27 мая (14 мая ст.ст.) 1868 года русские войска взяли столицу Бухарского ханства Самарканд. В 1868 году самарканд был занят русскими войсками


«Злую волю надлежало сломить»

К годовщине занятия русскими войсками Самарканда …

Самарканд, худ. В.В.Верещагин

2 мая (старый стиль) 1868 года русские войска заняли один из древнейших городов Средней Азии - Самарканд, расположенный на юго-востоке современного Узбекистана. Город этот более двух тысяч лет являлся ключевым пунктом на Великом шелковом пути между Китаем и Европой и в свое время был столицей империи Тамерлана. С конца XVIII века этот красивейший город находился во власти династии Мангытов, правящей Бухарским эмиратом.

Занятие Самарканда произошло в ходе присоединения Средней Азии к Российской Империи. К этому времени Кокандское ханство, занимавшее территорию современных Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и южного Казахстана уже было занято русскими войсками, что вызвало недовольство бухарского эмира, ранее всячески способствовавшего  ослаблению своего соседа. Как отмечал герой среднеазиатских походов генерал Д.И.Романовский, «они не скрывают уже ненависти  друг к другу, все бухарские и кокандские посланцы, бывшие у меня в последнее время, не раз выражали мне готовность помогать нам в случае нашего наступления: кокандцы - при наступлении на Бухару, а бухарцы - при наступлении на Коканд». И хотя бухарский эмир тут же поспешил воспользоваться русскими успехами против кокандцев и занял Коканд, присутствие по соседству наших войск его, естественно, не устраивало. В итоге бухарский эмир потребовал от России очищения завоеванных земель, конфисковал имущество торговавших в Бухаре русских купцов и задержал русское посольство.

Генерал Дмитрий Ильич Романовский

После публичного оскорбления русской миссии и объявления бухарским эмиром «священной войны» России, генерал Д.И.Романовский в мае 1866 года нанес бухарцам первое сокрушительное поражение. «Кампания 1866 года генерала Романовского была сокрушительной, - писал известный военный историк А.А.Керсновский. - 8 мая он разбил бухарские войска при Ирджаре, 24-го овладел Ходжеятом, 20 июля приступом взял Ура-Тюбе, а 18 октября внезапным и жестоким штурмом покорил Джизак. В трех этих беспощадных штурмах русские войска, лишившись 500 человек, положили на месте 12000 азиатов. (...) Потеряв Джизак, бухарцы бежали к своей столице - Самарканду и поспешили вступить в переговоры о мире. В безрезультатных переговорах прошел весь 1867 год. Бухарцы их намеренно затягивали, стремясь выиграть время и набрать новую армию...»

Константин Петрович фон Кауфман

В итоге, достичь мира так и не удалось, бухарские отряды продолжали сопротивление, перехватывали почту и устраивали набеги. Русская же власть прекрасно понимало, что любые уступки с ее стороны в данных условиях только подорвут веру в могущество империи, так как главным авторитетом для местного населения была сила. «Весна 1868 года началась тревожно, - вспоминал очевидец. - Эмир объявил газават (священная война) и усилил свои нападения. Вскоре вооруженные скопища бухарцев появились по всем направлениям, так что почту приходилось отправлять при сильных конвоях; волнение в народных массах росло, и наше положение во вновь завоеванном крае становилось опасным». «Злая воля Бухары стала очевидной - эту злую волю надлежало сломить», - утверждал в свою очередь Керсновский. Поэтому генерал К.П.Кауфман принял решение о взятии Самарканда - крупнейшего города Бухарского ханства. Соотношение сил противоборствующих сторон было далеко неравным. Самарканд охраняло до 60 тыс. человек, в то время как в отряде Кауфмана было всего лишь 4 тыс. солдат и 10 орудий. Однако это обстоятельство не остановило Кауфмана, ибо имеющийся опыт боев в Средней Азии показывал - численность неприятельских войск большого значения не имеет.

Не надеясь на прочность городских стен, построенных еще при Тамерлане, бухарский эмир принял решения встретить русский отряд на подступах к городу. Позиция бухарцев прикрывалась с фронта быстрой и многоводной рекой Зарявшан с тонкими берегами, перерезанными множеством арыков.

1 мая 1868 года русский отряд, приблизившись к реке Зарявшан, был встречен неприятелем в садах, которые тянутся по обоим берегам этой реки, нов ходе перестрелки бухарцы были потеснены. Явившемуся в наш лагерь парламентеру генерал Кауфман заявил, что остановит свои войска только на противоположной стороне реки и посоветовал эмиру отвести свои войска, не дожидаясь русского штурма. Не получив на свое требования никакого ответа и увидев, что бухарцы стягивают свои войска для защиты переправы, Кауфман приказал войскам двумя колоннами переходить реку. «Под сильным ружейным и орудийным огнем, угрожаемые к тому же атаками с флангов, обе колонны перешли по грудь в воде несколько рукавов реки Зарявшан и отважно пошли на приступ неприятельской позиции, которая вся изрыта была траншеями для стрелков», - вспоминал участник событий. Русская пехота под командованием генерала Н.Н.Головачева на глазах у неприятельских полчищ перейдя Зеравшан, сходу ударила в штыки, овладев высотами Чапан-Ата и обратив бухарцев в бегство. «Неприятель ретировался очень быстро, - писал очевидец, - так что, взойдя на высоты, мы увидели только мелькавшие пятки удиравших».

Переправа русских войск

«Русские войска, двинутые вперед двумя колоннами: генерала Головачева и подп. Абрамова, преодолели все преграды, преодолели огонь 40 орудий, прошли по грудь в воде по отысканным под огнем бродам через Зеравшан и его притоки, и с неудержимою отвагою ударили на бухарцев, сидевших в глубоких траншеях, - писал участник похода против бухарцев генерал А.Н.Куропаткин. - Странный вид представляли эти горсточки наших солдат, окруженные и разъединенный тучею бухарских всадников, все подвигавшиеся вперед к позиции, признававшейся неприступною и занятой в 10 раз сильнейшим противником. Но такова сила духа, такова отвага, не знающая невозможного, русских войск, что уже одно это безостановочное движение вперед наших колонн поколебало сердца бухарцев, стало представляться и им неотразимым. Действительно, когда наши войска, перейдя последний проток, с криком "ура" бросились на длинные линии бухарцев в штыки, все бежало, оставив нам 21 орудие и массу оружия Наша потеря составила около 40 человек».

C этой стремительной русской атакой связан анекдотический случай. Как сообщает историк А.А.Керсновский, в этот бой русским бойцам  пришлось идти сразу же по переходе реки. «Солдаты набрали полные голенища воды, разуваться же и вытряхивать воду не было времени. Наши линейцы становились на руки, и товарищи трясли их за ноги. После этого сразу пошли в штыки на бухарцев. "Халатники" решили, что постигли секрет русской тактики, и месяц спустя при Зарабулаке, подойдя на ружейный выстрел, их первые ряды стали головой вниз, тогда как задние добросовестно стали трясти их за ноги. По совершении этого обряда в победе никто из них не сомневался»...

Вход русских войск в Самарканд, 1868 г.

Дело на Самаркандских высотах длилось недолго. Противник был полностью деморализован и в тот же день к генералу Кауфману прибыла депутация из Самарканда, изъявившая полную покорность. На следующий день, 2 мая, Самарканд был занят русскими войсками. «Все мы "завоеватели" Самарканда следом за главным начальником отряда генералом Кауфманом расположились во дворце эмира, - вспоминал художник В.В.Верещагин, находившийся в то время при штабе командующего. - Комнаты генерала Кауфмана и наш дворик сообщались со знаменитым тронным залом Тамерлана».

После неудачи, худ. В.В.Верещагин

Однако военные действия против Бухарского эмирата на этом не закончились. Оставив в Самарканде гарнизон, Кауфман вместе с генералами Головачевым и Романовским двинулись дальше на юг, разбив 18 мая бухарцев при Катта-Кургане, а 2 июня, по словам Керсновского, «доконал армию эмира в жесточайшем степном побоище на Зарабулакских высотах». В ходе последнего сражения из двухтысячного русского отряда погибло 63 человека, в то время как 35-тысячное войска бухарцев не досчиталось 10000 бойцов.

Но в день Зарабулакской битвы произошло восстание в Самарканде, а сам город был обложен 40-тысячным войском. По свидетельству Куропаткина, «взятие у русских Самарканда и освобождение трона Тамерлана должно было послужить к общему поголовному восстанию мусульман во всех наших владениях», поэтому  «положение было весьма серьезное, и малейшая неудача русских войск могла послужить искрою к общему пожару». Русский гарнизон, оставленный в городе, представлял собой лишь 6-й Туркестанский линейный батальон в 558 человек (включая  нестроевых и музыкантов), 95 саперов, 25 казаков и 94 артиллериста с 2 орудиями и 2 мортирами, что, впрочем, не помешало ему  отбить штурмующие Самарканд орды противника.

У крепостной стены, худ. В.В.Верещагин

«Первый напор был страшен, - вспоминал участник событий, - дружный натиск на Самаркандские и Бухарские ворота, которые только успели затворить, грозные, неумолкаемые крики осаждавших, со стороны которых играли зурны, били барабаны, гремела труба - все это составляло только начало». В течение 6 дней гарнизон крепости отражал атаки осаждавших, пока 8 июня войска Кауфмана не возвратились к Самарканду. «Шесть дней защиты Самарканда, - писал Керсновский, - навсегда останутся блистательной страницей в летописях и традициях туркестанских войск. 7 июня вернувшийся из-под Зарабулака Кауфман выручил этих храбрецов и поступил с Самаркандом с примерной строгостью».

Потрясенный неудачами эмир запросил мира, и Бухара признала над собой протекторат России. По мирному договору 23 июня 1868 года Бухарское ханство должно было признать за Россией кокандские земли, уступить приграничные территории, включая Самарканд, оплатить русским военные издержки, обеспечить безопасность наших купцов, отменить рабство и стать вассалом российского Императора, который, в свою очередь, оказывал хану поддержку во время смут и волнений. Таким образом, при сохранении внутренней автономии Бухарское ханство фактически подчинялось «белому Царю». Заключенный с бухарцами мир поддерживается и теперь. «Владея Самаркандом, мы владеем всею водою Бухарского ханства, - писал в 1899 г. А.Н.Куропаткин. - Такая зависимость дает нам власть мирно править бухарцами уже 30 лет и делает эмира нашим вассалом. Мало того, мы сами несколько раз поддерживали власть эмира силою оружия против непокорных подданных».

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

ruskline.ru

27 мая (14 мая ст.ст.) 1868 года русские войска взяли столицу Бухарского ханства Самарканд

14 мая (старый стиль) 1868 года русские войска заняли один из древнейших городов Средней Азии – Самарканд, расположенный на юго-востоке современного Узбекистана. Город этот более двух тысяч лет являлся ключевым пунктом на Великом шелковом пути между Китаем и Европой и в свое время был столицей империи Тамерлана.

С конца XVIII века этот красивейший город находился во власти династии Мангытов, правящей Бухарским эмиратом.

Занятие Самарканда произошло в ходе присоединения Средней Азии к Российской Империи. К этому времени Кокандское ханство, занимавшее территорию современных Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и южного Казахстана уже было занято русскими войсками, что вызвало недовольство бухарского эмира, ранее всячески способствовавшего  ослаблению своего соседа. Как отмечал герой среднеазиатских походов генерал Д.И.Романовский, «они не скрывают уже ненависти  друг к другу, все бухарские и кокандские посланцы, бывшие у меня в последнее время, не раз выражали мне готовность помогать нам в случае нашего наступления: кокандцы – при наступлении на Бухару, а бухарцы – при наступлении на Коканд». И хотя бухарский эмир тут же поспешил воспользоваться русскими успехами против кокандцев и занял Коканд, присутствие по соседству наших войск его, естественно, не устраивало. В итоге бухарский эмир потребовал от России очищения завоеванных земель, конфисковал имущество торговавших в Бухаре русских купцов и задержал русское посольство.

Генерал Дмитрий Ильич Романовский

После публичного оскорбления русской миссии и объявления бухарским эмиром «священной войны» России, генерал Д.И.Романовский в мае 1866 года нанес бухарцам первое сокрушительное поражение. «Кампания 1866 года генерала Романовского была сокрушительной, – писал известный военный историк А.А.Керсновский. – 8 мая он разбил бухарские войска при Ирджаре, 24-го овладел Ходжеятом, 20 июля приступом взял Ура-Тюбе, а 18 октября внезапным и жестоким штурмом покорил Джизак. В трех этих беспощадных штурмах русские войска, лишившись 500 человек, положили на месте 12000 азиатов. (…) Потеряв Джизак, бухарцы бежали к своей столице – Самарканду и поспешили вступить в переговоры о мире. В безрезультатных переговорах прошел весь 1867 год. Бухарцы их намеренно затягивали, стремясь выиграть время и набрать новую армию…»

Константин Петрович фон Кауфман

В итоге, достичь мира так и не удалось, бухарские отряды продолжали сопротивление, перехватывали почту и устраивали набеги. Русская же власть прекрасно понимало, что любые уступки с ее стороны в данных условиях только подорвут веру в могущество империи, так как главным авторитетом для местного населения была сила. «Весна 1868 года началась тревожно, – вспоминал очевидец. – Эмир объявил газават (священная война) и усилил свои нападения. Вскоре вооруженные скопища бухарцев появились по всем направлениям, так что почту приходилось отправлять при сильных конвоях; волнение в народных массах росло, и наше положение во вновь завоеванном крае становилось опасным». «Злая воля Бухары стала очевидной – эту злую волю надлежало сломить», – утверждал в свою очередь Керсновский. Поэтому генерал К.П.Кауфман принял решение о взятии Самарканда – крупнейшего города Бухарского ханства. Соотношение сил противоборствующих сторон было далеко неравным. Самарканд охраняло до 60 тыс. человек, в то время как в отряде Кауфмана было всего лишь 4 тыс. солдат и 10 орудий. Однако это обстоятельство не остановило Кауфмана, ибо имеющийся опыт боев в Средней Азии показывал – численность неприятельских войск большого значения не имеет.

Не надеясь на прочность городских стен, построенных еще при Тамерлане, бухарский эмир принял решения встретить русский отряд на подступах к городу. Позиция бухарцев прикрывалась с фронта быстрой и многоводной рекой Зарявшан с тонкими берегами, перерезанными множеством арыков.

1 мая 1868 года русский отряд, приблизившись к реке Зарявшан, был встречен неприятелем в садах, которые тянутся по обоим берегам этой реки, нов ходе перестрелки бухарцы были потеснены. Явившемуся в наш лагерь парламентеру генерал Кауфман заявил, что остановит свои войска только на противоположной стороне реки и посоветовал эмиру отвести свои войска, не дожидаясь русского штурма. Не получив на свое требования никакого ответа и увидев, что бухарцы стягивают свои войска для защиты переправы, Кауфман приказал войскам двумя колоннами переходить реку. «Под сильным ружейным и орудийным огнем, угрожаемые к тому же атаками с флангов, обе колонны перешли по грудь в воде несколько рукавов реки Зарявшан и отважно пошли на приступ неприятельской позиции, которая вся изрыта была траншеями для стрелков», – вспоминал участник событий. Русская пехота под командованием генерала Н.Н.Головачева на глазах у неприятельских полчищ перейдя Зеравшан, сходу ударила в штыки, овладев высотами Чапан-Ата и обратив бухарцев в бегство. «Неприятель ретировался очень быстро, –писал очевидец, – так что, взойдя на высоты, мы увидели только мелькавшие пятки удиравших».

«Русские войска, двинутые вперед двумя колоннами: генерала Головачева и подп. Абрамова, преодолели все преграды, преодолели огонь 40 орудий, прошли по грудь в воде по отысканным под огнем бродам через Зеравшан и его притоки, и с неудержимою отвагою ударили на бухарцев, сидевших в глубоких траншеях, – писал участник похода против бухарцев генерал А.Н.Куропаткин. – Странный вид представляли эти горсточки наших солдат, окруженные и разъединенный тучею бухарских всадников, все подвигавшиеся вперед к позиции, признававшейся неприступною и занятой в 10 раз сильнейшим противником. Но такова сила духа, такова отвага, не знающая невозможного, русских войск, что уже одно это безостановочное движение вперед наших колонн поколебало сердца бухарцев, стало представляться и им неотразимым. Действительно, когда наши войска, перейдя последний проток, с криком “ура” бросились на длинные линии бухарцев в штыки, все бежало, оставив нам 21 орудие и массу оружия Наша потеря составила около 40 человек».

C этой стремительной русской атакой связан анекдотический случай. Как сообщает историк А.А.Керсновский, в этот бой русским бойцам  пришлось идти сразу же по переходе реки.«Солдаты набрали полные голенища воды, разуваться же и вытряхивать воду не было времени. Наши линейцы становились на руки, и товарищи трясли их за ноги. После этого сразу пошли в штыки на бухарцев. “Халатники” решили, что постигли секрет русской тактики, и месяц спустя при Зарабулаке, подойдя на ружейный выстрел, их первые ряды стали головой вниз, тогда как задние добросовестно стали трясти их за ноги. По совершении этого обряда в победе никто из них не сомневался»…

Дело на Самаркандских высотах длилось недолго. Противник был полностью деморализован и в тот же день к генералу Кауфману прибыла депутация из Самарканда, изъявившая полную покорность. На следующий день, 2 мая, Самарканд был занят русскими войсками. «Все мы “завоеватели” Самарканда следом за главным начальником отряда генералом Кауфманом расположились во дворце эмира, –вспоминал художник В.В.Верещагин, находившийся в то время при штабе командующего. – Комнаты генерала Кауфмана и наш дворик сообщались со знаменитым тронным залом Тамерлана».

После неудачи, худ. В.В.Верещагин

Однако военные действия против Бухарского эмирата на этом не закончились. Оставив в Самарканде гарнизон, Кауфман вместе с генералами Головачевым и Романовским двинулись дальше на юг, разбив 18 мая бухарцев при Катта-Кургане, а 2 июня, по словам Керсновского, «доконал армию эмира в жесточайшем степном побоище на Зарабулакских высотах». В ходе последнего сражения из двухтысячного русского отряда погибло 63 человека, в то время как 35-тысячное войска бухарцев не досчиталось 10000 бойцов.

Но в день Зарабулакской битвы произошло восстание в Самарканде, а сам город был обложен 40-тысячным войском. По свидетельству Куропаткина, «взятие у русских Самарканда и освобождение трона Тамерлана должно было послужить к общему поголовному восстанию мусульман во всех наших владениях», поэтому  «положение было весьма серьезное, и малейшая неудача русских войск могла послужить искрою к общему пожару». Русский гарнизон, оставленный в городе, представлял собой лишь 6-й Туркестанский линейный батальон в 558 человек (включая  нестроевых и музыкантов), 95 саперов, 25 казаков и 94 артиллериста с 2 орудиями и 2 мортирами, что, впрочем, не помешало ему  отбить штурмующие Самарканд орды противника.

«Первый напор был страшен, –вспоминал участник событий, – дружный натиск на Самаркандские и Бухарские ворота, которые только успели затворить, грозные, неумолкаемые крики осаждавших, со стороны которых играли зурны, били барабаны, гремела труба – все это составляло только начало». В течение 6 дней гарнизон крепости отражал атаки осаждавших, пока 8 июня войска Кауфмана не возвратились к Самарканду. «Шесть дней защиты Самарканда, – писал Керсновский, – навсегда останутся блистательной страницей в летописях и традициях туркестанских войск. 7 июня вернувшийся из-под Зарабулака Кауфман выручил этих храбрецов и поступил с Самаркандом с примерной строгостью».

Потрясенный неудачами эмир запросил мира, и Бухара признала над собой протекторат России. По мирному договору 23 июня 1868 года Бухарское ханство должно было признать за Россией кокандские земли, уступить приграничные территории, включая Самарканд, оплатить русским военные издержки, обеспечить безопасность наших купцов, отменить рабство и стать вассалом российского Императора, который, в свою очередь, оказывал хану поддержку во время смут и волнений. Таким образом, при сохранении внутренней автономии Бухарское ханство фактически подчинялось «белому Царю». Заключенный с бухарцами мир поддерживается и теперь. «Владея Самаркандом, мы владеем всею водою Бухарского ханства, – писал в 1899 г. А.Н.Куропаткин. – Такая зависимость дает нам власть мирно править бухарцами уже 30 лет и делает эмира нашим вассалом. Мало того, мы сами несколько раз поддерживали власть эмира силою оружия против непокорных подданных».

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

Лыко М. В. Очерк военных действий 1868 года в долине Заравшана

«В ночь с 11-го на 12-е число, улицы города и сады были усилены баррикадами и завалами, а стены садов приведены в оборонительное положение. Рассчитывая оттянуть время переговорами, Гусейн-бек посылал беспрерывно к полковнику Абрамову новых посланных, а тем временем расставлял войска и жителей за баррикадами и завалами. 

Часов около двенадцати ночи явились к полковнику Абрамову еще трое посланных, из которых один назвал, себя Гусейн-беком. Полковник Абрамов уже начал с ним говорить, как с Гусейн-беком; но дело скоро объяснилось и обманщики сознались во всем. Тогда, задержав двоих из них в лагере, полковник Абрамов послал третьего в Ургут, приказав сказать Гусейн-беку, что если он не явится к нему в семь часов утра, то отряд двинется к городу. Посланный возвратился в пять часов утра и сообщил, что Гусейн-бек просит три дня сроку. При этом посланный дал заметить, что до сих пор никто еще не брал Ургута, и что если русские захотят взять город силою, то еще неизвестно, чем дело окончится. Полковник Абрамов отпустил посланных, сказав им, что он будет ждать Гусейн-бека до девяти часов утра, и что если к тому времени Гусейн-бек не приедет, то он овладеет городом.

Когда рассвело, вокруг лагеря нашего отряда виднелись неприятельские пикеты; в тылу стояла большая партия конных всадников, а впереди, в садах, большой лагерь пехоты и кавалерии, в котором, по временам, раздавались фальконетные выстрелы.

В девять часов отряд двинулся к городу, но едва успел отойти с версту, как должен был приостановиться. Гусейн-бек прислал Письмо на имя командующего войсками и просил не начинать дела до получения ответа. Полковник Абрамов не принял письма и доставившим его посланным приказал сказать Гусейн-беку, что если он через полчаса не явится, то будет продолжать движение. Через полчаса посланные возвратились, но на этот раз объявили уже прямо, что Гусейн-бек не явится ни к нему, ни к командующему войсками, что теперь войска уже собраны и город готов к обороне. Ответом было приказание строить боевой порядок.

Выстроив боевой порядок, отряд продолжал движение и вскоре вступил в лощину. Версты за полторы от города, как только отряд втянулся в лощину, против правого фланга отряда стали заезжать толпы конного неприятеля. Одиночные всадники, выезжая вперед, делали выстрелы и снова удалялись в толпы. Толпы конницы, маскировавшие расположение пехоты, расставленной за баррикадами и стенками садов, также начали беспокоить отряд выстрелами и подъездами с фронта. Полковник Абрамов, остановив войска, приказал дивизиону конно-облегченной батареи открыть пальбу. Несколько удачных выстрелов конно-облегченного дивизиона разогнали конные толпы, и отряд, двинувшись вперед, скоро подошел к опушке садов. Стены опушки были густо уставлены пехотою, вооруженною небольшим числом ружей, а на дороге к городу возвышался большой завал, занятый густыми массами пешего неприятеля, вооруженного частью ружьями, частью батиками. Полковник Абрамов поручил майору Грипенбергу выбить неприятеля из опушки и атаковать завал, а есаулу Хорошхину, с сотней уральских казаков, приказал броситься на завал с фланга. Конному дивизиону велено было открыть пальбу гранатами.

Дав конному дивизиону время обстрелять неприятеля гранатами, майор Грипенберг двинул роты своего батальона на завал. Покровительствуемые огнем артиллерии, роты батальона Грипенберга, несмотря на многочисленность неприятеля занимавшего завал, молодецки бросились на завал, и после непродолжительного, но упорного рукопашного боя батиками и айбалтами, заставили неприятеля отступить за следующий завал. Майор Грипенберг и есаул Хорошхин, следуя впереди своих частей, в числе первых получили раны, но не оставили своих мест и повели свои части дальше. Завалы были устроены через каждые 180 и 200 шагов. Неприятель оборонялся упорно; каждый завал удавалось брать не иначе, как после рукопашного боя. Неприятель то отступал шаг за шагом, то порывался переходить в наступление, бросаясь в батики и штыки на ротные колоны с фронта, в то время как другая часть его, обежав садами, нападала с тылу. Арьергарду нередко приходилось выбивать неприятеля из-за тех завалов, которые были им оставлены после боя с головными частями нашего отряда. Выбитый из садов, неприятель слабо защищался в городе, несмотря на то, что улицы были заграждены сильными баррикадами.

В три часа пополудни, город и цитадель были заняты; неприятель бежал, оставив на месте до 300 трупов. Наша потеря в этот день заключалась в следующем: убитых нижних чинов 1; раненых: штаб-офицеров 1, обер-офицеров 2, нижних чинов 14; сверх того ушиблено 6 нижних чинов. Из общего числа раненых и ушибленных 16 ран нанесено саблями и батиками. Разрушив цитадель и казармы сарбазов, полковник Абрамов, вечером 13-го числа, возвратился в Самарканд. Командующий войсками, выехав навстречу отряда Абрамова, приветствовал его словом благодарности. Ургут смирился; Гусейн-бек бежал в Шагрисябс, а раис и каты-амин, с старейшими из аксакалов, утром 14-го числа, поднесли командующему войсками хлеб-соль и изъявили безусловную покорность.

Однако положение наше было далеко не такое блестящее, как казалось сначала. Первоначальная уверенность, что кампания кончилась одним ударом, оказалась предположением. Миролюбие командующего войсками и его искреннее желание не увеличивать территории Туркестанского Края, вызвавшее предложение противнику покончить войну принятием снисходительных условий мира, не было понято эмиром и не оценено им по достоинству.

Получив известие о беспримерном в летописях азиятских народов поступке жителей Самарканда, отказавшихся защищать город и затворивших ворота перед своими разбитыми, искавшими убежища, войсками, эмир, в пылу гнева приказал Шир-Али-бию отрубить голову мирзе Галий-беку, приехавшему из Самарканда с этим печальным известием, и избить всех жителей Самарканда, разрушив до основания древнюю столицу Тамерлана. Он рассчитывал, что шагрисябцы успеют занять его прежде русских. Известие о добровольной сдаче Самарканда и о быстром вступлении в него наших войск испугало эмира и произвело сильное впечатление на всю Среднюю Азию. Правоверные оплакивали потерю священного города. Эмир не мог без слез вспомнить об этой ужасной для него потере. «Лучше бы Бог лишил меня жизни, чем этого города», говорил он не раз своим приближенным».

 Лыко М. В. Очерк военных действий 1868 года в долине Заравшана. — СПб.: тип. Деп-та Уделов, 1871. с.76-79

.

Использованы картины Василия Верещагина

.

Поделитесь с друзьями:

Find more like this: НОВОСТИ

klin-demianovo.ru

Самарканд присоединён к Российской империи.

В октябре 1866 года русские взяли крепостьУра-Тюбе, а вскоре после этого пал и Джизак. После этого туркестанским генерал-губернатором, генералом Константином Петровичем Кауфманом, были предложены бухарскому эмиру условия мира, но последний, желая выгадать время, затягивал под разными предлогами. В то же время бухарские отряды постоянно делали набеги на покорённую территорию и даже совершили ночное нападение на русский лагерь в Ключевом (под Джизаком).

Тогда генерал Кауфман издал приказ организовать «вразумительный» поход на Самарканд и принудит бухарского эмира к миру. Для этого было собрано 25 рот пехоты, 7 сотен казаков и 16 орудий. Всего 3500 человек. 

И эта горстка храбрецов 1-го мая выдвинулась в Зарявшанскую долину против Бухарской армии, которая насчитывала 40—50 тысяч человек. Плюс 150 орудий. 

Встреча произошла на Чанаиатинских высотах у Самарканда. Увидев массы бухарцев, расположившихся на горе и, по-видимому, решившихся защищать переправу, генерал Кауфман отправил эмиру послов с письмом, в котором холодно предупредил эмира, что если тот не уберется ко всем чертям собачьим, то русская армия ровно через час возьмет позицию штурмом. 

Эмир рассмеялся. 

Но ровно через час Кауфман послал в атаку полковника Штрандмана с 4 сотнями казаков и 4 орудиями. Атака была стремительной, как удар молнии, как смертельный выпад мастера фехтования. Казаки, словно крылатые демоны смерти, на полном скаку прорвались сквозь заградительный огонь бухарцев и начали рубить шашками опешивших азиатов. Бухарцы сначала пробовали было отстреливаться, потом завизжали от ужаса и побежали от русских шайтанов, побежали куда глаза глядят, теряя оружие и пушки. 

А следом за лихими казаками по Бухарской армии ударила пехота. Генерал Кауфман двинул войска вперед двумя колоннами: генерал-майора Головачева и полковника Абрамова. Под сильным ружейным и орудийным огнем, угрожаемые к тому же атаками с флангов, обе колонны перешли по грудь в воде несколько рукавов реки Зарявшан и отважно пошли на приступ неприятельской позиции, которая вся изрыта была траншеями для стрелков. 

Когда русские солдаты, перейдя последний приток, с криком «ура» бросились на длинные линии бухарцев в штыки, тысячи азиатов в безотчетном ужасе бросилась бежать. И вся Бухарская армия разбежалась, не выдержав атаки трех тысяч русских. Победа была ошеломляющей: русская армия потеряла всего 40 человек убитыми и ранеными, бухарский эмир – потерял все. 

На следующий день, 30 июня 1868 года, Самарканд сдался генералу Кауфману без боя.

www.istpravda.ru

К 150-летию взятия Самарканда - РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ

2 мая (старый стиль) 1868 года русские войска заняли один из древнейших городов Средней Азии - Самарканд, расположенный на юго-востоке современного Узбекистана. Город этот более двух тысяч лет являлся ключевым пунктом на Великом шелковом пути между Китаем и Европой и в свое время был столицей империи Тамерлана. С конца XVIII века этот красивейший город находился во власти династии Мангытов, правящей Бухарским эмиратом.

Занятие Самарканда произошло в ходе присоединения Средней Азии к Российской Империи. К этому времени Кокандское ханство, занимавшее территорию современных Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и южного Казахстана уже было занято русскими войсками, что вызвало недовольство бухарского эмира, ранее всячески способствовавшего ослаблению своего соседа. Как отмечал герой среднеазиатских походов генерал Д.И.Романовский, «они не скрывают уже ненависти друг к другу, все бухарские и кокандские посланцы, бывшие у меня в последнее время, не раз выражали мне готовность помогать нам в случае нашего наступления: кокандцы - при наступлении на Бухару, а бухарцы - при наступлении на Коканд». И хотя бухарский эмир тут же поспешил воспользоваться русскими успехами против кокандцев и занял Коканд, присутствие по соседству наших войск его, естественно, не устраивало. В итоге бухарский эмир потребовал от России очищения завоеванных земель, конфисковал имущество торговавших в Бухаре русских купцов и задержал русское посольство.

После публичного оскорбления русской миссии и объявления бухарским эмиром «священной войны» России, генерал Д.И.Романовский в мае 1866 года нанес бухарцам первое сокрушительное поражение. «Кампания 1866 года генерала Романовского была сокрушительной, - писал известный военный историк А.А.Керсновский. - 8 мая он разбил бухарские войска при Ирджаре, 24-го овладел Ходжеятом, 20 июля приступом взял Ура-Тюбе, а 18 октября внезапным и жестоким штурмом покорил Джизак. В трех этих беспощадных штурмах русские войска, лишившись 500 человек, положили на месте 12000 азиатов. (...) Потеряв Джизак, бухарцы бежали к своей столице - Самарканду и поспешили вступить в переговоры о мире. В безрезультатных переговорах прошел весь 1867 год. Бухарцы их намеренно затягивали, стремясь выиграть время и набрать новую армию...»

В итоге, достичь мира так и не удалось, бухарские отряды продолжали сопротивление, перехватывали почту и устраивали набеги. Русская же власть прекрасно понимало, что любые уступки с ее стороны в данных условиях только подорвут веру в могущество империи, так как главным авторитетом для местного населения была сила. «Весна 1868 года началась тревожно, - вспоминал очевидец. - Эмир объявил газават (священная война) и усилил свои нападения. Вскоре вооруженные скопища бухарцев появились по всем направлениям, так что почту приходилось отправлять при сильных конвоях; волнение в народных массах росло, и наше положение во вновь завоеванном крае становилось опасным». «Злая воля Бухары стала очевидной - эту злую волю надлежало сломить», - утверждал в свою очередь Керсновский. Поэтому генерал К.П.Кауфман принял решение о взятии Самарканда - крупнейшего города Бухарского ханства. Соотношение сил противоборствующих сторон было далеко неравным. Самарканд охраняло до 60 тыс. человек, в то время как в отряде Кауфмана было всего лишь 4 тыс. солдат и 10 орудий. Однако это обстоятельство не остановило Кауфмана, ибо имеющийся опыт боев в Средней Азии показывал - численность неприятельских войск большого значения не имеет.

Не надеясь на прочность городских стен, построенных еще при Тамерлане, бухарский эмир принял решения встретить русский отряд на подступах к городу. Позиция бухарцев прикрывалась с фронта быстрой и многоводной рекой Зарявшан с тонкими берегами, перерезанными множеством арыков.

1 мая 1868 года русский отряд, приблизившись к реке Зарявшан, был встречен неприятелем в садах, которые тянутся по обоим берегам этой реки, нов ходе перестрелки бухарцы были потеснены. Явившемуся в наш лагерь парламентеру генерал Кауфман заявил, что остановит свои войска только на противоположной стороне реки и посоветовал эмиру отвести свои войска, не дожидаясь русского штурма. Не получив на свое требования никакого ответа и увидев, что бухарцы стягивают свои войска для защиты переправы, Кауфман приказал войскам двумя колоннами переходить реку. «Под сильным ружейным и орудийным огнем, угрожаемые к тому же атаками с флангов, обе колонны перешли по грудь в воде несколько рукавов реки Зарявшан и отважно пошли на приступ неприятельской позиции, которая вся изрыта была траншеями для стрелков», - вспоминал участник событий. Русская пехота под командованием генерала Н.Н.Головачева на глазах у неприятельских полчищ перейдя Зеравшан, сходу ударила в штыки, овладев высотами Чапан-Ата и обратив бухарцев в бегство. «Неприятель ретировался очень быстро, - писал очевидец, - так что, взойдя на высоты, мы увидели только мелькавшие пятки удиравших».

«Русские войска, двинутые вперед двумя колоннами: генерала Головачева и подп. Абрамова, преодолели все преграды, преодолели огонь 40 орудий, прошли по грудь в воде по отысканным под огнем бродам через Зеравшан и его притоки, и с неудержимою отвагою ударили на бухарцев, сидевших в глубоких траншеях, - писал участник похода против бухарцев генерал А.Н.Куропаткин. - Странный вид представляли эти горсточки наших солдат, окруженные и разъединенный тучею бухарских всадников, все подвигавшиеся вперед к позиции, признававшейся неприступною и занятой в 10 раз сильнейшим противником. Но такова сила духа, такова отвага, не знающая невозможного, русских войск, что уже одно это безостановочное движение вперед наших колонн поколебало сердца бухарцев, стало представляться и им неотразимым. Действительно, когда наши войска, перейдя последний проток, с криком "ура" бросились на длинные линии бухарцев в штыки, все бежало, оставив нам 21 орудие и массу оружия Наша потеря составила около 40 человек».

C этой стремительной русской атакой связан анекдотический случай. Как сообщает историк А.А.Керсновский, в этот бой русским бойцам пришлось идти сразу же по переходе реки. «Солдаты набрали полные голенища воды, разуваться же и вытряхивать воду не было времени. Наши линейцы становились на руки, и товарищи трясли их за ноги. После этого сразу пошли в штыки на бухарцев. "Халатники" решили, что постигли секрет русской тактики, и месяц спустя при Зарабулаке, подойдя на ружейный выстрел, их первые ряды стали головой вниз, тогда как задние добросовестно стали трясти их за ноги. По совершении этого обряда в победе никто из них не сомневался»...

Дело на Самаркандских высотах длилось недолго. Противник был полностью деморализован и в тот же день к генералу Кауфману прибыла депутация из Самарканда, изъявившая полную покорность. На следующий день, 2 мая, Самарканд был занят русскими войсками. «Все мы "завоеватели" Самарканда следом за главным начальником отряда генералом Кауфманом расположились во дворце эмира, - вспоминал художник В.В.Верещагин, находившийся в то время при штабе командующего. - Комнаты генерала Кауфмана и наш дворик сообщались со знаменитым тронным залом Тамерлана».

Однако военные действия против Бухарского эмирата на этом не закончились. Оставив в Самарканде гарнизон, Кауфман вместе с генералами Головачевым и Романовским двинулись дальше на юг, разбив 18 мая бухарцев при Катта-Кургане, а 2 июня, по словам Керсновского, «доконал армию эмира в жесточайшем степном побоище на Зарабулакских высотах». В ходе последнего сражения из двухтысячного русского отряда погибло 63 человека, в то время как 35-тысячное войска бухарцев не досчиталось 10000 бойцов.

Но в день Зарабулакской битвы произошло восстание в Самарканде, а сам город был обложен 40-тысячным войском. По свидетельству Куропаткина, «взятие у русских Самарканда и освобождение трона Тамерлана должно было послужить к общему поголовному восстанию мусульман во всех наших владениях», поэтому «положение было весьма серьезное, и малейшая неудача русских войск могла послужить искрою к общему пожару». Русский гарнизон, оставленный в городе, представлял собой лишь 6-й Туркестанский линейный батальон в 558 человек (включая нестроевых и музыкантов), 95 саперов, 25 казаков и 94 артиллериста с 2 орудиями и 2 мортирами, что, впрочем, не помешало ему отбить штурмующие Самарканд орды противника.

«Первый напор был страшен, - вспоминал участник событий, - дружный натиск на Самаркандские и Бухарские ворота, которые только успели затворить, грозные, неумолкаемые крики осаждавших, со стороны которых играли зурны, били барабаны, гремела труба - все это составляло только начало». В течение 6 дней гарнизон крепости отражал атаки осаждавших, пока 8 июня войска Кауфмана не возвратились к Самарканду. «Шесть дней защиты Самарканда, - писал Керсновский, - навсегда останутся блистательной страницей в летописях и традициях туркестанских войск. 7 июня вернувшийся из-под Зарабулака Кауфман выручил этих храбрецов и поступил с Самаркандом с примерной строгостью».

Потрясенный неудачами эмир запросил мира, и Бухара признала над собой протекторат России. По мирному договору 23 июня 1868 года Бухарское ханство должно было признать за Россией кокандские земли, уступить приграничные территории, включая Самарканд, оплатить русским военные издержки, обеспечить безопасность наших купцов, отменить рабство и стать вассалом российского Императора, который, в свою очередь, оказывал хану поддержку во время смут и волнений. Таким образом, при сохранении внутренней автономии Бухарское ханство фактически подчинялось «белому Царю». Заключенный с бухарцами мир поддерживается и теперь. «Владея Самаркандом, мы владеем всею водою Бухарского ханства, - писал в 1899 г. А.Н.Куропаткин. - Такая зависимость дает нам власть мирно править бухарцами уже 30 лет и делает эмира нашим вассалом. Мало того, мы сами несколько раз поддерживали власть эмира силою оружия против непокорных подданных».

Д.и.н. Андрей Иванов

#РОВС #историяРоссии #Русскаяармия #война #СредняяАзия #Самарканд

pereklichka.livejournal.com

Гражданская война в Туркестане 1918-1942. Басмачи-освободительное движение против Красных.: cat_779

В СССР нам рисовали картинку дружбы народов СССР. Но скрывали тот факт, что советская власть насаждалась на всей территории бывшего Туркестана (нынешней Средней Азии) принудительными силовыми методами. До Октябрьского переворота Западный (русский) Туркестан был цветущей окраиной с развитым сельским хозяйством и перерабатывающей промышленностью. После прихода в Туркестан большевиков началась Гражданская война, которя привела к значительным разрушениям и экономическому упадку. Началось внедрение топливной энергетики.Советская власть фактически покупала лояльность среднеазиатских республик в обмен на послабления.После распада корпорации СССР в конце 1991 года практически вся построенная за годы советской власти промышленность была демонтирована, дееспособное население бывших среднеазиатских республик работает за рубежом, в основном, в Российской Федерации.В период с 1918-42 гг всё население Туркестана поднялось на борьбу с красной чумой большевизма и коммунизма. Это освободительное движение называлось басмачеством и имело резко негативное значение в годы советской власти. Но правду не скроешь. Советская власть не смогла удержаться на территории СССР. Население бывшего Туркестана лойяльно белому населению дореволюционного Туркестана, а не еврейским красным бандам большевиков. До Октябрьского переворота Туркестан был белым, русским, после него-красным, еврейским.

Самарканд 1930 года. Работали водяные мельницы, которые могли обеспечивать весь город электричеством, уличные торговцы угощали водой со льдом и прошлогодним снегом, политым сиропом(похоже на мороженое).Каким образом смогли заморозить воду и сохранить лёд с прошедшей зимы? (см. БАДГИР).

Почему разрушены медресе и мечети, почему наклонился минарет Улуг-бека?

Шла Гражданская война, Самарканд был почти разрушен.

1929 год-образовался Ватикан, начали насаждать религии.

8:08-чайхана, вывеска на 2-х шрифтах: на латинице и кирилице.

В те времена советское правительство проводило латинизацию языков СССР.

Как выглядел Самарканд в 1930 году когда перестал быть столицей

Советская власть закончила построение Турксиба (Туркестано-Сибирской магистрали) и уверенно закрепилась на огромной территории Туркестана.

Жириновский прав, утверждая с трибуны Госдумы о добровольно-принудительном насаждении советской власти в Туркестане.Деньги, вложенные в Туркестан, ушли, как вода в песок, всё, что было построено в годы советской власти, в настоящее время демонтировано, дееспособное население Средней Азии на заработках в России. При существующем политическом раскаде никто не будет развивать и влкадывать деньги в Среднюю Азию. Большевики искусственно разделили Туркестан на республики и народы.

Жириновский. Узбеки отобрали Самарканд и Бухара у таджиков. Казахи и кыргызы один народ .

Кратко об истории Туркестана:

В 1868 году Самарканд был занят русскими войсками и присоединён к Российской империи и стал центром Зеравшанского округа, преобразованного в 1887 году в Самаркандскую область. В том же году гарнизон Самарканда под командованием генерал-майора и барона Фридриха фон Штемпеля отразил попытку самаркандцев свергнуть российскую власть. В 1888 году к вокзалу города была подведена Закаспийская железная дорога, которая впоследствии была продолжена на восток.

После Октябрьской революции город вошёл в состав Туркестанской АССР. В 1925—1930 годах являлся столицей Узбекской ССР, а с 1938 года — центром Самаркандской области данной союзной республики.

Железнодорожный транспорт достиг Самарканда в 1888 году в результате строительства Закаспийской железной дороги в 1880—1891 годах железнодорожными войсками Российской империи на территории современного Туркменистана и центральной части Узбекистана. Данная железная дорога начиналась от города Красноводск (ныне Туркменбашы) на берегу Каспийского моря и заканчивалась в станции города Самарканд.

Именно станция Самарканд являлась конечной станцией Закаспийской железной дороги. Первый вокзал станции «Самарканд» был открыт в мае 1888 года.Позднее, вследствие строительства железной дороги в остальных местах Средней Азии, станция была соединена с восточной частью железной дороги Средней Азии и впоследствии данная железная дорога получила название Среднеазиатские железные дороги.

В советские годы в станцию Самарканд не была присоединена ни одна новая линия но в то же время она являлась одной из крупных и важнейших станций Узбекской ССР и Советской Средней Азии.

К моменту начала территориальной экспансии Российской империи, на территории современного Узбекистана существовало три государственных образования: Бухарский эмират, Кокандское ханство и Хивинское ханство. В 1876 году Кокандское ханство было разбито Российской империей, ханство упразднено, а центральные территории ханства были включены в состав Ферганской области.К началу XX века Средняя Азия находилась в составе Российской империи и в начале становления советской власти, несмотря на сопротивление басмачей большевикам, вся Средняя Азия стала частью Советского Союза, из Туркестанской АССР, Бухарской республики и Хорезмской республики.

С 27 ноября 1917 года по 22 февраля 1918 года на территории Узбекистана существовало непризнанное независимое государство — Туркестанская автономия.

В январе 1918 года, после того как Туркестанская автономия отказалась исполнять предъявленный ультиматум признать власть Советов, для ликвидации самопровозглашённой Туркестанской автономии из Москвы в Ташкент прибыли 11 эшелонов с войсками и артиллерией, под командованием Константина Осипова.

С 6 по 9 февраля 1918 происходили уличные бои, со значительными жертвами и разрушениями в которых погибло более 10 тысяч мирных жителей. Эта операция на долгие десятилетия ликвидировала доверие местного населения к русской революции, центральной и местной Советской власти. Ответом на ликвидацию Туркестанской автономии стало мощное национально-освободительное партизанское движение, известное в советской историографии, как басмачество, ликвидированное Советской властью лишь в 1930-е годы.С школе нам рисовали образ басмачей злодеями, которые сопротивлялись советской власти, Нам лгали о том, чем была на самом деле эта советская власть.

Басма́чество (от тюркского «басма» — налёт + суффикс -чи) — военно-политическое партизанское движение местного населения Средней Азии в первой половине XX века, возникшее после революции 1917 года в Российской империи. Первые значительные очаги этого движения возникли после разгрома большевиками Кокандской автономии на территории Туркестана, а после проведения национального размежевания — на территориях современных Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Туркмении и Киргизии, ставившее своей целью борьбу с советской властью и изгнание большевиков.(Весь народ Туркестана поднялся на борьбу с Красной заразой, но силы были неравны.)

Тактика борьбы басмачей состояла в том, чтобы, базируясь в труднодоступных горных и пустынных районах, совершать конные рейды в густонаселённые районы, убивать большевиков, комиссаров, советских работников и сторонников Советской власти. Повстанцы прибегали к партизанской тактике: избегая столкновений с крупными частями регулярных советских войск, предпочитали внезапно нападать на небольшие отряды, укрепления или занятые большевиками населённые пункты, а затем быстро отходить.

Переговоры с представителями народа (басмачами). Фергана. 1921 год

Крупные организованные вооружённые отряды представителей этого движения именовались в советских средствах массовой информации как басмачи́. Сами себя участники этих вооружённых формирований называли моджахедами, то есть участниками джихада — священной войны мусульман против неверных, то есть немусульман.В советское время понятия басма́ч и басма́чество имело оттенок крайнего осуждения. После распада СССР отношение к басмачам в независимых республиках Средней Азии постепенно пересматривается. В настоящее время это движение называется «освободительным движением народов Центральной Азии».По официальной версии, басмачество как организованная сила было ликвидировано по всей Средней Азии в 1931—1932 гг., хотя отдельные бои и столкновения продолжались вплоть до 1942 года.

Война басмачества против советской власти (Википедия):Основной конфликт: Гражданская война в России

Дата : 25 января 1918 — 1938/1942 (дата окончания обозначена условно)

Место: Весь Западный Туркестан, прилегающие к России/СССР территории Восточного Туркестана, Афганистана и Персии

Причина :Разгром большевиками Кокандской автономии.

Итог:Ликвидация басмаческого движения.

После национально-территориального размежевания Средней Азии, 27 октября 1924 года была образована Узбекская Советская Социалистическая Республика со столицей в городе Самарканде.1 сентября 1930 года столица Узбекской ССР была перенесена из Самарканда в Ташкент.

Крестьянское население Узбекской ССР, как и других республик СССР, подверглось коллективизации и раскулачиванию. В 1931 году из республики были выселены преимущественно в Украинскую ССР более 3,5 тыс. кулацких семей.Население оказывало сопротивление — только за январь — март 1930 года в республике было 105 вооруженных антиколхозных выступлений.

Насильственная латинизация языков СССР.

Рекомендую к просмотру отличный фильм 1955 года: закат Бухарского эмирата.Не пожалеете потраченного времени. Там показана Гражданская война на территории Туркестанаи сопротивление басмачей(освободительное движение) ордам Красных.Много интересных деталей.

Закат Бухарского Эмирата (1955)

Читать по теме:

Нижегородская выставка 1896 годa, иностранный капитал в Российской империи и золотой рубль.http://cat-779.livejournal.com/41216.html

1920-е гг. Советская власть удержалась и закрепилась в Душанбе только с помощью бухарских евреев.http://cat-779.livejournal.com/151182.html

Языковые эксперименты большевиков в постреволюционном Туркестане.http://cat-779.livejournal.com/4336.html

Туркестан после Великой катастрофы-1890 год.http://cat-779.livejournal.com/37025.html

"Ликвидация безграмотности" , экономический кризис и голод в Туркестане.http://cat-779.livejournal.com/644.html

1932 год. Туркестан. СССР. Арабская графика наравне с кириллицей.http://cat-779.livejournal.com/85983.html

Дореволюционный Туркестан. Хлопковая отрасль под контролем иностранного капитала.http://cat-779.livejournal.com/2139.html

Русский Туркестан: ДО и ПОСЛЕ Октябрьского переворота и установления советской власти.http://cat-779.livejournal.com/152439.html

cat-779.livejournal.com

Битва за Самарканд (1868 год).

Российская империя уничтожает гнездо работорговли, хивинское и бухарское ханства. Русскими войсками знаменитый генерал Михаил скобелев командует.

Заняв Самарканд, русские как обычно проявили максимальное миролюбие. Они преподнесли старейшинам города подарки и, оставив там символический гарнизон в размере одного батальона (600 человек), двинулись дальше. (Да, кстати в этом гарнизоне был молодой офицер Верещагин, будущий величайший художник - баталист. И вот тут-то проявилось восточное коварство. Самаркандский эмир собрал огромную армию и бросил её на русский гарнизон. В течении нескольких дней, до подхода основных сил эти 600 человек обороняли Самарканд.

Но кауфман не пошел на Бухару, так как в Самарканде противники русских собрались с силами и напали на стоявшие в городе русские войска, которые насчитывали 658 человек: пехотинцев, саперов, артиллеристов и казаков. Общее командование военными частями осуществлял майор штемпель. При гарнизоне были и казахские джигиты. В это время в Самарканде находился известный художник - баталист, прапорщик в. в. Верещагин.

2 июня на эти несколько сотен русских воинов напали одновременно 25000 шахрисабцев под командованием джура - бека и баба - бека, 15000 сарбазов Адиля - дахты и 15000 жителей Самарканда - противников русских. Горстке русских не по силам было оборонять весь город, и они сразу отошли в цитадель, располагающуюся у западной стены города. Как только русские заперли ворота цитадели, город наполнился тысячами голосов противников, боем барабанов и звуками зурн.

Стены цитадели шахрисабцы пробить не могли: их тощина достигала 12 метров. Поэтому они сосредоточили свои усилия на осаде двух ворот цитадели, которые именовались бухарскими и самаркандскими. Бухарские ворота оборонял майор альбедиль с 77 солдатами. Солдаты несколько раз огнем отбивали атаки противника, но последним все же удалось поджечь ворота. Самаркандские ворота защищали 30 солдат прапорщика машина. Их ворота тоже были подожжены шахрисабцами, но солдаты штыками отбросили врага. Машину и альбедилю отбиваться помогал взвод прапорщика сидорова. Шахрисабцы лезли на стены и пытались ворваться в цитадель через проломы в восточной стене. Но русские стрелки их атаки метким огнем обрывали. К вечеру врагом было убито 2 русских офицера и 20 солдат.

3 июня осада цитадели возобновилась. Теперь обороной бухарских ворот руководил подполковник назарова. А. а. Михайлов характеризует назарва следующим образом: ". Подполковник Назаров, официально никакой должности не занимавший. Этот офицер имел репутацию человека храброго, но очень дерзкого, заносчивого, не признававшего никаких авторитетов, словом, "Истинного Туркестанца". Для ободрения солдат он приказал поставить у ворот свою походную кровать, подчеркивая, что и ночью не оставит позиции".

Утром шахрисабцы сломали обгоревшие ворота, разобрали сооруженный звал и проникли в цитадель. Русские бросились на них в штыковую. Произошла жестокая рукопашная схватка, в результате которой шахрисабцы были выбиты из цитадели.

О битве русских в Самарканде а. Н. куропатки в книге "70 дней моей жизни "Пишет так:"из прилегающих к стенам саклей и садов открылся по защитникам цитадели сильный ружейный огонь. Одно орудие и большие фальконеты, втащенные на крыши мечетей Самарканда, поражали всю внутренность цитадели, били по лазарету и по двору ханского дворца, где стоял наш резерв. Атака одновременно в семи местах велась. В особенности усилия нападающих были направлены на овладение двумя воротами и на некоторые проломы близ этих ворот. Нашему малочисленному гарнизону приходилось тяжело. Для обороны цитадели майором штемпелем и подполковником Назаровым были привлечены все, кто способен был держать в руках оружие: писари, музыканты, интенданты, больные и раненые госпиталя. Уже при первом штурме цитадели шахрисабцами было убито и ранено 85 ее защитников.

Около 10 часов утра врагу опять удалось ворваться в цитадель со стороны провиантского склада и самаркандских ворот. Жестокий бой развернулся внутри крепости, которые в пользу русских решил небольшой резерв. Этот резерв бросался комендантом в те места, где шахрисабцы наседали особенно сильно. "В 11 часов дня, - пишет и. в. Карпеев, - еще сильнейшая опасность угрожала защитникам со стороны бухарских ворот. Толпы фанатиков пошли на отчаянный приступ на завал перед воротами и на стену по обеим сторонам. Они лезли, цепляясь железными кошками, одетыми на руки и на ноги, подсаживая друг друга. Защитники завала, потеряв половину своего состава, пришли в замешательство. Но, к счастью, выручка была близка. Назаров, собрав и ободрив защитников, остановив отступавших, подкрепив их несколькими десятками слабых и казаков, составляющих частный резерв участка, бросился в эту критическую минуту во главе всех в штыки, опрокинул неприятеля, и, увлеченный успехом, преследовал его за ворота по улицам города. В 5 часов пополудни повторился общий штурм, отбитый на всех пунктах. Второй день стоил храброму гарнизону 70 человек убитыми и ранеными. За два дня потери составили 25%, остальные, не сходившие со стен двое суток, были сильно утомлены. Русским уже не хватало сил, чтобы удерживать всю цитадель, и они готовились перебраться в ханский дворец и там драться до конца. Каждую ночь майор штемпель посылал казахских джигитов с донесением о положении гарнизона к генералу кауфману. Около 20 джигитов ушли с донесениями, но почти все они были перехвачены шахрисабцами и убиты. Только один джигит сумел добраться 6 июня вечером до кауфмана с маленьким листочком бумаги, на котором было написано: "мы окружены, штурмы непрерывны, потери большие, нужна помощь. Генерал кауфман повернул войска на Самарканд. Почти без отдыха русские шли 70 верст, чтобы спасти гибнущих товарищей. В это время русские в Самарканде из последних сил продолжали отбиваться от десятков тысяч врагов. В 11 часов вечера 7 июня остатки русского гарнизона увидели на небосклоне взлетевшую со сторны катта - кургана ракету. Нельзя описать счастье и радость русских офицеров, солдат, казаков и джигитов, увидевших, что им на помощь идут братья. А отряд кауфмана буквально летел на выручку российских героев.

Ракета русских была грозным предупреждением и для тех, кто осаждал цитадель. Когда 8 июня в Самарканд вошли войска кауфмана, в городе уже не было ни шахрисабцев, ни остальных. Все разбежались в разные стороны, поняв, что с них сейчас очень строго спросят за содеянное. Во время 8 дней обороны русские потеряли 49 человек убитыми и 172 ранеными. Русские не простили самаркандцам предательства: генерал кауфман отдал город на два дня на разграбление.

interesnyefakty.com

30 июня 1868 года Самарканд присоединен к Российской империи

30 июня 1868 года Самарканд присоединен к Российской империи

Присоединение Самарканда к Российской империи произошло 30 июня 1868 года. 

В октябре 1866 года русские взяли крепостьУра-Тюбе, а вскоре после этого пал и Джизак. После этого туркестанским генерал-губернатором, генералом Константином Петровичем Кауфманом, были предложены бухарскому эмиру условия мира, но последний, желая выгадать время, затягивал под разными предлогами. В то же время бухарские отряды постоянно делали набеги на покорённую территорию и даже совершили ночное нападение на русский лагерь в Ключевом (под Джизаком).

Тогда генерал Кауфман издал приказ организовать "вразумительный" поход на Самарканд и принудит бухарского эмира к миру. Для этого было собрано 25 рот пехоты, 7 сотен казаков и 16 орудий. Всего 3500 человек. 

И эта горстка храбрецов 1-го мая выдвинулась в Зарявшанскую долину против Бухарской армии, которая насчитывала 40—50 тысяч человек. Плюс 150 орудий. 

Встреча произошла на Чанаиатинских высотах у Самарканда. Увидев массы бухарцев, расположившихся на горе и, по-видимому, решившихся защищать переправу, генерал Кауфман отправил эмиру послов с письмом, в котором холодно предупредил эмира, что если тот не уберется ко всем чертям собачьим, то русская армия ровно через час возьмет позицию штурмом. 

Эмир рассмеялся.  

Но ровно через час Кауфман послал в атаку полковника Штрандмана с 4 сотнями казаков и 4 орудиями. Атака была стремительной, как удар молнии, как смертельный выпад мастера фехтования. Казаки, словно крылатые демоны смерти, на полном скаку прорвались сквозь заградительный огонь бухарцев и начали рубить шашками опешивших азиатов. Бухарцы сначала пробовали было отстреливаться, потом завизжали от ужаса и побежали от русских шайтанов, побежали куда глаза глядят, теряя оружие и пушки. 

А следом за лихими казаками по Бухарской армии ударила пехота. Генерал Кауфман двинул войска вперед двумя колоннами: генерал-майора Головачева и полковника Абрамова. Под сильным ружейным и орудийным огнем, угрожаемые к тому же атаками с флангов, обе колонны перешли по грудь в воде несколько рукавов реки Зарявшан и отважно пошли на приступ неприятельской позиции, которая вся изрыта была траншеями для стрелков. 

Когда русские солдаты, перейдя последний приток, с криком "ура" бросились на длинные линии бухарцев в штыки, тысячи азиатов в безотчетном ужасе бросилась бежать. И вся Бухарская армия разбежалась, не выдержав атаки трех тысяч русских. Победа была ошеломляющей: русская армия потеряла всего 40 человек убитыми и ранеными, бухарский эмир – потерял все.  

На следующий день, 30 июня 1868 года, Самарканд сдался генералу Кауфману без боя.

Источник

chvk.info