Катюша против немецкого Ванюши. Ванюша немецкая установка


Катюша против немецкого Ванюши / Назад в СССР / Back in USSR

«Катюша» — народное название реактивных систем гвардейских минометов БМ-13, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. Появилось оно в начале Отечественной войны. На первых боевых машинах, изготовленных воронежским заводом им. Коминтерна, и с популярной во время войны, одноименной песней М. Блантера на слова М. Исаковского «Катюша», стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня… Бытовало убеждение, будто бы Красная Армия первой применила в боях летом 1941 года реактивную артиллерию (по нынешней терминологии — реактивные системы залпового огня, РСЗО).

Это не соответствует действительности, поскольку Германия имела такие системы на вооружении с 1940 года. Аналогичные советские системы появились на вооружении (в первых единичных экземплярах) в июле 1941 года.

В 1941 году немцы использовали пусковые установки ракет калибра 280 мм (фугасные) или 320 мм (зажигательные), и шестиствольные «небельверферы» калибра 158,5 мм (осколочно-фугасные ракеты).

Первые массовые применения на Восточном фронте – ранним утром 22 июня 1941 года (в том числе по Брестской крепости). На тот момент вермахт располагал на Восточном фронте 10-ю полками реактивной артиллерии.

В СССР первая батарея реактивной артиллерии была сформирована 1 июля 1941 года – 7 пусковых установок БМ-13 (по 16 ракет калибра 132 мм). Эта батарея (с боезапасом 600 ракет, на 5 залпов: 1 залп = 112 ракет) была отправлена на Западный фронт, в распоряжение 20-й армии. 16 июля 20-я армия была окружена немцами (39-м и 47-м моторизованными корпусами) в узком мешке от Орши до Смоленска (100х40 км), при этом города Орша и Смоленск в этот день были взяты немцами).

О конкретном месте и времени первого боевого применения советской реактивной артиллерии написал в 1959 году маршал Еременко, в «Военно-историческом журнале» (№ 1, стр. 51): «Новое оружие мы испытали под Рудней. 15 июля во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух. Как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощные разрывы поразили слух и зрение тяжким грохотом и ослепительным блеском.»

Следует отметить – это описание сделано как будто бы очевидцем, однако лично Еременко не мог это наблюдать, поскольку 20-я армия была уже почти в окружении, а генерал-лейтенант Еременко – находился в штабе Западного фронта.

Эта красочная картина была зафиксирована в 1961 году в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (том 2, стр. 66), и таким образом эти дата и место первого применения советской реактивной артиллерии стали официальными. Однако затем стали возникать новые версии.

В 1966 году в том же «Военно-историческом журнале» была опубликована статья полковников Прохоркова и Трусова, в которой было написано (тоже красочно, как будто бы очевидцами): «Во второй половине дня 15 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии в лесу восточнее Орши, словно ураган, взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождаемые непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий.

Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением пронеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район оршанского вокзала, захваченный гитлеровцами, покрылся султанами почти одновременно взорвавшихся нескольких десятков снарядов.

Фашисты были буквально ошеломлены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать свои деморализованные подразделения.

Другой огневой удар из нового оружия в этот же день был произведен по переправе через реку Оршицу. Результат был такой же. Враг и здесь был потрясен невиданной силой все уничтожающего огня, и его наступление задержалось».

После этой публикации все советские историки и журналисты дружно стали утверждать, что первое применение советской реактивной артиллерии было именно 14 июля (а не 15 июля) и конкретно по вокзалу Орши, занятому немцами. Тот факт, зафиксированный официально в советской истории, что немцы на самом деле заняли Оршу только 16 июля – просто игнорировался. Удар батареи БМ-13 в районе Рудни если и упоминался, то только в качестве третьего по счёту.

Следует отметить, что публикации Еременко и двух полковников не ссылались на какие-либо документы (как и их последователи). А между тем документ о первом применении советской реактивной артиллерии есть.

Это – суточный доклад Главного командования Западного направления (маршалов Тимошенко и Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (Сталину) от 24 июля 1941 года (по прямому проводу «Бодо», в 17:00):

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку.

Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами.» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41)

Из чёткого упоминания о трёх залпах, сделанных 24 июля по Рудне, и об оставшихся ракетах для трёх залпов – бесспорно следует, что это было первое применение советской реактивной артиллерии.

Русская «Катюша» одолела немецкого «Дурилку — Ванюшу» Немцы первыми применили реактивные системы залпового огня во Второй мировой войне. 22 июня 1941 года против Брестской крепости было использовано 9 батарей 4-го полка минометов специального назначения. Это были шестиствольные 150-миллиметровые минометы «Небельверфер» (в честь создателя Рудольфа Небеля), много раз описанные в мемуарах советских ветеранов.

Как их у нас только не называли: «Ванюша», «дурилка», «скрипун», «ишак»… Последние два прозвища были даны из-за характерного резкого звука стартующих мин. Еще одна фирменная черта «Небельверфера» — густой дымный шлейф, демаскирующий позиции немецких ракетчиков. Кроме того, немецкий миномет не был самоходным — его буксировали за грузовиком, а в начале войны – и за конной упряжкой.

В отличие от оперенных ракетных снарядов катюши, немецкие ракеты «крылышек» не имели — в полете они стабилизировались за счет вращения, как пуля или артснаряд. Любопытный факт: когда немецкая промышленность в 1943 году получила от войск СС заказ скопировать снаряд катюши, по советским образцам было сделано все, кроме одного — стабилизаторы были поставлены под углом к продольной оси ракеты, что опять-таки придавало ей вращение в полете.

Почему первую отечественную РСЗО так ласково именовали, доподлинно не известно. Ни одна их предлагаемых историками версий не является абсолютной. Самая распространенная легенда такова: название родилось из песни Блантера на слова Исаковского «Катюша», в которой есть строки о том, что она «выходила на берег» и «песню заводила».

Новые РСЗО тоже выходили на позиции и «запевали» своеобразные «музыкальные произведения», при этом катюша могла стрелять с высокой и крутой горы прямой наводкой, поэтому у бойцов тут же возникала ассоциация с высоким крутым берегом из популярной перед войной советской песни, считают сторонники данной версии.

Катюши стали прародительницами современных мощных реактивных систем залпового огня «Град», «Ураган», «Смерч», стоящих в настоящее время на вооружении соединений Сухопутных войск России. А название первого советского РСЗО до сих пор в ходу во многих странах мира. В частности, именно так — katusha missile — в сводках новостей называются палестинские ракеты, которые периодически взрываются на территории Израиля.

back-in-ussr.com

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НУМИЗМАТА » ,,Ванюша,, противник и соратник ,,Катюши,, ( немецкая реактивная артиллерия калибра 15 см)

Автор: admin, 29 Сен 2013

Разработка и серийный выпуск.

В начале тридцатых годов прошлого века, готовясь к новой войне, большинство государств Европы развернули новый виток гонки вооружений. Учитывая опыт первой мировой войны, разработка новых образцов вооружений велась на основе последних научно-технических достижений. Применение этих открытий позволяло возродить и такой, казалось бы, навсегда ушедший в прошлое, вид вооружений, как неуправляемые ракеты с пороховым двигателем. Популярные в начале 19 века и исключенные из арсеналов после появления нарезных артиллерийских орудий, ракеты оказались весьма эффективным средством доставки отравляющих веществ. А применение в качестве топлива мощного бездымного пороха давало возможность увеличить дальность полета ракет. Еще одним стимулом к разработке ракетного оружия в Германии оказались ограничения Версальского договора. Регламентируя численность, калибры, боекомплект и характеристики артиллерийского вооружения, они абсолютно не затрагивали ракетного оружия.

Этап предварительной оценки возможностей нового оружия закончился в 1931 году созданием при Министерстве Рейхсвера отдела, отвечающего за разработку реактивного оружия. В 1935…1937 годах активно велись работы по созданию боевых неуправляемых ракет с твердотопливным двигателем, предназначенных для вооружения химических войск. В результате появились два варианта реактивных систем залпового огня.

Первый, разработанный под руководством генерала Дорнбергера, получил название Do-Gerat-38. РСЗО включала решетчатую пусковую установку и 15 см неуправляемую ракету на дымном порохе. Но ракета этого образца оказалась неудачной, применяемый в двигателе черный порох имел склонность к детонации, что приводило к частым взрывам во время старта прямо на позиции. Несмотря на ограниченное использование во время Польской кампании, в серийное производство этот снаряд не пошел.

Второй, разработанный в 1937 году и запущенный в производство в марте 1940 года, вариант под названием 15 cm Nebelwerfer 41 (что переводится как химический миномет образца 41 года) стал наиболее знаменитой и массовой РСЗО вермахта. После его успешного применения были разработаны и поступили на вооружение другие, более мощные НУР калибров от 210 до 320 мм и пусковые установки 28/32 cm Nb.Wrf .42, 21 cm Nb.Wrf.42 и 30cm R.Wrf. 56.

Все эти РСЗО, применяемые на Восточном фронте, советские солдаты, не делая между ними различий прозвали «Ванюшами», а немецкие — уважительно именовали «Наземной Штукой», подразумевая эффективный пикирующий бомбардировщик Ju-87 «Stuka». Всего за годы войны в Германии выпущено 5769 буксируемых пусковых установок и 5 047 900 ракет калибров 15 см, более 13000 более мощных пусковых станков 28/32 см, 345 28/32 см реактивных миномета, 380 30см реактивных минометов обр. 42 г и 694 30 см ракетомета тип 56. Часть этого оружия поставлялась и немецким союзникам.

Кроме того, были выпущены около 300 самоходных пусковых установок с 10 стволами калибров 15 и 21 см и 250 конструктивно аналогичных транспортеров боеприпасов.

Конструкция.

Основным отличием немецких ракет от советских был способ стабилизации в полете. Устойчивость ракеты или, по тогдашней терминологии, реактивного снаряда (мины), обеспечивалась не наличием оперения, а вращением его вокруг продольной оси за счет истечения газов из сопел, наклоненных под углом 14 градусов. Турбореактивные ракеты имели более высокую кучность так как такой способ стабилизации позволял заодно и компенсировать эксцентриситет (неравномерное распределение) тяги двигателя из-за различной плотности и наличия примесей в порохе. К тому же можно было использовать более короткие направляющие, так как в отличие от ракет, стабилизируемых оперением, эффективность стабилизации не зависела от начальной скорости ракеты. Но из-за того, что часть энергии истекающих газов тратилась на раскручивание снаряда, дальность его полета была меньше, чем снаряда с оперением.

Конструктивно 150 мм ракета состояла из головной и хвостовой частей. Головная часть включала баллистический наконечник, пороховой двигатель и турбину, навинчивавшуюся на открытый конец реактивного двигателя. По окружности турбины имелись 28 сопловых отверстий, наклоненных под углом 14 градусов. Хвостовая же часть содержала боевой заряд. В зависимости от типа заряда выпускались пять типов ракет — осколочная, с зарядом из прессованного тротила, осколочно-дымовая, имевшая кроме разрывного заряда и дымообразующее вещество и три типа химических, содержащих небольшой разрывной заряд и заряд отравляющего вещества.

Основной тип пусковой установки, буксируемый шестиствольный миномет Nebelwerfer d, был создан на базе модифицированного лафета 37 мм немецкой противотанковой пушки с установленным прицелом от 81 мм миномета. В боевом положении лафет с закрепленными на нем шестью158,5 мм стволами с помощью коленчатых полуосей вывешивался на двух станинах и передней опоре, при буксировке убираемой под стволы. Ствол установки — в сущности, открытая труба, в которой смонтированы три короткие направляющие, по которым и движется ракета. Пуск ракет осуществляется с помощью электрозапальной машинки. Расчет установки — пять человек. Благодаря своим малым размерам и весу, пусковая установка (ПУ) легко перекатывается по полю боя силами расчета и без проблем маскируется. Однако она обладает всеми недостатками буксируемой артиллерийской системы — необходимость развертывания в боевое положение и наличие тягача, уязвимость от огня противника.

Учитывая боевой опыт, немецкие конструкторы создали самоходную пусковую установку, повысив подвижность и защищенность системы. В качестве базы установки использовали полугусеничный транспортер Opel «Maultir» («Мул»), защитив его 6…8 мм броней и установив на нем 10 стволов. Такое решение позволило создать весьма эффективную боевую систему, превосходившую «Катюшу» БМ-13 по защищенности и мобильности. Крупным недостатком такого решения оказалась высокая стоимость установки. Меньшее количество ракет в залпе компенсировалось большей точностью попаданий и возможностью повторного залпа в связи с наличием возимого боекомплекта. Самоходная пусковая установка (СПУ) 15 cmPz.Wrf.42Sf представляла собой бронированное полугусеничное шасси с размещенной на крыше боевого отделения пусковой установкой из десяти 15 см или 21 см стволов, расположенных в два ряда. Пусковая установка с помощью вертлюга прикреплена к вращающемуся бронекуполу, под которым сидит наводчик. Наводка по горизонтали осуществяется вращением бронекупола, по вертикали — специальным винтовым механизмом.В боевом отделении располагался возимый боекомплект из 10 снарядов (еще 10 перевозились в стволах ПУ) и заряжающий. Заряжающий перезаряжал ПУ через специальный люк в крыше боевого отделения. В отделении управления, в передней части СПУ) располагались командир установки (он же радист) и механик-водитель. Над люком механика- водителя на кронштейне монтировался пулемет MG-34 из которого можно было вести огонь по наземным и воздушным целям.

Для снабжения СПУ боеприпасами выпускался аналогичный по конструкции бронированный транспортер без вооружения.

Характеристики РСЗО.   1. 15 cm Nb.Wrf .41   Калибр — 158,5 мм   Число стволов — 6   Вес в боевом положении ( с ракетами) — 540 кг   Вес НУР — 34,1…39,06 кг осколочная, 35,5…40,00 кг осколочно-дымовая, до 43,00 кг — химическая   Дальность стрельбы — 6700..6900 м   Расчет — 5 чел.   Угол горизонтального наведения — 24 гр.   Угол вертикального наведения — от -5,6 до +45 гр.   2. 15 cmPz.Wrf.42Sf   Калибр — 158,5 мм   Число стволов — 10   Вес в боевом положении (с 20 ракетами) — 8 450 кг   Вес НУР — 34,1…39,06 кг осколочная, 35,5…40,00 кг осколочно-дымовая, до 43,00 кг — химическая   Дальность стрельбы — 6700..6900 м   Расчет — 4 чел.   Угол горизонтального наведения — 270 гр.   Угол вертикального наведения — от -12 до +80 гр.   Бронирование — лоб корпуса 8 мм, бронеколпак 10 мм.   Мощность двигателя — 75 л.с.   Максимальная скорость — 40 км/час   Запас:   Топлива — 180 л   Хода — 130 км.

Организация частей реактивной артиллерии.Существовавшие в 1940 г восемь минометных дивизионов химических войск, имевших на вооружении 105 мм минометы, получили в том же году 15 cm Nb.Wrf. 41. В каждом дивизионе было три батареи по 6 установок.В 1941 году, к моменту нападения на СССР имелось уже 5 полков (51..54 и Lehr.Nebelwerfer-Regiment) и 6 дивизионов (2…6, 8 и 9 Nebelwerfer-Abt.). Дивизионы объединялись под управлением 1..4-го полковых штабов. Кроме того, в Норвегии имелась батарея, по-прежнему вооруженная 105 мм минометами.

В октябре 1942 года были сформированы три штаба дивизий реактивной артиллерии, а в 1943 году — четвертый, объединявшие все 6 имевшихся полков реактивной артиллерии. Отдельный дивизион (9-й) остался в Северной Африке, и еще один, вооруженный 105 мм минометами — в Норвегии. Но создание штабов мало что изменило в тактике применения РСЗО, использовавшихся, как и ранее, отдельными батареями и дивизионами.К январю 1944 года сформировано 14 полков реактивной артиллерии, из них три тяжелых, десять легких и один учебный, объединенные в бригады. Но и последние остались лишь административными, а не тактическими соединениями. Бригады были трех типов: моторизованные, частично моторизованные и стационарные.

Кроме отдельных частей реактивной артиллерии в составе обычных артиллерийских полков дивизий часто имелись дивизионы реактивной артиллерии, что объяснялось недостатком обычных артиллерийских орудий. В составе же каждого корпуса войск СС имелся штатный дивизион реактивной артиллерии четырехбатарейного состава.Батарея реактивной артиллерии имела 6 ПУ. В конце 1942 года каждая батарея усиливалась 5 см противотанковым орудием, что было связано с высокой уязвимостью РСЗО из-за их малой дальнобойности и расположением вблизи линии фронта.

Рота самоходной реактивной артиллерии имела 8 СПУ, 24 грузовика и 10 транспортеров боеприпасов Sd.Kfz.4, 120 человек личного состава.

Дивизион реактивной артиллерии (Nebelwerfer-Abteilung) включал, как правило, три батареи, штаб со взводом связи, метеогруппу, с 1942 года — противотанковый взвод, а также колонну снабжения. Легкий и тяжелый дивизионы различались только вооружением и количеством личного состава. Всего в легком моторизованном дивизионе было 555 человек, 18 ПУ 15 cm NbWrf 41, другое вооружение и техника.

Полк реактивной артиллерии (Werfer-Regiment) так же имел принципиально одинаковую организацию и состоял из трех дивизионов, штаба и взвода связи. В состав полка могли входить дивизионы различного типа.

Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм минометом.Моторизованная бригада (Werfer-Brigade (mot)) — включала два моторизованных полка и две отдельные роты самоходных ПУ. Всего по штату в бригаде было 72 ПУ 15 см, 18 тяжелых (28/32 или 30 см) ПУ,18 21 см ПУ и 8 СПУ, 2933 человека,109 тягачей и 284 грузовика. Кроме того, имелось 500 противотанковых гранатометов «панцерфауст».

Частично моторизованная бригада имела такое же вооружение, но без самоходных ПУ. Всего в ней было 2567 человек, 54 тягача и 96 грузовых автомобилей.

Стационарная бригада (300 Stellungs- Werfer-Brigade) имела всего 1966 человек личного состава, 108 тяжелых 28/32 см ПУ, 18 тягачей, 59 грузовых автомобилей.

Боевое применение.15 cm NbWrf 41 применялись обычно в составе батареи или одиночными установками. Сравнительно высокая точность стрельбы позволяла использовать их для обстрела не только площадных, но и точечных целей, хотя конечно со значительно меньшей эффективностью, чем обычное артиллерийское орудие. Широкое применение РСЗО немцами отмечают многие авторы мемуаров. Вот, например, отрывок из воспоминаний художника кино А. Жаренова, в период битвы за Москву сражавшегося в ополчении: «Деревни Погребки, Зимнинские Хутора, Большие и Малые Савки. Враг пытается оттеснить нашу дивизию. Но бойцы держатся стойко. Под вечер батальон связи получает приказ на отход. Молча покидаем позиции…Наша группа оказалась отрезанной от основной колонны батальона. Под усиленным обстрелом врага мы пошли вправо от дороги, вниз по скату поля. Когда взлетали ракеты, мы падали на землю и замирали. Как только ракеты потухали, тут же вскакивали и бежали. То пригибаясь, то ползком продвигались по разжиженному дождем полю вниз, к оврагу. Роем летели трассирующие пули, из реактивных минометов огненными стрелами проносились над головами мины. Люди падали, оставаясь бездыханно лежать на сырой земле».

Характерное воспоминание о применении РСЗО под Сталинградом есть и в книге Г.Д. Гудковой. Вот как она описывает свои впечатления о первом обстреле реактивными минометами:«Должна сказать, что в те дни я все-таки сильно нервничала. Даже теряться случалось! Например, утром 19 августа, когда гитлеровцы предприняли атаку, пытаясь вернуть высоту 158,0, Противник впервые применил тогда против нас шестиствольные минометы. Обстреливал из них и КП дивизии. Одна мина разорвалась на бруствере моего окопчика. Я ощутила незнакомый, едкий, раздирающий носоглотку запах. На политзанятиях доводилось слышать, а в газетах читать, что противник готовит химическую войну. С перепугу вырвала из сумки противогаз, завопила: «Газы!» — и тут же натянула резиновую, скользкую от талька маску. Минуту спустя высунулась из окопчика, чтобы оглядеться. Лежащие неподалеку связисты пялили на меня глаза и хохотали. Стоя неподалеку, недоуменно смотрел начальник штаба дивизии подполковник Цалай. Короче, опростоволосилась, да еще как.

Ну что попался, ишак?- смеялись суровые русские солдаты

Долго потом бойцы при встрече со мной шутили:

— Товарищ военврач, газ! Надевайте противогаз!

Впору было со стыда сгореть».

Переданные немцами РСЗО их союзники венгры использовали похожим образом, в том числе и для поддержки противопартизанских сил. Описание боя с подобным применением реактивного миномета встречается в знаменитых мемуарах П.П. Вершигоры о рейде партизан Ковпака:

«- Народ здесь не дюже гостеприимен. Или до смерти чем-то напуган. Не хотят говорить, — докладывали разведчики, побывавшие в крайних хатах.

— А на окнах хат выставлены кувшины с молоком. Кукурузные лепешки и брынза. Непонятно, — говорит Карпенко.

— Что-то здесь не то. Но от гуцулов не добьешься ни слова, — подтвердил и Черемушкин.

Осторожно, выдвигая на огороды боковое охранение, колонна двинулась по селу. Миновали церковь и небольшую площадь перед ней. Пересекли овраг и продвинулись почти к самой околице.

Венгры не заставили себя долго ждать. Как только роты авангарда вышли из села в расширявшуюся, почти похожую на горное плато долину, сверху, прямо в лоб нам ударило несколько пулеметов. Сразу за ними, разрезая колонну пополам, бил шестиствольный миномет. Несколько связных, посланных назад к штабу, были убиты. Конник, пытавшийся проскочить этот огненный шквал, возвратился ползком, весь израненный мелкими осколками, лошадь под ним сразу убили наповал.

— Перерезаны, — прохрипел Карпенко, лежавший рядом в канаве.

— Откуда бьет?

— Со всех высот и с церкви.

Это была великолепно организованная засада».

Изучая результаты применения РСЗО в Великой Отечественной Войне, советские военные специалисты критиковали неправильное использование реактивных минометов и низкую мощность осколочно-фугасной ракеты, указывая на единственное, по их мнению, положительное качество шестиствольного миномета — высокую тактическую подвижность легкой и малогабаритной ПУ.

Подобно большинству образцов вооружения вермахта, реактивные минометы стали трофеями победителей. Хранившиеся на советских военных складах трофейные 15 cm NbWrf 41 с началом Корейской войны 1950..1953 г.г. широко поставлялись как северокорейским, так и китайским войскам вместе с другими образцами советского и трофейного вооружения. В Северной Корее, оценив возможности этого оружия, наладили даже выпуск боеприпасов к реактивным минометам. А анализируя итоги этой войны, советские специалисты вынуждены были признать высокую эффективность этого оружия, особенно в условиях горно-пересеченной местности. Использовавшиеся одновременно модернизированные самоходные советские БМ-13Н оказались менее эффективными и весьма уязвимыми от авиационных налетов. Несмотря на меры по повышению кучности ракет РС-132Н, они по-прежнему уступали по этому параметру немецким ракетам. Так «Ванюша», будучи соратником «Катюши», доказал и свою эффективность

Заключение.Конструкция и боевое применение немецких реактивных минометов оказали большое воздействие на развитие послевоенных систем РСЗО и их тактики. Так, после войны в состав танковых и механизированных дивизий СА были введены дивизионы РСЗО из 9 самоходных ПУ (8 БМ-13 и 1 БМ-31), а разрабатываемые для замены БМ-13 боевые машины реактивной артиллерии БМ-14-17 имели уже турбореактивные ракетные снаряды М-14, запускаемые из трубчатых направляющих. Для воздушно-десантных войск была создана буксируемая пусковая установка РПУ-14, очень похожая на ПУ Nebelwerfer d. Аналогичные по конструкции турбореактивные снаряды имела и разрабатываемая тяжелая РСЗО БМ-24.

хотя более современные неуправляемые ракеты обычно стабилизируются в полете раскрывающимся оперением, запускаются они все же из трубчатых направляющих, а буксируемые многоствольные ПУ можно считать потомками шестиствольного миномета.

Тактико-технические характеристики «Nebelwerfer 41»

Калибр 158,5 мм Начальная скорость снаряда 340 м/сек Вес в боевом положении770 кгЧисло направляющих6штРасчёт 5 чел Скорострельность 6 выстрелов за 10 секундДальность стрельбы 6900 м Вес осколочно-фугасной мины 34,15 кг

Текст: Логинов Анатолий Анатольевич.Использованная литература   1. Армейский сборник, ?11, 1996 г   2. Barmes G. «Weapon of World War II», NY, 1947 г.   3. Вершигора П.П. «Люди с чистой совестью». militera.lib.ru   4. Война в Корее 1950-1953 г.г. СПБ, 2000 г   5. Гудкова Г.Д. «Будут жить!», М. 1986 г.   6. Жаренов А.С. «Братство фронтовое», М., 1982 г.   7. Иванов А. «Артиллерия Германии во Второй Мировой войне», СПБ, 2003 г.   8. Широкорад А. «Бог войны Третьего Рейха», М., 2003 г.

Рубрики: Эхо войны Метки: Ванюша, противник и соратник, Катюши, ( немецкая реактивная артиллерия калибра 15 см)

allcoins.msk.ru

«Лука» и «Катюша» против «Ванюши» :: NoNaMe

или рассказ о том, как «Катюша» стала «Катюшей» и вытеснила из истории немаловажного героя «Луку» с неприличной, но вполне фронтовой «фамилией»

Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 «Катюша», на шасси американских грузовиков «Стедебеккер» (Studebaker US6). Район Карпат, западная Украина О «КАТЮШАХ» — реактивных установках залпового огня, написано у нас, пожалуй, больше, чем о любом другом виде оружия. Тем не менее, поскольку до сих пор, несмотря на все законы и указы, архивные документы периода Великой Отечественной войны недоступны независимому исследователю, вместе с объективной информацией читатель получает изрядную дозу полуправды, откровенного вранья и сенсаций, высосанных из пальцев недобросовестных журналистов.

----------------------<cut>----------------------

Тут и поиски отца «Катюши», и разоблачение «лжеотца», бесконечные рассказы о массовом расстреле из «Катюш» немецких танков, и мутанты на постаментах — пусковые установки реактивных снарядов, кой-как смонтированные на автомобилях ЗИС-5, на которых они никогда не воевали, или вообще на послевоенных автомобилях, выдаваемых за боевые реликвии.

На самом деле в Великой Отечественной войне использовались десятки типов неуправляемых ракет и пусковых установок. Название «Катюша» в официальных документах не использовалось, а было придумано солдатами. Обычно «Катюшами» называли 132-мм снаряды М-13, но часто это название распространялось на все PC. Но и снаряды М-13 имели несколько разновидностей и несколько десятков типов пусковых установок. Так что здесь не тот случай, чтобы искать «гениального прародителя».

С X века китайцы применяли в боевых действиях ракеты с пороховыми двигателями. В первой половине XIX века ракеты довольно широко использовались в Европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Д. Засядько, К. К. Константинова и другие). Но к концу века снимаются с вооружения (в Австрии в 1866 г., в Англии в 1885 г., в России в 1879 г.). Это было связано с успехами в развитии нарезной артиллерии и господством доктрины, по которой все задачи полевой войны вполне может решать 75—80-мм дивизионная пушка. В конце XIX — начале XX века на вооружении русской армии осталась только осветительная ракета.

Принципиально новым было использование в ракетах бездымного медленно горящего пороха. 3 марта 1928 г. произведен первый в мире пуск такой 82-мм ракеты конструкции Тихомирова-Артемьева.

Дальность полета составила 1300 м, а в качестве пусковой установки использован миномет.

Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны 82 мм и 132 мм был определен ни чем иным, как диаметром пороховых шашек двигателя. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры — 5 мм, отсюда диаметр (калибр) ракеты 82 мм. Семь более толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.

Важнейшим вопросом при конструировании PC является способ стабилизации. Советские конструкторы предпочли оперенные PC и придерживались этого принципа до конца войны.

В 30-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими можно было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с помощью кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета невозможно. Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Результаты были вполне определенные — с уменьшением размаха оперения уменьшались устойчивость полета и кучность. Оперение же с размахом более 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало устойчивость полета. Облегчение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало сильные колебания лопастей вплоть до их разрушения.

В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Опыты показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина для PC-132 являлась максимальной — 5 м из-за ограничений по железнодорожным габаритам.

В декабре 1937 г. 82-м реактивные снаряды (PC) поступили на вооружение истребителей И-15 и И-16, а в июле 1938 г. PC-132 приняли на вооружение бомбардировщиков.

Принятие на вооружение этих же снарядов для наземных войск затянулось по многим причинам, важнейшей из которых была их низкая кучность. По опыту Великой Отечественной войны мы рассматриваем 82-мм и 132-мм реактивные снаряды как осколочно-фугасные, хотя первоначально начинкой являлись зажигательные и отравляющие вещества. Так, в 1938 г. был принят на вооружение 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132. Другой вопрос, что зажигательные снаряды оказались неэффективными, а химические не применялись по политическим соображениям.

Основным направлением совершенствования ракет в ходе Великой Отечественной войны было улучшение кучности, а также — увеличение веса боевой части и дальности полета.

Реактивные снаряды были неэффективны при стрельбе по малоразмерным целям вследствие огромного рассеивания. Поэтому использование PC для стрельбы по танкам практически невозможно. Так, даже по таблицам стрельбы 1942 г. при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое — 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, т. к. рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Нетрудно представить вероятность попадания PC в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрится выстрелить в танк в упор, то и тут начальная скорость 132-мм снаряда составляет всего 70 м/с, что явно недостаточно, чтобы пробить броню «тигра» или «пантеры». Здесь недаром оговорен год издания таблиц стрельбы.

По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же PC М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 г. составляет 105 м, а в 1957 г. — 135 м, боковое соответственно — 200 и 300 метров. Очевидно, что вернее таблицы 1957 г., в которых рассеивание увеличилось почти в 1,5 раза.

В ходе войны отечественные конструкторы непрерывно работали над улучшением кучности PC с крыльевыми стабилизаторами. Так, например, был создан снаряд М-13 уменьшенной дальности с баллистическим индексом ТС-14, который отличался от классического М-13 (ТС-13) только меньшим весом порохового двигателя, дальностью, но несколько большими кучностью и крутизной траектории (гаубичностью).

Основной причиной низкой кучности PC типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги ракетного двигателя, т. е. смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты, тогда импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными.

Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в лучшем случае — сотен оборотов в минуту, что недостаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета (пока работает двигатель), а затем постепенно прекращается. Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект, и соответственно более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько мм в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК. Кроме того проворот снаряда мог быть создан и другими способами. Так, например, в 1944 г. на вооружение поступили снаряды М-13 (ТС-46) и М-31 (ТС-47), отличавшиеся от обычных невращающихся ТС-13 и ТС-31 только изогнутым косопоставленным оперением, за счет которого происходил проворот снаряда в полете. Эффективным средством для проворота любых оперенных снарядов стали спиральные направляющие.

Испытания опытных образцов спиральных направляющих начались в середине 1944 г. Помимо вращения снарядов спиральные направляющие обладали большей живучестью по сравнению с прямолинейными направляющими, т. к. были менее подвержены действию пороховых газов.

К апрелю 1945 г. изготовили 100 боевых машин Б-13-СН (СН — спиральные направляющие), сформированы первые подразделения, вооруженные ими. При стрельбе из БМ-13-СН кучность снарядов М-13 и М-13УК была практически одинакова.

Вторым направлением развития отечественных PC было создание мощных фугасных снарядов, поскольку фугасное действие PC М-13 невелико. В июне 1942 г на вооружение приняли фугасный 132-мм снаряд М-20, который отличался от М-13 более тяжелой головной частью и, соответственно, меньшей дальностью стрельбы. Тем не менее фугасное действие М-20 вскоре тоже сочли недостаточным, и в середине 1944 г. его производство было прекращено.

Немецкий солдат осматривает захваченную советскую установку БМ-13-16 («Катюша») на шасси трактора СТЗ-5

Более удачным оказался снаряд М-30, в котором к ракетному двигателю от М-13 присоединялась мощная надкалиберная головная часть, выполненная в форме эллипсоида. Она имела максимальный диаметр 300 мм, За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли Лукой М...вым (герой известной одноименной «эротической» поэмы). Естественно, что это прозвище, в отличие от растиражированной «Катюши», официальная пресса предпочитала не упоминать. «Лука», подобно германским 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного упаковочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позже восемь таких ящиков ставили на специальную раму, в результате чего получалась простейшая пусковая установка. Мощная головная часть М-30 имела неудачную аэродинамическую форму, и кучность стрельбы была в 2,5 раза хуже, чем у М-13. Поэтому снаряды М-30 применялись только массированно, на 1 км фронта прорыва было положено сосредотачивать не менее трех дивизионов М-30. Таким образом, на 1000 м линии обороны противника обрушивалось не менее 576 снарядов. По рассказам фронтовиков, часть снарядов М-30 застревала в укупорках и летела вместе с ними. Интересно, что думали немцы, наблюдая летящие на них кувыркающиеся деревянные ящики.

Существенным недостатком снаряда М-30 была малая дальность его полета. Этот недостаток частично устранили в конце 1942 г., когда создали новый 300-мм фугасный PC М-31 с дальностью стрельбы в 1,5 раза больше. В М-31 головная часть была взята от М-30, а ракетную — разработали заново, причем в основу ее конструкции положили двигатель экспериментального PC М-14.

В октябре 1944 г. принимается на вооружение дальнобойный PC М-13-ДД. Это был первый снаряд с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры являлись штатными камерами снаряда М-13 и были последовательно соединены промежуточным соплом, которое имело восемь косонаклонных отверстий. Ракетные двигатели работали одновременно.

Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм ПУ БМ-8-36.

Автомобилей ЗИС-6 было всего несколько сотен, в начале 1942 г. их выпуск прекратили.

Установка для ракет М-13 (ранний вариант)

Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941—1942 гг. монтировали на чем угодно. Так, 6 направляющих снарядов М-8 устанавливали (на станки от пулемета Максим, 12 направляющих М-8 на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т. д. Но в основном ПУ в 1942— 1944 гг. монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу — «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т. д. За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 приходится 372 (11%), на «Студебеккер» — 1845 (54,7%), на остальные 17 типов шасси (кроме «Виллиса» с горными ПУ) — 1157 (34,3%). Наконец было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 г. такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 г. принимается самоходная ПУ для снарядов М-31 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.

Но в послевоенные годы о «Студебеккере» велено было забыть, хотя боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 60-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На многочисленных постаментах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 или автомобилей послевоенных типов, которые упорно выдаются экскурсоводами за подлинные боевые реликвии, но подлинная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.

Тактика применения реактивных снарядов в значительной мере изменилась к началу 1945 г., когда боевые действия перешли с бескрайних русских полей на улицы немецких городов. Бить по малоразмерным целям реактивными снарядами стало почти бесполезно, но они оказывались очень эффективными при стрельбе по каменным строениям. Почти повсеместно боевые машины вводились на улицы городов и в упор расстреливали дома, занятые противником. Появилось огромное количество кустарно изготовленных самодельных одиночных пусковых установок, переносимых солдатами на руках. Такие и стандартные упаковки со снарядами бойцы затаскивали на верхние этажи домов, устанавливали их на подоконниках и стреляли в упор по соседним домам. Двух-трех было достаточно, чтобы полностью разрушить несколько этажей, а то и целый дом.

М-13УК

Снаряд М-31

Советские реактивные минометы — «Катюши» БМ-13 на шасси грузовика ЗИС-12, потерянные в районе Можайска

Ремонт советской машины реактивной артиллерии БМ-13 на шасси американского грузового автомобиля «Студебекер» (Studebaker US6)

БМ-13 на базе грузовика «GMC»

епосредственно для штурма рейхстага выделили два дивизиона БМ-31-12 (288 пусковых) и два дивизиона БМ-13Н (256 пусковых). Кроме того, на подоконниках второго этажа «дома Гиммлера» было установлено множество одиночных снарядов М-30.

В ходе войны в войска поступило 2,4 тысячи установок БМ-8 (потеряно 1,4 тысячи), соответствующие цифры составляют для БМ-13 — 6,8 и 3,4 тысячи, а для БМ-З1-12 — 1,8 и 0,1 тысячи.

Немецкие конструкторы принципиально иначе решили проблему стабилизации реактивных снарядов.

Все германские PC были турбореактивными. Пусковые установки систем залпового огня были сотового типа (28 и 32-см PC), или трубчатого (15, 21 и 30-см).

Первой немецкой реактивной системой залпового огня стал шестиствольный химический 15-см миномет типа «Д», поступивший на вооружение химических полков вермахта в конце 30-х годов. Основным его назначением была стрельба химическими минами (в германской армии реактивные снаряды именовались минами, а трубчатые пусковые установки для них — минометами) весом от 39 до 43 кг. Внешне химические мины отличались от фугасных или дымовых только наличием зеленого или желтого колец. С 1942 г. миномет «Д» немцы начали именовать 15-см Nb.W 41, т. е. дымовой миномет (пусковая) обр. 1941 г. Наши солдаты миномет такого типа называли «Иваном» или «Ванюшей».

В ходе войны химические боеприпасы не применялись и миномет стрелял только осколочно-фугасными и дымовыми минами. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 м в бок и 13 м вперед. Дымовая мина давала облако диаметром 80—100 м, которое сохраняло достаточную плотность в течение 40 секунд.

Шесть стволов миномета были объединены в один блок с помощью передней и задней обойм. Лафет имел секторный подъемный механизм с максимальным углом возвышения до +45° и поворотный механизм, допускавший поворот ±12°. Боевая ось лафета коленчатая, при стрельбе она поворачивается, колеса вывешиваются, а лафет опирается на сошники развернутых станин и откидной передний упор. Огонь велся залпами по 6 выстрелов за 5 секунд, время перезарядки 1,5 минуты. Вес ПУ составлял 540 кг без боеприпасов.

С апреля 1943 г. немцы стали изготавливать 10-ствольные ПУ на базе полугусеничной бронемашины «Мультир» для стрельбы 15-см минами. Называли их бронированными пусковыми установками 15 см PW. 43. Вес системы около 7,1 тонны, возимых боекомплектов 20 мин, а максимальная скорость по шоссе составляла 40 км/час.

По типу «Ивана» немцы создали две более мощные ПУ («дымовых минометов») на колесных лафетах. Это пятиствольный 21-см миномет 21. см. Nb.W. 42 и шестиствольный миномет 30 см. Nb.W.42. Вес первого составлял 550, а второго 1100 кг.

В 1940 г. началось производство 28-см фугасных и 32 см зажигательных мин (28-см. WK. и 30-см.WK.). Обе имели одинаковый двигатель, но различались весом, размерами и начинкой головной части.

32-см мины в упаковочных ящиках на огневой позиции (Германия)

Зона поражения осколками фугасной мины достигала 800 м. При прямом попадании одной в дом он полностью разрушался.

32-см зажигательные мины снаряжались 50 литрами нефти. При стрельбе по сухому лугу или лесу одна вызывала пожар на площади 200 кв. м с пламенем высотой до двух-трех метров. Взрыв килограммового разрывного снаряда мины создавал добавочное осколочное действие.

Минимальная табличная дальность стрельбы для обеих мин составляла 700 м, но стрелять на дальность менее 1200 м не рекомендовалось из условий собственной безопасности.

Наиболее простой ПУ для 28 и 32-см мин являлся тяжелый метательный прибор обр. 40 г. и обр. 41 г., который представлял собой деревянную или железную раму, на которой в ящиках находились четыре мины. Рама могла устанавливаться под разными углами, что позволяло придавать ПУ углы наведения от +5° до +42°. Укупорочные ящики 28 и 32-см мин представляли собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами.

Для повышения мобильности шесть метательных приборов обр. 1940 или 41 гг. монтировали на полугусеничных бронеавтомобилях (спецмашина 251).

С 1941 г. в войска стала поступать в больших количествах тяжелая метательная установка обр. 41 г. (28/32 см Nb.W. 41) сотового типа, имевшая в отличие от рамных установок обр. 40 и 41 гг. неотделяемый колесный ход. Установка имела ствольную ферму с 6 направляющими, в которых могли помещаться как 28-см, так и 32-см мины. Ствольная ферма представляла собой двухъярусную конструкцию из прутковой и уголковой стали. Вес ПУ был 500 кг, что позволяло расчету легко перекатывать ее по полю боя.

Особняком стоит 8-см реактивный снаряд, созданный немцами на основе 82-мм советского снаряда М-8. Это был единственный немецкий оперенный снаряд, стрелявший с ПУ балочного типа. Такие ПУ с 48 направляющими устанавливали на трофейных французских танках «Сомуа» (немецкое название 303). Кроме того, ПУ с 24 направляющими устанавливали на уже упомянутых бронемашинах «Мультир».

8-см снаряды использовались в основном войсками СС.

15-см "Иван" на "Мультире"

«Мультир» в момент пуска 15 см мины

Реактивная установка образца 1942 г. на базе бронетранспортера «Мультир»

«Мультир» — трофей Красной Армии

Тяжелая метательная установка калибра 28 см образца 1941 г. (Германия). Захвачена союзниками в Нормандии

Немецкая реактивная установка под оперенный 8-см снаряд — копию советского М-8

И, наконец, принципиально новой системой была 38-см реактивная установка RW. 61 на специальном танке «Штурмтигр». В отличие от всех предыдущих реактивных установок она рассчитана не на залповый огонь по площадям, а на стрельбу одиночными снарядами по конкретной цели. Турбореактивный фугасный снаряд 38 см R. Sprgr. 4581 выстреливался из нарезного ствола длиной 2054 мм с начальной скоростью всего 45 м/с. Затем реактивный двигатель разгонял снаряд до скорости 250 м/ с. Заряжание производилось с казенной части, для чего ПУ (немцы ее иногда называли мортирой) имела горизонтальный клиновой затвор. Подъемный механизм ПУ допускал угол возвышения до +85°.

Вес установки составлял 65 тонн, лобовая броня 150—200 мм. Возимый боекомплект 14 снарядов. Максимальная скорость передвижения до 40 км/час.

В 1944-1945 г. фирма «Хеншель» выпустила 18 установок «Штурмтигр».

В самом конце войны немцы создали 38-см гаубицу на колесном ходу, стрелявшую 680-мм реактивным снарядом.

В начале февраля 1944 г. фирма Круппа начала проектирование сверхдальней ракетной системы R. Wa. 100. Она должна была иметь тонкостенный нарезной ствол, из которого небольшой вышибной заряд выбрасывал турбореактивный снаряд. На расстоянии около 100 м начинал работать маршевый двигатель, разгонявший его до 1000 м/с. Основным назначением системы была стрельба через пролив Ла-Манш. Прорабатывались варианты с 540 и 600-мм стволами, вес взрывчатого вещества в снаряде должен был быть около 200 кг. В качестве ПУ предусматривалось использование переделанного железнодорожного транспортера 24-см пушки «Теодор» или усиленного шасси 60-см САУ «Карл». Немцам удалось довести работы до стадии макетирования. После окончания войны эти проработки были использованы при проектировании в 1945—1946 гг. аналогичной системы 56 см. РАК в советской зоне оккупации Германии.

Данные немецких реактивных снарядов (мин)

Производство германских пусковых установок

Производство реактивных снарядов (мин)

Германский шестиствольный миномет Nebelwerfer 41 «Иван»

Залп батареи немецких реактивных миномётов Nebelwerfer 41 под Демянском

Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм миномётом «Nebelwerfer 41»

Снаряды М-31 в упаковочных ящиках на огневой позиции

Ближе к окончанию войны немецкие конструкторы создали 80-мм реактивную систему залпового огня на базе трофейных французских средних полугусеничных БТРов S303(f) и S307(f) на 48 ракет Raketensprenggranate (8см RSprgr.). Эти машины состояли на вооружении войск СС. Ракеты были почти точной копией советской ракеты М-8, известной как «Катюша». Всего немцами было создано 6 машин для запуска этих ракет. Поначалу эти машины проходили испытания в составе Ваффен СС, а затем были перемещены в Schnelle бригаду Запад (21.PzDiv.).

Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»). Вела огонь снарядами калибра 310 мм (в отличие от 132-мм снарядов «Катюши»), запускавшимися с 12 направляющих сотового типа (2 яруса по 6 ячеек в каждом). Система размещена на шасси американского грузовика «Студебеккер» (Studebaker US6), который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

Автор Александр Широкорад, журнал "Техника и вооружение"

txapela.ru

Катюша против «Ванюши» » Военное обозрение

Через десять дней, после того момента, когда началась Великая Отечественная война из Москвы на западные рубежи была направлена колонна из военных грузовиков, которой командовал капитан Иван Флеров. семь трехосных ЗИС-6 и около сорока машин с боеприпасами со странными закрытыми брезентом конструкциями позади кабины ехали по пути к Орше —железнодорожному узлу в Белоруссии.

Там же в суматохе первых военных месяцев застряло несколько десятков советских военных эшелонов с оружием, боеприпасами и топливом. Уже 14 июля Орша была захвачена немцами. Чтобы этот железнодорожный узел не достался им, в бой направили новое советское супер оружие. Тогда его ещё не назвали «Катюша».

«Заменяет 100 гаубиц»

Немцы даже не смогли понять, что случилось, когда станция превратилась в горящий ад. И в течении нескольких месяцев, пока они не захватили неповрежденную ракетную установку с боеприпасами, их разведданные говорили о использовании русскими военными, толи «орудия, которое метало ракетообразные снаряды», толи «автоматической многоствольной пушки метающей огонь».

В начале зимы батарея капитана Флерова была окружена неприятелем, и тогда капитан взорвал головную установку, пожертвовав своей жизнью. Только 46 человек из 160 вернулись к своим. Но слух о «сталинских органах» или «гвардейских минометах» уже пошел гулять по всем фронтам обороны.

Пороховые ракеты были придуманы в Китае около тысячи лет назад. И даже в девятнадцатом(XIX) веке они ещё использовались в Среднеазиатском походе русской армии и Крымской, но после появления нарезной артиллерии об использовании ракет забыли — уж очень неточно они летали. Однако интерес к ним появился в разных странах после первой мировой войны, когда ракета стала очень подходить для доставкок химического оружия.

Да и в Советской республике заказчиками нового оружия были химики. Уже летом 1938 года снаряды с химической начинкой испытывались на Павлоградском артиллерийском полигоне. В отчете об испытании было сказано, что в боевой части данной ракеты вмещается 8 литров ОВ (отравляющих веществ), а в артиллерийских снарядах того же калибра — только 2 литра. Чтобы создать мертвую зону на площади 12 гектаров, было достаточно лишь одного залпа с трех машин, что может сравниться со ста гаубицами.

Долгое время люди считали, что «Катюша» была создана авторским коллективом секретного НИИ-3, которым руководил Андрей Костиков. Однако в 70-х годах было выяснено, что это работа главного инженера НИИ Георгия Лангемака, а Андрей Костиков делал лишь то, что «стучал» на Лангемака в НКВД и после того как тот был арестован, он занял его место. Георгий Лангемак был расстрелян в 1937-м году, а Костиковым была получена звезда Героя Соцтруда (1941) и авторское свидетельство на «Катюшу» (1940).

«Сталинские органы»

Кстати, «Химическое прошлое» еще долго преследовало «Катюшу». Ходил, например, слух, что СССР нарушая международные конвенции, начиняет снаряды белым фосфором — а это, крайне горючее и весьма ядовитое вещество. Ну а в действительности в снарядах применялась обычная взрывчатка. А исключительного эффекта достигали за счет стрельбы залпами — тут действовал закон сложения импульсов. Вспоминая, ветеран одной из частей реактивной артиллерии Юрий Новиков говорил, что после залпа одной батареи «появлялась такая взрывная волна, что немцы, которые попадали под удар еще, не будучи убитыми, были оглушенными, контуженными, беспомощными и когда наши пехотинцы после залпа с криком вставали и бежали, немцы уже не могли ничего делать».

В Красной армии «Катюши» вошли в состав гвардейских минометных полков Резерва Главного командования (РГК), из которых в каждом было по 3 дивизиона, а в дивизионе по 2 батареи. «Катюши» как правило, использовали массированно по направлениям главного удара. Такие полки направлялись непосредственно по фронтам и не входили в состав армии. Служба в полку гвардейских минометов считалась престижной и относительно безопасной. Командованию были важны «Катюши» и просто так их на передовую не посылали.

На фронтах «гвардейцы» тоже понапрасну не оставались, ведь если машины не уходили с огневых позиций сразу после залпа, то через несколько минут батареи запросто могла разрушить немецкая артиллерия.

«Всегда, всю войну, говорил ветеран-ракетчик Александр Пануев: проблемой номер один в русских гвардейских минометных частях была подача снарядов. Мы просто разоряли страну. Заводы не успевали выпускать снаряды. Ну, вот вы представьте! Если полк 384 ракеты выпустит — их нужно подвезти! А если два, три залпа? Это уже тысяча снарядов! А таких полков было 115!»

«Дурила», «Скрипун», «ишак».

Думать, что мысли о модернизации ракетного оружия пришли только в голову советским конструкторам, было бы наивно. Дающая сомневаться честь первого использования реактивной системы залпового огня (РСЗО, эта аббревиатура появилась позднее) во время Второй мировой войны и принадлежит немцам. Уже летом 1941 года, 22 июня против Брестской крепости были выставлены 9 батарей четвёртого полка минометов спецназначения. Ими оказались 6-ти ствольные 150-миллиметровые минометы «Небельверфер» которые были названы в честь того кто их создал - Рудольфа Небеля. У нас их называли по разному: «скрипун», «ишак», «дурилка», «Ванюша»... Первые два прозвища были получены из-за характерно резкого звука взлетающих мин. Еще одной фирменной чертой «Небельверфера» был густой дымный шлейф, который демаскировывал немецкие ракетные позиции. А ещё немецкий миномет в начале войны тянула конная упряжка, потом начали буксировать грузовики, а всё из-за того что установка не была самоходной..

Отличия между оперенными ракетными снарядами «Катюши» и немецкими минами, которые не имели «крылышек» были огромными. Немецкие снаряды в лету стабилизировались только за счет вращения, как артиллерийский снаряд или пуля. Интересно узнать, что, когда немецкой промышленностью в 1943 году был получен от СС заказ на копирование снаряда «Катюши» с советского образца, было сделано все, кроме одного. Стабилизаторы поставили под углом от продольной оси ракеты, что снова придало ей вращение в полёте.

Американская «Катюша»

США позже других стран начали создание реактивного снаряда и мобильной установки для запуска этих ракет. Первые образец был разработан в 1942 году на шасси от грузовиков «Студебеккер». По дальности стрельбы, мощности залпа и точности они сильно уступали аналогичным немецким и советским реактивным системам. И только в 1944 году у американцев получилось сконструировать боеспособную установку, которая могла сравниться с советскими «Катюшами» по отдельным характеристикам. Основой для этой реактивной системы послужил танк среднего веса «Шерман». Тогда на его башне был смонтирован пакет из 60-ти трубчатых направляющих для снарядов М8 калибра 4,6 дюйма (115 мм). Вес одного залпа был 960 кг, а максимальная дальность выстрела — 3.8 км.

Была свой прототип «Катюши» и у британцев. Первую ракетную артиллерию британцы использовали при высадке в Нормандии 6-го июня 1944 года. Тогда с кораблей поддержки оснащённых ракетами, на головы немцев за 1 день выпустили около сорока тысяч реактивных снарядов.

Любопытно, а откуда появилось название «Катюша»? Однако, доподлинно это неизвестно до сих пор. Критику не может выдержать ни одна из версий предлагаемых историками. Тем не менее до сих пор это слово в ходу во всём мире. Во всяком случае, именно так — katusha missile (ракеты катюша) — в новостях называют палестинские ракеты, которые время от времени взрывают на территории Израиля.

topwar.ru

«Ванюша»: ленинградский Nebelwerfer | Warspot.ru

Известный немецкий крупнокалиберный реактивный миномёт Nebelwerfer в Красной армии получил прозвище «Ванюша». В тяжёлых условиях блокадного Ленинграда сотрудники Артиллерийского полигона смогли разработать отечественный аналог немецких тяжёлых реактивных снарядов, использовавшихся для стрельбы из этого оружия. Вокруг созданного ими первого советского серийного твердотопливного турбореактивного снаряда М-28 в послевоенные годы был создан целый ореол домыслов и слухов. Эта публикация призвана их немного развеять.

Nebelwerfer для блокадного Ленинграда

В ходе Великой Отечественной войны ленинградская военная промышленность оказалась в чрезвычайно сложной ситуации. Но даже в условиях блокады и частичной эвакуации ленинградские заводы продолжали выпуск многих образцов оборонной продукции. Организацией работы оборонной промышленности города-фронта занимался Ленинградский горком ВКП(б).

Типы реактивных снарядов, использовавшихся в Красной армии в годы Великой Отечественной войны. Четвёртый снаряд слева – М-28. Оружие Победы М., 1987

Среди многих образцов оружия и боеприпасов, производившихся в блокированном городе, были и реактивные снаряды М-13 для знаменитых «Катюш». Гораздо менее известен другой образец реактивного оружия, созданный в Ленинграде и применявшийся только на Ленинградском фронте. Это был первый советский серийный твердотопливный турбореактивный снаряд М-28, в документах часто именовавшийся как мина МТВ (мина тяжёлая вращающаяся).

Снаряд являлся аналогом тяжёлых немецких реактивных снарядов, несколько образцов которых было захвачено в ходе наступления войск 54-й армии весной 1942 г. Чтобы изучить трофеи, в 54-ю армию с Артиллерийского полигона отправили двух офицеров. Одним из них был будущий ведущий разработчик реактивной мины капитан Михаил Николаевич Алешков.

Общий вид снаряда М-28. Экспозиция Военно-исторического музея Артиллерии, инженерных войск и войск связи. Фото автора

Группу по разработке нового оружия возглавил заместитель начальника Артиллерийского полигона С. М. Серебряков. Именно той группе удалось воспроизвести немецкую конструкцию в блокированном городе, причём боевые качества советского варианта, если и понизились, то ненамного. В результате получился единственный советский реактивный снаряд, разработанный не в НИИ-3 (бывшем Реактивном Научно-исследовательском институте) и не в Управлении Гвардейских миномётных частей Красной армии. Все элементы конструкции снаряда, его боевой заряд и топливо для него производились в Ленинграде.

Как и у немцев, было разработано два основных варианта снаряда. Один был фугасным, и его калибр составлял 280 мм. Другой вариант представлял собой зажигательный снаряд калибром 320 мм. Оба варианта должны были запускаться со специальных станков, примерно такой же конструкции, что и немецкие. Дальность полёта снарядов была невелика, всего до 1900 метров. Получился «Иван-долбай», или «Ванюша» по-ленинградски.

Устройство 280-мм реактивной мины

Документы

Испытания и производство ленинградских реактивных турбореактивных снарядов отражены в ряде документов, предлагаемых вниманию читателя. Это выписка из постановления Ленинградского Горкома об организации производства и две справки. В одной из них производится сравнение снаряда ленинградского производства и тяжёлого реактивного снаряда М-30. Конструкция последнего была разработана в Управлении Гвардейских миномётных частей. Во второй справке речь ведётся о результатах сравнительных испытаний различных типов снарядов. Все испытания проводились на Артиллерийском Научно-исследовательском опытном полигоне (АНИОП) недалеко от ст. Ржевка.

Постановление Горкома от 23 мая 1942 г.
Об организации производства мин МТВ-280 и МТВ-320 на ленинградских заводах

Бюро Горкома ВКП(б) постановляет:

1. Организовать на ленинградских заводах производство реактивных мин трофейного образца МТВ-280 и МТВ-320 и установок к ним с выпуском в мае и июне месяце следующего количества:

  • МТВ-280 – 1000 шт.
  • МТВ-320 – 350 шт.
  • Установки (рамы) – 125 шт.

2. Возложить изготовление корпусов реактивных мин МТВ-280, МТВ-320 и установок к ним на завод: им. Ленина, №371 им. Сталина, завод «Большевик», со сдачей их на снаряжательные заводы в мае и июне месяце, согласно прилагаемого графика (приложение 1).

3. Директорам заводов №7 Евдокимову и им. 2-й Пятилетки т. Стрельникову организовать в порядке кооперации производство камор для МТВ-280 и МТВ-320 с подачей их на сборку заводам им. Ленина и №371 им. Сталина по графикам последних.

4. Директору завода «Большевик» т. Захарьину организовать производство заготовок в количестве 1500 шт. камор и 1500 шт. сопел для МТВ-280 и МТВ-320 с подачей их заводам Ленина, №371 им. Сталина, № 7 и заводу им. 2-й Пятилетки в сроки, предусмотренные прилагаемым графиком.

5. Директору Охтенского химкомбината т. Николаеву произвести в мае и июне месяце 1350 штук реактивных пороховых зарядов для МТВ-280 и МТВ-320 и поставить их на снаряжение заводу №522 до 4 июня – 250 штук, остальные равномерными партиями в июне месяце.

6. Директору завода №522 НКБ т. Николаеву произвести в мае и июне месяце снаряжение 1000 шт мин МТВ-280 и 350 шт. МТВ-320 в первоочередном порядке перед остальными номенклатурами и не позднее, чем через двое суток после доставки этих мин на завод.

7. Директору 3-й мебельной фабрики т. Коновалову:

  • изготовить в течение мая и июня месяца 1350 деревянных ящиков-тары к минам МТВ по чертежам АНИОПа и сдать заводам им. Ленина, №371 им. Сталина и заводу «Большевик» по их заявкам;
  • изготовить к 4 июня сего года 50 шт. деревянных установок (рам) по чертежам завода им. Сталина и сдать Артиллерийскому управлению Ленинградского фронта. <…>

9. Обязать управляющего Ленэнерго т. Карась выделить, начиная с 23 мая сего года для изготовления мин МТВ следующее количество электроэнергии <…>

12. В обеспечении быстрейшего выполнения задания по выпуску мин МТВ-280 и МТВ-320 просить Военный Совет Ленинградского фронта возвратить мастеров, бригадиров и высококвалифицированных рабочих 6, 7 и 8 разрядов, призванных в последнюю мобилизацию в Красную армию»…

Члену Военного Совета Ленинградского фронта секретарю ЦК ВКП(б) тов. Жданову А. А.

Справка
Сравнительные данные боевых качеств реактивного снаряда М-30, МТВ-280 и МТВ-320.1

Научно-исследовательская группа артполигона, сопоставив реактивный снаряд М-30 по проекту Главного управления миномётных частей с находившимися в производстве на Ленинградских заводах минами МТВ-280 и МТВ-320, даёт следующие сравнительные данные:

  1. Снаряд М-30 в конструктивном отношении представляет из себя осколочно-химический снаряд, который можно использовать как зажигательный и фугасный, с изъятием в последнем случае центральной трубки из головной части. Мины МТВ также могут быть использованы в этих направлениях, причём они могут взять больше ОВ, чем М-30, и быть эффективнее. (МТВ – 27,5 кг, МТВ-320 – 37 кг, М-30 – 14,5 кг).
  2. Эти же преимущества у мин МТВ перед М-30 остаются при снаряжении зажигательными веществами, т.к. устройство и действие зажигательной мины аналогичны действию химической мины.
  3. Если переделать снаряд М-30 под фугасный снаряд, изъяв центральную трубку в головной части, то вес разрывного снаряда составит 28 кг ВВ, в то время как в мине МТВ-280 намечается 48 кг, что в 1,7 раза больше, чем в М-30. Отсюда сила взрывной волны МТВ-280 будет иметь более губительное действие, чем от М-30.
  4. В части осколочного действия М-30 имеет преимущества, т.к. головная часть его сварена из железа толщиной в 7 мм, в то время как толщина стенок головной части МТВ-280 составляет 2 мм. Как осколочно-фугасный реактивный снаряд М-13 намного превосходит М-30 как по дальности, так и по осколочно-фугасному действию, и он освоен в Ленинграде в массовом производстве.
  5. Дальность полёта снаряда М-30 по подсчётам незначительно превышает мины МТВ-280. Снаряд М-30 в химическом снаряжении летит на 2650 метров, а мины МТВ-280 в фугасном снаряжении на 2000 метров, таким образом ощутительных преимуществ по дальности эти снаряды не имеют.
  6. По трудоёмкости производство снаряда М-30 займёт больше времени, чем мины МТВ-280 почти на 6,5 часов.

На основании заключений, данных АНИОПом, считаем, что:

  1. Заменять мины МТВ-280 и МТВ-320, уже находящиеся в валовом производстве на Ленинградских заводах на снаряд М-30 нецелесообразно.
  2. Оставить в производстве на Ленинградских заводах реактивные снаряды и мины следующих калибров: М-13, М-8, МТВ-280, МТВ-320 как уже полностью освоенные.
  3. Для бесперебойного выпуска реактивных снарядов запустить в производство одну мартеновскую печь (на заводе «Большевик») и трубопрокатный стан Ижорского завода (на заводе «Центролит») для получения заготовки.

Секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) Капустин

Секретарь ГК ВКП(б) по оборонной промышленности Басов.

Секретарям Ленинградского Горкома ВКП(б)

Тов. Жданову А. А.

Тов. Кузнецову А. А.

Тов. Капустину Я. Ф.

Справка о результатах испытания МТВ-280 и МТВ-320 на АНИОПе

Сегодня 12 августа на АНИОПе был проведены очередные испытания МТВ-280 и МТВ-320 в количестве 8 штук, снаряженные заводом №522 следующими составами:

  • 3 шт. МТВ-320 жидкостным зажигательным составом;
  • 2 шт. МТВ-320 и 1 шт МТВ-280 термитными сегментами;
  • 2 шт. МТВ-280 (фугасные) тротилом.

Испытания показали, что:

  1. Выпущенные 3 мины МТВ-320, снаряженные жидкостным зажигательным составом (смесь нитроклетчатки с бензином, соляровым маслом и бертолетовой солью), показали хороший результат воспламенения жидкости с большим поражением площади горящей смесью. Огнём была охвачена площадь, насчитывающая до 50 и больше очагов зажигания. Все три мины сработали хорошо и показали удовлетворительные результаты.
  2. Мины МТВ, снаряженные термитными сегментами, являются комбинированными минами фугасно-зажигательного действия. Выпущенные 2 шт. МТВ-320 и 1 шт. МТВ-280 сработали хорошо и дали большой разброс горящих термитных сегментов, образовав большое количество пожаров на местности. Отдельные сегменты разбрасывались от места взрыва до 300 метров. При разрыве мины образовалась воронка до 1 метра глубиной и 2 метров в диаметре.
  3. С целью получения повышенной дальности мин МТВ-280 заводом №522 был изменён метод снаряжения, заливка мины тротилом заменена засыпкой, что облегчило её вес до 17 кг.
  4. Результаты стрельбы показали: дальность полёта 1 мины – 3100 метров и 2 мины – 3400 метров. По величине образовавшихся воронок можно судить, что сила взрыва немногим уступает минам, снаряженным путём заливки. Таким образом, испытание показало возможность резкого увеличения дальности полёта мин МТВ-280, не вводя никаких конструктивных изменений.

Заводу и полигону дано указание немедленно приступить к окончательной отработке технологии снаряжения и составления таблицы стрельбы на дальние дистанции.

Подробные результаты испытаний будут представлены АНИОПом особо.

Секретарь ГК ВКП(б) по оборонной промышленности Басов (подпись)

Зав. Отделом оборонной промышленности ГК ВКП(б) Корочин.

Боевое применение

Всего в блокированном Ленинграде за период с мая по ноябрь 1942 г. было произведено 9380 реактивных снарядов нового образца, из них снарядить успели 5078 штук. Параллельно, в 1942 г., всё же началось и постепенное развёртывание производства снаряда М-30. Но в течение всего 1942 г. основным тяжёлым реактивным снарядом, выпускавшимся в Ленинграде, оставался М-28.

С подобных станков запускались снаряды М-28

В условиях, когда почти все снаряды для крупнокалиберной армейской артиллерии приходилось ввозить в Ленинград через Ладогу, это новое оружие стало хорошим подспорьем. Первый опыт его боевого применения был получен в июле 1942 г. в ходе боёв за Старо-Паново и Урицк, где по врагу были выпущены снаряды первой серии. Этот эпизод произошёл даже чуть раньше, чем состоялось первое массовое применение снарядов М-30.

Опыт оказался удачным, и снаряды М-28 в дальнейшем активно использовались практически во всех наступательных операциях 1942 года и во время прорыва блокады Ленинграда. Образцы этих снарядов в наше время можно увидеть в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге.

Источники и литература:
  • Документы ЦГА ИПД.
  • Демидов В. И. Снаряды для фронта. Л., 1985

warspot.ru

Катюша против немецкого Ванюши

"Катюша" — народное название реактивных систем гвардейских минометов БМ-13, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. Появилось оно в начале Отечественной войны. На первых боевых машинах, изготовленных воронежским заводом им. Коминтерна, и с популярной во время войны, одноименной песней М. Блантера на слова М. Исаковского "Катюша", стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня…

Бытовало убеждение, будто бы Красная Армия первой применила в боях летом 1941 года реактивную артиллерию (по нынешней терминологии — реактивные системы залпового огня, РСЗО).

Это не соответствует действительности, поскольку Германия имела такие системы на вооружении с 1940 года. Аналогичные советские системы появились на вооружении (в первых единичных экземплярах) в июле 1941 года.

В 1941 году немцы использовали пусковые установки ракет калибра 280 мм (фугасные) или 320 мм (зажигательные), и шестиствольные «небельверферы» калибра 158,5 мм (осколочно-фугасные ракеты).

Первые массовые применения на Восточном фронте – ранним утром 22 июня 1941 года (в том числе по Брестской крепости). На тот момент вермахт располагал на Восточном фронте 10-ю полками реактивной артиллерии.

В СССР первая батарея реактивной артиллерии была сформирована 1 июля 1941 года – 7 пусковых установок БМ-13 (по 16 ракет калибра 132 мм). Эта батарея (с боезапасом 600 ракет, на 5 залпов: 1 залп = 112 ракет) была отправлена на Западный фронт, в распоряжение 20-й армии. 16 июля 20-я армия была окружена немцами (39-м и 47-м моторизованными корпусами) в узком мешке от Орши до Смоленска (100х40 км), при этом города Орша и Смоленск в этот день были взяты немцами).

О конкретном месте и времени первого боевого применения советской реактивной артиллерии написал в 1959 году маршал Еременко, в «Военно-историческом журнале» (№ 1, стр. 51): «Новое оружие мы испытали под Рудней. 15 июля во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух. Как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощные разрывы поразили слух и зрение тяжким грохотом и ослепительным блеском.»

Следует отметить – это описание сделано как будто бы очевидцем, однако лично Еременко не мог это наблюдать, поскольку 20-я армия была уже почти в окружении, а генерал-лейтенант Еременко – находился в штабе Западного фронта.

Эта красочная картина была зафиксирована в 1961 году в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (том 2, стр. 66), и таким образом эти дата и место первого применения советской реактивной артиллерии стали официальными. Однако затем стали возникать новые версии.

В 1966 году в том же «Военно-историческом журнале» была опубликована статья полковников Прохоркова и Трусова, в которой было написано (тоже красочно, как будто бы очевидцами): «Во второй половине дня 15 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии в лесу восточнее Орши, словно ураган, взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождаемые непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий.

Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением пронеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район оршанского вокзала, захваченный гитлеровцами, покрылся султанами почти одновременно взорвавшихся нескольких десятков снарядов.

Фашисты были буквально ошеломлены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать свои деморализованные подразделения.

Другой огневой удар из нового оружия в этот же день был произведен по переправе через реку Оршицу. Результат был такой же. Враг и здесь был потрясен невиданной силой все уничтожающего огня, и его наступление задержалось».

После этой публикации все советские историки и журналисты дружно стали утверждать, что первое применение советской реактивной артиллерии было именно 14 июля (а не 15 июля) и конкретно по вокзалу Орши, занятому немцами. Тот факт, зафиксированный официально в советской истории, что немцы на самом деле заняли Оршу только 16 июля – просто игнорировался. Удар батареи БМ-13 в районе Рудни если и упоминался, то только в качестве третьего по счёту.

Следует отметить, что публикации Еременко и двух полковников не ссылались на какие-либо документы (как и их последователи). А между тем документ о первом применении советской реактивной артиллерии есть.

Это – суточный доклад Главного командования Западного направления (маршалов Тимошенко и Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (Сталину) от 24 июля 1941 года (по прямому проводу «Бодо», в 17:00):

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку.

Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами.» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41)

Из чёткого упоминания о трёх залпах, сделанных 24 июля по Рудне, и об оставшихся ракетах для трёх залпов – бесспорно следует, что это было первое применение советской реактивной артиллерии.

Русская "Катюша" одолела немецкого "Дурилку - Ванюшу"  Немцы первыми применили реактивные системы залпового огня во Второй мировой войне. 22 июня 1941 года против Брестской крепости было использовано 9 батарей 4-го полка минометов специального назначения. Это были шестиствольные 150-миллиметровые минометы "Небельверфер" (в честь создателя Рудольфа Небеля), много раз описанные в мемуарах советских ветеранов.

Как их у нас только не называли: "Ванюша", "дурилка", "скрипун", "ишак"... Последние два прозвища были даны из-за характерного резкого звука стартующих мин. Еще одна фирменная черта "Небельверфера" - густой дымный шлейф, демаскирующий позиции немецких ракетчиков. Кроме того, немецкий миномет не был самоходным - его буксировали за грузовиком, а в начале войны – и за конной упряжкой.

В отличие от оперенных ракетных снарядов катюши, немецкие ракеты "крылышек" не имели - в полете они стабилизировались за счет вращения, как пуля или артснаряд. Любопытный факт: когда немецкая промышленность в 1943 году получила от войск СС заказ скопировать снаряд катюши, по советским образцам было сделано все, кроме одного - стабилизаторы были поставлены под углом к продольной оси ракеты, что опять-таки придавало ей вращение в полете.

Почему первую отечественную РСЗО так ласково именовали, доподлинно не известно. Ни одна их предлагаемых историками версий не является абсолютной. Самая распространенная легенда такова: название родилось из песни Блантера на слова Исаковского "Катюша", в которой есть строки о том, что она "выходила на берег" и "песню заводила".

Новые РСЗО тоже выходили на позиции и "запевали" своеобразные "музыкальные произведения", при этом катюша могла стрелять с высокой и крутой горы прямой наводкой, поэтому у бойцов тут же возникала ассоциация с высоким крутым берегом из популярной перед войной советской песни, считают сторонники данной версии.

super-arsenal.ru

Катюша против немецкого Ванюши | Жизнь в СССР

"Катюша" — народное название реактивных систем гвардейских минометов БМ-13, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. Появилось оно в начале Отечественной войны. На первых боевых машинах, изготовленных воронежским заводом им. Коминтерна, и с популярной во время войны, одноименной песней М. Блантера на слова М. Исаковского "Катюша", стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня…

Бытовало убеждение, будто бы Красная Армия первой применила в боях летом 1941 года реактивную артиллерию (по нынешней терминологии — реактивные системы залпового огня, РСЗО).

Это не соответствует действительности, поскольку Германия имела такие системы на вооружении с 1940 года. Аналогичные советские системы появились на вооружении (в первых единичных экземплярах) в июле 1941 года.

В 1941 году немцы использовали пусковые установки ракет калибра 280 мм (фугасные) или 320 мм (зажигательные), и шестиствольные «небельверферы» калибра 158,5 мм (осколочно-фугасные ракеты).

Первые массовые применения на Восточном фронте – ранним утром 22 июня 1941 года (в том числе по Брестской крепости). На тот момент вермахт располагал на Восточном фронте 10-ю полками реактивной артиллерии.

В СССР первая батарея реактивной артиллерии была сформирована 1 июля 1941 года – 7 пусковых установок БМ-13 (по 16 ракет калибра 132 мм). Эта батарея (с боезапасом 600 ракет, на 5 залпов: 1 залп = 112 ракет) была отправлена на Западный фронт, в распоряжение 20-й армии. 16 июля 20-я армия была окружена немцами (39-м и 47-м моторизованными корпусами) в узком мешке от Орши до Смоленска (100х40 км), при этом города Орша и Смоленск в этот день были взяты немцами).

О конкретном месте и времени первого боевого применения советской реактивной артиллерии написал в 1959 году маршал Еременко, в «Военно-историческом журнале» (№ 1, стр. 51): «Новое оружие мы испытали под Рудней. 15 июля во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух. Как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощные разрывы поразили слух и зрение тяжким грохотом и ослепительным блеском.»

Следует отметить – это описание сделано как будто бы очевидцем, однако лично Еременко не мог это наблюдать, поскольку 20-я армия была уже почти в окружении, а генерал-лейтенант Еременко – находился в штабе Западного фронта.

Эта красочная картина была зафиксирована в 1961 году в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (том 2, стр. 66), и таким образом эти дата и место первого применения советской реактивной артиллерии стали официальными. Однако затем стали возникать новые версии.

В 1966 году в том же «Военно-историческом журнале» была опубликована статья полковников Прохоркова и Трусова, в которой было написано (тоже красочно, как будто бы очевидцами): «Во второй половине дня 15 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии в лесу восточнее Орши, словно ураган, взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождаемые непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий.

Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением пронеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район оршанского вокзала, захваченный гитлеровцами, покрылся султанами почти одновременно взорвавшихся нескольких десятков снарядов.

Фашисты были буквально ошеломлены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать свои деморализованные подразделения.

Другой огневой удар из нового оружия в этот же день был произведен по переправе через реку Оршицу. Результат был такой же. Враг и здесь был потрясен невиданной силой все уничтожающего огня, и его наступление задержалось».

После этой публикации все советские историки и журналисты дружно стали утверждать, что первое применение советской реактивной артиллерии было именно 14 июля (а не 15 июля) и конкретно по вокзалу Орши, занятому немцами. Тот факт, зафиксированный официально в советской истории, что немцы на самом деле заняли Оршу только 16 июля – просто игнорировался. Удар батареи БМ-13 в районе Рудни если и упоминался, то только в качестве третьего по счёту.

Следует отметить, что публикации Еременко и двух полковников не ссылались на какие-либо документы (как и их последователи). А между тем документ о первом применении советской реактивной артиллерии есть.

Это – суточный доклад Главного командования Западного направления (маршалов Тимошенко и Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (Сталину) от 24 июля 1941 года (по прямому проводу «Бодо», в 17:00):

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку.

Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами.» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41)

Из чёткого упоминания о трёх залпах, сделанных 24 июля по Рудне, и об оставшихся ракетах для трёх залпов – бесспорно следует, что это было первое применение советской реактивной артиллерии.

Русская "Катюша" одолела немецкого "Дурилку - Ванюшу"  Немцы первыми применили реактивные системы залпового огня во Второй мировой войне. 22 июня 1941 года против Брестской крепости было использовано 9 батарей 4-го полка минометов специального назначения. Это были шестиствольные 150-миллиметровые минометы "Небельверфер" (в честь создателя Рудольфа Небеля), много раз описанные в мемуарах советских ветеранов.

Как их у нас только не называли: "Ванюша", "дурилка", "скрипун", "ишак"... Последние два прозвища были даны из-за характерного резкого звука стартующих мин. Еще одна фирменная черта "Небельверфера" - густой дымный шлейф, демаскирующий позиции немецких ракетчиков. Кроме того, немецкий миномет не был самоходным - его буксировали за грузовиком, а в начале войны – и за конной упряжкой.

В отличие от оперенных ракетных снарядов катюши, немецкие ракеты "крылышек" не имели - в полете они стабилизировались за счет вращения, как пуля или артснаряд. Любопытный факт: когда немецкая промышленность в 1943 году получила от войск СС заказ скопировать снаряд катюши, по советским образцам было сделано все, кроме одного - стабилизаторы были поставлены под углом к продольной оси ракеты, что опять-таки придавало ей вращение в полете.

Почему первую отечественную РСЗО так ласково именовали, доподлинно не известно. Ни одна их предлагаемых историками версий не является абсолютной. Самая распространенная легенда такова: название родилось из песни Блантера на слова Исаковского "Катюша", в которой есть строки о том, что она "выходила на берег" и "песню заводила".

Новые РСЗО тоже выходили на позиции и "запевали" своеобразные "музыкальные произведения", при этом катюша могла стрелять с высокой и крутой горы прямой наводкой, поэтому у бойцов тут же возникала ассоциация с высоким крутым берегом из популярной перед войной советской песни, считают сторонники данной версии.

Катюши стали прародительницами современных мощных реактивных систем залпового огня "Град", "Ураган", "Смерч", стоящих в настоящее время на вооружении соединений Сухопутных войск России. А название первого советского РСЗО до сих пор в ходу во многих странах мира. В частности, именно так - katusha missile - в сводках новостей называются палестинские ракеты, которые периодически взрываются на территории Израиля.

         

ussrlife.blogspot.com