Первое и второе народные ополчения. Освобождение Москвы от польских интервентов. Второе ополчение освободившее москву от польских интервентов возглавляли


405 лет назад народное ополчение Минина и Пожарского освободило Москву от иноземных захватчиков

405 лет назад, 4 - 5 ноября 1612 года, народное ополчение Минина и Пожарского освободило Москву от иноземных захватчиков. В кровавой Смуте начала XVII века, когда Русское государство уже было поделено между оккупантами» из тогдашнего «мирового сообщества», а в Кремле и Москве сидели враги, произошёл коренной перелом. Князь Пожарский и Минин среди уныния и разрухи, кровавой резни в погибающей стране возглавили народ и нашли силы выбить врага из русской столицы и начать процесс восстановления русской государственности.

Русское государство в это время переживало глубокий духовный и социально-политический кризис. С одновременной активизацией внешних враждебных сил, которые пытались воспользоваться гражданской войной и разрушением государственности в России. Внутренний кризис в России был вызван династическим кризисом и борьбой боярских семей за власть, что поставило страну на грань катастрофы. Боярские кланы, стараясь сохранить за собой прежнюю власть, и не дать Ивану Грозному установить самодержавие, вступили в союз с иностранными силами и извели великого царя и его наследников. Прямая линия Рюриковичей была пресечена.

Один из заговорщиков Борис Годунов занял трон, был сильным правителем и проводил мягкую вестернизацию России, но не смог пресечь интриги других боярских кланов (включая Романовых). Одновременно на Руси была попрана социальная справедливость. Правительство и боярство шли по пути закрепощения крестьянства (подавляющего большинства населения). Климатические бедствия и неурожай 1601–1602 гг. и последовавший за ним страшный голод, который унес десятки тысяч жизней, обострили социальную ситуацию до небывалых высот. В 1603 году началось восстание Хлопка.

Обострилась и внешняя обстановка. Объединенные в Речь Посполитую Польша и Литва, при поддержке римского престола, спешили воспользоваться слабостью России. Польские магнаты хотели разграбить Русь, захватить её западные области. В дальнейшем, когда развал русского государства стал очевиден, появились планы полной оккупации России, с постепенной ликвидацией православия. Появление в Польше молодого дворянина Григория Отрепьева, объявившего себя «чудом спасшимся» царевичем Дмитрием стало подарком польским магнатам и затем и королю Сигизмунду III. Поляки – сначала отдельные магнаты и шляхтичи, а затем и королевская власть, - поддержали самозванца. При этом, видимо, сама идея самозванца принадлежала части русского боярства, оппозиционного Годунову, включая Романовых. То есть русское боярство само устроило Смуту и большинство инициаторов гражданской войны на Руси позднее не только не были наказаны, но заняли высшие посты в державе, включая место патриарха.

Подробнее о Смуте в серии статей ВО: Народный герой Кузьма Минин и Смута; Как убили Лжедмитрия I; Как подавили восстание Болотникова; Как Лжедмитрий II пытался взять Москву; Разорение Русской земли. Героическая оборона Троице-Сергиева монастыря; Поход Скопина-Шуйского; Как началось польское вторжение. Завершение освобождения Москвы армией Скопина-Шуйского; Героическая оборона Смоленска; Как польская армия штурмовала Смоленск; Клушинская катастрофа русской армии; Как Россия чуть не стала колонией Польши, Швеции и Англии; «Время подвига пришло!» Как создали Первое народное ополчение; Как поляки сожгли Москву; Как Первое народное ополчение пыталось освободить Москву; Как Минин и Пожарский создали Второе народное ополчение; Столица Второго ополчения в Ярославле; Битва за русскую столицу; Как польская армия гетмана Ходкевича потерпела поражение под Москвой.

В конце 1604 года, приняв католичество, Лжедмитрий I с небольшим войском вступил в Россию. Недовольные центральной властью, на его сторону стали переходить южные города, дворяне и казаки. В 1605 году Бориса Годунова отравили, устранили и его сына – наследника. Московское боярство перешло на сторону самозванца, которого признали законным сыном Ивана Васильевича. В июне 1605 самозванец почти на год стал царем Дмитрием I. Однако он не стал «петрушкой на троне», как хотели бы бояре, пытался проводить свою политику, кроме того боярство было недовольно усилением поляков в Москве. Бояре организовали новый заговор, и в мае 1606 года произошло восстание. Самозванца убили. Трон занял клан Шуйских - царем был «выкрикнут» боярин Василий Шуйский, который обещал править с Боярской думой, не налагать опал и не казнить без суда.

Однако Смута только набирала силу. К лету 1606 по стране распространились слухи о новом чудесном спасении царя Дмитрия. В Путивле вспыхнуло восстание под главенством беглого холопа Ивана Болотникова, который объявил себя воеводой царя Дмитрия. Это восстание уже приняло характер крестьянской войны, к нему массово присоединились крестьяне, холопы, стрельцы, казаки и дворяне. Восставшие дошли даже до Москвы, осадили ее, но потерпели поражение. Летом 1607 года царские воеводы смогли подавить восстание. Болотникова схватили и казнили. Тем временем все недовольные, включая разбитых болотниковцев, концентрировались вокруг Лжедмитрия II (его происхождение точно не известно, есть несколько версий). Его поддержали казаки во главе с атаманом Иваном Заруцким и отряды польских авантюристов, желавших славно «погулять» на Руси. Летом 1608 года войска нового самозванца обосновались в подмосковном селе Тушино (отсюда его прозвище «Тушинский вор»), и осадили Москву.

С этого времени Русская держава фактически распалась на две части: в стране было два царя, правительства, Боярских думы, выстраивались две параллельные системы управления. В Тушино был даже свой патриарх – Филарет (Романов). Польские отряды рассыпались по стране, грабили и жгли, в том же духе действовали «воровские казаки» и бандформирования. Русь потонула в огне, волне насилия и крови. Царь Шуйский не смог самостоятельно задавить тушинцев и феврале 1609 года заключил договор с враждебной Польше Швецией. Отдав шведам русскую крепость Корела, обещав большие деньги, он получил военную помощь, и русско-шведская армия под началом Михаила Скопина-Шуйского и Делагарди освободила ряд городов на севере страны. Многие города, устав от бесчинств со стороны поляков (самые крупные отряды были у гетманов Ружинского и Сапеги, у Лисовского) и тушинцев, отложились от самозванца. Однако появление шведских войск в России дало повод польскому королю начать открытую интервенцию. Осенью 1609 польские войска осадили Смоленск. Героическая оборона города продолжалась до лета 1611 года. Поляки смогли ворваться в Смоленск только когда русский гарнизон пал почти полностью.

Одновременно большая часть польских отрядов, которые были на службе Тушинского вора, перешли к своему королю, продолжая разорять русские земли. Тушинский лагерь распался. Лжедмитрий II бежал в Калугу. Часть сторонников « тушинского царька» ушли к королю, другие за самозванцем в Калугу. Тушинский патриарх Филарет и бояре заключили с Сигизмундом III договор, по которому сын короля Владислав должен был стать русским царём. Действуя от имени Владислава, Сигизмунд III щедро жаловал тушинцам земли, ему не принадлежавшие. Польские отряды захватили ряд городов на западе и юго-западе России. А самозванец, освободившись от влияния поляков, начал проводить «патриотическую» политику, хватать и казнить поляков. Калужский «вор» клялся, что не отдаст полякам ни пяди русской земли, но вместе со всем народом умрёт за православную веру. Этот призыв нашёл отклик среди многих. Лжедмитрий II вновь привлёк к себе множество сторонников и повёл войну уже с двумя государями: царём Василием и королём Сигизмундом III. Ему вновь присягнули многие города. Калуга на время стала второй столицей Руси.

В марте 1610 года войска Скопина-Шуйского торжественно вступили в освобожденную Москву. Однако рост популярности Скопина-Шуйского вызвал у царя и бояр зависть и опасение. В народе многие хотели видеть на царском троне именно успешного полководца Скопина-Шуйского, а не ненавистного Василия Шуйского, тем более бездарного брата царя Дмитрия Ивановича Шуйского (он был наследником, так как у Василия не было сыновей). Скопин-Шуйский готовился к началу весны выступить из Москвы на помощь осаждённому Смоленску, но его отравили. Армию, которая пошла освобождать Смоленск, возглавил Дмитрий Шуйский, не имеющий военных талантов. 24 июня 1610 г. русско-шведская армия была разгромлена под Клушином. Часть войск перешла на сторону поляков.

Сильный польский отряд под началом коронного гетмана Жолкевского двинулся к Москве. С юга к Москве второй раз повёл войска Лжедмитрий II. Самозванец обосновался станом в селе Коломенском. В июле 1610 г. в Москве произошёл очередной дворцовый переворот. Василия Шуйского свергли и насильно постригли в монахи. Временное боярское правительство – Семибоярщина - пошло на прямую национальную измену. 17 августа 1610 года боярское правительство, возглавляемое Фёдором Мстиславским, заключило соглашение с гетманом Жолкевским и, опираясь на Смоленский договор, выбрала царём Владислава. Московские бояре и дворяне целовали крест иноверному королевичу. Однако в столице и провинции Владислав популярностью не пользовался.

В большинстве земель России продолжалась смута. Зверствовали поляки, «воровские казаки» и бандиты. Появлялись новые самозванцы. На западе и севере земли захватывали польские и шведские интервенты. Одни города целовали крест боярскому правительству и Владиславу, другие — Лжедмитрию, а некоторые местности жили сами по себе. В столице многие стали сближаться с калужским «вором» и тайно ссылаться с его людьми. Миф о добром сыне Грозного вновь стал овладевать воображением народа. Самозваному царю присягнуло население многих городов и сел, в том числе ранее упорно боровшихся с ним. Реальная угроза со стороны самозванца побудила Семибоярщину к более тесному союзу с поляками. Под давление гетмана Жолкевского отряды самозванца отступили к Калуге. В декабре самозванца убили в ходе внутреннего конфликта.

Национально-освободительное движение, которое проявилось уже при Лжедмитрии II, было продолжено в Первой и Втором ополчениях. Во главе первого ополчения стал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, к которому присоединились сторонники самозванца: князья Дмитрий Трубецкой, Григорий Шаховской, Масальские, Черкасские и другие. Также перешли на сторону ополчения казаки во главе с атаманом Иваном Заруцким. В марте 1611 года ополчение подошло к Москве. Горожане восстали. На помощь жителям города бросились передовые отряды ополчения. Среди командиров ополченцев был и князь Пожарский, в бою он был тяжело ранен. Чтобы удержать город поляки подожгли Москву. Когда к стенам Москвы подступили основные силы Первого ополчения, русскими воинами был освобождён Белый город, Земляной город и часть Китай-города. Выбрали временное правительство - «Совет всей земли», во главе которого стояли Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий. Однако руководители ополчения конфликтовали, дворяне и казаки не могли найти общий язык. В итоге Ляпунова убили и дворянские отряды разошлись под домам. Остатки ополчения во главе с Трубецким и Заруцким остались у Москвы, в основном это были казаки.

Ситуация в стране оставалась крайне тяжелой, казалось, что распад и гибель России уже неизбежны. Крымская орда, не встречая отпора, разорила Рязанский край. Смоленск после долгой осады пал, шведы захватывали северные русские города и заняли Новгород. В декабре 1611 года Псков присягнул новому самозванцу Лжедмитрию III. Нового самозванца признали северо-западные города. Однако русский народ смог организоваться и дать отпор захватчикам. Осенью 1611 по инициативе старосты Кузьмы Минина и приглашенного им в качестве военного руководителя Дмитрия Пожарского в Нижнем Новгороде было сформировано Второе ополчение. В феврале Второе ополчение двинулось в поход к столице. Однако в марте остатки Первого ополчения присягнули Лжедмитрию III. В этих условиях вожди Второго ополчения сделали своей столицей Ярославль, где было создано такое же временное правительство, как у первого ополчения — «Совет всей земли». Ополчение простояло здесь четыре месяца, устраивая войско и «землю». Замосковные, волжские и поморские города посылали в Ярославль свои военные силы и собранную казну. Кузьма Минин заново организовал систему управления территорией, отказавшейся признать власть очередного самозванца. Сам самозванец недолго продержался в Пскове. «Псковский вор» оказался бездарным военным руководителем, к тому же гнилым человеком - жадным и распутным. Против Лжедмитрия III возник заговор, самозванца пленили и отправили под конвоем в Москву, по дороге его убили.

Минин и Пожарский хотели собрать в Ярославле «общий земский совет» и выбрать государя. Здесь князь Пожарский был первым кандидатом, и видимо, самым лучшим – умелый, храбрый и честный воин. К тому же из древнего рода – выходцы из Стародубских князей Суздальской земли вели свой род от великого князя владимирского Всеволода Юрьевича, сына Юрия Долгорукого. Однако ряд обстоятельств заставили ополчение пойти на Москву. В августе 1612 оно подошло к Москве. В сентябре Второе ополчение, при поддержке казаков из Первого ополчения, нанесло поражение войскам гетмана Ходкевича, пытавшегося соединиться с польским гарнизоном, контролировавшим Московский кремль.

Продолжение следует…

topwar.ru

Как рать Пожарского и Трубецкого освободила Москву от польских интервентов

После того, как в сентябре 1612 года Второе ополчение нанесло поражение войскам гетмана Ходкевича, пытавшегося соединиться с польским гарнизоном, контролировавшим Московский кремль, освобождение Москвы стало неизбежным.

Бои с войсками гетмана Ходкевича показали, что только единство сил Второго ополчения Минина и Пожарского и казаков Трубецкого помогло выдержать натиск сильного врага, а затем и разбить его. Поэтому встал вопрос об объединении сил. Несмотря на сопротивление ряда влиятельных лиц, под давлением власти влиятельного и богатого Троице-Сергиева монастыря, включая келаря Авраамия Палицина, воеводы стали склоняться к единению. Руководители Второго земского ополчения вступили в переговоры с казаками о выработке плана совместных действий. Трубецкой, ссылаясь на знатность своего происхождения, требовал, чтобы вожди земского ополчения подчинились ему. Пожарский и Минин во избежание раздора пошли на уступки. В конце сентября 1612 года обе рати и власти соединились. Во главе объединенного войска встал новый триумвират — Трубецкой, Пожарский и Минин (при формальном главнокомандовании Трубецкого).

Для решения вопросов государственного характера были сформированы приказы, а для обсуждения военных вопросов — единый стан (штаб) на Неглинной речке у стен Кремля. Общие приказы и стан размещались на нейтральной местности — посредине между двумя лагерями — казачьим и ополченским. Сюда съезжались на совет вожди русских войск. Все грамоты подписывались обязательно и Трубецким, и Пожарским. Имя Трубецкого оказалось на первом месте, потому что он имел боярство, полученное в Тушино у «царя» Лжедмитрия II, а Пожарский был лишь стольником. Фактически же Дмитрий Михайлович, как более даровитый и активный деятель, имел большее влияние и авторитет в войске.

В результате договора между двумя воеводами ратники объединенного войска были уравнены в правах. И казаки Трубецкого, и ополченцы Пожарского стали получать одинаковое количество продовольствия. Каждому из них на год выдавалось по три пуда муки (48 килограммов), по три пуда сухарей, по четвертой части мясной туши, по пуду круп, по пуду толокна. Кроме того, всадники получали на лошадь по шести пудов овса и по возу сена. В совместной грамоте Трубецкой и Пожарский оповещали города и села Русской земли том, что они вместе с «выборным человеком всею землею» Мининым по просьбе и решению освободителей столицы приняли на себя управление Московским государством.

Освобождение Москвы

Как только ополчение и казаки объединили силы, началась общая осада Кремля и Китай-города. Были установлены 4 батареи — в Замоскворечье, у Пушечного двора, на Кулишках и Дмитровке. Начался обстрел крепостей. Полякам было отправлено предложение сдаться, выдержанное в весьма мирных тонах: «Всему рыцарству князь Дмитрий Пожарский челом бьет…». Князь обещал: «Я беру вас на свою душу и всех ратных людей своих упрошу: кто из вас захочет в свою землю идти, тех отпустим без всякой зацепки», ослабевшим и раненым обещались подводы. Ляхи ответили по-хамски: «Московский народ самый подлейший в свете и по храбрости подобен ослам или суркам… впредь не пишите нам ваших московских глупостей, а лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей».

Стойкость поляков во многом объяснялась тем, что они захватили «в залог», то есть ограбили, оставшиеся сокровища в Москве, венцы Грозного и многое другое. Как можно бросить такие богатства? Грабили и частных лиц. Ворвались даже в дом предателя Мстиславского, избив его, отобрав имеющееся продовольствие и ценности. Обобрали и епископа Арсения Елассонского и, как он писал, «отняли у русских всякий провиант, вещи — серебро, золото, одежды златотканые и шелковые». Иван Голицын возмутился — и тут же отправился в темницу. Хотя польский гарнизон, несмотря на последние бесчинства, был уже обречен. С отступлением войск гетмана Ходкевича и окончательным объединением русских сил участь поляков была решена. Напрасно они взывали о помощи: ни Ходкевич, ни польский король в ближайшее время им помочь не могли. Ещё два месяца продолжалось бессмысленное сидение интервентов.

Одновременно с осадой Кремля князь Дмитрий Пожарский принял меры для защиты тыла русского войска, так как к тому времени стало известно, что польский король Сигизмунд III собирает крупные силы для похода на Москву. В районе Замоскворечья были проведены большие инженерные работы, восстановлены разрушенные в ходе боев укрепления — острожки. Берега Москвы-реки обнесли тыном с земляной насыпью, на которой расставили пушки с таким расчетом, чтобы можно было вести огонь как по врагу, наступавшему с тыла, так и по польскому гарнизону, засевшему за кремлевскими стенами. Русские ратники выкопали неподалеку от Кремля глубокий ров, укрепили его, поставив у Пушечного двора батарею для обстрела Кремля. Осторожный и предусмотрительный воевода Пожарский лично наблюдал за тем, как ведутся осадные работы.

Таким образом, все возможные пути доставки продовольствия в Кремль перерезали. Если раньше польскому гарнизону эпизодически доставляли провиант, то теперь все возможности поставки были перекрыты. Также стоит учесть, что в ходе битвы с армией Ходкевича, часть его разбитых отрядов пробилась в Кремль и гарнизон значительно увеличился, то есть нужно стало больше продовольствия. Начался голод. Поляки съели кошек, собак, птиц, всю живность, варили кожаные переплеты книг, пошла в ход и трава. Польское командование, чтобы уменьшить количество едоков, выпустило из Кремля бояр, сидевших с ними в осаде, с семьями, предварительно ограбив их. Среди них был глава «семибоярщины» князь Мстиславский, жена Филарета Романова с сыном Михаилом (будущий русский царь) и другие.

Первыми вымерли роты Неверовского, прорвавшиеся без денег и собственных припасов. Делиться у «рыцарства» было не принято. В начале октября выпал снег, закрыв ещё сохранившиеся кое-где лебеду и коренья. И чтобы продержаться до подхода королевской армии, полковники дошли до самой крайности. Они приказали вывести из тюрем и забить на съедение русских заключенных и пленных. Потом стали питаться своими умершими. Дошло дело и до открытых убийств с целью людоедства. Будила писал: «Пехота сама себя съела и ела других, ловя людей… Сильный зарезывал и съедал слабого». Сожрали гулящих девок, бывших при войске. Потом принялись за слуг. Страшное дело стало настолько обычным, что даже торговали в открытую человечиной. Голову продавали по 3 злотых, ступни ног — по 2. Людей хватали на улицах, заготавливая мясо впрок, засаливали в бочках. Правда, русских в крепости осталось мало, одни погибли, другие бежали, третьих выгнали, как лишних едоков. Поэтому резали и своих.

Но поляки по-прежнему вели себя дерзко, сдаваться отказывались. Хотя их число значительно сократилось: с 3,5 тыс. бойцов до 1,5 тыс. человек. Этим воспользовались казаки, которые 22 октября 1612 года пошли на штурм вражеских позиций. В это время шли переговоры о сдаче Китай-города, и казаки решили прервать их, не желая никаких уступок противнику. Надежно прикрыть стены противник уже не мог, и русские воины ворвались в Китай-город. Много шляхтичей было перебито, оставшаяся часть бежала в Кремль.

Убедившись в бесполезности дальнейшего сопротивления, польское командование смирилось и пошло на переговоры о сдаче. Теперь о свободном уходе речи уже не велось, были предъявлены условия безоговорочной капитуляции. 26 октября (5 ноября) 1612 года остатки польского гарнизона согласились на капитуляцию. В соглашении говорилось, что интервентам будет сохранена жизнь, если они сдадут в казну награбленные ценности.

27 октября началась сдача польского гарнизона. Полк Струся, вышедший в лагерь Трубецкого, вопреки договору был почти полностью вырезан казаками. Среди казаков было много беглых крестьян и холопов из мест, которые были разорены польскими бандами, поэтому они жаждали мести. В полку Будилы, сдавшемся Пожарскому, также имелись убитые, но в значительно меньшем количестве. Кроме того, князь Дмитрий, когда принимали пленных, не допустил кровопролития и заставил прибывших вооруженных казаков вернуться в свой лагерь. Поляки и наемники были разосланы по русским городам, где они находились под арестом до обмена их на находившихся в польском плену русских. В тот же день, 27 октября 1612 года, русское ополчение торжественно вступило в опустошенный и оскверненный врагами Кремль.

В Китай-городе, и в Кремле, русские увидели жуткие картины загаженных церквей, разграбленных дворцов, обворованных могил. Повсюду в жилых помещениях находили жуткие доказательства нравственного падения ляхов и европейских наемников: чаны и бочки с засоленной человечиной, распотрошенные и недоеденные части тел. Кстати, поляки также нарушили договор. Они перед сдачей не поленились припрятать лучшую часть награбленного в специально оборудованных тайниках, но их нашли.

В воскресенье 1 ноября 1612 года утром на Красной площади, у Лобного места, под приветственные крики москвичей сошлись народное ополчение и казачество. После благодарственного молебна открылось торжественное шествие в Кремль. Земское ополчение, во главе которого ехали Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин, под звон колоколов и пушечный залп, двигаясь от Арбата, вошло во Фроловские (Спасские) ворота. Ополченцы несли опущенные польские знамена, отбитые у гетмана Ходкевича. В самом Кремле победителей встретили полковники Струсь, Будила и другие польские командиры, которые покорно сложили знамена королевского войска. В это время казаки во главе с боярином-воеводой князем Трубецким вступили в Кремль через Боровицкие и Троицкие ворота. Москвичи праздновали победу.

Таким образом, очистив полностью столицу от иноземных захватчиков, народное ополчение создало фундамент для освобождения всей страны от поляков и шведов, восстановления русской власти по всей Руси. Минин и Пожарский навечно вошли в русскую историю как народные герои. Однако до полного освобождения страны было еще далеко. Западные и северо-западные области Русского государства находились под польскими и шведскими оккупантами. Противник собирал силы для нового броска на Москву.

Продолжение борьбы

Освобождение Москвы от интервентов еще не означало полной победы. До неё ещё было далеко. Руководители ополчения сразу стали рассылать грамоты о созыве Земского Собора. Но оказалось, что заниматься этим ещё рано, так как враг на пороге. Магнаты Речи Посполитой не отказались от своих планов захвата русских земель. К Москве приближался польский король Сигизмунд с войском (польская конница и немецкие наемники). Взяв часть смоленского гарнизона, он довел войско до 5 тыс. с лишним бойцов, а в Вязьме соединился с остатками рот Ходкевича. Поляки шли не по разоренной Смоленской дороге, а по Ржевской. Узнав о том, что Москва пала, польский король сразу вспомнил об отвергнутом им прежде смоленском договоре, и принялся в воззваниях убеждать, что явился дать на царство избранного русскими королевича Владислава, который якобы болел и не мог приехать раньше.

Но подчиняться полякам не желали. Малая крепость Погорелое Городище встретила поляков залпами орудий. Воевода Шаховской с иронией посоветовал: «Иди, король, под Москву, будет Москва за тобой, и мы готовы быть твои». Вновь большое беспокойство врагу доставили партизанские отряды из вооруженных крестьян, которые своими действиями держали поляков в постоянном напряжении.

В Москве подход врага также стал неожиданным. К серьезным сражениям она была не готова. Город был сильно разрушен, укрепления ещё не восстановили. В Москве не было продовольствия, чтобы выдержать осаду. Из-за отсутствия снабжения большинство дворян распустили по домам, и часть казаков разошлась на «зимние квартиры». В результате у Трубецкого и Пожарского осталось всего 3-4 тыс. бойцов. Русское командование решило ни в какие переговоры с интервентами не входить и выслать навстречу противнику рать, чтобы не пустить поляков к Москве.

Сигизмунд тем временем подошел к Волоколамску. Воевода Карамышев хотел было сдаваться перед превосходящими силами врага. Тогда донские казачьи атаманы Нелюб Марков и Иван Епанчин фактически отстранили его от командования и поляков не впустили. Польский король разозлился и осадил городок, а в Москву отправил посольство во главе с Мезецким в сопровождении полка из тысячи всадников. Русская рать в переговоры с врагом вступать не стала. Польскую конницу встретили возле Ваганькова, побили и отбросили. Посол Мезецкий перешёл на сторону русских. А взятый поляками в плен дворянин Филисофов ещё больше смутил польское командование, дезинформировав его: «Москва людна и хлебна, все обещались не брать королевича на царство и умирать за православную веру».

Волоколамск также сдаваться не намеревался. Казаки отразили три штурма, да еще и предприняли вылазку, отобрав у врага несколько пушек. Тем временем начинались метели и морозы. 27 ноября король дал приказ отступать. Поляки побрели назад, бросив застрявшие в снегах обозы, теряя замерзших и обмороженных воинов.

«Новый летописец» описывает оборону Волоколамска так: «Услышал то король, что московские люди все на том встали, чтобы не брать сына его королевича на Московское государство, и повелел приступать сильными приступами к Волоку. На Волоке же в ту пору был воевода Иван Карамышев да Степан Чемесов, от них же толку мало было во граде. Бой же вели атаманы: Нелюб Марков да Иван Епанчин, бились на приступах, едва за руки не берясь, и на трех приступах перебили великое множество литовских и немецких людей.

Король же, видя мужество и крепкое стояние московских людей и срам свой и побитие литовских и немецких людей, пошел наспех из Московского государства: многие у него люди литовские и немецкие померли от мороза и голода. В Московском же государстве начальники и все люди воздали хвалу Богу, как Бог показал предивные чудеса такими последними [оставшимися] людьми Народы Московского государства, дал им Бог храбрость, встали против тех злодеев, и очистил Бог Московское государство радением начальников и службой и радением ратных людей, и послали [сообщить об этом] во все города. Во всех же городах была радость велика».

Таким образом, новый польский поход на Москву провалился. Поражение под Москвой и неудачная осада Волоколамска послужили причиной отступления войска Сигизмунда в Польшу. Похвальбы Сигизмунда III «великое Российское государство под себя и под Польшу… привести» не осуществились.

topwar.ru

Первое и второе народные ополчения. Освобождение Москвы от польских интервентов.

Во время Смуты страной управляло марионеточное правительство. В Москве стоял польский гарнизон. Шведы оккупировали С-З часть гос-ва.

Огромную роль сыграла церковь, патриарх Гермоген, позднее Дионисий. Церковь дала национально-освободительн. движению национальную идею-защиту православия. Решающая роль сыграла земщина, традиции которых не были подорваны.Она призвала «стояти за одно», объединила патриотич.силы, материально обеспечила отряды «вольных казаков».

Отряды «вольных казаков» под предводительством Заруцкого и Дмитрия Трубецкого присоединились к дворянским отрядам Прокопия Трубецкого и образовали 1 ополчение. Ляпунов призвал всех воинских людей принять участие в освобождении Москвы, сулил «волю и жалование».Весной 1611 г.ополчение осадило Москву. Накануне поляки выжгли часть посада.

Ополчение создало высший временный орган власти - Совет всея земли.По инициативе Ляпунова 30 июня 1611г принят «Приговор всей земли», который предусматривал воссановление прежних крепостнических порядков, но он не удовлетворил вольное казачество. Из-за расправы дворян над 28 казаками, Ляпунов был убит. Это привело у распаду 1-ого ополчения. Трубецкой и Заруцкий уже не имели сил, чтобы расправится с польским гарнизоном. В нач. июня 1611 г. пал Смоленск. Активизировались шведы.16 июля был взят Новогород.

Но осенью 1611 г. Кузьма Минин собрал ратных людей, был вызван воевода-Пожарский. 2-ое ополчение сначала более 4 мес. простояло в Ярославле, формируя приказы. В августе 1612 г.ополчен.пришло под Москву. В 20-ых числах августа ополченцы отразили попытку гетмана Хоткевича освободить осажденный польский гарнизон. Поляки упорствовали и ждали поддержки от короля. Но Сигизмунд III отступил (шляхта ограничивала его силы). 22 октября был взят Китай-город, 26 окт.1612 капитулировал кремлевский гарнизон. Москва была освобождена.

 

14. Д.И. Пожарский. Исторический портрет.

15. К.З. Минин. Исторический портрет.

 

Нижегородский посадский человек, организатор и один из руководителей Второго земского ополчения, думный дворянин с 1613 г.

В 1608-1610 гг. в составе нижегородского ополчения участвовал в сражении с войском Лжедмитрия II. В сентябре 1611 г. был избран земским старостой.

В начале октября 1611 г. Минин сначала в земской избе, а потом и на торговой площади призвал нижегородцев собрать и снарядить всенародное войско, способное освободить захваченную поляками Москву. Минин сосредоточил в своих руках сбор денежных средств, продовольствия и снаряжения для нужд ополчения.

Вместе с князем Пожарским Минин возглавил образованное при ополчении временное земское правительство - «Совет всея земли». В октябре 1612 г. ополчение в союзе с казаками из подмосковных «таборов» вынудило польский гарнизон Москвы капитулировать.

Участвовал в Земском соборе 1613 г. Избранный на царство Михаил Федорович Романов в июле 1613 г. пожаловал Минина чином думного дворянина. Минин получил земли в родном Нижегородском уезде и был введен в состав Боярской Думы.

Князь Пожарский - воевода, глава Второго земского ополчения, боярин с 1613 г.

Во время осады Москвы приверженцами Лжедмитрия II в 1610 г. князь Пожарский был воеводой в Зарайске. В 1611 г. участвовал в организации Первого земского ополчения. Его отряд - один из немногих, которые успели прибыть к Москве и принять участие во вспыхнувшем там в марте 1611 г. восстании. Израненный в боях на московских улицах, Пожарский был вывезен в Троице-Сергиев монастырь, а затем в свою суздальскую вотчину, село Мугреево. Здесь его и нашли нижегородские послы, прибывшие по совету Минина просить князя возглавить Второе ополчение.

Он возглавил «Совет всей земли» - временный орган верховной власти.

Князь приобрел огромный авторитет в борьбе с врагами Руси, поэтому на Земском соборе 1613г. он вел заседание. Царь Михаил Федорович оценил его заслуги и пожаловал его боярским чином.

В 1613-1619 гг. Пожарский руководил военными действиями противпольских отрядов и поддержавших их отрядов гетмана Сагайдачного, затем возглавил Ямской, Разбойный и Судный приказы, был воеводой в Новгороде.

После освобождения Москвы правительство Трубецкого и Пожарского созвало в Москву выборных со всех городов. Земской Собор 1613 г. был самым многочисленным и представительным. Главным вопрос был об избрании государя. Реальным претендентом стал 16-летний Михаил Федорович Романов (был не лучше всех, а просто устраивал всех). Он был относительно нейтральной кандидатурой, с ним связывали программу возвращения к примирению и компромиссу общественных сил на базе крепостничества и самодержавия. Своей родственной связью с прежней династией он более всего воплощал идею возврата к старине.

Однако до последнего момента стороны готовы были оспаривать престол. Решающим оказалось преобладающее в количестве вольное казачество, которое, по сути, и заставило аристократию и духовенство поспешить с выбором.

По некоторым сведениям, при вступлении на престол в феврале 1613 г. Михаил Федорович дал обязательство не править без участия Земского Собора и Боярской думы.

 

Земский собор 1613 года

Земский собор – это орган сословного представительства.

Предпосылками для его появления послужили 3 обстоятельства (условия появления):

· вече и советы, как традиции истории России;

· обострение межклассовой борьбы;

· сложное положение страны на внешнеполитической арене, требующее для правительства поддержки в сословиях (не утверждающее и устанавливающее вече, а орган совещательного характера).

Учреждение Земских соборов было осуществлено с целью укрепления власти с опорой на ведущие общественные силы. Необходимо было создать государственный орган, поддерживающий политику власти, и, благодаря которому, власть смогла бы узнавать о потребностях общества и обращаться к народу.

«Земский» в 16 веке означало тоже, что и «государственный». «Собор» использовалось в обозначении совещаний духовенства. Светские совещания назывались «советами». Но по отношению к земским соборам 16 - 17 вв. принято использовать словосочетание «земский собор».

Первый Земский собор состоялся в 1549 г., после происшествий, связанных с недовольством народа (Пожар в Москве и обвинение в поджоге Глинских). Тогда приближенные советники Ивана Грозного (Избранная рада) проводили реформы середины 50-х годов 16 века. Созванный впервые Земский собор был назван историками также собором примирения. На нем было принято решение о новом Судебнике, изданном в 1550 г. Благодаря собору 1549 года упрочнялись уже проведенные реформы Избранной рады.

Земские соборы проводились и позднее, но регулярным этот вид государственного органа не стал.

Второй Земский собор был созван в 1566 г. На нем обсуждался вопрос мира с Латвией (война за Ливонию): «Стоит ли соглашаться на предложенные литовским королем условия?».

В 1584 г. был созван Избирательный собор, на котором был избран первый царь, избранный Земским собором – Федор Иоаннович (младший сын Ивана Грозного). Он не был указан в завещании, в отличии от своего брата, скончавшегося в 1581 г. Его юридический титул был неясен, т.к. после смерти сына, Иван 4 не составил новое завещание.

В 1598 г. был созван избирательный Земский собор, на котором было принято решение о возведении на престол царя боярина. Правителем стал Борис Годунов.

Цари, избранные Земским собором – это практически все цари, правящие Русским государством, за исключением:

· Ивана Грозного;

· марионеточного Симеона Бекбулатовича;

· «царицы на час» вдовы Ирины Годуновой;

· Фёдора 2 Годунова;

· 2 самозванцев;

· Фёдора 3 Алексеевича.

Самым известным из избирательных соборов является Земский собор 1613 года, на нем был избран Михаил Романов. Последними правителями, прошедшими эту процедуру, стали Пётр 1 и Иван 5.

В 1649 г. состоялся Уложенный собор, имеющий особое значение - на нем было принято Соборное Уложение.

Весь материал Уложения был собран в 25 глав и 967 статей.

Законы, сформулированные в нем, сохранили значение закона Русского государства до 1-й половины 19 в.

Создание Сборного Уложения – это первая попытка сбора всех действующих правовых норм в един свод законов.

На протяжении 16 - 17 вв. созывалось не мало соборов. Историк Черепнин перечисляет 57 соборов, при этом, включает в них и 3 церковно-земских собора. Причиной этого послужило присутствие на них земского элемента и то, что вопросы религиозного характера, затрагиваемые на этих соборах, имели светское «земское значение».

И если историки единодушны в отношении первого Земского собора, то о прекращении созыва Земских соборов единого мнения нет.

Одни считают последним собор 1653 г. (о присоединении Украины к Русскому государству), после которого соборная деятельность стала менее актуальна и переживала процесс отмирания.

Другие считают, что последний земский собор состоялся в 1684 г. (о вечном мире с Польшей).

Земский собор по составу можно разделить на присутствующую в полном составе Боярскую думу, высшее духовенство и представителей разных чинов (поместное дворянство и купечество; ремесленники и крестьяне не присутствовали).

Земские соборы подразделяют на полные и неполные. Во втором случае, возможно полное или частичное отсутствие «земского элемента», т.е. поместного дворянства и посадских людей.

По роду деятельности Земские соборы делят на совещательные и избирательные.

Окончание Смуты

С избранием Романова возникли новые сложные задачи преодоления розни. Для уставшего общества умеренность и традиционализм Михаила были основанием к консолидации. В 1615 г. Было разгромлено движение атамана Баловня, угрожавшее стабилизации, часть казаков была переведена в разряд людей.

Интервенты не спешили признавать легитимность Романовых, и стремились к расчленению государства. 1615 г. - шведы осадили Псков, но потерпели неудачу. Густаву II Адольфу удалось оттеснить Россию от Балтийского моря и принудить к заключению Столбовского мира 1617 г., по которому побережье Финского залива и Корела отошли во владении Швеции.

1 октября 1618 г. польский Владислав пытался овладеть Белым городом, но ему это не удалось. В декабре 1618 г. близ Троицкого монастыря было заключено Деулинское перемирие. К Польше отходил Смоленск, Еверская и Черниговская земли. Де-факто Владислав признал власть Михаила. Деулинский договор предусматривал обмен пленными.

Филарет, отец Михаила, сосредоточил в своих руках управление.

После Смуты возросло значение православных ценностей, важной стала проблема восстановления страны. Возрождалась практика «урочных лет». Правительство несколько раз собирало чрезвычайные сборы - пятинные деньги. С 20-ых годов правительство все реже прибегало к Земским соборам. Филарет и его приемники настойчиво искали пути преодоления условий Деулинского перемирия, возвращения земель, утраченных в смутное лихолетье.

cyberpedia.su

§ 73 - Второе ополчение против поляков и освобождение Москвы в 1612

К осени 1611 г. положение Московского государства стало отчаянным. Поляки занимали Москву и взяли Смоленск после двухлетней геройской защиты. Вместе со Смоленском перешли во власть короля и другие города по юго-западной границе. Шведы, ставшие открытыми врагами Москвы после избрания Владислава в цари, захватили Новгород и Финское побережье. Таким образом, вся западная часть государства оказалась в руках врагов. Земское ополчение распалось. Казаки грабили и своевольничали. Никакого правительства не существовало, и русские люди, не желавшие повиноваться ни полякам в Москве, ни казакам под Москвою, были предоставлены самим себе. Города, ожидавшие обыкновенно указаний из Москвы, теперь не знали, что делать и откуда ждать совета и приказа. Отчаяние русских людей было полное: оплакивая свое погибшее царство, они просили Бога, чтобы Он сохранил хотя бы остаток народа русского от зол смуты и от насилия врагов. Казалось, всему приходил конец.

Дионисий, архимандрит Троицкий

Дионисий, архимандрит Троицкий

 

В эти ужасные дни раздавались, однако, голоса мужественных представителей духовенства. Выдержав тяжелую осаду, Троицкий Сергиев монастырь поступил под руководство нового архимандрита Дионисия. Дионисий, которого наша церковь чтит преподобным, был человек исключительной доброты и благородства. Он необыкновенно развил благотворительную и патриотическую деятельность своего славного монастыря. Братия монастыря призревала больных и раненых, хоронила умерших, одевала и кормила бедных, собирая их отовсюду, где только могла найти. Для того, чтобы обеспечить безопасность в смутное время себе и своим призреваемым, монастырь должен был просить защиты и помощи у казачьих бояр Трубецкого и Заруцкого (с которыми особенно был дружен известный келарь монастыря Авраамий Палицын). В то же время власти монастыря считали своим долгом нравственно действовать на народ, побуждая его соединиться против врагов веры и государства, против короля и поляков.

 

Авраамий Палицын

Авраамий Палицын на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

 

В монастыре составлялись грамоты, призывавшие города идти на помощь русскому войску, осаждавшему Москву, и выбить из столицы польский гарнизон. Монастырская братия не принимала во внимание, что русское войско под Москвою стало казачьим, воровским и враждовало с земщиной, разогнав из-под Москвы земских людей. Всех русских людей одинаково призывали монахи на подвиг за веру и отечество в своих отлично составленных, красноречивых грамотах. Посылая эти грамоты по всей земле, они думали всех примирить и снова объединить в одном патриотическом движении.

 

 

Но не так думал патриарх Гермоген, живший в осажденном Кремле под стражею и угнетаемый поляками и изменниками за нежелание служить Сигизмунду. Он видел, что созванное им ополчение проиграло свое дело и распалось от казачьего воровства. Он знал, что казаки, имея в своих таборах Марину Мнишек, задумали воцарить в Московском государстве сына ее Ивана, называемого «Воренком». Считая казачье воровство и самозванщину главным злом, патриарх всеми средствами, как только мог, учил русских людей не верить казакам и бороться с ними как с лютыми врагами. Когда к нему проникали его почитатели за благословением и поучением, Гермоген устно передавал им свою мысль о необходимости борьбы с казачеством. Когда было можно, он писал грамотки о том же в города. Сохранилась такая его грамотка, посланная к нижегородцам.

 

Патриарх Гермоген

Патриарх Гермоген 

 

Итак, в дни общего уныния и растерянности духовенство подняло свой голос и громко звало к борьбе за родину. Города, разобщенные друг от друга и лишенные всякого иного руководства, кроме увещаний духовных отцов, вступали в сношения между собою, посылали друг другу разные вести, отправляли из города в город послов для общего совета. Ждали, кто возьмет на себя почин объединения земских сил. Почин взяли, наконец, нижегородцы. В главе их городской общины, как и везде, стояли земские старосты. Один из них, Козьма Минин Сухорук, отличался громадным умом и железной энергией. Под влиянием грамотки Гермогена он начал дело народного объединения тем, что предложил своим согражданам собрать казну и на нее устроить войско. Нижегородцы согласились и постановили приговор, по которому каждый домовладелец обязан был дать на ратных людей «третью деньгу», то есть одну треть своего годового дохода или же товара; были, сверх того, и добровольные пожертвования. Для сбора денег был всем миром избран тот же Козьма. Когда дело было налажено, тяглые люди оповестили нижегородского воеводу князя Звенигородского и соборного протопопа Савву Ефимьева о своем намерении устроить ополчение для очищения Москвы. Те собрали весь город, духовных, служилых и тяглых людей, в городской собор, прочитали Троицкую грамоту, которая тогда пришла в Нижний-Новгород, и объявили приговор тяглого нижегородского мира. Протопоп Савва и Минин говорили речи о необходимости идти на освобождение государства от внешних и внутренних врагов. Решили сбирать ополчение и выбрали в его начальники князя Дмитрия Михайловича Пожарского, который недалеко от Нижнего жил в своей вотчине и лечился от ран, полученных им при разорении Москвы. Затем начали из Нижнего посылать грамоты в ближайшие города, объявляя о своем ополчении и приглашая присоединиться к нему. В этих грамотах нижегородцы прямо говорили, что идут не только против поляков, но и против казаков, и не дадут им делать никакого воровства.

Минин

К. Маковский. Воззвание Минина на площади Нижнего Новгорода

 

Таково было начало Нижегородского ополчения. К ноябрю 1611 г. Пожарский уже приехал в Нижний и начал устраивать войска. По его желанию, Минин принял на себя заведование деньгами и хозяйством ополчения. В зиму 1611—1612 гг. к Нижнему присоединилось много городов (от Казани до Коломны), и у Пожарского собралось большое войско, с которым он мог выступить в поход. Так как подмосковные казаки враждебно отнеслись к земскому движению и сочли его за мятеж против своего правительства, то они послали свои отряды на север противодействовать нижегородцам. Вот почему весною 1612 г. Пожарский пошел не под Москву, а в Ярославль, главный город среднего Поволжья. Он желал прогнать казаков из северных областей и присоединить северные города к своему ополчению. Это ему удалось. Целое лето провел он в Ярославле, устраивая свои дела. В то время, как под Москвою его враги, поляки и казаки, взаимно стерегли друг друга и в непрерывной борьбе ослабляли свои силы, Пожарский окончательно устроил свое войско и собрал в Ярославле земский собор, которому и вверил управление всею землею и всем своим войском. В составе этого собора было духовенство с митрополитом Кириллом во главе. (Патриарх Гермоген уже скончался в начале 1612 г. под стражею в Москве, и Пожарский считал престарелого, жившего на покое, Кирилла как бы заместителем патриарха.) Участвовали в соборе и те немногие бояре, которые избежали московской осады и польского плена и приехали в Ярославль. На собор к Пожарскому были присланы из многих городов выборные люди от служилого и тяглого населения. Таким образом, состав собора был полон и правилен. Была мысль, не спеша под Москву, в Ярославле всею землею избрать и государя. Но обстоятельства заставили идти под Москву.

 

 

В июле 1612 г. Пожарский получил известие, что король Сигизмунд посылает гетмана Ходкевича с войском и провиантом на помощь своему московскому гарнизону. Нельзя было пропустить Ходкевича в Москву, потому что он надолго бы укрепил польскую власть в столице. Ярославское ополчение заторопилось к Москве. Казаки, бывшие в таборах под Москвою, относились к Пожарскому настолько враждебно, что даже подсылали к нему убийц, которые только случайно его не убили. Поэтому земское ополчение, подходя к Москве, очень остерегалось казаков и стало отдельно от казачьего лагеря. Казаки же, думая, что Пожарский пришел на них, испугались. Большая половина их с Заруцким и Мариною Мнишек убежала от Москвы и пошла к Астрахани, где Заруцкий задумал устроить особое казачье государство под покровительством Персидского шаха. Другая же половина казаков, с князем Трубецким во главе, пыталась вступить в переговоры с Пожарским. Эти переговоры еще не привели к миру и согласию, как пришел Ходкевич и напал на войско Пожарского. Шла жестокая битва, казаки вообще действовали вяло и в решительную минуту не думали помочь Пожарскому. Только тогда, когда Авраамий Палицын усовестил их, они опомнились, — и русские отбили гетмана. Ходкевич ушел обратно, не успев оказать польскому гарнизону в Кремле никакой помощи. Русские же рати помирились и дружно повели осаду. Трубецкой и Пожарский соединили свои «приказы» и своих дьяков в одно правительство и начали «всякие дела делать заодно», управляя вместе ратью и государством. Через два месяца, именно 22 октября 1612 г., русские взяли приступом Китай-город. Истощенные голодом и борьбою, поляки не могли долее сопротивляться: они дошли в осаде даже до людоедства. Вскоре после потери Китай-города польский начальник Струсь сдал Пожарскому и Кремль. Москва была, таким образом, освобождена.

Освобождение Москвы от поляков

Э. Лисснер. Изнание поляков из Кремля

 

В память великого события ополчение поставило церковь на Красной площади в Москве (теперь Казанский собор) и установило праздновать день 22 октября. Король Сигизмунд после неудачи Ходкевича сам было пожелал идти на помощь своим московским «сидельцам», но опоздал. Он появился с небольшим войском в окрестностях Москвы в самом конце 1612 г. и, встретив повсюду дружный отпор, отступил назад. Московские люди, избавившись от этой последней опасности, могли, наконец, подумать об избрании царя.

Минин и Пожарский

Иван Мартос. Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве

 

rushist.com

Второе ополчение (1611-1612) [народное, Минина Пожарского, Нижегородское]

Причины Второго ополчения

Ситуация в Новгородской земле

Лето 1611 г. принесло России новые несча­стья. В июне польские войска штурмом взяли Смоленск. В июле шведский король Карл IX захватил Новгородскую землю. Местная знать пошла на сговор с интервентами и открыла им ворота Новго­рода. Было объявлено о создании Новгородского государства с сы­ном шведского короля на престоле.

Неудача Первого ополчения

см. Первое ополчение (1611)

Создание Второго ополчения

Староста Нижнего Новгорода Кузьма Минин собрав нужные средства предложил руководить походом Дмитрию Пожарскому. После его согласия ополченцы из Нижнего Новгорода направились к Ярославлю, где в течение нескольких месяцев собирали силы и готовились к по­ходу на Москву.

Кузьма Минин

Осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде началось создание Второго ополчения. Его организатором стал земский старо­ста Кузьма Минин. Благодаря своей честности, набожности и смело­сти он пользовался большим уважением среди горожан. Ниже­городский земский староста Кузьма Ми­нин призвал граждан жертвовать имуще­ство, деньги и драгоценности для созда­ния вооружённых отрядов, способных сражаться с изменниками и интервента­ми. По призыву Минина начался сбор средств на нужды ополчения. Горожане собрали немалые средства, но их явно не хватало. Тогда обложили чрезвычайным налогом жителей края. На собранные деньги наняли служилых лю­дей, которые в основном состояли из жи­телей Смоленской земли. Встал вопрос, кому быть руководителем.

Дмитрий Пожарский

Вскоре найден был и опытный воевода, готовый взять на себя руководство военной стороной предприятия, — князь Дмитрий Пожарский. Он участво­вал в народном восстании против поляков в Москве в марте 1611 г. и был тогда тяжело ранен.

Почему же трудно было выбрать руководителя? Ведь в стране было мно­го опытных воевод. Дело в том, что в период Смуты многие служилые люди переходили из лагеря царя к «Тушинскому вору» и обратно. Измена стала обычным делом. Нравственные правила — верность слову и делу, неруши­мость клятвы — потеряли свой первоначальный смысл. Многие воеводы не устояли перед соблазном умножить свои богатства любыми путями. Трудно стало найти такого воеводу, который бы «в измене не явился».

Когда Кузьма Минин предложил князя Дми­трия Михайловича Пожарского, нижегородцы этот выбор одобрили, так как он был среди не­многих, кто не запятнал себя изменой. Более того, во время восстания москвичей в марте 1611 г. он участвовал в уличных боях в столице, руководил отрядом и был тяжело ра­нен. В своей вотчине около Суздаля он лечился от ран. Туда и были напра­влены нижегородские посланцы с просьбой возглавить борьбу. Князь дал согласие.

Формирование Второго ополчения

Весной 1612 г. Второе ополчение вышло из Нижнего Новгорода и дви­нулось к Ярославлю. Там оно задержалось на четыре месяца, фор­мируя армию из отрядов со всей страны. Князь Дмитрий Пожар­ский отвечал за военную подготовку армии, а Минин — за её обеспе­чение. Минина называли «выборный всею землею человек».

Здесь же, в Ярославле в апреле 1612 г. из выборных представителей горо­дов и уездов они создали своего рода земское прави­тельство «Совет всей земли». При нем были созданы Боярская дума и приказы. Совет официально обратился ко всем подданным страны — «Великой России» — с призывом объединить­ся для защиты Отечества и избрания нового царя.

Отношение с Первым ополчением

Весьма сложными были отношения лидеров Второго ополчения с находившимися под Москвой предво­дителями Первого ополчения И. Заруцким и Д. Трубецким. Соглаша­ясь сотрудничать с князем Трубецким, они категорически отвергали дружбу казачьего атамана Заруцкого, известного своим коварством и переменчивостью. В ответ Заруцкий подослал к Пожарскому наём­ного убийцу. Лишь по счастливой случайности князь остался жив. После этого Заруцкий со своими отрядами отошёл от Москвы.

Московская битва (1612)

Обученное, хорошо вооружённое войско двинулось к Москве. Одновременно с запада к столице на помощь полякам шло большое войско под руководством гетмана Ходкевича, одного из лучших польских полководцев. Целью Ходкевича было пробиться к Кремлю и доставить осаждённым польским солдатам продоволь­ствие и боеприпасы, по­тому что среди них начался голод.

В августе 1612 г. силы Второго ополчения подошли к Москве. Вместе с казаками Трубецкого они отразили наступление большого польского войска под командованием гетмана Яна Ходкевича, при­бывшего из Речи Посполитой. Жестокое сражение произошло 22 августа 1612 г. у Новодевичье­го монастыря. Пожарский устоял и не пропустил отряды Ходкеви­ча к Кремлю. Но гетман не собирался смиряться. Он решил нанести следую­щий удар.

Утром 24 августа поляки появились со стороны Замоскворечья. Их оттуда не ждали. От неожиданности ополченцы начали отсту­пать. Поляки почти подошли к Кремлю. Осаждённые торжествова­ли победу, они уже видели знамёна атаковавших войск гетмана. Но неожиданно все изменилось. Ещё в ходе сражения Минин упросил Пожарского дать ему людей для засады. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

В боях с Ходкевичем Кузьма Минин лично водил в атаку дворянские конные сотни. Большую помощь опол­ченцам оказали иноки Троице-Сергиева монастыря. Взывая к ре­лигиозным чувствам казаков, они убедили их на время забыть о корысти и поддержать Минина и Пожарского.

Освобождение Москвы

Атака под руководством Минина, которая была поддержана каза­ками, решила исход сражения. В итоге отряд Ход­кевича потерял свой обоз и был вынужден отойти от Москвы. Поляки в Кремле остались в окружении.

22 октября 1612 г. казаки и войска Пожарского взяли Китай-го­род. Судьба засевших в Кремле и Китай-городе поляков была решена. Сильно страдая от голода, они продержались недолго. Через четыре дня, 26 октября, московские бояре и польский гарнизон в Кремле капитулировали.

Таким образом, в результате Второго народного ополчения Москва была освобождена.

Попытка новой польской интервенции

Король Сигизмунд III попытался спа­сти положение. В ноябре 1612 г. он подошёл с войском к Москве и потребовал возвести на престол его сына Владислава. Однако теперь эта перспектива вызвала всеобщее возмуще­ние. Потерпев неудачу в нескольких сражени­ях, король повернул восвояси. Его подгоняли свирепые морозы и нехватка продовольствия. Попытка новой интервенции провалилась в самом начале.

Картинки (фото, рисунки)

На этой странице материал по темам:
  • Можно ли было в 1611 году обойтись без создания нижегородского ополчения и почему

  • Когда было создано народное ополчение

  • Участие жителей вятского края в народном ополчении 1612 года

  • 22 октября ополчение минина и пожарского взяло китай-город,

  • В каком городе минин и пожарский начали собирать второе ополчение

Вопросы к этой статье:
  • Из каких городов и куда направлялось Второе народное ополчение?

  • Дайте характеристику деятельности Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина.

  • Какова была роль Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина в Смуте?

  • Какую альтернативу исторического развития страны представлял Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин?

  • Была ли реализована историче­ская альтернатива Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина?

wikiwhat.ru

Великие победы России

Освобождение Москвы от польских интервентов в 1612 году

Одной из славных страниц истории Отечества является освобождение Москвы силами народного ополчения под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского от польских интервентов в 1612 году. Это был период Смутного времени, когда Русь находилась в глубоком социальном кризисе. Он длился почти три десятилетия (со смерти в 1584 году царя Ивана Грозного и до 1613 года, когда на русском престоле воцарился первый из династии Романовых - государь Михаил Федорович). После смерти Грозного Россией правили его сын, затем Борис Годунов, которого сменил Лжедмитрий 1 (Григорий Отрепьев). После убийства самозванца в результате боярского заговора царем стал Василий Шуйский.

Тем не менее, распри и мятежи в стране не прекращались. Восстание Ивана Болотникова, а затем появление на южных рубежах второго Лжедмитрия вызвали новую волну Смуты.

В поисках союзников московское руководство обратилось за помощью к Швеции, которая выделила для участия в боях с войском Лжедмитрия II отряд скандинавских наемников.

За спиной второго самозванца стояла польская шляхта, сама же Речь Посполитая находилась в то время в состоянии войны со Швецией. Все это было использовано польским королем Сигизмундом III как повод для открытой интервенции против России.

В сентябре 1609 г. 12-тысячное польское войско при поддержке 10-тысячного казацкого корпуса вторглось в Россию. Интервенты осадили Смоленск, героическая оборона которого на два года сковала главные силы врага.

В это время в Москве разгорелся очередной мятеж, в результате которого Василий Шуйский был свергнут с престола, пострижен в монахи, выдан полякам и заключен в темницу. По причине того, что договориться между собой по кандидатуре царя бояре не смогли из-за боязни новых мятежей, «семибоярщина» пошла на заключение договора с польским военачальником гетманом Жолкевским о признании русским царем польского королевича Владислава IV.

21 сентября 1610 г. бояре ночью впустили в город оккупационный корпус интервентов, который состоял из 8 тысяч польско-литовских солдат. Несколько ранее, в июне 1610 года, началась война Швеции против России.

К весне 1612 года шведы захватили почти всю Новгородчину.

В тяжелый для России час раздался голос патриарха Гермогена, который в окружении польских интервентов не переставал благословлять православных на освободительный подвиг.

Началось широкое патриотическое движение за освобождение столицы от поляков. Первое народное (земское) ополчение возглавил рязанский воевода Прокопий Ляпунов. Но из-за распрей между дворянами и казаками, которые по ложному обвинению убили воеводу, ополчение распалось. Преждевременно начавшееся в Москве 19 марта 1611 года антипольское восстание потерпело поражение. Интервенты подожгли город, который почти весь выгорел.

В сентябре 1611 года нижегородский земский староста Кузьма Минин обратился к горожанам с призывом создать народное ополчение, на городском сходе произнес свою знаменитую речь: «Православные люди, похотим помочь Московскому государству, не пожалеем животов наших, да не токмо животов - дворы свои продадим, жен, детей заложим и будем бить челом, чтобы кто-нибудь стал у нас начальником. И какая хвала будет всем нам от Русской земли, что от такого малого города, как наш, произойдет такое великое дело».

По призыву Минина горожане добровольно отдавали часть своих доходов на создание земского ополчения. Но их было недостаточно. Поэтому объявили принудительный сбор: каждый должен был внести в ополченческую казну пятую часть своих доходов на жалованье служилым людям.

По предложению Минина на пост главного воеводы был приглашен 30-летний князь Дмитрий Пожарский, который не сразу принял предложение. Он согласился воеводствовать при условии, что горожане сами выберут ему помощника, который начальствовал бы над казной ополчения. Им стал Минин.

Так во главе второго земского ополчения стали два человека, избранные народом и облеченные его полным доверием.

Создавая земскую рать, ее организаторы обратились с призывными грамотами во многие города. Они перекликались с посланиями, которые рассылал по всей стране патриарх Гермоген.

В начале марта 1612 года нижегородское ополчение начало поход и через месяц вступило в Ярославль. Началось «ярославское стояние», в ходе которого ополченцы продолжали собираться с силами. Выступила и Казанская дружина, с нею был как благословение Божией Матери образ Казанский - список с чудотворной иконы.

Под знамена Пожарского и Минина собралось огромное по тому времени войско - более 10 тысяч служилых поместных людей, до 3 тысяч казаков, более тысячи стрельцов и множество «даточных людей» из крестьян. В отличие от первого ополчения Пожарский создал стройную военную организацию. Пешие ратники объединились в полки, а конные - в сотни. Воеводам полков предписывалось проводить обучение ратников, следить за соблюдением воинской дисциплины, а самим военачальникам - быть образцом справедливости по отношению к ополченцам и горожанам. В Ярославле организовали производство холодного оружия - копий, бердышей, рогатин.

В июле 1612 года значительная часть ополчения двинулась из Ярославля и 20 августа вступила в Москву, расположившись в районе Арбата. В это время к Москве на помощь осажденным полякам шел с 12-тысячным войском гетман Я. К. Ходкевич. 21 августа он подошел к городу и остановился на Поклонной горе. Пожарский, чтобы преградить путь противнику в Кремль, где находился четырехтысячный гарнизон, стал на левом берегу у Крымского двора. Главные силы под командованием Пожарского располагались на наиболее ответственных участках - в районах Арбатских, Тверских и Никитских ворот.

Всего под Москвой находилось до 10 тысяч русских войск, из них - 2,5 тысячи казаков Д. Трубецкого.

В ночь на 22 августа противник перешел бродом реку Москву против Новодевичьего монастыря и начал готовиться к наступлению, чтобы сломить сопротивление ополчения и соединиться с отрядом, засевшим в Кремле.

Разгадав замысел противника, Пожарский выдвинул в район Новодевичьего монастыря сильный конный отряд и сосредоточил пешие войска в укреплениях Земляного вала. Сражение началось утром 22 августа и продолжалось около семи часов. Значительное превосходство в коннице позволило интервентам оттеснить ополченцев к стенам Белого города. Здесь было множество рвов, и Пожарский приказал своим конникам биться в пешем строю.

Вражеские войска полковника Н. Струся, находившиеся в Кремле, пытались атаковать русских с тыла. Однако их атака была успешно отражена отрядом, заранее выделенным для этой цели.

На рассвете 24 августа шляхетские войска атаковали ополченцев на правом берегу Москвы. Вначале им удалось добиться некоторого успеха, но потом ополченцы стремительной контратакой выбили противника из укрепления и нанесли ему большие потери.

Не менее упорный бой разгорелся на полуразрушенных стенах Земляного города, но превосходящие силы врага заставили ополченцев отойти к реке. На помощь сражавшимся Пожарский двинул резервные войска, под ударом которых противник не выдержал и отступил. Разгромив Ходкевича, Пожарский все силы направил на овладение Кремлем и Китай-городом, где еще сидели поляки.

15 сентября осажденным было предложено сдаться, но они отказались, надеясь на помощь польского короля. Тогда ополчение Пожарского приступило к осаде. 22 октября (4 ноября) приступом был взят Китай-город. В руках поляков оставался только Кремль, где они еще продолжали хозяйничать, но находились в тяжелом положении. Осажденные были окружены со всех сторон, голодали, а боевые припасы израсходовали. Надежды на помощь уже не было. Доведенные до отчаяния, поляки 26 октября (8 ноября) заявили на переговорах о готовности сдаться и вышли из Кремля. 27 октября (9 ноября) 1612 года ополчение торжественно вступило в Кремль.

Чудотворный образ Божией Матери находился в передовых отрядах войска. Ополчение совершило торжественный молебен и крестный ход с иконой Казанской Божией Матери в благодарность за избавление от врагов.

Москва радостно праздновала освобождение, но до окончательного изгнания интервентов из страны было еще далеко. Польские и шведские оккупанты не отказались от своих намерений покорить русский народ.

Освобождение Москвы было достигнуто прежде всего благодаря высокому моральному духу ратников народного ополчения, умелому руководству военными действиями Пожарским и Мининым, что нашло отражение как в общем замысле похода, так и в тактических приемах: четкое взаимодействие пехоты и конницы, фланговые удары, решительные контратаки. Освобождение Москвы позволило восстановить государственную власть в России, послужило мощным толчком к освободительному движению по всей стране.

Взятие турецкой крепости Измаил

Подлинной вершиной воинской славы Русской армии в конце XVIII века стал штурм сильнейшей турецкой крепости Измаил 11 (22) декабря 1790 года. Она всегда считалась неприступной. Над ее укреплением немало потрудились французские и немецкие инженеры. Второй такой крепости в Турции не существовало.

Измаилская крепость представляла собой неправильный треугольник, прилегавший к берегу Дуная. С трех сторон - северной, западной и восточной - она была окружена валом протяженностью 6 км, высотой 6 - 8 м с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров 12 м ширины и 6 - 10 м глубины, в отдельных местах заполненный водой на глубину 1 м. Ворот в крепостном валу было четыре. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города имелось много каменных построек, способствовавших ведению упорной обороны. Его гарнизон насчитывал 35 тыс. человек при 265 крепостных орудиях.

Под измаилскими стенами стояла многочисленная турецкая Дунайская военная флотилия, которая укрывалась здесь от русской гребной флотилии после ряда проигранных на реке боев.

В ноябре Русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. человек пехоты и 2,5 тыс. человек конницы) и свыше 500 орудий осадила Измаил с суши. Слабостью пехоты, которой предстояло идти на штурм, было то, что почти половину ее составляли казаки, потерявшие на войне лошадей. Их укороченные пики и сабли не могли заменить в рукопашном бою ружья с багинетами, которых казаки не имели, как и выучки пехотинцев. Кроме того, русские почти не имели, в отличие от турок, орудий крупных калибров, из которых формировались осадные бреш-батареи. Артиллерия военных флотилий отличалась малыми калибрами и могла вести огонь только с близких дистанций.

Речная флотилия под командованием генерала О. М. де Рибаса заблокировала крепость со стороны Дуная, артиллерийским огнем уничтожив почти всю турецкую речную флотилию. Две попытки русских войск взять Измаил штурмом окончились неудачей. Боевые действия ограничивались артиллерийским обстрелом. С началом осенней непогоды в армии распространились массовые заболевания. Моральное состояние войск падало. Руководившие осадой генералы, считая, что овладеть Измаилом нельзя, постановили на военном совете отвести из-под крепости войска и расположить их на зимних квартирах.

25 ноября (6 декабря) командующим войсками, сосредоточенными под Измаилом, был назначен А. В. Суворов. Ему было предоставлено право действовать по своему усмотрению: или предпринять штурм, или прекратить осаду и отвести войска.

Суворов прибыл к Измаилу 2(13) декабря, когда уже начался отвод войск из-под крепости. Быстро оценив обстановку, он принял решение штурмовать крепость. Не теряя времени, Суворов начал вести подготовку к штурму, которая продолжалась девять дней. В целях использования фактора внезапности эта подготовка велась скрытно, по ночам. Для создания видимости подготовки к длительной осаде приказал заложить четыре батареи, в то же время в войсках заготавливали штурмовые лестницы, фашины, накапливали шанцевый инструмент.

Перед штурмом особое внимание обращалось на подготовку, обучение войск. В стороне от крепости Суворов приказал выкопать ров и насыпать вал, которые напоминали бы измаилские, и на них войска тренировались в преодолении этих укреплений. При этом большое внимание уделялось морально-нравственной подготовке войск. Суворов созвал военный совет, на котором произнес вдохновенную речь, после чего все согласились, что штурм необходим.

7(18) декабря Суворов направил коменданту Измаила ультиматум о сдаче крепости. Турки капитулировать отказались и в ответ заявили, что «скорей Дунай остановится в своем течении и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказанию Суворова был зачитан в каждой роте для воодушевления солдат.

Замысел штурма заключался во внезапной ночной концентрической атаке силами сухопутных войск и речной флотилии. При этом основные усилия сосредоточивались вдоль менее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. Колонна включала в себя пять батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три - со стороны Дуная.

Отряд под командованием генерала П. С. Потемкина численностью 7 500 человек должен был атаковать западный фас крепости, отряд под командованием генерала А. Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек - северо-восточный фас крепости и отряд генерала О. М. де Рибаса численностью 9 тыс. человек должен был атаковать приречный фас крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2 500 человек был разделен на четыре группы и расположен против каждых крепостных ворот.

Впереди каждой колонны должны были двигаться в рассыпном строю команды стрелков (120 - 150 человек) и 50 рабочих с шанцевым инструментом, затем наступали три батальона с фашинами и лестницами, замыкал колонны резерв.

Весь день и ночь 10(21) декабря русская артиллерия с суши и с кораблей вела непрерывный огонь, подготавливая штурм. В 5 часов 30 минут утра 11(22) декабря по сигналу ракетой колонны двинулись к крепостным стенам. Речная флотилия высадила десант. Осажденные встретили атаку русских жестоким артиллерийским и ружейным огнем. Контратаками они сбрасывали атакующие батальоны со стен крепости. Бой за овладение валом длился восемь часов. Ответственная роль в штурме Измаила принадлежала М. И. Кутузову, колонна которого, сломив сопротивление противника, первой ворвалась в город.

С рассвета началась борьба внутри крепости. Кровопролитные уличные бои продолжались до 17 часов. Приходилось драться за каждую улицу, каждый дом. Штурмовые колонны, как правило, расчленялись и действовали побатальонно и поротно. Егеря во взаимодействии с артиллерией обеспечивали продвижение колонн, прикрывали их фланги и отражали контратаки противника. Действия штурмующих войск наращивались за счет частных и общих резервов, которые вводились одновременно на нескольких участках. Измаильская твердыня пала к 4 часам дня. Так завершилась битва за крепость Измаил, победа в которой прославила русское оружие и обессмертила имя полководца А. В. Суворова-Рымникского.

Турки потеряли в ходе штурма более 26 тыс. человек убитыми и 9 тыс. пленными. Русскими трофеями стали 400 знамен, 265 орудий, остатки речной флотилии, большие запасы боеприпасов и много других трофеев. Русские потеряли 1815 тыс. человек убитыми и 2445 тыс. ранеными.

По потерям противоборствующих сторон при штурме Измаила, его ожесточенности и кровопролитности эта битва русско-турецкой войны 1787 - 1791 годов не имеет себе равных в мировой военной истории.

В тот же день, 11 декабря, генерал-аншеф А. В. Суворов рапортовал о взятии вражеской крепости главнокомандующему Русской армией на Юге России генерал-фельдмаршалу ГА. Потемкину-Таврическому: «Нет крепче крепости, нет отчаяннее обороны, как Измаил, падшей пред высочайшим троном ее императорского величества кровопролитным штурмом! Нижайше поздравляю вашу светлость! Генерал граф Суворов-Рымникский».

Успех штурма обеспечили внезапность действий, тщательная и всесторонняя подготовка, умелое построение боевого порядка, хорошо организованное взаимодействие между наступавшими частями и подразделениями, строгое соблюдение плана штурма, сочетаемое с широким проявлением разумной инициативы начальников, решительность действий и настойчивость в достижении цели, сосредоточение сил на направлении главного удара, массированное использование артиллерии, взаимодействие сухопутной армии и речной флотилии.

Взятие Измаила означало крупный вклад в развитие русского военного искусства. Штурм Измаила показал, что существовавшие тогда на Западе методы овладения крепостями путем длительной осады давно изжили себя. Опираясь на высокие боевые качества Русской армии, Суворов выдвинул и блестяще осуществил идею овладения крепостью методом открытого штурма, сочетаемого с искусной инженерной подготовкой. Новый метод позволял брать крепости в более короткие сроки и с меньшими потерями для войск, чем при длительных осадах. При штурме Измаила получила дальнейшее развитие тактика колонн и рассыпного строя. Войска штурмовали колоннами, впереди которых действовали стрелки в рассыпном строю. В этом боевом порядке широко использовались огонь и маневр. На улицах города войска вели бои в рассыпном строю. Победа была достигнута не только благодаря полководческому искусству Суворова, но и высоким моральным качествам русских воинов. (В память об этом событии установлен День воинской славы - 24 декабря.)

Ледовое побоище 1242 г.

Ландмейстер Тевтонского ордена Андреас фон Фельвен привел на лед Чудского озера 10—12 тыс. воинов. В состав тевтонского войска кроме орденских братьев-рыцарей входили отряды Дерптского епископства и многочисленный отряд датских рыцарей.

Закованным в латы крестоносцам Александр противопоставил ополчение численностью в 15—17 тыс. воинов. Но если тевтонцы — это хорошо вооруженные и обученные профессионалы, то большую часть русского войска составляло далеко не равноценное им по боевым качествам новгородское пешее ополчение, набранное из ремесленников и жителей посада. Княжеская дружина, а именно она являла собой главную силу, составляла меньшую часть.

Рыцарские войска Европы до Ледового побоища провели много успешных сражений против пехотных ополчений разных народов. Закованные в доспехи всадники на сильных лошадях, подобно тарану, раскалывали пеший строй надвое, затем дробили на более мелкие группы и уничтожали их по частям. Характеру рыцарского боя соответствовало и боевое построение крестоносцев, которое летописец образно назвал «великая свинья». «Свинья» строилась таким образом, что в ее головном ряду было примерно от пяти до десяти человек, а в каждом последующем — на два больше. Такое построение выглядело как клин, острием направленный на противника. Клин состоял из опытных и хорошо вооруженных рыцарей. Позади клина, постепенно расширяясь в глубину, становились отряды оруженосцев и кнехтов. С флангов все войско прикрывалось рыцарями, построенными в один-два ряда. Сила удара такого войска, если порядок его перед тем не нарушался, была достаточно большой. В результате удара узкой головой «свиньи» разрывались ряды противостоящего войска, боевой порядок противника нарушался и далее уже легче было довести бой до победного конца.

Но сохранить боевой порядок «свиньи» после нанесения главного удара было почти невозможно. Этому препятствовала громоздкость и жесткость построения. Да и совершить маневр при внезапно изменившейся в ходе боя ситуации было очень сложно.

Эти слабые стороны рыцарской «свиньи» решил использовать Александр Ярославич в сражении. Основой боевого порядка русских войск того времени были три полка: «чело» — полк, находящийся в центре, и полки «правой и левой руки», расположенные по флангам. Все три полка составляли одну линию. Причем «чело» формировалось из наиболее подготовленных воинов. Но новгородский князь смело пошел на нарушение традиции и построил свои войска в виде двух раздвигающихся, а потом охватывающих и сжимающих клещей. Основные силы, главным образом конницу, он сосредоточил на крыльях, а княжескую дружину поставил на левом фланге в засаду для обхода и удара в тыл рыцарской «свинье». В центре расположилось новгородское ополчение, которое должно было принять на себя первый и наиболее тяжелый удар. Впереди «чела» князь расположил лучников, которые непрерывной стрельбой должны были попытаться расстроить строй рыцарей.

Сражение состоялось 5 апреля 1242 г. На рассвете рыцари двинулись в атаку. Русские лучники встретили врага ливнем стрел. Но закованным в латы тевтонцам они почти не причиняли вреда, хотя наступавшая рядом с крестоносцами чудь понесла ощутимые потери. Постепенно лучники пятились к рядам пехоты и наконец слились с ней. Рыцари пришпорили коней и врубились в расположение новгородской пешей рати. Началась неравная сеча. Об этом критическом для русских войск эпизоде летописец говорит: «И немци и чюдь пробишася свиньей сквозь полкы». Но впервые противник рыцарей после рассечения боевого порядка не побежал с поля боя, обрекая себя на смерть. Слева и справа на увязнувших в новгородских пешцах рыцарей обрушились оба крыла русского войска, а с тыла, совершив обходной маневр, ударила отборная дружина князя Александра. «И бысть ту сеча зла и велика немцем и чюди, и не бе ввдета леду, покры бося кровию».

Окруженных, сбившихся в кучу рыцарей новгородцы стаскивали с лошадей крючьями и добивали на земле. Битва продолжалась недолго и закончилась полным поражением тевтонцев. Первыми побежали кнехты, за ними обратились в бегство рыцари. Часть их русские дружинники загнали на хрупкий лед, который не выдержал и проломился под тяжестью закованных в латы крестоносцев и их коней.

В этом сражении, не считая множества простых воинов, погибло пятьсот знатных рыцарей, а пятьдесят тевтонских «нарочитых воевод» было взято в плен. При торжественном въезде князя в Новгород все они пешком шли за его конем. Александр Ярославич получил почетное имя «Невский».

По мирному договору, заключенному несколькими месяцами спустя. Орден отказывался от всех притязаний на русские земли и возвращал территории, захваченные ранее. Благодаря внушительным военным победам, Александр Ярославич остановил широкую агрессию крестоносцев на западные границы Руси.

Согласно Федеральному закону «О днях воинской славы (победных днях) России» от 13 марта 1995 г. 18* апреля отмечается в Российской Федерации как День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере.

Невская битва 1240 г.

В первых числах июля 1240 г. шведское войско численностью до 5 тыс. воинов на 50 шнеках вошло в устье Невы.

О вторжении врага почти сразу стало известно в Новгороде, где постоянно несла ратную службу лишь небольшая княжеская дружина. Но продвижение неприятеля следовало остановить как можно скорее, и поэтому молодой новгородский князь Александр Ярославич поспешил выступить немедленно. Им был сформирован отряд из 300 княжеских дружинников, 500 отобранных новгородских конников и стольких же пеших ополченцев. Они быстрым ходом направились в сторону Ладоги, где к отряду присоединилось 150 конных воинов-ладожан.

Шведы после длительного морского перехода остановились на отдых и разбили лагерь на левом берегу Невы, чуть выше впадения в нее реки Ижоры. С причаливших кораблей на сушу были переброшены сходни. Часть войска оставалась на шнеках, наиболее знатные воины расположились в наспех сооруженном лагере. Шведы выставили посты, которые контролировали невский водный путь. Боевые кони паслись в прибрежных лугах. Нападения с суши противник не ожидал.

В летописном рассказе о Невской битве отчетливо воссоздается замысел Александра. Удар пешей дружины вдоль берега Невы отрезал бы шведов от кораблей, а конница, действуя со стороны суши через центр лагеря, должна была загнать неприятеля в угол, образуемый берегами Ижоры и Невы, замкнуть окружение и уничтожить противника.

Молодой полководец блестяще реализовал смелый план. Рано утром 15 июля, скрытно подобравшись к лагерю, новгородская дружина напала на неприятеля. Захваченные врасплох шведы были полностью деморализованы и оказались не способными дать должный отпор. Дружинник Савва пробился к центру их лагеря и подрубил столб, поддерживавший златоверхий шатер шведского предводителя. Падение шатра еще больше воодушевило русских ратников. Новгородец Збыслав Якунович, «наеждая многажды, бьешется единым топором, не имея страха в сердци». Герой битвы Гаврило Олексич, преследуя отступающих шведов, на коне по сходням ворвался на шнеку и там рубился с врагами. Сброшенный в реку, он вновь выбрался на берег и вступил в бой с «самим воеводою посреди полку их, и убьен бысть воевода их». Одновременно с конной дружиной мужественно сражалось и пешее ополчение новгородца Миши. Напав на вражеские корабли, «пешцы» потопили три из них.

В гуще боя находился и князь Александр: распоряжался как полководец и бился как простой воин. Летопись отмечает, что князь сражался с одним из шведских воевод и «возложи печать на лицо его острым своим копьем».

Разгром шведов был полный. Они бежали на кораблях, оставив на берегах Невы много раненых и погибших. Русская дружина с большими трофеями и пленными вскоре вернулась в Новгород. Князь Александр Ярославич получил почетное имя «Невский».

Невская победа предотвратила утрату Новгородом берегов Финского залива и не дала прервать торговый обмен Руси с Западом. В момент всеобщей подавленности и смятения от монголо-татарского ига народ в победе Александра Невского увидел ореол былой славы русского оружия и предзнаменование своего будущего освобождения.

В память этой победы Петр I в 1710 г. в Петербурге основал Александре-Невский монастырь (ныне Александро-Невская лавра).



biofile.ru

Как рать Пожарского и Трубецкого освободила Москву от польских интервентов

После того, как в сентябре 1612 года Второе ополчение нанесло поражение войскам гетмана Ходкевича, пытавшегося соединиться с польским гарнизоном, контролировавшим Московский кремль, освобождение Москвы стало неизбежным. 

Бои с войсками гетмана Ходкевича показали, что только единство сил Второго ополчения Минина и Пожарского и казаков Трубецкого помогло выдержать натиск сильного врага, а затем и разбить его. Поэтому встал вопрос об объединении сил. Несмотря на сопротивление ряда влиятельных лиц, под давлением власти влиятельного и богатого Троице-Сергиева монастыря, включая келаря Авраамия Палицина, воеводы стали склоняться к единению. Руководители Второго земского ополчения вступили в переговоры с казаками о выработке плана совместных действий. Трубецкой, ссылаясь на знатность своего происхождения, требовал, чтобы вожди земского ополчения подчинились ему. Пожарский и Минин во избежание раздора пошли на уступки. В конце сентября 1612 года обе рати и власти соединились. Во главе объединенного войска встал новый триумвират — Трубецкой, Пожарский и Минин (при формальном главнокомандовании Трубецкого).

Для решения вопросов государственного характера были сформированы приказы, а для обсуждения военных вопросов — единый стан (штаб) на Неглинной речке у стен Кремля. Общие приказы и стан размещались на нейтральной местности — посредине между двумя лагерями — казачьим и ополченским. Сюда съезжались на совет вожди русских войск. Все грамоты подписывались обязательно и Трубецким, и Пожарским. Имя Трубецкого оказалось на первом месте, потому что он имел боярство, полученное в Тушино у «царя» Лжедмитрия II, а Пожарский был лишь стольником. Фактически же Дмитрий Михайлович, как более даровитый и активный деятель, имел большее влияние и авторитет в войске. 

В результате договора между двумя воеводами ратники объединенного войска были уравнены в правах. И казаки Трубецкого, и ополченцы Пожарского стали получать одинаковое количество продовольствия. Каждому из них на год выдавалось по три пуда муки (48 килограммов), по три пуда сухарей, по четвертой части мясной туши, по пуду круп, по пуду толокна. Кроме того, всадники получали на лошадь по шести пудов овса и по возу сена. В совместной грамоте Трубецкой и Пожарский оповещали города и села Русской земли том, что они вместе с «выборным человеком всею землею» Мининым по просьбе и решению освободителей столицы приняли на себя управление Московским государством. 

Освобождение Москвы

Как только ополчение и казаки объединили силы, началась общая осада Кремля и Китай-города. Были установлены 4 батареи — в Замоскворечье, у Пушечного двора, на Кулишках и Дмитровке. Начался обстрел крепостей. Полякам было отправлено предложение сдаться, выдержанное в весьма мирных тонах: «Всему рыцарству князь Дмитрий Пожарский челом бьет…». Князь обещал: «Я беру вас на свою душу и всех ратных людей своих упрошу: кто из вас захочет в свою землю идти, тех отпустим без всякой зацепки», ослабевшим и раненым обещались подводы. Ляхи ответили по-хамски: «Московский народ самый подлейший в свете и по храбрости подобен ослам или суркам… впредь не пишите нам ваших московских глупостей, а лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей».

Стойкость поляков во многом объяснялась тем, что они захватили «в залог», то есть ограбили, оставшиеся сокровища в Москве, венцы Грозного и многое другое. Как можно бросить такие богатства? Грабили и частных лиц. Ворвались даже в дом предателя Мстиславского, избив его, отобрав имеющееся продовольствие и ценности. Обобрали и епископа Арсения Елассонского и, как он писал, «отняли у русских всякий провиант, вещи — серебро, золото, одежды златотканые и шелковые». Иван Голицын возмутился — и тут же отправился в темницу. Хотя польский гарнизон, несмотря на последние бесчинства, был уже обречен. С отступлением войск гетмана Ходкевича и окончательным объединением русских сил участь поляков была решена. Напрасно они взывали о помощи: ни Ходкевич, ни польский король в ближайшее время им помочь не могли. Ещё два месяца продолжалось бессмысленное сидение интервентов. 

Одновременно с осадой Кремля князь Дмитрий Пожарский принял меры для защиты тыла русского войска, так как к тому времени стало известно, что польский король Сигизмунд III собирает крупные силы для похода на Москву. В районе Замоскворечья были проведены большие инженерные работы, восстановлены разрушенные в ходе боев укрепления — острожки. Берега Москвы-реки обнесли тыном с земляной насыпью, на которой расставили пушки с таким расчетом, чтобы можно было вести огонь как по врагу, наступавшему с тыла, так и по польскому гарнизону, засевшему за кремлевскими стенами. Русские ратники выкопали неподалеку от Кремля глубокий ров, укрепили его, поставив у Пушечного двора батарею для обстрела Кремля. Осторожный и предусмотрительный воевода Пожарский лично наблюдал за тем, как ведутся осадные работы.

Таким образом, все возможные пути доставки продовольствия в Кремль перерезали. Если раньше польскому гарнизону эпизодически доставляли провиант, то теперь все возможности поставки были перекрыты. Также стоит учесть, что в ходе битвы с армией Ходкевича, часть его разбитых отрядов пробилась в Кремль и гарнизон значительно увеличился, то есть нужно стало больше продовольствия. Начался голод. Поляки съели кошек, собак, птиц, всю живность, варили кожаные переплеты книг, пошла в ход и трава. Польское командование, чтобы уменьшить количество едоков, выпустило из Кремля бояр, сидевших с ними в осаде, с семьями, предварительно ограбив их. Среди них был глава «семибоярщины» князь Мстиславский, жена Филарета Романова с сыном Михаилом (будущий русский царь) и другие.

Первыми вымерли роты Неверовского, прорвавшиеся без денег и собственных припасов. Делиться у «рыцарства» было не принято. В начале октября выпал снег, закрыв ещё сохранившиеся кое-где лебеду и коренья. И чтобы продержаться до подхода королевской армии, полковники дошли до самой крайности. Они приказали вывести из тюрем и забить на съедение русских заключенных и пленных. Потом стали питаться своими умершими. Дошло дело и до открытых убийств с целью людоедства. Будила писал: «Пехота сама себя съела и ела других, ловя людей… Сильный зарезывал и съедал слабого». Сожрали гулящих девок, бывших при войске. Потом принялись за слуг. Страшное дело стало настолько обычным, что даже торговали в открытую человечиной. Голову продавали по 3 злотых, ступни ног — по 2. Людей хватали на улицах, заготавливая мясо впрок, засаливали в бочках. Правда, русских в крепости осталось мало, одни погибли, другие бежали, третьих выгнали, как лишних едоков. Поэтому резали и своих. 

Но поляки по-прежнему вели себя дерзко, сдаваться отказывались. Хотя их число значительно сократилось: с 3,5 тыс. бойцов до 1,5 тыс. человек. Этим воспользовались казаки, которые 22 октября 1612 года пошли на штурм вражеских позиций. В это время шли переговоры о сдаче Китай-города, и казаки решили прервать их, не желая никаких уступок противнику. Надежно прикрыть стены противник уже не мог, и русские воины ворвались в Китай-город. Много шляхтичей было перебито, оставшаяся часть бежала в Кремль.

Убедившись в бесполезности дальнейшего сопротивления, польское командование смирилось и пошло на переговоры о сдаче. Теперь о свободном уходе речи уже не велось, были предъявлены условия безоговорочной капитуляции. 26 октября (5 ноября) 1612 года остатки польского гарнизона согласились на капитуляцию. В соглашении говорилось, что интервентам будет сохранена жизнь, если они сдадут в казну награбленные ценности. 

27 октября началась сдача польского гарнизона. Полк Струся, вышедший в лагерь Трубецкого, вопреки договору был почти полностью вырезан казаками. Среди казаков было много беглых крестьян и холопов из мест, которые были разорены польскими бандами, поэтому они жаждали мести. В полку Будилы, сдавшемся Пожарскому, также имелись убитые, но в значительно меньшем количестве. Кроме того, князь Дмитрий, когда принимали пленных, не допустил кровопролития и заставил прибывших вооруженных казаков вернуться в свой лагерь. Поляки и наемники были разосланы по русским городам, где они находились под арестом до обмена их на находившихся в польском плену русских. В тот же день, 27 октября 1612 года, русское ополчение торжественно вступило в опустошенный и оскверненный врагами Кремль. 

В Китай-городе, и в Кремле, русские увидели жуткие картины загаженных церквей, разграбленных дворцов, обворованных могил. Повсюду в жилых помещениях находили жуткие доказательства нравственного падения ляхов и европейских наемников: чаны и бочки с засоленной человечиной, распотрошенные и недоеденные части тел. Кстати, поляки также нарушили договор. Они перед сдачей не поленились припрятать лучшую часть награбленного в специально оборудованных тайниках, но их нашли. 

В воскресенье 1 ноября 1612 года утром на Красной площади, у Лобного места, под приветственные крики москвичей сошлись народное ополчение и казачество. После благодарственного молебна открылось торжественное шествие в Кремль. Земское ополчение, во главе которого ехали Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин, под звон колоколов и пушечный залп, двигаясь от Арбата, вошло во Фроловские (Спасские) ворота. Ополченцы несли опущенные польские знамена, отбитые у гетмана Ходкевича. В самом Кремле победителей встретили полковники Струсь, Будила и другие польские командиры, которые покорно сложили знамена королевского войска. В это время казаки во главе с боярином-воеводой князем Трубецким вступили в Кремль через Боровицкие и Троицкие ворота. Москвичи праздновали победу.

Таким образом, очистив полностью столицу от иноземных захватчиков, народное ополчение создало фундамент для освобождения всей страны от поляков и шведов, восстановления русской власти по всей Руси. Минин и Пожарский навечно вошли в русскую историю как народные герои. Однако до полного освобождения страны было еще далеко. Западные и северо-западные области Русского государства находились под польскими и шведскими оккупантами. Противник собирал силы для нового броска на Москву. 

Продолжение борьбы

Освобождение Москвы от интервентов еще не означало полной победы. До неё ещё было далеко. Руководители ополчения сразу стали рассылать грамоты о созыве Земского Собора. Но оказалось, что заниматься этим ещё рано, так как враг на пороге. Магнаты Речи Посполитой не отказались от своих планов захвата русских земель. К Москве приближался польский король Сигизмунд с войском (польская конница и немецкие наемники). Взяв часть смоленского гарнизона, он довел войско до 5 тыс. с лишним бойцов, а в Вязьме соединился с остатками рот Ходкевича. Поляки шли не по разоренной Смоленской дороге, а по Ржевской. Узнав о том, что Москва пала, польский король сразу вспомнил об отвергнутом им прежде смоленском договоре, и принялся в воззваниях убеждать, что явился дать на царство избранного русскими королевича Владислава, который якобы болел и не мог приехать раньше. 

Но подчиняться полякам не желали. Малая крепость Погорелое Городище встретила поляков залпами орудий. Воевода Шаховской с иронией посоветовал: «Иди, король, под Москву, будет Москва за тобой, и мы готовы быть твои». Вновь большое беспокойство врагу доставили партизанские отряды из вооруженных крестьян, которые своими действиями держали поляков в постоянном напряжении. 

В Москве подход врага также стал неожиданным. К серьезным сражениям она была не готова. Город был сильно разрушен, укрепления ещё не восстановили. В Москве не было продовольствия, чтобы выдержать осаду. Из-за отсутствия снабжения большинство дворян распустили по домам, и часть казаков разошлась на «зимние квартиры». В результате у Трубецкого и Пожарского осталось всего 3-4 тыс. бойцов. Русское командование решило ни в какие переговоры с интервентами не входить и выслать навстречу противнику рать, чтобы не пустить поляков к Москве. 

Сигизмунд тем временем подошел к Волоколамску. Воевода Карамышев хотел было сдаваться перед превосходящими силами врага. Тогда донские казачьи атаманы Нелюб Марков и Иван Епанчин фактически отстранили его от командования и поляков не впустили. Польский король разозлился и осадил городок, а в Москву отправил посольство во главе с Мезецким в сопровождении полка из тысячи всадников. Русская рать в переговоры с врагом вступать не стала. Польскую конницу встретили возле Ваганькова, побили и отбросили. Посол Мезецкий перешёл на сторону русских. А взятый поляками в плен дворянин Филисофов ещё больше смутил польское командование, дезинформировав его: «Москва людна и хлебна, все обещались не брать королевича на царство и умирать за православную веру».

Волоколамск также сдаваться не намеревался. Казаки отразили три штурма, да еще и предприняли вылазку, отобрав у врага несколько пушек. Тем временем начинались метели и морозы. 27 ноября король дал приказ отступать. Поляки побрели назад, бросив застрявшие в снегах обозы, теряя замерзших и обмороженных воинов. 

«Новый летописец» описывает оборону Волоколамска так: «Услышал то король, что московские люди все на том встали, чтобы не брать сына его королевича на Московское государство, и повелел приступать сильными приступами к Волоку. На Волоке же в ту пору был воевода Иван Карамышев да Степан Чемесов, от них же толку мало было во граде. Бой же вели атаманы: Нелюб Марков да Иван Епанчин, бились на приступах, едва за руки не берясь, и на трех приступах перебили великое множество литовских и немецких людей. 

Король же, видя мужество и крепкое стояние московских людей и срам свой и побитие литовских и немецких людей, пошел наспех из Московского государства: многие у него люди литовские и немецкие померли от мороза и голода. В Московском же государстве начальники и все люди воздали хвалу Богу, как Бог показал предивные чудеса такими последними [оставшимися] людьми Народы Московского государства, дал им Бог храбрость, встали против тех злодеев, и очистил Бог Московское государство радением начальников и службой и радением ратных людей, и послали [сообщить об этом] во все города. Во всех же городах была радость велика».

Таким образом, новый польский поход на Москву провалился. Поражение под Москвой и неудачная осада Волоколамска послужили причиной отступления войска Сигизмунда в Польшу. Похвальбы Сигизмунда III «великое Российское государство под себя и под Польшу… привести» не осуществились.

 

Автор: Самсонов Александр

https://cont.ws/post/387004

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

myhistori.ru