Внук «Катюши». Реактивная система залпового огня «Град». Военная машина град


Внук «Катюши». Реактивная система залпового огня «Град»

Перед «Градом»

«Катюша», или, как правильно она называется, реактивная пусковая установка БМ-13, сыграла в финале Второй мировой столь значимую роль, что правящая верхушка СССР сразу после окончания войны отдала инженерам приказ всячески развивать направление реактивной артиллерии.

Чем же была так хороша «Катюша» и чем так хороши машины, пришедшие ей на смену? Идея состоит в следующем: взять грузовой автомобиль, способный преодолевать пересеченную местность, и поставить на его шасси артиллерийскую часть, состоящую из подвижного пакета трубчатых направляющих, начиненных реактивными снарядами.

Действие снаряда может быть различным, но самое распространенное — осколочно-фугасное. Дальность стрельбы — километры и десятки километров. Скорость перемещения машины — как у обычного грузовика. Приведение в боевое состояние — за считанные минуты. Неудивительно, что такие установки быстро стали ценными составляющими дивизионной и полковой артиллерии армии СССР.

Первой послевоенной попыткой развить идеи «Катюши» была БМ-14, то есть «боевая машина, модель 14». Как ни удивительно, в ее создании отталкивались от опыта побежденного противника, в частности, первый снаряд для БМ-14 создавался с оглядкой на немецкую турбореактивную мину. Основным типом боеприпаса в БМ-14 стал турбореактивный осколочно-фугасный снаряд М-14-ОФ с головным взрывателем.

Снаряды заряжались в пакет из 16 трубчатых направляющих, а в полете стабилизировались за счет собственного вращения, вызванного истечением пороховых газов через наклоненные на 22° к продольной оси отверстия. Артиллерийская часть состояла из 16 гладкоствольных труб, имевших диаметр 140,3 мм и длину 1 370 мм и расположенных в два ряда на поворотной платформе.

БМ-14 приняли на вооружение в 1952 году и после этого несколько раз модернизировали. Например, в качестве шасси сначала использовали ЗИС-151, потом — ЗИС-157, а в середине 60-х — ЗИЛ-130. Артиллерийскую часть со временем облегчили аж на 3 тонны, применив вместо громоздкой фермы жесткую сварную коробку, образовывавшую подвижную люльку.

До второй половины 1960-х эту машину использовали в полках стрелковых и мотострелковых дивизий, экспортировали в страны Варшавского договора, а также в Алжир, Анголу, Вьетнам, Египет, Камбоджу, Китай, КНДР, Кубу, Сирию и Сомали, но уже в 1960-м начали готовить замену — БМ-21, получившую собственное имя «Град».

Снаряды «Града»

Вы читаете этот текст на автомобильном сайте, но нужно понимать, что суть реактивной системы залпового огня (РСЗО) — вовсе не в автомобиле. И даже не в артиллерийской установке, на автомобиль водруженной. Суть — в реактивном снаряде. Именно он способен пролететь десятки километров и низвергнуть на голову противника ревущий огонь и визжащий металл, сеющие разрушение, ужас и смерть. Это жестоко и страшно, но такова война, а именно для войны — уже третьей мировой — «Град» и проектировался.

Первым и основным боеприпасом для «Града» стал снаряд 9М22 (он же М-21-ОФ) калибром 122 мм, и он заложил тенденцию создания всех последующих подобных снарядов. С подачи главного конструктора А.Н Ганичева из тульского НИИ-147 (сейчас — ГНПП «Сплав»), выступавшего головным разработчиком всей системы «Град», корпус снаряда сделали не вырезным из стальной болванки, как прежде, а предложили получать методом раскатки и вытяжки стального листа, как при изготовлении артиллерийских гильз.

Другая особенность снаряда 9М22 заключалась в том, что лопасти стабилизатора были складными и в положении покоя удерживались специальным кольцом, не выходя за габариты снаряда. В полете лопасти раскрываются и обеспечивают стабилизирующее вращение, так как располагаются под углом 1° к продольной оси снаряда, а начальное вращение задается за счет движения направляющего штифта снаряда по винтовому пазу ствола. Снаряд имеет в длину без малого три метра (2 870 мм) и весит 66 кг, из которых 20,45 кг — ракетный пороховой заряд, а 6,4 кг — взрывчатка.

При выстреле пороховой заряд воспламеняется пирозапалом, на который подается искра от системы управления. Снаряд вылетает из направляющей со скоростью 50 м/с, а затем разгоняется до 715 м/с. На расстоянии всего в 150-450 м от артиллерийской установки в снаряде взводится головной взрыватель ударного действия. Его можно настроить на мгновенное срабатывание, на малое замедление или на большое замедление.

«Град», заряженный такими снарядами, способен поразить цель на расстоянии 20,4 км. Минимальная же дистанция выстрела, при которой сохраняется приемлемое рассеивание по дальности, составляет 3 км, хотя в принципе можно стрелять на полторы тысячи метров и даже меньше — например, в Афганистане артиллерийские части Советской армии стреляли по площадям, впервые применив на «Граде» малые углы возвышения и прямую наводку.

Снаряд 9М22 (М-21-ОФ) превосходил предыдущее поколение снарядов М-14-ОФ в 1,7 раза по фугасному действию и был в 2 раза более эффективным по осколочному. С его помощью поражают живую силу противника, а также небронированную и легкобронированную технику, артиллерийские и минометные батареи, командные пункты и «другие цели в малой тактической глубине».

Впоследствии для «Града» было выпущено несколько десятков типов снарядов, среди которых не только осколочно-фугасные, но и зажигательные, химические, создающие радиопомехи, управляемые, а также запрещенные сейчас во многих странах кассетные, имеющие просто ужасающее разрушительное действие.

Артиллерийская часть и шасси

Снаряды заряжаются в пакет из 40 трубчатых направляющих, по 10 в каждом ряду. Каждая труба несет один снаряд и имеет 3 м в длину, внутренний диаметр равен 122,4 мм. Наводить пакет труб на цель можно с электрического привода или вручную. Угол возвышения (максимальный — 55°) и горизонтального обстрела (102° влево и 70° влево) задается с помощью зубчатых передач в основании артиллерийской части.

Данные для наводки на цель готовит отдельная машина наведения IBI10 «Береза» на базе ГАЗ-66. Прицельные приспособления на установке»Град» — механический прицел, панорама и коллиматор. Для стабилизации установки при стрельбе предусмотрен торсионный уравновешивающий механизм. Залп РСЗО «Град» длится 20 секунд. За это время установка выстреливает все 40 ракет.

Шасси «Града» — это самая понятная «гражданским» автомобилистам часть «Града», хотя вариаций у нее было не мало. Изначально «Град» базировался на шасси грузовика повышенной проходимости Урал-375Д со 180-сильным бензиновым мотором ЗИЛ-375, а после модернизации машина получила название Урал-4320 и комплектуется дизельными моторами V8 моделей КАМАЗ-740, ЯМЗ-236НЕ2 или ЯМЗ-238 мощностью от 210 до 230 л.с. Для работы в условиях низких температур предусмотрен предпусковой подогреватель.

Колесная формула грузовика — 6х6, все колеса односкатные, тормоза барабанные с раздельным пневмогидравлическим приводом. Передний мост — со ШРУСами сухарикового типа. Рулевое управление — с гидроусилителем.

До 1965 года в составе трансмиссии вкупе с сухим двухдисковым сцеплением и 5-ступенчатой МКПП с синхонизаторами на I, III, IV и V передачах применялась «раздатка» с принудительно подключаемым передним мостом и возможностью блокировки межосевого дифференциала, но потом стали ставить упрощенную раздаточную коробку с постоянно включенным передним мостом и несимметричным блокируемым межосевым дифференциалом планетарного типа. «Град» на базе «Урала» считается основным или, если позволите, каноническим вариантом.

Кроме «Урала», артиллерийскую часть «Града» ставили и ставят на шасси ЗИЛ-131 (облегченная версия с меньшим количеством зарядов не для дивизионной, а для полковой артиллерии), а также на шасси КАМАЗ-5350 и МАЗ-6317 (белорусский вариант). В Чехословакии артиллерийскую установку БМ-21 производили по лицензии и устанавливали ее на восьмиколесное шасси Tatra-815. Армии других стран закупали у СССР БМ-21 и устанавливали на шасси различных грузовиков. Помимо этого, известны многочисленные «пиратские» копии БМ-21, а также самостоятельно разработанные системы, которые могут использовать снаряды «Града».

Испытания и постановка на вооружение

Установку «Град» начали проектировать в 1960-м, а уже к концу следующего года начали проводить заводские испытания первых образцов. Сроки были сжатыми — всего несколько месяцев спустя, весной 1962-го, на полигоне «Ржевка» под Ленинградом состоялись государственные испытания. По их результатам машину должны были принять на вооружение, но проблем новая система не избегла: по условиям опытная машина должна была произвести 663 выстрела и пройти 10 000 км, однако прошла всего 3 380 — сломался лонжерон шасси.

Испытания приостановили, в кратчайшие сроки пригнали доработанную машину, но слабые места выявились и у нее — теперь испытаний не выдержали карданная передача, средний и задний мосты, сгибаясь (!) под экстремальными нагрузками. В итоге только год спустя после старта «госприемки» разработчиком удалось искоренить все «недуги».

Ранней весной 1963 года РЗСО «Град» завершила комплекс испытаний и 28 марта была принята на вооружение. В том же году машины продемонстрировали генсеку Н.С. Хрущёву. Серийный выпуск БМ-21 стартовал в 1964 году на Пермском машиностроительном заводе имени В.И Ленина (он же завод №172), и в том же году «Град» успел поучаствовать в ноябрьском военном параде на Красной площади (майский парад Победы, как, собственно, и День Победы, тогда еще не проводились).

В своем конечном виде БМ-21 «Град» имела расчет из трех человек, массу в боевом положении (со снарядами и расчетом) в 13 700 кг, клиренс в 400 мм, максимальную скорость 75 км/ч, дальность хода 750 км, артиллерийскую часть из 40 стволов калибром 122 мм, дальность стрельбы от 3 до 20,4 км, время залпа 20 с. и площадь поражения 14,5 га.

Конфликт с Китаем

Боевым крещением системы «Град» и инцидентом, после которого о ней узнали и начали опасаться «стратегические противники», стал вооруженный советско-китайский конфликт на острове Даманский на реки Уссури. Всё началось 2 марта 1969 года, когда китайцы нарушили границу и расстреляли отряд советских пограничников. 15 марта 1969 года конфликт достиг апогея: на острове высадилось несколько китайских пехотных рот при поддержке артиллерийских батарей.

С нашей стороны в бой вступили бронетранспортеры и танки Т-62, но ситуацию мог переломить только массированный ответный артудар — китайцы разведали, что остров обороняют незначительные силы, и готовились атаковать крупными соединениями пехоты, «обрабатывая» остров минометным огнем.

Советская сторона еще накануне подвела к берегу 135-ю мотострелковую дивизию, в составе которой был дивизион из новейших секретных БМ-21 «Град», и просила московское начальство разрешить использование этого оружия. Однако ответа из Москвы всё не было. В 6-часовом бою на острове было уничтожено несколько советских БТР, погиб командующий Иманского погранотряда Д.В. Леонов. В 17:00 советские пограничники покинули остров. Противник тем временем усилил минометный огонь по острову — было понятно, что с китайской территории прибывают всё новые и новые силы.

В отсутствие ответа из Москвы командующий ДВО О.А. Лосик принял единоличное решение о поддержке пограничников. В 17:10 по противнику ударил артиллерийский полк, несколько минометных батарей и дивизион установок «Град». В течение 10 минут огонь накрыл ближайшие 20 километров вглубь китайской территории. В то же время в атаку на Даманский двинулись 5 советских танков, 12 БТР, 2 мотострелковые роты 199-го мотострелкового полка, а также силы пограничников в составе мотомоневренной группы.

Считается, что решающее значение в том бою — и по разрушительному действию, и по деморализации противника — оказали именно установки «Град». Идеальная цель для этих машин — это сильно вытянутые колонны на марше, поэтому удары «Града» практически смели войска, выдвигавшиеся к Даманскому, а также уничтожили резервы противника, пункты боепитания и склады. В течение 10 минут ураганного огня всё было кончено — китайцы были выбиты с Даманского острова.

«Град» нашего времени

Сейчас на вооружении Российской армии стоит около 2 500 установок БМ-21 «Град». В разное время боевые машины экспортировались примерно в 70 стран и на протяжении 1970, 1980-х, 1990-х, 2000-х и 2010-х успели поучаствовать практически во всех мало-мальски заметных вооруженных конфликтах по всей Земле.

Тактика применения системы «Град» за эти годы в разных армиях была различной. Так, в середине 1970-х в Анголе противники перемещали установки только колоннами, перестреливаясь на встречных курсах, а затем применяя тактику выталкивания и преследования отдельных машин. В Афганистане же советские военные били не по вытянутым колоннам, а наоборот, по площадям, практически уйдя от баллистических траекторий и расстреливая строения и технику противника прямой наводкой.

А «Организация освобождения Палестины» в Ливане применяла тактику кочующих установок: одна машина БМ-21 «Град» наносит удар по войскам Израиля и тут же меняет положение — скорость перемещения грузовика и развертывание в боевое положение за три с половиной минуты делают такие маневры весьма результативными.

Небо без ракет

Кроме указанных «горячих точек», «Град» применялся Азербайджаном в карабахском конфликте, Россией — в обоих чеченских кампаниях, а также в Южной Осетии в 2008-м. Использовали эти установки в вооруженных конфликтах в Анголе и Сомали, в гражданских войнах в Ливии и Сирии. А в 2014 году в вооруженном конфликте на востоке Украины такая техника применяется обеими противоборствующими сторонами…

Надо отметить, что еще в 1980-х предпринимались попытки модернизировать систему «Град» — боевая машина 9А51 «Прима» должна была нести не 40, а 50 ракет с площадью поражения в 8 раз большей и временем пребывания на позиции в 5 раз меньшим при той же дальности стрельбы, что у «Града», что позволяло использовать примерно в 15 раз меньшее количество единиц техники. «Приму» даже приняли на вооружение в 1988 году, но дальше был развал Союза, и производство так и не запустили.

Но и в своем нынешнем виде «Град», некогда задавший новый стандарт данному виду вооружений, практически непревзойден, хотя подобной техники в мире теперь предостаточно. «Град» представляет собой грозную силу, которая способна защитить интересы России. И любой другой страны. Довольно часто эта сила оказывается слишком грозной. И всегда оказывается направленной против живых людей. «Град» — прекрасный пример торжества инженерной мысли. Пример, которому самое лучшее место — в музее военной техники.

Читайте также:

www.kolesa.ru

наследник двух противников » Военное обозрение

28 марта 1963 года Советская Армия приняла на вооружение новую реактивную систему залпового огня, ставшую самой массовой в миреОгонь ведет дивизионная полевая реактивная система залпового огня БМ-21 «Град». Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Советские, а затем и российские реактивные системы залпового огня (РСЗО) стали таким же всемирно известным символом отечественной оружейной школы, как и их предшественники — легендарные «Катюши» и «Андрюши», они же БМ-13 и БМ-30. Но в отличие от той же «Катюши», история создания которой хорошо исследована и изучена, да еще и активно использовалась в пропагандистских целях, начало работ над созданием первой массовой послевоенной РСЗО — БМ-21 «Град» — часто обходили молчанием.

Секретность ли тому была причиной, или нежелание упоминать, откуда ведет свою родословную самая известная послевоенная реактивная система Советского Союза, сказать трудно. Впрочем, долгое время это и не вызывало пристального интереса, поскольку куда интереснее было наблюдать за действиями и развитием отечественных РСЗО, первая из которых была принята на вооружение 28 марта 1963 года. И вскоре после этого во всеуслышание заявила о себе, когда своими залпами фактически умножила на ноль подразделения китайской армии, укрепившиеся на острове Даманский.

А между тем, «Град», надо признать, «говорит» с немецким акцентом. И что особенно любопытно, даже имя этой реактивной системы залпового огня прямо перекликается с именем немецкой ракетной системы, которая разрабатывалась в ходе Второй Мировой войны, но так и не успела всерьез в ней поучаствовать. Зато помогла советским оружейникам, взявшим ее за основу, создать уникальную боевую систему, вот уже больше четырех десятилетий не сходящую с театров боевых действий по всему миру.

«Тайфуны» грозят «Либрейторам»

«Тайфун» — так называлось семейство неуправляемых зенитных ракет, к разработке которых немецкие инженеры из ракетного центра в Пенемюнде, прославившегося созданием первой в мире баллистической ракеты «Фау-2», приступили в середине Второй Мировой войны. Точная дата начала работ неизвестна, зато известно, когда первые опытные образцы «Тайфунов» были представлены на рассмотрение Министерства авиации Третьего рейха — в конце 1944 года.

Скорее всего, за разработку зенитных неуправляемых ракет в Пенемюнде взялись не раньше второй половины 1943 года, после того, как руководству нацистской Германии — как политическому, так и военному — стало известно о лавинообразном росте числа средних и тяжелых бомбардировщиков у стран-участниц антигитлеровской коалиции. Но чаще всего исследователи приводят в качестве реальной даты начала работ над зенитными ракетами начало 1944 года — и это похоже на правду. Ведь с учетом имеющихся наработок по ракетному оружию конструкторам-ракетчикам из Пенемюнде не требовалось больше полугода, чтобы создать новый тип ракетного вооружения.

Неуправляемые зенитные ракеты «Тайфун» представляли собой 100-миллиметровые ракеты с жидкостным («Тайфун-F») или твердотопливным («Тайфун-Р») двигателем, 700-граммовой боевой частью и установленными в хвостовой части стабилизаторами. Именно они, по замыслу разработчиков, должны были стабилизировать ракету на курсе, чтобы обеспечить дальность полета и кучность попадания. Причем стабилизаторы имели небольшой наклон в 1 градус относительно горизонтальной плоскости сопла, что придавало ракете вращение в полете — по аналогии с выпущенной из нарезного оружия пулей. Кстати, винтовыми были и направляющие, с которых запускались ракеты — с той же целью придать им вращение, обеспечивающее дальность и кучность. В итоге «Тайфуны» достигали высоты в 13-15 километров и могли стать грозным зенитным оружием.

Схема неуправляемой зенитной ракеты «Тайфун». Фото с сайта http://www.astronaut.ru

Варианты «F» и «Р» отличались не только двигателями, но и внешне — габаритами, массой и даже размахом стабилизаторов. У жидкостной «F» он составлял 218 мм, у твердотопливной «Р» — на два миллиметра больше, 220. Разной, хотя и не слишком, была и длина ракет: 2 метра у «Р» против 1,9 у «F». А вот вес различался кардинально: «F» весила чуть больше 20 кг, тогда как «Р» — почти 25!Пока инженеры в Пенемюнде изобретали ракету «Тайфун», их коллеги с завода «Шкода» в Пильзене (нынешний чешский Пльзень) разрабатывали пусковую установку. В качестве шасси для нее выбрали лафет от самой массовой зенитной пушки Германии — 88-миллиметровой, производство которого было хорошо отработано и велось массово. На него устанавливали 24 (на опытных образца) или 30 (на принятом на вооружение) направляющих, и этот «пакет» получал возможность кругового обстрела при больших углах возвышения: как раз то, что и требовалось для залповой стрельбы неуправляемыми зенитными ракетами.

Поскольку, несмотря на новизну оборудования, в серийном производстве каждая ракета «Тайфун», даже более трудоемкая «F», не превышала 25 марок, заказ был сразу сделан на 1000 ракет типа «Р» и 5000 типа «F». Следующий был уже куда крупнее — 50 000, а к маю 1945 года планировалось каждый месяц выпускать по 1,5 миллиона ракет этой модели! Что, в принципе, было не так уж и много, если учесть, что каждая ракетная батарея «Тайфунов» состояла из 12 пусковых установок по 30 направляющих, то есть общий ее залп составлял 360 ракет. Таких батарей, по замыслу Министерства авиации, к сентябрю 1945 года нужно было организовать аж 400 — и тогда бы они за один залп выпускали по армадам английских и американских бомбардировщиков по 144 тысячи ракет. Так что ежемесячных полутора миллионов только-только хватало бы на десять таких залпов…

«Стриж», вылетевший из «Тайфуна»

Но ни к маю, ни тем более к сентябрю 1945 года никаких 400 батарей и 144 тысяч ракет одним залпом не получилось. Общий выпуск «Тайфунов», по данным военных историков, составил всего 600 штук, которые ушли на испытания. Во всяком случае, точных сведений об их боевом применении нет, а уж воздушное командование союзников не упустило бы случай взять на заметку применение нового зенитного оружия. Однако и без того и советские военные специалисты, и их коллеги-союзники сразу оценили, какой интересный экземпляр вооружения попал им в руки. Точное число ракет «Тайфун» обоих типов, которые оказались в распоряжении инженеров Красной Армии, неизвестно, но можно предположить, что это были не единичные экземпляры.

Дальнейшая судьба ракетных трофеев и разработок на их основе определялась знаменитым постановлением № 1017-419 сс Совета министров СССР «Вопросы реактивного вооружения» от 13 мая 1946 года. Работы по «Тайфунам» разделили, исходя из разницы в двигателях. Жидкостными «Тайфунами F» занялись в СКБ при НИИ-88 Сергея Королева — так сказать, по подведомственности, ведь туда же передавались и работы по всем остальным жидкостным ракетам, прежде всего по «Фау-2». А твердотопливными «Тайфунами Р» предстояло заняться созданному тем же постановлением КБ-2, вошедшему в структуру Министерства сельскохозяйственного машиностроения (вот она, всепроникающая секретность!). Именно этому КБ и предстояло создать отечественный вариант «Тайфуна Р» — РЗС-115 «Стриж», ставший прообразом реактивного снаряда для будущего «Града».

Направлением «Стриж» в КБ-2, которое с 1951 года объединилось с заводом №67 — бывшими «Мастерскими тяжелой и осадной артиллерии» — и стало называться Государственным специализированным НИИ-642, занимался будущий академик, дважды Герой Социалистического Труда, создатель знаменитых ракетных комплексов «Пионер» и «Тополь» Александр Надирадзе. Под его началом разработчики «Стрижа» довели работу над этой ракетой до испытаний, которые проводились на полигоне Донгуз — в то время единственном полигоне, на котором отрабатывались все виды систем противовоздушной обороны. На эти испытания бывший «Тайфун Р», а ныне «Стриж» Р-115 — основной элемент реактивной зенитной системы РЗС-115 «Ворон» — вышел в ноябре 1955 года с новыми характеристиками. Его вес теперь достигал почти 54 кг, длина выросла до 2,9 метра, а вес взрывчатого вещества в боевой части — до 1,6 кг. Увеличились и дальность стрельбы по горизонтали — до 22,7 км, и высота стрельбы — максимальная теперь составляла 16,5 км.

Радиолокационная станция СОЗ-30, входившая в систему РЗС-115 «Ворон». Фото с сайта http://militaryrussia.ru

Согласно техническому заданию, батарея системы «Ворон», состоявшая из 12 пусковых установок, должна была за 5-7 секунд выпускать до 1440 ракет. Такой результат достигался за счет использования новой пусковой установки, спроектированной в ЦНИИ-58 под руководством легендарного артиллерийского конструктора Василия Грабина. Она была буксируемой и несла на себе 120 (!) трубчатых направляющих, причем этот пакет имел возможность кругового обстрела максимальный угол возвышения 88 градусов. Поскольку ракеты были неуправляемыми, то стрельба ими велась аналогично стрельбе из зенитного орудия: наведение на цель осуществлялось по указанию пункта управления стрельбой с радиолокационной станцией орудийной наводки.

Именно такие характеристики и показала система РЗС-115 «Ворон» на комплексных полигонных испытаниях, которые проходили с декабря 1956 года по июнь 1957-го. Но ни большая мощность залпа, ни солидный вес боевой части «Стрижа» не компенсировали его главного недостатка — малой высоты стрельбы и неуправляемости. Как отметили в своем заключении представители командования ПВО, «вследствие малой досягаемости снарядов «Стриж» по высоте и дальности (высота 13,8 км при дальности 5 км), ограниченных возможностей системы при стрельбе по низколетящим целям (менее чем под углом 30°), а также недостаточного выигрыша в эффективности стрельбы комплекса по сравнению с одной-тремя батареями 130- и 100-мм зенитных пушек при значительно большем расходе снарядов, реактивная зенитная система РЗС-115 не может качественно улучшить вооружение зенитных артиллерийских войск ПВО страны. На вооружение Советской армии для оснащения частей зенитных артиллерийских войск ПВО страны систему РЗС-115 принимать нецелесообразно».

Действительно, ракета, которая в середине 1940-х легко справлялась бы с «Летающими крепостями» и «Либрейторами», десять лет спустя уже ничего не могла сделать с новыми стратегическими бомбардировщиками В-52 и все более быстрыми и маневренными реактивными истребителями. И потому осталась всего лишь опытной системой — зато ее главный компонент превратился в снаряд для первой отечественной реактивной системы залпового огня М-21 «Град».

Из зенитных — в наземные

Реактивная боевая машина БМ-14-16 — одна из систем, на смену которым предназначался будущий «Град». Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Что примечательно: постановление Совета министров СССР № 17, в котором НИИ-642 предписывалось подготовить проект разработки армейского осколочно-фугасного снаряда на основе Р-115, вышло 3 января 1956 года. В это время еще только-только разворачивались полигонные испытания двух пусковых установок и 2500 ракет «Стриж», а об испытаниях всего комплекса «Ворон» не было и речи. Тем не менее, в военной среде нашелся достаточно опытный и умный человек, который оценил возможности применения многоствольной пусковой установки с реактивными снарядами не против самолетов, а по наземным целям. Весьма вероятно, что на эту мысль его натолкнуло зрелище «Стрижей», стартующих из ста двадцати стволов — наверняка оно очень напоминало залп батареи «Катюш».

Реактивная система БМ-24 на учениях. Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Но это была только одна из причин, по которой неуправляемые зенитные ракеты было решено переделать в такие же неуправляемые реактивные снаряды для поражения наземных целей. Другой причиной была явно недостаточная мощность залпа и дальность стрельбы стоявших на вооружении Советской Армии систем. Более легкие и, соответственно, более многоствольные БМ-14 и БМ-24 могли выпустить разом 16 и 12 реактивных снарядов соответственно, но на дальность не больше 10 километров. Более мощная БМД-20 с ее 200-миллиметровыми оперенными снарядами стреляла почти на 20 километров, но могла за один залп выпустить всего четыре ракеты. А новые тактические выкладки однозначно требовали реактивной системы залпового огня, для которой 20 километров будут не просто максимальной, а максимально эффективной, и у которой при этом суммарная мощность залпа вырастет по сравнению с имеющимися по крайней мере вдвое.

Боевые машины БМД-20 на ноябрьском параде в Москве. Фото с сайта http://www.rusmed-forever.ru

Исходя из этих вводных, можно было предположить, что для ракеты «Стриж» заявленная дальность вполне достижима уже сейчас — но вес взрывчатого вещества боевой части явно недостаточен. При этом избыток дальности вполне позволял увеличить мощность боеголовки, за счет чего дальность должна была упасть, но не слишком сильно. Именно это и предстояло просчитать и проверить на практике конструкторам и инженерам ГСНИИ-642. Но на эту работу им оказалось отведено очень немного времени. В 1957 году началась чехарда с трансформациями и пересмотрами направлений деятельности института: сначала его объединили с ОКБ-52 Владимира Челомея, назвав новую структуру НИИ-642, а год спустя, в 1958-м, после упразднения этого института бывший ГСНИИ-642 превратился в филиал челомеевского ОКБ, после чего Александр Надирадзе перешел на работу в НИИ-1 Миноборонпрома (нынешний Московский институт теплотехники, носящий его имя) и сконцентрировался на создании баллистических ракет на твердом топливе.

А тематика армейского реактивного осколочно-фугасного снаряда с самого начала не вписывалась в направление работы новообразованного НИИ-642, и в конце-концов ее передали на доработку в тульский НИИ-147. С одной стороны, это было совершенно не его проблематика: тульский институт, созданный в июле 1945 года, занимался научно-исследовательскими работами в области производства артиллерийских гильз, разрабатывая новые материалы для них и новые методы изготовления. С другой, для «артиллерийского» института это был серьезный шанс сохраниться и приобрести иной вес: Никита Хрущев, сменивший Иосифа Сталина на посту главы Советского Союза, был категорическим сторонником развития ракетного оружия в ущерб всему остальному, прежде всего артиллерии и авиации. И главный конструктор НИИ-147 Александр Ганичев не стал упираться, получив приказ приняться за совершенно новое для него дело. И не прогадал: через несколько лет тульский НИИ превратился в крупнейшего в мире разработчика реактивных систем залпового огня.

«Град» разворачивает крылья

Но прежде чем это произошло, коллективу института пришлось приложить колоссальные усилия, осваивая совершенно новую для них сферу — ракетостроение. Меньше всего проблем было с изготовлением корпусов для будущих реактивных снарядов. Эта технология не слишком отличалась от технологии изготовления артиллерийских гильз, разве что длина другая. А в активе НИИ-147 была разработка метода глубокой вытяжки, которую можно было приспособить и для производства более толстостенных и прочных оболочек, которыми являются камеры сгорания двигателей реактивных снарядов.

Труднее было с выбором системы двигателя для реактивного снаряда и самой его компоновочной схемой. После долгих изысканий осталось только четыре варианта: два — со стартовыми пороховыми двигателями и маршевыми твердотопливными разной конструкции, и еще два — с двухкамерными твердотопливными двигателями без стартового порохового, с жестко закрепленными и со складывающимися стабилизаторами.В конечном итоге выбор остановили на реактивном снаряде с двухкамерным твердотопливным двигателем и складывающимися стабилизаторами. Выбор силовой установки был понятен: наличие стартового порохового двигателя усложняло систему, которая должна была быть простой и дешевой в производстве. А выбор в пользу складывающихся стабилизаторов объяснялся тем, что нескладные стабилизаторы не позволяли установить на одной пусковой установке больше 12-16 направляющих. Это определялось требованиями к габаритам пусковой установки для перевозки ее по железной дороге. Но проблема была в том, что такое же количество направляющих было у БМ-14 и БМ-24, а создание новой РСЗО предусматривало в том числе и увеличение числа реактивных снарядов в одном залпе.

РСЗО БМ-21 «Град» на учениях в Советской Армии. Фото с сайта http://army.lv

В итоге от жестких стабилизаторов решено было отказаться — несмотря на то, что в то время господствовала точка зрения, согласно которой раскрывающиеся стабилизаторы неизбежно должны быть менее эффективными из-за зазоров между ними и корпусом ракеты, которые возникают при установке шарниров. Чтобы убедить своих оппонентов в обратном, разработчикам пришлось провести натурные испытания: на нижнетагильском полигоне «Старатель» с переделанного станка от системы М-14 провели контрольные стрельбы двумя вариантами реактивных снарядов — с жестко установленными и складывающимися стабилизаторами. Результаты стрельбы не выявили преимущества того или иного типа по точности и дальности, а значит, выбор определялся только возможностью монтажа на пусковой установке большего числа направляющих.

Так реактивные снаряды для будущей реактивной системы залпового огня «Град» получили — впервые в отечественной истории! — раскрываемое при старте оперение, состоящее из четырех изогнутых лопастей. При заряжании их удерживало в сложенном состоянии специальное кольцо, надеваемое на нижнюю часть хвостового отсека. Снаряд вылетал из пусковой трубы, получив первоначальное вращение за счет винтового паза внутри направляющей, по которому скользил штифт в хвостовой части. А как только он оказывался на свободе, раскрывались стабилизаторы, которые так же, как и у «Тайфуна», имели отклонение от продольной оси снаряда на один градус. За счет этого снаряд получал относительно медленное вращающее движение — порядка 140-150 оборотов в минуту, которое и обеспечивало ему стабилизацию на траектории и кучность попадания.

Что получила Тула

Примечательно, что в последние годы в исторической литературе, посвященной созданию РСЗО «Град», чаще всего говориться о том, что НИИ-147 получил в руки практически готовый реактивный снаряд, каковым являлся Р-115 «Стриж». Дескать, невелика была заслуга института в том, чтобы довести чужую разработку до серийного производства: всего-то что придумать новый метод горячей вытяжки корпуса — и все!Между тем, есть все основания считать, что конструкторские усилия специалистов НИИ-147 были куда более существенными. По всей видимости, они получили от своих предшественников — подчиненных Александра Надирадзе из ГСНИИ-642 — только их наработки по возможности приспособления неуправляемого зенитного реактивного снаряда к применению по наземным целям. Иначе трудно объяснить, зачем 18 апреля 1959 года заместитель директора НИИ-147 по научной части, и он же главный конструктор института Александр Ганичев отправил письмо, получившее исходящий №01844 на имя начальника 1-го управления Артиллерийского научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (АНТК ГАУ) генерал-майора Михаила Соколова с просьбой дать разрешение ознакомить представителей НИИ-147 с данными снаряда «Стриж» в связи с разработкой снаряда к системе «Град».

Общая схема боевой машины БМ-21, взходящий в реактивную систему залпового огня «Град». Фото с сайта http://www.russianarms.ru

И добро было бы только это письмо! Нет, есть и ответ на него, который подготовил и отправил на имя директора НИИ-147 Леонида Христофорова заместитель начальника 1-го главного управления АНТК инженер-полковник Пинчук. В нем говорится, что Артиллерийский научно-технический комитет направляет в Тулу отчет по испытаниям снаряда Р-115 и чертежи на корпус двигателя данного снаряда — с тем, чтобы эти материалы могли использоваться при разработке реактивного снаряда к будущей системе «Град». Что любопытно, и отчет, и чертежи давались тулякам на время: их надлежало вернуть в 1-е Управлению АНТК ГАУ до 15 августа 1959 года.

Судя по всему, эта переписка как раз и касалась поиска решения проблемы, какой именно двигатель лучше всего использовать на новом реактивном снаряде. Так что утверждать, будто «Стриж», так же как и его прародитель «Тайфун Р», являются точной копией снаряда для будущего «Града» — как минимум несправедливо по отношению к тульскому НИИ-147. Хотя, как видно из всей предыстории разработки БМ-21, следы германского ракетного гения в этой боевой установке, без сомнения, присутствуют.

Кстати, весьма примечательно, что туляки обращались не к кому-нибудь, а именно к генерал-майору Михаилу Соколову. Этот человек, в мае 1941 года закончивший Артиллерийскую академию им. Дзержинского, участвовал в подготовке к демонстрации руководству СССР первых экземпляров легендарной «Катюши»: как известно, она проходила в подмосковном Софрино 17 июня того же года. Кроме того, он был одним из тех, кто готовил экипажи этих боевых машин и вместе с первым командиром батареи «Катюш» капитаном Иваном Флеровым обучал бойцов обращению с новой техникой. Так что реактивные системы залпового огня были для него не просто хорошо знакомым предметом — можно сказать, он посвятил им практически всю свою военную жизнь.

Есть и другая версия того, как и почему тульский НИИ-147 получил 24 февраля 1959 года приказ Государственного комитета Совета министров СССР по оборонной технике на разработку дивизионной реактивной системы залпового огня. Согласно ей, первоначально созданием новой системы с использованием доработанной ракеты «Стриж» должно было заниматься свердловское СКБ-203, образованное в 1949 году специально для разработки и опытного производства наземной ракетной техники. Дескать, когда в СКБ-203 поняли, что не могут выполнить требование по размещению 30 направляющих на установке, поскольку мешают нескладные стабилизаторы ракеты, то пришли к идее со складным оперением, которое удерживается кольцом при заряжании. Но поскольку заниматься собственно доведением этой модернизации ракеты до серийного производства в СКБ-203 не могли, пришлось искать исполнителя на стороне, и по счастливой случайного главный конструктор бюро Александр Яскин познакомился в ГРАУ с туляком Александром Ганичевым, который согласился взяться за эту работу.

БМ-21 на учениях Национальной народной армии ГДР — одной из стран Варшавского договора, где «Град» стоял на вооружении. Фото с сайта http://army.lv

Версия эта, не имеющая никаких документальных подтверждений, выглядит, мягко говоря, странно, и потому оставим ее на совести ее разработчиков. Отметим только, что в плане опытно-конструкторских работ на 1959 год, утвержденном министром обороны СССР и согласованном с Государственным комитетом Совета министров СССР по оборонной технике, головным исполнителем по теме «Град» назван московский НИИ-24 — будущий Научно-исследовательский машиностроительный институт имени Бахирева, в то время бывший основным разработчиком боеприпасов. И логичнее всего, что разработку реактивного снаряда в НИИ-24 решено было переложить на плечи коллег из тульского НИИ-147, а за свердловским СКБ-203, да еще и недавно организованным, оставить их сугубо профессиональную сферу — разработку пусковой установки.

Остров Даманский — и далее везде

12 марта 1959 были утверждены «Тактико-технические требования на опытно-конструкторскую работу №007738 «Дивизионная полевая реактивная система «Град», в которых еще раз распределялись роли разработчиков: НИИ-24 — головной разработчик, НИИ-147 — разработчик двигателя для реактивного снаряда, СКБ-203 — разработчик пусковой установки. 30 мая 1960 года увидело свет постановление Совета министров СССР № 578-236, которое задавало начало работ по созданию уже не опытной, а серийной системы «Град». Этим документом на СКБ-203 возлагалось создание боевой и транспортной машин для РСЗО «Град», на НИИ-6 (сегодня — Центральный НИИ химии и механики) — разработка новых сортов пороха марки «РСИ» для твердотопливного заряда двигателя, на ГСКБ-47 — будущее НПО «Базальт» — создание боевой части для реактивных снарядов, на Научно-исследовательский технологический институт в Балашихе — разработка механических взрывателей. А затем Главное артиллерийское управление Минобороны выдало тактико-технические требования на создание «Полевой реактивной системы «Град», которая рассматривалась уже не как опытно-конструкторская тема, а как создание серийной системы вооружения.После выхода правительственного постановление прошло полтора года, прежде чем первые две боевых машины новой РСЗО «Град», созданных на базе автомобиля «Урал-375Д», были представлены военным из Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны СССР. Через три месяца, 1 марта 1962 года, на артиллерийском полигоне «Ржевка» под Ленинградом начались полигонные испытания «Града». А год спустя, 28 марта 1963 года, разработка БМ-21 закончилась принятием постановления Совета министров СССР о постановке новой реактивной системы залпового огня «Град» на вооружение.

«Грады» ранних выпусков на дивизионных учениях в Советской Армии. Фото с сайта http://army.lv

Спустя еще десять месяцев, 29 января 1964 года появилось новое постановление — о запуске «Градов» в серийное производство. А 7 ноября 1964 года первые серийные БМ-21 приняли участие в традиционном параде по случаю очередной годовщины Октябрьской революции. Глядя на эти грозные установки, каждая из которых могла выпустить четыре десятка реактивных снарядов, ни москвичи, ни иностранные дипломаты и журналисты, ни даже многие военные-участники парада не догадывались, что в действительности ни одна из них не способна к полноценной боевой работе из-за того, что на заводе не успели получить и установить электропривод артиллерийской части.Через пять лет, 15 марта 1969 года «Грады» приняли свое боевое крещение. Случилось это во время боев за остров Даманский на реке Уссури, где советским пограничникам и военным пришлось отражать атаки китайской армии. После того, как ни пехотной атакой, ни танками китайских солдат так и не удалось вытеснить с захваченного острова, решено было применить новую артиллерийскую систему. В бой вступил 13-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион под командованием майора Михаила Ващенко, входивший в состав артиллерии 135-й мотострелковой дивизии, которая принимала участие в отражении китайской агрессии. Как и полагалось по штату мирного времени, дивизион имел на своем вооружении боевых машин БМ–21 «Град» (по штатам времени военного их число возрастало до 18 машин). После того, как «Грады» дали залп по Даманскому, китайцы в течение десяти минут потеряли, по разным данным, до 1000 человек только убитыми — и подразделения НОАК обратились в бегство.

Реактивные снаряды к БМ-21 и сама пусковая установка, попавшие в руки афганских талибов после ухода советских войск из страны. Фото с сайта http://army.lv

После этого «Град» воевал почти непрерывно — правда, в основном за пределами территории Советского Союза и России. Наиболее массовым применением этих реактивных систем нужно, видимо, считать их участие в боевых действиях в Афганистане в составе Ограниченного контингента советских войск. На своей земле БМ-21 были вынуждены стрелять в ходе обеих чеченских кампаний, а на чужой — пожалуй, в половине государств мира. Ведь, помимо Советской Армии, на вооружении их имели армии еще полусотни государств, не считая тех, что оказывались в руках незаконных вооруженных формирований.

На сегодняшний день БМ-21 «Град», завоевавшая звание самой массовой реактивной системы залпового огня в мире, понемногу снимается с вооружения российской армии и флота: по состоянию на 2016 год, в строю числятся всего 530 этих боевых машин (еще около 2000 находятся на хранении). На смену ему пришли новые РСЗО — БМ-27 «Ураган», БМ-30 «Смерч» и 9К51М «Торнадо». Но окончательно списывать «Грады» со счетов рано — так же, как некогда оказалось рано отказываться реактивных систем залпового огня как таковых, на что пошли на Западе и не захотели пойти в СССР. И не прогадали.

Принятая на вооружение Советской Армии РСЗО БМ-21 «Град» до сих пор стоит на вооружении Армии России. Фото с сайта http://army.lv

topwar.ru

Реактивная система залпового огня «Мини-Град» » Военное обозрение

Характерной чертой локальных конфликтов последних лет стали т.н. технички – автомобили с установленным на них вооружением. Ввиду кустарного происхождения в качестве базы для такой боевой машины может использоваться любой подходящий автомобиль, на который монтируется любое имеющееся оружие. Разные вооруженные формирования собственными силами строят «технички» с пулеметным, пушечным, а иногда и ракетным вооружением. Как показывает практика, подобная техника при грамотном ее использовании способна оказывать заметное влияние на ход боевых действий. Видя определенные успехи «техничек», российское Научно-производственное предприятие «Старт» (г. Екатеринбург) решило создать свой вариант подобной техники на базе более серьезных компонентов, изначально предназначенных для ведения боевых действий.

На выставке Russian Arms Expo-2013 НПП «Старт» распространило рекламные материалы по своей новой разработке. Проект «Мини-Град» подразумевает создание реактивной системы залпового огня на базе доступного автомобильного шасси. К примеру, в рекламных материалах фигурирует боевая машина на основе броневика «Тигр» отечественного производства. Вероятно, по желанию заказчика базой для боевой машины может стать любой другой автомобиль с подходящими характеристиками.

К сожалению, на данный момент о проекте «Мини-Град» известно очень мало. Фактически в общий доступ попало лишь изображение гипотетической боевой машины и некоторые характеристики ее вооружения. Тем не менее, и столь скудные сведения позволяют представить примерный облик боевой машины, а также сделать некоторые предположения о ее перспективах.

На единственном изображении новой малогабаритной РСЗО видно, что на базовом автомобиле предлагается монтировать сравнительно небольшую пусковую установку с направляющими для неуправляемых ракет. В габариты автомобиля «Тигр» можно вписать боевой модуль с 20 направляющими. Калибр неуправляемых ракет – 81,5 или 105 миллиметров. Таким образом, возможен выпуск двух вариантов реактивной системы залпового огня, использующих различные боеприпасы. Заявленная дальность стрельбы равняется 10 километрам. На подготовку к стрельбе перспективная боевая машина будет тратить около 20 секунд. Возимый боезапас «Мини-Града» составляет 40 ракет. На полную перезарядку пусковой установки, как утверждается, должно уходить не более трех минут.

Согласно рекламным материалам, РСЗО «Мини-Град» предназначена для разведывательных подразделений, подразделений МВД, воздушно-десантных и пограничных войск. Задача боевой машины – уничтожение живой силы, легкобронированной техники и сооружений противника. Таким образом, новая боевая машина должна заметно повысить боевые возможности соответствующих подразделений. Однако облик системы «Мини-Град» значительно отличается от прочих РСЗО, что может вызывать массу вопросов.

Из имеющейся информации можно сделать некоторые выводы. Очевидно, реактивная система залпового огня «Мини-Град» имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Такая неоднозначность проекта может быть поводом для массы споров.

К плюсам боевой машины можно отнести ее огневую мощь. Залп из 20 неуправляемых ракет позволит «Мини-Граду» выполнять задачи тех типов, которые ранее возлагались на «полноценные» реактивные системы залпового огня. При этом новая РСЗО, имея небольшие габариты и сравнительно неплохую подвижность, оказывается способной быстро подходить к цели на дистанцию стрельбы и открывать огонь. Таким образом, основной задачей нового комплекса «Мини-Град» могут быть атаки небольших целей с относительно слабой защитой.

Особенности комплекса вооружения РСЗО «Мини-Град» могут вызывать некоторые сомнения в целесообразности существования подобных боевых машин. Бронеавтомобиль с пусковой установкой для неуправляемых ракет сам по себе является достаточно странной вещью с неоднозначными перспективами. К примеру, большие сомнения вызывает роль подобной техники в структуре вооруженных сил или силовых подразделений. Из-за своих характеристик новый «Мини-Град» не сможет заменить реактивные системы залпового огня существующих моделей и выполнять их задачи. Таким образом, для новой РСЗО остаются лишь задачи, решение которых связано с методикой «ударил-сбежал».

Отдельным вопросом в контексте потенциала и перспектив новой РСЗО «Мини-Град» является выбор целей и операций, в которых ее можно применить. Вероятно, немалое количество целей, уничтожение которых может быть поручено расчету подобной техники, можно атаковать другими средствами, включая ствольную артиллерию и авиацию.

В целом, проект «Мини-Град», равно как его перспективы, на данный момент вызывает массу вопросов и не дает желаемое количество ответов. При этом в ряде случаев эксплуатация и применение такой техники выглядит необоснованным и бесполезным. Так, подобные «мини-РСЗО» вряд ли смогут занять какое-либо место в российских вооруженных силах. В то же время, техника такого класса, в силу сочетания габаритов и огневой мощи, может заинтересовать воздушно-десантные войска, которым нужны компактные и легкие боевые машины.

Кроме того, РЗСО такого типа могут быть интересны третьим странам. В ходе локальных конфликтов последних лет активно использовались импровизированные боевые машины, вооруженные не только ствольными системами. На полях сражений от Приднестровья до Сирии иногда встречались и встречаются гражданские автомобили с установленными на них направляющими для неуправляемых ракет. При всей своей специфике подобная техника позволяет значительно поднять боевые возможности соединения, оснащенного «техничками» с пулеметным вооружением. Таким образом, проект «Мини-Град» может заинтересовать небольшие небогатые страны, нуждающиеся в максимально дешевом обновлении вооруженных сил.

Трудно говорить, какие именно страны проявят интерес к новой реактивной системе залпового огня «Мини-Град». Судя по имеющимся данным, новый проект имеет несколько характерных преимуществ, но при этом не лишен недостатков. Из-за этого потенциальному заказчику придется оценить совокупные характеристики боевой машины и сделать выводы о необходимости техники с такими возможностями. Нельзя исключать, что первые предложения о закупке РСЗО «Мини-Град» появятся в самое ближайшее время. Однако специфический облик этой боевой машины не позволяет говорить об этом как о наиболее вероятном варианте развития событий. Будем надеяться, ближайшее будущее позволит узнать, насколько правильным и нужным является проект «Мини-Град».

По материалам сайтов:http://gurkhan.blogspot.ru/http://twower.livejournal.com/

topwar.ru

Военное дело - град

Состав комплекса

В состав Полевой реактивной системы БМ-21, более известной как РСЗО «Град»(Индекс ГРАУ — 9К51) — реактивная система залпового огня) входит боевая машина БМ-21 (Индекс ГРАУ — 2Б5, шасси «Урал-375Д», в дальнейшем была создана боевая машина БМ-21-1 на доработанном шасси грузового автомобиля повышенной проходимости «Урал-4320»), неуправляемый реактивный снаряд М-21ОФ калибра 122 мм (штатный, позже было разработано целое семейство снарядов данного калибра). Для транспортировки снарядов в ящиках могут использоваться грузовые автомобили народнохозяйственного назначения, а для транспортировки без ящиков — транспортная машина с комплектом стеллажей 9Ф37. Система М-21 была создана для вооружения дивизионной артиллерии в НИИ-147 (ныне ФГУП "ГНПП «Сплав» (г. Тула) под руководством главного конструктора Александра Никитовича Ганичева, а также смежных предприятий, среди которых НИИ-6 (г. Москва) и СКБ-203 (г. Свердловск, ныне Екатеринбург). По данным Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (г. Подольск) в ходе работ прорабатывались несколько типов реактивных снарядов: 1. с комбинированным пороховым стартовым двигателем и маршевым ПВРД на твердом топливе в виде четырех гондол с воздухозаборниками, которые крепились автономно в хвостовой части. 2. снаряд с такой же конструктивной схемой с отличием в том, что твердое топливо маршевого двигателя было сконцентрировано в одном центральном отсеке в виде двух цилиндров, а при неполном сгорании продукты его вытекали через четыре отверстия в гондолы, где происходило их полное сгорание в воздушном потоке. 3. снаряд с жесткими стабилизаторами. 4. снаряд со складывающимися лопастями блока стабилизатора. В результате проведенных работ был создан неуправляемый реактивный снаряд М-21ОФ (с осколочно-фугасной головной частью, включающей две сварные рифлёные втулки для обеспечения повышения осколочного воздействия) и двухкамерным ракетным двигателем с одним зарядом, но разных размеров, из баллиститного твердого топлива в каждой камере и блоком стабилизатора со складывающимися лопастями.

Модификации

Полевая реактивная система М-21 стала базовой для ряда других отечественных систем для стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 122 мм: «9К59 Прима», «9К54 Град-В», «Легкая переносная реактивная система Град-П», «А-215 Град-М», «9К55 Град-1», БМ-21ПД «Дамба».

A также ряда иностранных систем, включая «RM-70», «RM-70/85», «RM-70/85М», «APRA», «PRL111», «PRL113», «Type 81», «Type 83», «Type 84», «Type 89», «Type 90», «Type 90A», «Type 90B», «BM-11», «HADID», «Lynx (Naiza,Найза», «Modular», «WP40 Langusta», «Град-1А БелГрад».

РСЗО «Град-В» (9К54) представляет собой десантируемую (облегчённую) модификацию с боевой машиной 9П125 на базе грузового автомобиля ГАЗ-66Вдля ВДВ с 12-ю направляющими. .

РСЗО «Град-1» (9К55) представляет собой модификацию системы «Град» с боевой машиной 9П138 на базе грузового автомобиляЗИЛ-131 с 36 направляющими для полковой артиллерии (а не для дивизионной), например, для морской пехоты.

РСЗО «Прима» (9К59) представляет собой модификацию системы «Град» повышенного огневого могущества на базе грузового автомобиля Урал 4320 с 50 направляющими.

РСЗО «Град-1А» (БелГрад) представляет собой белорусскую модификацию системы «Град» с боевой машиной на базе грузового автомобиля МАЗ-6317.

Также была создана усовершенствованная боевая машина 2Б17 на базе грузового автомобиля повышенной проходимости «Урал-4320».

Общая характеристика

БМ RM-70, с артиллерийской частью от БМ БМ-21, на базе семейства шассиTatra чешского производства

Боевая машина БМ-21 на базе грузового автомобиля Урал-375Д

Принята на вооружение в 1963 году. Калибр снаряда - 122 мм. Количество снарядов для залпа: 40 штук. Максимальная дальность поражения цели до 20,4 км. Артиллерийская часть монтируется на доработанных типах шасси грузовых автомобилей семейств «Урал-375» или «Урал-4320» в зависимости от модификации. Модификация «Град-1» монтируется на «ЗИЛ-131». Скорость передвижения боевых машин 75-90 км/ч. В систему входит комплекс автоматизированного управления огнём «Виварий».

Белорусская модификация - боевая машина РСЗО «Град-1А» (БелГрад) монтируется на доработанном шасси грузового автомобиля МАЗ-6317. Максимальная скорость: 85 км/ч, запас хода: 1200 км, масса БМ: 16,45 т. Расчет БМ: 6 чел. Везет запасной боекомплект в количестве 60 ракет. Время перезаряжания: 7 мин.

Использование

Все серьезные вооруженные конфликты с 1964 г. в которых участвовали СССР и постсоветские государства.

Будет заменен на более совершенный бикалиберный РСЗО Торнадо

Применение

Макеты 122-мм реактивных снарядов

Предназначена для поражения открытой и укрытой живой силы, небронированной техники и бронетранспортеров в районе сосредоточения, артиллерийских и минометных батарей, командных пунктов и других целей. Активно использовались в Анголе, Афганской войне (1979—1989), Карабахском конфликте,Чеченской войне в Войне в Южной Осетии, Сомали и других вооружённых конфликтах.

ДАЛЕЕ

voinanet.ucoz.ru

БМ-21 "Град" - реактивная система залпового огня

В годы Великой Отечественной войны советская реактивная артиллерия проявила себя как могучее оружие на полях сражений. Тогда фронт получил более 10 тысяч многозарядных самоходных пусковых установок и более 12 миллионов реактивных снарядов. В составе гвардейских миномётных частей насчитывалось 38 отдельных дивизионов, 114 полков, 11 бригад и 7 дивизий реактивной артиллерии.

После окончания войны были предприняты шаги по улучшению и модернизации реактивных систем залпового огня (РСЗО) с учётом последних достижений техники и опыта боевого применения. Так, в 1945 г была начата разработка боевой машины дальнобойной 200-мм реактивной системы залпового огня МД-20 «Шторм-1» со снарядом ДРСП-1 За ней последовала 140-мм боевая машина БМ-14, которую и приняли на вооружение в 1952 г., и она до сих пор состоит в войсках ряда стран. В 1951 г. начался выпуск РСЗО БМ-24 с открытыми рамными направляющими

30 мая 1960 г. вышло постановление Совета Министров за № 578-236 о начале работ по полевой дивизионной реактивной системе «Град». Пусковая установка М-21 проектировалась в тульском НИИ-147 и СКБ-203 в Свердловске (ныне Екатеринбург) твердотопливные заряды создавались в московском НИИ-6. Ведущей организацией назначили НИИ-147, ныне ГНПП «Сплав». Руководил проектом главный конструктор А.Н. Ганичев.

РСЗО «Град» предназначалась для уничтожения и подавления живой силы и боевой техники противника в районах сосредоточения, подавления артиллерийских и миномётных батарей, а также разрушения укреплений, опорных пунктов и узлов сопротивления. Специально для неё разработали новый 122-мм осколочно-фугасный снаряд М-21-ОФ (9М22), который стабилизировался в полёте как хвостовым оперением, так и вращением, создаваемым на направляющих установки.

На первый взгляд влияние вращательного движения являлось несущественным: десяток оборотов в секунду снаряда не создавало достаточного гироскопического эффекта, зато компенсировало отклонение силы тяги двигателя Для того, чтобы использовать трубчатые направляющие крылья оперения сделали складывающимися. Выбранная схема стабилизации оказалась практически оптимальной и её приняли для последующих систем большего калибра «Ураган» и «Смерч». Две опытные установки «Град» успешно прошли заводские испытания в конце 1961 г

1 марта следующего года в Ленинградском военном округе начались государственные полигонно-войсковые испытания комплекса «Град», было запланировано 663 пуска и 10 тысяч километров пробега боевой машины. Однако установка 2Б5 прошла только 3380 км - из-за поломки левого лонжерона перегруженной рамы испытания приостановили. Артиллерийскую часть системы переставили на новую ходовую часть Однако опять были отмечены прогибы заднего и среднего мостов, изгиб карданного вала. Тем не менее, систему «Град» приняли на вооружение постановлением Совета Министров от 28 марта 1963 г. Затем в 1964 г. начался серийный выпуск. В странах НАТО установка числится под индексом М1964.

Серийное производство установок БМ-21 велось на заводе № 172 в Перми. В 1970 г. изготовили 646 единиц, в следующем - 497, из которых 124 пошло на экспорт. В первом полугодии 1972 г. выпустили 255 боевых машин, из них 60 - на экспорт. К 1995 г. в пятьдесят стран мира было поставлено свыше двух тысяч РСЗО БМ-21. Серийное производство реактивных снарядов 9М22 начали на заводе № 176 Приокского совнархоза, запланировав в 1964 г изготовить 10 тысяч снарядов.

Самоходная установка БМ-21 системы «Град» состояла из артиллерийской части и шасси автомобиля Урал-375Д. Сама артчасть служила для наведения снарядов на цель и запуска их реактивного двигателя. Она представляла собой пакет из 40 направляющих трубчатого типа: четыре ряда по 10 труб В каждой из них имелась спиральная борозда для первичной закрутки снарядов. Калибр трубы - 122,4 мм, длина -3000 мм.

Наведение пакета труб в вертикальной и горизонтальной плоскостях производилось с помощью электропривода или вручную. Подъёмный механизм располагался в центре основания артчасти, коренная шестерёнка качающейся части входила в зацепление с зубчатым сектором люльки. Угол возвышения придавался вращением коренной шестерни

Войсковые учения и участие в локальных конфликтах подтвердили превосходные качества «Града». Первое боевое крещение система получила в марте 1969 г в конфликте между СССР и КНР у острова Даманский. Остров тогда занимали китайские войска, и попытка выбить их оттуда с помощью танков и бронетранспортёров закончилась неудачей. После массированного применения установок «Град», стрелявших фугасными снарядами, китайские силы были полностью уничтожены. Собственно, залпы «Града» и закончили конфликт

В 1970 - 1990-х гг. РСЗО «Град» использовался почти во всех локальных конфликтах в мире, в различных климатических условиях, включая экстремальные. В ряде случаев система применялась обеими сторонами. Так. СССР поставил в Сомали батарею из четырёх БМ-21. Но основную партию БМ-21, отправленную морем, выгрузили в Эфиопии. Позже эти машины приняли участие в боевых действиях против Сомали.

В 1992 г. российские войска в Чечне оставили 18 установок БМ-21 и 10ОО ракет. В ходе войны 1994 - 1995 гг обе стороны в Чечне интенсивно использовали «Град». 9 февраля 1995 г. начальник генштаба МО генерал армии М. Колесников заявил, что с 11 декабря по 8 февраля уничтожили в числе другой чеченской техники 16 установок «Град». Более интенсивно комплекс «Град» применялся в ходе второй чеченской войны.

За прошедшие годы в Советском Союзе а потом в России «Град» выпускался в нескольких версиях. БМ-21 - оригинальная РСЗО на шасси автомобиля Урал-375Д.БМ-21-1 - модернизированная установка 2003 г. на шасси Урал-4320, дальнейшая доработка в процессе производства на Мотовилихинском заводе в Перми. Добавлена спутниковая навигационная система НАП СНС, автоматическая система управления огнём на базе бортовой ЭВМ «Багет-41».9П138 «Град-1» - 36-ствольная облегчённая версия на шасси ЗИЛ-131. Комплекс 9К55 - из боевой машины, ракет, транспортёра боеприпасов 9Т450 и заряжающей машины 9Ф380. Установка могла использовать только ракеты ближнего радиуса действия» - до 15 км. На Западе установку называют ВМ-21Ь или М1976.БМ-21 В «Град-В» - разрабатывалась для воздушно-десантных войск с 1963 г. Она должна была заменить буксируемую РСЗО РПУ-14, которая на тот момент стояла на вооружении ВДВ. Разработкой новой системы под индексом 9П125 занималось Государственное КБ компрессорного машиностроения МАП и агрегатный завод «Универсал». Система являлась облегчённой 12-ствольной 122-мм установкой на шасси ГАЗ-66Б (ГАЗ-66 - в десантном варианте без металлической крыши). «Град-В» помещалась в военно-транспортный самолёт, её можно было десантировать в заряженном варианте на парашютно-десантной платформе Установку приняли на вооружение в 1967 г На экспорт она практически не поставлялась. БМ-21 В участвовала в войне в Афганистане. Обозначение в НАТО - М1975.9А51 «Прима» - 50-ствольная РСЗО на шасси Урал-4320. Пусковая установка с системой управления огнём, транспортно-заряжающей машиной и новая ракета 9М53Ф составили комплекс 9К59. Время полного залпа «Примы» равнялось 30 сек. К сожалению, из-за финансовых трудностей начала 1990-х гг. «Прима» не пошла в массовое производство.«Град-П» или «Партизан» - переносный комплекс - создан в Советском Союзе во время Вьетнамской войны по просьбе правительства ДРВ. На переносной пусковой установке 9П132 массой всего 35 кг имелась одна трубчатая направляющая. Расчёт состоял из 2 человек. В боекомплект входило несколько снарядов, в том числе 9М22М, который первоначально создавался для «Град-1». Его максимальная дальность - 11 км, минимальная - 2 км. Для улучшения кучности стрельбы на дистанциях до 7 км на снаряд надевалось тормозное кольцо диаметром 122 мм. Несколько сотен установок «Град-П» поставили во Вьетнам, где они нашли широкое применение. Особенно эффективно «Град-П» поражал американские аэродромы в Южном Вьетнаме. Изготовление пусковых установок 9П132 велось на Ковровском механическом заводе. Так, в 1970 г. изготовили 406 единиц, из которых 400 пошло на экспорт во Вьетнам. В первом полугодии 1972 г. выпустили ещё 155, все пошли на экспорт.БМ-21 ПД «Дамба» - разрабатывался для поражения подводных диверсантов и сверхмалых подводных лодок противника при обеспечении противодиверсионной обороны в пунктах стоянки и базирования кораблей, а также при охране оперативных участков морской государственной границы. Комплекс действовал в сопряжении с гидроакустической станцией береговой обороны или в автономном режиме. В состав комплекса входила транспортно-заряжающая машина.2Б26 - боевая машина БМ-21 РСЗО 9К51 на шасси автомобиля КамАЗ-53502А-215 «Град-М» - 22-ствольная морская версия, принятая на вооружение в 1978 г.

Выпускались РСЗО «Град» и за рубежом. В 1975 г. в Чехословакии создали систему RM-70: артиллерийскую часть «Града» установили на шасси автомобиля Татра-813.БМ-21 У «Град-М» - украинский вариант модернизации советского БМ-21 на шасси KpA3~6322; есть также вариант на шасси KpA3-6322-120-82.В Белоруссии выпускается реактивная установка залпового огня БМ-21 «Град-1А» (известный как «БелГрад») на базе MA3-6317, на котором можно разместить сразу два боекомплекта вместо одного. На марше личный состав перевозится в кабине, а не в открытом кузове, что существенно в климатических условиях средней полосы.

Ещё один «Град» под аббревиатурой FIROS (Field Rocket System - полевая система реактивной артиллерии) выпускается в двух модификациях FIROS 25 и FIROS 30 в Италии фирмой BPD Difesa е Spazio. Снаряды обоих типов имеют одинаковый калибр 122 мм, но они оснащены различными реактивными двигателями, вследствие чего обладают различной максимальной дальностью стрельбы. Пусковая установка, состоящая из двух модулей, как правило, собирается на шасси 10-тонного грузовика с формулой 6x6.

Копии установок «Град» с той же артиллерийской частью, но на разных шасси выпускаются в Польше (WR-40 «Langusta»), Румынии (APR-21, APR-40), Китае {Туре 81 SPRL, Туре 83 SPRL и др.), КНДР (ВМ-11, MRL 122 mm М1977 и MRL 122 mm М1985), Иране (НМ20, НМ23 и НМхх), Пакистане (KRL 122). Египте (RC-21) и других странах. На сегодняшний день «Град» и его копии состоят на вооружении 65 стран.

Автоматизированная боевая машина 2Б17-1

А артиллерийская часть 9К51 Б ходовая часть - шасси Урал-4320-02, Урал-4320-10 или Урал-4320-31; 1 - система централизованной подкачки шин, 2 ящик ЗИП, 3 - выхлопная труба (у БМ-21 глушитель и выхлопная труба была под передним бампером), 4 - люлька пусковой установки, 5 устройство передачи данных на дистанционный пульт пуска, 6 - аппаратура дистанционного ввода данных о выпущенных ракетах, 7 - антенна радиопередатчика, 8 - антенна аппаратуры спутниковой навигации, 9 - воздухозаборник, 10 - пульт наводчика, 11 - ЭВМ «Багет-41», 12 - дополнительная поисковая фара-прожектор, 13 - фара со светомаскировкой (у БМ-21 там стояли проволочные защитные решётки), 14 - одометр

 

Л. Кащеев,Моделист-Конструктор, № 11'2013

techno-story.ru

Книга "БМ-21 ГРАД.Реактивная система залпового огня" из серии Военные машины

 
 

БМ-21 ГРАД.Реактивная система залпового огня

Автор: Шумилин С. Жанр: Военное дело, военная техника и вооружение Серия: Военные машины Язык: русский Статус: Закончена Добавил: Admin 5 Сен 16 Проверил: Admin 5 Сен 16 Формат:  PDF (49005 Kb)

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Разработка системы была начата в соответствии с постановлением Правительства СССР от 30 мая 1960 года. Головным исполнителем системы было назначено НИИ-147; СКБ-203 делало пусковую установку; НИИ-6 твердотопливные заряды; ГСКБ-47 снаряжение боевых частей. В качестве ходовой части было выбрано шасси высокой проходимости "Урал 4320" производства Уральского автомобильного завода.  Две опытные установки БМ-21 прошли заводские испытания в конце 1961 года. С 1 марта по 1 мая 1962 года в Ленинградском Военном округе прошли Государственные полигонно-войсковые испытания комплекса "Град". Система была принята на вооружение 28 марта 1963 г., серийное производство было развернуто в 1964 году.  В 1965 году освоен выпуск 40-ствольной реактивной системы залпового огня БМ-21 "Град".  В то время была создана новая аэродинамическая система стабилизации - стабилизаторы снаряда, находясь в закрытом положении, при выходе из направляющей трубы раскрываются и жестко фиксируются. Это позволило создать компактный пакет направляющих. Многозарядность реактивных систем, имеющих малогабаритные и простые по устройству пусковые установки, определяет возможность одновременного поражения целей на значительных площадях, а залповый огонь обеспечивает внезапность и высокий эффект воздействия на противника. Они высокомобильны, способны за считанные минуты после прибытия на позицию открыть огонь и сразу покинуть её, уйдя от ответного огня. Более 2000 штук РСЗО БМ-21 поставлено ОАО "Мотовилихинские заводы" на вооружение в различные страны мира.  Установка "Град" предназначена для поражения живой силы и небронированной техники в ближайшей тактической глубине.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги серии "Военные машины"

Похожие книги

Комментарии к книге "БМ-21 ГРАД.Реактивная система залпового огня"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

БМ-21 «Град», реактивная система залпового огня

Компания участник: СПЛАВ НПО, ООО

Эта ситема залпового огня предназначена для поражения самых разных целей: открытой и укрытой живой силы, техники, бронетранспортеров, артиллерийских батарей и командных пунктов. Данная система являет собою усовершенствованный аналог «Катюши».

Дивизионная система «Град» была разработана в 1960 году для того, чтобы заменить БМ-14. «Град» уже был укомплектовали 122-мм осколочно-фугасным снарядом, который способен уничтожить живую силу, боевую технику и узлы сопротивления противника. На вооружение РСЗО «Град» была принята в 1963 году. А вот серийное производство данной техники началось в 1964 в городе Пермь.

РСЗО «Град» долгое время изготавливалась в СРСР, и на данный момент является самой распространенной машиной этого класса. Также производством «Градов» занимаются Китай, Египет, Ирак, Иран, Румыния и ЮАР. Сегодня РСЗО «Град» числится на вооружении более чем в 30 странах по всему миру.

В состав РСЗО «Град» входят: боевая машина БМ-21, система для управления огнем, 122-мм неуправляемые реактивные снаряды, зарядный автомобиль 9Т254. Для подготовки данных по стрельбе используется и автомобиль управления 1В110 «Береза» на основе автомобиля ГАЗ-66.

Боевая машина БМ-21 разрешает проводить стрельбу из кабины без предварительной подготовки огневой позиции. Это позволяет быстро открывать огонь по нужной цели. Стрельбу можно вести как по одному выстрелу, так и залпом. Климатические особенности не помеха для «Града» — можно действовать как при -40°С, так и при +50°С. После одного залпа БМ-21 поражается площадь около 1000 м2.

Интересно, что в Украине создана модификация БМ-21 – БМ-21К. БМ-21К создавалась из деталей собственного производства. Именно эта система БМ-21К «Град» стала первой национальной системой залпового реактивного огня, которая начала разрабатываться в 2001 году. Было принято решение поменять российскую автомобильную основу УРАЛ-374 на украинскую – КрАЗ-260 с более комфортной кабиной с четырьмя дверьми. Серийное производство началось после испытаний на Яворовском военном полигоне. А в декабре 2008 года начались заводские испытания в Харькове. Стоимость одного образца оружия, по словам экспертов, составляет около 1 млн. гривен.

Основными преимуществами БМ- 21 К, по данным ее создателей, является увеличение ее дальности поражения цели от 20 до 40 км, новая система быстрой перезарядки, возможность ведения точного огня с максимальной погрешностью 90 метров на расстоянии 40 км, появление спутниковой системы наблюдения и наведения на объект, а также, повышение управляемости реактивными выстрелами.

По состоянию на 2012 год на вооружении Украины находилось около 315 БМ-21, в России – 2500 РСЗО «Град», в Грузии – 13 БМ-21, в Израиле количество РСЗО БМ-21 «Град» достигает 13 штук, в Иране – 100 РСЗО «Град», в Казахстане – 150.

Модификации боевых машин

  • 2Б5 — боевая машина БМ-21 РСЗО 9К51 на шасси Урал-375Д.
  • 2Б17 — боевая машина БМ-21-1 РСЗО 9К51 на шасси Урал-4320.
    • 2Б17-1 — модернизированная боевая машина БМ-21-1 РСЗО 9К51М «Торнадо-Г» на шасси Урал-4320.
    • 2Б17М — модернизированная боевая машина БМ-21-1 РСЗО 9К51М «Торнадо-Г» на шасси Урал-4320.
  • 2Б26 — боевая машина БМ-21 РСЗО 9К51 на шасси КамАЗ-5350.

Технические характеристики

Шасси Краз-260
Масса в боевой готовности 15 400 кг
Дорожный просвет 400 мм
Количество направляющих 40 шт.
Время полного залпа 20 с
Минимальная дальность стрельбы 5 000 м
Максимальная дальность стрельбы 40 000 м
Максимальная скорость заряженной машины 75 км/ч
Точность (рассеивание) 90 м
Мощность двигателя 400 л.с.

Видео

www.arms-expo.ru