Артиллеристы - Я Помню. Герои Великой Отечественной войны. Участники ВОВ. Книга памяти. Вов артиллеристы


Советские асы-артиллеристы / История / Независимая газета

Аспект

ИТАК, речь пойдет об асах-артиллеристах. Как ими становились, мы узнаем чуть позже. А пока, пожалуйста, прочтите строки из письма автору одного ветерана-фронтовика Великой Отечественной: "Летчики при превосходстве противника могли выйти из боя, как и при определенных условиях танкисты. У артиллеристов такой возможности не было. Им в каждом бою было суждено - или остановить врага, или погибнуть". Артиллеристы часто сражались насмерть, особенно в начальный период германской агрессии против СССР, когда танковые и моторизованные колонны немецко-фашистских войск рвались в глубь нашей страны. Именно тогда в основном и были поставлены рекорды результативности советских "богов войны", зачастую в одном-двух боях.

ПЕРВЫЙ - НИКОЛАЙ СИРОТИНИН

В тот день обер-лейтенант вермахта Хенсфальд, погибший впоследствии под Сталинградом, записал в своем дневнике: "17 июля 1941 года, Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили русского неизвестного солдата. Он один, стоя у пушки, долго расстреливал колонну наших танков и пехоты. Так и погиб. Все удивлялись его храбрости".

Да, этого советского воина хоронил противник. С почестями. Гораздо позже выяснилось, что это был командир орудия 137-й стрелковой дивизии 13-й армии старший сержант Николай Сиротинин. Подвиг он совершил в самом начале Великой Отечественной войны.

Добровольно вызвавшись прикрыть отход своей части, Николай занял выгодную огневую позицию, с которой хорошо просматривались шоссе, небольшая речушка и мост через нее, открывавший врагу путь на восток. На рассвете 17 июля показались немецкие танки и бронетранспортеры. Когда головной танк вышел на мост, раздался орудийный выстрел. Боевая машина вспыхнула. Второй снаряд поразил еще одну, замыкавшую колонну. На дороге образовалась пробка. Гитлеровцы попытались свернуть с шоссе, но несколько танков сразу застряли в болоте. А старший сержант Сиротинин продолжал посылать снаряды в цель. Черные клубы дыма окутали колонну. Противник обрушил мощный огонь на советское орудие. С запада подошла вторая группа танков и также открыла стрельбу. Лишь через 2,5 часа фашистам удалось уничтожить пушку, которая успела выпустить почти 60 снарядов. На месте боя догорали 10 германских танков и бронетранспортеров, погибло немало вражеских солдат и офицеров.

У воинов 137-й стрелковой дивизии, занявших оборону на восточном берегу реки, сложилось впечатление, что огонь по танкам вела батарея полного состава. И только позднее они узнали, что колонну танков сдерживал один артиллерист.

БРАТЬЯ ЛУКАНИНЫ

Отметим, что артиллеристы, в том числе и противотанкисты, вели борьбу не только с бронированными машинами, им приходилось уничтожать доты, другие укрепления противника, поддерживать пехоту, вести уличные бои. Однако сегодня разговор о тех, кто имеет в своем активе подбитые и подожженные танки, штурмовые орудия и БТР.

Первыми в шеренге асов-артиллеристов стоят уроженцы Калужской области братья Луканины - Дмитрий и Яков. Первый был командиром, а второй - наводчиком орудия 197-го гвардейского артиллерийского полка 92-й гвардейской стрелковой дивизии. Они за войну уничтожили 37 танков и штурмовых орудий, много другой боевой техники, около 600 солдат и офицеров противника. А потому являются претендентами на пальму первенства в ряду советских асов-артиллеристов. Их 152-мм гаубица-пушка образца 1937 г., с которой они прошли тысячи фронтовых километров, установлена в Санкт-Петербурге в одном из залов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

Впервые вступив в единоборство с танками противника в боях на Курской дуге, братья 9 июля 1943 г. поразили четыре вражеские машины.

Свое имя Луканины прославили в боях за Правобережную Украину на Степном фронте. 15 октября 1943 г. на юго-западную окраину села Калужино Днепропетровской области двинулось 13 танков противника с автоматчиками. Подпустив врага на близкое расстояние, братья первыми же выстрелами подбили две машины. С другой стороны наступало еще 8 танков. С дистанции 100-200 м Луканины сожгли четыре из них. Попытка врага прорваться в село была отбита. За этот подвиг Дмитрию и Якову присваивается звание Героя Cоветского Cоюза.

"15 октября, ночью, в 4 часа, мы заняли огневую позицию. В то время я был командиром орудия, а брат Яков - наводчиком, - вспоминал о том бое Дмитрий Луканин. - Противник находился от нас на расстоянии метров 700-800, в лесочке. Наш наблюдательный пункт располагался на небольшой сопке, в 30 метрах сзади нас. Командир дивизиона капитан Сморж заметил с НП скопление немецких танков, предупредил нас и приказал подготовить бронебойные снаряды. Мы быстро выполнили приказ. И буквально через считанные минуты капитан Сморж передал приказ: "Луканины, танки. Приготовиться к бою!" Вот до переднего остается 200 метров, и я командую: "По головному - огонь!" Выстрел - и головная машина завертелась на месте. Однако другие продолжают двигаться вперед. Наводчик, не ожидая команды, ведет огонь. 19 снарядов было выпущено в течение буквально нескольких минут, и 6 фашистских танков остались неподвижными перед нашей позицией, метрах в 200-100. Добрую треть атаковавших танков уничтожили мы. Одержать победу над врагом нам помогло хладнокровие, а также то, что противник нас плохо видел, ведь только светало. Движущие цели обнаружить было легче. К тому же мы метко стреляли..."

Cо своей гаубицей-пушкой Луканины прошли всю войну, а потому счет (они вели его сами) рос.

А теперь кратко о рекордсменах. Братья-близнецы Яков и Дмитрий Луканины родились в 1901 г. в деревне Любилово Калужской области. Жили дружно, в школе сидели за одной партой. В 1920-м вместе были призваны служить в пограничные войска. После увольнения в запас работали на различных стройках страны. На Урале, в частности, их знали как прекрасных каменщиков. Война застала братьев на одном из заводов Первоуральска. Отсюда они в один день 3 сентября 1942-го ушли в действующую армию. И на фронте близнецы неразлучны. С боями прошли в одном полку от Сталинграда до Вены. Одним снарядом их ранило, в одном госпитале лечились. Одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 г. были удостоены звания Героя Советского Союза. После войны Луканины жили в Калужской области. Деревня, в которой они родились, переименована в Луканино.

ГВАРДИИ ЕФРЕЙТОР БИСЕРОВ

Второй результат и рекорд среди артиллеристов-противотанкистов принадлежит наводчику противотанкового орудия 207-го гвардейского стрелкового полка (70-я гвардейская стрелковая дивизия, Центральный фронт) гвардии ефрейтору Кузьме Бисерову. Близ села Ольховатка (Поныровский район Курской области) 6, 7 и 8 июля 1943 г. он уничтожил 22 фашистских танка. Вот как это было.

Ранним утром 6 июля к участку обороны 207-го гвардейского полка прорвались немецкие танки - T-III и T-IV, которых вначале посчитали за "Тигры", так как они были оборудованы навесными экранами для защиты от кумулятивных снарядов. Стреляя на ходу, бронированные машины двигались на огневые позиции взвода 45-мм противотанковых орудий 2-го стрелкового батальона. До врага уже рукой подать. У головного танка видны даже черно-белые кресты. Звучит команда, и ефрейтор Кузьма Бисеров посылает снаряд сорокапятки в немецкую машину. "Тигр" - не "Тигр", а немецкий танк сразу не возьмешь. И все же второй выстрел - поражающий. Внезапно из-за поворота дороги показался вражеский грузовик с пехотой. Ефрейтор Бисеров ударил по нему осколочным. Он загорелся. Танки, идущие сзади, начали обходить его. Кузьма Бисеров взял на прицел один из них. Выстрел - и немцы стали выскакивать из подбитого бронированного чудища. В нем начали рваться снаряды.

Но вот взрыв уже на позиции артиллеристов. T-IV, шедший справа, почти накрыл орудие. Расчет засыпан землей, ослеплен, а танк уверенно продвигался вперед. Еще немного, и он раздавит расчет. 80 метров, 75. "Огонь!", - кричит командир расчета. Бисеров вновь у прицела. Гремит выстрел. Немецкая машина споткнулась, замерла и запылала. Команда: "Менять позицию!" Подхватили орудие и выкатили вперед - ближе к противнику. А на старом месте уже рвались вражеские снаряды. Танки (это были T-III и T-IV) уже на новом месте натыкались на удары советских противотанковых пушек, подчеркнем, сорокапяток. Отметим, усовершенствованных - образца 1942 г., бронепробиваемость которых по сравнению с 45-мм ПТ 1937 г. возросла почти в полтора раза. С дистанции в километр сорокапятки М-42 пробивали броню толщиной в 51 мм, а с расстояния 500 м - 61-мм. И артиллеристы умело использовали свое оружие. Ощутимые потери на этом направлении стали неожиданностью для немецких танкистов. Первая атака захлебнулась. Однако за ней последовали вторая, третья... Но и расчет противотанкового орудия был на высоте.

13 вражеских танков остались на месте.

Ночь с 7 на 8 июля прошла тихо. Действовали лишь разведчики. Зато на рассвете 8-го началось все снова. Вновь с неба полетели бомбы прорвавшихся сюда "Юнкерсов", снаряды рвали и без того израненную землю. Близился рокот танков, переходящий в сплошной мощный гул. Противник вводил в бой новые силы - подразделения 2 и 4-й танковых дивизий.

Через несколько часов боя гитлеровцы ворвались в наши передовые траншеи. Теперь слышались лишь разрывы гранат, винтовочные, пистолетные выстрелы, короткие автоматные очереди. А артиллерия била по вражеской технике - один танк загорался за другим. Противотанкистам было очень нелегко. Палило солнце, но еще жарче дышало раскаленное орудие, гимнастерки давно уже пожухли - соль из солдатских спин вышла на ткань.

- Бронебойным, заряжай ! - кричал Кузьма.

- Огонь!

Следовал выстрел, и танк останавливался, объятый пламенем.

Однако в орудийном расчете уже давно никто не слышал команды: каждый действовал как умел и мог. Снова шли танки, пехота.

С десяток бронированных машин горело перед пушкой Бисерова.

К исходу 8 июля на счету ефрейтора Бисерова уже было 22 подбитых танка вермахта. Командир гвардейской стрелковой дивизии объявил Кузьме Бисерову благодарность.

Бои на этом не закончились, Курское сражение продолжалось. 25 июля 207-й гвардейский стрелковый полк вновь держал оборону. Вновь шли танки, за ними - пехота.

Бисеров не успел развернуть орудие. Раздался оглушительный взрыв. Орудие вышло из строя. Остались винтовка и гранаты. Кузьма схватился за винтовку и, прильнув к земле, повел огонь по наседавшей пехоте. Вот упал один пехотинец, второй... И тут...

И тут на него вышла самоходка. Бисеров прицелился, хотел попасть в смотровую щель. Но орудийный выстрел прогремел раньше.

Вот такой простой по описанию подвиг. Можно было бы найти для этого другие слова, может быть, более сильные, более емкие, более колоритные. Но было бы это правдой? Правда здесь, думается, в одном. Шли танки, и Бисеров с расчетом отражал их атаки. Отражал стойко. Стойкостью этот парень, видимо, обладал врожденной, потом он защищал свою землю, ну а в остальном, повторюсь, ему повезло. Шли танки и их было много...

Как стал он, Кузьма Бисеров, рекордсменом-противотанкистом? Обычный сельский парень, каких большинство было на фронте, и вдруг... Ближе знакомишься с его биографией, с его короткой жизнью и приходишь к выводу - он стал рекордсменом потому, что был обычным парнем. Потому что родился в деревне Кваляшур, что в Удмуртии в 1925-м. Потому что окончил семилетку в селе Кулига, школу ФЗО в Воткинске. Потому что работал на станции Кез Пермской железной дороги. И потому, наконец, что в 1942-м учился в танковом училище, а стал наводчиком сорокапятки. Так получилось.

В чем его высокий подвиг?

В районе Ольховатки удар наносили отборные части гитлеровских панцерваффе. А он стоял.

Превосходство врага было огромнейшим. А Бисеров держался.

Враг оказался сильнее. И Бисеров погиб. Но 22 германские бронированные машины из крупповской стали остались на курской земле. 22 танковых экипажа с июля 1943-го противнику нужно было готовить заново.

Вот в этом высокий подвиг. Сюжет подвига нужно золотом заносить на мрамор. Впрочем, частично это сделано. Кузьма Бисеров стал Героем - Героем Советского Союза. Столь высокое звание наводчику противотанкового орудия присвоено посмертно 8 сентября 1943-го. За беспримерное мужество и героизм, проявленные в боях на Курской дуге, у села Ольховатка.

АЛЕКСАНДР СЕРОВ И ДРУГИЕ

Третий результат среди артиллеристов у наводчика орудия 8-й батареи 636-го противотанкового артиллерийского полка 9-й противотанковой артиллерийской бригады рядового Александра Серова (на его счету 18 уничтоженных танков и 1 штурмовое орудие) и командира орудия 122-го гвардейского артиллерийского полка (51-я гвардейская стрелковая дивизия, Воронежский фронт) гвардии старшины Алексея Власова (19 танков противника).

Судьбоносный жребий распорядился так, что Александру Серову пришлось вступить в ожесточенную схватку с врагом в первые дни войны в Прибалтике, юго-западнее Шауляя. Противотанкисты полка оседлали шоссе, ведущее на город, 19 июня, выехав на учение. 22 июня на позициях они получили известие о начале войны, а 23-го, во второй половине дня, 636-й полк атаковали 50 бронированных машин противника с мотопехотой. Командир полка Борис Прокудин, участник боев на реке Халхин-Гол, грамотно организовал оборону. А потому первые несколько выстрелов остановили наступающих.

Именно тогда открыл свой счет Александр Серов. Его 76-мм пушка была атакована большой группой фашистских танков. Чтобы бить наверняка, наводчик подпустил машины на близкое расстояние и выстрелил в ближайшую. Она задымила. Александр же наводил орудие на другую, на третью... Было подбито 11 танков, когда осколок вражеского снаряда ранил Серова. Однако и тогда он не оставил своего места у пушки, продолжал вести огонь и уничтожил еще семь танков. Сказались мастерское владение боевой специальностью - каждый снаряд Александр посылал в цель, а этого противник никак не ожидал и от такой встречи долго не мог прийти в себя. Только второе ранение заставило Серова выпустить из своих рук боевой шнур. Примерно так выглядит картина той ожесточенной схватки, в котором наводчик орудия поставил абсолютный рекорд - 18 подбитых вражеских машин в одном бою.

Долгое время считалось, что Александр Серов был смертельно ранен. Спустя десятилетия оказалось, что это не так. После долгого лечения в госпитале он уволился "по чистой", вернулся на родину в Сибирь, в родное село Бакшеево, там получил на себя похоронку. В семидесятых годах, когда его разыскали работники одного из литовских музеев, рассказал о своем участии в отражении танковой колонны противника.

В первый день боя Александр Серов уничтожил до десяти машин и тогда был ранен, но остался в строю. На второй день гитлеровские танки прорвались к батарее. " Я выстрелил, - вспоминал Александр Серов, - танк развернулся на месте и застыл. Быстро навел пушку в другой танк. Выстрел! И тот окунулся дымом". Орудие вело меткий огонь, поражая танк за танком. У Серова от потери крови кружилась голова - повязка сползла, рана открылась. Однако он по-прежнему стоял у прицела, брал танки в перекрестье, стрелял. Потом - удар, все провалилось в темноту. Последнее, что он услышал, был голос подносчика снарядов: "Серова убило".

Сам Александр Серов конкретную цифру уничтоженных машин не называет. Откуда она появилась? Серов был представлен к государственной награде, и в представлении, как вспоминали его сослуживцы, она фигурировала. Но документ затерялся, награду - орден Отечественной войны I степени - противотанкист получил лишь много-много лет спустя и уже по другому представлению, но в памяти воинов 636-го полка запечатлелось - 18 уничтоженных танков одним расчетом в одном бою.

Гвардии старшина Алексей Власов отличился 6 июля 1943 г. в районе села Яковлево (Белгородская область). Здесь его расчет при отражении атаки танков противника подбил 4 тяжелые и 5 средних боевых машин. На следующий день враг бросил в бой 23 танка. За 30 минут боя расчет подбил 10 из них, установив своеобразный рекорд.

Назовем также старшего сержанта Синявского и ефрейтора Мукозобова - командира и наводчика орудия 542-го стрелкового полка 161-й стрелковой дивизии. Они стали асами в первые дни войны. С 22 по 26 июня в ожесточенных боях на подступах к Минску их расчет уничтожил 17 танков и штурмовых орудий противника. За этот подвиг воины были награждены орденом Красного Знамени.

Рекорд среди артиллеристов-самоходчиков держит командир САУ 383-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийского полка (3-я гвардейская танковая армия, 1-й Украинский фронт) гвардии младший лейтенант Михаил Климов. Его расчет в марте 1945-го на в районе Вальденбурга и Наумбурга (ныне Польша) вывел из строя 16 вражеских танков.

Отважно сражались и многие другие советские артиллеристы. 35 командиров и наводчиков результативных артиллерийских расчетов уничтожили 432 танка, штурмовых орудия и БТР противника.

ПОЛКИ-РЕКОРДСМЕНЫ

В рекордсменах у артиллеристов - и целые части. Вернемся к действиям 636-го противотанкового полка, в составе которого сражался 23 июня 1941 г. Александр Серов. Тогда враг был отброшен, полк уничтожил 59 танков и штурмовых орудий.

До 50 немецких танков за время боев с 12 июля по 16 августа "нашли свою смерть" под огнем орудий артиллерийской части под командованием Героя Советского Союза Сергея Ниловского.

462-й корпусной артиллерийский полк РГК за первые месяцы войны (с июня по август 1941-го) уничтожил около 100 вражеских танков, 24 бронемашины, 33 орудия, истребил много живой силы противника. Впоследствии он был преобразован в гвардейский.

Высокие результаты показывали артиллеристы и в другие периоды войны. 89 танков, в том числе 35 тяжелых, уничтожил 6 и 7 июля 1943-го при отражении атак на белгородском направлении в ходе Курской битвы личный состав 1177-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка (47-я армия, Воронежский фронт), которым командовал подполковник Алексей Шалимов, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза.

Советские артиллеристы впервые дни войны вступали в жаркие схватки с танковыми подразделениями вермахта, имея на вооружении 45-мм противотанковую пушку, дивизионную 76-мм пушку, 152-мм гаубицу-пушку. Советские воины били врага из зенитных орудий калибров 37-мм, 76-мм и особенно 85-мм, из других артсистем. В ходе войны появляются новые орудия, идет их непрерывное качественное совершенствование. Поступают на вооружение модернизированная 45-мм и 57-мм противотанковые пушки М-42 образца 1942 г. и ЗИС-2 образца 1943 г., 76-мм полковая пушка образца 1943 г. и новая 76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 образца 1942 г., 100-мм полевая пушка БС-3 образца 1944 г., серийное производство которой началось на старейших заводах Ленинграда осенью 1943-го по чертежам опытного образца сразу же после прорыва блокадного кольца.

В годы войны создается новый вид артиллерии - самоходная артиллерия. Советские воины получают сильнейшее средство борьбы в танками противника: мощные бронезащищенные и мобильные СУ-85 с пушкой Д-5С (образца 1943 г.), СУ-100 с пушкой Д-10С (образца 1944 г.), СУ-152 с гаубицей-пушкой МЛ-20 (образца 1944 г.), ИСУ-122 с пушкой Д-25С (образца 1944 г.), ИСУ-152 с гаубицей-пушкой МЛ-20 (образца 1943 г.).

Добротный опыт борьбы с танками противника начал приходить к ним к середине 1943 г. (хотя наивысшие результаты отдельными артиллеристами достигнуты в начале войны). К тому времени штаб артиллерии Красной Армии, штабы артиллерии фронтов и армий поставили на постоянную основу изучение бронетехники противника, его тактики действий, выдачу рекомендаций в войска. Особое внимание обращалось на способы борьбы с новыми типами тяжелых танков и штурмовых орудий, таких, как Т-VIH "Тигр", T-VG "Пантера", "Элефант". В противотанковых частях была организована целенаправленная боевая подготовка. В армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущим, тренировались противотанкисты. Создавались команды истребителей танков. Издавались памятки "Памятка по борьбе с танками "Тигр", "Памятка артиллеристу - истребителю вражеских танков".

Все это позволило усмирить гитлеровский танковый зверинец. Разумеется, в этом важную роль сыграли также наши доблестные танкисты, расчеты противотанковых ружей. Но велика роль и артиллеристов - их дуэли с "Тиграми" и "Пантерами", другими танками вермахта дали десятки асов, десятки мастеров меткого орудийного огня.

nvo.ng.ru

Я Помню. Герои Великой Отечественной войны. Участники ВОВ. Книга памяти.

австрия 1945багратионбелоруссия 1941белоруссия 1943–44берлинскаяборьба с УПАбудапешт 1945будапешт 1956венгрия 1944–45висло–одерскаяворонеж 1942–43восточно–прусскаягермания 1945западный фронт 1942–43заполярьe 1941–44ираниспытание атомной бомбыкавказ 1942–43карелиякореякорсунь шевченковскаякрым 1941–42крым 1943–44кутузовленинград 1941–44львовскаяманьчжурскаямолдавия 1944московскаяосвободительные походы 1939–40партизанпленпражскаяприбалтика 1941прибалтика 1944–45ржевскаярумянцевсмоленск 1941сталинградскаяукраина 1941Украина 1944финскаяфорсирование днепрахалхин-голхарьковскаяхасанчехословакия 1944–45штрафникюгославияясско–кишиневская

Малиновский БорисНиколаевич

Запомнилось, как мимо меня проходил один из сержантов с соседнего пункта. Увидел меня. А у него в руках такая веточка какого-то дерева. Подошел и говорит: «Борис, возьми веточку, она счастливая. Я сейчас всю передовую прошел, и виден был с элеватора, и никто на меня не позарился, никакая пуля не просвистела. Поэтому, возьми веточку». Наверное, я взял, сейчас уже не помню. А он пошёл дальше на свой наблюдательный пункт.

Столяров ЕфимАбрамович

Самолёты отбомбились, улетели. Стали люди из-под моста выходить, а я стою и дрожу весь, страшно. Я стою, люди выходят, а я стою, осталось там человек 50, а я стою и думаю: " Не надо мне никаких орденов, только маму-папу увидеть, и всё!". И я потом себе сам сказал: "Если я сейчас боюсь, то что дальше будет? Чего я тогда стою, может, грош мне цена?". Решился и вышел, и пошёл смотреть, куда бомбы упали. И увидел, что небольшая бомба упала в ту ямку, куда я первый раз поставил буссоль. Тогда я подумал: "А, может, оно всё и обойдётся? Если меня в первом бою не убили, может, всё будет в порядке!"

Есенгазиев Орангали

А моё боевое крещение началось под городом Ржевом, командиром огневого взвода. Потом стал командиром взвода управления. Командир огневого взвода – это который командует непосредственно батареями километрах в 10-ти или 15-ти сзади передовой. А взвод управления – радисты там, связисты, телефонисты и все прочие – идём на передний край вместе с командирами батарей, понимаете?

Варлашкин НиколайГригорьевич

Дело было часов в 9 утра – и я лежал часов до 11-ти вечера, как стемнело. Бежать – некуда: встанешь – сейчас же на пулю налетишь. Развернулся, пополз домой. Слышу – мои товарищи насвистывают. И я им насвистываю. Собрались в кучку. От дюжины десантников осталось девять. А все четыре танка сгорели.

Кочетков ВладимирПавлович

Тогда нам приказали вместе со своей артиллерией переправиться на тот берег и вступить в бой с немцами на прямую наводку. И вот образовалась такая ситуация: танки идут, по ним стреляет артиллерия, а они, в свою очередь, стреляют по нам, артиллерии. Во время того боя было подбито три орудия в седьмой батарее. Через какое-то время этой самой батарее и моему взводу приказали переправиться на ту сторону.

Панишев АлексейАлександрович

На меня - начальника разведки артиллерийского дивизиона, комиссара дивизиона и командира взвода боевого питания была возложена задача - перевести по льду Керченского пролива лошадей и тылы дивизиона. На пути нашего движения встречались полыньи, на открытой воде плавали утки, бакланы, от нашей нагрузки и движения иногда лёд не выдерживал, были потери.

Абесадзе ПлатонДавидович

Представьте себе, какая была ситуация: 14 самолётов пускает по 4 бомбы по 250 килограмм. Я, конечно, сразу упал на свист этих бомб. Первую только помню. Когда она взорвалась – на меня что-то упало. Это убило коня – и конь упал рядом со мной. Это мне было такое «заграждение» конём. Но потом следующая – упала впереди меня. И вот – голова…

Козловский ЛеонидМихайлович

Пехота захватывала плацдарм на противоположном берегу, а мы, как артиллерийская разведка, вслед за ними переправлялись и должны были выявить вражеские огневые точки. Какая цель попадалась – стреляли. Мы продвигались слегка позади пехоты. Если бы я тогда шел вместе с пехотой, я бы сейчас рядом с Вами здесь не сидел. В пехоте как: если не убили, то обязательно ранили. Оттуда целыми почти не возвращались.

Паршин ПавелСергеевич

Помню, однажды, проходили очередную сожжённую деревушку, и я позавидовал убитым… Мела позёмка, лицо секло сухим снегом, мы шли сгорбленные, измотанные до бесчувствия. И вот тогда я подумал: хорошо мёртвым, они уже не испытывают страданий, им всё равно, что происходит вокруг. В тот момент мне не хотелось жить! Но тут я вспомнил родительский дом, свою маму, её печальные глаза...

Солодкин ФёдорЗахарович

Переправу немцы разбили, а вода неглубокая, но течение очень быстрое. И мы, чтобы ночью не потеряться, друг за друга держались, и так перешли на ту сторону. Там, значит, собрали оружие, которое у убитых. Убитых – похоронили. Пушки, которые переправили, мы цепляли за трос, а с обратной стороны – лебёдка, так и перетаскивали через Нарев. Вот всю ночь мы и болтались в этой ледяной воде. Утром нас привезли к штабу, там дали по стакану водки, чтобы согреться – и, как говорится, ничего страшного не случилось…

Читайте также

Продвинулись мы вперед, заняли окопы. Мой расчет установил пулемет, я коробку им отдал, они заправили ленту, произвели несколько очередей и получили мину. Прилетевшая мина упала рядом, на бруствер, разбив пулемет. Я опомниться еще не успел, как вижу, что эти казах с узбеком развернулись и поползли в тыл. Были ли они ранены или... Читать дальше

...Гул далекий, почти непрерывный, то нарастающий, то стихающий, он меня тревожил уже несколько часов, я не мог уйти от него, он неистребимо лез в уши. Мне казалось, что он таит какую-то опасность. Глухой лес. Узкая просека, на которую я вышел, тянулась вдаль. Она была чистой, успокоительно пустой, следов людей не было видно, и я решил... Читать дальше

А мы в это время влетели в подвал. Там было много немцев из охраны, человек сто пятьдесят, наверное. Все они были в летнем обмундировании, на голове у солдат были пилотки, а у офицеров фуражки. У некоторых поверх головных уборов были повязаны пуховые платки, а на ногах, поверх сапог, были обуты еще одни сапоги из куги, чтобы ноги не... Читать дальше

Немцы если увидят рацию, то они сразу ее разобьют! А чтобы нашей машине близко к передовой не подходить, у нас был пятисотметровый кабель. Толстый такой, тяжелый. Мы тащили его туда, где располагался корректировщик и по нему он сообщал мне всю информацию. А я в это время сижу в машине и полученную от него информацию передаю нашей... Читать дальше

Раненых и больных лошадей мы лечили только на отдыхе. В наступлении мы просто забирали всех имевшихся лошадей у крестьян, а в обмен оставляли своих истощенных и раненных. Это входило в обязанности ветчасти. Лошадь лучше пустить на мясо, чем ее лечить. Читать дальше

iremember.ru

История артиллерии в Великой Отечественной войне (19 фото) . Чёрт побери

В преддверии праздника 19 ноября — дня ракетных войск и артиллерии хотел бы поделиться с вами в этой фишке некоторыми интересными моментами, связанных с историей артиллерии Великой Отечественной войны. Артиллерия подразделялась на войсковую (батальонную, полковую, дивизионную, корпусную, а 1943 г. и армейскую) и артиллерию резерва ВГК. На вооружении артиллерии находились пушки, гаубицы, минометы, боевые машины (установки) реактивных снарядов..

Смотреть все фото в галерее

С началом Великой Отечественной войны минометы неоднократно модернизировались. 82-мм батальонный миномет образца 1941 г., разработанный в СКБ В. Н. Шамарина, имел встроенный в казенник ствола эксцентриковый механизм, который позволял повысить безопасность процесса разряжания миномета . Двунога-лафет 82-мм батальонного миномета образца 1943 г. представляла собой жесткую раму с приваренными к ней сошниками, которые при стрельбе углублялись в грунт и обеспечивали высокую устойчивость миномета.

Ф-22 УСВ

К началу войны Красная армия располагала вполне современной системой дивизионной артиллерии, основными образцами которой в дальнейшем стали: 76,2-мм пушки образца 1939 г. (Ф-22УСВ), образца 1942 г. (ЗИС-З), 122-мм гаубицы образца 1938 г. (М-30).

Артиллеристы батареи 76-мм дивизионных пушек образца 1939 года Ф-22 УСВ, перед выездом на боевые позиции

Советские артиллеристы ведут огонь по противнику из 76-мм пушки Ф-22-УСВ в большой излучине Дона

ЗИС-3

Вес в боевом положении: 1200 кг.Наибольшая дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом: 13200 м.Наибольший угол возвышения: +37 градусовНаибольший угол склонения: -5 градусовУгол горизонтального обстрела: 54 градусаСкорострельность максимальная: 25 выстрелов в минутуСкорость перевозки по шоссе: до 50 км./час

Достижением конструкторской мысли в конструкторском бюро В. Г. Грабина стала разработка 76,2-мм дивизионной пушки ЗИС-3, признанной по своей мощности, совершенству конструкции, внешней легкости и даже, по выражению некоторых экспертов, изяществу лучшей пушкой Второй мировой войны. Заводские испытания этой пушки были начаты в 1940 г., а завершены в начале 1941 г. При создании орудия использовалась идея наложения снабженного дульным тормозом ствола пушки Ф-22 УСВ на лафет 57-мм противотанковой пушки. Новое орудие обеспечивало решение всего комплекса задач дивизионной артиллерии: уничтожение живой силы и автобронетанковой техники, подавление и уничтожение огневых средств пехоты и артиллерии, разрушение долговременных огневых точек и прочее. Однако накануне войны эту пушку не приняли на вооружение, поскольку разработка велась без официального задания ГАУ.

Производство ЗиС-3 на военном заводе. Фото: Фотохроника ТАСС

В начале войны В. Г. Грабин по согласованию с руководством завода № 92 запустил ЗИС-3 в серийное производство. В сражениях 1941 г. ЗИС-3 доказала свое преимущество над Ф-22 УСВ, которая отличалась сложностью наводки на цель, имела большую массу и значительную силу отдачи. Это позволило В. Г. Грабину лично представить ее И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство. В результате ЗИС-3 была принята на вооружение под наименованием «76,2-мм советская дивизионная и противотанковая пушка образца 1942 г.». ЗИС-3 стала основной артиллерийской системой советской дивизионной артиллерии. По эффективности стрельбы она превосходила немецкую 75-мм пушку. При разрыве осколочно-фугасной гранаты образовывалось 870 убойных осколков с радиусом сплошного поражения 15 м (немецкий снаряд давал 765 осколков с радиусом сплошного поражения 11,5 м). На дальности 500 м при угле встречи 90 градусов бронебойный снаряд пушки пробивал броню толщиной 70 мм.

ЗиС-3 во время боя на территории завода «Красный Октябрь» в Сталинграде. Фото: Фотохроника ТАСС

1944 г.

Расчет советской 76-мм пушки ЗиС-3 ведет огонь по противнику в Данциге

Д-44

Во второй половине 1944 г. прошла государственные испытания новая 85-мм дивизионная пушка Д-44, которая была спроектирована в КБ Ф. Петрова для замены 76-мм пушки ЗИС-3. Переход на больший калибр был необходим, поскольку у Германии появились новые тяжёлые танки с толстой бронёй. Опытный образец пушки был изготовлен на заводе № 92 и получил сложный индекс ЗИС-Д-44. В 1945 года пушка ЗИС-Д-44 поступила на Гороховецкий полигон. После полигонных, а затем и войсковых испытаний она была принята на вооружение под названием «85-мм дивизионная пушка Д-44». При угле встречи 90 градусов бронебойный снаряд этой пушки на дистанции 500 метров пробивал гомогенную броню толщиной 135 мм.

Д-1

Красная армия получила боеприпасы кумулятивного действия со значительным опозданием. С восстановлением корпусного звена управления возникла практическая необходимость иметь корпусную гаубицу с высокими маневренными качествами, мощным снарядом и дальностью стрельбы, обеспечивающей ведение контрбатарейной борьбы. (Отличие пушки от гаубицы смотрите здесь https://thedifference.ru/chem-pushka-otlichaetsya-ot-gaubicy/) Эта задача была решена созданием 152-мм гаубицы образца 1943 г. (Д-1). Она вполне удовлетворяла требованиям РККА по мобильности, мощности и дальности стрельбы. Д-1 могла стрелять всем ассортиментом 152-мм гаубичных снарядов. По мнению Н. Н. Воронова: «По сравнению с прежней гаубицей того же калибра она имела солидные преимущества. В связи с переходом Красной армии к большим наступательным операциям потребовались новые орудия для наступления. Именно такой оказалась хорошо встреченная в войсках новая, облегченная 152-миллиметровая гаубица» . Облегченная гаубица Д-1 являлась весьма надежным орудием, обладала высокой точностью стрельбы и хорошей живучестью.

Давая после войны оценку этому миномету, главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов написал: «В числе новинок был также 160-миллиметровый миномет, мощное наступательное оружие с дальностью стрельбы 5150 метров, с миной весом 40,5 килограмма, обладающей мощным фугасным действием. Вес миномета в боевом положении был всего лишь около тонны. Это оружие оказалось незаменимым при прорыве обороны противника, для разрушения его деревоземляных сооружений. Когда на одном из фронтов были впервые массированно применены новые минометы, они произвели огромное моральное воздействие на противника. Выстрелы этих минометов глухие, мина взлетает очень высоко по крутой траектории, а затем почти отвесно падает вниз. При первых же разрывах таких мин гитлеровцы решили, что их бомбит наша авиация, и стали подавать сигналы воздушной тревоги». В других странах не было такого мощного и маневренного оружия.

В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге

http://www.museum.ru/M152

БМ-13Н «Катюша»

В 1943 г. была принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н. При этом удалось обеспечить увеличение скорости вертикальной наводки в 2 раза, сектора обстрела — на 20%, уменьшить усилия на рукоятках механизмов наведения в 1,5–2 раза, повысить живучесть и эксплуатационную надежность боевой установки. Тактическую мобильность частей реактивной артиллерии, вооруженных установками БМ-13Н, повышало использование в качестве базы для пусковой установки мощного американского грузового автомобиля «Студебеккер 6×6». В конце 1943 г. на заводе «Компрессор» конструкторская группа А. Н. Васильева приступила к разработке пусковой установки для стрельбы снарядами увеличенной дальности М-13-ДД и улучшенной кучности М-13УК, которые проворачивались в момент запуска и на траектории. Несмотря на некоторое уменьшение дальности полета этих снарядов (до 7,9 км), площадь их рассеивания была значительно уменьшена, что привело к трехкратному увеличению плотности огня по сравнению со снарядами М-13.

Залп БМ-13-16Н в Берлине

6-й Сталинский удар Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 Катюша. Район Карпат.

 

chert-poberi.ru

История артиллерии в Великой Отечественной войне

В преддверии праздника 19 ноября - дня ракетных войск и артиллерии хотел бы поделиться с вами в этой фишке некоторыми интересными моментами, связанных с историей артиллерии Великой Отечественной войны. Артиллерия подразделялась на войсковую (батальонную, полковую, дивизионную, корпусную, а 1943 г. и армейскую) и артиллерию резерва ВГК. На вооружении артиллерии находились пушки, гаубицы, минометы, боевые машины (установки) реактивных снарядов..

С началом Великой Отечественной войны минометы неоднократно модернизировались. 82-мм батальонный миномет образца 1941 г., разработанный в СКБ В. Н. Шамарина, имел встроенный в казенник ствола эксцентриковый механизм, который позволял повысить безопасность процесса разряжания миномета . Двунога-лафет 82-мм батальонного миномета образца 1943 г. представляла собой жесткую раму с приваренными к ней сошниками, которые при стрельбе углублялись в грунт и обеспечивали высокую устойчивость миномета.

Ф-22 УСВ

К началу войны Красная армия располагала вполне современной системой дивизионной артиллерии, основными образцами которой в дальнейшем стали: 76,2-мм пушки образца 1939 г. (Ф-22УСВ), образца 1942 г. (ЗИС-З), 122-мм гаубицы образца 1938 г. (М-30).

Артиллеристы батареи 76-мм дивизионных пушек образца 1939 года Ф-22 УСВ, перед выездом на боевые позиции

Советские артиллеристы ведут огонь по противнику из 76-мм пушки Ф-22-УСВ в большой излучине Дона

ЗИС-3

Вес в боевом положении: 1200 кг.Наибольшая дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом: 13200 м.Наибольший угол возвышения: +37 градусовНаибольший угол склонения: -5 градусовУгол горизонтального обстрела: 54 градусаСкорострельность максимальная: 25 выстрелов в минутуСкорость перевозки по шоссе: до 50 км./час

Достижением конструкторской мысли в конструкторском бюро В. Г. Грабина стала разработка 76,2-мм дивизионной пушки ЗИС-3, признанной по своей мощности, совершенству конструкции, внешней легкости и даже, по выражению некоторых экспертов, изяществу лучшей пушкой Второй мировой войны. Заводские испытания этой пушки были начаты в 1940 г., а завершены в начале 1941 г. При создании орудия использовалась идея наложения снабженного дульным тормозом ствола пушки Ф-22 УСВ на лафет 57-мм противотанковой пушки. Новое орудие обеспечивало решение всего комплекса задач дивизионной артиллерии: уничтожение живой силы и автобронетанковой техники, подавление и уничтожение огневых средств пехоты и артиллерии, разрушение долговременных огневых точек и прочее. Однако накануне войны эту пушку не приняли на вооружение, поскольку разработка велась без официального задания ГАУ.

Производство ЗиС-3 на военном заводе. Фото: Фотохроника ТАСС

В начале войны В. Г. Грабин по согласованию с руководством завода № 92 запустил ЗИС-3 в серийное производство. В сражениях 1941 г. ЗИС-3 доказала свое преимущество над Ф-22 УСВ, которая отличалась сложностью наводки на цель, имела большую массу и значительную силу отдачи. Это позволило В. Г. Грабину лично представить ее И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство. В результате ЗИС-3 была принята на вооружение под наименованием «76,2-мм советская дивизионная и противотанковая пушка образца 1942 г.». ЗИС-3 стала основной артиллерийской системой советской дивизионной артиллерии. По эффективности стрельбы она превосходила немецкую 75-мм пушку. При разрыве осколочно-фугасной гранаты образовывалось 870 убойных осколков с радиусом сплошного поражения 15 м (немецкий снаряд давал 765 осколков с радиусом сплошного поражения 11,5 м). На дальности 500 м при угле встречи 90 градусов бронебойный снаряд пушки пробивал броню толщиной 70 мм.

ЗиС-3 во время боя на территории завода «Красный Октябрь» в Сталинграде. Фото: Фотохроника ТАСС

Расчет советской 76-мм пушки ЗиС-3 ведет огонь по противнику в Данцигеhttp://waralbum.ru/285951/

Д-44

Во второй половине 1944 г. прошла государственные испытания новая 85-мм дивизионная пушка Д-44, которая была спроектирована в КБ Ф. Петрова для замены 76-мм пушки ЗИС-3. Переход на больший калибр был необходим, поскольку у Германии появились новые тяжёлые танки с толстой бронёй. Опытный образец пушки был изготовлен на заводе № 92 и получил сложный индекс ЗИС-Д-44. В 1945 года пушка ЗИС-Д-44 поступила на Гороховецкий полигон. После полигонных, а затем и войсковых испытаний она была принята на вооружение под названием «85-мм дивизионная пушка Д-44». При угле встречи 90 градусов бронебойный снаряд этой пушки на дистанции 500 метров пробивал гомогенную броню толщиной 135 мм.

Красная армия получила боеприпасы кумулятивного действия со значительным опозданием. С восстановлением корпусного звена управления возникла практическая необходимость иметь корпусную гаубицу с высокими маневренными качествами, мощным снарядом и дальностью стрельбы, обеспечивающей ведение контрбатарейной борьбы. (Отличие пушки от гаубицы смотрите здесь https://thedifference.ru/chem-pushka-otlichaetsya-ot-gaubicy...) Эта задача была решена созданием 152-мм гаубицы образца 1943 г. (Д-1). Она вполне удовлетворяла требованиям РККА по мобильности, мощности и дальности стрельбы. Д-1 могла стрелять всем ассортиментом 152-мм гаубичных снарядов. По мнению Н. Н. Воронова: «По сравнению с прежней гаубицей того же калибра она имела солидные преимущества. В связи с переходом Красной армии к большим наступательным операциям потребовались новые орудия для наступления. Именно такой оказалась хорошо встреченная в войсках новая, облегченная 152-миллиметровая гаубица» . Облегченная гаубица Д-1 являлась весьма надежным орудием, обладала высокой точностью стрельбы и хорошей живучестью.

Давая после войны оценку этому миномету, главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов написал: «В числе новинок был также 160-миллиметровый миномет, мощное наступательное оружие с дальностью стрельбы 5150 метров, с миной весом 40,5 килограмма, обладающей мощным фугасным действием. Вес миномета в боевом положении был всего лишь около тонны. Это оружие оказалось незаменимым при прорыве обороны противника, для разрушения его деревоземляных сооружений. Когда на одном из фронтов были впервые массированно применены новые минометы, они произвели огромное моральное воздействие на противника. Выстрелы этих минометов глухие, мина взлетает очень высоко по крутой траектории, а затем почти отвесно падает вниз. При первых же разрывах таких мин гитлеровцы решили, что их бомбит наша авиация, и стали подавать сигналы воздушной тревоги». В других странах не было такого мощного и маневренного оружия.

В 1943 г. была принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н. При этом удалось обеспечить увеличение скорости вертикальной наводки в 2 раза, сектора обстрела — на 20%, уменьшить усилия на рукоятках механизмов наведения в 1,5–2 раза, повысить живучесть и эксплуатационную надежность боевой установки. Тактическую мобильность частей реактивной артиллерии, вооруженных установками БМ-13Н, повышало использование в качестве базы для пусковой установки мощного американского грузового автомобиля «Студебеккер 6×6». В конце 1943 г. на заводе «Компрессор» конструкторская группа А. Н. Васильева приступила к разработке пусковой установки для стрельбы снарядами увеличенной дальности М-13-ДД и улучшенной кучности М-13УК, которые проворачивались в момент запуска и на траектории. Несмотря на некоторое уменьшение дальности полета этих снарядов (до 7,9 км), площадь их рассеивания была значительно уменьшена, что привело к трехкратному увеличению плотности огня по сравнению со снарядами М-13.

Залп БМ-13-16Н в Берлине

6-й Сталинский удар Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 Катюша. Район Карпат.

Источник: http://fishki.net/2428075-istorija-artillerii-v-velikoj-otechestvennoj-vojne.html © Fishki.net

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Статья про артиллерию в ВОВ (II): paul_atrydes

В то же время, несмотря на трудности создания новых артиллерийских формирований, резко поднимается удельный вес артиллерии РВГК и (благодаря ее маневренности) ее роль в операциях. Процесс развития артиллерии РВГК в первом периоде войны хорошо виден по данным табл. 3.

Как видим из таблицы, в начале войны наша армия не имела реактивных установок. Решение о принятии их на вооружение состоялось лишь 21 июня 1941 года. Однако уже в первый год войны количество реактивных установок резко возрастает. Так, к середине 1942 года их насчитывалось в 5 раз больше, чем к 1 декабря 1941 года. Это было реальным доказательством их жизнеспособности и той большой роли, которую они играли в массированном огне артиллерии. Почти вдвое большими темпами росло число рам М-30 (300-мм реактивных снарядов), что свидетельствовало о растущей потребности в мощном огневом воздействии на ближайшую глубину боевых порядков противника, укрытых оборонительными сооружениями. Именно преодоление этой первой позиции обороны, оказывавшей наступавшим войскам наиболее организованное и упорное сопротивление, являлось необходимой предпосылкой для прорыва обороны противника на всю ее глубину.

Приведенная таблица показывает, что маневренные резервы артиллерия значительно возросли в тяжелой обстановке первого периода войны. К концу его количество артиллерийских полков РВГК выросло в 10 раз. На одну стрелковую дивизию теперь было в среднем артиллерийских полков РВГК в пять раз больше, чем к началу войны. На одну общевойсковую армию, привлекаемую к ведению крупной фронтовой операции, стали приходиться десятки артиллерийских полков усиления. В связи с этим возникла еще одна серьезная проблема — управление крупными массами маневренной артиллерии.

Решение проблемы было найдено в организации отдельных артиллерийских бригад, дивизий, а затем и корпусов. В конце первого периода войны Государственный Комитет Обороны принял соответствующие постановления.

К этому времени в РВГК имелись все виды артиллерии, кроме самоходной. Теперь артиллерия РВГК стала тем, чем она и должна быть — не только артиллерией качественного усиления общевойсковых соединений, но и всесторонне развитым крупным маневренным резервом Ставки, командования фронтов и армий.

Рост артиллерии РВГК по-прежнему опережал рост войсковой артиллерии и в последующих периодах войны. За второй и третий периоды войсковая артиллерия увеличилась в 1,1 раза, а РВГК — в 2,1 раза; ее удельный вес поднялся до 32 проц. (по наличию орудий и минометов) без учета рам М-30. К концу Великой Отечественной войны удельный вес артиллерии РВГК был таким же, как в конце первой мировой войны.

Продолжалось и укрупнение организационных форм артиллерии РВГК. К 1 января 1945 года из 1480 артиллерийских полков РВГК более 60 проц. входили в состав десяти артиллерийских корпусов, 105 артиллерийских дивизий и 85 отдельных бригад(15).

Итак, между маломощными штабами артиллерии общевойсковых соединений и оперативных объединений, с одной стороны, и артиллерийскими полками и дивизионами (тактическими артиллерийскими группами), с другой, встали теперь мощные штабы крупных артиллерийских соединений, непосредственно управлявших огнем и маневром примерно 1200 артиллерийских полков. В качестве штабов различных артиллерийских групп штабы артиллерийских соединений охватывали своим управлением более 50 проц. всей артиллерии, участвовавшей в той или иной операции. Только теперь можно было говорить о реальных возможностях централизованного управления массированным огнем не только к началу артиллерийской подготовки атаки (или контрподготовки в обороне), но и на протяжении всего сражения.

При разработке проекта нового устава в 1943 году было принято решение рекомендовать фронтам и армиям отказаться от формирования многочисленных артиллерийских групп. Основным принципом их комплектования должно было быть обеспечение тесного взаимодействия с общевойсковыми соединениями и частями. Каждый общевойсковой командир от стрелкового полка до командующего армией, а в некоторых случаях и до фронта включительно имел свою артиллерийскую группу. Этим разрешалось основное условие взаимодействия: каждый общевойсковой командир получил «подручную» артиллерию.

Опыт войны показал, что в интересах массирования артиллерийского огня необходимо централизованное управление артиллерией в масштабе того или иного общевойскового соединения (объединения). Поэтому командующие артиллерией общевойсковых соединений и объединений, будучи заместителями командиров последних, получили право управлять огнем и маневром всей или необходимой им частью артиллерии, контролировать боевое применение артиллерии в подчиненных общевойсковых соединениях и частях, своевременно исправляя возможные ошибки.

Управляемые крупные массы артиллерии стали надежным инструментом широкого массированного огня артиллерии. Росли плотности артиллерии в операциях и соответственно — потери врага от огня нашей артиллерии, а тем самым облегчались условия прорыва обороны противника.

Роль артиллерии возрастала вследствие роста ее огневых возможностей, преодоления трудностей со средствами тяги и управления и в результате искусного управления ее массированным огнем.

В двух оборонительных кампаниях первого периода войны и в нескольких крупных оборонительных операциях во втором и третьем периодах артиллерия приобрела большой опыт и научилась наносить врагу потери, срывать танковые и пехотные атаки, останавливать его наступление, оказывая своей пехоте и танкам неоценимую помощь.

В первые дни войны артиллерийские части в силу сложных условий, малочисленности средств и слабой подвижности несли большие потери и хотя наносили врагу значительный урон, но не достигали ожидаемого эффекта, лишь кратковременно задерживая его на отдельных участках. Однако к концу начальной кампании войны, уже в битве под Москвой, артиллерия начала все больше приобретать силу, стала срывать атаки противника, заставлять его своим огнем искать новые направления ударов.

И все же в обороне под Москвой артиллерия располагала еще крайне ограниченными средствами борьбы. Это видно из табл. 4

Даже при величайшем напряжении усилий Ставке не удалось добиться повышения плотности артиллерии, особенно противотанковой. Приходилось искать решение задачи оперативными средствами — маневром средств на направления главных ударов противника. Так 16-й армии, оборонявшей волоколамское направление, было придано 6 противотанковых полков, 5-й армии на можайском направлении — 11 полков, 43-й армии на малоярославецком направлении — 8 полков и 1 дивизион.

В результате этих мероприятий плотность противотанковых средств в 16-й армии к 16 ноября поднялась до 3,2 орудия на 1 км, а в 43-й армии — до 3 орудий на 1 км. Однако и этим маневром не удалось поднять плотности до уставной нормы. Сил было мало. Приходилось искать выход в решительном маневре противотанковой артиллерией в тактической зоне. Так удалось, не без риска, поднять плотность артиллерии на автостраде Минск—Москва (82 мсд) до 14 орудий, в полосе 1-й гвардейской мотострелковой дивизии (Наро-Фоминск) — до 18 орудий, в 43-й армии на Варшавском шоссе — до 16 орудий.

По неполным данным, за время второго наступления немцев на Москву с 16 ноября до 6 декабря 1941 года огнем артиллерии Западного фронта было уничтожено свыше 400 танков и бронемашин, 20 самолетов, около 200 автомашин и выведено из строя до 15 тыс. солдат и офицеров противника. Это был немалый вклад в дело борьбы с захватчиками в битве на ближних подступах к столице.

С ростом плотностей артиллерии в обороне и наращиванием опыта, с повышением боевого мастерства артиллеристов роль артиллерии в оборонительных операциях с каждым годом войны возрастала.

В районе Сталинграда плотность противотанковых орудий на главных направлениях возросла до 10 (62-я армия) и даже 19 (66-я армия) орудий на километр, а общая плотность — до 50—85 орудий. Под Курском плотность орудий ПТО поднялась до 18 (13-я армия), а общая плотность — до 86 орудий и минометов и т. д. Внутри оборонительных полос дивизий на танкоопасных направлениях плотность артиллерии поднималась в 1,5—2 раза.

Умение организовать маневр блестяще показали артиллерийские и танковые начальники всех степеней в Курской битве, в оборонительных боях под Киевом в конце 1943 года и в районе озера Балатон. Маневру танковых частей противника мы противопоставляли маневр артиллерией, и в результате ее наращивающиеся силы создавали непреодолимый огневой барьер. Значение маневра и управления им в этих операциях до сих пор еще недостаточно глубоко изучено и все уроки на будущее не извлечены.

Надо отметить также высокое умение наших артиллеристов организовать тактический маневр артиллерийскими батареями, вследствие которого пушки и даже гаубицы успешно боролись с тяжелыми танками противника, несмотря на то что они не пробивали лобовой брони и уступали им в дальности прямого выстрела. Таким образом, в горниле войны вырабатывалась тактика борьбы с танками, богатый арсенал ее приемов и способов.

Практика подтверждала, что наибольший успех достигается лишь при умелом взаимодействии различных родов войск. Постепенно выработались эффективные приемы и способы взаимодействия, приводившие к тактическому и оперативному успеху.

Так же шла разработка способов и приемов зенитно-артиллерийского прикрытия войск. Признание прямой зависимости выбора районов удара воздушного противника от выбора района действий его главных сил и от оперативного построения своих войск открыло широкий простор упреждающему маневру зенитной артиллерией.

При выполнении боевых задач артиллерия тесно взаимодействовала с авиацией. При прикрытии наземных войск от ударов воздушного противника усилия зенитной артиллерии и истребительной авиации координировались в общей системе мероприятий ПВО войск. Тесным было взаимодействие артиллерии со штурмовой авиацией при борьбе с артиллерией противника в ходе прорыва его тактической глубины обороны, особенно в те моменты боя, когда вновь обнаруженные батареи врага не могли подавляться артиллерийским огнем. Как известно, и само артиллерийское наступление вместе с авиационным наступлением своими первыми периодами предваряло атаку наземных войск.

Огромную познавательную ценность имеет также и опыт борьбы артиллеристов осажденного Ленинграда с артиллерией противника. На этом участке она имела решающее значение. И безусловно, в том, что город был сохранен от значительных разрушений, а его жители от уничтожения немецкой артиллерией, — большая заслуга ленинградских артиллеристов.

В наступательных операциях в более высоком темпе, чем в оборонительных, возрастали плотности артиллерии. Тактические плотности на участках прорыва обороны противника росли примерно так:

1-й период войны:— 41 ор/км 16-я армия 6 декабря 1941 года под Москвой;— 35,3 ор/км 6-я армия 12 мая 1942 года под Харьковом;— 86,7 ор/км 8-я армия 27 августа 1942 года под Синявиным.

2-й период войны:— 71,5 ор/км 65-я армия 19 ноября 1942 года в битве на Волге;— 133,1 ор/км 63-я армия 12 июля 1943 года под Орлом;— 139,0 ор/км 53-я армия 3 августа 1943 года под Белгородом;— 380 ор/км 38-я армия 3 ноября 1943 года под Киевом.

Последняя цифра не типична для крупных наступательных операцийвторого периода воины и первой половины 1944 года. Тактические плотности возросли в это время от 130 до 180 ор/км (учитывается только артиллерия, которая вела огонь во время артподготовки и артподдержки атаки, и исключаются 50-мм минометы).

Рост плотностей артиллерии объективно повышал ее огневые возможности, что в свою очередь способствовало решению проблемы одновременного сплошного подавления артиллерийским огнем обороны противника по всему фронту участка прорыва и на его флангах.

В наступательных боях и операциях артиллерия играла роль главной огневой ударной силы по взлому обороны противника. Ее роль становилась тем значительнее, чем выше росли ее огневые возможности, чем искуснее она использовалась и чем больше мастерства проявлялось в управлении ее огнем и маневром.

Важное значение в развитии боевого мастерства артиллеристов имело директивное письмо Ставки ВГК от 10 января 1942 года, известное больше под названием письма «Об ударных армиях и об артиллерийском наступлении». Есть основания полагать, что письмо вызвано рядом причин, среди которых главными являлись:

— получение неполных результатов по поставленным задачам и срокам в наступательных операциях контрнаступления под Москвой;— стремление уяснить причины этого и устранить их перед переходом Советской Армии в общее наступление.

Все принципиально правильные и весьма важные положения письма были не новы и известны еще со времени войны 1914—1918 годов: концентрация к участку прорыва максимально возможных артиллерийских средств с целью применения массированного их огня; подготовка и поддержка атаки массированным огнем артиллерии до полного взлома обороны противника; следование атакующих непосредственно за огневой завесой. Все это выражало главную идею: непрерывность участия артиллерии в бою, тесное взаимодействие ее с пехотой, танками и авиацией, непрерывность подавления противника на всю доступную глубину обороны.

Чрезвычайная обстановка начальной кампании войны породила у многих командиров недоверие к уставам, переставшим временно соответствовать реальным условиям, и стремление обходиться вообще без их рекомендаций. Одно из следствий этого было равномерное распределение сил и огневых средств по всему необычно широкому фронту оборонительной полосы и постановка подчиненным нереальных задач по их боевым возможностям и срокам выполнения маневра и боевой готовности.

Письмо об артиллерийском наступлении, написанное И. В. Сталиным, хотя и с некоторыми погрешностями в военной терминологии, породившими в войсках ряд недоумений и практических ошибок, сыграло огромную роль. В нем четко и ясно сказано о недостатках, действительно имевших место, сказано, что надо делать. Зимой 1942 года слова письма прозвучали как некоторое откровение.

Одной из главных особенностей влияния письма явилась моральная сила, сообщенная тем, кто должен был вести борьбу за внедрение разумных способов и приемов боевого применения артиллерии. Оно разбудило инициативу артиллеристов и ограничило тех начальников, которые не считались с объективными трудностями боевой работы артиллерийских частей.

Особенно большую роль сыграло письмо для работников артиллерийской промышленности и ее руководителей, поставив их в положение работающих на важнейшем участке борьбы за укрепление обороны страны. Быстрый рост огневых возможностей артиллерии явился косвенным следствием признания решающей роли артиллерии в наступлении.

Постепенно в войсках выкристаллизовывалось понимание артиллерийского наступления как такого способа боевых действий артиллерии, который органично связан с действиями пехоты и танков и соответствует характеру и приемам действий общевойскового боевого порядка. Поэтому оно стало разделяться на три периода:

— артиллерийская подготовка атаки;— артиллерийская поддержка атаки;— артиллерийское обеспечение боя в глубине.

Цель артиллерийской подготовки не подвергалась пересмотру, а задачи ее и способы их решения изменялись с ростом огневых возможностей и накопления опыта их использования. Научились устранять разрыв между концом артиллерийской подготовки атаки и началом ее поддержки, чего не удавалось сделать в 1914—1918 годах.

Выявились большие преимущества плотности массированного огня перед его продолжительностью. Как бы надежно (по нормам расхода снарядов на подавление) ни подавлялся противник, вскоре после прекращения по нему огня он возобновлял огневую деятельность, хотя и ослабленную, но способную сорвать атаку на том или ином участке.

Также выявилось, что только одновременное и сплошное подавление боевого порядка противника по всему фронту участка прорыва и на всю глубину, из которой противник может вести огонь по атакующим, может обеспечить полный успех атаки.

И наконец, стало ясным, что с ростом плотностей артиллерии и плотности ее массированного огня можно сокращать продолжительность артиллерийской подготовки атаки, в первую очередь за счет отказа от периода «разрушения», требующего методического огня и его корректирования. Потом с дальнейшим ростом огневых возможностей артиллерии можно было от чередования огневых налетов по глубине боевого порядка противника перейти к одному мощному огневому удару протяженностью в 15—20 минут. Бросок за ним в атаку, окаймление атакующих сплошной завесой огня перед фронтом и на флангах полосы прорыва с одновременным подавлением глубины по крайней мере первой позиции обороны и артиллерии противника обеспечивали взлом обороны. Это было кульминационным пунктом роста мощности артиллерии.

В артиллерийской поддержке атаки под влиянием роста огневых возможностей развивался процесс постепенного захвата одновременным массированным огнем все большей глубины обороны противника. В конце войны поддержка двойным огневым валом захватывала глубину всей первой позиции обороны. Одновременно подавлялись сосредоточенным огнем важнейшие объекты на позициях полковых и дивизионных резервов. Этот огонь с выходом атакующих ко второй и третьей позициям обороны превращался в ПСО на всю глубину главной полосы обороны. Вследствие этого была еще надобность в третьем периоде артиллерийского наступления, так как огонь ослабевал, огневое сопротивление возрастало, атаки временно прерывались, переходя из непрерывного движения вперед в чередование маневра и удара по очередным объектам атаки.

В успешном решении сложных задач по росту и качественному развитию артиллерии, в обеспечении ее всем необходимым для боевой работы, в росте мастерства управления маневром и огнем крупных масс артиллерии, в непрерывном ее боевом взаимодействии с войсками большая заслуга принадлежит артиллерийским командным кадрам, и в первую очередь ее командующему — Главному маршалу артиллерии Н. Н. Воронову. Он бессменно возглавлял артиллерию в 1937—1950 годах и снискал всеобщее к себе уважение. Огромную организационную, полную нечеловеческого напряжения работу вынесли на своих плечах маршал артиллерии Н. Д. Яковлев и генерал И. И. Волкотрубенко, руководя всю войну важнейшим участком работы по боевому снабжению артиллерии. Немалую роль в разработке научно обоснованных тактико-технических требований к образцам артиллерийского вооружения играл Артиллерийский Комитет, возглавлявшийся В. И. Хохловым. Ближайшие помощники Н. Н. Воронова маршал артиллерии М. Н. Чистяков и другие генералы и офицеры, ведавшие организационно- оперативными вопросами, боевой подготовкой, подготовкой и расстановкой кадров, вложили немало труда в дело всемерного развития советской артиллерии.

Исключительно велика роль командующих артиллерией фронтов и армий в организации маневра и всесокрушающего огня крупных масс артиллерии, в организации и осуществлении боевого и оперативного взаимодействия артиллерии с пехотой, танками, авиацией и инженерными войсками. Широко известны командующие артиллерией фронтов периода войны — генералы В. И. Казаков, Н. С. Фомин, Г. Ф. Одинцов, М. И. Неделин, Н. М. Хлебников, М. М. Барсуков, Г. С. Кариофилли, выросшие во время войны в крупных военачальников; командующие артиллерией армий — генералы П. С. Семенов и Н. Н. Семенов, В. С. Коробченко, М. С. Михалкин, В. М. Лихачев, П. И. Косенко, Г. В. Годин; командиры артиллерийских корпусов, дивизий и бригад — Н. В. Игнатов, Л. И. Кожухов, П. М. Корольков, Н. Ф. Саличко, Н. Н. Жданов, А. И. Ратов, А. Ф. Павлов, Н. Д. Чевола и многие другие. Непосредственными организаторами маневра и огня, осуществлявшими идеи замысла боя и операции командования фронтами и артиллерией фронтов, являлись штабы. Следует отметить талантливых генералов Г. С. Надысева, С. Б. Софронина, Г. М. Бруссера, Г. Д. Барсукова и др.

Многих виднейших артиллеристов мы потеряли во время войны — заместителя командующего артиллерией Советской Армии генерала В. Г. Корнилова-Другова, заместителя начальника ГАУ К. Р. Мышкова, командующих артиллерией фронтов А. К. Сивкова, П. М. Белова и многих командующих артиллерией армий, корпусов и дивизий, командиров артиллерийских соединений и частей. Мы помним их и склоняем головы перед их мужеством, волей и героизмом.

Артиллерийские командиры, обогатившись опытом войны, в новых условиях продолжают благородное дело укрепления мощи современной артиллерии и ракетных войск. Среди них бывший командующий артиллерией 2-й ударной армии К. П. Казаков, прославившейся под Ленинградом, Нарвой и в сражениях на полях бывшей Восточной Пруссии, бывший командир артиллерийской дивизии И. Ф. Санько, бывший заместитель командующего артиллерией фронта и затем командующего гвардейскими минометными частями генерал П. Н. Кулешов, бывший командир артиллерийского полка М. И. Соболев и др. Они — не только хранители славных традиций и боевого опыта артиллерии в Великой Отечественной войне, а и учителя молодых командных кадров, решающих новые сложные задачи дальнейшего наращивания мощи ракетных войск и артиллерии и поддержания их высокой постоянной боевой готовности к защите чести, свободы и независимости социалистической Родины.

Советское правительство высоко оценило боевые заслуги советской артиллерии в годы Великой Отечественной войны, установив в 1944 году всенародный праздник — День артиллерии.

Наиболее отличившимся 137 артиллерийским частям и соединениям присваивались звания гвардейских(16). Несколько сот артиллерийских частей награждены орденами Советского Союза, из них 14 частей награждались ими пять раз, а 30-я и 40-я пушечные бригады — по 6 раз. Одним из боевых отличий во время войны являлось присвоение наименований тех городов, в освобождении которых часть наиболее отличилась; артиллерийские части и соединения 1186 раз получили такие почетные наименования.

Первые знаки установленного в 1942 году ордена Отечественной войны были вручены артиллеристам, отражавшим контратаки двух танковых дивизий врага под Харьковом. Батареи, воины которых первыми награждены этим орденом, уничтожили и подбили много танков, ведя бой до последнего человека, до последнего снаряда.

Около миллиона двухсот тысяч орденов и медалей вручено артиллеристам в годы Великой Отечественной войны. Наиболее героические подвиги отмечались присвоением самого почетного боевого звания — Героя Советского Союза. Им удостоено около 1800 артиллеристов.

Несомненно, многие подвиги, особенно совершенные в оборонительных боях, еще не раскрыты и имена героев неизвестны. Мы знаем только, что целые артиллерийские подразделения и части дрались с врагом до последнего человека, преграждая путь наглым захватчикам, жертвуя собой во имя любви к Родине.

Никогда не умолкнет слава нашей армии, отстоявшей честь, свободу и независимость Родины. В этой исторической победе достойное место занимает подвиг артиллеристов и работников артиллерийской промышленности.

ПРИМЕЧАНИЯ

15. Все данные в расчетных полках, то есть в соответствии с мощностью отдельных дивизионов, они принимались в соответствующих видах артиллерии по два или три за один полк. Процент отдельных полков в наземной артиллерии был значительно меньше. В зенитной артиллерии среднекалиберные зенитные дивизионы сохранялись отдельными до конца войны.16. Без учета тех частей, которые получали такое наименование при формировании (например, гвардейские минометные части).

Военная мысль. 1965. № 7. С. 46-61.

paul-atrydes.livejournal.com

Приложение 7 Поставки и потери артиллерии и боеприпасов в Великой Отечественной войне

Приложение 7

Поставки и потери артиллерии и боеприпасов в Великой Отечественной войне

Таблица 46. Подача артиллерийских орудий фронтам с 22 июня 1941 г. по 5 мая 1945 г.

Таблица 47. Подача артиллерийских орудий новым формированиям в 1941–1944 гг.

Таблица 48. Поставки артсистем промышленностью с 22 июня 1941 г. по 5 мая 1945 г.

Таблица 49. Потери артсистем с 22 июня 1941 г. по 5 мая 1945 г.

Таблица 50. Потери артсистем с 22 июня 1941 г. по 5 мая 1945 г.

Таблица 51. Поставки промышленностью танкового вооружения с 22 июня 1941 г. по 5 мая 1945 г.

Таблица 52. Наличие боеприпасов на 1 января каждого года в армии (тысяч шт.)

Таблица 53. Расход боеприпасов в 1941–1945 гг. (тысяч шт.)

Таблица 54. Производство боеприпасов в 1941–1945 гг. (тысяч шт.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

это бог войны? Артиллерия Второй мировой

«Артиллерия – это бог войны», - когда-то высказался И. В. Сталин, говоря об одном из самых значимых родов войск. Такими словами он пытался подчеркнуть то огромное значение, которое имело данное оружие в ходе ВОВ. И это выражение является истинным, так как заслуги артиллерии трудно переоценить. Ее мощь позволила советским войскам беспощадно громить врагов и приближать такую желанную Великую Победу.

Далее в этой статье будет рассмотрена артиллерия Второй мировой, которая была тогда на вооружении нацистской Германии и СССР, начиная с легких противотанковых пушек и заканчивая сверхтяжелыми орудиями-монстрами.

Противотанковые орудия

Как показала история ВОВ, легкие пушки по большому счету оказались практически бесполезными против бронетехники. Дело в том, что они обычно разрабатывались в межвоенные годы и могли противостоять лишь слабой защите первых бронированных машин. Но перед Второй мировой техника начала стремительно модернизироваться. Броня танков стала намного толще, поэтому многие виды орудий оказались безнадежно устаревшими.

Время появления тяжелой техники намного обогнало разработку принципиально нового поколения пушек. Орудийные расчеты, которые были задействованы на полях сражений, к своему удивлению, отмечали, что их точно наведенные снаряды уже не поражают танки. Артиллерия была бессильна что-либо предпринять. Снаряды попросту отскакивали от корпусов бронемашин, при этом не причиняя им никакого вреда.

Дальность стрельбы у легких противотанковых пушек была невелика, поэтому орудийным расчетам приходилось подпускать к себе противника на слишком близкое расстояние, чтобы поразить его наверняка. В конце концов эта артиллерия Второй мировой была отодвинута на второй план и стала использоваться в качестве огневой поддержки при наступлении пехоты.

Полевая артиллерия

Первоначальная скорость, а также максимальная дальность полета снарядов полевой артиллерии того времени имели большое влияние как на подготовку наступательных операций, так и на эффективность оборонительных мероприятий. Орудийный огонь препятствовал свободному передвижению противника и мог полностью уничтожить все линии снабжения. В особенно важные моменты сражений полевая артиллерия (фотографии вы можете увидеть в статье) часто спасала свои войска и помогала завоевывать победу. К примеру, во время военных действий на территории Франции в 1940 году Германия применяла свои 105-миллиметровые орудия leFH 18. Стоит отметить, что немцы довольно часто выходили победителями в артиллерийских дуэлях с батареями противника.

Полевые орудия, бывшие на вооружении Красной Армии, были представлены 76,2-миллиметровой пушкой 1942 года выпуска. У нее была довольно высокая начальная скорость снаряда, которая позволяла сравнительно легко пробивать защиту немецкой бронетехники. Кроме того, советские пушки данного класса обладали достаточной дальностью для того, чтобы обстреливать объекты с выгодной для них дистанции. Посудите сами: расстояние, на которое мог улететь снаряд, зачастую превышало 12 км! Это позволяло советским командирам с отдаленных оборонительных позиций препятствовать наступлению противника.

Интересен тот факт, что орудий образца 1942 года за все время ВОВ выпустили намного больше, чем остального оружия такого же типа. Удивительно, но некоторые его экземпляры и до сих пор остаются на вооружении Российской армии.

Минометы

Пожалуй, наиболее доступным и действенным оружием поддержки пехоты были минометы. В них прекрасно сочетались такие свойства, как дальность и огневая мощь, поэтому их применение способно было переломить ход всего вражеского наступления.

Немецкие войска чаще всего использовали 80-миллиметровый «Гранатверфер-34». Это оружие заслужило мрачную славу среди союзнических войск за высокую скорость и предельную точность ведения огня. К тому же дальность его стрельбы составляла 2400 м.

Красная Армия использовала для огневой поддержки своих пехотинцев 120-миллиметровый М1938, поступивший на вооружение в 1939 году. Он был самым первым из минометов с таким калибром, который когда-либо производился и применялся в мировой практике. Когда немецкие войска столкнулись с этим оружием на поле боя, они по достоинству оценили его мощь, после чего запустили копию в производство и обозначили как «Гранатверфер-42». М1932 весил 285 кг и был самым тяжелым видом минометов, который пехотинцам приходилось тащить с собой. Для этого его либо разбирали на несколько частей, либо тянули на специальной тележке. Дальность его стрельбы была на 400 м меньше, чем у немецкого «Гранатверфера-34».

Самоходные установки

В первые же недели войны стало ясно, что пехота чрезвычайно нуждается в надежной огневой поддержке. Немецкие вооруженные силы натолкнулись на преграду в виде хорошо укрепленных позиций и большой концентрации вражеских войск. Тогда они решили укрепить свою мобильную огневую поддержку артиллерийской самоходной 105-миллиметровой установкой «Веспе», водруженной на танковое шасси PzKpfw II. Другое подобное оружие – «Хуммель» - входило в состав моторизованных и танковых дивизий начиная с 1942 года.

В тот же период у Красной Армии на вооружении появилась самоходная установка СУ-76 с пушкой калибра 76,2 мм. Ее устанавливали на модифицированное шасси легкого танка Т-70. Изначально СУ-76 предполагали использовать как истребителя танков, но в ходе ее применения поняли, что у нее для этого слишком малая огневая мощь.

Весной 1943 года советские войска получили новую машину – ИСУ-152. Она была оснащена 152,4-миллиметровой гаубицей и предназначалась как для истребления танков и мобильной артиллерии, так и для поддержки пехоты огнем. Сначала пушку устанавливали на танковое шасси КВ-1, а затем и на ИС. В бою это оружие показало себя настолько эффективным, что оставалось на вооружении Советской армии, а также стран Варшавского договора до 70-х годов прошлого века.

Советская тяжелая артиллерия

Этот вид орудий имел огромное значение в ходе проведения боевых действий в течение всей Второй мировой войны. Самой тяжелой из имеющейся тогда артиллерии, состоящей на вооружении Красной Армии, была гаубица М1931 Б-4 калибром 203 мм. Когда советские войска начали тормозить быстрое продвижение немецких захватчиков по своей территории и война на Восточном фронте приобрела более статичный характер, тяжелая артиллерия оказалась, как говорится, на своем месте.

Но разработчики все время искали оптимальный вариант. Их задачей было создать орудие, в котором бы по возможности гармонично слились такие характеристики, как небольшая масса, хорошая дальность стрельбы и наиболее тяжелые снаряды. И такое оружие было создано. Им стала 152-миллиметровая гаубица МЛ-20. Немного позже на вооружение советских войск поступило более модернизированное орудие М1943 с таким же калибром, но с утяжеленным стволом и большим дульным тормозом.

Оборонные предприятия Советского Союза выпускали тогда огромные партии таких гаубиц, которые вели по врагу массированный огонь. Артиллерия буквально опустошала немецкие позиции и тем самым срывала вражеские наступательные планы. Примером этому может служить операция «Ураган», которая с успехом была проведена в 1942 году. Ее результатом стало окружение под Сталинградом 6-й немецкой армии. Для ее выполнения было использовано более 13 тыс. орудий разных типов. Небывалой мощи артиллерийская подготовка предшествовала этому наступлению. Именно она в значительной степени способствовала быстрому продвижению советских танковых войск и пехоты.

Немецкое тяжелое вооружение

Согласно Версальскому договору, после Первой мировой войны Германии запретили иметь орудия, имеющие калибр 150 мм и более. Поэтому специалистам фирмы «Крупп», занимавшимся разработкой новой пушки, пришлось создать тяжелую полевую гаубицу sFH 18 с 149,1-миллиметровым стволом, состоящим из трубы, казенника и кожуха.

В начале войны немецкая тяжелая гаубица передвигалась при помощи конной тяги. Но позднее ее модернизированный вариант тащил уже полугусеничный тягач, что сделало ее значительно мобильнее. Немецкая армия с успехом применяла ее на Восточном фронте. К концу войны гаубицы sFH 18 устанавливали на шасси танков. Таким образом, получилась самоходная артиллерийская установка «Хуммель».

Советские катюши

Ракетные войска и артиллерия – это одно из подразделений сухопутных вооруженных сил. Использование ракет во время ВОВ было в основном связано с крупномасштабными боевыми действиями на Восточном фронте. Мощные реактивные снаряды покрывали своим огнем значительные территории, чем компенсировали некоторую неточность этих неуправляемых орудий. По сравнению с обычными снарядами стоимость ракет была гораздо меньше, к тому же производили их очень быстро. Еще одним преимуществом являлась относительная простота их эксплуатации.

Советская ракетная артиллерия во время войны использовала 132-миллиметровые снаряды М-13. Они были созданы в 1930-х годах и к тому времени, как фашистская Германия напала на СССР, имелись в весьма малых количествах. Эти ракеты, пожалуй, самые известные из всех подобных снарядов, используемых в ходе ВОВ. Постепенно их производство наладили, и уже к концу 1941 года М-13 использовали в боях против фашистов.

Надо сказать, что ракетные войска и артиллерия Красной Армии повергли немцев в настоящий шок, который был вызван небывалой мощью и смертоносным действием нового оружия. Пусковые установки БМ-13-16 размещались на грузовиках и имели рельсы на 16 снарядов. Позднее эти ракетные системы будут известны под названием «катюша». С течением времени они несколько раз модернизировались и состояли на вооружении Советской армии вплоть до 80-х годов прошлого века. С появлением ракетных установок выражение «Артиллерия – это бог войны» стало восприниматься как истина.

Немецкие ракетные установки

Новый тип оружия позволял доставлять боевые разрывные части как на большие, так и на малые расстояния. Так, снаряды ближнего действия концентрировали свою огневую силу на целях, расположенных на линии фронта, тогда как ракеты с дальним полетом наносили удары по объектам, находящимся во вражеском тылу.

У немцев тоже была своя ракетная артиллерия. «Вурфрамен-40» - немецкая реактивная установка, которая размещалась на полугусеничной технике Sd.Kfz.251. Ракета наводилась на цель поворачиванием самой машины. Иногда эти системы вводились в бой как буксируемая артиллерия.

Чаще всего немцы использовали реактивную установку «Небельверфер-41», имевшую сотовидную конструкцию. Она состояла из шести трубчатых направляющих и устанавливалась на двухколесный лафет. Но во время боя это оружие было чрезвычайно опасно не только для противника, но и для собственного расчета из-за вырывавшегося из труб засоплового пламени.

Вес снарядов с ракетным двигателем имел огромное влияние на дальность их полета. Поэтому имела существенное военное преимущество та армия, артиллерия которой могла поражать цели, расположенные далеко за линией неприятеля. Тяжелые немецкие ракеты были полезными лишь для навесного огня, когда нужно было уничтожить хорошо укрепленные объекты, например, бункеры, бронетехнику или различные оборонительные сооружения.

Стоит отметить, что стрельба артиллерии немцев намного уступала по дальности ракетной установке катюша из-за излишней тяжеловесности снарядов.

Сверхтяжелые орудия

В гитлеровских вооруженных силах очень важную роль играла артиллерия. Это тем более удивительно, что она являлась чуть ли не самым главным элементом фашистской военной машины, а современные исследователи почему-то предпочитают акцентировать свое внимание на изучении истории люфтваффе (военно-воздушных сил).

Даже в конце войны немецкие инженеры продолжали работать над новой грандиозной бронированной машиной – прототипом огромного танка, по сравнению с которым вся остальная военная техника казалась бы карликовой. Проект Р1500 «Монстр» так и не успели реализовать. Известно только, что танк должен был весить 1,5 тонны. Планировалось, что он будет вооружен 80-сантиметровой пушкой «Густав» фирмы «Крупп». Стоит отметить, что ее разработчики всегда мыслили масштабно, не стала исключением и артиллерия. Это орудие поступило на вооружение нацистской армии во время осады города Севастополя. Пушка сделала всего 48 выстрелов, после чего ее ствол износился.

Железнодорожные орудия К-12 состояли на вооружении 701-й артиллерийской батареи, дислоцировавшейся на побережье Ла-Манша. По некоторым данным, их снаряды, а весили они 107,5 кг, поразили несколько целей в Южной Англии. Эти артиллерийские монстры имели свои секции гусениц Т-образной формы, необходимые для установки и наведения на цель.

Статистика

Как было уже ранее отмечено, армии стран, которые участвовали в военных действиях 1939-1945 годов, вступили в борьбу с устаревшими или частично модернизированными орудиями. Всю их неэффективность в полной мере обнаружила Вторая мировая. Артиллерия срочно нуждалась не только в обновлении, но и в увеличении ее количества.

Начиная с 1941 по 1944 год Германия выпустила более 102 тыс. пушек с разным калибром и до 70 тыс. минометов. К моменту нападения на СССР у немцев уже насчитывалось около 47 тыс. артиллерийских стволов, и это без учета штурмовых орудий. Если же взять для примера Соединенные Штаты, то они за аналогичный период произвели около 150 тыс. пушек. Великобритания успела изготовить только 70 тыс. единиц оружия данного класса. Но рекордсменом в этой гонке стал Советский Союз: за годы войны здесь было выпущено более 480 тыс. орудий и около 350 тыс. минометов. До этого СССР уже имел на вооружении 67 тыс. стволов. Эта цифра приведена без учета 50-миллиметровых минометов, артиллерии ВМФ и зенитных орудий.

За годы Второй мировой артиллерия воюющих стран претерпела большие изменения. Постоянно на вооружение армий поступали либо модернизированные, либо совершенно новые орудия. Особенно быстрыми темпами развивалась противотанковая и самоходная артиллерия (фотографии того времени демонстрируют ее мощь). По подсчетам экспертов из разных стран, около половины всех потерь сухопутных войск приходится на использование минометов во время боя.

fb.ru