Дубина Урга (ПВ). Урга оружие


Дубина Урга (ПВ) | Архив творений Spore вики

Создатель

Посижу-постмотрю

Тип творения

Существо (маскировка под объект)

Наиболее часто используется в...

СЕРП Путь Воина (ПВ)

Дубина Урга — самое первое, не считая меча из первой части, и самое примитивное оружие в серии приключений "Путь Воина" (создатель — участник Посижу-постмотрю).

Пока что присутствует в трёх частях СЕРП — "Без памяти" (вторая по порядку), "С наступлением рассвета" (третье) и в "Храме Ночи" (четвёртое). Можно найти на тропе, ведущей на кладбище, непосредственно на самом кладбище и у входа в Храм Ночи. Отобрать это оружие у самих Ургов у Вас никак не получится.

Характеристики Править

Несмотря на свою простоту, является довольно эффективным средством для уничтожения толп слабых противников (например, зомби) и расчистки пути (уничтожение статичных Фиолетовых Щупалец в Храме Ночи). Вам просто необходимо поднять дубину с земли и бросить её в направлении противника/препятствия. Будьте осторожны: если дубина упадёт Вам на ногу или рядом с Вами, Вы тоже получите урон, причём такой же, что и противники при обычном ударе дубиной.

Интересные факты Править

  • Дубина является всего лишь замаскированной гранатой.
  • Дубина была создана в редакторе существ, так что, по сути, не является неживым объектом.

ru.sporecreate.wikia.com

По следам барона фон Унгерна

Барон Роберт-Николай-Максимилиан (Роман Федорович) фон Унгерн-Штернберг родился 29 декабря 1885 года (по старому стилю). Он происходил из старинного немецко-балтийского (остзейского) графского и баронского рода, включенного в дворянские матрикулы всех трех российских прибалтийских губерний. Барон вырос в Ревеле у своего отчима барона Оскара Федоровича фон Гойнинген-Гюне. В 1896 году по решению матери был отдан в петербургский Морской кадетский корпус, при поступлении в который барон поменял имя на русское и стал Романом Федоровичем. За год до окончания учебы, во время Русско-японской войны, фон Унгерн отправился на фронт вольноопределяющимся 1-го разряда в 91-й Двинский пехотный полк. Однако, когда полк Унгерна прибыл на театр военных действий в Маньчжурию, война уже закончилась. За участие в походе против Японии барон был награжден светло-бронзовой медалью и в ноябре 1905 года произведен в ефрейторы. В 1906 году поступил и в 1908 году окончил Павловское военное училище по 2-му разряду. С июня 1908 года служил в 1-м Аргунском полку Забайкальского казачьего войска в чине хорунжего. В конце февраля 1911 года был переведен в Амурский казачий графа Муравьева-Амурского полк. В июле 1913 года подал в отставку и уехал в Кобдо (Монголия), где служил в сотне есаула Комаровского сверхштатным офицером.

С началом Первой мировой войны Роман Федорович поступил в 34-й Донской казачий полк. За время войны пять раз был ранен. За подвиги, храбрость и отвагу во время войны барон был награжден целым рядом орденов. В конце 1914 года барон перешел в 1-й Нерчинский полк. В сентябре 1916 года был произведен из сотников в подъесаулы, а затем и в есаулы. В октябре 1916 года за нарушение дисциплины был удален из полка. В 1917 году Унгерн отправился во Владивосток, а оттуда попал на Кавказский фронт в 3-й Верхнеудинский полк, где оказался вновь вместе со своим другом по предыдущему полку Г. М. Семеновым.

В июле 1917 года Семенов выехал из Петрограда в Забайкалье. Он был назначен комиссаром Временного правительства на Дальнем Востоке по формированию национальных частей. Вслед за ним в Забайкалье отправился барон Унгерн. В Иркутске Унгерн присоединился к Семенову. Узнав об Октябрьской революции, Семенов, Унгерн и еще 6 человек уехали в Читу, оттуда — на станцию Даурия в Забайкалье, где было решено формировать полк.

В декабре 1917 года Семенов, Унгерн и еще 5 казаков разоружили деморализовавшийся русский гарнизон станции Маньчжурия. Здесь Семенов начал формировать Особый Маньчжурский отряд для борьбы с красными. В начале 1918 года Унгерн был назначен комендантом ст. Хайлар. Барон разоружил находившиеся там пробольшевистски настроенные части. Успешные операции вдохновили Семенова и Унгерна на расширение своих действий. Они занялись формированием национальных отрядов, в том числе из представителей монголов и бурят. После появления зимой-весной 1918 года в Забайкалье многочисленных эшелонов с пробольшевистски настроенными солдатами, возвращавшимися с развалившегося германского фронта, семеновский отряд был вынужден отступить в Маньчжурию, оставив за собой лишь небольшой кусочек российской земли в районе реки Онон. Весной и летом года на Даурском фронте Маньчжурский отряд вел затяжные бои с красными, в которых участвовал Унгерн. После того, как советская власть в Забайкалье пала, Семенов в сентябре 1918 года утвердил в Чите свою ставку. Унгерн получил чин генерал-майора. Он перебазировался из Хайлара в Даурию.

1 сентября 1918 года в Даурии была сформирована Отдельная конная туземная бригада, на основе которой позже был образован Туземный конный корпус, затем преобразованный в Азиатскую конную дивизию под командованием Унгерна. Из Даурии Унгерн делал рейды против красных партизан Забайкалья.

В ноябре 1919 года войска красных приблизились к Забайкалью. В январе — феврале 1920 года они развернули широкое наступление. В марте красные взяли Верхнеудинск, семеновцы отступили к Чите. В июне — июле белые развернули последнее широкое наступление в Забайкалье. Унгерн действовал в направлениях на Александровский и Нерчинский заводы в координации с войсками генерала Молчанова. Но выдержать давление превосходящих сил красных белые не смогли. Унгерн стал готовить отход в Монголию. 7 августа 1920 года Азиатская дивизия была преобразована в партизанский отряд.

В августе 1920 года Азиатская дивизия покинула Даурию и ушла в направлении Монголии, оккупированной китайскими войсками. Войско Унгерна перешло границу с Монголией 1 октября у поселка Усть-Букукун и направилось на юго-запад. Подойдя к столице Монголии Нийслэл-Хурэ, барон вступил в переговоры с китайским командованием. Все его требования, включая разоружение китайских войск, были отвергнуты. 26−27 октября и 2−4 ноября 1920 года унгерновцы штурмовали город, но потерпели поражение, понеся значительные потери. Китайцы ужесточили режим в Урге, установив контроль религиозных служб в буддийских монастырях, занявшись грабежами и арестами русских и монголов.

После поражения войско Унгерна отошло в верховья реки Керулен в аймаке Сэцэн-хана в восточной Монголии. Здесь Унгерн получил моральную и материальную поддержку всех слоев монгольского населения. Материальное положение дивизии улучшалось, в том числе за счет захватов караванов, направлявшихся из Китая для снабжения китайского гарнизона Урги. Дивизия пополнялась за счет отдельных групп белых, проникавших из Забайкалья. Монгольские князья организовали мобилизацию монголов. В дивизии царила жесткая палочная дисциплина. Теократический монарх Монголии, Богдо-гэгэн VIII, находившийся под китайским арестом, тайно прислал Унгерну свое благословение на изгнание китайцев из страны.

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла до 1460 человек. Она располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. человек. Это стало известно китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведки.

Сама личность барона Унгерна оказывала на китайцев деморализующее воздействие. В один из дней, когда шла подготовка к штурму, он побывал в осажденной Урге. Барон, одетый в свое обычное монгольское одеяние — в красно-вишневый халат, белую папаху, с ташуром в руках, — просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своем посту. Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление Унгерна в Урге произвело сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы.

В ночь на 1 февраля 1921 года отряд из тибетцев, монголов и бурят направился на юго-западный склон горы Богдо-ула (южнее Урги), где находился под арестом Богдо-гэгэн. Главные силы белых двинулись на Ургу. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока. 2 февраля войска Унгерна после боев захватили остальные передовые позиции китайцев и часть Урги. Во время этих боев из-под ареста был освобожден Богдо-гэгэн, его доставили в монастырь Манджушри-хийд. Это известие еще больше деморализовало китайцев.

3 февраля Унгерн дал своим войскам отдых. На сопках вокруг Урги белые ночью зажгли большие костры, по которым ориентировался отряд Резухина, готовившийся к решающему штурму. Костры также создавали впечатление, что к Унгерну подошли подкрепления, которые окружают город. 4 февраля барон предпринял решающий штурм столицы с востока, захватив сначала китайские казармы и торговую слободу Маймачен. После жестоких боев город был захвачен. Часть китайских войск покинула Ургу до и во время боев. Однако небольшие сражения происходили еще 5 февраля.

11−13 марта Унгерн захватил укрепленную военную базу китайцев в Чойрыне на юге Монголии; другую базу, в Замын-Уудэ несколько южнее, китайские солдаты оставили без боя. Оставшиеся китайские войска, отступившие от Урги на север Монголии, попытались обойти столицу и пробраться в Китай. Кроме того, большое число китайских солдат двинулось в том же направлении от Маймачена (у российской границы в районе города Кяхта). Русские и монголы восприняли это как попытку вновь захватить Ургу. Несколько сотен казаков и монголов встретили несколько тысяч китайских солдат в местности Талын-Улан-Хад в районе тракта Урга — Улясутай у реки Тола в центральной Монголии. Бои шли с 30 марта по 2 апреля. Китайцы были разбиты, часть сдалась, а часть прорвалась на юг в Китай. Теперь вся Внешняя Монголия была свободной.

Урга встретила белых как освободителей. Первое время в городе происходили грабежи, но вскоре Унгерн жестко их пресек. 22 февраля 1921 года состоялась торжественная церемония повторного возведения Богдо-гэгэна VIII на трон великого хана Монголии. За заслуги перед Монголией Унгерн был пожалован титулом дархан-хошой-чин-вана в степени хана. Часто ошибочно считают, что Унгерн стал диктатором или ханом Монголии, а монархическое правительство было марионеточным. Это не так: всю полноту власти осуществлял Богдо-гэгэн VIII и его правительство. Барон действовал с санкции монарха. Унгерн получил один из высших титулов в Монголии, но не власть.

Понимая, что Белое дело в России проиграно, Унгерн пытался использовать для восстановления монархии в России недовольство народа советской властью. Он надеялся также использовать действия других белых отрядов, монархистов Монголии, Маньчжурии, Китая и Восточного Туркестана, а также японцев.

21 мая Унгерн издал приказ № 15 «русским отрядам на территории Советской Сибири», которым объявил о начале похода на советскую территорию. В приказе, в частности, говорилось:«…в народе мы видим разочарование, недоверие к людям. Ему нужны имена, имена всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно — законный хозяин Земли Русской Император Всероссийский Михаил Александрович… В борьбе с преступными разрушителями и осквернителями России помнить, что по мере совершенного упадка нравов в России и полного душевного и телесного разврата нельзя руководствоваться старой оценкой. Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней. Старые основы правосудия изменились. Нет «правды и милости». Теперь должны существовать «правда и безжалостная суровость». Зло, пришедшее на землю, чтобы уничтожить Божественное начало в душе человеческой, должно быть вырвано с корнем…"

Необходимо отметить, что Михаил Александрович Романов был убит в Перми еще летом 1918 года. Но Унгерн не верил в его гибель.

Весной 1921 года Азиатская дивизия была разделена на две бригады: одна под командованием генерал-лейтенанта Унгерна, другая — генерал-майора Резухина. Последняя должна была перейти границу в районе станицы Цежинской и, действуя на левом берегу Селенги, идти на Мысовск и Татаурово по красным тылам, взрывая по пути мосты и тоннели. Бригада Унгерна наносила удар на Троицкосавск, Селенгинск и Верхнеудинск. Бригада Унгерна включала 2100 бойцов, 20 пулеметов и 8 орудий, бригада Резухина — 1510 бойцов, 10 пулеметов и 4 орудия, части оставленные в районе Урги — 520 человек.

В мае бригада Резухина начала рейд через границу с Россией к западу от р. Селенга. Бригада Унгерна выступила из Урги 21 мая и медленно двинулась на север. К этому времени красные уже перебрасывали войска с разных направлений к границе с Монголией.

Бригаде Резухина в Забайкалье удалось разбить несколько красных отрядов. В одном из этих боев, 2 июня под станицей Желтуринской, отличился К. К. Рокоссовский, который получил за это второй орден Боевого Красного Знамени. У Резухина не было связи с бригадой Унгерна, в результате действий красных создалась угроза окружения. 8 июня он начал отступление и с боями ушел в Монголию.

Бригада Унгерна потерпела поражение в боях за Троицкосавск 11−13 июня. Затем объединенные силы большевиков и красных монголов, после незначительных боев с арьергардами Унгерна, 6 июля вошли в Ургу, оставленную белыми.

Унгерн, дав небольшой отдых своей бригаде на р. Иро, повел ее на соединение с Резухиным. Бригада Унгерна подошла к бригаде Резухина 7 или 8 июля, но переправиться через Селенгу и соединить силы удалось лишь через 4−5 дней. 18 июля Азиатская дивизия уже двинулась в свой последний поход — на Мысовск и Верхнеудинск. Силы Азиатской дивизии к моменту выступления во 2-й поход составляли 3250 бойцов при 6 орудиях и 36 пулеметах.

1 августа 1921 года барон Унгерн одержал победу у Гусиноозерского дацана, взяв в плен 300 красноармейцев, 2 орудия, 6 пулеметов, 500 винтовок и обоз. Наступление белых вызвало большую обеспокоенность властей ДВР. Обширные территории вокруг Верхнеудинска объявили на осадном положении, была проведена перегруппировка войск, прибывали подкрепления. Вероятно, Унгерн понял, что его надежды на восстание населения не оправдались. Создалась угроза окружения красными. 3 августа Азиатская дивизия стала уходить в Монголию.

11 августа барон разделил дивизию на две бригады. Бригада Унгерна ушла вперед, а бригада Резухина выступила несколько позже в арьергарде, отбивая атаки наседавших красных. 14−15 августа унгерновцы перевалили Модонкульский голец, и вышли в Монголию.

Унгерн решил вести дивизию на запад — в Урянхай на зимовку, чтобы впоследствии вновь начать борьбу. Но потом решил уходить в Тибет. Солдатам и офицерам эти планы не понравились. Возник заговор.

В ночь с 17 на 18 августа 1921 года от рук своих подчиненных погиб Резухин. В ночь с 18 на 19 августа заговорщики обстреляли палатку самого Унгерна, однако последний успел скрыться. Взбунтовавшиеся бригады ушли в восточном направлении, чтобы через территорию Монголии добраться до Маньчжурии.

Утром 19 августа Унгерн встретил свой монгольский дивизион. Монголы не хотели продолжать борьбу. Утром 20 августа они связали Унгерна и повезли к белым. Однако, вскоре на них наткнулась разведгруппа красных. Барон фон Унгерн попал в плен.

Участь барона была предрешена еще до начала суда телеграммой Ленина: «Советую обратить на это дело побольше внимания, добиться проверки солидности обвинения, и в случае если доказанность полнейшая, в чем, по-видимому, нельзя сомневаться, то устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять».

15 сентября 1921 года в Новониколаевске состоялся показательный процесс над Унгерном. Главным обвинителем на процессе был назначен Е. М. Ярославский. Все дело заняло 5 часов 20 минут. Унгерну предъявили обвинение по трем пунктам: во-первых, действия в интересах Японии, что выразилось в планах создания «центральноазиатского государства»; во-вторых, вооруженная борьба против советской власти с целью реставрации династии Романовых; в-третьих, террор и зверства. Ряд обвинений суда обоснован фактами: в сношениях с монархистами, попытке создания Срединного азиатского государства, в рассылке писем и воззваний, сборе армии для свержения советской власти и восстановления монархии, наступлении на РСФСР и ДВР, расправе с подозреваемыми в близости к большевизму, в пытках.

Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был расстрелян в тот же день в здании Новониколаевского ГПУ.

diletant.media

Штурм Урги — WiKi

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

  Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.Монгольский дивизион — 180 чел.Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел. Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.Японская конная рота — 40 чел.

Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7]) Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.

3 батареи по 6 орудий — 18 орудий3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. ↑ Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. ↑ А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. ↑ Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. ↑ Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

ru-wiki.org

Штурм Урги — Википедия (с комментариями)

История<tr><td colspan="2"></td></tr><tr><th scope="row">Правительство</th><td></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr><tr><th scope="row">Военачальники</th><td></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr><tr><th scope="row">Революционеры</th><td></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr><tr><th scope="row">Культура</th><td></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr><tr><th scope="row">Путешественники</th><td></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr><tr><td colspan="2"></td></tr></table></td></tr></table>

Отрывок, характеризующий Штурм Урги

– Душенька… а меня то. Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали. Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала. Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя. Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери. Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза. – Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него. – Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов. Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его. – Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее. Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки. Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку. Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще. На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа. В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами. – Гей, Г'ишка, т'убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай! Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки. – А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли. – Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери. – Сейчас! В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь. – Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех. – Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи. – Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову. Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом. – Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома. – Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет? – Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов. – Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы? – Как случится, – сказал Ростов. – Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу. – Да что же? – Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину. – Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала. Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому. – Так что же? только? – спросил он. – Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас. – Ну так что же? – Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами. Ростов задумался. – Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия? – Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то. Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным». – Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он. – Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат. – Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу. – Вот как! Так ты что же? – Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a? – Нет. – Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов. – Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори. Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она. – Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж? Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу. – Вот как! – сказал Ростов. – Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она. – Хороший. – Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов? – Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный. – Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош? – Очень хорош. – Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе. И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее. – Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть. Скрытые категории:

Навигация

Персональные инструменты

На других языках

</div>

wiki-org.ru

Штурм Урги — Википедия с видео // WIKI 2

Штурм Урги — столицы Автономной Монголии — имел место 1—4 февраля 1921 года. В результате штурма Азиатская конная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Р. Ф. фон Унгерн-Штернберга смогла разбить многократно превосходивший их по численности и вооружению оккупационный китайский гарнизон города.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5

    Просмотров:

    6 630

    1 807

    1 819

    8 144

    9 433

  • Последний бой Унгерна

  • Сцены Допроса Барона Унгерна "Последний поход барона"

  • Roman von Ungern-Sternberg: The Mad Baron | Tooky History

Содержание

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.Монгольский дивизион — 180 чел.Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел. Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.Японская конная рота — 40 чел.

Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7]) Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.

3 батареи по 6 орудий — 18 орудий3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. ↑ Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. ↑ А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. ↑ Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. ↑ Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. ↑ Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.
Эта страница в последний раз была отредактирована 7 августа 2018 в 08:52.

wiki2.org

ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА, ОТЕЧЕСТВЕННОЕ ОРУЖИЕ И ВОЕННАЯ ТЕХНИКА (ОВТ)ВООРУЖЕНИЯ, ВОЕННАЯ ТЕХНИКА, ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЙ СБОРНИК, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОПК, БАСТИОН ВТС, НЕВСКИЙ БАСТИОН, ЖУРНАЛ, СБОРНИК, ВПК, АРМИИ, ВЫСТАВКИ, САЛОНЫ, ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ, НОВОСТИ, ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ, ВОЕННЫЕ НОВОСТИ, СОБЫТИЯ ФАКТЫ ВПК, НОВОСТИ ОПК, ОБОРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, МИНИСТРЕСТВО ОБОРОНЫ, СИЛОВЫХ СТРУКТУР, КРАСНАЯ АРМИЯ, СОВЕТСКАЯ АРМИЯ, РУССКАЯ АРМИЯ, ЗАРУБЕЖНЫЕ ВОЕННЫЕ НОВОСТИ, ВиВТ, ПВН

74-Я ГВАРДЕЙСКАЯ МОТОСТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

74TH GUARDS MOTORIZED RIFLE BRIGADE

24.03.2015Мотострелковая бригада, дислоцированная в Юрге, стала первым соединением Центрального военного округа, полностью перевооруженным на глубоко модернизированные танки Т-72Б3. На днях более 20 машин производства корпорации «Уралвагонзавод» доставлены железнодорожным транспортом на станцию разгрузки.Поступившая ранее первая партия из 15 танков уже передана экипажам, которые вместе со специалистами технического обеспечения прошли дополнительный курс подготовки.Отдельная гвардейская мотострелковая Звенигородско-Берлинская орденов Кутузова и Суворова II степени бригада дислоцируется в городе Юрга с 1 января 1993 года. Участвовала в контртеррористических операциях на Северном Кавказе. За проявленные героизм и мужество 3,5 тыс. военнослужащих соединения награждены государственными наградами. Пять из них удостоены высокого звания Героя России.Пресс-служба Центрального военного округа

МОДЕРНИЗИРОВАННЫЙ ТАНК Т-72Б328.04.2015Юргинская мотострелковая бригада в Кемеровской области получила 30 модернизированных минометных комплексов 2С12А «Сани» в рамках Гособоронзаказа, сообщил в понедельник официальный представитель Центрального военного округа полковник Ярослав Рощупкин.«Около 30 образцов поступили в соединение по Гособоронзаказу-2015. Ранее заводская поставка минометов состоялась в алейское соединение ЦВО, дислоцированное в Алтайском крае», — сказал Рощупкин.Модернизированные «Сани» отличает новая транспортная машина «Урал» семейства «Мотовоз» с дизельным двигателем повышенной мощности и электрической лебедкой для погрузки миномета.Модернизация затронула и основу комплекса — 120-мм миномет 2Б11, который получил новую опорную плиту с шарниром, наводимую по горизонтали без разворота тяжелой опоры. Он предназначен для уничтожения и подавления живой силы и огневых средств противника, разрушения полевых оборонительных сооружений, показал высокую эффективность при борьбе с незаконными вооруженными формированиями в горной и гористой местности на Северном Кавказе и в Афганистане. РИА Новости

120-ММ ВОЗИМЫЙ МИНОМЁТНЫЙ КОМПЛЕКС 2С12 «САНИ»

74-Я ГВАРДЕЙСКАЯ МОТОСТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

74-й отдельной гвардейской мотострелковой Звенигородско-Берлинской орденов Суворова II степени и Кутузова бригада дислоцируется в городе Юрга (Кемеровская область).74 отдельная гвардейская мотострелковая Звенигородско-Берлинская ордена Суворова II степени мотострелковая бригадасформирована на основании Приказа I Заместителя МО РФ от 26.09.92 года на базе 94 гвардейской мотострелковой Звенигородско-Берлинской ордена Суворова II степени дивизии, отдельного гвардейского ордена Красной Звезды инженерно-саперного батальона, выведенных из Западной группы войск (Германия) и 386 танкового полка 85 мотострелковой дивизии.28 апреля 1943 года на базе двух бригад морской пехоты (12 гвардейской морской стрелковой бригады, 96 морской стрелковой бригады), которые участвовали в наступлении под Сталинградом, быласформирована 94 стрелковая дивизия.Более половины личного состава формируемой дивизии представляли воины – сталинградцы, поэтому по предложению Заместителя Наркома Обороны Маршала Советского Союза Кулика дивизия с момента создания получила почетное наименование гвардейская.Боевое крещение дивизия получила 7 июля 1943 года в районе Обояни у Прохоровского поля на Курской дуге. В августе полки дивизии освобождали города Белгород и Харьков.Боевой путь части: 94 гвардейская стрелковая дивизия участвовала в освобождении города Кишинев, форсировании рек Днепр, Днестр, Одр, Висла, принимала участие в освобождении Польши и штурме Берлина.Приказом Верховного Главнокомандующего № 030 от 13.02.44 года за отличные боевые действия, проявленное мужество и геройство личным составом частей дивизии в боях за Звенигородку соединению присвоено наименование «Звенигородская».Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8.04.1944 года за образцовое выполнение заданий командования при форсировании реки Днестр дивизия награждена орденом Суворова II степени.Приказом Верховного Главнокомандующего от 11.06.45 года за успешно проведенные боевые действия по прорыву обороны немцев на реке Одр и овладение городом Берлином дивизии присвоено наименование«Берлинская».После завершения войны части соединения дислоцировались в Германии.В годы Великой Отечественной войны 23 человека удостоены звания Героя Советского Союза, более 600 военнослужащих удостоены государственных наград. До 1992 года соединение дислоцировалась в Германии.С 1 января 1993 года 74 отдельная гвардейская Звенигородско – Берлинская, ордена Суворова II степени мотострелковая бригада, дислоцируется в городе Юрга Кемеровской области.С декабря 1994-го по апрель 1995 года сформированный на ее базе отдельный полк, которым командовал полковник Аркадий Бахин (ныне он – первый замминистра обороны генерал армии), воевал в Чечне. В боевых действиях тогда участвовали 1274 солдат и офицеров. Потом была вторая командировка в «горячую точку» – с октября 1999 по апрель 2001 года бригаду задействовали в контртеррористической операции на Северный Кавказ. По итогам двух чеченских кампаний государственных наград удостоились 3,5 тысячи солдат и офицеров. Пяти военнослужащим бригады присвоили звание Героя России.30 декабря батальоны бригады сосредоточились на северной окраине города Грозный. В ночь с 31 декабря на 1 января подразделения вошли в Грозный. Воины-сибиряки штурмовали гостиницу «Кавказ», здание нефтяного института, Совет министров республики. Гвардейцы освобождали населенные пункты Ильинская и Петропавловская. В боях с сепаратистами погибло 128 офицеров и солдат.В период с октября 1999 года по апрель 2001 года личный состав бригады принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе (Чечня). Выполняя различные боевые задачи и неоднократно меняя районы расположения, личный состав бригады проявлял неизменную волю к победе, отвагу и героизм, выдержку и выносливость.За мужество и героизм, проявленные при выполнении задач контртеррористической операции на Северном Кавказе к награждению государственными наградами были представлены 2863 военнослужащих соединения.С 25 по 30 октября 1999 г. части и подразделения бригады выполняли задачи по уничтожению бандформирований и захвату Терского хребта на участке от перевала Колодезный до дороги Грозный – Толстой-Юрт. В данный период, подавляя ожесточённое сопротивление противника, личный состав бригады проявил самоотверженность, мужество и героизм. Так, в ходе боёв 26 – 28 октября за овладение хорошо укреплённым рубежом в районе отметки 484.6 «Ястребиная», выполняя задачу на узком участке Терского хребта под шквальным огнём из стрелкового оружия, гранатомётов и миномётов противника, рядовой Кузнецов А.В., действуя в составе разведывательного дозора, уничтожил дзот противника, забросав его ручными гранатами, и продолжая вести огонь по противнику, вынес с поля боя двоих раненых сослуживцев, после чего вернулся в бой. Уничтожив пулеметное гнездо, он принес трофеи: 5 автоматов и пулемет боевиков. За совершённый подвиг рядовой Кузнецов А.В. удостоен звания Героя России.По настоящее время, бригада остается верной своим традициям, военнослужащие соединения стремятся к совершенству своего военного мастерства.Приказом Министра обороны Вооруженных Сил СССР № 00162 от 27.09.49 г. установлен годовой праздник 94 гвардейской стрелковой дивизии – 28 апреля.Этот же день является годовым праздником 74 отдельной гвардейской Звенигородско – Берлинской, ордена Суворова II степени мотострелковой бригады.

1 февраля 2014 года Министр обороны Сергей Шойгу побывал в городе Юрга Кемеровской области, где расположена 74-я отдельная гвардейская Звенигородско – Берлинская ордена Суворова 2-й степени мотострелковая бригада. Глава военного ведомства прикрепил на Знамя соединения очередную высокую награду – орден Кутузова.

Источники: safe-rgs.ru, www.rg.ru и др.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

bastion-opk.ru

Урга (город) - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 5 июля 2016; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 5 июля 2016; проверки требуют 4 правки.

В 1778 году кочующая с XVII века резиденция монгольских Богдо-гэгэнов Урга́ (от монг. Өргөө — «Дворец», «Ставка»; также монг. Их хүрээ, Да хүрээ — «Великий монастырь») осела в долине в месте слияния рек Тола и , став стационарным поселением и крупнейшим городом цинской Внешней Монголии. В 1911 году Урга получила статус столицы Монголии и стала называться Нийслэл хүрээ — «Столичный монастырь». Название Урга не было официальным и использовалось в основном иностранцами. В 1924 году с провозглашением Монгольской народной республики Нийслэл хурээ переименован в Улан-Батор.

История[ | ]

«Кочевая резиденция»[ | ]

С начала своего существования Хурэ (Урга) находилось на озере (район нынешнего сомона Бурд аймака Уверхангай), приблизительно в 250 км от современного Улан-Батора. Это была кочевая резиденция первого монгольского Богдо-гэгэна Дзанабадзара, основанная для него в 1639 году на средства его отца, Тушэту-хана .

Хурэ кочевал по долинам рек Селенга, Орхон и Туул. В ходе монголо-ойратской войны конца XVII века он был разорён джунгарским ханом Галданом-Бошогту, и откочевал во Внутреннюю Монголию (Унгши) до выдворения ойратов[1]. До 1799 года, по разным причинам, «ставка» Богдо свыше 20 раз перемещалась с одного места на другое; однако с её ростом перекочёвки становились всё реже и реже[2].

Решающую роль в оседании поселения сы

encyclopaedia.bid