О странностях политики: вступление Италии в Первую мировую войну. Вступление в войну италии на стороне антанты


Италия в Первой мировой войне: особенности итальянского фронта

Накануне начала Первой мировой войны в Европе было два военных союза: Антанта (Франция, Великобритания, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия). Однако когда Старый Свет увяз в кровопролитии, этот дипломатический баланс изменился. Королевство на Апеннинском полуострове отказалось поддержать Германию и Австро-Венгрию, когда те начали войну сначала с Сербией, а затем и с Антантой. В результате демарша вступление в Первую мировую войну Италии было отложено. Страна, не желая ввязываться в драку соседей, объявила о своем нейтралитете. Но остаться в стороне ей все-таки не удалось.

Цели и интересы Италии

Политическое руководство Италии (в том числе король Виктор Эммануил III) еще до Первой мировой войны стремилось реализовать несколько геополитических замыслов. На первом месте стояла колониальная экспансия в Северной Африке. Но у королевства были и другие чаяния, которые в итоге и стали причиной вступления страны в Первую мировую. Его северной соседкой была Австро-Венгрия. Монархия династии Габсбургов контролировала не только среднее течение Дуная и Балканы, но также и территории, на которые претендовали в Риме: Венецию, Далмацию, Истрию. Во второй половине XIX века Италия в союзе с Пруссией отняла у Австрии некоторые спорные земли. Была среди них и Венеция. Однако разрешить конфликт между Австрией и Италией целиком так и не удалось.

Тройственный союз, в который вошли обе страны, стал компромиссным решением. Итальянцы надеялись, что Габсбурги рано или поздно вернут им их северо-восточные земли. Особенно в Риме уповали на влияние Германии. Однако «старшая сестра» Австрии так и не урегулировала отношения между двумя своими союзницами. Теперь же, когда Италия вступила в Первую мировую войну, она направила оружие против бывших напарниц по развалившемуся альянсу.

италия после первой мировой войны

Договоренности с Антантой

В 1914-1915 гг., пока в европейских окопах только привыкали проливать кровь в невиданных доселе масштабах, итальянское руководство разрывалось между двумя конфликтовавшими сторонами, колеблясь между собственными великодержавными интересами. Разумеется, нейтралитет был весьма условным. Политикам нужно было лишь выбрать сторону, после чего милитаристская машина заработала бы сама собой. Италия, как и все другие крупные европейские страны, до этого несколько десятилетий готовилась к новой повсеместной и невероятной для современников войне.

Римская дипломатия определялась несколько месяцев. Наконец, прежние обиды на Австрию и желание вернуть северо-восточные области победили. 26 апреля 1915 года Италия заключила с Антантой секретный Лондонский пакт. Согласно договору, королевство должно было объявить войну Германии и Австрии и присоединиться к союзу Франции, Великобритании и России.

Антанта гарантировала Италии присоединение некоторых территорий. Речь шла о Тироле, Истрии, Горице и Градишке и важном порте Триесте. Эти уступки и были оплатой за вступление в конфликт. Италия опубликовала соответствующую декларацию об объявлении войны 23 мая 1915 года. Также римские делегаты согласились обсудить статус интересующей их Далмации и других балканских провинций уже после окончания войны. Развитие событий показало, что даже после номинальной победы итальянцы не смогли получить новые территории в этом регионе.

Горная война

После вступления Италии в Первую мировую войну появился новый Итальянский фронт, который тянулся вдоль австрийско-итальянской границы. Здесь лежали труднопроходимые гряды Альп. Война в горных условиях потребовала от участников конфликта разработки тактики, заметно отличавшейся от той, которую практиковали на Западном или Восточном фронте. Для снабжения войск противники создали систему канатных дорог и фуникулеров. В скалах сооружались искусственные укрепления, которые даже не снились англичанам и французам, сражавшимся в равнинной Бельгии.

Италия в Первой мировой войне создала специальные подразделения боевых скалолазов и штурмовых отрядов. Они захватывали фортификации и уничтожали проволочные заграждения. Горные условия боя сделали уязвимыми привычные тогда разведывательные самолеты. Австрийская техника, эффективно использовавшаяся на Восточном фронте, в Альпах действовала из рук вон плохо. А вот Италия в Первой мировой войне начала применять воздушную фоторазведку и специальные истребительские модификации.

германия и италия после первой мировой войны

Позиционные бои

В начале кампании на новом фронте ключевым участком столкновения стала долина реки Изонцо. Итальянцы, действовавшие под руководством главнокомандующего генерала Луиджи Кадорны, приступили к наступлению сразу же после официального объявления войны 24 мая 1915 года. Для того чтобы сдержать противника, австрийцам пришлось в срочном порядке перебрасывать на запад полки, воевавшие в Галиции с российской армией. Один корпус предоставила Германия. Австро-венгерскими частями на Итальянском фронте поставили командовать генерала Франца фон Гетцендорфа.

В Риме надеялись, что фактор внезапности поможет войскам продвинуться как можно дальше, вглубь территории империи Габсбургов. В результате за первый месяц итальянской армии удалось захватить плацдарм на реке Изонцо. Однако вскоре стало ясно, что злополучная долина станет местом смерти тысяч и тысяч солдат. Всего за 1915-1918 гг. на берегах Изонцо произошло без малого 11 битв.

Италия в Первой мировой войне допустила несколько грубейших просчетов. Во-первых, техническое оснащение ее армии явно отставало от противников. Особенно заметной была разница в артиллерии. Во-вторых, на ранних этапах кампании чувствовался недостаток опыта итальянской армии по сравнению с теми же австрийцами и немцами, воевавшими уже второй год. В-третьих, многие атаки были разрозненными, проявлялось тактическое бессилие штабных стратегов.

италия в первой мировой войне кратко

Битва при Асиаго

К весне 1916 года итальянское командование совершило уже пять попыток пройти дальше долины Изонцо, однако все они терпели фиаско. Тем временем австрийцы наконец созрели для серьезного контрнаступления. Подготовка к атаке длилась несколько месяцев. В Риме о ней знали, однако Италия в годы Первой мировой войны всегда оглядывалась на своих союзников, а в 1916 году считала, что австрийцы не рискнут вести активные действия в Альпах, когда они не знали покоя из-за Восточного фронта.

По задумке военных Габсбургской монархии удачное контрнаступление на второстепенном направлении должно было привести к окружению противника в ключевой долине Изонцо. Для операции австрийцы сосредоточили в провинции Трентино 2 тысячи орудий и 200 батальонов пехоты. Неожиданное наступление, получившее название битвы при Асиаго, началось 15 мая 1916 года и продолжалось две недели. До этого Италия во время Первой мировой войны еще не сталкивалась с применением химического оружия, уже снискавшего печальную славу на Западном фронте. Атаки отравляющими газами шокировали всю страну.

Поначалу австрийцам улыбалась удача – они продвинулись на 20-30 километров. Однако тем временем к активным действиям приступила российская армия. Начался знаменитый Брусиловский прорыв в Галиции. За считанные дни австрийцы отступили так далеко, что пришлось вновь переводить части с запада на восток.

Италия в Первой мировой войне отличалась тем, что никак не могла воспользоваться возможностями, которые ей предоставляла конъюнктура. Вот и во время битвы при Асиаго армия Луиджи Кадорны начала контрнаступление при самых удачных обстоятельствах, однако у нее не получилось вернуться на прежние оборонительные позиции. После двух недель боев фронт в Трентино остановился примерно посередине того пути, что прошли австрийцы. В результате, как и на остальных театрах военных действий, ни одна сторона конфликта на Итальянском фронте не смогла добиться решающего успеха. Война становилась все более позиционной и длительной.

итоги первой мировой войны для италии

Битва при Капоретто

В последующие месяцы итальянцы продолжали бесплодные попытки изменить линию фронта, в то время как австро-венгры старательно оборонялись. Такими были еще несколько операций в долине Изонцо и битва при Монте-Ортигара в июне – июле 1917 года. Уже ставший привычным порядок вещей кардинально изменился той же осенью. В октябре австрийцы (на этот раз при серьезной поддержке немцев) начали широкомасштабное наступление в Италии. Растянувшееся до декабря сражение (битва при Капоретто) стало одним из крупнейших за всю Первую мировую войну.

Операция началась с того, что 24 октября мощнейшим артиллерийским обстрелом были уничтожены многочисленные итальянские позиции, в том числе командные пункты, пути сообщения и окопы. Затем германская и австрийская пехота перешла в страшное наступление. Фронт был прорван. Атаковавшие захватили город Капоретто.

Итальянцы бросились в плохо организованное отступление. Вместе с войсками уходили тысячи беженцев. На дорогах царил небывалый хаос. Германия и Италия после Первой мировой войны в одинаковой степени пострадали от кризиса, однако осенью 1917 года именно немцы могли праздновать долгожданный триумф. Они и австрийцы продвинулись на 70-100 километров. Наступавшие были остановлены только на реке Пьяве, когда итальянское командование объявило о самой массовой за всю войну мобилизации. На фронте оказывались необстрелянные 18-летние юноши. К декабрю конфликт вновь стал позиционным. Итальянцы потеряли около 70 тысяч человек. Это было страшное поражение, которое не могло не остаться без последствий.

Битва при Капоретто вошла в военную историю как одна из немногих успешных попыток немцев и австрийцев прорыва позиционного фронта. Добились они этого не в последнюю очередь с помощью эффективной артиллерийской подготовки и соблюдавшейся строгой секретности при передвижении войск. По разным оценкам, в операцию с обеих сторон были втянуты около 2,5 миллиона человек. После поражения в Италии сменили главнокомандующего (место Луиджи Кадорны занял Армандо Диаз), а Антанта приняла решение отправить на Апеннины вспомогательные войска. В массовом сознании современников и потомков битва при Капоретто запомнилась в том числе и благодаря всемирно известному роману «Прощай, оружие!». Его автор Эрнест Хемингуэй воевал на Итальянском фронте.

причины первой мировой войны италии

Битва при Пьяве

Весной 1918 года армия Германии в последний раз попыталась прорвать позиционный Западный фронт. Немцы потребовали от австрийцев начать собственное наступление в Италии, чтобы сковать там как можно больше войск Антанты.

С одной стороны империи Габсбургов благоволил тот факт, что в марте большевики вывели Россию из войны. Восточного фронта больше не было. Однако и сама Австро-Венгрия уже была значительно истощена многолетней войной, что и показала битва при Пьяве (15-23 июня 1918 года). Наступление захлебнулось уже через несколько дней после начала операции. Сказалось не только разложение австрийской армии, но и безумная храбрость итальянцев. Бойцы, проявившие невероятную выдержку, были названы «кайманами Пьяве».

Окончательное поражение Австро-Венгрии

Осенью пришла очередь Антанты наступать на позиции противника. Здесь следует вспомнить причины Первой мировой войны. Италии требовались северо-восточные области своей страны, принадлежавшие Австрии. Империя Габсбургов к концу 1918 года уже начала распадаться. Многонациональное государство не выдержало многолетней войны на истощение. Внутри Австро-Венгрии вспыхнули внутренние конфликты: венгры покинули фронт, славяне потребовали независимости.

Для Рима сложившаяся обстановка была наилучшей для достижения тех целей, ради которых и оказалась Италия в Первой мировой войне. Краткого знакомства с цифрами последней решающей битвы при Витторио-Венето достаточно для того чтобы понять, что Антанта мобилизовала ради победы все оставшиеся в регионе силы. Были задействованы более 50 итальянских дивизий, а также 6 дивизий стран-союзниц (Великобритании, Франции и примкнувших США).

В итоге наступление Антанты практически не встретило сопротивления. Деморализованные австрийские войска, тревожимые разрозненными новостями с родины, отказывались сражаться дивизия за дивизией. В начале ноября армия капитулировала уже целиком. Перемирие было подписано 3 числа, а 4 числа боевые действия прекратились. Еще через неделю поражение признала и Германия. Война закончилась. Теперь настало время дипломатического триумфа победителей.

когда италия вступила в первую мировую войну

Территориальные изменения

Процесс переговоров, начавшийся после окончания Первой мировой войны, был не менее длинным, чем само кровопролитие, охватившее Старый Свет. Судьба Германии и Австрии обсуждалась отдельно. Империя Габсбургов рухнула даже несмотря на наступление долгожданного мира. Теперь страны Антанты вели переговоры с новым республиканским правительством.

Дипломаты Австрии и союзников встретились во французском городе Сен-Жермене. Обсуждения заняли несколько месяцев. Их результатом стал Сен-Жерменский мирный договор. Согласно ему, Италия после Первой мировой войны получила Истрию, Южный Тироль и некоторые районы Далмации и Каринтии. Однако делегация страны-победительницы хотела больших уступок и всячески пыталась увеличить размер отторгнутых у австрийцев территорий. В результате кулуарных маневров удалось добиться еще и передачи некоторых островов у побережья Далмации.

Все же вопреки всем дипломатическим усилиям итоги Первой мировой войны для Италии удовлетворили далеко не всю страну. Власти надеялись на то, что удастся начать экспансию на Балканах и заполучить хотя бы часть соседнего региона. Но после развала прежней Австрийской империи там образовалась Югославия – Королевство сербов, хорватов и словенцев, которое не собиралось уступать ни пяди собственной территории.

италия в первой мировой войне

Последствия войны

Так как цели Италии в Первой мировой войне так и не были достигнуты, возникла общественная неудовлетворенность новым мировым порядком, установленным Сен-Жерменским мирным договором. Она имела далеко идущие последствия. Разочарованность усугублялась огромными жертвами и разрушениями, причиненными стране. Согласно оценкам, которых придерживалась Италия после Первой мировой войны, она потеряла 2 миллиона солдат и офицеров, а количество убитых составило около 400 тысяч человек (также погибло около 10 тысяч мирных жителей северо-восточных провинций). Образовался огромный поток беженцев. Некоторым из них удалось вернуться к прежней жизни в родных местах.

Хотя страна оказалась на одной стороне с победителями, последствия Первой мировой войны для Италии были скорее негативными, чем позитивными. Общественное недовольство бессмысленным кровопролитием и наступившим вслед за ним в 1920-х годах экономическим кризисом помогло прийти к власти Бенито Муссолини и фашистской партии. Схожая последовательность событий ждала и Германию. Две страны, желавшие пересмотреть итоги Первой мировой, в итоге развязали еще более чудовищную Вторую мировую. В 1940 году Италия не отказалась от союзнических обязательств перед немцами, как она отказалась от них в 1914 г.

fb.ru

Вступление в войну Италии — Военный сайт Best Army

Вступление в войну Италии

Неудачи русской армии в Восточной Пруссии и в войну англо-французских войск на Западном фронте поставили перед державами Антанты со всей остротой вопрос о привлечении на свою сторону новых союзников, й в частности Италии.После объявления Австро-Венгрией войны Сербии Италия очутилась в затруднительном положении. Находясь формально в

Тройственном союзе, Италия была связана тайными договорами с державами АнтантыКроме того, в Италии сталкивались интересы французского и германского капиталов, что не могло не влиять на отношение итальянского правительства к начавшейся войне. Германский ка­питал был тесно связан с рядом крупных торгово-промышленных предприятий Италии, а также с самым мощным итальянским банком — «Банко комерчиале итальяно», который контролиро­вал значительную часть экономики страны, оказывал давление на прессу и поддерживал тесные связи с крупными итальянски­ми политическими деятелями (в частности, с бывшим премьером Джиолитти). Проводником политики французского капитала являлся другой крупный итальянский банк — «Банко ди Сконто», тесно связанный с владельцами металлургических заводов Се­верной Италии.

Эти противоречивые интересы находили свое отражение в борьбе итальянских политических партий.Германской ориентации придерживались католики и часть либералов. Германскому империализму удалось также найти поддержку в Ватикане.

Другие буржуазные и мелкобуржуазные партии (правое кры­ло либералов, франкмассоны, христианские демократы, рефор­мисты, синдикалисты, республиканцы и часть социалистов, груп­пировавшихся вокруг Бенито Муссолини) были ярыми привер­женцами вступления Италии в войну на стороне Антанты.В этот период возникло руководимое Муссолини «Патриоти­ческое движение» за участие в войне на стороне Англии и Фран­ции. Это движение финансировалось французским капиталом через «Банко ди Сконто» и вдохновлялось из Парижа и Лондона.

Внутриполитическая борьба в Италии сопровождалась ин­тенсивной деятельностью тайной дипломатии обеих воюющих коалиций. Англо-французские империалисты, с одной стороны, и германские — с другой, боролись за привлечение на свою сторо­ну Италии, обещая ей различные компенсации.Однако итальянское правительство не торопилось со своим решением, а внимательно выслушивало предложения каждой из сторон, боясь продешевить и выжидая, на чью сторону склонится чаша весов.«Несомненно, — писал Пуанкаре, — Италия попеременно, если не одновременно, стучится в обе двери, но она слишком осторожно, чтобы действовать наобум, не взвесив основательнейшим об­разом доводы за и против».Хищнические устремления итальянского империализма были направлены главным образом на территории, принадлежавшие странам германского блока, — на австро-венгерские Триест, Трентино, Тироль и Истрию, на Албанию, южную часть Анато­лии и ряд территорий в Африке. Поэтому итальянское правитель­ство, шантажируя Германию и Австро-Венгрию, одновременно вступило в переговоры с Антантой.

В борьбе за привлечение Италии на свою сторону все шансы были на стороне держав Антанты. Им легче было предлагать Италии вознаграждение, так как она претендовала в первую оче­редь на территории противников Антанты.Положение Германии было значительно сложнее, потому что, чтобы купить Италию, нужно было расплачиваться австро-венгерскими владениями, которые правительство Вены уступать Италии не собиралось. Когда Италия потребовала в Берлине Южный Тироль, Трентино, Триест и протекторат над Албанией и германское правительство попыталось внушить Вене необходи­мость территориальных уступок, это вызвало резкое сопротивле­ние правящих кругов Австро-Венгрии, в особенности венгерского премьер-министра Тиссы и министра иностранных дел Буриана.

Итальянские требования были расценены в Вене как блеф, на который не стоит обращать серьезного внимания. «Когда мне приставляют к груди незаряженный пистолет, — говорил Буриан в январе 1915 г., — то я не даю тотчас же мой кошелек, а жду, когда пистолет будет заряжен, а тем временем принимаю реше­ние». Девять месяцев Германия безуспешно пыталась склонить Австро-Венгрию к удовлетворению итальянских притязаний.Только весной 1915 г. Австро-Венгрия наконец согласилась на уступку Италии Трентино. Но к этому времени в Риме уже располагали щедрыми обещаниями Антанты присоединить к Италии не только Трентино, но также Истрию, Триест, Тироль и ряд других территорий.

Итальянские империалисты, обнадеженные Антантой, увели­чили свои домогательства и в торге с Германией потребовали не­медленно передать Италии Трентино, Тироль до Бреннера, Три­ест, Албанию и Додеканезские острова, «временно» оккупирован­ные Италией в войне с Турцией, а также согласиться на установ­ление итальянского протектората над Валоной.Эти новые требования Италии были с негодованием отвергну­ты в Вене. В мае 1915 г. Австро-Венгрия под сильным нажимом Германии согласилась уступить населенную итальянцами часть Тироля, а также Градиску и западный берег Изонцо, дать «авто­номию» Триесту, признать протекторат Италии над Валоной и заявить о своей политической незаинтересованности в Албании. Но когда это известие дошло до Рима, было уже поздно.

26 апреля 1915 г. Италия подписала в Лондоне тайный договор с Антан­той, обязуясь выступить против Австро-Венгрии в обмен на обе­щанные ей территории (Трентино, Истрия, Горица с Градиской, Триест, часть Далматинского побережья, остров Сасено, Валона, Додеканез, Южный Тироль, Адалия в Малой Азии и др.).«Из всех союзных держав, — пишет Ллойд-Джордж, — Ита­лия была единственной страной, поставившей предварительным условием своего сотрудничества значительное расширение ее территории. Она упорно торговалась из-за добычи, прежде чем взяла на себя обязательства прийти на помощь союзникам. Ее государственные деятели долгие месяцы вели переговоры с обеими воюющими державами о территориальных уступках.

Союзники имели возможность предложить лучшие условия, и итальянское правительство решило связать свою судьбу с ними»17 мая 1915 г. Италия расторгла договор с Тройственным сою­зом, а 23 мая объявила войну Австро-Венгрии, оставаясь фор­мально в мире с Германией (Италия объявила войну Германии лишь в августе 1916 г.).В Европе образовался четвертый, Итальянский фронт, кото­рый приковал к себе во время войны от 30 до 50 австро-венгерских дивизий.«Италия, — писал В. И. Ленин в 1915 г., — революционно-де­мократическая, т. е. революционно-буржуазная, свергавшая иго Австрии, Италия времен Гарибальди, превращается окончатель­но на наших глазах в Италию, угнетающую другие народы, гра­бящую Турцию и Австрию, в Италию грубой, отвратительно ­реакционной, грязной буржуазии, у которой текут слюнки от удовольствия, что и ее допустили к дележу добычи»Лондонский договор 1915 г. наглядно показал, что Англия и Франция беззастенчиво торгуют территориями не только своих противников, но и союзников. Узнав о наличии тайного договора, по которому Италии были обещаны земли, населенные славяна­ми (Далмация, Триест и др.), Сербия была глубоко возмущена этим вероломством. «Союзники, — с обидой говорил сербский премьер-министр Пашич выкраивают части Сербии и делят ее, словно мы какие-то племена в Африке, — это хочет Италия. Она более полезный союзник, чем мы. Конечно, к ее желаниям прислушиваются».

Англо-французские империалисты, прикрывавшие истинные цели своей грабительской бойни лживыми’ фразами о «защите» Сербии, на деле кромсали ее территорию в целях вовлечения в войну все новых и новых государств. В апреле 1915 г. сербское правительство выступило с резким протестом против империали­стической сделки, которую Англия и Франция заключили за счет Сербии.

«Тройственное согласие, — заявил Пашич, — провозгласило, что оно ведет войну за полную свободу народов и обеспечение мира и независимости как больших, так и маленьких народов для того, чтобы они могли развиваться и устраиваться по своему усмотрению…

Мы… просим державы Тройственного согласия, чтобы юго-словенские провинции не служили бы предметом сдел­ки между державами Тройственного согласия и Италией за счет сербов, хорватов, словенцев».Царская Россия вначале поддержала Сербию и выступила против ущемления ее интересов, но затем, под сильным нажи­мом Англии и Франции, она вынуждена была согласиться на уступку сербских территорий итальянским империалистам. «К этим уступкам, — признавался в 1915 г. русский министр иностранных дел, — мы вынуждены не только вследствие того, что не нашли своевременной поддержки Англии, а прямо-таки по на­стоянию Грея, ставшего вдруг защитником нераздельного италь­янского господства на Адриатике…»В. И. Ленин в 1915 г., не имея в своем распоряжении офи­циальных документов о договоре, заключенном англо-француза- ми, на основе глубокого изучения международных отношений и внешней политики империалистических держав гениально вскрыл наличие этой циничной сделки: «Для ®7юо война есть продолже­ние политики империалистской, т. е. одряхлевшей буржуазии, способной на растление, но не на освобождение наций. Тройст­венное согласие, «освобождая» Сербию, продает интересы серб­ской свободы итальянскому империализму за помощь в грабеже Австрии» ЧОднако Англия и Франция, торгуя чужими народами и терри­ториями, вовсе не были намерены поступаться своими интереса­ми. В связи с этим заслуживает внимания следующий эпизод.

Итальянский меморандум о компенсациях, предъявленный державам Антанты, содержал наряду с другими пунктами также требование предоставить Италии пропорциональные доли на границах Эритреи, Сомали и Ливии в случае, если Англия и Франция захватят германские колонии в Африке.На это Грей ответил, что «сделать уступки на границах Бри­танского Сомали будет очень трудно», что же касается Эритреи и Ливии, то они «имеют второстепенное значение». Это заявле­ние Грея вызвало язвительное замечание Пуанкаре: «Легко ска­зать «второстепенное значение», но на границах Эритреи и Ливии эти уступки должны быть сделаны за счет Франции, а она не имеет никаких оснований соглашаться на это».

www.best-army.ru

ВСТУПЛЕНИЕ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ ИТАЛИИ. 500 знаменитых исторических событий

ВСТУПЛЕНИЕ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ ИТАЛИИ

Отступление итальянских солдат после Капоретто (1917 г.)

Италия вступила в Первую мировую войну на год позже основных стран-участниц и вовсе не на той стороне, на которой предполагалось по предвоенным расчетам. Да, оставались нерешенными давние споры с Австрией по поводу ряда итальянских территорий, остававшихся в руках Габсбургов и после окончания победных для Италии войн 1859 и 1866 гг. В составе Австро-Венгрии все еще находились горная провинция Альто-Адиге, Триест, старые венецианские колонии Истрия и Далмация (ныне входящие в состав Хорватии, Словении и Албании). Итальянские националисты требовали присоединить все эти территории и образовать «Великую Италию». Но все это перечеркивалось одним, казалось бы, «железным» доводом — Италия вместе с Германией и Австрией входила в Тройственный союз.

После начала Первой мировой войны Германия и Австро-Венгрия потребовали от Италии выполнения своих обязанностей по продленному в очередной раз в декабре 1912 г. договору Тройственного союза. Однако Италия воздерживалась от вступления в войну, мотивируя это тем, что война не является оборонительной — ведь это Австро-Венгрия напала на Сербию. Итальянские «нейтристы», опиравшиеся на немецкий банковский капитал, считали, что и без вступления в войну Италия достигнет значительных успехов. Для «интервентистов», ориентировавшихся на французский капитал в промышленности и английский в торговле, весомыми были обещания этих стран согласиться на включение в состав Италии Трентино, Триеста, а также части славянских земель на Балканах (против последнего долго возражала Россия).

К 1915 г. английские дипломатические усилия, националистическая пропаганда и антиавстрийские настроения в итальянском обществе привели к тому, что итальянское правительство перешло на сторону Антанты. Подписав в апреле 1915 г. Лондонский секретный договор (по которому Италия после войны должна была получить ряд территорий Австро-Венгрии, Албании и Турции), итальянское правительство расторгло договор о Тройственном союзе и 23 мая 1915 г. объявило войну Австро-Венгрии.

Частично эта неудача немецких и австрийских дипломатов была компенсирована тем, что осенью 1915 г. болгарское правительство вступило в войну против Антанты. В результате образовался Четверной союз Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Непосредственным следствием этого явилось наступление германских, австро-венгерских и болгарских войск против Сербии. Маленькая сербская армия героически сопротивлялась, но была раздавлена превосходящими силами противника. Посланные на помощь сербам войска Англии, Франции, России образовали Балканский фронт.

Уже на следующий день после вступления в войну итальянские войска развернули наступление в долине реки Изонцо. Главный удар итальянцев пришелся в направлении Триеста. Однако вследствие плохой подготовки войск и недостатка в артиллерии наступление успеха не имело. Вскоре боевые действия приняли позиционный характер. Численно превосходящим, но неопытным итальянским войскам не удалось разбить австрийскую армию. Местность, в которой шли бои, была удобной для обороны. Итальянской армии пришлось наступать по узкому фронту между горами и морем. Окопавшихся австрийцев приходилось выбивать фронтальными атаками. Длинное и густонаселенное итальянское побережье было открыто для атак австрийских частей, действующих с укрепленных баз Пола в Истрии и Дураццо в Албании. В то же время австрийские прибрежные районы в Далмации, Сербии и Албании были менее уязвимы.

На альпийском фланге итальянская армия попыталась использовать традиционные методы ведения осадных боевых действий, при этом горные склоны рассматривались как крепостные укрепления. Войска перевозились и снабжались с помощью системы фуникулеров и канатных дорог, в толще скальных пород были выдолблены искусственные пещеры-укрепления.

Всего за май 1915 — сентябрь 1917 г. в боевых действиях на Изонцо итальянская армия потеряла свыше 800 тысяч человек, а продвинулась лишь на 15 км. В 1916 г. австро-венгерские войска, прорвав линию фронта, вошли на территорию Итальянского королевства. Италию спасло наступление русской армии Брусилова в Галиции, которое оттянуло на себя австро-венгерские силы. Антанта настойчиво требовала, чтобы Италия воевала со всеми ее противниками, а не только с Австро-Венгрией. Поэтому в 1916 г. Италия объявила войну Германии.

24 октября 1917 г. на Изонцо перешли в наступление австро-германские войска. Итальянцы потерпели жестокое поражение и смогли возобновить активные боевые действия только в октябре 1918 г. К началу ноября они вновь вышли в долину Изонцо и, высадив десант, заняли Триест.

Альпы надежно защищали Австрию от атак итальянских сухопутных сил, что заставило Италию активно развивать авиацию. Действовали самолеты и на море. Главную же роль на морском театре военных действий сыграли скоростные торпедные и артиллерийские катера, удерживавшие небольшой, но мощный австро-венгерский флот от выхода в море. В то же время итальянский флот неустанно атаковал вражеские стоянки и поддерживал пехоту огнем с моря.

Объявление Римом войны позволило союзникам перекрыть сетевыми заграждениями вход в Адриатику между Отранто в Италии и Албанией. Заграждения защищались минными полями и сетью гидрофонных станций. Цепь сторожевых кораблей и заграждений в Отрентском проливе (так называемый «Отрентский барраж») серьезно подорвала возможности австрийского флота.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Андрей Петров - О странностях политики: вступление Италии в Первую мировую войну

Андрей Петров, 27 апреля 2018, 10:51 — REGNUM  

Согласно Лондонскому пакту, после победоносного окончания войны Италия должна была получить значительную часть австро-венгерских земель, а также некоторые германские колонии в Азии и Африке. Во исполнение договора 3 мая того же года Италия объявила о выходе из Тройственного союза, а 23 мая объявила войну Австро-Венгрии, и на следующий день начала наступление в долине реки Изонцо. 24 мая были разорваны дипломатические отношения с Германией, но война Германии была объявлена только 28 августа 1916 года.

Италия была членом Тройственного союза — союзницей Германии и Австро-Венгрии. Как же так получилось, что вчерашние союзники стали врагами? Чтобы понять, надо вернуться ещё примерно на полвека назад.

Страны Тройственного союза

Ещё в середине XIX века на месте теперешней Италии находилось несколько государств, наиболее независимым из которых было Сардинское королевство, включающее в себя Пьемонт.

Северную часть Аппенинского полуострова занимали Папская область и три карликовых герцогства — Тоскана, Парма и Модена. Южная часть полуострова и остров Сицилия принадлежали Неаполитанскому королевству (или Королевству обеих Сицилий). В этих землях при поддержке империи Габсбургов были установлены абсолютистские режимы. Ещё две области, Венецианская и Ломбардия, были просто оккупированы Австрийской империей.

Раздробленность, феодальные порядки и чужеземный диктат мешали развитию экономики, тормозили зарождение индустрии, которое уже началось в других странах Европы. Ещё во время наполеоновских войн, в начале XIX века были образованы тайные общества «карбонариев», начавшие борьбу за объединение страны. Уже к середине века идея единства родины прочно укоренилась в умах большинства итальянцев. Хотя о тогдашних «итальянцах» можно говорить с некоторой долей условности, — единая нация ещё не сложилась.

Процесс создания единой итальянской нации, проводимый идеологами освободительной борьбы, пугал австрийских завоевателей больше, чем опасность территориальных потерь. Ведь Австрийская империя была многонациональной, идеи национализма и национального государства были для неё смертельно опасны. Как выяснилось позже, боялись не зря.

Тройственный союз. Французская карикатура

Борьба за объединение страны была долгой и тяжёлой. После двух кровопролитных войн с Австрией и её местными пособниками страна была объединена. Собравшийся в Турине общеитальянский парламент 17 марта 1861 года провозгласил создание Итальянского королевства во главе с королём Пьемонта Виктором Эммануилом II. Законодательство Пьемонта было распространено на всю Италию. Но до окончательной победы было ещё долгих 10 лет борьбы, ещё одна война с Австрией, и, наконец, 2 июля 1871 года — торжественный въезд короля в Рим.

Италия отстояла свою независимость в войне с Австрийской империей, но это была не та победа, при которой одна сторона полностью разбита, и победитель диктует условия. Сухопутная граница Италии, в частности с Австрией, стала результатом некоторого компромисса. По ту сторону границы оказались земли, населённые людьми, говорящими на диалектах итальянского языка и считающими себя итальянцами. Это Южный Тироль, район Триеста, часть Истрии. Кроме того, новоиспечённое большое европейское государство вполне в духе того времени претендовало на некоторые австрийские земли, населённые славянами.

Казалось бы, Италия и Австрийская империя не могут быть союзниками. Но всё не так просто.

Германия и Италия объединились поздно и опоздали к колониальному разделу мира. Главные их конкуренты в этом вопросе — Франция и Англия — уже обладали огромными заморскими владениями. Несмотря на содействие Франции в деле объединения Италии, в Риме не забыли эпоху наполеоновских войн и спорные территории на французской границе.

В 1879 году был заключен австро-германский военный договор. Якобы для защиты от России. Но Россия на них нападать не собиралась, и это было всем хорошо известно. Реальной целью была совместная борьба за колониальный раздел мира. В первую очередь — против тех же Англии и Франции. В 1882 году к договору в секретном порядке присоединилась Италия, и образовался Тройственный союз. Он продлевался каждые три года. При отсутствии предложений по внесению изменений в договор — автоматически. Стороны обязались оказывать друг другу всяческую поддержку и не входить ни в какие военные союзы, направленные против партнёров по соглашению. Италия вступила в Тройственный союз с оговоркой, что не будет вступать в войну на стороне своих союзников в случае нападения на них Великобритании. По-видимому, здесь сыграло роль географическое положение Италии, — слишком большая уязвимость узкого полуострова в случае конфликта с владычицей морей.

В 1889 году Россия и Франция заключили оборонительный договор, недвусмысленно направленный против Тройственного союза, а в 1893 году был создан военно-политический союз Франции и России. Хотя Россия была враждебна Франции за Крымскую войну, но она не хотела получить двух врагов на западной границе. Германия же была явно враждебна и не скрывала планов отторжения от России польских и некоторых других земель. Франции же для реванша за поражение во франко-прусской войне нужна была помощь России. Вернуть Эльзас и Лотарингию — был её идефикс.

Но Франция считала союз с Россией недостаточным для войны против Германии и её союзников и искала помощи Великобритании. Это было непросто, поскольку в это время Англия и Франция конфликтовали за Египет и другие колонии в Африке. Временами чуть-чуть не доходило до войны. Но в итоге в Лондоне возобладал традиционный политический подход — недопущение чрезмерного усиления какой-то одной европейской державы. Такой державой, собирающейся бросить вызов Альбиону, была, несомненно, Германия.

Итальянский нейтралитет. Карикатура

После того, как в 1904 к русско-французскому военному союзу присоединилась Великобритания, появилось название «Антанта», что в переводе с французского означает «согласие». Для пущего, как сказали бы сейчас, PR-эффекта союз часто называли l’Entente cordiale («сердечное согласие»). Окончательно союз сложился после подписания в 1907 году русско-английского военного соглашения.

С конца XIX века Франция старалась оторвать Италию от Тройственного союза. Дело не в военной силе Италии — итальянская армия считалась слабой. Просто Франция хорошо понимала сложность войны против Германии и не хотела отвлекать часть сил с германского фронта на Италию. Для давления на Италию Франция применила широкий арсенал средств. Таможенная война ослабляла итальянских товаропроизводителей, богатые французские банки отказывали итальянскому правительству в займах и проводили враждебные действия на финансовом рынке — обесценивали итальянские ценные бумаги. Вместе с позорным поражением Италии в Абиссинской войне 1895—1896 годов французские действия возымели эффект. Италии пришлось пойти на переговоры с Францией. Страны разделили сферы влияния в Тунисе. Италия отказалась от своих претензий в Марокко, — взамен получила свободу рук в Триполитании и французские кредиты. В 1898 году экономический договор с Францией завершил таможенную войну. В итоге в 1902 году (несмотря на продление в этом году Тройственного союза) было заключено соглашение о нейтралитете Италии в случаях ведения Францией оборонительной войны или вынужденного вступления Франции в войну для помощи своим союзникам. Так в союзнических обязательствах Италии в рамках Тройственного союза появилась ещё одна оговорка.

В 1908—1909 годах, когда при аннексии Боснии и Герцеговины Австрией интересы Италии на Балканах были проигнорированы, наметился союз с Россией по балканскому вопросу. Италия обязалась поддерживать Россию в вопросе о проливах, а Россия — поддерживать Италию в Триполитании и Киренаике. Союз Италии с центральными державами дал ещё одну трещину.

И вот после выстрелов в Сараево война, которую позже назовут Первой мировой, началась. Уже 3 августа правительство Италии выступило с меморандумом о нейтралитете, объясняя это тем, что союзники Италии сами начали войну, а не подверглись нападению. В действительности Италия поняла, что, вступая в Тройственный союз, она, образно выражаясь, поставила не на ту лошадь. Сразу же итальянцы начали тайные переговоры с державами Антанты о вступлении в войну на их стороне. При этом условия были очень нескромными. Помимо собственно спорных территорий, Италия хотела получить чуть ли не всё адриатическое побережье Балкан, колонии в Северной Африке, и даже, по возможности, часть Турции. Англия и Франция, по-видимому решили, что сейчас можно пообещать, — а там видно будет. Россия поначалу сопротивлялась, но союзники её уломали.

В те времена рассказывали такой анекдот. Кайзер Вильгельм II вызвал к себе начальника германского генштаба Мольтке и спросил: «Мне не даёт покоя вопрос — на чьей стороне выступит Италия?» На что Мольтке ответил: «Меня этот вопрос не волнует. Если они выступят против нас, мне понадобится десять дивизий, чтобы их разбить. Если они выступят на нашей стороне, мне понадобится десять дивизий, чтобы их поддержать». Как говорится, в каждой шутке есть доля истины. Слабый союзник — это обуза.

Боевые действия на австро-итальянском фронте были бестолковыми и однообразными, но от этого не менее кровопролитными. Бесконечные безуспешные наступления Италии в долине реки Изонцо, позиционная минная война в Доломитовых Альпах, прорыв австро-венгерских войск при Трентино в 1916 году, сокрушительное поражение при Капоретто в 1917-м, и, наконец, в 1918 году успешное контрнаступление против уже разложившейся армии «лоскутной империи». Немного более успешными были действия итальянцев на море. Они потопили два австрийских линкора и сильно затруднили действия немецких подлодок в Средиземном море.

Австрийские дредноуты

В русской армии шутили: «Для чего нужны итальянцы?» — «Чтобы австрийцам было кого побеждать». Шутки шутками, а потери были реальными. Порядка полумиллиона убитых с каждой стороны, сотни тысяч раненых.

Чего же добилась Италия своим политическим пируэтом? Оказалась на стороне победителей — это уже немало. Но её неумеренные территориальные претензии удовлетворения не получили. Итоги войны были неожиданными для всех. Рухнули четыре империи, причём одна — воевавшая на стороне победителей. Образовалось большое количество новых, неслыханных прежде «независимых» государств. Мир стал другим, и правила в нём стали другими. На Парижской мирной конференции в 1919 году были заключены мирные договоры, согласно которым Италия получила только Южный Тироль, Истрию с городом Триест и часть Далмации. То есть территории, населённые этническими итальянцами.

Смотрите галерею к статье

regnum.ru

Италия вступает в первую мировую войну на стороне Тройственного союза. Как насчет mare nostrum?: alternathistory

Уважаемые коллеги, добрый вечер!

Возникла у меня интересная мысль, которую хотелось бы обсудить с уважаемым сообществом.

Итак, началась первая мировая война. Италия входила в Тройственный союз, но смогла уклониться от вступления в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии - поводом было то, что Автро-Венгрия первой объявила войну, в то время как по условиям договоров Италия была обязана вступиться за нее лишь в том случае, если бы она подверглась агрессии.

Разумеется, такое поведение Италии вызвало известный ажиотаж как в Антанте, так и в Тройственном союзе.Разумеется, и те и другие бросились уговаривать Италию выступить на их стороне. Разумеется, Италия тут же заняла позицию капризной невесты и начала люто торговаться за политические, экономические и территориальные плюшки за свое вступление в войну.

Проблема заключалась в том, что у Италии были интересы "и там и там". Она хотела забрать у Австро-Венгрии земли, которые считала своими. Но в то же время Италия желала африканских колоний, которых было так много у Франции. Таким образом, вступление Италии в войну на стороне Антанты не выглядит исторически детерминированным. Известно, что Австро-Венгрия готова была даже отдать Италии территории, населенные итальянцами за вступление в войну на стороне Тройственного союза и, в общем, по моим ощущениям, немцы и австрицы могли найти способ склонить италянцев воевать за них.

Предположим, что так и случилось.

Я, признаться, ничего не жду от итальянской армии - вполне вероятно, что она, как и во вторую мировую попытается вторгнуться во Францию и будет остановлена малыми силами французов, что вряд ли хоть чем-то повлияет на Западный фронт. Но вот что интересно - в этом случае в первой половине 1915 г у австро-итальянского флота появляются интеррресные возможности попробовать отвоевать Срезиземное море в свое личное и безраздельное пользование.

Дело в том, что Италия вступила в войну с трем дредноутами: "Алигьери", "Чезаре" и "Да Винчи", а 1 апреля 1915 г к ним присоединился "Кавур".  У австрийцев в строю было три дредноута ("Сент-Истван" вошел в строй только в декабре 1915 г). А вот у французов в 1-ой половине 1915 г было только 4 дредноута типа "Курбэ" -"супердредноуты" типа "Бретань" вступали в строй позже - Прованс - в июне 1915 г, Бретань - в декабре 1915, а Лоррэн и вовсе в 1916-ом году. Иными словами соотношение сил  - семь против четырех.

Что касается броненосцев, то тут все менее интересно - 17 более-менее современных французских кораблей против 8 итальянских и 6 австрийских (габсбурги были скорее броненосными крейсерами)

Однако в самом начале 1915 года союзники попытались содействовать России, ударив по Дарданеллам и, если мой склероз мне не врет, 6 французских ЭБР ушли с экспедиционными силами. Да, это были самые старые корабли, но теперь у Франции в метрополии осталось 4 дредноута и 11 броненосцев против 7 дредноутов и 14 броненосцев у австро-итальянцев.

Чесслово, если бы я был на месте командующего объединенным австро-итальянским флотом (одну секунду, уважаемые коллеги, счас только корону поправлю, а то, зараза такая, на ушах все время виснет как-то негероически), то я бы долбанул соединенными силами по ослабленному французскому флоту и постарался бы устроить ему цусиму. Лучший момент, как я понимаю, вряд ли возможен, потому что силы антанты трагически разделены: английская средиземноморская с частью французских сил торчит у Дарданелл, ослабленный французский флот - у себя дома. Осаждающие Дарданеллы союзники  не могут бросить все и бежать на помощь - у них там летом высадка десантов, бросить армию флот не может.

А теперь позвольте озвучить вопросы, которые хотелось бы обсудить:

1) Что необходимо дать Италии, чтобы она выступила на стороне Тройственного союза?

2) Насколько реально объединение морских сил австрийцев и итальянцев?

3) Возможно ли соединенным австро-итальянским силам на голову разгромить французский флот с тем, чтобы обеспечить над ним в дальнейшем свое абсолютное превосходство в Средиземье?

Буду премного благодарен за любые мысли по поднятым вопросам:)

Источник - http://alternathistory.com/italiya-vstupaet-v-pervuyu-mirovuyu-voinu-na-storone-troistvennogo-soyuza-kak-naschet-mare-nostrum

alternathistory.livejournal.com

Италия в 1918 – 1939 годах

Последствия Первой мировой войны для Италии.

Италия вышла из Первой мировой войны настолько ослабленной, что ее территориальные притязания мало принимались во внимание. Настроения реванша и ущемленного национального самолюбия стали важным фактором развития политической жизни в стране. Внутреннее положение Италии характеризовалось серьезными социально-экономическими потрясениями. Война дорого обошлась стране. Итальянская армия потеряла в войне 635 тыс. убитыми, около 500 тыс. искалеченными и свыше 1,5 млн. пленными. 65,5 млрд. лир золотом поглотили расходы. Италия оказалась крупным должником своих союзников по войне, главным образом США и Англии. Усиливалась инфляция, и курс бумажной лиры падал. Государственный долг достиг огромных размеров. Демобилизованные из армии солдаты не находили работы. Рост безработицы осложнялся тем, что эмиграция из страны, всегда отвлекавшая часть рабочей силы и прекратившаяся во время войны, не сразу возобновилась с наступлением мира.

Правящим кругам Италии не удалось добиться осуществления своих территориальных требований. По Лондонскому соглашению между Италией и Антантой, подписанному незадолго до вступления Италии в войну, она рассчитывала получить Трентино и Южный Тироль на Севере. Триест. Истрию и Далмацию на Востоке. Италия также рассчитывала получить малоазиатские владения за счет Турции. Но Англия и Франция не были заинтересованы в усилении Италии в Средиземноморье, а в стане победителей Италия оказалась одним из самых слабых партнеров. На Парижской мирной конференции бывшие союзники дела все возможное, чтобы урезать территориальные притязания Италии. В результате работы конференции Италия получила лишь западную часть Истрии с Триестом, Полу, Горицию, пограничную территорию с Австрией. Она не получила ни Далмацию, ни Фиуме, что было одной из главных целей в войне. Италия, по распространенному в то время выражению, чувствовала себя побежденной в лагере победителей". Вместе с тем перестройка экономики на военный лад привела к значительному росту тяжелой промышленности. За годы войны Италия из страны аграрной превратилась в страну аграрно-индустриальную. Особенно сильное развитие получили металлургическая, машиностроительная и химическая промышленности. Появились и укрепили свои позиции за счет государственных кредитов такие гиганты, как концерны "Ансальдо", "Ильва" в тяжелой индустрии, "Фиат" в автомобилестроении, "Бреда" в производстве военного снаряжения, В то же время  средние и особенно  мелкие предприниматели разорялись. Сразу же после окончания войны, столкнувшись  с  отсутствием достаточно емкого внутреннего рынка в результате нарушения традиционных внешнеторговых связей, итальянская промышленность оказалась в трудном положении, Началось резкое падение производства, перешедшее с 1920 г, в экономический кризис, В сельском  хозяйстве  наблюдался  процесс  сокращения посевных площадей, основная масса крестьянских хозяйств беднела и разорялась, Зарплата рабочих в 1918 г, не превышала 76% довоенной. Инфляция резко ухудшила положение служащих и чиновников.

Несмотря на то, что Италия была в стане победителей, у абсолютного большинства общества не было оснований быть удовлетворенным послевоенной жизнью,

Рабочее и крестьянское движение.

В условиях экономического кризиса, резкого падения производства, банкротства мелких и средних предприятий в стране активизировалось рабочее и крестьянское движение, которое было обусловлено также падением доверия к правительству. В рабочем движении доминировали радикальные течения, выдвигавшие лозунги установления диктатуры пролетариата в форме советской власти, забастовки часто сопровождались захватом заводов и фабрик. Главными центрами этого движения были Милан, Турин, Генуя и другие промышленные города Северной Италии. Рабочие требовали введения 8-часового рабочего дня и повышения зарплаты. В общей сложности бастовало 1,7 млн. рабочих.

Пестрый калейдоскоп левых сил, их различные формы и методы борьбы за интересы трудящихся, отсутствие конструктивного единства сделали возможным приход к власти фашистов.

Установление фашистской диктатуры.

Крупные предприниматели, многочисленные мелкие собственники, крестьяне были крайне озабочены развитием левого движения, которое ставило своей целью, прежде всего, пересмотреть отношение к собственности. Правительства Италии не смогли найти эффективные средства для защиты интересов частной собственности. Сбои взоры, надежды они обращали на зарождающееся фашистское движение. Первые выступления фашистов относятся к 1919 г. Их организация называлась "Союз борьбы". Основой ее идеологии был яростный национализм в сочетании с социальной демагогией. Вначале организация насчитывала несколько десятков человек, но постепенно расширила свои ряды, главным образом за счет бывших фронтовиков.

Фашисты знали чувства и настроения фронтовиков. Многие из них уверовали в силу как универсальное средство разрешения противоречий, а цена человеческой жизни в шкале нравственных ценностей резко упала. Эта масса ожесточенных на весь мир людей была переполнена недовольством, которое могло вспыхнуть от первой же искры. Фашизм старался вербовать на свою сторону прежде всего вернувшуюся с фронта молодежь, среди которой происходило резкое политическое размежевание. Небольшая ее часть пополнила леворадикальное движение. Остальные, главным образом выходцы из мелкобуржуазных семей, достигшие на войне чинов и почестей, не собирались заниматься скромным трудом конторщиков, учителей, техников, мелких адвокатов, тем более что Италия давно страдала переизбытком работников этих профессий. Трескучие фразы, эффектные жесты, абсолютная политическая беспринципность фашистов — все это привлекало молодежь, готовую на что угодно, лишь бы не тянуть лямку прозаического существования. Тяжелый материальный и моральный кризис переживали средние слои населения, мелкие собственники. С падением курса лиры превращались в призрак накопленные сбережения, приобретенное положение и доходы. Будущее казалось беспросветным. Материальная необеспеченность многочисленной интеллигенции низводила ее в социальном отношении до уровня люмпен-пролетариата.

Лозунги защиты мелкой собственности, демагогия, направленная против нажившихся на войне "акул капитализма", создавали фашизму видимость общности его интересов с интересами средних слоев и мелкой буржуазии. Фашизм установил тесные связи и с крупными землевладельцами. Крупный капитал, которому порядком надоели отсутствие политической стабильности в стране и угроза расширения леворадикального движения, видел в фашизме возможность укрепления государства и его протекционистской политики по отношению к монополиям.

Во главе итальянского фашизма встал Бенито Муссолини (1883—1945 гг.)Будущий дуче (вождь) родился 23 июля 1883 г. в деревне Довиа (провинция Эмилия-Романья). Мать, Роза Мальтони, была сельской учительницей. Отец, Алессандро, промышлял кузнечным и слесарным ремеслами. Семья жила не богато, но и не бедствовала. Образование Муссолини начал получать в школе монахов в Фаэнце. Бенито рос строптивым, капризным, агрессивным и часто нарушал установленные монахами жесткие правила. Уже тогда будущий дуче 4 пытался верховодить товарищами, нередко таскал в I кармане нож и в драках даже пару раз пускал его в ход. По окончании школы преподавал в младших классах, но недолго — в 1902 г. отправился на поиски счастья в Швейцарию. В 18—19 лет он уже выступал перед небольшими аудиториями, громя итальянское правительство и называя себя социалистом. Он познакомился с трудами К. Каутского, П. Кропоткина, Р. Штирнера, О. Бланки, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше. Муссолини был умным, но весьма поверхностным человеком: с легкостью усваивал чужие идеи, имел обыкновение спустя некоторое время выдавать их за свои, выхватывая из теорий лишь то, что ему нравилось и было понятно. Выдвинулся как журналист и оратор. В 1912—1914 гг. — редактор центрального органа ИСП газеты "Аванти". За агитацию в пользу вступления Италии в войну на стороне Антанты в ноябре 1914 г. был исключен из социалистической партии. Тогда же основал газету "Пополо д'Италия" (будущая газета итальянских фашистов). В марте 1919 г. стал основателем фашистской организации "Фашио ди комбатименто".

В 1920 г. фашисты, организованные в отряды чернорубашечников, начали погромы рабочих и демократических организаций, избиения и убийства политических и профсоюзных деятелей, в стране воцарились террор и насилие. Власти не оказывали ни малейшего сопротивления. Более того, военные, полиция, суд фактически поощряли фашистское движение. Оружие чернорубашечники получали со складов армии, профессиональные офицеры обучали банды и руководили их операциями. Осенью 1922 г. в Италии фактически установилось двоевластие: фашисты брали под свой контроль все новые города и провинции, а центральное правительство смотрело на это сквозь пальцы. Стало ясно, что правящие круги окончательно взяли курс на передачу фашизму власти. Осталось решить вопрос о том, в какой форме это сделать. Однако обстановка менялась столь стремительно, что окончательный выбор уже не зависел от воли тех или иных политических деятелей.

Азартный игрок, Муссолини сделал ставку на вооруженный захват власти, но его одолевали сомнения. Фашисты не имели необходимых технических средств для осуществления мятежа. На высокий "боевой дух" рассчитывать также не приходилось, ибо они привыкли одерживать победы, лишь будучи в большинстве. Но общий тактический расчет дуче был верен: ставка делалась не столько на удар, сколько на нежелание противника сопротивляться. В какой-то момент он понял, что пробил его час.

Точки над "и" были поставлены 24 октября 1922 г. в Неаполе, где в театре Сан-Карло открылся очередной съезд фашистских союзов. Муссолини выступил на нем с агрессивной речью, ультимативно потребовав у правительства предоставить фашистам пять министерских портфелей и комиссариат авиации. Он красочно живописал о своей преданности монархии, которая якобы не может и не должна противиться силам, несущим оздоровление нации. Муссолини, всю свою политическую карьеру проделавший под республиканским флагом и год назад демонстративно покинувший заседание парламента, где выступал король, этот самый Муссолини, понимая  силу монарха, теперь расшаркивался перед ним. Вечером того же дня в отеле "Везувий", где остановился дуче, собрались его ближайшие сподвижники (И. Бальбо, 4. М. Де Викки, Э. Де Боно, М. Бьянки) и был намечен тан захвата власти: 27 октября — всеобщая мобилизация фашистов, 28-го — атака на главные центры страны. Три колонны сквадристов — членов фашистских боевых отрядов (сквадр) — должны были войти в Рим со стороны Перуджи, предъявить ультиматум правительству Л. Факта и овладеть основными министерствами.

Сразу пролилась кровь: в Кремоне, Болонье, Алессандрии сквадристы стали неуправляемыми. Кабинет министров принял решение об отставке, но предварительно утвердил и разослал на места декрет об осадном положении, в котором армия получила необходимые полномочия для наведения порядка. Однако король Виктор-Эммануил III отказался подписать этот декрет. Когда фашисты 28 октября шли колоннами на Рим, дуче находился в редакции "Пополо д'Италия" в Милане. Префект города выставил возле дома охрану, и Муссолини выглядел скорее охраняемой, нежели преследуемой властями персоной. Днем 29 октября дуче получил долгожданное известие о назначении его премьер-министром. Вечером того же дня в специальном поезде Муссолини прибыл в Рим, явился к королю и, выйдя с ним на балкон, приветствовал толпы чернорубашечников. Итальянские фашисты пришли к власти.

Италия в годы фашизма.

Стержнем идеологии итальянского фашизма был примат нации над интересами всех остальных социальных групп и отдельно взятых индивидуумов. Интегрированные интересы нации должно было выражать фашистское государство, вне которого не могли существовать ни политические организации общества, ни группы, ни даже индивидуумы. Основываясь на принципах корпоративизма, государство должно было примирять в своем единстве различные общественные интересы. В свою очередь, корпоративизм трактовался фашистами как "новый тип политической организации общества", был противопоставлен социализму и либерализму одновременно.

Программа фашистов была проста и доступна и обывателю, и люмпену, и интеллигенту, и предпринимателю. Она включала в себя упразднение сената, полиции, каст, привилегий и титулов, всеобщее избирательное право, гарантии гражданских свобод, созыв Учредительного собрания, отмену тайной дипломатии и всеобщее разоружение, запрет банковских операций и прогрессивный налог на капитал, установление для всех 8-часового рабочего дня и минимума зарплаты, участие рабочих в техническом управлении предприятиями, национализацию военной промышленности, передачу земли крестьянам, запрет детского труда до 16 лет, всеобщее образование и бесплатные библиотеки. Таким образом, фашисты обращались не какому-то конкретному социальному слою, а ко всем итальянцам, жаждавших ощутимых социальных и политических перемен.

Сразу же после переворота, несмотря на сохранение парламентских форм, появились два новых государственных института: в декабре 1922 г. — "Большой фашистский совет" (БФС) и в январе 1923 г. королевским декретом было закреплено создание фашистской милиции, которая отныне стала называться "Добровольная милиция национальной безопасности" (ДМНБ). БФС контролировал законопроекты перед внесением их в парламент, деятельность самого правительства. Созданием ДМНБ Муссолини стремился добиться преобладания исполнительной власти в лице фашистского правительства над законодательной в лице короля и парламента. Передача ДМНБ в подчинение Муссолини усиливала его личную власть.

В усилении фашистской диктатуры особое значение имел закон от 3 апреля 1926 г., утвердивший контроль правительства над профсоюзами. После покушения в конце октября на Муссолини, 5 ноября 1926 г. был издан закон о роспуске всех "антинациональных" партий, чем формально завершился переход к однопартийной системе. В апреле 1927 г. была принята так называемая "Хартия труда", согласно которой устанавливался корпоративный принцип структуры государства и общества Италии. Вместо профсоюзов создавались корпорации, объединявшие рабочих и предпринимателей каждой отрасли производства. Эти корпорации находились под государственным контролем и должны были стать краеугольным камнем фашистской государственности. Кандидатов в парламент могли теперь выдвигать только корпорации. Немногочисленная оппозиция не имела никаких возможностей для противоборства фашизму на парламентском поприще.

В основе фашистской доктрины лежала идея "общенациональной" власти, стоявшей якобы на страже "общих интересов, Исходя из этой идеи, фашисты требовали от народа полного подчинения. "Все в государстве и ничего вне государства", — эти слова Муссолини — своего рода формула фашистского тоталитаризма. В этот период были изданы законы о чистке государственного аппарата от "подозрительных элементов", о запрещении различных ассоциаций, не контролируемых фашистской партией, о праве префекта конфисковать номера газет. Особое место занимал закон от 24 декабря 1925 г. о правах премьер-министра. В соответствии с этим законом глава правительства освобождался от ответственности перед парламентом и не был обязан подавать в отставку в случае вынесения вотума недоверия.

Фашистские деятели, используя свое положение, сами становились крупными промышленниками и финансистами. Из 400 депутатов фашистского парламента, избранных в 1929 г., 175 занимали оплачиваемые посты в административных советах крупных акционерных обществ. Государственное регулирование осуществлялось фашистским режимом в интересах экономической подготовки к войне с целью реализации агрессивных планов итальянского государства. Таким образом, террористические функции фашистского государства, все его организационные и экономические мероприятия связывались с захватническими внешнеполитическими планами.

Внешняя политика.

Агрессивная и захватническая внешняя политика была одной из характерных черт фашистского режима. Экономика страны в 20-е гг. переживала существенный подъем, который не в последнюю очередь обеспечивался потоком американских займов в страну. В планы фашистов входили установление контроля Италии над всем Средиземноморьем и экспансия на Ближнем Востоке.

В феврале 1929 г успешно был разрешен конфликт между католической церковью и фашистским государством. В Риме были подписаны Латеранские соглашения в соответствии с которыми Италия признавала Ватикан суверенным государством и обязывалась выплачивать Великому престолу крупные денежные суммы. Этот акт обеспечил Муссолини безусловную поддержку католической церкви. Выступая 14 февраля 1929 г. и говоря о недавно заключенных соглашениях, папа Пий IX назвал Муссолини человеком "ниспосланным Италии провидением".

Готовясь к агрессивным военным действиям, Италия еще в годы экономического кризиса значительно расширила строительство военно-морского флота. В 1934 г. Муссолини взял на себя руководство военными министерствами, заявив при этом: "Началась эпоха вооружений".

В конце того же года Муссолини начал подготовку к захвату Эфиопии, имевшей военное стратегическое значение для господства в Африке. Используя противоречия между Францией и Германией, Муссолини добился сближения с Францией и подписал в январе 1935 г, соглашение, которое фактически означало согласие Франции на итальянскую агрессию против Эфиопии. 3 октября 1935 г. без объявления войны 600-тысячная итальянская армия начала вторжение на территорию Эфиопии. Несмотря на огромное превосходство в силах и особенно в вооружении, фашисты долго не могли добиться успеха. Лишь к концу зимы 1935/36 гг., применяя газы и самолеты против вооруженных устаревшими ружьями эфиопов, фашистской армии удалось добиться перелома в ходе военных действий. К маю 1936 г. почти вся территория Эфиопии была оккупирована итальянской армией. Захват Эфиопии усиливал позиции Италии на путях сообщений Англии и Франции со Средним Востоком и районом Индийского океана.

Тем не менее ни одна из этих стран не оказала противодействия итальянской агрессии. Новым этапом на пути военных авантюр итальянского фашизма явилась интервенция в Испании. Режим Муссолини одним из первых поддержал фашистских мятежников в Испании. Не довольствуясь посылкой вооружения, дуче сформировал экспедиционный корпус, который вскоре отплыл в Испанию. Однако в марте 1937 г. под Гваделахарой, недалеко от Мадрида, итальянские "легионеры" потерпели жестокое поражение. После пополнения в 1937 г. итальянский корпус продолжил участие в боевых действиях.

Сближение с Германией в 30-е гг. стало определяющей задачей во внешней политике Италии. В октябре 1936 г. министр иностранных дел Италии Чиано подписал соглашение о политическом сотрудничестве двух фашистских режимов. В одном из выступлений Муссолини назвал это соглашение осью, вокруг которой, по его мнению, должны были объединиться европейские державы. Так возникла ось Берлин — Рим, порожденная общностью устремлений двух фашистских держав. По условиям подписанных соглашений Италия признавала право Германии на установление германского господства в Центральной Европе. Это было началом подчинения итальянской политики диктату Гитлера. В ноябре 1937 г. Италия примкнула к Антикоминтерновскому пакту, который за год до этого подписали Германия и Япония. Таким образом, ось агрессивных государств превратилась в "треугольник". Спустя месяц Италия вышла из Лиги Наций, и при этом Муссолини заявил, что его страна никогда туда не вернется.

В сентябре 1938 г. Муссолини принял активное участие в заключении мюнхенских соглашений, оказав тем самым Гитлеру значительную помощь в расчленении Чехословакии. Со своей стороны, Муссолини в апреле 1939 г. предъявил албанскому королю Зогу ультиматум, после чего итальянские войска оккупировали Албанию.

22 мая 1939 г. Италия и Германия подписали "Стальной пакт", обязывающий обе стороны в случае возникновения войны поддерживать друг друга "на суше, на море и в воздухе". Таким образом, предыдущие соглашения были преобразованы в военный союз, который сам Муссолини назвал "орудием завоевания, а не обороны".

Итальянский фашизм своими акциями на международной арене активно приближал начало мировой войны.



biofile.ru

Тайна вступления в войну Италии. 100 великих тайн Первой мировой [ML]

Тайна вступления в войну Италии

Хотя Италия была с 1882 года членом Тройственного союза вместе с Германией и Австро-Венгрией, 3 августа 1914 года король Италии Виктор Эммануил III сообщил германскому императору Вильгельму 11, что условия возникновения войны не соответствуют тем условиям в договоре о Тройственном союзе, при которых Италия должна вступить в войну, поскольку Австро-Венгрия первой объявила войну, а не была жертвой агрессии. Итальянское правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. В действительности главные претензии Италии распространялись на территорию Австро-Венгрии — на Южный Тироль и Далмацию. Справедливости ради необходимо отметить, что в Южном Тироле подавляющее большинство населения составляли немцы — 215 345 против 22 516 итальянцев, тогда как в Далмации словенцев было больше, чем итальянцев.

26 апреля 1915 года в Лондоне Италия подписала союзный договор с Антантой, обязуясь вступить в войну в течение месяца. Англия предоставила Италии заем на сумму 50 млн фунтов стерлингов. Риму были обещаны Трентино, Триест, Южный Тироль, Истрия и Далмация. Чтобы предотвратить вступление Италии в войну, Германия добилась от Австро-Венгрии официального обещания передать Италии после войны территории, населенные итальянцами. Германский посол в Италии граф Бернгард Бюлов сообщил об этом обещании Джованни Джолитти, лидеру либералов и бывшему премьеру, выступавшему за сохранение нейтралитета. 320 из 508 депутатов итальянского парламента поддержали его. Сторонник войны премьер-министр Антонио Саландра подал в отставку. Однако за вступление в войну на стороне Антанты началось народное движение, которое возглавляли социалист Бенито Муссолини и писатель Габриэле д’Аннунцио. Они организовали массовые демонстрации, и король не принял отставку Саландры. 23 мая Италия вступила в войну.

Газета «Карьера делю Сера» с сообщением о вступлении Италии в войну на стороне Антанты. 25 мая 1915 г.

Высадка итальянских войск в Албании состоялась еще до официального объявления войны. В ходе наступления на австрийские позиции на реке Изонцо итальянцам удалось занять пограничные районы, но решающих успехов они не достигли. Горная местность благоприятствовала обороняющимся, да и по боеспособности австрийская армия, состоявшая здесь из тирольских и хорватских частей, существенно превосходила итальянскую. Германии Италия объявила войну только 27 августа 1916 года, хотя еще в 1915 году на Итальянском фронте сражался германский альпийский корпус.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru