В Таиланде и на Филиппинах может начаться война против мусульман-сепаратистов. Война в мьянме 2018


Что на самом деле творится в Мьянме – Варламов.ру

В Мьянме есть штат Ракхайн, который населяет этническое и религиозное меньшинство – народ рохинджа, или рохинья. Его представители в основном являются приверженцами ислама, тогда как большинство населения страны исповедует буддизм. Причём даже в Ракхайне, регионе компактного проживания рохинджа, буддисты преобладают.

Власти Мьянмы считают рохинджа незаконными иммигрантами из соседнего Бангладеш (поэтому на гражданство жители Ракхайна могут не надеяться), а после резни 1942 года, когда мусульмане убили десятки тысяч буддистов, – почти что оккупантами. Современная история противостояния рохинджа и бирманских властей насчитывает уже десятки лет.

Летом 2017 года боевики рохинджа совершили ряд нападений на полицейские и пограничные посты Мьянмы. В ответ власти организовали карательную экспедицию, которая и привела к новому витку насилия в регионе.

Нашёл в казахстанском интернет-журнале "Vласть" статью Алексея Юсупова, директора фонда им. Фридриха Эберта в Мьянме. В ней он подробно рассказывает об обстановке в стране и корнях гуманитарного кризиса. Я её немного сократил и оставил только суть.

"25-го августа произошло резкое обострение ситуации на севере бирманского штата Ракайн (Rakhine). Массы беженцев-рохинья покидают свои деревни и лагеря и пытаются пересечь границу с Бангладеш. По сегодняшним оценкам их кол-во может достигать 90.000, есть информация о десятках людей, утонувших в приграничной реке Наф.

Причиной массового исхода рохинья стала массированная карательная операция бирманской армии, по последним официальным цифрам, которые могут быть чрезвычайно занижены, в столкновениях уже погибло около 400 человек. Бирманские вооруженные силы начали зачистки на севере Ракайна после нападения вооруженных экстремистов на полицейские и приграничные посты бирманских властей.

Мьянма - бывшая британская колония на индокитайском полуострове. Большинство ее жителей – буддисты-бамар, но страна очень гетерогенная, официально правительством признаны 135 этнических группы. С момента обретения независимости в 1948 году страна завязла в череде внутренних конфликтов, многие из которых продолжаются по сей день, считается что «бирманская гражданская война» - самая продолжительная в современной мировой истории.

За последние годы правительству Мьянмы удалось подписать договоры о перемирии с 15 вооруженным этническими группами, около восьми продолжают находиться в открытой конфронтации.

Штат Ракайн - это узкая полоска земли вдоль Бенгальского залива, упирающаяся своим северным концом в Бангладеш. Ракайн, как и остальная Мьянма, далеко не гомогенна, в ней проживают не менее 15 этнических групп разных вероисповеданий, буддисты, мусульмане, христиане. Ближе к северу, к границе с мусульманским соседом Бангладеш, мусульмане составляют большинство населения.

Ракайн, как и многие другие территории страны, не относящиеся к «истинной Бирме» (Burma Proper), это зона затяжной политической и военной борьбы за самостоятельность или даже независимость. В то же время, это самый сложный из всех бирманских конфликтов, поскольку только рохинья не признаются правительством как часть многогранного и сложного народа Мьянмы.

Рохинья – мусульманский этнос, который насчитывает около миллиона человек на территории Мьянмы. Бирманцы-буддисты зачастую отказываются называть их этим именем и предпочитают использовать термин «бенгальцы», указывающий на исторические корни этой группы. Бирманские националисты утверждают, что «рохинья» — выдуманная концепция, а на самом деле речь идет о мусульманских переселенцах из британской Индии, массово перемещенных на территорию Бирмы в 19-ом веке.

Отношения между мусульманам-рохинья и буддистами-бамар исторически - очень сложные. Во время Второй Мировой войны рохинья сражались на стороне британских частей, в то время как ракайнские буддисты были на стороне японской армии. Лидер нации и основатель современной, независимой Бирмы генерал Аун Сан (кстати, отец Аун Сан Су Чжи, нынешней соправительницы Мьянмы) обещал рохинья свой статус и равные права. После войны и до военного переворота 1962 года, немало рохинья служило на высоких позициях в бирманском правительстве.

После прихода к власти военной хунты началась фаза систематического притеснения и дискриминации. Рохинья до сих пор отказано в получение бирманского гражданства, они не могут попасть на государственную службу, для них обозначена черта оседлости и их не принимают в государственные образовательные учреждения. Даже сегодня, в самых образованных и продвинутых кругах бирманских элит бытовый расизм по отношению к рохинья – не моветон. Периодически вспыхивали этнические стычки, погромы, за которыми следовали жесткие чистки – так было, например, в 1978, 1991, 2012 годах. После 2012 в Бангладеш накопилось почти полмиллиона беженцев-рохинья. Бангладеш не в состоянии предоставить им долгосрочные перспективы и многие из них пытались бежать в Австралию, сотни погибали по пути.  ООН считает рохинья самой большей в мире группой людей без гражданства.

25-го августа, ранним утром, бойцы так называемой Араканской Армии Спасения Рохинья (Arakan Rohingya Salvation Army или ARSA, ранее известной как Harakah al-Yaqin или Faith Movement) совершили координированное нападение на целый ряд приграничных и полицейских постов бирманских властей. Впервые эта группа заявила о себе в октябре прошлого года, убив несколько бирманских пограничников и полицейских вдоль границы с Бангладеш и, видимо, завладев оружием и боеприпасами, использованными на прошлой неделе.

Группировкой ARSA руководит Ата Улла, боевик родом из Карачи. Правительство Мьянмы утверждает, что он проходил подготовку в лагерях талибов в Пакистане и имеет поддержку среди влиятельных кругов Саудовской Аравии.

Главнокомандующий вооруженными силами Мьянмы, Мин Аунг Хлайн, руководит операцией зачистки приграничной территории. По его собственным словам, армия «завершает недоделанную работу времен Второй Мировой». Эта формулировка предельно жестко показывает логику действий вооруженных сил и военной элиты Мьянмы. По словам этого де-факто правителя страны, армия сделает все, чтобы предотвратить повторение 1942 года, когда бригады рохинья пытались «вырвать Ракайн из тела Бирмы».

В официальном брифинге для дипломатов и иностранной прессы представители бирманских силовиков заявили, что сверхзадачей ARSA является создание «исламского государства» на территории между Бангладеш и Мьянмой. Армия готова применить «необходимые меры», чтобы предотвратить возвращение малазийских, мальдивских, индонезийских бойцов ИГИЛа из Ближнего Востока в регион и поэтому собирается полностью зачистить северный Ракайн от «террористических» элементов.

Проявление насилия экстремистами-рохинья стало идеальным поводом для бирманской армии перейти к «финальной стадии решения» вопроса. По спутниковым снимкам видно, что сжигаются целые деревни, причем сжигаются систематично, поскольку сейчас сезон дождей и сложно представить себе стихийное распространения огня. Бирманские власти утверждают, что экстремисты сами поджигают деревни в пропагандистских целях.

Но на самом деле есть жертвы и со стороны буддистских жителей Ракайна. Около 12.000 жителей штата буддистского вероисповедания были эвакуированы вглубь центральных территорий, есть информация о случаях нападений на буддистские монастыри, в которых остановились буддистские беженцы из конфликтной зоны. И без того хрупкий мир последних лет стремительно распадается.

Итого:

– Вооруженный экстремизм среди рохинья реален. Наличие такой организации как ARSA, способной координировать повстанческие операции, производить пропаганду, возможно поддерживать связи с группами за рубежом, неоспоримо.

– Систематичные притеснения рохинья реальны. После десятилетий дискриминаций и гонений они вынуждены существовать в предельно маргинализованной ситуации. А это всегда идеальный инкубатор для экстремизма, исламского или любого иного.

– Мы всё ещё знаем очень мало. В зону конфликта нет доступа международным наблюдателям или журналистам. Все что мы читаем в СМИ, основывается на интервью с рохинья, которым удалось пересечь границу в Бангладеш. Организованный властями два дня назад пресс-тур в Маунгдо, город в Ракайне, в котором все началось, никакой надёжной информации не дал.

– Это очень старый и очень сложный конфликт, он уходит корнями глубоко в колониальную историю. Есть все основания опасаться, что бирманская армия воспользуется шансом спровоцировать массовый исход рохинья из Ракайна.

– Трансформации Мьянмы – это самый сложный и комплексный переходный процесс современности. С ним, пожалуй, может сравниться только уровень комплексности когда-нибудь предстоящего севернокорейского транзита. 

Новой Мьянме всего полтора года. Военный режим трансформируется в демократическую систему. Конфликтно-кризисная экономика трансформируется в мирную. Изоляция трансформируется в открытость, самодостаточность и дефицит сменяется потребительским капитализмом масс. Общество отходит от закрыто-казарменной мобилизации и переходит к мирной жизни. Слабое государство трансформируется в функциональную бюрократию.

Все одновременно. Все сразу. На этом фоне альянс Аун Сан Су Чжи и военной элиты неудивителен. Как бы это не было горько, для них вопрос рохинья до 25-го августа был абсолютно не приоритетен. А теперь остается только гадать, насколько радикально они готовы его решать".<...>Источник

varlamov.ru

История религиозно-этнического конфликта в Мьянме

Мьянма (до 1989 года — Бирма) обрела независимость от Великобритании в 1948 году.

Мьянма — многонациональное государство. Порядка 70% ее населения — собственно бирманцы (самоназвание "бама"), а более четверти — представители других коренных этнических групп. В семи национальных областях, превышающих по площади половину территории страны, сосредоточены небирманские этносы. На протяжении всего периода независимости именно эти национальные области служили ареной сепаратистских движений и мятежей.

Мьянма — буддистская страна. Тем не менее в ней живут и мусульмане, в основном потомки переселенцев из современных Индии и Бангладеш.

В 1962-2010 годах власть в Мьянме была в руках военных правительств, которые силой подавляли сепаратизм и этнический национализм. Система военного правления ограничивала и антиисламское крайне националистическое движение собственно бирманцев, основной национальности Мьянмы, созданное в 1980-е годы экстремистски настроенными буддийскими монахами.

Приход к власти в 2011 году первого за 50 лет выборного правительства ослабил давление государства как на национальные меньшинства, так и на крайних националистов.

Крайне националистические организации коренных народностей Мьянмы, точка зрения которых очень популярна в стране, требуют изгнания из Мьянмы всех "нелегальных мигрантов", особенно мусульман по вероисповеданию.

Особую остроту в Мьянме имеет проблема рохинджа — этнических бенгальцев, живущих в основном на севере мьянманской Ракхайнской национальной области на границе с Бангладеш. Бенгальцы были переселены в Ракхайн британской колониальной администрацией еще в XIX — начале XX веков. По словам бирманских историков, название народности "рохинджа", образованное от названия штата Ракхайн, появилось только в 1950-х годах. Так выходцы из Бенгалии стали называть себя, претендуя на то, что они являются коренным населением штата. Конфликты между местным населением и вновь прибывшими мигрантами начались еще в XIX веке и продолжаются до сих пор.

В 1940-х годах возникло движение рохинджа, стремившихся присоединиться к государству Пакистан, которое британцы собирались сформировать на территориях колониальной Индии, населенных мусульманами.

В 1948 году получившая независимость Бирма официально объявила военное положение регионе. В результате серии спецопераций рохинджа были загнаны в джунгли на границе с Восточным Пакистаном (позже Бангладеш).

К 1961 году бирманская армия подавила большую часть моджахедов в штате, однако в 1970-х, после создания экстремисткой Партии освобождения рохинджа и Патриотического фронта рохинджа партизанская война вспыхнула с новой силой.

В последующие десятилетия война между рохинджа и бирманскими войсками то вспыхивала, то угасала.

Международные гуманитарные организации осуждали военный режим за ограничение прав рохинджа и оказывали им разностороннюю помощь, что прибавляло рохинджа уверенности в противостоянии с мьянманскими властями и мьянманцами в целом.

В Ракхайне или, как его еще называют, Аракане сейчас живет около миллиона рохинджа. По закону о гражданстве от 1983 года, рохинджа не признаются гражданами страны, следовательно, лишены всех гражданских прав, в том числе и возможности получить медицинскую помощь и образование. Значительная их часть насильственно содержится в специальных резервациях — центрах для перемещенных лиц.

Ситуация в регионе обострилась в 2011-2012 годах.

Погромы 2012 года привели, по официальным данным, к гибели 200 человек (половина из них была мусульманами, а половина — буддистами). По данным ООН, примерно 5,3 тысячи домов и культовых сооружений были разрушены. В регионе было введено чрезвычайное положение. К весне 2013 года погромы переместились с западной части страны в центр. В конце марта беспорядки начались в городе Мейтхила. В июне 2016 года конфликт вспыхнул в провинции Пегу, 1 июля — в Хпаканте.

После нескольких нападений вооруженных групп рохинджа на пограничные и полицейские посты в штате, вооруженные силы Мьянмы проводили регулярные операции по "зачистке" ряда территорий штата от боевиков. В марте 2017 года в докладе экспертной комиссии ООН по вопросу рохинджа было заявлено, что в штате Ракхайн "с большой вероятностью могли быть совершены преступления против человечности, вплоть до этнических чисток". Мьянма отказалась признавать достоверными выводы доклада.

Кризисы, связанные с гонениями на рохинджа, приводили к массовому исходу беженцев. В частности, 2015 году почти 25 тысяч рохинджа были вынуждены покинуть страну, они устремились в Бангладеш, Таиланд, Индонезию и Малайзию.

В 2017 году произошло обострение конфликта в Мьянме. 25 августа 2017 года в стране начались боевые действия между силами безопасности и боевиками-рохинджа. Причиной послужило нападение радикалов на несколько полицейских постов и армейские казармы в штате Ракхайн. В заявлении армии Мьянмы, опубликованном 1 сентября, говорится, что с 25 августа произошло 90 боестолкновений, в ходе которых было уничтожено 370 боевиков. Потери среди правительственных сил составили 15 человек. Мьянма также обвинила боевиков в убийстве 14 мирных жителей.

Операция против рохинджа, вызвала массовое бегство мирного населения из районов боевых действий. Правительство Мьянмы эвакуирует из опасных зон местных буддистов, а мусульманам-рохинджа приходится искать себе убежище в соседней Бангладеш.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Закрытая авиабаза в Мьянме глазами съемочной группы «Звезды»

Телеведущий Алексей Егоров и съемочная группа программы «Военная приемка» побывали на авиабазе в Мьянме, где местные военные работают на боевых вертолетах российского производства.

В середине прошлого века Мьянма отвоевала независимость у англичан и японцев. А сегодня ее армия считается одной из самых мощных в Юго-Восточной Азии, но при этом одной из самых закрытых. Съемочной группе «Военной приемки» удалось снять эксклюзивные кадры с базы мьянманских ВВС, расположенной всего в нескольких километрах от столицы Нейпьидо.

То, что на базу пустили иностранных журналистов, - событие беспрецедентное. Впрочем, к россиянам здесь относятся с большим уважением, ведь на сегодняшний день Россия является главным партнером Мьянмы по линии закупок вооружения. Так, например, основу вертолетного парка составляют Ми-17, экспортная версия Ми-8, а также транспортно-боевые Ми-35.

Как рассказывает техник Мое Оо Тхит, последний является основным ударным вертолетом армии Мьянмы.

«Мы в основном используем эти вертолеты для поддержки наших Сухопутных войск. И Ми-35 является основным ударным вертолетом нашей армии», - рассказывает техник.

А вертолет Ми-17 часто используют на передовой мьянманские десантники. По словам командира ремонтного цеха Чо Хкин Цинта, эта машина идеально подходит для природного ландшафта государства.

«У нас много гор, рек, озер, и Ми-17 подходит к таким природным условиям. И в обслуживании это очень удобная машина - легко ремонтировать», - отмечает он.

Мьянманские летчики признаются, что российский Ми-17 в разы мощнее американских Bell-205.

«Сейчас я летаю на русском Ми-17, а раньше летал на американском Bell-205. Проблема в том, что у "американца" был слабый двигатель, поэтому очень тяжело и очень медленно проходил отрыв от земли, а на Ми-17 стоят два двигателя, они мощнее, поэтому здесь я взлетаю куда быстрее. В бою это имеет большое значение», - рассказывает командир эскадрильи Ми-17 Наинг Оо.

Съемочная группа «Военной приемки» привезла из Мьянмы целый цикл, посвященный армии этой страны. Первый выпуск программы расскажет о грандиозном военном параде, к съемкам которого иностранных журналистов в этом году допустили впервые. Не пропустите 6 мая в 09:55 на телеканале «Звезда».  

tvzvezda.ru

как религиозные и межэтнические противоречия могут стать поводом для очередного передела мира

С конца прошлой недели тревожные вести приходят из Мьянмы – небольшого государства в Юго-Восточной Азии, известного до этого разве что любителям экзотических путешествий в неизведанные места. Страна, где, по приблизительным подсчетам, проживает свыше 55 млн человек, привлекает тех, кто интересуется старинным укладом жизни: многие традиции и ритуалы, которые присутствуют здесь в повседневной действительности, исчезают из культуры и обихода большинства народов мира.

Но, оказывается, и в этом уголке планеты иной раз бушуют совсем не туристические страсти. Недавно в Мьянме обострился многолетний конфликт, вызванный религиозно-этнической враждой между мусульманским меньшинством и основным составом населения, исповедующим буддизм. Жертвами противостояния уже стали более 400 человек, а по меньшей мере 18,5 тысячи бежали в соседний Бангладеш. Конфликт в Мьянме привлек внимание и россиян – после того, как сотни мусульман вышли на несанкционированную акцию в центре Москвы в знак протеста против политики мьянманских властей. Кроме того, свою позицию по ситуации высказали главы некоторых регионов России, в том числе и в довольно решительном стиле...

В праве на существование – отказать

Ситуация в Мьянме обострилась 25 августа, когда представители группировки «Армия спасения Аракан рохинджа» напали на полицейские посты и армейские базы, отреагировав таким образом на преследования представителей этнической группы рохинджа, проживающей в штате Ракхайн (Ракхайнской национальной области) на западе страны. В ответ власти арестовали сотни представителей рохинджа, а также заявили об убийстве примерно 400 боевиков. Люди тут же устремились в соседний Бангладеш: беженцы заполонили поля, укрываются в самодельных хижинах. Они рассказывают о массовых убийствах, уничтожении и поджогах деревень, пытках и изнасилованиях, совершаемых солдатами в их краях. Власти же Мьянмы отрицают геноцид мусульман, обвиняя как раз их в том, что это они спровоцировали беспорядки.

Между тем это уже далеко не первый инцидент на межэтнической почве в этой стране. В 2012 году даже объявлялось чрезвычайное положение, после того как в упомянутом штате Ракхайн разгорелся конфликт между буддистами и мусульманами. Рохинджа тогда бежали в Таиланд, однако инцидент на этом не был исчерпан, так как в марте следующего года в том же штате были зафиксированы антимусульманские погромы. В октябре 2015 года исследователи из «Международной инициативы по борьбе с преступностью» Лондонского университета королевы Марии опубликовали отчет, составленный на основе раскрытых документов, свидетельствующий об увеличении изоляции, резни и ограничений по отношению к рохинджа. Авторы доклада обратили внимание на ситуацию с преследованием этого народа, призвав международное сообщество повлиять на ситуацию.

Вообще, ситуация с рохинджа дошла о того, что его сейчас чуть ли не официально называют самым преследуемым народом в мире. Рохинджа считаются «лицами без гражданства»: власти отказывается признавать их в качестве одной из этнических и религиозных групп, несмотря на то что они живут там долгое время. Этот народ не имеет правовой защиты, а ограничения налагаются не только на выбор вероисповедования, возможность получения образования, трудоустройство, но и на свободу передвижения и даже на количество детей – их разрешается иметь не более одного.

Изгои в своей стране

При этом истинные причины конфликта уходят корнями в историю еще глубже. Рохинджа считают себя потомками арабских торговцев, поселившихся здесь много поколений назад. Сам же термин «рохинджа» произошел от одноименного названия военно-политического движения 1950-х годов, ставившего целью автономию мусульманского региона. В 1942 году произошла первая бойня между рохинджа и араканцами-буддистами, после чего регион становился все более этнически поляризованным. Число буддистов, убитых мусульманами, оценивается в 50 тыс. человек, утверждают историки, десятки тысяч вынуждены были бежать.

С 1970-х годов теперь уже рохинджа стал подвергаться преследованию со стороны правительства и националистически настроенных буддистов. Надо признать, что напряженность между религиозными группами умело использовалась военными правителями Мьянмы. Демократия появилась в стране совсем недавно: первые свободные выборы прошли в ноябре 2015 года, в результате чего к власти пришла лауреат Нобелевской премии мира Аунг Сан Су Чжи, ранее находившаяся под многолетним домашним арестом. Однако проблема с межэтническими и межрелигиозными противоречиями никуда не делась, тем более что Мьянма по-прежнему позиционируется как исключительно буддистский регион, где эту веру исповедуют до 90% населения.

Нельзя забывать и том, что на росте противоречий сказывается крайне тяжелая социально-экономическая ситуация в стране, а в многострадальном штате Ракхайн в особенности. По оценкам Всемирного банка, этот регион имеет самый высокий уровень бедности в стране (до 80%), при этом отсутствие инвестиций со стороны правительства привело к лишению даже  минимально необходимых социальных услуг, таких, например, как здравоохранение. Не самое позитивное отношение к властям складывается у рохинджа и вследствие лишения их пахотных земель, которые власти, словно в издевку, передают буддистским поселенцам из других регионов Мьянмы.

Бикфордов шнур конфликта

«Действительно, Мьянма (по старому названию Бирма) – страна с преимущественно буддистским населением, и наравне с другими странами региона она не избежала межэтнических, межрелигиозных конфликтов, – отмечает политолог кандидат исторических наук Михаил Ургалкин. – Хочу напомнить, что Аун Сан Су Чжи с приходом к власти обещала прекратить гонения на рохинджа, однако ее действия никак не повлияли на положение этого народа. К примеру, даже после созванного по ее инициативе в 2016 году конгресса-форума, направленного на возобновление мирного диалога, военные действия в штате Ракхайн продолжились как ни в чем не бывало».

Любопытен вот какой факт. Противостояние в этом регионе продолжается уже более полувека, и даже больше – если считать конфликты 1940-х годов. Однако мировое сообщество, в том числе ООН, почему-то занялось ситуацией только в последнее время. Как обычно, в числе первых свою озабоченность проявил и Госдепартамент США. Как считают эксперты, регион сейчас попал в поле зрения международных игроков по простой и даже прозаической причине. Дело в том, считают некоторые эксперты, что претензии к Мьянме – это повод «уколоть» Китай, поддерживающий действующие власти страны, а также (что не исключено) и нынешнего союзника КНР Россию.

В то же время в нашей стране далеко не одобрительно восприняли гонения на мусульман. Тот же митинг в центре Москвы, заявления лидеров преимущественно мусульманских регионов России показывают, что события в Мьянме не оставили людей равнодушными. Так, глава Чечни Рамзан Кадыров, известный своими прямыми, откровенными высказываниями, сравнил ситуацию в Мьянме с действиями надзирателей в фашистских лагерях смерти. «Власти этой страны лишили права на жизнь более миллиона рохинджа, – отметил чеченский лидер на митинге в Грозном, организованном как раз в поддержку мусульман в Мьянме. – Их жалкие жилища горят в огне. Беззащитных людей разрывают на части, сжигают на кострах, топят в воде. Детей бьют о землю, бросают в огонь. За этим молча наблюдают ООН, Евросоюз, региональные организации Юго-Восточной Азии, короли, президенты, мировая пресса. Требуем наказания виновных и международного расследования преступлений против человечности».

Обеспокоенность сложившейся ситуацией высказал и глава соседнего с Чечней Дагестана Рамазан Абдулатипов. В своем заявлении он подчеркнул, что «стороны конфликта должны придерживаться международного права, не разжигать насилие и стремиться решать проблемы только мирным путем». «Мир и согласие в регионах, где проживают представители разных национальностей и вероисповеданий, возможны только при развитии культуры взаимоотношений и с учетом интересов всех сторон», – убежден Рамазан Абдулатипов. Совет муфтиев России также отреагировал на события в Мьянме. Как подчеркнула руководитель пресс-службы организации Гульнур Газиева, муфтий Шейх Равиль Гайнутдин обратился к международным организациям с просьбой не оставлять ситуацию без внимания. «Там уничтожаются ни в чем не повинные люди просто потому, что они представляют другую нацию. Такие организации, как ООН, должны вмешаться», – отмечают в российском Совете муфтиев.

Время взвешенных решений

С другой стороны, нынешняя кровавая история в Мьянме – повод взглянуть на нее и под другим углом. К примеру, некоторые аналитики обращают внимание, что наибольший всплеск гонений властей, в том числе силового давления, начался после того, как в регионе начала действовать (и действовать достаточно дерзко, жестко) упомянутая выше «Армия спасения Аракан рохинджа». Имеются сведения, что данная организация была сформирована при участии Саудовской Аравии после 2012 года. Британская Guardian недавно открыто написала, что, «хотя рохинджа страдали от притеснений десятилетиями, недавняя вспышка насилия считается опасной эскалацией, потому что ее спровоцировала новая военизированная группировка рохинджа под названием "Армия спасения Аракан рохинджа" – Arakan Rohingya Salvation Army». «Радикальные религиозные лидеры в преимущественно буддистской Мьянме разожгли антимусульманские настроения и обвиняют гуманитарных работников в том, что они предвзято занимают сторону рохинджа», – отмечается в статье.

Интересна и позиция Соединенных Штатов в этой истории, которые, с одной стороны, осуждают власти Мьянмы за их силовое решение проблемы, однако не реагируют на действия группировок исламистов. «Создается впечатление, что Госдеп заранее выдал индульгенцию "Армии спасения", какими бы жестокими ни были ее действия», – подчеркивает Михаил Ургалкин. Как бы то ни было, пока от ситуации страдают преимущественно мирные люди. Так, прекращена реализация программ по предоставлению гуманитарной помощи населению. «Сотрудники Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Фонда ООН в области народонаселения и ЮНИСЕФ более недели не проводят полевых работ в штате Ракхайн, что затронет и бедных жителей-буддистов, и рохинджа», – говорится в статье Guardian. Без доступа к продовольствию, в частности, уже остались свыше 250 тыс. человек, а это прямой путь к голодной смерти…

Президент России Владимир Путин в ходе беседы с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси на полях проходящего сейчас в Китае саммита БРИКС выразил крайнюю озабоченность происходящим в Мьянме. Он и его египетский коллега осудили любые проявления насилия, от кого бы они ни исходили и против кого бы ни были направлены, в том числе против мусульман. Главы двух государств призвали власти страны взять ситуацию под контроль как можно скорее. В свою очередь, Министерство иностранных дел России также призвало все вовлеченные в конфликт в Мьянме стороны вернуться к налаживанию диалога. Как отмечается в комментарии департамента информации и печати МИД РФ, в ведомстве внимательно следят за положением в Ракхайнской национальной области Мьянмы. «Обеспокоены сообщениями о продолжающихся боестолкновениях, приведших к жертвам как среди мирного населения, так и среди силовых структур правительства, о резком ухудшении гуманитарной обстановки в этом регионе страны, – отмечается в заявлении. – Призываем все вовлеченные стороны к скорейшему налаживанию конструктивного диалога в целях нормализации ситуации в русле рекомендаций Консультативной комиссии во главе с Кофи Аннаном».

При этом Россия осуждает и вооруженную вылазку боевиков «Армии спасения». Как отмечают в МИД РФ, «решение существующих в Ракхайне проблем, имеющих сложный, комплексный характер, возможно исключительно политическими средствами, путем налаживания диалога между представителями всех национальностей и конфессий в целях социально-экономического развития данной области».

tvzvezda.ru

Где рванет в 2018 году? 10 конфликтов, которые могут стать крайне опасными

Международная кризисная группа (ICG) – независимая некоммерческая международная организация с штаб-квартирой в Брюсселе – опубликовала список регионов, конфликты в которых могут стать особо опасными в наступившем году. Авторы доклада выделяют три глобальных тенденции, которые уже определяют и, скорее всего, продолжат определять международную политику. Это постепенное снижение американского влияния, растущая милитаризация внешнеполитической сферы и постепенное ослабление многостороннего сотрудничества.

Снижение американского влияния, по мнению экспертов ICG, связано не столько с основным лозунгом президента Трампа “Америка прежде всего” (America First), сколько с общим провалом военного вторжения в Ирак в 2003 году. С тех пор каждый следующий американский президент и кандидат в президенты выступал за необходимость ограничить американское вмешательство в мировые конфликты. Имея в виду 200 тысяч американских военных, несущих службу по всему миру, трудно говорить о снижении американского влияния в прямом смысле – речь идет об утрате Соединенными Штатами способности манипулировать игроками на международной арене или определять те или иные события.

Рост милитаризации внешней политики авторы доклада связывают с окончательной победой риторики “борьбы с терроризмом”, которая дает возможность правительствам по всему миру сначала клеймить своих оппонентов как террористов, а потом соответственно с ними расправляться. Десятилетие постоянных военных вмешательств в региональные конфликты по всему миру создали общую атмосферу терпимости к военным методам разрешения противоречий.

Ярчайшим примером кризиса многостороннего сотрудничества в докладе названа политика нынешнего президента США, демонстративно отказавшегося участвовать в Парижских климатических договоренностях или угрожающего выйти из ядерного соглашения с Ираном. Но дело не только в Дональде Трампе: скажем, конфликт в Украине сделал фактически невозможной какую-либо договоренность в Совете безопасности ООН, поскольку привел к резкой конфронтации между Россией и странами Запада едва ли не по всем вопросам.

На этом фоне, по мнению экспертов ICG, тяжелые кризисы возможны в грядущем году в следующих десяти регионах.

1. Северная Корея

КНДР проводит, как она утверждает, успешные ядерные испытания и тестовые запуски ракет, на что Вашингтон отвечает все более воинственной риторикой, ужесточением санкций и усилением дипломатического давления на Китай. Риск состоит в том, что приемлемым разрешением конфликта США считают превращение КНДР в безъядерную державу (что нереалистично), оставляя в качестве единственной альтернативы военное вмешательство. Любая провокация со стороны Пхеньяна может привести к началу войны в регионе.

2. США и Саудовская Аравия против Ирана

Этот конфликт может вовлечь в себя сразу несколько ближневосточных стран. Общая позиция США и Саудовской Аравии в том, что Иран воспользовался пассивностью некоторых стран региона, чтобы чрезмерно усилить свои позиции в Сирии, Ираке, Йемене и Ливане. Отсюда – согласие в необходимости дать отпор растущим амбициям Тегерана посредством экономических санкций (о чем постоянно говорит Трамп), дипломатического давления (совместное осуждение действий Ирана в регионе, попытка Эр-Рияда сместить премьер-министра Ливана) и военный отпор (силами саудитов в Йемене и силами израильтян в Сирии).

При полном отсутствии усилий по урегулированию взаимного недовольства любое случайное событие может привести к военной эскалации: таким событием может оказаться введение новых американских санкций против Ирана (что в Тегеране будет воспринято как нарушение ядерных соглашений, достигнутых усилиями пяти стран), ракета, запущенная повстанцами хути из Йемена на территорию Саудовской Аравии или Объединенных Арабских Эмиратов, или израильский авиаудар по территории Сирии, жертвами которого окажутся иранские военнослужащие.

3. Мьянма и Бангладеш

Кризис вокруг мусульман-рохинджа может привести к свертыванию только зарождающейся демократии в Мьянме, кризису в Бангладеш и началу широкой конфронтации между мусульманами и буддистами в регионе в целом.

Военная операция в штате Ракхайн в конце августа привела к массовому исходу мусульман рохинджа в Бангладеш (число беженцев оценивается в 655 тысяч). ООН назвала действия властей Мьянмы классическим случаем этнической чистки, государственный советник Мьянмы, лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи утратила международный авторитет. Но давление со стороны ООН, требующей от властей Мьянмы обеспечить беженцам возможность добровольного и безопасного возвращения, может не увенчаться успехом.

Международное финансирование лагерей беженцев в Бангладеш прекратится в феврале. Тяжелая экономическая ситуация в Бангладеш, как и само присутствие там огромного числа беженцев, может спровоцировать локальные конфликты и осложнить общеполитическую ситуацию в этой стране, где в 2018 году должны пройти выборы.

В Мьянме, с другой стороны, возможно возобновление активности вооруженной группировки "Армия спасения Аракан рохинджа", наступление которой и спровоцировало кровопролитие в августе. Если это случится, региональная проблема может перерасти в общенациональную.

4. Йемен

Конфликт между правительством президента Йемена Абд-Раббу Мансура Хади, которого поддерживает коалиция арабских стран во главе с Саудовской Аравией, и повстанцами хути, получающими поддержку со стороны шиитского Ирана, уже привел к тому, что восемь миллионов человек в стране находятся на грани голода, зарегистрирован миллион случаев заболевания холерой и свыше трех миллионов человек оказались вынужденными переселенцами.

Сторонники движения хути с макетами ракет во время демонстрации в Сане

Попытка бывшего президента Йемена Али Абдуллы Салеха разорвать союз с хути в пользу коалиции привела к его убийству. В наступившем году коалиция, скорее всего, продолжит военную кампанию. На севере Йемена, находящемся под контролем хути, может воцариться анархия, что выведет конфликт за пределы страны. Перспектива переговоров представляется маловероятной: коалиция арабских стран рассматривает хути как иранских марионеток, и поэтому вряд ли способна предложить вариант примирения, который бы их устроил. Непримиримую позицию Эр-Рияда серьезно подкрепляют постоянные обвинения США в адрес Ирана.

5. Афганистан

В 2018 году военные действия в этой стране, по мнению авторов доклада, станут более интенсивными. Новая военная стратегия США в Афганистане предполагает расширение операций против талибов: наступательных наземных операций афганской армии и воздушных американской авиации. Официальная цель – принуждение талибов к миру, но никакого плана, кроме военного, похоже, не существует.

В настоящее время талибы контролируют больше территории, чем за весь период с 2001 года. Сейчас они лучше вооружены и способны не только давать прямой военный отпор, но и устраивать теракты в крупных городах. В период между 2009-м и 2012 годами талибы держали удар от американского стотысячного контингента.

Боевики движения "Талибан" во время военного парада в честь независимости Афганистана в Кабуле, 2001 год

Парламентские выборы в Афганистане назначены на июль 2018 года, президентские должны пройти в 2019 году. С 2004 года все без исключения выборы в этой стране приводили к кризису в том или ином виде. Нынешний президент Ашраф Гани не пользуется большой поддержкой. Критики обвиняют его в монополизации власти.

Военное присутствие США в Афганистане, призванное поднять боевой дух правительственной армии, многими в стране воспринимается как угроза национальным интересам, что может способствовать росту популярности талибов.

6. Сирия

Война, которая продолжается уже почти семь лет, вроде бы закончилась победой режима президента Башара Асада – во многом благодаря поддержке со стороны Ирана и России. Но конфликт все еще далек от завершения. Частичная победа над боевиками ИГИЛ, одержанная благодаря усилиям как правительственных сил, так и повстанцев, может оказаться неокончательной: оставшиеся в живых боевики собираются с силами в пустыне.

Пользующиеся поддержкой США Сирийские демократические силы, в которых основную роль играют курды, сражались с ИГИЛ в том числе и ради достижения максимальной автономии – которую они не факт, что получат без дальнейшего применения силы.

Дети во временном лагере для беженцев Джибрин вблизи Алеппо, август 2017

Израиль может воспринять как угрозу вооруженные группировки, действующие при поддержке Ирана на юго-западе Сирии. Любое военное столкновение в этом регионе может вовлечь в конфликт Ливан.

Тем не менее, самой серьезной опасностью авторы доклада считают возможную наступательную операцию сирийских правительственных войск на северо-западе страны – в районах, находящихся под контролем повстанцев. Там проживает около двух миллионов человек, которые в случае военных действий окажутся беженцами.

7. Сахель

Государства африканского региона, располагающегося между Сахарой на севере и более плодородными землями на юге, уже многие годы не могут справиться с внутренними межнациональными конфликтами и насилием со стороны вооруженных исламистских группировок. Крупнейшим в регионе был кризис в Мали в 2012 году, когда исламистам удалось занять фактически весь север страны почти на год.

В разных странах динамика происходящего определяется местными факторами. В регионе размещены миротворцы ООН, специальные силы США, французские контртеррористические войска. В конце прошлого года при поддержке Франции были сформированы специальные силы G5 Sahel, в которые входят военные из Мали, Нигера, Чада, Буркина-Фасо и Мавритании.

Проблемой, по мнению специалистов ICG, является отсутствие четкого определения врага (военные операции проводятся сразу против многочисленных исламистских формирований, наркоторговцев и контрабандистов и прочих преступных группировок), что может привести к злоупотреблениям военной силой.

8. Демократическая республика Конго

Президент этой страны Жозеф Кабила, второй (и последний возможный по конституции) срок которого истек в декабре 2016 года, продолжает удерживать власть вопреки достигнутым в 2016 году международным договоренностям.

Согласно последнему заявлению национальной избирательной комиссии, выборы должны состояться в конце 2018 года, но к тому моменту страна может погрузиться в полный хаос в силу нарастания протестных настроений в городах и усиления повстанческих группировок в регионах.

9. Украина

Жертвами военного конфликта на востоке страны уже стали более 10 тысяч человек. Находящиеся под контролем сепаратистов регионы полностью зависят от Москвы, в самой Украине растет недовольство Минскими договоренностями, которые стороны (безуспешно) пытаются реализовать с 2015 года.

Конфликт привел к резкой конфронтации между Россией и странами Запада. Несмотря на неожиданное согласие России на введение в регион миротворцев ООН, ничто не свидетельствует о том, что Москва откажется от попыток влиять на происходящее там. Скорее всего, Кремль стремится заморозить конфликт, а не решить его.

10. Венесуэла

События 2017 года усилили и без того серьезный экономический кризис и привели к провалу надежд на политическое разрешение конфликта между президентом Николасом Мадуро и правой оппозицией. Жертвами уличных столкновений между протестующими и полицией в период с апреля по июль стали более 120 человек. Выборы в “конституционную ассамблею” закончились полной победой сторонников Мадуро.

В конце ноября Венесуэла объявила частичный дефолт и поддержка России может оказаться недостаточной. Полный дефолт приведет к ухудшению и без того катастрофической ситуации в экономике.

Оппозиция надеется на выборы, которые должны состояться до конца 2018 года, и связанное с ними международное давление, но президент Мадуро может попросту отменить голосование, введя чрезвычайное положение. Скорее всего, гуманитарная ситуация продолжит ухудшаться, и все больше граждан будет стремиться покинуть страну.

***

Авторы доклада отмечают, что в список не вошел еще один возможный конфликт, связанный с признанием США Иерусалима столицей Израиля. Решение администрации Трампа, продиктованное внутриполитическими соображениями, пока не привело к серьезной дестабилизации на Ближнем Востоке, но ничто не гарантирует, что этого не случится в дальнейшем.

www.currenttime.tv

В Таиланде и на Филиппинах может начаться война против мусульман-сепаратистов

3 сентября вся Россия узнала, что на берегу Бенгальского залива в далёкой стране Мьянме (до 1989 года она называлась Бирма) есть штат Ракхайн, где оказывается уже долгие годы власти притесняют мусульманскую народность рохинджа. А последние две недели силовики ведут здесь масштабную «войну с террором», из-за которой свыше 150 тысяч мирных жителей бежали в соседнюю республику Бангладеш. Тогда тысячи российских мусульман по призыву главы Чечни Рамзана Кадырова вышли на массовые митинги, в жёсткой форме требуя защитить единоверцев. Но есть и другое мнение: многие рохинджа связаны с запрещёнными организациями исламских радикалов, мечтающих дестабилизировать весь регион — включая любимые российскими туристами Таиланд, Филиппины, Индонезию… Так что же происходит в Юго-Восточной Азии на самом деле? Об этом «Комсомолке» рассказала профессор МГИМО, востоковед Лариса Ефимова.

— Лариса Михайловна, конфликт в Мьянме — религиозный или этнический?

— Ни то, ни другое. Дело в том, что власти на протяжение десятилетий считают рохинджа не гражданами страны, а мигрантами. Доля правды в таких утверждениях есть: когда-то весь регион являлся огромной колонией под названием Британская Индия, границ между Бирмой и Восточным Пакистаном (нынешней Бангладеш) не было, рохинджа жили и там, и там. А когда пришло время дать колониям независимость, англичане провели границу так, что рохинджа оказались на территории буддистской Бирмы, а не мусульманской Бангладеш.

Власти на протяжение десятилетий считают рохинджа не гражданами страны, а мигрантамиФото: REUTERS

— И с этого начался конфликт?

— Не совсем. Когда Бирма в 1948 году стала самостоятельной, то её гражданство автоматически получили все жители, включая рохинджа. Однако в 1962 году к власти пришла военная хунта, сотни тысяч рохинджа были объявлены мигрантами и лишены гражданства. Логика такая: если ты нелегал, то и никаких прав здесь у тебя нет. Так что противостояние носит прежде всего политический характер. Однако, сражаясь за свои права, многие рохинджа примыкают к радикалам-исламистам. Военизированные группировки рекрутируют молодёжь (в семьях рохинджа бывает и по десять детей, которым просто некуда податься). Чтобы добыть оружие, боевики нападают на военные блокпосты и склады. Что вызывает ответные силовые меры властей. И так много лет подряд. Боюсь, правых и виноватых в этом конфликте нет.

— Получается, говорить о «войне буддистов против мусульман» нельзя?

— По конституции Мьянмы ислам признаётся одной из законных религий. Помимо рохинджа, по всей стране проживает немало других мусульман разных национальностей, и с ними никаких проблем нет. А в чём суть требований рохинджа? Всего лишь признать их гражданами страны! Но правительство на уступки не идёт. Почему — не понятно.

B семьях рохинджа бывает и по десять детейФото: REUTERS

— При этом буддизм, который исповедует большинство населения Мьянмы, считается «самой толерантной религией».

— Любая религия может быть доведена до абсурда. Люди — они живые, и если им надавить на больное место, например, нападать на мирных жителей, как это делают примкнувшие к боевикам рохинджа, последует ответная реакция. После чего внешние силы искусственно добавляют конфликту религиозную окраску, дабы ещё больше раздуть его.

— А геополитика здесь присутствует?

— Соседняя КНР ведёт в мьянманском штате Ракхайн целый ряд стратегических проектов: на пекинские деньги здесь строится глубоководный порт, железная дорога, нефте- и газопроводы для импорта энергоносителей в Китай. Последний таким образом получает прямой выход к Индийскому океану (минуя Малаккский пролив, который в случае обострения легко могут взять под контроль внешние игроки). Кстати, на строительство многих из этих объектов добровольно-принудительно сгоняют рохинджа, что также не увеличивает их «любовь» к властям. И тут «внезапно» в штате начинаются столкновения с боевыми действиями. Всё это, конечно, может поставить далеко идущие планы Пекина под угрозу.

— МИД РФ предупредил об угрозе терактов в Мьянме. Сейчас уже сентябрь, многие бронируют новогодние туры в соседний Таиланд. Не опасно ли?

— В Таиланде уже сейчас постоянно живёт свыше миллиона россиян. Климат райский, цены невысокие, местные к нам относятся хорошо. Однако на юге королевства тлеет конфликт между буддистами и мусульманами. Причём, как и в случае с Мьянмой, противостояние тут не религиозное, а политическое. Жители Таиланда малайского происхождения, исповедующие ислам, просят дать им национально-культурную автономию. Но — та же самая тенденция — правительство на уступки не идёт. Поэтому нельзя исключать, что ситуация может развиваться по аналогичному сценарию. Кстати, и на соседних Филиппинах аналогичная ситуация: мусульманское население на юге островного государства уже 150 лет требует автономию, центр не идёт на уступки, обстановка накаляется. И здесь наш МИД поступает совершенно правильно, призывая ту же Мьянму к диалогу и компромиссу.

— Получается, Москва возвращает утраченное влияние в регионе?

— Раньше, например, с той же Индонезией у нас были исключительно хорошие отношения. Сейчас эта страна — четвёртая в мире по населению, с быстро растущей после демократических реформ экономикой. Колоссальный рынок, на который нужно прийти, пока за нас этого не сделали другие глобальные игроки.

Конфликт мусульман-рохинджа и буддистов в Мьянме: геноцид или борьба властей с террором?

www.kp.ru

Мьянма страна вечной войны: Конфликты в Мьянме и их причины. - 4 Сентября 2017 - Радио и Телевидение Голос Бирмы

Прошел месяц с начала массовых протестов против правления военной хунты в Мьянме. Они привлекли внимание к южноазиатскому государству, бывшей Бирме. И для многих стало открытием, что в этой стране вот уже несколько десятилетий длится гражданская война.

В «ЗОЛОТОМ ТРЕУГОЛЬНИКЕ»

Партизанские действия в Бирме начались в конце 30-х годов прошлого века, когда японцы стали вооружать местных борцов с британской колониальной администрацией. Но когда страну в ходе Второй мировой войны оккупировала японская армия, оружие повернулось уже против ее солдат.

2 сентября 1945 года Япония капитулировала, англичане снова вернулись в Бирму, и повстанцы опять начали сражаться с ними. Британцы, покидая в 1948 году беспокойную колонию, пообещали всем проживающим здесь народам автономию или независимость, оставив после себя неурегулированные конфликты и разобщенную страну. Документы о создании Бирманского союза подписали не все племена. Некоторые заявили о создании собственных независимых государств. Антиколониальная война плавно перетекла в гражданскую...

На протяжении десятилетий возникали и самораспускались племенные армии, они воевали с правительством и друг с другом, исчезали, разгромленные, и возрождались снова. Наиболее упорными оказались племена шан и карен.

Восстановить всю историю бесконечной междоусобицы в джунглях невозможно, но в общих чертах ее можно проследить. Наиболее известна борьба на территории Шан, населенной одноименным племенем. Эта провинция, считающая себя отдельным государством, «прославилась» как пресловутый «Золотой треугольник» на стыке границ Мьянмы, Лаоса и Таиланда – главный источник опиума на планете (правда, ныне эту сомнительную пальму первенства перехватил Афганистан).

В конце 1940-х годов из Китая в область Шан отступили остатки южных войск Гоминьдана. Здесь они создали свои лагеря, получали доходы от возделывания опиумного мака и совершали набеги на соседние территории. В противовес им маоистский Китай стал снабжать оружием и инструкторами отряды Коммунистической партии Бирмы.

В борьбе за маковые плантации выросла одна из сильнейших группировок – Армия Мон-Тай под командованием самого известного азиатского наркобарона китайского происхождения Кхун Са. Когда-то в его лабораториях производилось 60% героина мира, а за его голову американцы предлагали 2 млн. долл. Объединившись с местными шанскими племенами, Кхун Са собрал под своими знаменами 15 тыс. бойцов. Кроме того, в бесконечной войне участвовали Армия Восточной Шан, Армия Национально-демократического альянса Мьянмы и Объединенная армия Государства Ва. Горное племя ва (плао) прославилось охотой за черепами, которую прекратило буквально 40–50 лет назад. В 1988 году Компартия Бирмы самораспустилась, а контролируемые ее отрядами территории отошли к Объединенной армии Государства Ва.

Ежегодно, обычно в январе, армия Мьянмы совершала походы в горные джунгли, демонстрирую всему миру решимость искоренить наркобизнес. Закончив беспокоящие действия, правительственные войска с чувством выполненного долга возвращались назад. Но в 1996 году они начали масштабную операцию по ликвидации гнезд сепаратизма в труднодоступных районах и, понеся тяжелые потери, захватили поселение Хомонг – столицу «Золотого треугольника», где располагалась штаб-квартира Армии Мон-Тай. «Генерал» Кхун Са, тридцать лет возглавлявший эту армию, заключил мир с правительством и поселился в Янгоне (бывший Рангун) под защитой, а точнее, под надзором военных властей. Там он умер буквально несколько дней назад в возрасте 74 лет.

Свои национальные фронты и организации независимости, иногда сразу несколько, действуют также в провинциях Чин, Качин, Кайя, Аракан, Мон. А с территории Таиланда совершает вылазки террористическая правохристианская Армия Бога, образованная в 1997 году. Ее возглавляют братья-близнецы, которых зовут Мартин и Лютер.

ХРИСТИАНСКИЙ АНКЛАВ

В провинции Карен действует Национальный союз карен (НСК) и его Каренская национально-освободительная армия (КНОА). Племя каренов в основном исповедует христианство, если быть точным – баптизм. Наркотики на этой территории запрещены, равно как и их производство. НСК придерживался непримиримой позиции по отношению к центральной власти, требуя независимости. В случае большого наступления правительственных войск отряды КНОА отступали в Таиланд, где занимались «самоснабжением» и насильственной вербовкой бойцов, главным образом подростков или даже детей 10–12 лет. Периодически у каренских повстанцев происходили столкновения с таиландской армией, которая стремилась блокировать границу, чтобы этноконфессиональный сепаратизм не выплескивался на ее территорию.

Обычно правительственные войска Мьянмы применяли против сепаратистских вооруженных формирований довольно примитивную тактику – массированное наступление при подавляющем превосходстве в огневой мощи. Но в джунглях подобные методы малоэффективны.

В 1992 году армейская операция и штурм столицы каренов Манерпло провалились. Обе стороны понесли большие потери, но части центрального правительства смогли их восполнить, а КНОА нет. Кроме того, каренские солдаты были недовольны отношением к ним командования. В 1994 году в каренской армии произошел раскол. Примерно 400 бойцов, исповедующих буддизм, образовали отдельную военную фракцию – Демократическую каренскую буддийскую армию. Остальные солдаты сохранили верность своему главнокомандующему – генералу Бо Мя. Сложность ситуации заключалась в том, что в политическом руководстве – Национальном союзе карен – главенствовали христиане, а значительную часть национальной армии составляли буддисты. И при этом буддистов среди каренов довольно мало. Можно понять обиду религиозного меньшинства, которое считало, что сражается за чужие интересы.

Внутренние проблемы КНОА военные власти Мьянмы учли при подготовке нового наступления. В 1994 году, когда возбужденные распрей буддисты покинули ряд стратегических высот, их тут же заняли правительственные силы. В это время расколовшиеся отряды каренов воевали друг с другом. Потерпев поражение от бывших соратников, выбивших их из единственного в районе крупного сооружения – монастыря Твета, буддисты из ДКБА заключили союз с правительственной армией. Используя знание местности, они возглавили наступление на свое бывшее командование в январе 1996 года. Просачиваясь сквозь позиции КНОА, форсируя реки на вместительных надувных моторных лодках, войска быстро продвигались вперед. Вскоре была окружена столица каренов Манерпло. Сепаратисты сами сожгли этот деревянный город-лагерь и отступили в джунгли к таиландской границе.

Специфика боевых действий в Мьянме состоит в невозможности контролировать горы. Войска после завершения зимнего сезонного наступления вынуждены уходить в долины и фактически возвращать захваченные территории противнику. Спустя некоторое время война разгорается снова. В 2005 году власти пошли на примирение с каренами. Генерал Бо Мя посетил Янгон, где провел переговоры, а власти пышно отпраздновали его юбилей. Но вечного мира в таких делах не бывает.

Во время недавних уличных волнений боевики Национального союза Карена призвали все этнические меньшинства поддержать акции протеста против военной хунты. В последние месяцы возобновились столкновения с правительственными войсками. Военная хунта сочла христианство враждебной религией, опасной идеологически и политически. Правозащитники утверждают, что происходят настоящие репрессии на грани геноцида, направленные против каренов. За последние 10 лет сожжено около 3000 деревень, беженцами стали около миллиона человек.

Более того, правозащитники заявляют, что хунта приняла программу искоренения этнических меньшинств. Именно этим и объясняется обострение обстановки на окраинах Мьянмы. И хотя информация из этой страны почти не поступает, известно, что нынешним летом в районе границы с Таиландом произошло несколько вооруженных нападений на рейсовые автобусы. Их пассажиров расстреливали. Среди убитых – буддийские монахи. Это значит, что началась чисто межэтническая война на уничтожение. Война террористическая.

Поделитесь новостью с друзьями в социальных сетях.

 

www.voiceofburma.ru