ЗРК «Тор-М2У» получил возможность поражать воздушные цели на ходу. Военная техника тор


Зенитно-ракетный комплекс ЗРК «Тор-М2У» — описание и технические характеристики

Если внимательно проанализировать ход вооруженных конфликтов последних десятилетий, то первое, что бросается в глаза, это все более возрастающая роль авиации в ходе боевых действий. В некоторых случаях применение военно-воздушных сил сыграло решающую роль и определило исход противостояния. Особенно заметна эта тенденция в последние годы. Стремительное развитие высокоточного оружия, применение беспилотных летательных аппаратов, использование новых систем прицеливания и навигации. Сегодня можно уверенно заявить, что авиация – это наиболее опасный противник сухопутных сил.

Именно по этой причине нет абсолютно ничего удивительного в том, что ведущие оружейные державы мира занимаются активной разработкой систем ПВО. Начиная от тактических систем малой дальности, которые непосредственно прикрывают войсковые соединения, до стратегических комплексов, что могут уничтожать воздушные цели на дистанции в сотни километров. Особенно важно защитить войска от действия фронтовой авиации.

Советские системы ПВО считались одними из лучших в мире, российский военно-промышленный комплекс поддерживает эти славные традиции и сегодня. Недавно был показан Тор-М2У – последняя модификация знаменитого зенитно-ракетного комплекса, разработка которого началась еще 70-х годах минувшего века.

История создания ЗРК «Тор-М2У»

Работы над созданием нового тактического ЗРК начались в 1975 году, после выхода соответствующего постановления Совмина СССР. Разработка велась в Научно-исследовательском электромеханическом институте. Именно здесь создавались такие знаменитые комплексы, как ЗРК «Оса», «Круг». В 1976 году на свет появился эскизный проект нового зенитного комплекса. Параллельно шли работы над созданием модификации для военно-морского флота (ЗРК «Кинжал»). В 1986 году комплекс был принят на вооружение, началось его серийное производство. Он получил название «Тор».

Зенитно-ракетный комплекс «Тор» разработан для защиты от ударов с воздуха военных, экономических и других объектов на тактическом уровне. ЗРК может эффективно бороться против различных видов ракет (в том числе крылатых и противорадиолокационных), беспилотных летательных аппаратов, авиационных бомб, самолетов и вертолетов противника.

В последние десятилетия авиация стремительно развивается, поэтому почти сразу после принятия комплекса на вооружение, началась его модернизация. Уже в 1989 году стартовали испытания машины, которая получила индекс «Тор-М1». В 1991 году ее приняли на вооружение.

От базовой модели она отличалась наличием второго целевого канала и более эффективной боевой частью ракеты. Ракеты разместили в специальных алюминиевых транспортно-пусковых контейнерах. На машину была установлена новая бортовая вычислительная система, станция обнаружения «Тор-М1»стала более эффективной и более защищенной от помех. Экипаж комплекса «Тор-М1» был уменьшен до трех человек.

Была создана колесная, гусеничная, буксируемая и стационарная модификация комплекса «Тор-М1». Самой совершенной является модификация «Тор-М1-2У», которая стала поступать в войска в 2012 году.

Одновременно шли работы над еще более совершенным комплексом – «Тор-2М», который является машиной нового поколения и особенно эффективен при отражении массированных воздушных атак, в условиях радиоэлектронного противодействия. В 2012 году на вооружение был принят «Тор-М2У», по некоторым своим характеристикам аналогов в мире он не имеет.

В 2018 году на Ижевском электромеханическом заводе «Купол» начали серийно выпускать два новых комплекса — ЗРК «Тор-М2У» и «Тор-М2Э(К)» для поставок на экспорт. Разница между ними невелика: «Тор-М2Э(К)» имеет колесное шасси, а «Тор-М2У» — гусеничное.

Зенитно-ракетный комплекс «Тор-М2У» участвовал в параде на Красной площади, а в нынешнем году его уже начали осваивать в частях ПВО. Планируется, что «Тор-М2У» полностью заменят давно устаревшие ЗРК «Оса». Правда, сроки этой замены неизвестны.

Сейчас ведутся работы над созданием модульного варианта комплекса («Тор-М2КМ»). По своим характеристикам он не будет уступать другим модификациям, но при этом его можно будет установить на любую гусеничную или колесную машину.

Описание ЗРК «Тор-М2У»

Зенитно-ракетный комплекс «Тор-М2У» — это тактический ЗРК нового поколения, предназначенный для защиты воинских частей, а также объектов промышленности и инфраструктуры от ударов с воздуха. Он эффективен против высокоточного оружия, беспилотных летательных аппаратов, крылатых ракет, современных самолетов и вертолетов.

«Тор-М2У» может обнаруживать одновременно более 40 целей, определять самые опасные из них, одновременно вести огонь по четырем из них. Его можно использовать для борьбы с массированными атаками современных средств воздушного нападения. Технические характеристики зенитных ракет комплекса позволяют эффективно бороться против малоразмерных и высокоманевренных целей. «Тор-М2У» может успешно работать в составе системы ПВО, но может применяться и автономно.

На каждой машине установлена станция обнаружения целей (СОЦ), станция наведения и сопровождения ракет и целей, система навигации и привязки к местности, автономная система для электрического питания и восемь зенитных ракет в двух пусковых контейнерах.

Станция обнаружения целей, установленная на комплексе «Тор-М2У», работает в сантиметровом диапазоне волн, оснащена системой распознавания «свой — чужой», обеспечивает работу комплекса во время движения. Система имеет высокую степень защищенности от помех, может обнаруживать более 40 целей на расстоянии до 32 километров. Из них выделяются десять наиболее опасных, которые выдаются на монитор командиру машины. То есть машина сама подсказывает экипажу очередность обстрела воздушных целей. Основным отличием «Тор-М2» от «Тор-М1» является модернизация станции обнаружения целей. Модернизированная станция может обнаруживать цели с малой площадью рассеивания (ЭПР), то есть летательные аппараты, созданные с использованием технологии «стелс». Кроме того, СОЦ на «Тор-М2» имеет более высокий уровень помехозащищенности, чем на своем предшественнике.

РЛС сопровождения ракет и целей может сопровождать сразу четыре воздушных объекта и наводить на них шесть зенитных ракет. В конструкции этой РЛС использована пассивная фазированная антенная решетка, которая имеет высокую степень защиты от радиоэлектронных помех. Она также работает в сантиметровом волновом диапазоне. В комплекс сопровождения целей также входят оптикоэлектронные средства сопровождения воздушных объектов. Обычно их применяют при слишком высоком уровне помех.

Каждый комплекс оборудован системами навигации и привязки к местности, а также специальной системой связи.

Зенитно-ракетный комплекс «Тор-М2У» вооружен восьмью зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) 9М331, которые были разработаны в МКБ «Факел». Ракеты этого конструкторского бюро стоят на всех машинах семейства «Тор».

9М331 представляет собой одноступенчатую, твердотопливную ракету, созданную по аэродинамической схеме «утка». После старта ракета выбрасывается из контейнера специальной катапультой со скоростью 25 м/с, на высоте двадцати метров включаются маршевые двигатели, которые могут разогнать ракету до скорости 700-800 м/с на дистанции в полтора километра. Наведение ракеты на цель начинается на дистанции 250 метров. Боевая часть ракеты – осколочно-фугасного типа.

Ракета оборудована складными крыльями, которые раскладываются сразу после старта. На ней установлен активный радиовзрыватель, 9М331 может самоликвидироваться автоматически или по сигналу оператора.

Восемь ракет находятся в двух транспортно-пусковых контейнерах 9Я281. Антенные комплексы и пусковые устройства образовывают единый комплекс, который вращается на 360 градусов. Каждая ракета оборудована катапультой, старт – вертикальный. После старта происходит отклонение ракеты в необходимую сторону и под нужным углом. Достигается это с помощью специального газогенератора, сопла которого находятся у основания аэродинамических рулей. Величина отклонения заносится оператором в автопилот ракеты.

В состав комплекса входит несколько обслуживающих машин. Заряжающая машина на базе автомобиля «Урал-4320» имеет один боекомплект (восемь ракет), оснащена погрузочными устройствами (краном со специальным манипулятором). С его помощью извлекаются пустые пусковые контейнеры и устанавливаются новые. Процесс перезарядки занимает восемнадцать минут.

Есть и другие типы заряжающих машин. Также существуют машины технического обслуживания четырех и шестнадцати ЗРК «Тор-М2У».

Технические характеристики ТТХ «Тор-М2У»

Ниже указаны тактико-технические характеристики (ТТХ) комплекса «Тор-М2У».

Максимальная дальность поражения, км12
Минимальная дальность поражения, м:— на высоте 10 метров— на высоте более 100 метров1500не более 1000
Количество одновременно обрабатываемых целей48
Количество одновременно сопровождаемых трасс целей10
Количество одновременно обстреливаемых целей4
Количество одновременно наводимых ракет8
Максимальная скорость движения целей, м/c700
Перегрузка маневра цели10 g
Боекомплект ЗУР на БМ, шт.8 в двух ЗРМ
Время заряжания БМ, мин.18
Время развертывания комплекса, мин.3
Скорость движения БМ, км/ч:— по шоссейным дорогам— по грунтовым дорогамдо 80до 30
Запас хода по топливу, км500
Максимальная масса БМ, т30
Расчет БМ, чел.3
Климатические условия:— температура, °С— влажность, %— высота над уровнем моря, м— скорость ветра, м/с±5098до 3000до 30

militaryarms.ru

ЗРК «Тор-М2У» получил возможность поражать воздушные цели на ходу

Российский концерн ПВО «Алмаз-Антей» во вторник, 22 сентября, рассказал о проведении успешных испытаний зенитно-ракетного комплекса малой дальности действия «Тор-М2У» при стрельбе в движении. Испытательные стрельбы с гусеничной машины 9А331МУ из состава ЗРК «Тор-М2У» проводились в Астраханской области. Сообщается, что машины комплекса двигались со скоростью 25 км/ч по степной проселочной дороге. Не останавливаясь, ЗРК «Тор-М2У» смог обнаружить ракету-мишень «Саман», взял ее на автосопровождение, после чего сбил ракету-мишень на удалении более 8 км.

Проведенные в Астраханской области испытания доказали возможность стрельбы с комплекса, находящегося в движении. В итоге это должно дать ЗРК очень важное с точки зрения тактики преимущество, которое в итоге позволит ЗРК «Тор-М2У», сопровождающим военные колонны, отражать воздушные налеты противника в движении. До недавнего времени прикрытие находящихся на марше войск данным комплексом было возможным лишь с короткой остановки, об этом журналистам рассказал Павел Созинов, занимающий пост генерального конструктора концерна.

ЗРК «Тор» (по натовской кодификации SA-15 Gauntlet «Латная рукавица») — это советский и российский всепогодный тактический зенитный ракетный комплекс, основное предназначение которого — решение задач противовоздушной и противоракетной обороны войск и объектов на уровне дивизионного звена. Комплексы ПВО «Тор» в различных модификациях находятся на вооружении зенитных подразделений ПВО Сухопутных войск с середины 1980-х годов. При этом за минувшие 30 лет данные комплексы неоднократно подвергались модификациям. Комплексы «Тор-М2У» предназначены для организации противовоздушной обороны подразделений сухопутных войск в районах их сосредоточения, во время ведения боевых действий и на марше, защиты узлов связи и командных пунктов, мостов, аэродромов, радиотехнических средств и т.д. от самолетов, вертолетов, радиоуправляемых ракет, корректируемых и планирующих авиационных бомб, БЛА и других элементов современного высокоточного оружия.

Чтобы ЗРК «Тор» не отставали от прикрываемых ими подразделений сухопутных войск, они изначально монтировались на гусеничное шасси, что обеспечивало ЗРК возможность следовать за прикрываемыми частями практически по любому бездорожью. Но вот стрелять на ходу до недавнего времени российские «Торы» не могли. Если существовала опасность воздушного удара противника по колонне войск, совершающей марш, то ЗРК должны были остановиться и ждать, чтобы без проблем провести ракетные стрельбы по обнаруженным целям. В это время сопровождаемая ими колонна могла отойти достаточно далеко, а эффективность ее прикрытия при этом снижалась.

«Научить» ЗРК вести стрельбу в движении оказалось делом далеко не самым простым. Во всяком случае, ни один современный зенитно-ракетный комплекс в мире этого делать не умеет. Поэтому конструкторы концерна «Алмаз-Антей» смогли разрешить, казалось бы, нерешаемую ранее задачу. Благодаря их усилиям «Тор-М2У» в состоянии, не останавливаясь, прикрывать армейские части и подразделения на всем пути их следования к обозначенному местам развертывания и дислокации. При проведении испытаний на полигоне Капустин Яр были задействованы средства и силы самого полигона, а также учебного центра Ижевского электромеханического завода (ИЭМЗ) «Купол», где и изготавливаются сегодня ЗРК «Тор».

Ян Новиков, генеральный директор концерна «Алмаз-Антей», в состав которого входит ИЭМЗ «Купол», отметил, что в рамках проведенных испытаний удалось на практике подтвердить: возможность обнаружения и взятия цели на автоматическое сопровождение в движении; точность и качество сопровождения воздушных целей в движении; безударность выхода зенитной ракеты из контейнера и целый ряд иных технических параметров. По словам генерального конструктора Павла Созинова, специалистам концерна удалось вывести комплекс «Тор» на качественно новый технический уровень своего развития.

Все комплексы ПВО семейства «Тор» используют единую зенитную управляемую ракету (ЗУР), которая была разработана специалистами МКБ «Факел». Данная ЗУР специально создавалась для эффективного перехвата малоразмерных и активно маневрирующих в полете воздушных объектов. Помимо базового варианта размещения боевых средств зенитно-ракетного комплекса «Тор-М2У» на гусеничном шасси, на рынке предлагаются и другие варианты размещения. В частности на авиасалонах МАКС неоднократно, начиная с 2007 года, демонстрировался вариант комплекса с размещением на колесном шасси повышенной проходимости, базой в этом случае выступало колесное шасси МЗКТ-6922. Использование данного шасси позволяет улучшить условия обитаемости расчета, а также повысить эксплуатационные характеристики комплекса на дорогах с твердым покрытием. Помимо этого, был представлен и вариант комплекса в модульном исполнении, который получил обозначение «Тор-М2КМ».

Разработанный концерном ПВО «Алмаз-Антей» комплекс «Тор-М2У» относится к комплексам противовоздушной обороны малой дальности нового поколения. Комплекс может использоваться для организации ПВО танковых и мотострелковых войск на марше, важных военных и государственных объектов от воздушного нападения противника в пределах своей зоны поражения, в любое время суток днем и ночью, а также в сложной помеховой и метеорологической обстановке. ЗРК «Тор-М2У» был принят на вооружение российской армии в 2012 году. Комплекс в состоянии одновременно поражать 4 воздушных цели, находящихся на высоте до 10 километров, 4 зенитными ракетами.

ЗРК «Тор-М2У» в состоянии эффективно бороться на малой дальности со всеми существующими типами современных средств воздушного нападения, в том числе интенсивно маневрирующими, малоразмерными, низколетящими, а также выполненными с использованием технологии «стелс». Комплекс не имеет аналогов среди российских и иностранных ЗРК в данном классе. Высокая степень автоматизации работы позволяет комплексу обнаруживать и ранжировать по степени представляемой опасности 48 воздушных целей. По сравнению с предыдущей версией ЗРК «Тор-М1», количество управляемых ракет, одновременно обстреливающих воздушные цели, удалось увеличить с двух до четырех. Помимо этого более чем на четверть удалось поднять дальность обнаружения воздушных целей (с 25 км до 32 км), а также дальность их поражения (с 12 до 15 км).

Благодаря практически полной автоматизации этот современный ЗРК малой дальности очень эффективен. Боевому расчету комплекса остается только принять решение по уничтожению наиболее опасных объектов воздушного нападения, среди обнаруженных комплексом целей, которые по различным критериям отбираются самой боевой машиной. Такая возможность была реализована с помощью применения современной вычислительной системы. К одним из главных преимуществ комплекса перед иностранными аналогами относят также минимальное время реакции ЗРК, его развертывания, а также возможность уйти из-под возможной атаки со стороны противника. Благодаря достаточно высокой мобильности удается минимизировать риски, как для самого комплекса, так и для его экипажа. Помимо этого, ЗРК «Тор» довольно легко интегрируются в существующие сегодня системы противовоздушной обороны, сохраняя при этом возможность самостоятельного, полностью автономного применения данного зенитно-ракетного комплекса.

В настоящее время ЗРК «Тор» пользуются устойчивым спросом на международном рынке и находятся на вооружении многих армий на планете. В частности Греция, Китай, Египет, Венесуэла и Иран имеют на вооружении данные комплексы ПВО. А то, что комплекс получил возможность поражать воздушные цели, находясь в движении, в перспективе только добавить ему популярности на международной арене. Поставляются обновленные комплексы и в российскую армию. Так уже 23 сентября 2015 года появилась информация о том, что подразделения противовоздушной обороны Восточного военного округа, размещенные на островах Курильской гряды, заступили на боевое дежурство на новых ЗРК «Тор-М2У». Об этом сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на штаб Восточного военного округа. «В настоящее время дежурство по противовоздушной обороне организовано в составе двух батарей зенитно-ракетных комплексов «Тор-М2У». Всего в составе российских вооруженных сил находится более 120 комплексов «Тор».

Источники информации:http://www.rg.ru/2015/09/23/raketi.htmlhttp://army-news.ru/2014/08/torhttp://www.interfax.ru/russia/468606http://www.arms-expo.ru/news/vooruzhenie_i_voennaya_tekhnika/tor_m2u_nauchili_otrazhat_avianalety_v_dvizhenii_ne_delaya_ostanovokhttp://dokwar.ru/publ/voenny_vestnik/novosti_vpk/oao_izhevskij_ehlektromekhanicheskij_zavod_kupol_primet_uchastie_v_mezhdunarodnoj_vystavke_kadex_2014/2-1-0-1396

topwar.ru

Зенитные ракетные комплексы семейства «Тор» » Военное обозрение

В начале февраля исполнилось 40 лет со дня выхода постановления Совмина СССР о разработке самоходного автономного зенитного ракетного комплекса 9К330 «Тор». За прошедшие годы было создано несколько модификаций этого ЗРК, используемых для защиты различных объектов и войск на марше. Кроме того, параллельно с системой «Тор» создавался частично унифицированный комплекс «Кинжал», предназначенный для вооружения кораблей военно-морского флота.

9К330 «Тор»

Головным разработчиком перспективного зенитного комплекса «Тор» был назначен НИЭМИ Минрадиопрома. Главным конструктором комплекса стал В.П. Ефремов, за разработку боевой машины 9А330 отвечал И.М. Дризе. Разработку зенитной управляемой ракеты 9М330 поручили МКБ «Факел», главным конструктором стал П.Д. Грушин. Кроме того, к созданию различных элементов зенитного комплекса привлекались некоторые другие предприятия оборонной, радиоэлектронной и т.д. промышленности.

Изменения характера предполагаемой войны сказались на требованиях к новому ЗРК. Комплексы для войсковой ПВО должны были бороться не только с самолетами и вертолетами противника. Список целей комплекса «Тор» дополнялся крылатыми ракетами, управляемыми бомбами и другими типами вооружения, пополнявшими арсеналы вероятного противника. Для защиты войск от подобных угроз требовалось использовать новые радиоэлектронные системы. Кроме того, со временем изменились требования по размерам возимого боекомплекта. В итоге было решено строить новый зенитный комплекс на основе гусеничного шасси. Такая базовая техника обеспечивала возможность боевой работы в одних порядках с танками и БМП. Одновременно с этим заказчику пришлось отказаться от требований относительно возможности пересечения водных преград вплавь.

Все основные агрегаты комплекса 9К330 размещались на боевой машине 9А330. В качестве основы для этой машины использовали шасси ГМ-355 Минского тракторного завода. На шасси разместили набор специального оборудования, а также поворотное антенно-пусковое устройство (башню) с набором антенн и пусковой установкой для зенитных ракет. За счет повышения требований по боевым возможностям массу машины 9А330 пришлось довести до 32 т. Тем не менее, 840-сильный дизельный двигатель обеспечивал подвижность на уровне существующих танков и БМП. Максимальная скорость комплекса «Тор» на шоссе достигала 65 км/ч. Запас хода – 500 км.

На боевой машине 9А330 размещалась станция обнаружения целей (СОЦ), станция наведения (СН), специальная ЭВМ для обработки информации о целях и пусковая установка с восемью ячейками для ракет. Кроме того, на машине присутствовали системы навигации и топопривязки, газотурбинный электрогенератор, аппаратура жизнеобеспечения и т.д.

Для обнаружения целей ЗРК «Тор» использовал когерентно-импульсную СОЦ кругового обзора, работающую в сантиметровом диапазоне. Вращающаяся антенна, расположенная на крыше антенно-пускового устройства обеспечивала одновременный обзор сектора шириной 1,5° по азимуту и 4° по углу места. Увеличение сектора обзора достигалось возможностью использования восьми положений луча по углу места, благодаря чему перекрывался сектор шириной 32°. Очередность обзора секторов определялась специальной программой бортовой ЭВМ.

Станция обнаружения целей могла работать в нескольких режимах. Основным был режим обзора окружающего пространства за 3 с. При этом нижняя часть зоны обзора за это время «осматривалась» дважды. В случае необходимости могли применяться и иные режимы работы СОЦ, в том числе с одновременным обзором нескольких угломестных секторов. Автоматика комплекса 9К330 могла отслеживать до 24 целей одновременно. Обрабатывая координаты обнаруженных целей в разные моменты времени, ЭВМ комплекса могла вычислять до 10 трасс. Информация о целях выводилась на соответствующий экран рабочего места командира машины.

СОЦ и связанная с ней автоматика позволяли засекать самолеты типа F-15 на высотах 30-6000 м на дальностях до 25-27 км (вероятность обнаружения не менее 0,8). Для управляемых ракет и бомб дальность обнаружения не превышала 10-15 км. Имелась возможность обнаружения вертолетов на земле (на дальности до 6-7 км) и в воздухе (до 12 км).

В передней чести башни комплекса «Тор» располагалась фазированная антенная решетка когерентно-импульсной радиолокационной станции наведения. В обязанности этой системы входило сопровождение обнаруженной цели и наведение управляемых ракет. Антенна СН обеспечивала обнаружение и сопровождение цели в секторе шириной 3° по азимуту и 7° по углу места. При этом осуществлялось сопровождение цели по трем координатам и пуск одной или двух ракет с последующим их наведением на цель. В составе антенны станции наведения предусматривался передатчик команд для ракет.

СН могла определять координаты цели с точностью до 1 м по азимуту и углу места, а также около 100 м по дальности. При мощности передатчика на уровне 0,6 кВт станция могла перейти на автоматическое сопровождение цели типа истребитель на дальности до 23 км (вероятность 0,5). При подлете самолета на 20 км вероятность взятия на автосопровождение увеличивалась до 0,8. СН могла одновременно работать только по одной цели. Допускался пуск двух ракет по одной цели с интервалом 4 с.

При боевой работе на позиции время реакции комплекса составляло 8,7 с, при сопровождении войск и пуске ракеты с короткой остановки этот параметр увеличивался на 2 с. Перевод боевой машины из походного положения в боевое и обратно занимал около трех минут. На загрузку новых ракет в пусковую установку уходило порядка 18 минут. Загрузка боекомплекта осуществлялась при помощи транспортно-заряжающей машины 9Т231.

Для поражения целей ЗРК «Тор» использовал ракету 9М330. Это изделие выполнено по схеме «утка» и оснащается цилиндрическим корпусом со складными рулями и стабилизаторами. Имея длину 2,9 м и стартовый вес 165 кг, такая ракета несла осколочно-фугасную боевую часть весом 14,8 кг. Интересной особенностью ракет комплекса 9К330 был запуск прямо из пусковой установки, без использования транспортно-пускового контейнера. Восемь ракет загружались в пусковую установку при помощи транспортно-заряжающей машины.

Ракета 9М330 со скоростью 25 м/с выстреливалась из пусковой установки пороховым зарядом. Затем вертикально стартовавшая ракета производила доворот в сторону цели, запускала маршевый двигатель и направлялась в заданном направлении. Для склонения ракеты на заранее установленный угол (необходимые данные вводились в систему управления ракеты непосредственно перед пуском) использовался газогенератор с набором сопел. Примечательно, что подобный газовый двигатель использовал те же приводы, что и аэродинамические рули. Через одну секунду после старта или при отклонении на 50° от вертикали ракета запускала маршевый двигатель. На дальности 1,5 км от пусковой установки изделие 9М330 развивало скорость до 800 м/с.

Вертикальный старт ракеты с включением двигателя после выхода из пусковой установки и склонения в сторону цели позволила с большей эффективностью использовать возможности твердотопливного двигателя. Поскольку двигатель включается, когда ракета уже наклонилась в нужном направлении, весь его импульс используется для разгона ракеты на почти прямой траектории без значительного маневрирования, связанного с потерей скорости.

За счет оптимизации работы двигателя удалось довести максимальную высоту поражения цели до 6 км и максимальную дальность до 12 км. При этом обеспечивалась возможность атаки цели, летящей на высотах от 10 м. На подобных высотах и дальностях обеспечивалось уничтожение аэродинамических целей, движущихся со скоростью до 300 м/с. Цели со скоростью до 700 м/с можно было атаковать на дальностях не более 5 км и высотах до 4 км.

Обнаружение цели и подрыв боевой части осуществлялся при помощи активного радиовзрывателя. Ввиду необходимости эффективной работы на малых высотах радиовзрыватель мог определять цель на фоне подстилающей поверхности. Поражение цели производилось многочисленными осколками боевой части. Вероятность поражения самолетов одной ракетой достигала 0,3-0,77, для вертолетов этот параметр составлял 0,5-0,88, для дистанционно пилотируемых летательных аппаратов – 0,85-0,955.

Первый прототип зенитного ракетного комплекса 9К330 «Тор» был построен в 1983 году. В декабре того же года на Эмбинском полигоне начались испытания новой боевой машины. Испытания продлились около года, после чего разработчики занялись доработкой систем и исправлением выявленных недостатков. Постановление Совмина о принятии нового зенитного комплекса на вооружение вышло 19 марта 1986 года.

К серийному производству новой техники были привлечены несколько предприятий. Гусеничные шасси поставлялись Минским тракторным заводом, управляемые ракеты производились на Кировском машиностроительном заводе. Различные комплектующие поставлялись массой иных предприятий. Общей сборкой боевых машин 9А330 занимался Ижевский электромеханический завод.

Серийные комплексы «Тор» сводились в зенитные полки дивизий. В составе каждого полка имелись полковой пункт управления, четыре зенитные батареи, а также подразделений обслуживания и обеспечения. Каждая батарея включала в себя четыре боевые машины 9А330 и батарейный командный пункт. В течение нескольких первых лет службы ЗРК «Тор» использовались совместно с полковыми и батарейными пунктами управления ПУ-12М. Кроме того, на полковом уровне могла применяться машина боевого управления МА22 в связке с машиной сбора и обработки информации МП25. Командный пункт полка мог использовать РЛС типа П-19 или 9С18 «Купол».

Предполагалось, что ЗРК 9К330 будут работать в составе батарей, защищая объекты или войска на марше. При этом, однако, не исключалось использование комплексов «Тор» с централизованным управлением с полкового командного пункта. Структура систем управления определялась в соответствии с предполагаемыми задачами.

9К331 «Тор-М1»

Сразу после принятия на вооружение комплекса 9К330 «Тор» началась разработка его модернизированного варианта под обозначением 9К331 «Тор-М1». Целью обновления было повышение боевых и эксплуатационных характеристик комплекса путем использования новых систем и компонентов. К разработке обновленного проекта были привлечены организации, участвовавшие в создании базовой версии «Тора».

При разработке проекта «Тор-М1» серьезным обновлениям подверглись все элементы комплекса и в первую очередь боевая машина. Модернизированный вариант боевой машины получил обозначение 9А331. При сохранении общих особенностей конструкции были введены новые блоки оборудования и заменены некоторые имеющиеся. Машина 9А331 получила новую двухпроцессорную вычислительную систему с большей производительностью. Новая ЭВМ имела два целевых канала, защиту от ложных целей и т.д.

Модернизированная СОЦ имела трехканальную цифровую систему обработки сигналов. Такое оборудование позволило улучшить характеристики подавления помех без использования дополнительных средств анализа помеховой обстановки. В целом, РЛС комплекса 9К331 имеют более высокую помехозащищенность в сравнении с системами базового 9К330.

Была модернизирована станция наведения, «освоившая» новый тип зондирующего сигнала. Целью такого обновления было повышение характеристик СН с точки зрения обнаружения и сопровождения зависающих вертолетов. К телевизионно-оптическому визиру был добавлен автомат сопровождения цели.

Важнейшим нововведением проекта «Тор-М1» стал т.н. ракетный модуль 9М334. Этот агрегат состоит из транспортно-пускового контейнера 9Я281 с четырьмя ячейками и управляемых ракет. Модуль весом 936 кг предлагалось перевозить на транспортных машинах и загружать в пусковую установку боевой машины. Машина 9А331 имела место для установки двух таких модулей. Использование ракетных модулей 9М334 значительно упростило эксплуатацию зенитного комплекса, а именно облегчило перезарядку пусковой установки. На загрузку двух ракетных модулей при помощи транспортно-заряжающей машины 9Т245 требуется около 25 минут.

Для комплекса «Тор-М1» была разработана зенитная управляемая ракета 9М331. Ракеты моделей 9М330 и 9М331 отличались только характеристиками боевой части. Новая ракета получила доработанную боевую часть с повышенными поражающими характеристиками. Все остальные агрегаты двух ракет были унифицированы. Ракеты двух типов могли использоваться как новыми ЗРК «Тор-М1», так и существующими «Тор». Также обеспечивалась совместимость ракет с корабельным комплексом «Кинжал».

В батареях с ЗРК 9К331 предлагалось использовать унифицированные батарейные командные пункты 9С737 «Ранжир» на самоходном шасси. Такие машины оснащаются набором специального оборудования, предназначенного для приема информации о воздушной обстановке, обработки полученных данных и выдачи команд боевым машинам зенитных комплексов. На индикаторе оператора пункта 9С737 выводилась информация о 24 целях, обнаруженных связанной с «Ранжиром» радиолокационной станцией. Сведения еще о 16 целях командный пункт получает от боевых машин батареи. Самоходный командный пункт может своими силами обрабатывать данные о целях и выдавать команды боевым машинам.

Машина 9С737 «Ранжир» построена на шасси МТ-ЛБу и управляется расчетом из четырех человек. На развертывание всех средств командного пункта требуется около 6 минут.

Государственные испытания обновленного ЗРК «Тор-М1» начались в марте 1989 года. До конца года на Эмбинском полигоне были проведены все необходимые работы, после чего комплекс рекомендовали к принятию на вооружение. Комплекс 9К331 был принят на вооружение в 1991 году. Тогда же началось серийное производство, которое, по известным причинам, шло со сравнительно малыми темпами.

В ходе испытаний было выявлено, что «Тор-М1» с точки зрения боевых качеств имеет только два основных отличия от базового «Тора». Первое – возможность одновременного обстрела двух целей, в том числе двумя ракетами каждой. Второе отличие заключалось в сокращении времени реакции. При работе с позиции оно сократилось до 7,4 с, при стрельбе с короткой остановкой – до 9,7 с.

Первые несколько лет ЗРК «Тор-М1» производились в ограниченных количествах только для вооруженных сил России. В начале девяностых появился первый экспортный контракт. Первым зарубежным заказчиком стал Китай. В 1999 году первые комплексы «Тор-М1» были переданы Греции.

Известно о создании нескольких вариантов комплекса 9К331 на различных базах. Так, боевая машина «Тор-М1ТА» должна была строиться на основе грузовых автомобильных шасси. Комплекс «Тор-М1Б» мог базироваться на буксируемом прицепе. «Тор-М1ТС» разрабатывался в качестве стационарной зенитной системы.

С 2012 года вооруженные силы получают обновленный вариант зенитного комплекса под обозначением «Тор-М1-2У». Планировалось, что такие боевые машины со временем заменят в войсках технику предыдущих модификаций. В некоторых источниках ранее утверждалось, что ЗРК «Тор-М1-2У» способен поражать до четырех целей одновременно.

«Тор-М2Э»

Дальнейшим развитием зенитных комплексов семейства «Тор» стал «Тор-М2Э». Как и ранее, комплекс при обновлении получил новые узлы и агрегаты, что соответствующим образом сказалось на его характеристиках. Кроме того, любопытным нововведением проекта стало использование колесного шасси. Выпускаются боевые машины 9А331МУ и 9А331МК на гусеничном и колесном шасси соответственно.

Одним из главных средств повышения характеристик стала новая щелевая фазированная антенная решетка станции обнаружения целей. Кроме того, теперь для обнаружения целей может использоваться новая оптико-электронная система. За счет серьезного обновления радиоэлектронного оборудования получилось значительно повысить число одновременно отслеживаемых целей и трасс. Автоматика комплекса «Тор-М2Э» может одновременно обрабатывать до 48 целей и рассчитывать 10 трасс, распределяя их по опасности. Станция наведения теперь может обеспечивать атаку четырех целей одновременно при помощи восьми ракет.

Как и ранее, радиолокационные станции и ЭВМ боевой машины могут работать как во время движения, так и на остановках. Поиск ракет выполняется только с места или с коротких остановок. Автоматика имеет т.н. конвейерный режим работы. В таком случае целевой канал после завершения наведения ракеты на цель сразу используется для атаки следующей цели. Очередность атаки целей определяется автоматически, в соответствии с их характеристиками и опасностью.

Боевые машины ЗРК «Тор-М2Э» могут работать совместно в режиме «звено». Две машины такого типа могут обмениваться данными о воздушной обстановке. В таком случае СОЦ двух машин обозревают и контролируют зону большей площади. Поражение обнаруженной цели производится боевой машиной, имеющей наиболее выгодное положение. Кроме того, «звено» сохраняет работоспособность при неполадках с СОЦ одной из боевых машин. В таком случае обе машины используют данные с одной радиолокационной станции.

От «Тора-М1» новый комплекс перенял антенно-пусковое устройство с гнездами для установки ракетных модулей 9М334. Каждая боевая машина перевозит по два таких модуля с четырьмя ракетами 9М331 в каждом. За счет использования уже освоенных ракет характеристики комплекса «Тор-М2Э» остаются примерно на том же уровне, что и в случае с «Тор-М1», однако с поправкой на более совершенное радиоэлектронное оборудование.

Совершенствование электроники позволило заметно поднять максимальные значения дальности и высоты атакуемой цели. Так, цель, летящая со скоростью до 300 м/с, может быть поражена на расстоянии до 12 км и высоте до 10 км. Цель со скоростью до 600 м/с может быть сбита на высотах до 6 км и дальности до 12 км.

В качестве базы для боевой машины 9А331МУ используется гусеничное шасси ГМ-335. 9А332МК базируется на колесном шасси МЗКТ-6922 производства Минского завода колесных тягачей. По желанию заказчика все оборудование зенитного комплекса может устанавливаться на колесном или гусеничном шасси. Все отличия боевых машин в таком случае заключаются только в характеристиках подвижности и особенностях эксплуатации.

Для расширения списка возможных шасси была создана модификация комплексом под обозначением «Тор-М2КМ». В таком случае все агрегаты зенитного комплекса монтируются в модуле, который может быть установлен на любом подходящем шасси, в первую очередь колесном. В 2013 году на аэрокосмическом салоне МАКС демонстрировался образец ЗРК «Тор-М2КМ» на базе грузовика TATA индийского производства с колесной формулой 8х8. Основой для такого комплекса могут быть и иные грузовики.

***

По данным справочника The Military Balance 2014, в настоящее время на вооружении России имеется не менее 120 зенитных ракетных комплексов семейства «Тор». В настоящее время эта техника эксплуатируется в составе войсковой ПВО вместе с другими комплексами аналогичного назначения. Помимо «Торов» на вооружении состоят комплексы ближнего действия «Стрела-10» и «Оса» разных модификаций. Кроме того, в составе войсковой ПВО имеются комплексы большей дальности, благодаря чему создается эшелонированная система защиты от авиации противника.

Производство и эксплуатация зенитных комплексов семейства «Тор» продолжается. Ведется постепенное пополнение зенитных подразделений новыми боевыми машинами с повышенными характеристиками. Кроме того, комплексы новых модификаций поставляются зарубежным государствам. Так, еще в 2013 году военные Республики Беларусь получили три батареи комплексов «Тор-М2», что позволило сформировать первый дивизион. Производство и поставки систем семейства «Тор» продолжаются. Являясь одними из самых новых комплексов своего класса, «Торы» будут оставаться на вооружении в течение нескольких следующих десятилетий.

По материалам сайтов:http://rbase.new-factoria.ru/http://pvo.guns.ru/http://bastion-karpenko.narod.ru/http://ria.ru/http://tass.ru/http://bmpd.livejournal.com/

topwar.ru

«Панцирь» и «Тор» — тяжело сражаться на два фронта

На страницах различных СМИ, в том числе и «НВО», неоднократно рассматривался и обсуждался вопрос о возможностях, роли и месте в системе средств противовоздушной обороны (ПВО) различных видов Вооруженных сил и родов войск зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С1», разработанного в Туле Конструкторским бюро приборостроения (КБП).

Более того, установки ЗРПК «Панцирь-С1» стали поступать на вооружение как средство непосредственного прикрытия в зенитные ракетные полки С-400 ВВС и войск Воздушно-космической обороны, а также успешно продефилировали в текущем году по Красной площади на военном параде. Их производство в интересах ВВС и ВКО предусмотрено программой ГОЗ-2020. Казалось бы, что все точки над i расставлены.

Но, по сообщению из компетентных источников, руководство КБП обратилось в Минобороны с инициативным предложением о разработке на базе ЗРПК «Панцирь-С1» семейства ЗРК нового поколения с существенно большей дальностью поражения современных средств воздушно-космического нападения – «длинной рукой». Такое семейство, по мнению руководства КБП, позволило бы сократить типаж зенитного ракетного вооружения в видах Вооруженных сил, стоимость его приобретения и эксплуатации.

Серьезных доказательных аргументов в пользу семейства ЗРК типа «Панцирь» в предложении не содержится, как и не содержится основных боевых и технических характеристик предлагаемого оружия и обоснования способов их достижения. Но теперь этим семейством ЗРК руководство КБП предлагает заменить уже не только ЗПРК «Тунгуска» и ЗРК «Тор-М2» в тактическом звене, но и ЗРС средней дальности (СД) «Бук-М2» в оперативном звене Сухопутных войск, а также находящийся в завершающей стадии разработки ЗРК СД «Витязь», создаваемый для ВВС и ВКО и уже включенный в программу ГОЗ-2020 и ожидаемую к поставке в войска с 2015 года систему ЗРО ДД С-500. Таким образом, на вооружении сил ПВО всех видов ВС и родов войск должны быть, по мнению КБП, только переносные ЗРК (ПЗРК), ЗРК семейства «Панцирь» и С-400.

Как стало известно, Генштабом и головной организацией ОПК в сфере ПВО – «Концерном ПВО «Алмаз-Антей» предполагается создать соответствующие комиссии по рассмотрению предложений КБП. Но, как говорят в народе, хочешь погубить дело – поручи его комиссиям.

Попробуем и мы еще раз максимально независимо и объективно, без комиссий разобраться в создавшейся ситуации, в том числе апеллируя к уже публиковавшимся материалам, официальным документам и здравому смыслу.

ЛУЧШЕЕ – ВРАГ ХОРОШЕГО

ЗРПК «Панцирь-С1» был задан КБП (генеральный конструктор – академик Аркадий Шипунов) в 90-е годы как перспективный комплекс ПВО ближнего действия «для прикрытия стратегически важных малоразмерных промышленных и военных объектов от ударов самолетов, вертолетов, крылатых ракет и высокоточного оружия, а также поражения наземных целей и живой силы противника». Другими словами, ЗРПК «Панцирь-С1» в момент задания к разработке рассматривался как унифицированное межвидовое средство ПВО ближнего действия.

Однако проведенный уже в то время рядом НИИ и специально созданной экспертной комиссией анализ боевых возможностей и технических характеристик ЗРПК «Панцирь-С1» показал, что он не обеспечивает выполнение целого ряда задач, возложенных на войска ПВО Сухопутных войск, которые к тому времени уже имели на вооружении комплекс «Тунгуска», созданный под руководством того же генерального конструктора, то есть было с чем сравнивать.

В связи с выводами комиссии было признано целесообразным разработку ЗРПК «Панцирь-С1» продолжить только в интересах войск ПВО страны как комплекса ближнего действия, а для Сухопутных и Воздушно-десантных войск разрабатывать ЗПРК «Тунгуска-М2» и «Роман» соответственно на базе технических решений ЗРПК «Панцирь-С1». Таким образом, в системе вооружения войск ПВО Сухопутных войск было признано целесообразным сохранить и развивать как направление ЗПРК ближнего действия «Тунгуска-М2», так и направление ЗРК малой дальности «Тор-М2», не конкурирующих, а взаимно дополняющих друг друга по боевым задачам, возможностям и характеристикам.

По ряду причин, в том числе из-за отсутствия надлежащего финансирования, разработка ЗРПК «Панцирь-С1», кстати, как и ЗРК «Тор-М2», существенно затянулась, в связи с чем руководством КБП была предпринята небезуспешная попытка привлечения внешних инвестиций. В ходе переговоров с внешним инвестором и произошло «перепрыгивание» ЗРПК «Панцирь-С1» из средств ПВО ближнего действия (изначально задано и предусмотрено документами президента РФ для переговоров с инозаказчиком – «по дальности от 0,2 до 12 км на высотах от 5 м до 6 км») в средство ПВО малой дальности (до 18–20 км по дальности и до 8–10 км – по высоте, а также увеличение числа одновременно обстреливаемых целей до двух).

А в отечественной системе вооружения эта ниша уже была занята многоканальным ЗРК «Тор-М2», при этом не формально, в угоду какой-то сиюминутной перспективе, а по совокупности реально ожидаемых существенно лучших боевых возможностей и технических характеристик. Вот это обстоятельство и породило рассматриваемую и ныне конфликтную ситуацию.

Видимо, следует напомнить, что идеологическим и техническим прообразом ЗРПК «Панцирь-С1» явилась установка «Тунгуска».

Еще в 70-е годы прошлого столетия один из крупных военачальников, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза генерал армии Иван Павловский на подведении итогов крупных военных учений заявил: «Лучше иметь 10 танков, надежно прикрытых с воздуха, чем 100 танков без прикрытия». Его пророческие слова впоследствии не однажды подтвердились во времена арабо-израильских конфликтов, когда, например, на Синае за один боевой вылет один вертолет огневой поддержки (ВОП) типа «Хью-Кобра» уничтожал до 10 неприкрытых с воздуха танков.

Тогда-то и родилось эпохальное по своей значимости постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О неотложных мерах по развитию вооружения и техники войсковой ПВО», в свое время достаточно успешно выполняемое. Выполняемое потому, что люди того поколения хорошо понимали цену человеческой жизни и знали, что в мирное время за просчеты платят деньгами, а в военное время – кровью.

Мотострелковые и танковые полки пополнили свой состав зенитными ракетно-артиллерийскими дивизионами ПВО, вооруженными зенитными самоходными установками ЗСУ-23-4 «Шилка» и ЗРК ближнего действия «Стрела-1М», а затем «Стрела-10», способными успешно противостоять ВОП типа «Хью-Кобра». Но у вероятного «партнера» появились ВОП принципиально нового класса АН-64 «Апач» с ПТУР «Хеллфайр», способные поражать цели с больших дальностей (6–8 км), то есть без входа в зоны поражения вышеназванных средств ПВО.

ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВЕРТОЛЁТОВ ОГНЕВОЙ ПОДДЕРЖКИ

За разработку самоходного пушечно-ракетного комплекса (ЗПРК) «Тунгуска», который по замыслу должен был бы поражать ВОП типа «Апач» на дальностях до применения ими бортового оружия, а также сократить типаж средств ПВО полкового звена, взялось КБП.

Кстати, комплекс «Тунгуска» именовался как зенитный пушечно-ракетный (а не ракетно-пушечный, как «Панцирь-С1»), так как основной акцент придавался всепогодному и всесуточному каналу с пушечным вооружением, обеспечивающему стрельбу по воздушным целям с темпом 4500–5000 выстрелов в минуту в движении. В ЗПРК «Тунгуска» пушечный канал на базе пушек ГШ действительно удалось создать как высокоэффективное средство.

Достаточно сказать, что в калибре 30 мм эти пушки (два спаренных двуствольных автомата), имея сверхвысокую скорострельность, обеспечивали вероятность поражения современных аэродинамических целей на уровне 0,35–0,42 за пролет зоны стрельбы. Это существенно выше, чем, к примеру, у батареи (6 орудий) зенитного артиллерийского комплекса «Бофорс» (калибр 40 мм) и американо-канадской установки «Адатс».

Однако дальность поражения целей пушечным каналом в «Тунгуске» составляла 4 км, что не позволяло поражать ВОП «Апач» на дальностях пуска ПТУР. Вот для этого и нужен был более дальнобойный ракетный канал, который поражал бы ВОП на дальностях до 10 км. Однако он оказался не всепогодным, не всесуточным и не обеспечивающим автосопровождение обстреливаемой цели. Но эти недостатки поправимы.

В ракете была применена бикалиберная схема построения с пассивной маршевой ступенью, заимствованная из идеологии построения противотанковых управляемых ракет (ПТУР). Это предопределило ее ограниченные возможности и, естественно, осталось непоправимым. Такая ракета принципиально не может эффективно «работать» по маневрирующим высокоподвижным малоразмерным воздушным целям. Она может быть эффективной, особенно с учетом оснащения осколочно-стержневой боевой частью, при борьбе только с «летающими» танками (ВОП «Апач») или объемными аэродинамическими целями, но совершенно бесполезной при борьбе, скажем, с противорадиолокационными ракетами «Харм». Замена в ракете в ходе серийного производства лазерного неконтактного датчика цели на радиолокационный видимых приростов эффективности фактически не дала.

Поражение с помощью ЗПРК «Тунгуска» даже зависшего вертолета требовало чрезвычайно высоких профессиональных навыков оператора, поражение высокоточного оружия и маневрирующих средств воздушного нападения ракетой с пассивной маршевой ступенью в заданной зоне не обеспечивалось.

Указанные выводы подтвердились и в ходе специальных учений с боевыми стрельбами «Оборона-92», проведенных под руководством в то время статс-секретаря, первого заместителя министра обороны Андрея Кокошина. В результате учений интегральная боевая эффективность подразделений, вооруженных установками «Тунгуска» и «Тунгуска-М», составила только 0,42, тогда как подразделений и частей ПВО, вооруженных другими типами комплексов, – не менее 0,9–0,93.

При приеме комплекса «Тунгуска» на вооружение все эти недостатки были указаны в соответствующих документах, был принят план по их устранению до начала и в ходе развертывания серийного производства. Однако КБП от этих работ самоустранилось, сосредоточив усилия на других направлениях, в том числе и на «Панцире», который как раз и задумывался как идеологическое продолжение научно-технического задела, приобретенного КБП в ходе работ над «Тунгуской».

Во всяком случае, это аналогичная бикалиберная ЗУР с пассивной маршевой ступенью, осколочно-стержневая боевая часть, неэффективная при борьбе с малоразмерным высокоскоростным и маневрирующим высокоточным оружием, тот же метод наведения ЗУР (классическая «трехточка») и те же неустраняемые проблемы. Но вопреки здравому смыслу и физическим возможностям, скорее всего из конъюнктурных соображений, дальность поражения ракетным каналом назвали 20 км, а число целевых каналов в комплексе – 2.

Вместе с тем примененная в ЗРПК «Панцирь-С1» радиолокационная система сопровождения цели (одноканальная), как показали расчеты и моделирование (да и госиспытания, результаты которых «надежно» скрываются), не обеспечивает требуемой точности наведения ЗУР на максимальной дальности даже по цели с эффективной отражающей поверхностью 2 кв. м и более. Оптикоэлектронный канал при метеоусловиях средней сложности обеспечивает надежное обнаружение и сопровождение цели на дальностях не более 12–15 км и также является одноканальным.

Кроме того, радиолокационный и оптикоэлектронный каналы ЗРПК «Панцирь-С1» являются не параллельными, а взаимно дополняющими друг друга, отнюдь не увеличивающими канальность комплекса по цели. Что касается пушечного канала, то из-за его недостаточной эффективности стрельбы по современным воздушным целям, связанной в первую очередь с низким темпом стрельбы, он может рассматриваться только как вспомогательное средство самообороны и борьбы преимущественно с наземным противником.

Понимая сложившуюся ситуацию, КБП в инициативном порядке разработало «упрощенный» вариант ЗРПК «Панцирь-С1», исключив из его состава дорогостоящую и малоэффективную станцию сопровождения цели, а также пушечный канал. «Упрощенный» вариант ЗРПК «Панцирь-С1», получивший наименование «Панцирь-С2», или «Панциренок», оснащенный оптикоэлектронным устройством сопровождения целей с дальностей 12–15 км и размещенный на гусеничном шасси боевой машины пехоты БМП-3, по существу, и превратился в современный зенитный ракетный комплекс ближнего действия (ЗРК БД).

Такой комплекс наряду с другими системами ближнего действия может занять соответствующую нишу в системе вооружения и представлять собой дополнительный «кирпичик» в современной системе вооружения войсковой ПВО. Полномасштабный ЗРПК «Панцирь-С1», как уже указывалось, по своим возможностям и характеристикам неприемлем для войск ПВО Сухопутных войск даже в варианте на гусеничном шасси.

В БОЕВЫХ ПОРЯДКАХ КОНКУРЕНТОВ НЕ БЫВАЕТ

Зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор-М2У», который КБП и иже с ним сегодня интерпретируют как аналог ЗРПК «Панцирь-С1» и проводят между ними знак равенства, фактически представляет собой новую разработку (новое поколение) комплексов семейства ЗРК малой дальности «Оса» – «Тор».

Как и комплексы предшествующего поколения малой дальности, ЗРК «Тор-М2» (генеральный конструктор – академик РАН Вениамин Ефремов, главный конструктор – Иосиф Дризе) предназначается для эффективной борьбы и поражения авиационных ракет класса «воздух-земля», управляемых и корректируемых авиабомб, противорадиолокационных ракет и другого высокоточного оружия нового поколения, самолетов тактической и армейской авиации, крылатых ракет, вертолетов, беспилотных летательных аппаратов и других средств.

Другими словами, ЗРК «Тор-М2» является основным средством борьбы с высокоточным оружием и его носителями, действующими на средних, малых и предельно малых высотах полета в сложной обстановке. Он отличается от прототипов повышенной эффективностью отражения массированных налетов современных средств воздушного нападения в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия.

Комплекс «Тор-М2» изначально разрабатывался как основное средство борьбы в первую очередь для отражения массированных ударов высокоточного оружия в полете непосредственно над полем боя, то есть практически как основная «финишная» система ПВО. Ближе к переднему краю (к линии фронта) размещаются только ЗПРК «Тунгуска-М1», но их приоритет – вертолеты огневой поддержки, и переносные ЗРК «Игла-С», представляющие собой средства непосредственного прикрытия (зенитные «пистолеты»).

Принятый на вооружение ЗРК «Тор-М2У» с ракетой 9М331 является полномасштабным 4-канальным по целям в расширенной угломестно-азимутальной зоне поражения (30х30 градусов) и с дальней границей зоны поражения – 15 км. Ракета комплекса, построенная по аэродинамической схеме «утка», специально разрабатывалась для обеспечения эффективного перехвата малоразмерных интенсивно маневрирующих целей, и по этому параметру она существенно превосходит ракеты, заимствовавшие схемы и технологии ПТУР или ракет «воздух-воздух».

Для эффективного поражения ракетного высокоточного оружия, планирующих и корректируемых авиабомб, ракета комплекса снабжена осколочно-фугасной боевой частью с осколками повышенной плотности на базе вольфрам-никелевого сплава (ВНЖ) и адаптивным радиовзрывателем, настраивающимся перед пуском под тип поражаемой цели, определяемый боевой машиной. В ближайших зарубежных аналогах ЗРК «Тор-М2», да и в ЗРПК «Панцирь-С1», этого и близко нет.

Фактически ЗРК «Тор-М2У» до сих пор не имеет полноценных аналогов в мире в своем классе и остается единственным средством, обеспечивающим высокоэффективную борьбу с ВТО над полем боя. В 1998 году прототип комплекса «Тор-М2У» – ЗРК «Тор-М1» факультативно подвергался «сравнительным» испытаниям с ближайшим конкурентом – ЗРК «Кроталь-НЖ» французского производства в ОАЭ и подтвердил свое подавляющее превосходство. Такие же результаты были достигнуты и во время проведения боевых стрельб ЗРК «Тор-М1» в Греции, обеспечивающихся СВН НАТО по их сценарию и с привлечением их же средств подавления (средств РЭБ).

По интегральной оценке совокупности боевых характеристик и критерию «эффективность–стоимость», проведенных с использованием ситуационных моделей, ЗРК «Тор-М2У» с ЗУР 9М331М превосходит ЗРПК «Панцирь-С1» в 1,2–1,3 раза. Но пусть о «Панцире», его достоинствах и недостатках печется ВВС и ВКО, там есть кому и как бороться, в том числе путем «освоения» бюджетных средств.

Для войсковой ПВО сейчас важнее не «Панцирь», а доведение до ума ракетного канала ЗПРК «Тунгуска», в том числе и на боевых средствах, находящихся в войсках. Проведенные в текущем году испытания модернизированного ракетного канала (не прошло и 20 лет после учений «Оборона-92») определили, как и что для этого необходимо сделать. Нужны только средства, взаимопонимание и здравый смысл.

В целом в свете изложенного представляется возможным констатировать, что ЗРПК типа «Панцирь» как и задавалось ранее, должен оставаться и интерпретироваться как средство ПВО ближнего действия непосредственного прикрытия, а ЗРК «Тор-М2» – широко применяемым многоканальным средством ПВО малой дальности. При этом ЗРК «Тор-М2», ЗРПК «Панцирь-С1» и ЗРК «Панцирь-С2» являются не конкурирующими между собой, а взаимно дополняющими перспективными средствами ПВО, которые должны использоваться каждый в своей нише и по своему предназначению.

Теперь о «длинной руке» в понимании КБП, а точнее о ЗРС средней дальности (ЗРС СД) по принятой классификации. Принципиально, и в войсках ПВО Сухопутных войск, и в ВВС совместно с ВКО, эта проблема достаточно глубоко проработана и ранее вопросов фактически не вызывала.

ЗРС семейства «Бук» нового поколения – «Бук-М2» – как раз и представляет собой перспективное средство ПРО-ПВО, предназначенное для эффективной борьбы с аэродинамическими целями всех классов, современным высокоточным оружием, тактическими баллистическими и самое главное – крылатыми ракетами, летящими на сверхмалых высотах.

По своей значимости ЗРС «Бук-М2» – это основное системообразующее средство ПРО-ПВО на ТВД, во всяком случае – её войсковой составляющей («рабочая лошадка» или основной «кирпич»), дополняемое с одной стороны (тактической) – ЗРК малой дальности типа «Тор-М2У», с оперативной стороны – ЗРС дальнего действия всех классов.

При этом ЗРС «Бук-М2» как основное средство борьбы с крылатыми ракетами, летящими на сверхмалых высотах, по критерию «стоимость–эффективность» выгодно отличается от других средств ПВО как отечественного, так и зарубежного производства. Дело в том, что в своем составе ЗРС «Бук-М2», помимо самоходной многоканальной огневой установки (СОУ), имеет радиолокатор подсвета и наведения (РПН) – устройство, смонтированное на самоходе с полутелескопическим механизмом, позволяющим за две-три минуты поднимать на высоту 23 м антенные системы станций сопровождения и подсвета цели, аналогичные используемым в СОУ. Это позволяет существенно (в два-три раза) расширить радиогоризонт на предельно малых высотах полета цели и обеспечивает, например, поражение крылатой ракеты, летящей на высоте 10 м, на дальности до 40 км. Это инженерное решение и само устройство также не имеют аналогов в мире.

Стрельбовый комплекс ЗРС «Бук-М2» с многоканальным РПН обеспечивает за пролет зоны обстрел до 8–12 крылатых ракет (КР). При этом вероятность поражения КР одной ЗУР в системе «Бук-М2» выше, а средний расход ракет на одну сбитую цель меньше, чем у ЗРС семейства С-300П (С-400). Кроме того, ЗУР системы «Бук-М2» почти вдвое дешевле основной ракеты этих ЗРС.

Сравнивать ЗРС «Бук-М2» и ЗРС семейства С-300П (С-400) имеет смысл только в том плане, что именно эти средства имеют специальные высокоподнимаемые устройства антенных систем для расширения зоны прямой видимости (радиогоризонта) и увеличения тем самым дальней границы зоны поражения целей, действующих на предельно малых высотах. Но все это – наши средства, за рубежом подобных разработок нет.

Уместно также отметить, что в варианте «Бук-М2-1» все боевые элементы системы размещаются на колесных шасси, что в целом расширяет возможности ее боевого применения, в первую очередь – в интересах ВВС и ВКО.

ЗРС СД «Бук-М2» уже зарекомендовала себя как высоконадежное боевое средство. Прототип ЗРС СД «Бук-М2» – ЗРК «Бук-М» успешно применялся в ходе реальных боевых действий по принуждению Грузии к миру.

В боевых действиях в дальнем зарубежье также широко применялся «дедушка» ЗРС «Бук-М2» – ЗРК «Квадрат», имевший в своем составе ракету 3М9 с полуактивной РГС, подобной используемой в ЗРС «Бук-М2», но в существенно упрощенном исполнении. В ходе октябрьской 1973 года арабо-израильской войны ЗРК «Квадрат» (экспортное наименование ЗРК «Куб») было уничтожено 68% авиации Израиля (в основном – самолеты типа «Фантом» и «Мираж») при среднем расходе ракет 1,2–1,6 на одну сбитую цель.

Сегодня теоретически доказано и практически проверено, что существующие и перспективные средства ПВО можно и должно было бы использовать не в «штатной» однородной структуре, а в определенной комбинации, то есть создавать на их основе полигамные (комбинированные) разведывательно-огневые боевые модули, ориентированные на высокоэффективное решение конкретных задач.

Указанный подход ориентирован на асимметричное противодействие разработке и развертыванию дорогостоящих высокоточных систем вооружения и БЛА в ведущих зарубежных странах.

Так вот расчеты, а также фрагменты натурных испытаний показывают, что комбинированное применение ЗРС «Бук-М2» и «Тор-М2» при боевом управлении таким зенитным ракетным дивизионом полигамного состава с единого командного пункта и в едином информационном поле позволяет повысить его эффективность более чем в 2,5 раза, а устойчивость от поражения ПРР типа «Харм» – в 8–12 раз.

В завершающей стадии, как уже упоминалось, находится разработка ЗРК СД «Витязь», создаваемого для ВВС и ВКО и уже включенного в программу ГОЗ-2020. Нам даже этот комплекс кажется излишним с учетом принятой на вооружение многоканальной ЗРС «Бук-М2-1» на колесном шасси, но это прерогатива ВВС и ВКО. В целом, направлений развития систем ПВО СД и группировок на их основе более чем достаточно, сами системы остаются конкурентоспособными на ближайшие 15–20 лет.

РУССКАЯ ЗАБАВА ПО ПЕРЕТЯГИВАНИЮ КАНАТА

Что же новое может привнести в семейство средств ПВО СД «длинная рука» (существенно больше 20 км) в интерпретации КБП? Как уже упоминалось, идеология КБП основана на использовании «птурсовской» бикалиберной схемы построения ракеты с пассивной маршевой ступенью и командным методом наведения. Но командный метод наведения в системах ПВО СД мы это уже проходили. Это известные системы С-75 и «Круг», в которых с учетом реализуемой точности перехвата даже аэродинамических целей на дальностях 45–55 км для их эффективного поражения вынуждены были применяться боевые части массой 120–190 кг, а сами двухступенчатые ракеты (кстати, с активной маршевой ступенью) имели массу до 2500 кг.

Эксплуатация и боевое применение этих комплексов показали, что перспективным направлением развития средств ПВО СД является переход на самонаведение ЗУР либо применение модифицированного командного метода (наведение через ракету), что и реализовано в ЗРС СД «Бук-М2» и «Витязь», а также в зарубежных системах («Пэтриот», усовершенствованный «Хок»). Это физика, а она не может быть русской или американской.

В настоящее время США, Германией и Италией интегрально (за счет совместных капиталовложений и интеллекта) создается новейшая система противовоздушной и тактической противоракетной обороны ЗРК MEADS. Так вот, основным новым элементом этой системы является многофункциональная РЛС управления огнем с круговым обзором воздушного пространства, а в качестве противоракет используются уже отработанные ракеты ЗРК «Пэтриот» РАС-3 и, естественно, тот же метод наведения через ракету.

А вот КБП предлагает создавать средства ПВО дифференцированно, рассредоточивая усилия (заметим – и деньги), да еще и на устаревших физических принципах. Видимо, используется своя, особая математика. КБП разрабатывал «Тунгуску» 9 лет, «Панцирь-С1» – почти 16 лет, а сколько же он собирается разрабатывать предлагаемые средства? Видимо, здесь имеет место быть философия Хаджи Насреддина по поводу сроков обучения ишака грамоте, а вот «денежка», высасываемая из государственного кошелька с помощью «длинной руки», будет «капать» все это время.

Недавно первый заместитель министра обороны РФ Александр Сухоруков заявил, что никакого сокращения средств, выделенных под ГПВ-2020, военное ведомство не допустит. «Никуда вправо по срокам исполнения задач гособоронзаказа никто не уйдет…» – заверил Сухоруков. Но реализация предложений КБП неминуемо ломает ГПВ-2020 в части вооружения и техники ПВО под совершенно необоснованную «перспективу». Видимо, г-ну Сухорукову необходимо было бы отреагировать на сложившуюся ситуацию надлежащим образом.

Чтобы не выглядеть ретроградом, можно было бы предложить КБП разработать и создать хотя бы действующий прототип ЗРК «длинной руки» за счет средств предприятия, провести его сравнительные оценочные испытания с существующими ЗРС СД и по их результатам принять решение. Кстати, именно по такому пути пошло КБМ в подмосковной Коломне, разрабатывая ЗРК ближнего действия «Лучник». Видимо, такой подход и есть продукт рыночной экономики и конкуренции.

Чтобы прекратить «перетягивание каната», нелишне было бы провести и сравнительные оценочные испытания с боевой стрельбой ЗРПК «Панцирь-С1» и ЗРК «Тор-М2У» по имитаторам высокоточного оружия и современным сценариям ведения боевых действий.

Издревле известно, что лучшее – враг хорошему. Но парадокс в том, что КБП, как мы убедились, альтернативой хорошему предлагает худшее, вчерашний день. Конечно, с этим нельзя мириться, что и просили передать ветераны войск ПВО СВ и ГРАУ МО, которые наряду со специалистами ОПК вложили свои силы и душу в разработку конкурентоспособного вооружения и военной техники войск ПВО СВ.

Мы надеемся, что свое весомое слово по этому вопросу выскажет и уважаемый нами Дмитрий Рогозин, стоящий на страже интересов и безопасности родины.

/Александр Григорьевич Лузан — генерал-лейтенант в отставке, доктор технических наук,  nvo.ng.ru/

army-news.ru

ЗРК 9К331 «Тор-М1» - зенитный ракетный комплекс

Работы по созданию нового ЗРК малой дальности 9К331 «Тор-М1» в СССР были завершены в 1983 году, испытания комплекса проходили в 1984 году, а в 1986 году новый комплекс поступил на вооружение Советской Армии. В состав ЗРК входят: боевая машина (БМ) 9АЗЗО, зенитная управляемая ракета (ЗУР) 9МЗЗО, транспортно-заряжающая машина, транспортная машина и ремонтные средства. БМ 9АЗЗО представляет собой гусеничную легко бронированную машину ГМ-355 Минского транспортного завода с вращающейся башней большого размера, в которой размещено радиоэлектронное оборудование и 8 ЗУР.

ЗРК «Тор-М1» - видео

Электронное оборудование зенитно-ракетного комплекса 9К331 «Тор-М1» включает: 1) станцию обнаружения целей (СОЦ) с системами опознавания и стабилизации антенны; 2) станцию наведения (СН) с фазированной антенной решеткой (ФАР) с одним целевым каналом, двумя ракетными каналами и каналом координатора захвата ЗУР; 3) специальную ЭВМ; 4) устройство вертикального пуска для 8 ЗУР; 5) аппаратуру стартовой автоматики и предстартового контроля ЗУР; 6) навигационную систему; 7) систему документирования процесса боевой работы; 8) автономную систему электропитания на основе газотурбинного двигателя (ГТД).

ЗРК «Тор-М1» способен вести разведку целей в движении и открывает огонь с короткой остановки. БМ 9АЗЗО может одновременно обстреливать одну цель двумя ракетами, запущенными с интервалом не менее 4 секунд. Защита от противорадиолокационных ракет обеспечивается уничтожением их в полете. После модернизации в 1991 году появился ЗРК 9К331 «Тор-М1». На БМ 9М331 была установлена более мощная ЭВМ, обеспечивающая возможность одновременного обстрела двух целей, а в СОЦ вошли более мощная система помехозащиты и более чувствительный приемник, а также аппаратура сопряжения и связи с более современным, чем ПУ-12М, подвижным пунктом управления «Ранжир» 9С737. После распада СССР машины «Тор-М1»стали строиться на базе гусеничного транспортера ГМ-5955 Мытищинского машиностроительного завода. 8 ЗУР 9М331 теперь собраны в два пусковых ракетных модуля 9М334.

СОЦ 9К331 «Тор-М1» осуществляет круговой обзор и способна обнаруживать самолеты на дальностях до 27 км, а беспилотные средства - до 15 км. ЭВМ осуществляет обработку 24 целей и выдает целеуказание на станцию наведения, которая, используя ФАР, начинает сопровождать указанные цели. При пуске ракеты выбрасываются вертикально вверх катапультой и двигаются в направлении обстреливаемой цели. На высоте 20 м происходит запуск маршевого двигателя. Станция наведения быстро сканирующим лучом ФАР одновременно начинает сопровождать и летящие ракеты с дальности 250 м.

Передача команд управления полетом на борт ракет обеспечивается этим же лучом ФАР. Ракеты 9МЗЗО и 9М331 имеют твердотопливные двигатели, осколочно-фугасные боевые части и неконтактные радиовзрыватели. ЗРК «Тор» и «Тор-М1»находятся на вооружении зенитных ракетных полков (танковых дивизий), состоящих из командного пункта (оснащен машинами боевого управления МП22 и обработки информации МП25, РЛС обнаружения 9С18 «Купол», П-19, «Каста-2-2»), четырех батарей (по 4 БМ 9АЗЗО или 9А331 и одному пункту управления ПУ-12М или «Ранжир») и подразделений обеспечения.

Тактико-технические характеристики ЗРК 9К331 «Тор-М1»

Дальность стрельбы системы, км 12 (макс.), 1,5 (мин.)
Высота поражаемых целей 6 км (макс.), 10м (мин.)
Максимальная скорость поражаемых целей, м/с 700
Время реакции ЗРК, сек 9,4 (с короткой остановки),7,4 (с позиции)
Вероятность поражения одной ЗУР а) истребителя - до 0,8; б) вертолета-0,5-0,88; в) беспилотного аппарата - 0,89-0,9
Боекомплект 8 ЗУР
Время развертывания (свертывания) ЗРК 3(3) мин.
Боевая масса, т 32
Максимальная скорость движения, км/ч 65
Запас хода, км 500 (один час работы ГТД)
Двигатель ГМ-355: В-84МЗО, дизельный с турбонаддувом, мощностью 700л. с.

Фото ЗРК 9К331 «Тор-М1»

Похожие материалы

Load More...
Добавить комментарий

oruzhie.info

Военное обозрение: ЗРК «Тор-М2»: лучший в мире или нет? - Свободная Пресса

Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.

После завершения обучения личного состава в учебном центре в Ейске и прохождения боевых стыковочных стрельб полк переместится в пункт постоянной дислокации.

Поставки комплекса начались в прошлом году. Тогда завод «Купол», входящий в концерн «Алмаз-Антей», передал в Сухопутные войска РФ два дивизионных комплекта. Соответственно, в этом году серийное производство новых «Торов» расширилось.

Самоходный ЗРК «Тор», несмотря на то, что был уже неоднократно модернизирован, — сравнительно молодой комплекс. Эта разработка московского Научно-исследовательского электромеханического института (НИЭИ) была внедрена в производство на ижевском заводе «Купол» в начале 80-х годов. А на вооружение первый «Тор», без индекса, был принят в 1986 году.

Читайте также

Русский ПТ-76, обращавший американцев в бегство

The National Interest вспоминает ужасы Вьетнамской войны

В 1991 году в войска начал поступать «Тор-М1». Затем появилось еще несколько модификаций, в которых варьировалось шасси — и гусеничное, и колесное. Были также созданы буксируемый и стационарный комплекс. А также морской для установки на кораблях.

«Тор-М2» был принят на вооружение в этом десятилетии, и сейчас им начинают интенсивно комплектовать вооруженные силы для противовоздушной обороны в ближней зоне мотострелковых и танковых дивизий. Примерно в это же время появилась и еще одна модификация — «Тор-М2У», два дивизиона которых уже тоже поступили в войска.

«Тор-М2» предназначен для эффективной борьбы с ракетами класса «воздух-земля», управляемыми и корректируемыми авиабомбами, противорадиолокационными ракетами и другим высокоточным оружием нового поколения, самолетами тактической и армейской авиации, крылатыми ракетами, вертолетами, беспилотными летательными аппаратами.

Ракеты комплекса способны поражать цели в условиях радиоэлектронного противодействия, а также отражать массированные атаки.

Существенным отличием новой модификации комплекса от предыдущих является повышение возможностей обнаружения и сопровождения целей станции обнаружения, которая оснащена новой антенной на базе щелевой фазированной антенной решетки. В совокупности с обновленным программным обеспечением это позволяет обнаруживать цели, при создании которых максимально использовались стелс-технологии. Одновременно новая станция обладает повышенной, в сравнении с «Тор-М1», помехозащищенностью. Также работу ЗРК обслуживает новая электронно-оптическая аппаратура обнаружения целей.

Станция определения не только находит и опознает цели, подлежащие уничтожению, но и оценивает воздушную обстановку, в автоматическом режиме определяет наиболее опасные из них, производит автосопровождение и фиксирует момент вхождения целей в зону обстрела. После пуска ракет производится их автоматическое наведение на цели радиокомандным способом.

Старт одноступенчатой твердотопливной ракеты осуществляется катапультным способом за счет порохового ускорителя. Маневрирование ведется при помощи газодинамических рулей. Осколочно-фугасная боевая часть может срабатывать как контактным способом, так и за счет срабатывания индукционного датчика, определяющего подлет к объекту значительной массы.

При этом ракета развивает скорость до 800 м/с и способна маневрировать с ускорением до 30g. Максимальная скорость сбиваемых целей — 750 м/с, а перегрузка — 12g.

Зона поражения цели по дальности — от 100 м до 15000 м, по высоте — от 10 м до 10000 м.

Количество обнаруживаемых целей — до 48, одновременно сопровождаемых — 10, одновременно обстреливаемых — 4. При этом боевые машины дивизиона могут обмениваться информацией об обнаруженных целях и перераспределять их между собой.

И командир полка Константин Демидов, принявший на вооружение полковой комплект ЗРК, и разработчики, и высшие чины Министерства обороны утверждают, что «Тор-М2» не имеет аналогов в мире по своим боевым возможностям. Если сравнивать с лучшим американским ЗРК ближней зоны, то тут, действительно, наблюдается многократное превышение.

ЗРК M1097 Avenger был создан компанией Boeing Aerospace Company в 1989 году. Разработчики сильно не напряглись, установив на армейский внедорожник HMMWV два транспортно-пусковых контейнера на 4 ракеты «Стингер» в каждом. Также в комплект входит пулемет калибра 12,7 мм. Дальность стрельбы — 5,5 км, максимальная высота цели — 3,8 км.

Безусловно уступает российскому комплексу и франко-немецкий ЗРК «Роланд» как на колесном, так и на гусеничном шасси, эксплуатирующийся с 1977 года. Принцип наведения и сопровождения ракеты на цель такой же, как и у «Тора». Однако характеристики комплекса слабее. Ракета имеет максимальную скорость, не превышающую 1,2 М. Дальность стрельбы — 6,3 км, максимальная высота цели — 5,5 км.

Немцы около 15 лет назад приняли на вооружение новый комплекс — LeFlaSys/ASRAD, который считается совершеннее «Роланда». Но в нем присутствует некоторая несбалансированность. У комплекса прекрасные средства обнаружения и сопровождения целей по РЛС и инфракрасным каналам, основанные на мощном аппаратном и программном оснащении. Их дальность превышает 20 километров, число сопровождаемых целей — до 20. Но при этом используются ракеты от ПЗРК — «Мистраль» и «Стингер», имеющие слишком низкий потолок, чтобы бороться с высотными целями. К тому же комплекс, установленный на гусеничное шасси, вооружен лишь четырьмя ракетами.

А вот при сравнении «Тора» с израильским ЗРК Spyder-SR не все столь очевидно. Прежде всего, следует сказать, что средства обнаружения у Spyder более эффективны. Цели засекаются на расстоянии до 35 км. И при этом число сопровождаемых целей может достигать 60-и. Однако не вполне понятно, для чего нужна такая гигантомания, поскольку боевая машина вооружена лишь четырьмя ракетами. Шестиосное колесное шасси слабовато, больше ракет оно не потянет.

Любопытно решен вопрос используемых зенитных ракет. Они класса «воздух-воздух», используемые в истребительной авиации. К ним приделали пороховые ускорители и поместили в транспортно-пусковые контейнеры.

Spyder использует два типа ракет. Одна имеет радиолокационную головку самонаведения, вторая — инфракрасную. Этим обеспечивается всепогодность использования комплекса. «Слабая» ракета — инфракрасная, она имеет дальность, равную 20 км, высоту — 9 км. «Сильная» — радиолокационная с дальностью до 35 км и высотой стрельбы до 16 км. Сильной стороной «слабой» ракеты является то, что она имеет инфракрасную ГСН матричного типа с разрешающей способностью 320×240 пикселей. Обмануть ее довольно затруднительно.

Читайте также

Американцы признали: Т-90 лучше «Абрамса»

Пентагон наконец-то зауважал русский танк

Что же касается динамических характеристик израильских ракет, то известно, что они имеют максимальную скорость в 4 М. Но эта скорость исчисляется при запуске с летящего со сверхзвуковой скоростью самолета, то есть две скорости складываются. Что соотносится со скоростью ракеты «Тора» — она превышает 2,5 М. Но вот по маневренности наша ракета более эффективна, она имеет перегрузку в 30g. Израильская выдерживает лишь 12g.

Из чего можно сделать вывод, что если российский «Тор» и не имеет в мире аналогов, то далеко не по всем характеристикам.

svpressa.ru

Установлен состав ЗРК "Тор-М2" » Военное обозрение

Как сообщает блог bmpd, личный состав 538-го Тарнопольского зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии ЗВО, получившего на днях полковой комплект ЗРК 9К331М "Тор-М2", проходит обучение в 726-м учебном центре войск противовоздушной обороны Сухопутных войск в Ейске Краснодарского края.

Боевые машины 9А331М ЗРК «Тор-М2». Ейск. Март 2017 года (с) www.yeisk.info

Благодаря репортажу местного издания, удалось установить состав полкового комплекта указанного зенитного ракетного комплекса малой дальности, который вызывал неоднозначные толкования со стороны различных военных экспертов.

Местный веб-ресурс www.yeisk.info, опубликовавший данный репортаж, указывает:

Комплект состоит из четырех батарей самоходных установок, мобильного тренажера, транспортно-заряжающих и вспомогательных машин (в том числе — собственная подвижная электростанция). В каждую из батарей входят 4 зенитные установки и унифицированный батарейный командирский пункт "Ранжир-М".

Таким образом, полковой комплект ЗРК "Тор-М2" аналогичен по составу "дореформенным" (до 2009 года) зенитным ракетным полкам, оснащенным ЗРК "Тор" ранних вариантов, и включает суммарно 16 боевых машин. Ранее предполагалось, что их число может достигать 24 единиц.

Изданием описаны уже известные характеристики ЗРК: увеличенный вдвое боекомплект, представленный 16 ракетами, поражение целей на высоте от 10 м до 10 км и на расстоянии в 16 км. Скорость полета ракеты составляет до 1 км/с. Они способны сбивать цели, маневрирующие с 10-кратной перегрузкой. Благодаря новой управляющей системе ракеты способны противостоять всем видам радиоэлектронного и оптического воздействия. Совокупно это позволяет уничтожить любой существующий боевой самолёт.

topwar.ru