Вадим Задорожный: «В моей коллекции более сотни самолетов, из них пятнадцать — летают». Вадим задорожный википедия


Вадим Задорожный прикрывается вице-премьером, чтобы не возвращать ЯК-3 Феропонта Головатого в Саратов | Общество

Сага о саратовском геройском «ястребке», ни разу не сбитом врагом, но попавшем в сети жадности и расчета, все никак не закончится. Роскошный флер его мужественной и горькой истории ныне успешно монетизирован и подпитывает личное тщеславие известного на всю Россию коллекционера.

В самом деле, ЯК-3 с бортовым №1712, который был куплен колхозником на медные деньги, подарен летчику-асу Борису Еремину, вышел из горнила войны с 14 звездочками на борту, пережил забвение и долгий заморский плен – возможно, самый известный в стране самолет Великой Отечественной. Одна как минимум пьеса с его участием уже написана, но судьба легендарного «ястребка» достойна куда более широкоформатного жанра. А вот Саратов, по мнению Вадима Задорожного, такого самолета недостоин. Не вышел ни масштабом, ни значением, и постамент у нас низковат.

В истеричных интонациях опубликованного «Известиями» текста, чувствуется щемящая боль главного интересанта, выкупившего «легенду» у ОАО «ОКБ им. А.С. Яковлева», в  музее которого Як-3 стоял десятилетиями, откуда и был отправлен на авиашоу в Санта-Монику (штат Калифорния), где и застрял на 24 года.

Как можно понять из публикации, Музей Вадима Задорожного оплатил возвращение победоносной машины в Россию, а затем вложился в реставрацию. И в итоге получилось, что, с триумфом вернувшись на родину, боевая реликвия волею ОКБ просто поменяла одну частную коллекцию на другую. Да так и работала бы она на кассу известного коммерсанта, если бы люди, которые с точки зрения «Известий» и успешного ловца артефактов не достойны даже упоминания, не вмешались в хорошо продуманный сюжет.

Конечно, персонажи, упорно вытираемые официозом из истории знаменитого самолета, не вписываются в святцы государственного гламура: это два ветерана ныне разграбленного и уничтоженного саратовского авиазавода Валентин Аристархов и Александр Бернадский, экс-депутат Госдумы от КПРФ Ольга Алимова, да совсем незаметная родня того самого колхозника Ферапонта Головатого, который купил на медные деньги самолет, превращенный г-ном Задорожным в золотую жилу. Ольга Алимова заинтересовалась правами родственников на военную реликвию, а затем и встал ребром вопрос о реальных владельцах самолета.

Благодаря ее депутатским запросам Росимущество внимательно исследовало фактуру и установило, что самолет не вошел в приватизационную массу ОАО «ОКБ им. А.С. Яковлева», не является собственностью общества, а потому права передавать его кому–либо акционеры не имели.

Как совершенно правильно пишут «Известия», Як-3 с бортовым номером 1712 стоит в федеральном реестре как казенное имущество. И о том печаль-тоска несостоявшихся владельцев в лице ОКБ и Задорожного.

По нашей версии, принципиальный выбор в пользу Саратова как места дислокации  ЯК-3 Росимущество уже сделало. Более того, «ястребок» можно было вернуть в Саратов еще к 9 мая, но помимо меркантильных козней, в вопрос вмешался военно-гламурный вице-премьер Дмитрий Рогозин, который отчего-то решил, что у судна, выпущенного в 1944 году, сейчас восстанавливается летная годность.

А Вадим Задорожный через федеральное издание занимается, с точки зрения технических экспертов, просто откровенной дезинформацией. Цитируем его слова:

 “Идея отдать самолет в Саратов, чтобы он стоял прикованным к земле в малопосещаемом региональном музее, а не летал на многотысячных авиашоу во славу нашей Победы, является преступлением против памяти о подвиге нашего народа в той войне и прямо противоречит поручениям президента РФ”.

А вот что рассказал нам Александр Бернадский о возможности боевой машины летчика-аса Бориса Еремина снова подняться в небо:

 – Официально о планах по восстановлению летной годности самолета ЯК-3 представители ОКБ заявляли, судя по протоколу, на совещании в Росимуществе 10 июня 2016 года. Времени что-то сделать было предостаточно, но это нереально и нерентабельно. Самолет выпущен в мае 1944 года, не летал с августа 1945-го. Все силовые конструкции надо менять, так что от воздушного судна ничего не останется, кроме надписи. Я уж не говорю о том, что необходим большой объем наземных и летных испытаний, стоящий больших денег. И для того чтобы получить сертификат летной годности, испытания проводиться должны не на одном образце. То есть, для того, чтобы допустить этот ЯК-3 к полетам, по закону надо изготовить несколько других экземпляров.

Так что полеты борта №1712 могут происходить разве что в голове г-на Задорожного, а никак не на «многотысячных авиашоу во славу нашей Победы». Или же исполнять их могут «реплики» – т.е. дубликаты-новоделы, но для этого настоящему борту №1712 вовсе не обязательно находиться в частном подмосковном музее.

По нашим данным, постановление Правительства РФ о передаче самолета как федерального имущества в Саратов,уже существует. Чтобы повернуть колесо вспять, нужен шум в федеральной прессе. Так что, возможно, мы еще не раз прочтем о том, что ястребок летчика-аса Бориса Еремина вот-вот взмоет в небеса, гарантируя прилив патриотических чувств. Каким образом? Не иначе как духоподъемной силой вложенных Задорожным долларов. Если в этом ракурсе смотреть, то, конечно, томиться такому дорогостоящему приобретению в “захолустном” Саратове просто преступно. И дело не в памяти, и не в подвиге, а в том, что затраты нужно отбивать. А иначе какой же это бизнес?

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com

Вадим задорожный откуда деньги | О банках и финансах

Вадим задорожный откуда деньги

1.9.2011, 1:57

Сообщение #1

Оборотень

Сообщений: 5131

Регистрация: 8.12.2005

Пользователь №: 77

Как то летом, пробуя объехать утренние пробки, навигатор потащил меня по не изведанной ранее дороге. В какой то момент, я понял, что еду мимо целой аллеи танков! Нечайно убрал ногу с педали газа, и прочёл указатель — Музей техники. Что за чудо? Да в нескольких километрах от МКАДа.

Примчавшись на работу, полез в интернет.

Первое чувство, не очень заинтриговало. Музей техники Вадима Задорожного. Личный музей, вся коллекция в собственности какому то Вадиму, да и цена на билет, не весьма демократична.

Но все таки, решил отыскать время и посетить, ни разу не был в частных музеях.

И вот субботним утром, припарковал машину, в руках билет.

Первое что смутило — билет никто на входе не проверил. Как это? А где бабуля? (с)

Сходу за входом, уперся в экспонаты. Наоборот входа прямо на улице стоит Light tank M3 Stuart. Казалось бы, эка невидаль, видали в той же Кубинке. Подходим ближе. Что это, пулеметы?

Да хорошо! Везде неизменно на их месте была бутафория! Да они кроме того двигаются в шаровых. ни фига себе.

А это что? Масло подтекает из тележек? Не может быть! Да ОН НА ХОДУ! Все агрегаты и узлы исправны, все смазано, идеально покрашено. Но не имеет возможности же все быть так прекрасно. Отыскал! В одной фаре нет лампочки!

Он не совершенен — успокоился.

Идем дальше. Техники большое количество, довольно много. Думается что данный Вадим коллекционирует все что не хорошо лежит.

Имеется кроме того коллекция домкратов, и советских фотоаппаратов.

А это что? 8,8-cm-Flugabwehrkanone также бывает, знаем плавали видели.

Хм. Да у него все устройства целы, и в исправном состоянии. А механизмы управления не заварены как во всех музеях, а свободны, или подмотаны проволочкой. Хочется посидеть покрутить? Да пожалуйста!

Никто слова не сообщит — сиди крути, фоткайся.

Рядом за заборчиком реставрационная мастерская. Тут собрана техника над реставрацией которой работа идет сейчас. Интересненько, отправлюсь пофоткаю через забор.

Что это? Да это же Т-37!!!! В мире, в музеях стоит всего два с половиной таких танка. Из-за чего с половиной? Да все легко.

Один в плачевном состоянии в Танковом музее в Кубинке, второй в танковом музее в Аксвелле, а добрая половина в виде макета, с табличкой Т-38 в Музее ВОВ в Киеве. И все! А тут сходу два!

Да и реставрируются они видно на совесть, восстанавливаются кроме того все внутренности, не удивлюсь, в случае если в конце реставрации автомобили окажутся на ходу.

Двигаясь по музею, поражает состояние техники. Все родное, кроме того брезентовые чехлы, надписи, опознавательные символы и т.д. Пример? Да вот данный тягач АТ-П (артиллерийский тягач полубронированный).

И он далеко не единственный в таком состоянии.

В отличии от музея в Кубинке, тут вся техника кроме того покрашена с умом. Не тупо закрашено все, как имеется, основное скоро. А покрашено так, как было, в то время, когда техника покинула завод.

Вот к примеру, все таблички не закрашены, все механизмы не заварены, а замотаны проволочкой, а на осях имеется кроме того цифры нужного давления в резине!

Неоднократно, и в музеях и в армиях виделся с ЗСУ-23-3, но лишь в этом музее выяснил, что она комплектовалась вот таковой крышей. Желаете сеть покрутить? Да прошу вас, никто и слова не сообщит!

Дети в восхищении.

Мало зрелищ? Желаете аттракционов? За не громадную плату,

вас покатают по территории музея вот на таком раритете:

Устали, ножки бобо? Не страшно, тут возможно и без того:

В случае если показать мало решительности, то возможно попасть в закуток музея, где собрана техника которая еще лишь ожидает собственной очереди на реставрацию. Как к примеру вот это орудие Д-10С. Для него уже и корпус подобрали СУ-100 варварски переделанный в кран.

Довольно много редких и раритетных машин. Большая часть не только на ходу, но и с номерами. Стоят они по всей территории музея, как снаружи.

Так и в. Как эта коллекция Alfa-Romeo.

Насмотревшись на кошмары внутреннего убранства техники в музее в Кубинке, меня мучил жгучий интерес как эти дела обстоят тут. И я собственный любопытство удовлетворил.

Внутреннее пространство БА-64. кроме того не знаю что и добавить. музею в Кубинке должно быть стыдно. Не смотря на то, что в этот самый момент, какой то храбрец отметился. Закинул вовнутрь бутылку от минералки.

Да что бы ты ей захлебнулся упырь!

И вот в таком состоянии вся техника в которой мне удалось побывать в.

Не забывайте британский Universal Carrier — универсальный транспортёр который я уже фотографировал в музее в Кубинке? ТУТ Так вот у Вадима, он в совершенном состоянии — сел и отправился. Как и должно быть у музея, в противном случае драное корыто, которое стоит в Кубинке с табличкой Universal Carrier.

Ну не красота? Willys MB, поставлявшийся пиндосами в СССР по программе ленд-лиза. Я его в таком состоянии еще ни при каких обстоятельствах не видел.

Раздельно замер на стенде стрелкового оружия. Кто осознаёт, тому имеется на что взглянуть. Имеется редкие модели, каковые Я еще ни в одном музее не встречал.

Творение Генри Форда. Возможно часами наблюдать, наблюдать, наблюдать. Ford Focus RS не так увлекателен как это.

В то время, когда то, кадилаки были такими.

Вот это родстер от BMW, аж слюни текут.

А в небе Fokker Dr.I, совершенно верно такой же как был у Манфреда фон Рихтгофена, Красного Барона лучшего асса Первой Мировой.

А как вам коллекция отечественных мотоциклов? Более полной я нигде, не считая как в книгах не видел.

Монумент отечественному автомобиле строению. ЗАЗ-968М в разрезе. Прямо наглядное пособие.

Определите? Да, да! Та самая инвалидка, которую Евгений Моргунов одной рукой.

Коллекция германской мототехники не меньше внушительна, чем советская. Имеется на что взглянуть. Имеется кроме того редкие пустынные варианты BMW.

Их я ранее, ни в одном музее не встречал.

В далеком прошлом, в далеком прошлом, в то время, когда деревья были громадными. Раздельно стоят дедушки современной AUDI, те самые DKW, Horch, Audi и Wanderer, объединившиеся в не Union. Да блин, сколько же вся эта красота стоит?

И кто таковой данный Вадим Задорожный?

А это правительственные мотоциклы Днепр, для сопровождения кортежей. А рядом ЗИЛ-111, мерин с-класса и рядом не стоял!

Звучит само собой разумеется как реклама. Но в музеях где так оберегают собственные экспонаты я еще не был. О израсходованном времени и деньгах ни грамма не жалею. Более того, это тот музей, куда я еще возвращусь! И в случае если имеется возможность, настоятельно советую его посетить. Фотографий еще большое количество, я не продемонстрировал и не поведал кроме того о половине музея.

Но на данный момент уже три часа ночи, и я отправился дремать.

Как в большинстве случаев, фотографии в большем разрешении ТУТ.

Источник: voiska.ru

Директор усадьбы «Архангельское» Вадим Задорожный: Музей возрождается

Увлекательные записи:
Подборка статей, которая Вас должна заинтересовать:
  • Откуда у церкви деньги?

    Мы приходим в храм, дабы помолиться Всевышнему, поразмыслить о собственной душе, принести покаяние. Но нельзя не подметить, что содержание его…

  • Откуда берутся и куда деваются деньги

    Руслан Нарушевич Откуда берутся и куда деваются деньги? Veda Press 2012 Руслан Нарушевич (Чайтанъя дас) Откуда берутся и куда деваются деньги? Эта книга…

  • Откуда деньги у прохорова

    Скелеты в шкафу М. Прохорова Миша Прохоров появился в приличной столичной семье. Мама управляла кафедрой, папа – лабораторией. Получал образование…

  • Откуда у кавказцев деньги

    . Откуда возьмутся деньги для Кавказа? 14 Июл. 2015 Отвечает Александр Хлопонин, помошник премьер-министра, полномочный представитель Главы Российской…

  • Как вывести деньги с толуны на paypal — откуда берутся гневные отзывы о неплатежах (скрины заработков)

    Преимущества: наилучший опросник из существующих в плане работы Недочёты: время от времени кроме того надоедают с опросами С сайтом Толуна я…

  • Деньги у студента: откуда берутся и куда исчезают?

    не забываю, на первом курсе, не считая студенческих дисциплин, я изучала еще одну, жизненную, — как вести персональный бюджет. Сперва было так: родители…

kapitalbank.ru

Музей техники Вадима Задорожного - Познание начинается с удивления

Здесь и уникальные правительственные ЗиЛы с АКПП и раздельным климат-контролем. Шумоизоляция такая, что даже если вокруг машины будет скакать три начальных класса на детском утреннике с клоунами и духовым оркестром, в машине можно спокойно разговаривать, не повышая голоса! Не автомобиль - несбыточная мечта! ЗиЛ-115 - шедевр всех времен и народов производства Завода им.Лихачева. Ещё и кабриолет!

На этом гордость отечественного автопрома заканчивается! И начинается гордость автопрома немецкого! "Я прошу, хоть ненадолго, грусть моя, ты покинь меня..." - пел Штирлиц каждый год в День Октябрькой революции, направляя свой верный "мерин" из Берлина в Лозанну, порыбачить на Женевском озере, попить спокойно водки, в предвкушении чего настроение его неизменно повышалось! Да, это Мерседес!

Но это и это БМВ:

Можете себе представить, что совсем недавно этот великолепный родстер служил корытом для скота, а мотор использовали рыбаки в качестве якоря!! BMW 327 Coupe - первый "автомобиль для водителя", за рулем которого должен ездить хозяин, а не водитель. Из 265 выпущенных BMW 327 - это единственный сохранившийся, такого нет даже в музее БМВ в Мюнхене! Немцы приезжали, хотели купить. Не продали!

Уникальный автомобиль - BMW 327 Coupe. А эта 70-летняя "бэха" спокойненько катает людей вокруг музея даже в русском декабре! ;))

И если уж говорить про премиум-класс немецкого автопрома - это в первую руку Horch! Август Хорьх был человеком неординарным, настырным и неуживчивым, видимо, приобретя эти качества, махая кувалдой на вагоностроительном заводе в 16 лет! В автомобили он влюбился, проработав 3 года у "папы Бенца" в Мангейме. И понеслось! В основанном им автоконцерне Auto Union AG он творил, что хотел!! Совершенству нет предела, считал талантливый Август, и требовал от своих рабочих идеальной работы всех деталей автомобиля, а особенно двигателя. Проверял работу он так - ставил на капот работающей машины 10-пфенниговую монету. Если монета падала с неустойчивого торца, требовалось продолжать притирку деталей двигателя! Во как! (Справочно: в наши дни, переборка двигателя такого красавца обойдется владельцу в кругленькую сумму в 30 тыс. евро.)

Такой произвол владельца терпеть никто не хотел, так что его выгнал Совет директоров из своей же компании! "Послушайте меня!" - тщетно взывал он к разуму и совести пригретых на груди "змей", сидящих кругом в роскошном зале заседаний штаб-квартиры концерна Auto Union на последнем этаже 8-этажного небоскреба в Ингольштадте. Но никто не слушал! Так волею судеб возникла компания Audi - так в латинском переводе фамилии Horch звучит "Слушайте" - ухватившая от концерна лишь фирменный знак из четырёх сплетённых колец. Ауди мы все знаем и сейчас видим ежедневно безо всякого удивления. А Хорьх до сих пор поражает воображение качеством исполнения и смелостью технических решений (например, под каждым колесом был закреплен домкрат, управляемый из салона - при необходимости водитель мог поднять любое колесо или всю машину, не вставая с сиденья!). Стоимость такого чуда техники в Германии оценивалась в 15-20 тысяч рейхсмарок и равнялась стоимости нескольких особняков или обширной загородной резиденции! Полный "Зер гут!" Совершенный автомобиль с гербом Horch на стеклах фар!

picknick17.livejournal.com

Вадим Задорожный

Профессия торговца антиквариатом, арт-дилера, как ни странно, одна из самых молодых в нашей стране: государство разрешило частным лицам заниматься куплей-продажей старинных вещей четверть века назад. До этого момента в Петербурге были всего четыре антикварные комиссионки, а сегодня — около двухсот салонов. Мы собрали заметных игроков из Петербурга, Москвы и даже одного иностранца, работающего с русским искусством. Одни из них занимаются традиционными для антикваров живописью и мебелью из карельской березы, другие увлечены нэцке, агитфарфором, старинными куклами или раритетными автомобилями.

Вадим Задорожный

Антикварная техника 1900–1980-х годов

В собрании создателя крупнейшего в России частного музея техники ретроавтомобили — например, частное авто Гагарина и Mercedes принцессы Грейс Келли, — а также мотоциклы, танки и даже самолеты — истребители и штурмовики. Почти вся коллекция на ходу.

У меня такое ощущение, что с антиквариатом я был связан всегда. В детские годы в Ужгороде собирал, выменивал марки и монеты и зарабатывал на них.

Но еще тогда, в конце 1960-х — начале 1970-х, у меня вызывали шок и трепет трофейные машины из прошлого с их красивыми формами, которые на фоне наших «Волг» и «Москвичей» выглядели как запредельные космические объекты.

С началом перестройки открыл свой первый антикварный магазин в Москве, на Ленинском проспекте, затем на Старом Арбате — они принесли первые деньги.

К середине 2000-х создал капитал, который пустил на строительство своего музея техники в Архангельском под Москвой. Теперь это шестиэтажное здание с экспозицией из десятков старинных машин и мотоциклов. На прилегающей к нему территории демонстрируются боевые истребители и бомбардировщики, танки и бронетранспортеры.

Большинство техники на ходу — два последних года мы устраивали ее парады на Красной площади 7 ноября.

Меня привлекают автораритеты с бэкграундом, и мне удалось собрать машины Гитлера, Сталина, Хрущева, Гагарина, весь кортеж Горбачева, включая мотоциклы и автомобили сопровождения. Найти такие почти невозможно, это просто удача коллекционера.

У каждой подобной покупки своя история: «Чайка» лидера ГДР Эриха Хонеккера попала в Россию в начале 1990-х, «ЗИС» Берии удалось приобрести в Сухуми, а Mercedes принцессы Грейс Келли — купить на аукционе.

Отечественные автомобили интересовали меня в меньшей степени. В СССР не было по-настоящему роскошных машин, даже «членовозы» просто подавляли своей массой. К тому же делались они все с оглядкой на западные ориентиры и являются вторичными. Но сегодня у нас в музее целый этаж занимает раздел «Гараж Страны Советов»: машины как представительского класса, так и массовые.

Это собрание стало целью моей жизни, а сейчас я занимаюсь созданием еще и музея авиации в Калужской области.

Случай

Бронированный Mercedes-Benz, который когда-то эксплуатировался Гитлером, мы привезли из Ташкента. В свое время Гитлер подарил его профашистскому диктатору Хорватии, потом глава Югославии Иосип Броз Тито передарил его Сталину, который посчитал неправильным на нем ездить и отправил с глаз долой. Так он попал в гараж первого секретаря ЦК компартии Узбекистана. Когда мы нашли этот автомобиль, он был совершенно уделанный: поскольку он большой, на нем в 1980-е перевозили бахчевые. Сейчас машина полностью восстановлена.

К ОГЛАВЛЕНИЮ

Тексты: Виталий Котов, Марта Агеева, Алена СпицынаФото: Алексей Сорокин

www.sobaka.ru

Вадим Задорожный: «В моей коллекции более сотни самолетов, из них пятнадцать — летают» | Журнал о путешествиях по России

В прошлом году в подмосковном Музее техники Вадима Задорожного побывало около семисот тысяч посетителей. Для сравнения — столичный ГМИИ им. Пушкина за тот же период принял больше миллиона человек. Цифра впечатляющая, учитывая тот факт, что Пушкинский музей — один из крупнейших государственных музеев, а Музей техники — частная инициатива конкретного человека. Вадим Николаевич называет себя «одиночкой» и «блаженным» и, несмотря на зрелый возраст, ведет себя, как мальчишка. Как только речь заходит о технике, азарт, с которым Задорожный рассказывает о своем детище, распространяется, кажется, на всех, кто находится в радиусе километра.

— Наша встреча приурочена к 23 Февраля, поэтому давайте сначала про танки поговорим. Какие экспонаты военной техники появились в вашем музее первыми и когда это произошло?

— Первым появился танк Т-34, который я приобрел в одном из частных французских музеев примерно десять лет назад. Танк «Шерман», который в годы Второй мировой войны поставляли союзникам США, также был куплен мною во Франции. Эти две единицы использовались в военных действиях советской армией. Спустя время мы переключились на технику союзников — американский танк «Стюарт» тоже приехал из Франции.

— Почему именно оттуда?

— Потому что в Европе существование частных музеев, которые поддерживаются государством и которые, в отличие от нас, не платят налоги, — это норма.

— Обычному человеку трудно понять, как можно перевести танк из одной страны в другую.

— Вы даже не представляете, сколько процедур надо пройти, чтобы это осуществить.

— Если честно, не представляю. Сколько?

— Сначала мы в течение года получали разрешение у французского Министерства обороны. Затем надо было получить соответствующее разрешение у французских властей. Танк не разбирают на части, а везут целиком на специальных платформах. В Москву технику вез кортеж из восьми тягачей с прицепами, и это был беспрецедентный для современной России случай. Я выступал как ответственное лицо, поэтому на всех бортах техники был указан мой адрес — город Москва, улица такая-то, квартира такая-то.

— С тех пор в процедуре оформления документов и прохождения границы изменилось что-то?

— Процедура стала более понятной, но как была сложной, так и осталась. С одной стороны, появилось уважением к музею и понимание того, что делается большое дело. С другой — нет законодательных норм, которые в хорошем смысле «провоцировали» бы создание подобных музеев. Все это частная инициатива безумных одиночек, которые не только полностью отдают стране свои силы, но и оставляют конкретное материальное наследие. Нас не любят. Чисто по-человечески уважают, конечно, но по официальным законам — не любят. На данном этапе законодательство не работает на защиту интересов частного музейщика, который хочет создать музейное пространство для страны. В этом и парадокс: мы хотим создавать необходимые для страны музеи, но законодательная база поощрения этих действий отсутствует.

— Пару лет назад в рамках музея вами было запланировано создание летающей экспозиции, которую планировалось развернуть на базе аэродрома города Медынь в Калужской области. На какой стадии сейчас находится проект? Сколько самолетов «на лету»?

Фото: Евгений Птушка/Strana.ru. Strana.RuФото: Евгений Птушка/Strana.ru

— Проект уже на стадии даже не старта, а бега, я бы сказал. И мы побежали в правильную сторону. Губернатор Калужской области и Администрация Медыни всячески идут нам навстречу, за что им огромное спасибо. На данный момент на аэродроме находятся самолеты с Ходынки, которые мы разобрали, вывезли и спасли от уничтожения. Туда же отправляем и свою технику. Параллельно ведется работа над узакониванием проекта, включающего в себя создание не только твердой, но и грунтовой взлетно-посадочной полосы, предназначенной для самолетов времен Первой и Второй мировых войн. Уже начинаем строить первый музейный ангар, в котором хранилась бы техника и в котором располагалась бы ремонтная база. На сегодняшний день в моей коллекции более сотни самолетов, из них пятнадцать — летают. Пока у нас нет соответствующих условий ремонта и эксплуатации, самолеты ремонтируются и проходят технический осмотр на авиационных заводах в Жуковском и в Новосибирске.

— Часто ли сегодня, в век компьютерных технологий и спецэффектов, к вам обращаются режиссеры художественных фильмов о войне с просьбой использовать музейную технику? Те же самолеты, например.

— Во-первых, у нас сейчас нет в стране по-настоящему сильных кинематографистов, которые снимали бы реальные фильмы о войне. Есть медийность, мишура, компьютерные игры затмили разум. А ведь фильмы, в которых используются пусть даже несколько единиц оригинальной техники, прекрасны. Продолжая мысль Чехова: чем реальнее предметы, тем достоверней рассказ, который мы делаем. Перегиб в сторону компьютеризации рано или поздно закончится, наступит перенасыщение и даже неприязнь. Вот тогда все и вернется к доброму и хорошему, а именно — к настоящим предметам из прошлого.

— Не обижайтесь, но вы какой-то очень положительный получаетесь.

— Я такой и есть. Даже блаженный, я бы сказал.

— Наверняка у вас много завистников и врагов?

— Целое море.

— Как вы с этим живете?

— Помните, как у Роберта Бернса? «За кружкой, под песню гоню их пинком — / Пускай они к черту летят кувырком».

— Как вы думаете, почему у вас получилось, а у них нет?

— Я не думаю, у кого что получилось. Я просто делаю свое дело, которое мне нравится, и не хочу тратить время на раздумья «почему». Я не знаю, как это объяснить. Объяснять самого себя — это занятие неблагодарное.

— В прошлом вы были учителем истории. Хотели бы вновь вернуться к преподаванию?

— С удовольствием. Мне искренне жаль современную молодежь. Дело в том, что когда ты стоишь на земле, на твердом грунте, тебе легко прыгнуть вверх. А когда под тобой ничего нет, болото, оттолкнуться не от чего. У сегодняшнего поколения, рожденного в 80-е годы, в конце 80-х и начале 90-х, нет страны. Те институты, которые должны были работать на воспитание детей и подростков, либо кардинально изменились, либо просто перестали существовать. Деньги, соблазны, отсутствие элементарной культуры — все это привело к потере ориентации у целого поколения. А ориентир должен быть на честное служение государству и обществу с чистой совестью.

— Мы говорим в том числе о безыдейности?

— Да, с одной стороны, она есть. С другой — я вижу, что к нам приходят десятки тысяч детей. Им все это надо, но им этого не дают — вот в чем проблема. Государство не дает правильного воспитания, правильно заданного вектора, не дает героев, на которых можно было бы равняться. Создание военно-патриотических лагерей помогло бы решить эту проблему. Метод погружения заключался бы в общении с людьми, которые прошли войны, тот же Афганистан или Корею. Есть потрясающие люди, которые своими рассказами и опытом могут увлечь детей за собой. Или, например, курс молодого бойца. В специальных окопах рядом с инструктором лежит подросток. На него идет танк. Ребенок испытывает реальный страх, и это ощущение током проходит через его виски. Только тогда приходит понимание того, как воевали наши деды и отцы и чего стоили их победы.

— Думаете, что прошлое может стать национальной идеей?

— Однозначно. Без прошлого нет настоящего и будущего. В каждой семье оно есть. Вы же гордитесь своим отцом, дедом или прадедом? У меня есть идея к 70-летию Победы провести всероссийскую акцию, которую условно можно было бы назвать «Письмо от деда». В архивах сохранились документы, где прописаны подвиги советских солдат. Так вот, в каждую семью должно прийти подписанное президентом письмо с благодарностью и информацией о том, как отличился их родственник в годы Великой Отечественной. Затем в школах должны пройти уроки, на которых школьники рассказали бы о своих предках. Именно с этого начинается патриотическое воспитание.

Фото: Евгений Птушка/Strana.ru. Strana.RuФото: Евгений Птушка/Strana.ru

— Сами в детстве играли в войнушку?

— Конечно.

— Я вот девочка, мне сложно понять.

— Вы просто не были увлечены. Мы бы вас точно санитаркой сделали. Или летали бы как «ночные ведьмы» на По-2.

— Среди ваших экспонатов есть машины, принадлежавшие Сталину и Берии, Хрущеву и Брежневу, Горбачеву и Ельцину. Есть машина, на которой на торжественном параде после приземления ездил Гагарин. Вы на всех своих экспонатах катались?

— Катаются на лошадях. А на машинах — ездят. Для меня все эти автомобили связаны в первую очередь с людьми и событиями. У каждой есть своя история и своя аура.

— Машины с историей наверняка найти легче, чем целый танк?

— Если захотеть, можно и танк найти. Мне очень нравится фраза о том, что Россия — это страна с непредсказуемым прошлым.

— По закону, все оружие времен войны принадлежит Минобороны. Какие у вас отношения с военным ведомством?

— Это старый закон 1957 года, который давно пора менять. Что касается министерства, то с нынешним министром отношения у нас складываются хорошие. Пришел человек, которого можно и нужно уважать. Это офицер высшего ранга не по должности, но по своей сути. Настоящий руководитель военного подразделения, который остановил разрушение, расформирование военных училищ, начатое его предшественником. Не хочу загадывать наперед, но в будущем я ожидаю от ведомства больших подвижек, которые бы нам очень помогли.

— Есть ли среди круга ваших знакомств так называемые «черные копатели»? Вы как к ним относитесь?

— Как к ним можно относиться, когда уже в самом названии заложено отношение. Это чернота, это неправильно, это не должно быть. Ведь, помимо «черных», существуют правильные копатели, которые живут идеей. Хотя, согласен, что грань между тем и другим очень зыбкая.

— Сколько человек на сегодняшний день у вас работает?

— Штат музея — это 164 человека. Начиная от уборщицы и заканчивая экскурсоводами и сотрудниками ремонтных мастерских. Иногда набираю персонал сам, иногда помогают. Все остальные — люди вне штата, которые живут нашей тематикой и которые нам помогают. Некоторые бескорыстно, а некоторые — корыстно.

— Вы платите людям зарплату, платите транспортный налог на военно-исторические самолеты и на исторические машины. Плюс земельный налог. Плюс социальные программы для мальчишек из интернатов. Не говоря уже о восстановлении техники. Что удерживает вас на плаву?

— Наверное, изначальное понимание того, что деньги имеют обыкновение заканчиваться. Здание музея расположено на трех этажах общей площадью 12 тысяч квадратных метров, еще примерно столько же я сдаю в аренду. Эти деньги и идут на содержание музея. Плюс то, что я зарабатываю благодаря деятельности, с музеем не связанной.

— То есть вас все-таки корректнее назвать бизнесменом?

— Скорее, музейщиком, потому что это моя основная деятельность.

— Какую технику вы хотели бы заполучить, но понимаете, что это невозможно, ну, или возможно, но при каком-то фантастическом стечении обстоятельств?

— Я бы очень хотел, чтобы Министерство обороны передало музею по одному экземпляру движущейся техники. Демилитаризированную, нестреляющую, но движущуюся. Экспонаты, которые бы отразили величие боевой мощи Советского Союза и России.

— Поделитесь планами на будущее.

— В планах — сделать лучший с технической точки зрения музей в Европе. Именно не по количеству, а по качеству экспонатов.

— А разве сейчас он не лучший?

— Да, но есть музеи, которые создавались в той же Франции в 20-х годах XX века, и они однозначно богаче. Их минус, правда, в том, что они однопрофильные, то есть в них представлены исключительно автомобили. Естественно, я не могу тягаться с фабрикантами, коллекции которых складывались в течение ста лет. Тем не менее мы уже во многом их опережаем. Например, что касается машин, которые принадлежали известным людям. Или советских мотоциклов — наша коллекция считается сейчас самой лучшей в мире, как и коллекция тяжелых немецких мотоциклов, которая также представлена в музее.

— Как вы думаете, ваш музей мог бы существовать в годы Советского Союза?

— Существовать мог бы, но только внутри меня.

strana.ru

Технический прогресс. Фото | Forbes.ru

Под крышей музея — «глянцевая» часть экспозиции. Сверкающие лаком и никелем образцы автомобильной техники, в том числе «хорьхи», «мерседесы», «кадиллаки» и «форды» первой половины XX века. Не меньше блеска и от советской техники — бронированных лимузинов глав государства (от Сталина до Ельцина), выставленных в сопровождении автомобилей и мотоциклов охраны. Над автомобилями парят подвешенные к потолку самолеты начала XX века немецкого, английского и советского производства. Старинные автомобили и мотоциклы занимают два этажа музея, есть еще и подвал, где ждут своего часа машины, только что вышедшие из реставрационной мастерской. Всего в коллекции более ста автомобилей.

Навыки работы с техникой Вадим Задорожный приобрел в начале 1980-х. Студентом Московского областного пединститута им. Н. К. Крупской он подрабатывал, скупая на Украине, где родился, старые и аварийные «жигули», восстанавливал их и продавал в Киеве и в Москве.

По-настоящему в бизнес он окунулся в конце 1980-х, после восьми лет работы учителем истории в средней школе. «Мне нравилось преподавать, но пришлось уйти», — рассказывает бизнесмен. Задорожный открыл антикварные магазины, начал торговать недвижимостью. Сейчас помимо коммерческой недвижимости, отеля и нескольких ресторанов в Москве предпринимателю принадлежат предприятия по лесозаготовке и деревообработке, а также туристическая компания, специализирующаяся на мужских видах отдыха — охоте и рыбалке на Камчатке и в Сибири. «Один прибыль тратит на себя, другой в бизнес вкладывает, я все трачу на музей», — говорит Задорожный. У него нескончаемые телефонные переговоры, деловые встречи, командировки. На что уходит больше времени, на музей или на бизнес? «На чиновников», — иронизирует Задорожный. Ведь музей давно перестал быть для него только хобби — это тоже бизнес.

Его автомобильная коллекция началась в 1999 году с покупки BMW DA3 Wartburg 1939 года выпуска. В то время в России еще можно было недорого, за $2000–3000, купить европейские автомобили, ввезенные в Советский Союз после Второй мировой войны. «В СССР появились лучшие образцы германского автопрома начала XX века. Младшие офицеры ввозили «опель», старшие — «мерседесы 540», генералы брали себе «хорьхи 853», — рассказывает Задорожный.

История музея началась в 2001 году, когда Задорожный оформил свою разросшуюся личную коллекцию автомобилей в «Автомобильный клуб кабриолетов и родстеров». В рамках клуба собиралась команда реставраторов, специалистов по техническому обслуживанию ретроавтомобилей, была создана административная структура. На заброшенном поле началось строительство будущего музея. В 2004 году коллекцию из нескольких десятков автомобилей перевезли из гаражных боксов в промзоне Москвы в новое трехэтажное здание технического центра, через год было построено здание музейного хранилища, а в 2008 году — центральное здание комплекса, куда переместилась основная экспозиция музея. Общий объем инвестиций, по оценкам, составил $20 млн.

Сейчас рядом с экспонатами размещены реставрационные мастерские, сервис по ремонту и техническому обслуживанию автомобилей, подразделение по подготовке автомобилей к ралли и ретропробегам, диагностическая лаборатория и цех реставрации старинных мотоциклов. Кроме того, при музее работает сервис для современных автомобилей. Заказы обеспечивают в том числе и жители близлежащих дорогих дач и коттеджных поселков.

Автомобильная часть музея расположена на первых двух этажах шестиэтажного здания, выше — 
12 000 кв. м офисной недвижимости. По данным Penny Lane Realty, арендная ставка в офисе над музеем составляет $400 за кв. м, осенью свободными оставались 1500 кв. м.

Что с расходами? Музей Задорожного не имеет налоговых льгот, которыми пользуются государственные музеи. В год приходится платить $80 000–100 000 только транспортного налога с автомобилей и самолетов. Еще земельный налог, коммунальные платежи, зарплата реставраторам. «Не хватает четкой позиции государства в отношении частных музеев, они такие же объекты культуры, как государственные», — говорит Задорожный.

Для минимизации налогов технику можно оформить как музейную (что с частью экспонатов и сделано), но на этих машинах уже нельзя выехать за территорию музея, на них нельзя участвовать в ралли и ретропробегах. Притом что подобные мероприятия — своего рода реклама музейного комплекса. Финансовые показатели Задорожный не раскрывает, подчеркивая, что музей — самостоятельная структура и его финансирование не зависит от успехов владельца в деревообработке или ресторанном деле.

В планах — расширение экспозиции, строительство гостиничного комплекса, необходимой инфраструктуры для проведения ралли и тест-драйвов. И строительство, как говорит Задорожный, «классического Дома пионеров». «У нас уже сейчас работают авиа- и судомодельный кружки, там удивительная атмосфера», — улыбается бывший школьный учитель.

www.forbes.ru

Музей техники Вадима Задорожного - это... Что такое Музей техники Вадима Задорожного?

Координаты: 55°47′45.33″ с. ш. 37°17′48.72″ в. д. / 55.795925° с. ш. 37.296867° в. д. (G) (O) (Я)55.795925, 37.296867

«Музей техники Вадима Задорожного» — частный музей ретро автомобилей, мотоциклов и военной техники, расположенный близ усадьбы Архангельское в Красногорском районе Московской области.

История

Музей основан в 2005 году, в 2008 году переехал в новое здание[1].

Экспозиция музея

По состоянию на 2012 год, в экспозиции Музея техники Вадима Задорожного находилось свыше 500 экспонатов, среди которых уникальные ретро автомобили, мотоциклы, редкие экспериментальные образцы военной техники, стрелковое оружие, коллекция рекламных и агитационных плакатов, фотоаппаратов и агитфарфора. Для посетителей открыто Основное здание Музея, с тремя этажами экспозиции. И аллея военной техники.

В основном здании располагаются довоенные советские, немецкие, итальянские, французские и американские автомобили. Особого внимания заслуживают самый старый в России автомобиль — безлошадный экипаж Holsman 1902 года выпуска, ЗИС-115 — первый советский автомобиль со скрытым бронированием, созданный специально для И. В. Сталина, Mercedes-Benz 770 K — автомобиль высшего немецкого командования, так называемый «Фюрерваген» и Delahaye 135 CC, «Синяя птица» — машина легендарного французского гонщика 1930-х годов Рене Дрейфуса.

Кроме того, в основном здании расположена коллекция немецких и советских мотоциклов (в том числе собрание довоенной продукции завода ИЖ) и самолетов закрытого ныне музея ОКБ Яковлева[2], включая последний сохранившийся Як-15 и самый первый самолёт, созданный Яковлевым, — РР АИР-1.

На аллее военной техники представлены танки, противотанковые пушки, гаубицы, миномёты, самоходная артиллерия, зенитно-ракетные комплексы, реактивные системы залпового огня.

Фотогалерея

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru