях, выглядят странными.

Метла метёт

На всём многолюдном пленуме оказался всего один человек, который, не будучи оппозиционером, искренне возмутился происходящим. Им был Григорий Шкловский. Приведём фрагмент его выступления: «Товарищи, я ни на минуту не могу забыть завещание Владимира Ильича, где он все это предвидел. В его письме совершенно ясно говорится, что элементами для раскола могут быть такие члены ЦК, как т.т. Сталин и Троцкий. И сейчас это разыгрывается у всех нас на глазах с чрезвычайной точностью, а партия молчит. (ГОЛОС: Нет, не молчит.) Вы знаете далее, что Владимир Ильич прямо говорил: раскол в партии — это есть гибель Советской власти. Я напоминаю это Пленуму ЦК и ЦКК в последнюю, быть может, минуту. Товарищи, опомнитесь!.. Верхушка заражена до крайности групповой борьбой… У меня нет слов для выражения своего возмущения по поводу того, как сейчас проводится подготовка к партийному съезду. Еще неизвестны партии даже тезисы ЦК, а выборы на конференции уже повсеместно идут. (Сильный шум…) Исключения все чаще становятся только преддверием арестов. Эти меры неслыханно обостряют внутрипартийное положение. Они прямо направлены против единства партии. Исключение сотен большевиков-ленинцев из партии (шум) перед самым съездом есть прямая подготовка раскола, есть частичное его осуществление».

Быстро говорившему под нарастающий рёв зала Шкловскому так и не дали закончить. Ему не позволили огласить заявление старых большевиков, сторонников единства и, согнав с трибуны, назвали «христосиком» и «баптистом». За своё выступление Шкловский вскоре поплатился. В ноябре всех оппозиционеров, членов и кандидатов в члены ЦК и ЦКК, исключили из состава этих руководящих органов партии. Вместе с ними исключили и Шкловского, который не разделял взглядов оппозиции и выступал лишь за примирение. Однако Сталина это больше не останавливало…

7 ноября оппозиционеры, многие из которых являлись активнейшими участниками революции и Гражданской войны, предприняли попытку проведения демонстрации под собственными лозунгами и с портретами вождей оппозиции. Эти попытки были быстро и жёстко пресечены. А уже через неделю Троцкого и Зиновьева исключили из партии.

Судьбу остальных оппозиционеров в декабре 1927 года должен был решить ХV съезд ВКП(б). Состав его делегатов, как и их общий воинственный настрой, не сулил оппозиции ничего хорошего. Так оно и получилось.

Одним из первых на трибуну допустили сталинградского металлиста Панкратова. Под восторженный рёв аудитории он достал из футляра стальную метлу и громко заявил: «Рабочие-металлисты Сталинграда надеются, что ХV партсъезд сметет оппозицию вот этой жесткой метлой (аплодисменты)».

«Тема метлы» так полюбилась слушавшим Панкратова товарищам, что на съезде она прозвучала ещё не раз. На этом фоне Лазарь Каганович, опровергая утверждения оппозиции, что рабочие плохо разобрались в дискуссии, торжествующе произнёс: «Это интеллигентские, филистерские рассуждения, они не стоят ничего. Они не учитывают того, что у рабочих есть свой классовый критерий, есть классовое пролетарское чутье, которым они улавливают, где ведется действительно пролетарская классовая линия».

ХV ВКП(б) исключил из рядов партии около сотни наиболее известных оппозиционеров, а рядовыми троцкистами и зиновьевцами занялись на местах. Самое активное участие в борьбе с оппозиционерами приняло ОГПУ.

В январе 1928 года беспартийного Троцкого выслали в Алма-Ату. Однако и вдали от Москвы он не сломался, доказав, что, побывав на вершинах власти, остался революционером. В отличие от бывших коллег по объединённой троцкистско-зиновьевской оппозиции Каменева и Зиновьева, написавших покаянные заявления и «разоружившихся перед партией», прекращать борьбу со Сталиным бывший наркомвоенмор был не намерен.

В течение года Троцкий находился под пристальным присмотром ОГПУ. 10 февраля 1929 года по решению Политбюро ЦК ВКП(б) на пароходе «Ильич» одного из вождей Октябрьской революции выслали в Турцию — страну, куда в ноябре 1920-го ушли разбитые Красной армией войска барона Петра Врангеля…

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

nethistory.su