Восстание в Польше 1830-1831 годов: причины, военные действия, итоги. Восстание в польше


Восстание в Польше 1830-1831 годов: причины, военные действия, итоги

В 1830 – 1831 гг. запад Российской империи сотрясало восстание в Польше. Национально-освободительная война началась на фоне все возрастающего ущемления прав ее жителей, а также революций в других странах Старого Света. Выступление было подавлено, однако его эхо еще много лет разносилось по Европе и имело самые далеко идущие последствия для российской репутации на международной арене.

Предыстория

Большая часть Польши была присоединена к России в 1815 году согласно решению Венского конгресса после окончания наполеоновских войн. Для чистоты юридической процедуры было создано новое государство. Только что основанное Царство Польское заключило с Россией личную унию. По мнению правившего тогда императора Александра I это решение было разумным компромиссом. Страна сохраняла свою конституцию, армию и сейм, чего не было в других областях империи. Теперь российский монарх носил еще и титул польского короля. В Варшаве его представлял специальный наместник.

Польское восстание было лишь вопросом времени при той политики, которую вели в Санкт-Петербурге. Александр I был известен своим либерализмом, при том что он не мог решиться на кардинальные реформы в России, где были сильны позиции консервативного дворянства. Поэтому монарх воплощал в жизнь свои смелые проекты на национальных обочинах империи – в Польше и Финляндии. Однако даже имея самые благодушные намерения Александр I вел себя крайне непоследовательно. В 1815 году он даровал Царству Польскому либеральную конституцию, однако уже через несколько лет стал притеснять права его жителей, когда те с помощью своей автономии стали вставлять палки в колеса политике российских наместников. Так в 1820 году сейм не стал упразднять суды присяжных, чего хотел Александр.

Незадолго до того в царстве была введена предварительная цензура. Все это только приближало восстание в Польше. Годы польского восстания пришлись на период консерватизма в политике империи. Реакция царствовала по всему государству. Когда в Польше разгорелась борьба за независимость, в центральных губерниях России вовсю шли холерные бунты, вызванные эпидемией и карантином.

восстание в польше

Приближение бури

Приход к власти Николая I не обещал полякам никаких послаблений. Правление нового императора показательно началось с ареста и казни декабристов. В Польше тем временем активизировалось патриотическое и антироссийское движение. В 1830 году во Франции произошла Июльская революция, свергнувшая Карла X, которая еще больше взбудоражила сторонников кардинальных перемен.

Постепенно националисты заручились поддержкой многих знаменитых царских офицеров (в их числе был генерал Иосиф Хлопицкий). Революционные настроения также перекинулись на рабочих и студентов. Для многих недовольных камнем преткновения оставалась правобережная Украина. Часть поляков считала, что эти земли принадлежат им по праву, так как они входили в состав Речи Посполитой, разделенной между Россией, Австрией и Пруссией в конце XVIII столетия.

Наместником в царстве тогда был Константин Павлович – старший брат Николая I, отказавшийся от престола после смерти Александра I. Заговорщики собирались убить его и таким образом дать сигнал стране о начале бунта. Однако восстание в Польше раз за разом откладывалось. Константин Павлович знал о опасности и не покидал своей резиденции в Варшаве.

Между тем в Европе вспыхнула очередная революция – на этот раз бельгийская. Франкоговорящая католическая часть населения Нидерландов выступила за независимость. Николай I, которого называли «жандармом Европы», в своем манифесте объявил о своем неприятии бельгийских событий. По Польше пошли слухи о том, что царь отправит ее армию на подавление восстания в Западной Европе. Для сомневавшихся организаторов вооруженного выступления в Варшаве эта новость стала последней каплей. Восстание было назначено на 29 ноября 1830 года.

Начало бунта

В 6 часов вечера условленного дня вооруженный отряд напал на варшавскую казарму, где были расквартированы гвардейские уланы. Началась расправа над офицерами, сохранившими верность царской власти. В числе убитых был военный министр Мауриций Гауке. Константин Павлович считал этого поляка своей правой рукой. Самому наместнику удалось спасти. Предупрежденный охраной он сбежал из своего дворца незадолго до того, как там появился польский отряд, требовавший его головы. Покинув Варшаву, Константин собрал русские полки за пределами города. Так Варшава полностью оказалась в руках восставших.

На следующий день начались перестановки в польском правительстве – Административном совете. Его покинули все пророссийски настроенные должностные лица. Постепенно сложился и кружок военных лидеров восстания. Одним из главных действующих лиц стал генерал-лейтенант Иосиф Хлопицкий, которого ненадолго избрали диктатором. На протяжении всего противостояния он как мог пытался договориться с Россией дипломатическими методами, так как понимал, что полякам не совладать со всей императорской армией, в том случае если ее пошлют подавлять мятеж. Хлопицкий представлял правое крыло восставших. Их требования сводились к компромиссу с Николаем I, основанному на конституции 1815 года.

Другим лидером был Михаил Радзивилл. Его позиция оставалась прямо противоположной. Более радикальные восставшие (в том числе и он) планировали отвоевать Польшу, поделенную между Австрией, Россией и Пруссией. Кроме того, они рассматривали собственную революцию как часть общеевропейского восстания (их главным ориентиром была Июльская революция). Именно поэтому поляки имели много связей с французами.

29 ноября

Переговоры

Первоочередным для Варшавы стал вопрос о новой исполнительной власти. 4 декабря восстание в Польше оставило позади важный рубеж – было создано Временное правительство, состоявшее из семи человек. Его главой стал Адам Чарторыйский. Он приходился хорошим другом Александру I, был членом его негласного комитета, а также занимал должность министра иностранных дел России в 1804 – 1806 гг.

Вопреки этому уже на следующий день Хлопицкий объявил себя диктатором. Сейм выступил против него, однако фигура нового лидера была крайне популярна в народе, поэтому парламенту пришлось отступить. Хлопицкий не стал церемониться с противниками. Он сосредоточил всю власть в своих руках. После событий 29 ноября в Санкт-Петербург были посланы переговорщики. Польская сторона потребовала соблюдения своей конституции, а также прибавки в виде восьми воеводств в Белоруссии и Украине. Николай не согласился с этими условиями, пообещав только амнистию. Этот ответ привел к еще большему разрастанию конфликта.

25 января 1831 года было принято постановление о детронизации российского монарха. Согласно этому документу Царство Польское больше не принадлежало к николаевской титулатуре. За несколько дней до того Хлопицкий потерял власть и остался служить в армии. Он понимал, что Европа в открытую не поддержит поляков, а это означало что разгром восставших неизбежен. Сейм был настроен более радикально. Парламент передал исполнительную власть князю Михаилу Радзивиллу. Дипломатические инструменты были отброшены. Теперь польское восстание 1830 – 1831 гг. оказалось в ситуации, когда конфликт мог разрешиться только силой оружия.

Соотношение сил

К февралю 1831 года мятежникам удалось призвать в армию около 50 тысячи человек. Эта цифра почти соответствовала количеству военнослужащих, посланных в Польшу Россией. Однако качество добровольческих отрядов было заметно ниже. Особенно проблематичной ситуация была в артиллерии и кавалерии. Подавлять ноябрьское восстание в Санкт-Петербурге отправили графа Ивана Дибича-Забалканского. События в Варшаве стали для империи неожиданными. Для того чтобы сосредоточить все лояльные войска в западных губерниях графу требовалось 2 – 3 месяца.

Это было драгоценное время, которым поляки не успели воспользоваться. Хлопицкий, поставленный во главе армии, не стал наступать первым, а рассредоточил свои силы по самым важным дорогам на подконтрольных территориях. Между тем Иван Дибич-Забалканский набирал все новые войска. К февралю у него под ружьем было уже около 125 тысяч человек. Однако и он допустил непростительные ошибки. Торопясь нанести решительный удар, граф не стал тратить время на организацию подвоза продовольствия и боеприпасов в действующую армию, что со временем негативно сказалось на ее судьбе.

польское восстание

Гроховское сражение

Первые русские полки пересекли польскую границу 6 февраля 1831 года. Части двигались в разных направлениях. Кавалерия под командованием Киприана Крейца отправилась в Люблинское воеводство. В русском командовании планировали устроить отвлекающий маневр, который должен был окончательно рассредоточить силы противника. Национально-освободительное восстание действительно стало развиваться согласно сюжету, удобному для имперских генералов. Несколько польских дивизий направились к Сероцку и Пултуску, оторвавшись от основных сил.

Однако внезапно в кампанию вмешалась погода. Началась распутица, которая помешала основной русской армии идти намеченным маршрутом. Дибичу пришлось делать крутой поворот. 14 февраля произошла стычка отрядов Юзефа Дверницкого и генерала Федора Гейсмара. Поляки одержали победу. И хотя она не имела особенного стратегического значения, первый успех заметно воодушевил ополченцев. Польское восстание приняло неопределенный характер.

Главная армия восставших встала около города Грохова, защищая подступы к Варшаве. Именно здесь 25 февраля и произошло первое генеральное сражение. Поляками командовали Радзвилл и Хлопицкий, русскими – Дибич-Забалканский, за год до начала этой кампании ставший фельдмаршалом. Бой длился весь день и закончился только поздним вечером. Потери были приблизительно одинаковыми (у поляков 12 тысяч человек, у русских 9 тысяч). Восставшим пришлось отступить к Варшаве. Хотя русская армия добилась тактической победы, ее потери превысили все ожидания. Кроме того, были растрачены боезапасы, а новые подвезти не представлялось возможным из-за плохих дорог и дезорганизации коммуникаций. В этих обстоятельствах Дибич не решился на штурм Варшавы.

ноябрьское восстание

Маневры поляков

На протяжении следующих двух месяцев армии почти не двигались. В предместьях Варшавы вспыхивали каждодневные стычки. В русской армии из-за плохих гигиенических условий началась эпидемия холеры. Одновременно с тем по всей стране шла партизанская война. В основной же польской армии командование от Михаила Радзвилла перешло к генералу Яну Скржинецкому. Он решил атаковать отряд под командованием брата императора Михаила Павловича и генерала Карла Бистрома, который находился в окрестностях Остроленки.

В то же время навстречу Дибичу был отправлен 8-тысячный полк. Он должен был отвлечь основные силы русских. Смелый маневр поляков стал неожиданностью для противника. Михаил Павлович и Бистром со своей гвардией отступили. Дибич долго не верил в то что поляки решились наступать, пока наконец не узнал о том, что те захватили Нур.

царство польское

Бой у Остроленки

12 мая основная русская армия покинула свои квартиры, чтобы настичь покинувших Варшаву поляков. Преследование велось две недели. Наконец авангард настиг польский тыл. Так 26 числа завязалось сражение под Остроленкой, которое стало самым важным эпизодом кампании. Поляков разделяла река Нарев. Первым превосходящими силами русских был атакован отряд на левом берегу. Восставшие стали спешно отступать. Силы Дибича перешли Нарев в самой Остроленке, после того как окончательно очистили город от мятежников. Те предприняли несколько попыток атаковать наступавших, однако их усилия окончились ничем. Шедших вперед поляков раз за разом отбивал отряд под командованием генерала Карла Мандерштерна.

С наступлением второй половины дня к русским присоединились подкрепления, которые окончательно решили исход сражения. Из 30 тысяч поляков около 9 тысяч погибли. В числе убитых были генералы Генрих Каменский и Людвик Кацкий. Наступившая темнота помогла остаткам разбитых бунтовщиков бежать обратно в столицу.

правобережная украина

Падение Варшавы

25 июня новым главнокомандующим русской армии в Польше стал граф Иван Паскевич. В его распоряжении оказалось 50 тысяч человек. В Петербурге от графа потребовали завершить разгром поляков и отбить у них Варшаву. У восставших в столице оставалось около 40 тысяч человек. Первым серьезным испытанием для Паскевича стала переправа через реку Вислу. Было решено преодолеть водный рубеж недалеко от границы с Пруссией. К 8 июля переправа был завершена. При этом мятежники не чинили никаких препятствий наступавшим русским, сделав ставку на концентрацию собственных сил в Варшаве.

В начале августа в польской столице произошла очередная рокировка. На этот раз вместо потерпевшего поражения под Остерленкой Скржинцекого главнокомандующим стал Генрих Дембинский. Однако и он подал в отставку после того как пришла весть о том, что русская армия уже перешла Вислу. В Варшаве воцарились анархия и безвластие. Начались погромы, учиненные разъяренной толпой, требовавшей выдать военных, ответственных за фатальные поражения.

19 августа Паскевич подошел к городу. Следующие две недели прошли в подготовке к штурму. Отдельные отряды захватывали близлежащие города для того чтобы окончательно окружить столицу. Штурм Варшавы начался 6 сентября, когда русская инфантерия атаковала линию укреплений, возведенную для того чтобы задержать наступавших. В завязавшемся бою получил ранение главнокомандующий Паскевич. Тем не менее, победа русских была очевидна. 7 числа генерал Круковецкий вывел из города 32-тысячную армию, с которой он бежал на запад. 8 сентября Паскевич вошел в Варшаву. Столица была захвачена. Разгром оставшихся рассеянных отрядов бунтовщиков стал вопросом времени.

годы польского восстания

Итоги

Последние вооруженные польские формирования бежали в Пруссию. 21 октября сдалось Замостье, и восставшие потеряли свой последний оплот. Еще до этого началась массовая и спешная эмиграция мятежных офицеров, солдат и их семей. Тысячи семей осели во Франции и Англии. Многие как Ян Скржинецкий бежали в Австрию. В Европе национально-освободительное движение в Польше обществом было встречено с симпатией и сочувствием.

Польское восстание 1830 – 1831 гг. привело к тому что польская армия была упразднена. Власть провела в Царстве административную реформу. Воеводства были заменены на области. Также в Польше появилась общая с остальной Россией система мер и весов, а также одинаковые деньги. До этого правобережная Украина находилась под сильным культурным и религиозным влиянием своей западной соседки. Теперь в Санкт-Петербурге решили распустить греко-католическую церковь. «Неправильные» украинские приходы были либо закрыты, либо стали православными.

Для жителей западных государств Николай I стал еще больше соответствовать образу диктатора и деспота. И хотя ни одно государство официально не заступилось за восставших, эхо польских событий еще много лет раздавалось по Старому Свету. Бежавшие эмигранты сделали многое для того чтобы общественное мнение о России позволило европейским странам беспрепятственно начать против Николая Крымскую войну.

fb.ru

Историческая память в Польше • Arzamas

Почему в XIX веке многие считали польские восстания против Российской империи безрассудными, а в XX и XXI веке — только героическими

Рассказал Алексей Миллер

Польские восстания XIX века

«Королевский пирог». Аллегория первого раздела Речи Поспо­ли­той. Гравюра Ноэля Ле Мира. Лондон, 1773 год© The Trustees of the British Museum

Какое-то одно определяющее событие в своих историях обычно находят моло­дые и не очень большие страны, и это, как правило, обретение независимости. Но Польша — страна с очень богатой историей, и применительно к ней скорее правильно говорить не о событии, а о ключевом мотиве, который определяет то, как поляки думают об истории. И для польской культурной памяти таким ключевым вопросом является отношение к повстанческой традиции.

В конце XVIII века территория Речи Посполитой была разделена тремя сосед­ними империями — Пруссией, Австрией и Россией. Первое время польская шляхта хоть и была очень этим расстроена, в первую очередь пыта­лась как-то приспособиться к новой ситуации. В начале XIX века она было начала связы­вать надежды на возрождение Польши с Наполеоном, но он по­тер­пел пораже­ние, и шляхте снова пришлось приспосабливаться к сложив­шимся условиям. Надо сказать, что условия эти были не такими трагическими. Так, на террито­рии России существовало царство Польское, или, как любят говорить поляки, королевство Польское, — практически отдельное государство со своей консти­ту­цией, своим бюджетом, своей армией, связанное с Россий­ской империей своего рода персональной унией.

Но в ноябре 1830 года в Варшаве началось восстание. Подняли его молодые люди, которые учились в школе для подхорунжих (это что-то вроде кадетской школы), и польские элиты поддержали их далеко не сразу: первое время они сомневались, стоит ли это делать. Восстание было подавлено и привело к очень серьезным последствиям: царство Польское было лишено автономии, очень много людей, до 200 тысяч человек, ушли в эмиграцию, многие оказались в Си­бири, многие погибли. На Польшу были наложены контрибуции, над Вар­шавой построили крепость, пушки которой смотрели на город, и так далее. Фактически русская армия оккупировала Польшу: Николай I говорил, что теперь, после восстания, он имеет право вести себя там как в завоеванной стране.

Взятие варшавского арсенала во время ноябрьского восстания 1830 года. Панорама Марцина Залеского. 1831 годMuzeum Narodowe w Warszawie / Wikimedia Commons

В 1840-х годах было проведено несколько попыток восстаний на польских тер­риториях, которые отошли к Австрии и Пруссии, и в Кракове, который к этому времени обладал статусом вольного города, находившегося под попе­чением всех трех государств, — и в результате, утратив этот статус, оказался в составе австрийской провинции Галиции.

В начале 1860-х годов в России начали разворачиваться реформы и было от­ме­нено крепостное право. Петербург был очень озабочен тем, чтобы не допу­стить нового польского восстания, и попытался договориться с поляками. Для этого были заново восстановлены некоторые элементы польской автоно­мии: им раз­ре­шили открыть университет, поменять русских чиновников на поль­ских и так далее. Но в 1863 году в царстве Польском все-таки произошло восста­ние. Оно развивалось иначе, чем восстание 1830 года: у Польши уже не было авто­но­мии — и, соответственно, теперь там сражались не две армии, а российская армия и партизаны. Восстание снова было жестко подавлено.

Таким образом, в 1860-х годах повстанческая эпоха закончилась и вопрос о том, надо ли было вообще восставать, стал ключевым для поль­ского общества.

Критика

В качестве реакции возникли две школы размышления об истории и, соот­вет­ственно, о будущем Польши. Во-первых, так называемый варшавский пози­ти­визм — школа, к которой принадлежали писатели Болеслав Прус, Генрик Сен­кевич, Элиза Ожешко и другие. С их точки зрения, восстания поставили поль­скую нацию на грань выживания: огромное количество польской молоде­жи было сослано в Сибирь, отправилось на Кавказ воевать в рядах русской армии, уехало в эмиграцию или погибло на полях сражения. Они считали, что с этим надо решительно завязывать, а сосредоточиться следует на том, что они назы­вали «органической работой»: то есть работать, учиться, развивать пред­при­нимательство и экономику, науку и образование, таким образом увели­чи­вая «органическую силу» польского общества, и тогда свобода придет сама, без отчаянных и безрассудных порывов.

Эта идея становилась популярной не только в российской Польше, но и в дру­гих ее частях. Во-первых, там тоже происходили восстания, которые не помог­ли ничего добиться, а во-вторых, там поляки находились под очень жестким давлением формирующегося немецкого капитализма и подъема — полякам было страшно, что их сейчас просто задавят.

Станчик. Картина Яна Матейко. 1862 годMuzeum Narodowe w Warszawie / Wikimedia Commons

Второй вариант реакции на восстание 1863 года возник в Галиции и получил название «краковская историческая школа».

Галиция — это самый отсталый в экономическом смысле район Польши, но весь пропитанный историей, с очень сильной шляхетской традицией. А повстанческая идея была очень тесно с этой традицией связана. При этом одним из отличий польской шляхты от русского дворянства была ее много­численность: если русские дворяне составляли 1–2 % населения, то польская шляхта — около 10 %, а в некоторых регионах, в том числе в Галиции, до 15 %. И в 1860-е годы там появилась партия, члены которой стали называть себя станчиками. Станчик — это имя шута, который в конце XV — начале XVI века жил при дворе польского короля и все время говорил королю и польской шлях­те неприятные вещи — издевался над их гонором, тщеславием и безрассуд­ством. Станчики, как бы продолжая такую критическую традицию, ставят под сом­нение повстанческую идею, считая ее безрассудной и воплощающей все отри­цательные черты польской шляхты. При этом, в отличие от варшав­ских пози­ти­вистов, которые придерживались либеральных взглядов, станчики были консерваторами: для них капитализм был чем-то чуждым, они воспри­ни­мали его как непонятную гнилую силу, лишающую человека субъектности. Из их сре­­ды вышли два величайших польских историка XIX века — Юзеф Шуй­ский и Михал Бобжиньский, которые описывали историю Польши как историю недостатка трезвости, расчета, сдержанности, систематического усилия, исто­рию шляхетского эгоизма и заносчивости.

Героизация

Традиция героизации повстанческого движения тоже существовала, но скорее на индивидуальном уровне. Увидеть это можно, например, на знаменитом поль­ском Лычаковском кладбище, которое находится во Львове: там есть уча­сток, заставленный одинаковыми небольшими железными крестами, которые стоят рядами, как шеренги солдат. Под этими крестами похоронены люди, которые участвовали в восстании 1830–1831 годов. Если посмотреть на даты, написанные на этих крестах, мы увидим, что многие из этих людей умерли гораздо позже — скажем, в 1880-е годы. То есть после восстания про­шло уже 50 лет, а человека хоронят как повстанца — его идентичность свя­зана исклю­чительно с этим событием. И фактически в каждом следующем поко­лении поляков рождалось какое-то количество людей, идентифицирую­щих себя с этой повстанческой традицией.

1 / 5

Артур Гротгер. На поле боя. Из цикла «Полония». 1866 годSzépművészeti Múzeum / Wikimedia Commons

2 / 5

Артур Гротгер. Ковка кос. Из цикла «Полония». 1863 годSzépművészeti Múzeum / Wikimedia Commons

3 / 5

Артур Гротгер. Оборона поместья. Из цикла «Полония». 1863 годSzépművészeti Múzeum / Wikimedia Commons

4 / 5

Артур Гротгер. Приют. Из цикла «Полония». 1863 годSzépművészeti Múzeum / Wikimedia Commons

5 / 5

Артур Гротгер. Траурные вести. Из цикла «Полония». 1863 годSzépművészeti Múzeum / Wikimedia Commons

Сразу после восстания 1863 года яркие трагические образы восставших создал польский художник Артур Гротгер. Сам он в восстании не участвовал и жил в это время в Вене, но после помогал спасавшимся от властей повстанцам, а сцены восстания рисовал на гравюрах — то есть произведениях, предназна­ченных для тиражирования.

На территории Российской империи проявления этой традиции были прак­тически невозможны, в первую очередь из-за более жесткой, чем в Австрии, цензуры, поэтому напрямую художники и писатели о восстаниях не высказы­вались. Но сюжеты, напоминающие о героическом прошлом Речи Посполитой и былом триумфе польского оружия, возникали очень часто. Например, на кар­тине художника Яна Матейко русские бояре во время Ливонской войны кла­ня­ются польскому королю и великому князю Литовскому Стефану Баторию, оса­дившему Псков. Конечно, в 1872 году, когда эта картина была написана, уви­деть ее было очень приятно: она напоминала о том, что когда-то поляки были сильнее и должны стать сильнее в будущем.

Стефан Баторий под Псковом. Картина Яна Матейко. 1872 годZamek Królewski / Wikimedia Commons

Восстание 1944 года

После окончания Первой мировой войны Польша была восстановлена и полу­чила независимость. После этого идея о том, что именно борьба — то есть пов­станческая традиция — привела к восстановлению независимой Польши, стала важным мотивом исторического воспитания молодежи. При этом никто не за­давал вопроса, почему чехи, которые никогда не восставали, получили незави­симость в том же 1918 году  В 1918 году Австро-Венгерская империя распалась; было восстановлено или создано множество независимых государств. В том числе 28 октября было провозглашено созда­ние Первой Чехословацкой Республики, а 6 ноября объявлено о воссоздании Польши. .

Во время Второй мировой войны в Польше было одно из наиболее развитых движений Сопротивления: польская Армия крайова все время активно боро­лась с немецкой оккупационной армией. В 1944 году, когда советские войска уже подходили к Варшаве, руководители этой армии решили поднять в городе антинемецкое восстание. Оно было таким же или даже более безрассудным, чем восстания XIX века: поляки были очень плохо вооружены и рассчитывали только на то, что Красная армия продолжит наступление, немцы будут про­дол­жать отступать и повстанцы встретят Красную армию как хозяева Варшавы. Но Красная армия остановилась на берегу Вислы, и немцы стали систематиче­ски уничтожать повстанцев и Варшаву. В результате город, который к лету 1944 года оставался более или менее целым, через два месяца, к концу вос­ста­ния, был разрушен более чем на 90 %, погибло 200 тысяч мирного населения.

Повстанческий патруль в Варшаве. 1 августа 1944 годаMuzeum Powstania Warszawskiego / Wikimedia Commons

Конечно, это восстание уходит корнями в традицию героизации повстанче­ско­го движения. И в послевоенной Польше снова начались споры о том, надо было восставать или нет: например, с невероятный остротой этот вопрос стоит в филь­мах Анджея Вайды «Пепел и алмаз» и «Канал».

Современная Польша

В 2004 году под патронатом мэра Варшавы Леха Качиньского, который в 2005–2010 го­дах был президентом Польши, открылся Музей Варшавского восстания. Это очень современный музей с превосходной экспозицией, которая очень мощно воздействует на человека. Про Варшавское восстание там расска­зы­вается все — но нигде не встает вопрос о том, было ли оно оправданным. Для того чтобы задаться такими вопросами, нужно было бы вернуться к крити­ческой традиции станчиков или варшавских позитивистов. Но сегодняшние польские власти считают правильным историческим нарра­тивом героизацию повстанческой традиции, поскольку таким образом вся история страны превра­щается в историю героев и жертв. И конечно, такой нарратив никаких вопросов не допускает.  

arzamas.academy

Польское восстание 1830—1831 годов

Поляки так и не смогли смириться с потерей независимости в конце XVIII века и продолжали борьбу за свободу своей страны. XIX век стал для Польши веком борьбы против российской оккупации. Одно из крупнейших антироссийских восстаний случилось в 1830 году. Сами поляки называют его Ноябрьским. Это восстание охватило территорию Польши, а также земли Западной Белоруссии и Украины.

listopad

Оно началось в конце ноября 1830 года и длилось до октября 1831 года. Восставшие требовали восстановления Речи Посполитой в границах 1772 года.

Предыстория восстания

После окончания эпохи наполеоновских войн, польские земли вошли в состав Царства Польского – государства, находящегося под протекторатом России. Формой его правления была конституционная монархия. В стране существовал парламент, избираемый на два года, и весьма либеральная конституция. Также Царство Польское имело собственную армию, куда входили ветераны, воевавшие на стороне Наполеона.

Короля (царя) представлял наместник. В то время наместником был Зайончек, активный участник борьбы за независимость Польши. Польской армией командовал брат российского царя, Константин Павлович. Стремясь получить поддержку в широких слоях польского общества, российское руководство объявило в Польше свободу слова, совести и равенство гражданских прав. Но на деле конституция не выполнялась, Александр I начал сокращать либеральные свободы. Он попытался упразднить суды присяжных, а также ввести цензуру.

Кроме этого, российская сторона осуществляла политику давления на сейм, а на место наместника был поставлен великий князь Константин Павлович. Все это сильно тревожило поляков. На эту ситуацию наложился подъём патриотических чувств, связанных с утраченной независимостью Польши.

list

В 1819 году несколько польских офицеров организовали Национальное масонское общество, в него вошли около двухсот человек. Позже эта организация превратилась в Патриотическое общество. Кроме него существовали и другие подобные организации: тамплиеров (на Волыни) и променистов (в Вильне). Они имели явный патриотический уклон и стремились вернуть Польше независимость. Поддержку им оказывало и польское духовенство. Были контакты между польскими заговорщиками и российскими декабристами, но они закончились безрезультатно.

Большое влияние на заговорщиков произвела революция во Франции. Именно это событие изменило их планы и заставило действовать быстрее и решительней.

Восстание

12 августа 1830 года революционеры провели собрание, на котором звучали призывы к скорейшему выступлению. Однако, они решили заручиться поддержкой высокопоставленных военных. Вскоре им удалось склонить на свою сторону нескольких генералов. Революционное движение охватило практически все общество: офицерский корпус, студенчество, шляхту.

Революционеры планировали убить российского князя Константина Павловича и захватить казармы российских войск. По их замыслу, это должно было стать началом всеобщего восстания. Начало восстания планировали на 26 октября. Однако, великого князя предупредила его жена и он не появлялся на улице.

В это самое время случилась революция в Бельгии и по распоряжению русского царя, поляки должны были участвовать в его подавлении. Это их особенно возмутило.

Восстание началось 29 ноября. В нем приняли участие жители Варшавы и польские войска. Российские полки были блокированы в своих казармах и деморализованы. Князь Константин бежал из своего дворца, а затем отдал приказ верным войскам покинуть Варшаву. На следующий день восстала вся Польша. Князь Константин покинул территорию страны.

На следующий день часть членов Административного совета была отправлена в отставку, а их место заняли представители восставших. Руководство революционного движения разделилось на две части: более радикальную и умеренную. Радикальная часть, которая была представлена людьми левых убеждений, желала продолжения революции, превращения ее в общеевропейскую. Умеренные же считали, что нужно договариваться с русским царем.

listopad2

Постепенно влияние правых становится все сильнее. 5 декабря генерал Хлопицкий обвинил правительство в демагогии и объявил себя диктатором. К российскому царю были отправлены представители для начала переговоров. Поляки хотели вернуть земли, утраченные страной, требовали выполнения конституции, открытой работы сейма и отсутствия российских войск на своей земле. Николай I пообещал только амнистию восставшим.

Начало боевых действий

В начале 1831 года русские войска численностью 125 тысяч человек вторглись на территорию Польши. 14 февраля состоялось первое сражение при Сточеке, закончившееся победой поляков. Затем была битва Грохове, в которой обе стороны понесли серьезные потери. Поляки были вынуждены отступить к Варшаве.

В марте войска восставших перешли в контрнаступление и нанесли несколько ощутимых поражений российским войскам. В это самое время на Волыни и в Белоруссии началась партизанская война против русских.

26 мая состоялась битва под Остроленкой, в ней принимали участие 40 тысяч поляков и 70 тысяч российских войск. Поляки были разбиты.

В конце августа началась осада Варшавы. Русские войска превосходили силы защитников более чем в два раза. 6 сентября, после безрезультатных переговоров русские войска пошли на штурм города.

8 сентября российские войска вошли в Варшаву. Часть польской армии перешла на австрийскую территорию, другая часть – на территорию Пруссии. Гарнизоны некоторых крепостей держались до конца октября.

Итоги восстания

Итогом восстания 1830 года стало появления «Ограниченного статуса», который значительно урезал автономию польского государства. Теперь Царство Польское становилось частью России. Упразднялся сейм, прекращала свое существование польская армия. Воеводства были заменены на губернии. Начался процесс превращения Польши в российскую провинцию.

Начались гонения католиков и принуждение их к переходу в православие.

Подавление польского восстания существенно повысило степень русофобских настроений в Европе. Поляки же, в лице европейского общественного мнения, стали героями и мучениками.

slawomirkonopa.ru

Польское Восстание 1863 года - Мастерок.жж.рф

Толчком к очередной активизации польского национального движения стала начавшаяся в 1859 году война Франции с Австрией. Наполеон III освобождал Италию, а польские революционеры рассчитывали, что он поможет и католической Польше восстановить свою независимость. Главным генератором и проводником националистических настроений в Царстве Польском, входившем в состав Российской империи, было польское дворянство. Шляхтичи были ущемлены отсутствием привилегий и возможности участвовать в реальном государственном управлении, рассматривали подчинение России как унижение и мечтали о возрождении Речи Посполитой. В 1830-1831 гг. в Царстве Польском уже вспыхивало мощное восстание, подавленное русскими войсками.

Спустя тридцать три года «красные», как называли однозначных сторонников независимости Польши, стали готовить новое выступление.

В октябре 1861 г. был основан Центральный национальный комитет, сыгравший впоследствии роль штаба повстанцев. Кроме того, действовал Комитет русских офицеров в Польше, основанный в 1861 году и поддерживавший тесные связи как с польскими националистами, так и с русскими революционными демократами. После ареста основателя кружка Василия Каплинского, служившего в русской армии в звании поручика, Комитет возглавил другой офицер — поручик Шлиссельбургского пехотного полка Андрей Потебня. Членом Комитета был и Ярослав Домбровский, тоже служивший в русской армии младшим офицером и даже принимавший прежде участие в Крымской войне.

Ярослав Домбровский

К концу 1862 года подпольные группы, собиравшиеся принимать участие в готовящемся восстании, насчитывали не менее 20 тысяч человек. Социальной базой повстанцев были мелкие польские шляхтичи, младшие офицеры – поляки и литвины, служившие в русской армии, студенты и учащиеся польских учебных заведений, представители разночинной интеллигенции. Особую роль сыграли ксендзы католической церкви. Ватикан безоговорочно поддерживал все планы по началу восстания, рассчитывая на освобождение католической Польши из-под власти православной России.

В 1860-1862 гг. ситуация становилась все более обостренной. Например, был устроен погром на православном кладбище, русские обитатели Варшавы стали получать письма с угрозами, 15 (27) февраля 1861 года солдаты расстреляли демонстрацию, в результате чего погибли пять ее участников. В свою очередь, польские радикалы неоднократно предпринимали покушения на жизнь российских генерал-губернаторов. Не избежал покушения и великий князь Константин Николаевич, отделавшийся легкими ранениями. Формальным поводом к восстанию стало решение Александра II о начале рекрутского набора в Польше. Так император хотел изолировать большую часть протестной молодежи.

В ночь с 10 на 11 января 1863 года во многих городах Польши начали звенеть колокола. Это был условный сигнал, говоривший революционерам о начале выступления. Именно уклонившаяся от рекрутского набора в русскую армию молодежь стала костяком первых повстанческих отрядов. Радикалы сформировали «Временное национальное правительство» (Жонд народовы), которое возглавил 22-летний бывший студент философского факультета Стефан Бобровский. В первый день восстания на всей территории Царства Польского произошло 25 нападений на русские гарнизоны. Однако, поскольку повстанцы были плохо организованы и слабо вооружены, эти нападения русские солдаты отбивали достаточно легко.

В начале февраля 1863 года в Польшу из Франции прибыл 49-летний Людвик Мерославский – крестник наполеоновского генерала Даву, участник восстания 1830-1831 гг. и профессиональный польский революционер. Его провозгласили диктатором восстания. Но «диктатура» Мерославского просуществовала очень недолго. 7 (19) февраля 1863 года на опушке Крживосондзского леса отряд, которым командовал сам «диктатор», вступил в бой с отрядом полковника Юрия Шильдер – Шундлера, в который входили 3,5 роты Олонецкого пехотного полка, 60 казаков и 50 пограничных стражников. Даже такие скромные силы нанесли повстанцам сокрушительное поражение, после чего 9 (21) февраля 1863 года Людвик Мерославский бросил руководство восстанием и бежал обратно во Францию.

Mierosławski Ludwik

После бегства Мерославского повстанцев возглавил произведенный в генералы полковник Мариан Лангевич (1827-1887), прежде командовавший Сандомирским воеводством. Как и Мерославский, Лангевич, в прошлом офицер прусской армии, был профессиональным польским революционером и проживал во Франции и Италии, где занимался военной подготовкой польской молодежи. Тем не менее, формально диктатором еще некоторое время считался Мерославский и лишь 26 февраля (10 марта) новым диктатором восстания был провозглашен Лангевич. Но и ему удача не улыбалась. Уже 19 марта 1863 года, будучи наголову разгромленным в двух сражениях с русскими войсками, Лангевич бежал на территорию соседней Австрийской Галиции.

Помимо централизованных сил повстанцев, в Польше действовали и многочисленные партизанские отряды, возглавляемые местными «полевыми командирами». Это были отряды Леона Франковского, Аполинария Куровского, Зыгмунта Подалевского, Кароля Фруче, Игнатия Мыстковского и многих других. Большинство отрядов действовали в течение месяца – двух, от силы трех месяцев. Затем они терпели сокрушительные поражения от русских войск. Одним из немногих исключений был отряд генерал-полковника Михаила Гейденрейха, сумевший продержаться с июля до декабя 1863 года. В этом не было ничего удивительного, если учитывать, что сам Михаил Ян Гейденрейх в прошлом был кадровым офицером русской армии и окончил Академию Генерального штаба.

Мариан Лангевич

Помимо Польши, восстание охватило и целый ряд губерний, некогда бывших частью Великого княжества Литовского. Гродненские, виленские, витебские, минские, могилевские земли – везде появились свои повстанческие формирования, создававшиеся польскими и литовскими шляхтичами. Стоит отметить, что восстание с самого начала поддерживалось польской эмиграцией и революционными кругами Европы. Сочувствовали польским повстанцам и многие русские революционеры. Целый ряд русских и европейских радикалов отправился в польские земли в качестве добровольцев. Было сформировано несколько добровольческих соединений, укомплектованных французскими, итальянскими, венгерскими революционерами. Например, был создан "батальон зуавов смерти", которым командовал француз Франсуа де Рошенбрюн. Отличительной особенностью этого формирования была "клятва смерти" — покончить с собой в случае поражения. Такие польские "смертники".

В европейской печати польское восстание романтизировалось, подавалось исключительно как национально-освободительное движение гордого европейского народа против российского самодержавия и национального гнета. Подобное отношение унаследовала от революционного движения того времени и официальная советская историческая наука. Между тем, повстанцы не были «мягкими и пушистыми» романтиками-идеалистами, сражавшимися исключительно за свободу. Повстанцы, среди которых преобладала польская шляхта, отстаивали свои классовые интересы, а именно выступали за возвращение той формы социального и политического устройства, при которой шляхта себя чувствовала наиболее вольготно. Свою роль в мотивации повстанцев играли религиозные различия. Известно о расправах над православными священнослужителями, осквернениях православных церквей и кладбищ.

Александром II в марте 1863 года был принят ряд радикальных мер в рамках проводившейся аграрной реформы. Так, в Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, а затем и Витебской, Киевской, Могилевской, Подольской и Волынской губерниях были прекращены обязательства крестьян по отношению к помещикам. Поскольку основную часть помещиков составляли польские шляхтичи, такая мера не могла прийтись им по нраву. Но дальновидная российская политика лишила польских панов поддержки основной массы крестьянства. Большинство крестьян и в Царстве Польском, и в западных губерниях оставалось равнодушным к повстанцам. Известно немало случаев и выступления крестьян против повстанцев, которые досаждали сельскому населению своими поборами, а то и откровенными грабежами.

Польские паны отличались особой жестокостью по отношению к крестьянскому населению, особенно к украинским и белорусским крестьянам, исповедовавшим православие. Поэтому не было ничего удивительного в том, что крестьянское население ненавидело своих эксплуататоров и при любом удобном случае предпринимало против них какие-либо действия. Например, неоднократно крестьяне собирали отряды и захватывали своих панов, сочувствовавших повстанцам, чтобы сдать их властям. Более того, командование русской армии даже пыталось несколько охладить пыл крестьянства, которое во время подавления восстания пыталось отыграться за столетия бесчинств шляхты. В свою очередь, повстанцы развернули настоящий террор против мирного крестьянского населения, пытаясь запугать крестьян и вынудить их поддерживать восставших или, хотя бы, не сотрудничать с царскими войсками. Отсутствие поддержки со стороны крестьянства стало одной из главных причин быстрого поражения Польского восстания 1863-1864 гг.

В период с 1863 по 1865 годы в боевых действиях на территории Царства Польского и западных губерний русская армия потеряла 1221 солдата и офицера погибшими и умершими от ран, 2810 – умершими от болезней и бытовых травм, 3416 – ранеными, 438 – пропавшими без вести и дезертировавшими, еще 254 человека попали в плен к повстанцам. Имели место случаи перехода отдельных солдат и младших офицеров на сторону повстанцев, причем обычно переходили к повстанцам офицеры польского и литовского происхождения. В процессе подавления восстания власти достаточно жестко карали лидеров и наиболее активных повстанцев. 22 марта 1864 года в Вильно повесили Константина Калиновского. Общее количество смертных приговоров, приведенных в исполнение, составило за период 1863-1865 гг. около 400. Не менее 12 тысяч человек были высланы в Сибирь и другие районы Российской империи. Еще около 7 тысяч участников восстания и сочувствующих покинули пределы Царства Польского и западных губерний и эмигрировали в страны Центральной и Западной Европы. Однако, действия царского правительства в отношении повстанцев вряд ли можно назвать чрезмерно жесткими. Уже 31 декабря 1866 года Александр II заменил бессрочную каторгу для приговоренных к ней повстанцев десятилетней. Всего наказание за участие в восстании понесло лишь около 15% повстанцев, а большинство участников боевых действий со стороны восставших остались на свободе.

После подавления восстания царское правительство озаботилось вопросами профилактики национализма среди польской шляхты. В 1864 г. был запрещен латинский алфавит, Михаил Муравьев распорядился прекратить издание любых книг на литовском языке. В 1866 году генерал-губернатор Виленской губернии Константин Кауфман запретил употребление польского языка в общественных местах и в официальных документах, а также ввел запрет на использование любой польской национальной символики. По позициям польской шляхты был нанесен серьезнейший удар. Зато в результате восстания выиграло крестьянство. Власть, стремясь создать противовес польской шляхте, снизила сумму выкупных платежей для крестьян на 20% (в литовских и белорусских землях – на 30%). Кроме того, началось централизованное открытие начальных школ для детей белорусских и литовских крестьян, которое имело вполне объяснимый смысл – воспитывать подрастающие поколения крестьян в лояльности к российской власти, в православной культурной традиции.

Хотя европейское общественное мнение идеализировало повстанцев, рассматривая их исключительно как героев-идеалистов, в действительности Польскому восстанию серьезно не помогла ни одна европейская держава. Именно надежда на помощь со стороны Франции и Великобритании «грела душу» польским шляхтичам, рассчитывавшим на начало войны западных держав с Россией. Даже британские газеты признавали, что если бы лидеры повстанцев не рассчитывали на западную военную помощь, восстание прекратилось бы само собой, а то и вообще бы не начиналось.

[источники]источникиАвтор: Илья Полонскийhttps://topwar.ru/135603-polskoe-vosstanie-shlyahtu-kinul-zapad-i-nenavideli-krestyane.html

masterok.livejournal.com

Нападение польских повстанцев на дворец наместника Царства Польского, Вел. Князя Константина Павловича. Начало польского восстания :: Издательство Русская Идея

17.11.1830 (30.11). – Нападение польских повстанцев на дворец наместника Царства Польского, Вел. Князя Константина Павловича. Начало польского восстания

О Польском восстании 1830–1831 гг.

Начало восстания. Взятие арсенала.

Когда, после русcкой победы над Наполеоном, по решению Венского конгресса 1815 г. России были переданы польские территории, они были включены в Российскую империю в виде автономного Царства (королевства) Польского.

17 ноября 1815 г. Император Александр I, совсем не желая русификации поляков, великодушно даровал им Конституцию, которую они хотели, законодательный сейм, независимый суд, сохранил отдельную польскую армию и денежную систему.

Всего этого поляки лишились после восстания 1830–1831 гг., начатого в 15-летнюю годовщину дарования конституции нападением польских повстанцев на дворец наместника в Царстве Польском, Великого князя Константина Павловича. Католическая шляхта, не испытывая симпатий к православной России и поощряемая Ватиканом, устроила мятеж под лозунгом "независимости" (хотя фактически имела ее, но хотела прежней безнаказанности), причем оплотом ее стали масонские структуры, аналогичные "декабристам" в России...

В 1830 г.  в Европе масонскими ложами готовилась волна "прогрессивных революций" против консервативной аристократии. Июльская революция во Франции, свергнувшая Бурбонов, и одновременная революция против Нидерландской монархии, провозгласившая независимость Бельгии, дали пищу амбициям польских революционеров. Непосредственным поводом к восстанию послужило известие о скорой отправке русских и польских войск на подавление бельгийской революции.

17 ноября 1830 г. толпа заговорщиков ворвалась в Бельведерский дворец – варшавскую резиденцию наместника и учинила там погром, ранив нескольких человек из приближенных Великого князя. Константин Павлович успел скрыться. В тот же день в Варшаве началось восстание, во главе которого стояло тайное шляхетское офицерское общество П. Высоцкого. Восставшие захватили арсенал. Многие русские чиновники, офицеры и генералы, находившиеся в Варшаве, были убиты.

В условиях начавшегося мятежа крайне странным выглядело поведение наместника. Великий князь Константин Павлович счел восстание простой вспышкой гнева и не позволил своим войскам выступить на его подавление, сказав, что "русским нечего делать в драке". Затем он отпустил по домам ту часть польских войск, которая в начале восстания еще сохраняла верность властям. Варшава полностью перешла в руки повстанцев. С небольшим русским отрядом наместник покинул Польшу. Мощные военные крепости Модлин и Замостье были сданы мятежникам без боя. Через несколько дней после бегства наместника Царство Польское оставили все русские войска.

В эйфории от неожиданного успеха административный совет Царства Польского был преобразован во Временное правительство. Сейм избрал главнокомандующим польскими войсками генерала Ю. Хлопицкого и провозгласил его "диктатором", но генерал отказался от диктаторских полномочий и, не веря в успех войны с Россией, отправил делегацию к Императору Николаю I. Русский Царь отказался от переговоров с мятежным правительством и 5 января 1831 г. Хлопицкий ушел в отставку. Новым польским главнокомандующим стал князь Радзивилл. 13 января 1831 г. Сейм объявил о "низложении" Николая I – лишении его польской короны. К власти пришло правительство во главе с князем А. Чарторыйским. При этом революционный Сейм отказался рассмотреть даже самые умеренные проекты аграрной реформы и улучшения положения крестьян.

Польское правительство готовилось воевать с Россией, увеличив призывом армию с 35 до 130 тысяч человек. Но русские войска, расквартированные в западных губерниях, не были готовы к войне. Хотя они насчитывали 183 тысячи, подавляющее большинство военных гарнизонов составляли так называемые "инвалидные команды". Требовалась присылка боеспособных частей.

Главнокомандующим русскими войсками был назначен генерал-фельдмаршал граф И.И. Дибич-Забалканский, а начальником штаба генерал граф К.Ф. Толь. Дибич, не дождавшись сосредоточения всех сил, не обезпечив армию продовольствием и не успев обустроить тыл, 24 января 1831 г. вошел в Царство Польское между реками Бугом и Наревом. Отдельная левая колонна генерала Крейца должна была занять Люблинское воеводство на юге Царства и отвлекать на себя силы неприятеля. Однако начавшаяся оттепель и распутица похоронила первоначальный план. 2 февраля 1831 г. в бою при Сточеке русская бригада конных егерей под командованием генерала Гейсмара была разбита польским отрядом Дверницкого. Сражение между главными силами русских и польских войск произошло 13 февраля 1831 г. при Грохове и закончилось поражением польской армии. Но Дибич не отважился продолжать наступление, ожидая серьезный отпор.

Польское командование использовало бездействие главных сил русских войск и, стремясь выиграть время, начало мирные переговоры с генералом Дибичем. Тем временем 19 февраля 1831 г. отряд Дверницкого переправился через Вислу, рассеял мелкие русские отряды и попытался вторгнуться на Волынь. Прибывшие туда подкрепления под командованием генерала Толя вынудили Дверницкого укрыться в Замостье. Через несколько дней Висла очистилась ото льда и Дибич начал готовить переправу на левый берег у Тырчина. Но польские отряды атаковали тылы главных сил русских войск и сорвали их наступление.

Революционеры также не бездействовали. В сопредельных с Царством Польским местностях – Волыни и Подолии – начались волнения, в Литве вспыхнул открытый мятеж. Литву охраняла лишь слабая русская дивизия (3200 чел.), стоявшая в Вильне. Дибич направил в Литву военные подкрепления. Атаки небольших польских отрядов в тылу изматывали главные силы Дибича. Действия русских войск, к тому же, были осложнены разразившейся в апреле эпидемией холеры, в армии насчитывалось около 5 тысяч больных.

В начале мая 45-тысячная польская армия под командованием Скшинецкого начала наступление против 27-тысячного русского гвардейского корпуса, которым командовал Великий князь Михаил Павлович, и отбросила его к Белостоку – за пределы Царства Польского. Дибич не сразу поверил в успех польского наступления на гвардию и только через 10 дней направил против мятежников главные силы. 14 мая 1831 г. в крупном сражении при Остроленке польская армия была разгромлена. Но крупный отряд польского генерала Гелгуда (12 тыс. чел.) в русском тылу соединился местными бандами мятежников, его численность возросла вдвое. Русские и польские силы в Литве были примерно равны.

29 мая 1831 г. генерал Дибич заболел холерой и в тот же день скончался. Командование временно принял генерал Толь. 7 июня 1831 г. Гелгуд атаковал русские позиции у Вильны, но был разбит и бежал в Пруссию. Через несколько дней русские войска генерала Рота разгромили польскую банду Колышки под Дашевым и у деревни Майданек, что привело к усмирению мятежа на Волыни. Новые попытки Скшинецкого двинуться в тыл русской армии провалились.

Фельдмаршал граф И.Ф. Паскевич-Эриванский

13 июня 1831 г. в Польшу прибыл новый главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал граф И.Ф. Паскевич-Эриванский. Близ Варшавы находилась 50-тысячная русская армия, ей противостояли 40 тысяч мятежников. Польские власти объявили поголовное ополчение, но простой народ отказывался проливать кровь за власть корыстолюбивых шляхтичей. В июле русская армия, построив мосты, переправилась на неприятельский берег, польские войска отошли к Варшаве.

3 августа в Варшаве начались волнения, сменились главнокомандующий и глава правительства. В ответ на предложение о сдаче Варшавы польское руководство заявило, что поляки подняли восстание ради восстановления своего отечества в его древних пределах, то есть до Смоленска и Киева. 25 августа русские войска штурмом взяли предместье Варшавы; ночь с 26 на 27 августа 1831 г. польские войска капитулировали.

В сентябре и октябре 1831 г. остатки польской армии, продолжавшей сопротивление, были изгнаны русскими войсками из пределов Царства Польского в Пруссию и Австрию, где были разоружены. Последними сдались крепости Модлин (20 сентября 1831 г.) и Замостье (9 октября 1831 г.). Восстание было усмирено, а суверенная государственность Царства Польского ликвидирована. Наместником был назначен граф И.Ф. Паскевич-Эриванский, получивший новый титул князя Варшавского.

Речь Императора Николая I перед польской депутацией

Собираясь посетить Варшаву после очередных волнений, Николай I писал 30 июня 1835 г. Паскевичу-Эриванскому: «Я знаю, что меня хотят зарезать, но верю, что без воли Божией ничего не будет, и совершенно спокоен...» Осенью Государь приехал в Варшаву. Депутация поляков-горожан ходатайствовала о приеме ее Царем для поднесения приготовленного заранее адреса, с выражением ему благоговейной преданности. Государь на это согласился, заявив, что говорить будут не они, а он. Приводим речь Государя:

«Я знаю, господа, что вы хотели обратиться ко мне с речью; я даже знаю ее содержание, и именно для того, чтобы избавить вас от лжи, я желаю, чтобы она не была произнесена предо мною. Да, господа, для того, чтобы избавить вас от лжи, ибо я знаю, что чувства ваши не таковы, как вы меня хотите в этом уверить. И как мне им верить, когда вы мне говорили то же самое накануне революции? Не вы ли сами, тому пять лет, тому восемь лет, говорили мне о верности, о преданности и делали мне такие торжественные заверения преданности? Несколько дней спустя вы нарушили свои клятвы, вы совершили ужасы.

Императору Александру I, который сделал для вас более, чем русскому Императору следовало, который осыпал вас благодеяниями, который покровительствовал вам более, чем своим природным подданным, который сделал из вас нацию самую цветущую и самую счастливую, Императору Александру I вы заплатили самой черной неблагодарностью.

Вы никогда не хотели довольствоваться самым выгодным положением и кончили тем, что сами разрушили свое счастье...

Господа, нужны действия, а не слова. Надо, чтобы раскаяние имело источником сердце... Прежде всего, надо выполнять свои обязательства и вести себя, как следует честным людям. Вам предстоит, господа, выбор между двумя путями: или упорствовать в мечтах о независимой Польше, или жить спокойно и верноподданными под моим правлением.

Если вы будете упрямо лелеять мечту отдельной национальной, независимой Польши и все эти химеры, вы только накличете на себя большие несчастия. По повелению моему воздвигнута здесь цитадель; и я вам объявляю, что при малейшем возмущении я прикажу разгромить ваш город, я разрушу Варшаву, и уж, конечно, не я отстрою ее снова. Мне тяжело говорить это вам, – очень тяжело Государю обращаться так со своими подданными; но я говорю это вам для вашей собственной пользы. От вас, господа, зависеть будет заслужить забвение происшедшего. Достигнуть этого вы можете лишь своим поведением и своею преданностью моему правительству.

Я знаю, что ведется переписка с чужими краями, что сюда присылают предосудительные сочинения, и что стараются развращать умы... Среди всех смут, волнующих Европу, и среди всех учений, потрясающих общественное здание, Россия одна остается могущественною и непреклонною.

Поверьте мне, господа, принадлежать России и пользоваться ее покровительством есть истинное счастье...

Помните хорошенько, что я вам сказал».

После этого приема депутации Государь осмотрел Александровскую цитадель, орудия которой были направлены на Варшаву...

Н. Тальберг. "Неизвестная Россия. 1825-1917"

Поделиться новостью в соцсетях

 

rusidea.org

Польское восстание 1863

Несмотря на жестокое поражение антироссийского восстания 1830 года, польские патриоты продолжали свою борьбу. В 1863 году территорию Польши, а также земли Западной Белоруссии и Украины всколыхнуло новое мощное восстание против Российской империи. Оно продолжалось больше года: с начала 1863 по конец 1864 года.

 

pocztowka-1863

Восставшие хотели восстановления страны в границах 1772 года, то есть вернуть земли, на которых проживали и белорусы и украинцы.

Император Александр I хорошо относился к полякам. Польша получила конституцию более чем на сто лет раньше России. Полякам были обещаны разнообразные свободы: слова, собраний, совести. Однако, им было мало этого – поляки хотели получить независимую Польшу. Знаменитый русский анархист и революционер Петр Кропоткин написал о поляках следующие строки: «Польша никогда не потеряет своего национального характера — он слишком резко вычеканен…»

Предыстория восстания

Польские территории, после их вхождения в состав России стали для империи постоянным источником нестабильности и сепаратизма. Александр I, симпатизировавший полякам, дал им либеральную конституцию и свободы, о которых Россия могла только мечтать. Но потом сам начал нарушать эти правила, что и привело к восстанию 1830 года.

Его приемник, Николай I проводил в Польше очень жесткую политику. Однако, настроения польского общества это не изменило. Множество поляков бежали за границу после поражения восстания 1830 года и образовали довольно мощную диаспору, которая всячески помогала революционным процессам на родине. Раздражение политикой России копилось в польском обществе, и достаточно было предлога, чтобы вспыхнуло новое восстание. В Европе произошло объединение итальянских земель, в соседней Австрии проводились прогрессивные реформы. Все это вдохновляло поляков на борьбу.

После смерти российского наместника Паскевича, который проводил очень жесткую политику, его предшественники не отличались ни жесткостью, ни управленческими талантами.

В Польше начались манифестации, а затем и волнения. Подготовка к восстанию началась еще в 1857 году. По всей стране были созданы подпольные организации, которые готовились именно к вооруженному восстанию.

Восстание

В 1863 году, после похорон жены генерала Совинского (героя восстания 1830 года), в Варшаве начались беспорядки. Были разгромлены православные кладбища, с магазинов срывались вывески на русском языке, русские жители города начали получать угрозы.

styczniowe

Позже прошла манифестация в годовщину Гроховского сражения, она закончилась столкновениями с войсками. Были убиты пять человек. Александр II пошел на уступки полякам: он восстановил Государственный совет и увеличил уровень самоуправления в Польше. Также были проведены еще некоторые прогрессивные реформы: отменили барщину, улучшили положение евреев, изменили систему образования. Но это не помогло.

В это же время был объявлен рекрутский набор в армию. Российские власти хотели избавиться от революционного элемента, отправив смутьянов в армию. Планировалось направить в армию около 12 тысяч человек, подозреваемых в революционной деятельности. Это и вызвало восстание. Именно уклонившиеся от призыва мужчины стали организовывать первые отряды.

После начала вооруженных действий появилось временное национальное правительство, которое возглавили Стефан Бобровский, ксёндз Микошевский и Яновский.

10 января временное правительство издало манифест, в котором призвало поляков к вооруженной борьбе против России. По всей стране начались нападения на русские гарнизоны. По всей стране началась партизанская война против оккупантов.

В ответ российское правительство восстановило военное положение, захваченных повстанцев разрешили судить полевым судом. Но эти меры не помогли, пожар восстания разгорался.

Повстанцы были плохо вооружены и обучены, поэтому обычно терпели поражения в стычках с царскими войсками. Отрядам повстанцев удалось освободить южную и частично западную границу Польши. Используя ее, они смогли получать подкрепления, оружие и другие необходимые вещи.

Группы повстанцев появлялись на землях Западной Украины и даже в районе Киева. Однако, в этих районах было большое количество российских войск и восстание там было быстро подавлено. Немногочисленные повстанческие отряды были и в Западной Белоруссии.

Поражение

Кульминация восстания приходится на 1863 год, потом военные действия постепенно затихают. Весной 1863 года был издан манифест, обещавший амнистию восставшим, которые сдадутся властям до 1 мая. Но он не принес результатов. В 1863 году было зафиксировано почти 550 боевых столкновений между российскими войсками и польскими повстанцами, в 1864 году их было всего 84. Перевес российских войск был подавляющим. Российские источники утверждают, что повстанцы потеряли около 30 тысяч человек, потери царских войск оценивают примерно в 3 тысячи. Две тысячи повстанцев были казнены. Следует отметить, что эти цифры очень спорные и многие историки сомневаются в их подлинности. После неудачи восстания 1863 года началась новая волна иммиграции поляков.

1610_ab

Еще одним последствием восстания 1863 года можно назвать земельную реформу, которая на польских и белорусских землях была гораздо выгоднее для крестьянина, чем на территории России. На Западной Украине и в Белоруссии это восстание привело к развитию начальной школы: царское правительство считало, что обучение детей в российском православном духе сделает из них более лояльных подданных в будущем.

После восстания 12500 человек были высланы в Сибирь и на Дальний Восток, из них восемьсот человек были приговорены к каторжным работам.

В 1864 году был введен запрет на использование в литовских землях латинского алфавита. Он оставался в силе до 1904 года. В Литве и Белоруссии было запрещено занимать государственные посты лицам католического вероисповедания.

Хотя восстание 1863 года и потерпело поражение, но оно дало мощный толчок развитию национального самосознания поляков. Даже в Сибири, в тысячах километрах от родного дома, польские патриоты поднимали восстания (Кругобайкальское восстание).

slawomirkonopa.ru

Польское восстание (1830) — WiKi

Начало военных действий. Грохов

  Низложение русских знамён после битвы около Вавра в 1831 году

К ноябрю 1830 года польская армия состояла из 23.800 пехотинцев, 6.800 кавалеристов, при 108 орудиях. В результате активных мероприятий правительства (набор рекрутов, зачисление добровольцев, создание отрядов косиньеров, вооружённых поставленных торчком на древко косами) в марте 1831 года армия имела 57.924 человека пехоты, 18.272 кавалерии и 3000 волонтёров — всего 79.000 человек при 158 орудиях. В сентябре, к концу восстания, армия насчитывала 80.821 человек. Это почти равнялось выставленной против Польши русской армии. Тем не менее, качество состава армии сильно уступало русскому: в основном это были недавно призванные и неопытные солдаты, в массе которых растворялись ветераны. Особенно уступала польская армия русской в кавалерии и артиллерии.

Для русского правительства польское восстание было неожиданностью: русская армия была расположена частью в западных, частью во внутренних губерниях и имела мирную организацию. Численность всех войск, которые предполагалось употребить против поляков, доходила до 183 тыс. (не считая 13 казачьих полков), но для сосредоточения их требовалось 3—4 месяца. Главнокомандующим назначен был граф Дибич-Забалканский, а начальником полевого штаба — граф Толь. К началу 1831 года поляки имели совершенно готовыми около 55 тыс.; с русской же стороны один лишь барон Розен, командир 6-го (Литовского) корпуса, мог сосредоточить около 45 тыс. в Брест-Литовске и Белостоке. Благоприятным моментом для наступательных действий Хлопицкий по политическим соображениям не воспользовался, а расположил свои главные силы войск эшелонами по дорогам из Ковна и Брест-Литовска к Варшаве. Отдельные отряды Серавского и Дверницкого стояли между реками Вислой и Пилицей; отряд Козаковского наблюдал Верхнюю Вислу; Дзеконский формировал новые полки в Радоме; в самой Варшаве было под ружьём до 4 тыс. национальной гвардии. Место Хлопицкого во главе армии занял князь Радзивилл.

К февралю 1831 года сила русской армии возросла до 125,5 тысяч. Надеясь окончить войну сразу, нанеся противнику решительный удар, Дибич не обратил должного внимания на обеспечение войск продовольствием, особенно на надёжное устройство перевозочной части, и это вскоре отозвалось для русских крупными затруднениями.

5—6 февраля (24—25 января по старому стилю) главные силы русской армии (I, VI пехотный и III резервный кавалерийский корпуса) несколькими колоннами вступили в пределы Царства Польского, направляясь в пространство между Бугом и Наревом. 5-й резервный кавалерийский корпус Крейца должен был занять Люблинское воеводство, перейти за Вислу, прекратить начавшиеся там вооружения и отвлечь внимание противника. Движение некоторых русских колонн к Августову и Ломже заставило поляков выдвинуть две дивизии к Пултуску и Сероцку, что вполне соответствовало планам Дибича — разрезать неприятельскую армию и разбить её по частям. Неожиданно наступившая распутица изменила положение дел. Движение русской армии (достигшей 8 февраля линии Чижев — Замбров — Ломжа) в принятом направлении признано было невозможным, так как пришлось бы втянуться в лесисто-болотистую полосу между Бугом и Наревом. Вследствие этого Дибич перешёл Буг у Нура (11 февраля) и двинулся на Брестскую дорогу, против правого крыла поляков. Так как при этой перемене крайняя правая колонна, князя Шаховского, двигавшаяся к Ломже от Августова, слишком отдалялась от главных сил, то ей предоставлена была полная свобода действий. 14 февраля произошло сражение при Сточеке, где генерал Гейсмар не мог остановить 1-й бригады 2-й конно-егерской дивизии, бежавшей с поля боя в полном составе перед отрядом Дверницкого. Это первое сражение войны, оказавшееся удачным для поляков, чрезвычайно подняло их дух. Польская армия заняла позицию при Грохове, прикрывая подступы к Варшаве. 19 февраля (7 февраля по старому стилю) началась первая битва — битва при Грохове: 25-я дивизия VI корпуса атаковала поляков, но была отбита, потеряв 1620 человек. Основное сражение между русской армией (72 тыс.) и польскими войсками (56 тыс.) состоялось 25 февраля; поляки, потерявшие к тому времени командующего (Хлопицкий был ранен), оставили позицию и отступили к Варшаве. В этой битве серьёзные потери понесли обе стороны: поляки потеряли 10 тысяч человек против 8 тысяч русских (по другим данным 12 000 против 9400).

Дибич под Варшавой

На другой день после боя поляки заняли и вооружили укрепления Праги, атаковать которые можно было лишь при помощи осадных средств — а их у Дибича не было. На место доказавшего свою неспособность князя Радзивилла главнокомандующим польской армией назначен был генерал Скржинецкий. Барон Крейц переправился через Вислу у Пулав и двинулся по направлению к Варшаве, но встречен был отрядом Дверницкого и принужден отступить за Вислу, а затем отошёл к Люблину, который по недоразумению был очищен русскими войсками. Дибич оставил действия против Варшавы, приказал войскам отступить и расположил их на зимние квартиры по деревням: генерал Гейсмар расположился в Вавре, Розен — в Дембе-Вельке. Скржинецкий вступил в переговоры с Дибичем, оставшиеся впрочем безуспешными. С другой стороны, сейм принял решение послать войска в другие части Польши для поднятия восстания: корпус Дверницкого — в Подолию и Волынь, корпус Серавского — в Люблинское воеводство. 3 марта Дверницкий (около 6,5 тыс. человек при 12 орудиях) переправился через Вислу у Пулав, опрокинул встреченные им мелкие русские отряды и направился через Красностав на Войславице. Дибич, получив известие о движении Дверницкого, силы которого в донесениях были очень преувеличены, выслал к Вепржу 3-й резервный кавалерийский корпус и Литовскую гренадерскую бригаду, а потом ещё усилил этот отряд, поручив начальство над ним графу Толю. Узнав о его приближении, Дверницкий укрылся в крепости Замостье.

Контрнаступление поляков

В первых числах марта Висла очистилась от льда, и Дибич начал приготовления к переправе, пунктом для которой намечен был Тырчин. При этом Гейсмар оставался в Вавре, Розен — в Дембе-Вельке, для наблюдения за поляками. Со своей стороны, начальник польского главного штаба Прондзинский разработал план разгрома русской армии по частям, пока части Гейсмара и Розена не соединились с главной армией, и предложил его Скржинецкому. Скржинецкий, потратив две недели на размышление, принял его. В ночь на 31 марта 40-тысячная армия поляков скрытно перешла через мост, соединявший Варшаву с варшавской Прагой, напала у Вавра на Гейсмара и рассеяла менее чем в течение часа, взяв два знамени, две пушки и 2000 человек пленными. Затем поляки направились к Дембе-Вельке и атаковали Розена. Его левый фланг был совершенно уничтожен блестящей атакой польской кавалерии, предводительствуемой Скржинецким; правый сумел отступить; сам Розен едва не попал в плен; 1 апреля поляки настигли его у Калушина и отняли два знамени. Медлительность Скржинецкого, которого Прондзинский тщетно уговаривал немедленно напасть на Дибича, привела к тому, что Розен успел получить сильные подкрепления. Тем не менее, 10 апреля при Игане Розен был вновь разбит, потеряв 1000 человек выбывшими из строя и 2000 пленными. Всего в этой кампании русская армия потеряла 16.000 человек, 10 знамён и 30 пушек. Розен отступил за реку Костржин; поляки остановились у Калушина. Известие об этих событиях сорвали поход Дибича на Варшаву, заставив его предпринять обратное движение. 11 апреля он вступил в город Седльце и соединился с Розеном.

Начало движения в бывшем ВКЛ и на Волыни

В то время, как под Варшавой шли регулярные бои, на Волыни в Подолии и на территории бывшего Великого княжества Литовского разворачивалась партизанская война.

Подготовка и начало выступлений в бывшем ВКЛ

Уже 1 декабре 1830 года российские власти установили военное положение в Виленской, Гродненской и Минской губерниях и в Белостокском округе. Тем не менее, в конце 1830 года в уездах началась подготовка к восстанию, которой руководил Центральный Комитет. С русской стороны на территории бывшего ВКЛ находилась лишь одна слабая дивизия (3200 чел.) в Вильне; гарнизоны в прочих городах были ничтожны и состояли преимущественно из инвалидных команд. Вследствие этого направлены были Дибичем в Литву необходимые подкрепления. В марте 1831 года повстанцы начали захватывать города. В частности, 26 марта они захватили город Расиены и отразили первые попытки выбить их[5].

Виленская губерния. Кампания по захвату Вильно

В Виленской губернии мятежники установили контроль над всеми деревнями и городами,кроме Вильно, Ковно и Видз. Главной целью повстанцев был город Вильно (столица ВКЛ)[6]. Желая прервать связь между ним и Россией, мятежники захватили белорусский город Ошмяны, но уже 14 апреля российские войска во главе с полковником Верзилиным освободили город, убив всех местных жителей и повстанцев из отдела Стельницкого. Тем не менее, 16 апреля отряд Залусского предпринял наступление на Вильно, но был разбит русскими войсками во главе с Верзилиным. Далее российские войска стали наступать из Вильно, освобождая Виленскую губернию от повстанцев. Уже в мае мятежники потеряли контроль над большей частью губернии и были вынуждены вернуться к партизанской войне[5]. В июне в окрестностях Вильно принимал участие в схватках против царских войск отряд Эмилии Плятер.

Минская и Гродненская губернии

В Минской губернии началась партизанская война[7]. Для подавления мятежа, в губернию был направлен 2-й Тептерский казачий полк.

В Гродненской губернии повстанцы из отряда Красковского собрались в Беловежской пуще. 17 мая российский полковник Сарабия (направленный генералом ну Рузену) захватил лагерь мятежников. Однако, узнав, что в это же время повстанцы уничтожили поезд, следовавший из Бреста в Скидель, решил отступить. В Беловежскую пущу генералом ну Рузену был направлен отдел генерала Линдена, но 24 марта он был разбит отрядом Хлаповского, пришедшего из Польши. Далее Хлаповский двинулся на север,пуская регулярную армию по ложным направлениям и соединяясь с мелкими отрядами мятежников, Хлаповский дошёл до Лиды. Капитан Комарницкий с 2 ротами отступил из Лиды, но был задержан в открытом поле конницей повстанцев и после небольшого сопротивления сложил оружие. В это время из Жирмуны к Лиде выступил отдел полковника Гаферланда, который прибыл туда после поражения Комарницкого. Хлаповский начал бой с ним, заставил его перейти к обороне, а затем отступил и продолжил двигаться, избегая крупных боёв. Однако вскоре повстанческий генерал Антоний Гелгуд переправился через Неман не далеко от Вильно (около Гелгуцишак) и потребовал, чтобы Хлаповский со своими войсками шёл к нему,что тот и сделал[5].

Боевые действия на Волыни

Между тем отряд Серавского, находившийся на левом берегу Верхней Вислы, переправился на правый берег; Крейц нанёс ему поражение и принудил отступить в Казимерж. Дверницкий, с своей стороны, выступил из Замостья и успел проникнуть в пределы Волыни, но там был встречен русским отрядом Ридигера и после боёв у Боремля и Люлинской корчмы вынужден был уйти в Австрию, где войска его были обезоружены.

Бой у Остроленки

  Сражение под Остроленкой

Устроив продовольственную часть и приняв меры к охранению тыла, Дибич 24 апреля снова начал наступление, но скоро остановился для подготовки к выполнению нового плана действий, указанного ему Николаем I. 9 мая отряд Хршановского, двинутый на помощь Дверницкому, был близ Любартова атакован Крейцем, но успел отступить в Замостье. В то же время Дибичу было донесено, что Скржинецкий намерен 12 мая атаковать левый фланг русских и направиться на Седлец. Для упреждения противника Дибич сам двинулся вперёд и оттеснил поляков до Янова, а на другой день узнал, что они отступили к самой Праге. Во время 4-недельного пребывания русской армии у Седлеца под влиянием бездействия и дурных гигиенических условий в её среде быстро развилась холера, в апреле было уже около 5 тыс. больных.

Между тем Скржинецкий поставил своей целью атаковать гвардию, которая под командованием генерала Бистрома и великого князя Михаила Павловича была расположена между Бугом и Наревом, в деревнях вокруг Остроленки. Силы её насчитывали 27 тысяч человек, и Скржинецкий стремился не допустить её соединения с Дибичем. Выслав 8 тыс. человек к Седльце с целью остановить и задержать Дибича, он сам с 40 тысячами двинулся против гвардии. Великий князь и Бистром начали спешное отступление. В интервал между гвардией и Дибичем был выслан отряд Хлаповского для подания помощи литовским повстанцам. Немедленно атаковать гвардию Скржинецкий не решился, а счёл нужным сначала овладеть Остроленкой, занятой отрядом Сакена, чтобы обеспечить себе путь отступления. 18 мая он двинулся туда с одной дивизией, но Сакен уже успел отступить на Ломжу. Для преследования его направлена была дивизия Гелгуда, которая, двинувшись к Мясткову, очутилась почти в тылу у гвардии. Так как в это же время Лубенский занял Нур, то великий князь Михаил Павлович 31 мая отступил на Белосток и расположился у деревни Жолтки, за Наревом. Попытки поляков форсировать переправы на этой реке не имели успеха. Между тем Дибич долго не верил наступлению неприятеля против гвардии и убедился в том, лишь получив известие о занятии Нура сильным польским отрядом.

12 мая русский авангард вытеснил из Нура отряд Лубенского, который отступил к Замброву и соединился с главными силами поляков. Скржинецкий, узнав о приближении Дибича, стал поспешно отступать, преследуемый русскими войсками. 26 мая последовал горячий бой под Остроленкой; польская армия имевшая 48 тыс. человек против 53 тыс. русских, была разбита[8].

На военном совете, собранном Скржинецким, решено было отступить к Варшаве, а Гелгуду дано было приказание идти в Литву для поддержки тамошних повстанцев. 20 мая русская армия была расположена между Пултуском, Голыминым и Маковом. На соединение с ней приказано было идти корпусу Крейца и войскам, оставленным на Брестском шоссе; в Люблинское воеводство вступили войска Ридигера. Между тем, Николай I, раздражённый затягиванием войны, послал к Дибичу графа Орлова с предложением подать в отставку. «Я сделаю это завтра» — заявил Дибич 9 июня. На следующий день он заболел холерой и вскоре скончался. Начальство над армией впредь до назначения нового главнокомандующего принял граф Толь.

Подавление движения в бывшем ВКЛ и Волыни

Между тем отряд Гелгуда (до 12 тыс.) прошёл в Литву, и силы его по соединении с Хлаповским и отрядами повстанцев возросли почти вдвое. Остен-Сакен отступил к Вильне, где численность русских войск по прибытии подкреплений также дошла до 24 тысяч.

7 июня, «в Троицын день», А. Гелгуд атаковал расположенные «в 7 верстах от Вильны по Трокскому тракту на Понарах» русские войска (Волынский гвардейский полк под командованием Д. Д. Куруты), но был разбит и, преследуемый частями русской резервной армии, должен был уйти в прусские пределы. Из всех польских войск, вторгшихся в Литву, один лишь отряд Дембинского (3800 чел.) сумел возвратиться в Польшу.

На Волыни восстание тоже потерпело полную неудачу и совершенно прекратилось после того, как большой отряд (около 5,5 тыс.), предводимый Колышко, был разбит войсками генерала Рота под Дашевым, а затем у деревни Майданек. Главная польская армия после сражения при Остроленке собралась у Праги. После продолжительного бездействия Скржинецкий решился оперировать одновременно против Ридигера в Люблинском воеводстве и против Крейца, находившегося ещё у Седльца; но когда 5 июня граф Толь произвёл демонстрацию переправы через Буг между Сероцком и Зегржем, то Скржинецкий отозвал назад высланные им отряды.

Движение Паскевича на Варшаву

25 июня новый главнокомандующий, граф Паскевич, прибыл к главной русской армии, силы которой в это время доходили до 50 тыс.; кроме того, ожидалось прибытие на Брестскую дорогу отряда ген. Муравьёва (14 тыс.). Поляки к этому времени стянули около Варшавы до 40 тыс. чел. Для усиления средств борьбы с русскими войсками объявлено было поголовное ополчение; но мера эта не дала ожидавшихся результатов. Пунктом переправы через Вислу Паскевичем избран был Осек, близ прусской границы. Скржинецкий хотя и знал о движении Паскевича, но ограничился высылкой вслед за ним части своих войск, да и ту скоро вернул, решившись двинуться против отряда, оставленного на Брестском шоссе для демонстрации против Праги и Модлина. 1 июля началось устройство мостов у Осека, а между 4-м и 8-м совершилась самая переправа русской армии. Между тем Скржинецкий, не сумев уничтожить стоявшего на Брестской дороге отряда Головина, отвлекшего на себя значительные силы, возвратился в Варшаву и, уступая общественному мнению, решился выступить со всеми силами к Сохачеву и там дать русской армии сражение. Рекогносцировка, произведённая 3 августа, показала, что русская армия находится уже у Ловича. Опасаясь, чтобы Паскевич не достиг Варшавы прямым движением на Болимов, Скржинецкий 4 августа направился к этому пункту и занял Неборов. 5 августа поляки были оттеснены за реку Равку. В таком положении обе армии оставались до середины месяца. За это время Скржинецкий был сменён, и на его место временно назначен Дембинский, отодвинувший свои войска к Варшаве.

Мятеж в Варшаве

Известия о поражениях армии вызвали волнения среди населения Варшавы. Первый мятеж возник 20 июня, при известии о поражении, которое потерпел генерал Антоний Янковский; под давлением толпы, власти приказали арестовать Янковского, его зятя генерала Бутковского, ещё несколько генералов и полковников, камергера Феншау (служившего шпионом у Константина) и жену русского генерала Базунова. Арестованные были помещены в Королевский Замок.

При известии о переходе русской армии через Вислу, волнения вспыхнули вновь. Скржинецкий подал в отставку, и Варшава осталась без власти. 15 августа толпа ворвалась в Замок и убила содержавшихся там арестантов (включая генеральшу Базунову), а затем стала избивать и убивать арестантов по тюрьмам (всего было убито 33 человека). На следующий день генерал Круковецкий объявил себя комендантом города, рассеял толпу с помощью войск, закрыл помещение Патриотического общества и начал следствие. Правительство подало в отставку. Сейм назначил главнокомандующим Дембинского, но затем сменил и его по обвинению в диктаторских поползновениях и вновь назначил Круковецкого, который повесил четверых участников беспорядков.

Осада Варшавы

19 августа началось обложение Варшавы. Со стороны Воли против города были расположены главные силы русской армии, со стороны Праги — корпус Розена, которому Паскевич приказал попытаться овладеть Прагой с помощью внезапного нападения. Дембинский был заменён Малаховским. В польском лагере был созван военный совет, на котором Круковецкий предложил дать перед Волей битву всеми наличными силами, Уминский — ограничиться защитой города, Дембинский — прорываться в Литву. Было принято предложение Уминского. Одновременно конный отряд Лубенского с 3000 человек был послан в Плоцкое воеводство, чтобы собрать там запасы и угрожать мостам у Осека, а корпус Раморино с 20 000 — на левый берег против Розена.

С русской стороны генерал Ридигер, находившийся в Люблинском воеводстве, 6-7 августа переправился со своим отрядом (до 12,5 тыс., при 42 орудиях) через Верхнюю Вислу, занял Радом и для подкрепления главных сил 30 августа выслал к Надаржину 10-ю пехотную дивизию. По присоединении к русской главной армии подкреплений силы её возросли до 86 тыс.; в польских войсках, оборонявших Варшаву, считалось до 35 тыс. В то же время Раморино оттеснил Розена к Бресту (31 августа), но, получив двукратное приказание не удаляться от Варшавы, отошёл к Мендзыржецу, а Розен, следуя за ним, занял Белу.

Штурм Варшавы

  Взятие укрепления Воля. Картина Ораса Верне.

С запада Варшава была защищена двумя линиями укреплений: первая представляла собой ряд редутов в 600 метрах от городского рва, тянувшихся от укреплённого предместья Чисте до деревни Мокотов; вторая, в километре от первой — опиралась на форт Воля и укреплённую деревню Раковец. Первую линию защищал Генрих Дембинский, вторую — Юзеф Бем. Граф Ян Круковецкий, видя опасность положения, вступил в переговоры с Паскевичем. Последний предложил некоторые гарантии и амнистию, которая не распространялась, однако, на поляков «восьми воеводств». Наоборот, Круковецкий по-прежнему выставлял требование возвращения Литвы и Руси, заявив, что поляки «взялись за оружие для завоевания независимости в тех границах, которые некогда отделяли их от России».

Всего в его распоряжении было 50 000 человек, из них 15 000 национальной гвардии; Паскевич имел 78 000 при 400 орудиях.

На рассвете 6 сентября после интенсивного артиллерийского обстрела русская пехота пошла в атаку и взяла в штыки редуты первой линии. Дольше всех сопротивлялась Воля, командир которой, генерал Совинский, на предложение сдаться ответил: «Одно из ваших ядер оторвало мне ногу под Бородиным, и я теперь не могу сделать ни шага назад». Он был убит в ожесточённом штурме; Высоцкий был ранен и попал в плен. Дембинский и Круковецкий предприняли вылазку, пытаясь вернуть первую линию, но были отбиты. Паскевич устроил свою ставку в Воле, и на протяжении ночи бомбардировал вторую линию; польская артиллерия отвечала слабо, за нехваткой зарядов.

7 сентября в 3 часа утра в Волю явился Прондзинский с письмом Круковецкого, в котором содержалось изъявление покорности «законному государю». Но когда Паскевич потребовал безусловного подчинения, Прондзинский заявил, что это слишком унизительно и он не имеет на то полномочий от сейма. В Варшаве собрался сейм, который однако обрушился на Круковецкого и правительство с обвинениями в измене. В половине второго Паскевич возобновил бомбардировку. Русская армия, построившись тремя колоннами, начала приступ. Штыковая контратака поляков была отбита картечью.

В 4 часа русские войска с музыкой атаковали укрепления и взяли их. Сам Паскевич был при этом ранен в руку. После этого вновь явился Прондзинский с письмом Круковецкого, заявившего, что получил полномочия на подписание капитуляции. Паскевич послал в Варшаву генерал-адъютанта Ф. Ф. Берга, который наконец и принял капитуляцию у Круковецкого. Однако сейм не утвердил её, предложив другие условия. Круковецкий вышел из членов правительства и, пользуясь тем, что капитуляция не была утверждена, вывел за Вислу 32 000 солдат, сказав депутатам: «спасайте Варшаву — мое дело спасти армию». Утром 8 сентября войска Российской армии вступили в Варшаву через открытые ворота, и Паскевич написал царю: «Варшава у ног Вашего Величества».

18 октября 1831 года генерал от инфантерии князь Иван Леонтьевич Шаховский был награждён орденом Святого Георгия 2-го класса № 90: "За штурм Варшавы 26-го августа 1831 года". За преследование неприятеля до прусской границы ему был также вручён орден Святого Владимира 1-й степени.

ru-wiki.org