Американцы создали управляемые пули. Управляемые пули


Американцы создали управляемые пули | Армейский вестник

Американские Национальные лаборатории в Сандии создали несколько прототипов наводящихся по лазерному лучу пуль, внешним видом напоминающих дротики. Новое изобретение уже прошло серию испытаний на полигоне, продемонстрировав высокую точность попадания. Это уже вторая подобная разработка, ведущаяся в США. Ранее Управление перспективных разработок Пентагона приступило к созданию корректируемой пули для снайперов.

• Новая разработка Национальных лабораторий в Сандии (SNL) создана для малокалиберного гладкоствольного огнестрельного оружия. Руководителями проекта по созданию корректируемых пуль являются ученые Ред Джонс (Red Jones) и Брайан Каст (Brian Kast), которые, согласно пресс-релизу SNL, увлекаются охотой. В настоящее время SNL занимается поиском частного инвестора для завершения проекта и вывода новых высокоточных пуль на рынок. Предполагается, что разработкой могут заинтересоваться министерство обороны США, спецслужбы и охотники.

• Специалисты SNL сумели собрать новый боеприпас из компонентов, доступных на открытом рынке. Длина новой пули составляет 10,2 сантиметра. Боеприпас имеет четыре микроруля и упакован в пластиковый контейнер, предотвращающий повреждение микрорулей при движении пули вдоль ствола. На головной части пули размещен оптический сенсор, а в теле боеприпаса — восьмибитный чип и управляющая электроника. Чип обрабатывает сигналы, получаемые с сенсора, и подает команды на приводы микрорулей, корректируя полет пули.

• В момент выстрела пуля начинает движение вдоль ствола, а после выхода из него происходит отделение защитного контейнера. С этого момента пулей можно управлять. Наведение «умной» пули производится по лазерному лучу, подсвечивающему цель. Этот принцип во многом схож с аналогичной системой, реализованной на управляемых ракетах. Вероятно, для стрельбы такими пулями бойцу понадобится прибор лазерной подсветки цели, установленный на его оружии, или напарник-наводчик с таким аппаратом в руках.

• По данным SNL, новый боеприпас сможет с высокой точностью попадать в цель на дальности до двух тысяч метров. При этом использование в патроне современного пороха позволит добиться начальной скорости полета пули в 2,1 числа Маха (около 2,4 тысячи километров в час).

• Следует отметить, что пуля, созданная SNL, не является микроракетой, в которой для движения используется энергия сгорающего вещества в теле боеприпаса. Микроракеты для малокалиберного оружия были изобретены еще в 1960-х годах. Вся система в целом (ракетный пистолет и боеприпасы) называлась Gyrojet, а ее разработкой занималась компания MB Associates. Этот проект закрылся, поскольку его недостатки перевешивали достоинства.

• В частности, Gyrojet оказался бесполезен на малых дистанциях боя, ракеты не имели стабилизации и их круговое вероятное отклонение было велико, а сам ракетный пистолет был очень громоздким. Пули, разработанные SNL, лишены этих недостатков.

• По словам Джонса, для того чтобы реализовать возможность управления пулей, пришлось отказаться от ее продольного раскручивания для стабилизации, а значит и от нарезного ствола оружия. Аэродинамическая стабильность новой пули обеспечивается за счет смещенного к головной части центра тяжести и микрорулей, расположенных ближе к ее основанию. В ходе ночных испытаний к пуле был прикреплен светодиод, благодаря которому ученые выяснили, что электроника, элемент питания и микрорули не повреждаются в момент выстрела.

• По мнению Джонса и Каста, принципиальным достоинством их разработки является возможность ее быстрого внедрения. Еще одним достоинством своего изобретения специалисты SNL считают высокую частоту корректирования траектории полета пули. В их изобретении не используется инерциальный измерительный блок, устанавливаемый в ракеты и высокоточные снаряды и отвечающий за корректирование траектории полета. За счет этого удалось добиться невысокой стоимости боеприпаса.

• Как отмечается в пресс-релизе, в ракетах частота коррекций полета не велика. Пуля же, разработанная SNL, «кренится и рыскает» с определенной частотой, зависящей от массы и размера боеприпаса. В среднем частота таких колебаний составляет 30 герц. «Это значит, что мы можем корректировать траекторию полета пули 30 раз в секунду. То есть, мы можем даже перекорректироваться, а значит, возможности управления пулей избыточны», — рассказал Джонс.

• В ходе компьютерного моделирования специалисты SNL выяснили, что в различных окружающих условиях отклонение обычной пули на дальности в тысячу метров может достигать 9 метров. При этом отклонение управляемой пули, которую SNL называет самонаводящейся, в аналогичных условиях не превышает 0,2 метра. Были проведены и полевые испытания, в ходе которых пули продемонстрировали высокую точность попадания на разных дистанциях. Какое оружие использовалось для стрельбы самонаводящимися пулями, SNL не уточняет.

• SNL стали первыми в США, кто сумел создать рабочий прототип управляемой пули. Тем не менее, в Соединенных Штатах в настоящее время ведется еще один проект разработки корректируемой пули. В октябре 2010 года стало известно, что Управление перспективных разработок (DARPA) министерства обороны США завершило первый этап программы EXACTO (EXtreme ACcuracy Tasked Ordnance), основной целью которой является создание стрелкового оружия, прицела и корректируемой пули, которые помогут снайперским группам точнее попадать в цель.

• В ходе первого этапа специалисты компании Teledyne Technologies и DARPA провели компьютерное моделирование, на основании которого пришли к выводу о возможности создания корректируемого боеприпаса для стрелкового оружия. Второй этап проекта подразумевает создание пули калибра .50 дюйма (12,7 миллиметра), корректируемой при помощи внешнего приспособления — прибора, находящегося в руках наводчика.

• Подробности проекта EXACTO пока неизвестны, за исключением того, что снайперская винтовка под новый тип боеприпаса будет оснащена прицелом типа «выстрелил и забыл». Американские эксперты полагают, что использование такого вида прицела говорит о том, что новая винтовка и боеприпасы к ней будут обслуживаться только снайперской парой.

• Происходить это будет следующим образом: наводчик в паре производит наведение боеприпаса на цель, снайпер стреляет и перезаряжается, наводчик корректирует полет боеприпаса вплоть до момента попадания в цель. Как конкретно будет производиться корректировка траектории полета пули, также пока неизвестно.

• Разработка и принятие на вооружение управляемых пуль станет следующим для США шагом на пути перевооружения на высокоточные боеприпасы. В настоящее время на вооружение США уже приняты корректируемые снаряды M712, M982, XM395 и XM1156 калибра 155 миллиметров для гаубиц. В перспективе планируется разработать снаряд, корректируемый GPS, с дистанционным контролем и с системой дистанционного подрыва боеприпаса. Такой снаряд в случае промаха, например, не взорвется.

(Фото сделано Национальной лабораторией в Сандии)

/Василий Сычев, lenta.ru/

army-news.ru

управляемая пуля - патент РФ 2496089 -

Изобретение относится к области ракетной техники и может быть использовано в малогабаритных ракетных комплексах и в управляемых пулях. Управляемая пуля выполнена по двухступенчатой бикалиберной схеме. Пуля содержит балансировочный груз, стабилизирующие элементы, аэродинамические органы управления, блок привода органов управления и систему управления по лучу. Система управления по лучу включает фотоприемник, размещенный на маршевой ступени, и бортовую аппаратуру. В качестве балансировочного груза выступает боевая часть кинетического действия, которая выполнена в виде бронебойного стержня. Управляемая пуля снабжена отделяемым стартовым двигателем, в котором размещена центральная трубка для передачи сигнала на фотоприемник от защитной линзы. Линза расположена в задней части трубки. Внутренняя часть трубки выполнена светоотражающим световодом. Сопла двигателя установлены под углом 10-30° к оси двигателя. Достигается расширение номенклатуры поражаемых целей. 2 ил.

Рисунки к патенту РФ 2496089

Изобретение относится к области ракетной техники и может быть использовано в малогабаритных ракетных комплексах.

Известен управляемый снаряд малого калибра [патент US 7781709 B1, МПК8 F42B 15/01], конструкция которого является близким техническим решением к предлагаемому изобретению и принята авторами в качестве прототипа. Управляемый снаряд (Фиг.1) наводится на цель, которая подсвечивается лазером, не вращается в полете, предназначен для стрельбы из малокалиберного оружия с гладким стволом и содержит балансировочный груз 1, который установлен за оптическим датчиком. Пустотелый конический корпус установлен позади балансировочного груза. Стабилизирующие элементы 2 с аэродинамическими органами управления 3 установлены на коническом корпусе. Фотоприемник 6, который установлен в головной части снаряда, служит для получения оптического сигнала наведения. Бортовая аппаратура 4 и блок привода органов управления 5 обеспечивают управление и расположены в коническом корпусе. Выходной сигнал от оптического датчика обрабатывается блоком управления для формирования команд, которые поступают на электромагнитные приводные блоки. Для наведения снаряда на цель используют алгоритм непропорциональной навигации.

Недостатки управляемого снаряда малого калибра заключаются в следующем:

- малое удлинение снаряда и, следовательно, малый относительный объем;

- управляемый снаряд малого калибра запускается из крупнокалиберного стрелкового оружия, обладающего большой массой и габаритами, что приводит к необходимости применения 2-го номера расчета;

- при выстреле из ствола стрелкового оружия указанный снаряд подвержен значительной осевой перегрузке, которая обусловлена дульной скоростью, требуемой для кинетического поражения цели на заданных дистанциях. В свою очередь большое значение потребной осевой перегрузки требует иметь определенную толщину обечайки отсека управления, притом такая обечайка во время полета снаряда после выхода из канала ствола стрелкового оружия будет обладать излишним запасом прочности;

- способом наведения снаряда на цель является самонаведение с использованием лазерной подсветки цели и полуактивной лазерной головки самонаведения. Данный способ наведения требует наличия мощного лазерного подсветчика цели, переносимого вторым номером расчета, а также он подвержен различным видам помех, как-то: возможность постановки дымов противником, использование систем подавления оптических устройств, реагирующих на облучение лазером, ответный огонь противника по второму номеру расчета;

- поскольку запуск управляемого снаряда малого калибра производится из крупнокалиберного стрелкового оружия, выстрел сопровождается громким хлопком и вспышкой пламени, которые являются демаскирующими факторами и позволяют противнику обнаружить оператора визуально или при помощи средств акустической разведки;

- запуск управляемого снаряда малого калибра производится из канала ствола крупнокалиберного стрелкового оружия, при этом у снаряда отсутствует собственный двигатель, что ограничивает максимальную возможную скорость управляемого снаряда малого калибра и, следовательно, максимальную дальность стрельбы;

- управляемый снаряд малого калибра имеет малую объемную плотность, а следовательно, малую массу, поскольку большая часть объема наполнена электроникой, в связи с этим и при учете ограниченности максимально возможной скорости снаряда, поражающее действие при кинетическом способе поражения цели весьма ограничено и, в свою очередь, ограничивает номенклатуру поражаемых целей.

Задачей предлагаемого изобретения является уменьшение массы и габаритов пускового устройства, уменьшение пассивной массы пули, уменьшение вероятности обнаружения оператора, повышение дальности стрельбы, уменьшение количества единиц расчета, улучшение помехозащищенности системы управления, расширение номенклатуры поражаемых целей.

Поставленная задача решается тем, что в управляемой пуле, выполненной по двухступенчатой бикалиберной схеме, содержащей балансировочный груз, стабилизирующие элементы, аэродинамические органы управления, блок привода органов управления, систему управления по лучу, включающую фотоприемник, размещенный на маршевой ступени, бортовую аппаратуру, новым является то, что в качестве балансировочного груза выступает боевая часть кинетического действия, которая выполнена в виде бронебойного стержня, при этом управляемая пуля снабжена отделяемым стартовым двигателем, в котором размещена центральная трубка для передачи сигнала на фотоприемник от защитной линзы, расположенной в задней части трубки, при этом внутренняя часть трубки выполнена светоотражающим световодом, а сопла двигателя установлены под углом 10-30° к оси двигателя.

Бортовая аппаратура управляемой пули расположена в хвостовой части маршевой ступени и вдвинута в центральную трубку, расположенную в стартовом двигателе, при этом внутренняя часть центральной трубки представляет собой светоотражающий световод, передающий оптический сигнал аппаратуры наведения с принимающей его защитной линзы, расположенной в задней части трубки, на фотоприемник, расположенный в установлены под углом 10-30° к оси двигателя, что исключает возможность воздействия продуктов сгорания топлива из стартового двигателя на оптический канал наведения управляемой пули на активном участке траектории. Управляемая пуля выполнена по аэродинамической схеме «утка», таким образом, органы управления управляемой пули расположены в ее носовой части и позволяют осуществлять управление полетом пули до момента разделения стартового двигателя и маршевой ступени, то есть на участке разгона. Маршевая ступень снабжена кинетическим бронебойным сердечником, обеспечивающим поражение цели за счет собственной кинетической энергии. Наличие стартового двигателя позволяет производить запуск управляемой пули из транспортно-пускового контейнера или с направляющей, за счет чего достигается значительно меньшее значение осевой перегрузки, что позволяет исключить наличие избыточного запаса прочности корпуса управляемой пули в процессе полета в сравнении с прототипом. Большее в сравнении с прототипом значение удлинения маршевой ступени и пули в целом предполагает наличие большего объема, который может быть использован для размещения полезной нагрузки и является более подходящим с точки зрения аэродинамического обтекания на сверхзвуковых скоростях полета. Запуск управляемой пули из транспортно-пускового контейнера позволяет использовать контейнер малой массы, что существенно снижает суммарную массу пули и пусковой установки, а также, учитывая то, что для запуска управляемой пули не требуется наличие ствола большого удлинения, габариты транспортно-пускового контейнера не будут значительно превышать габариты самой пули, что позволяет обойтись одним номером расчета для транспортировки и запуска управляемой пули. Пуля наводится на цель по методу «трех точек» в так называемой «лазерной тропе», что не требует подсветки цели и, следовательно, не позволяет противнику обнаружить пуск и полет пули за время, достаточное для успешной постановки помех для оператора. При этом сам оптический канал наведения не подвержен никаким видам оптико-электронного противодействия со стороны противника. Пуск управляемой пули происходит со значительно меньшим демаскирующим действием в сравнении с прототипом и не позволяет обнаружить сам пуск и место, с которого он был произведен, на большом расстоянии. За счет наличия на борту пули стартового двигателя и с учетом возможности управляемого полета на участке разгона, максимальная возможная скорость полета управляемой пули ограничена только таким показателем, как запас топлива в камере сгорания стартового двигателя. Поскольку дальность полета напрямую зависит от скорости пули в начале пассивного участка траектории и продолжительности этого участка, дальность полета управляемой пули существенно превосходит этот же показатель у прототипа. Использование боевой части кинетического действия, выполненной в виде бронебойного стержня и выступающей в качестве балансировочного груза, позволяет поражать больший круг целей по сравнению с прототипом.

Сущность предлагаемого изобретения поясняется графическим материалом (Фиг.2), где на чертеже изображена управляемая пуля. Управляемая пуля содержит балансировочный груз 1, стабилизирующие элементы 2, аэродинамические органы управления 3, блок привода органов управления 5, систему управления по лучу, включающую бортовую аппаратуру 4, фотоприемник 6, размещенный на маршевой ступени, центральную трубку 7, внутренняя поверхность которой представляет собой светоотражающий световод и защитную линзу 8, отделяемый стартовый двигатель 9.

В качестве балансировочного груза 1 выступает боевая часть кинетического действия, выполненная в виде бронебойного стержня и служащая для поражения цели за счет собственной кинетической энергии. Стабилизирующие элементы 2 представляют собой несущие поверхности и служат для стабилизации управляемой пули в полете после отделения стартового двигателя 9 и создания подъемной силы при выводе управляемой стартового двигателя 9 и создания подъемной силы при выводе управляемой пули на угол атаки. Аэродинамические органы управления 3 предназначены для вывода управляемой пули на угол атаки и исполнения команд управления, генерируемых бортовой аппаратурой 4, причем отклонение аэродинамических органов управления осуществляется блоком привода органов управления 5. Система управления по лучу служит для обеспечения компенсации неточностей, допущенных при изготовлении пули, и воздействия различного рода внешних возмущений, возможности управления пулей и наведения ее на цель. Система управления по лучу состоит из фотоприемника 6, размещенного на маршевой ступени и служащего для приема оптического луча, определяющего отклонение реального положения управляемой пули от потребного, и передачи полученного сигнала в виде электрических токов на бортовую аппаратуру управления 4, в свою очередь обрабатывающую сигнал с фотоприемника 6 и выдающую управляющие команды на блок привода аэродинамических органов управления 5; центральной трубки 7, расположенной в стартовом двигателе 9, внутренняя часть которой представляет собой светоотражающий световод и служит для передачи сигнала от защитной линзы 8, расположенной в хвостовой части центральной трубки и предназначенной для фокусирования оптического луча и защиты остальных оптических устройств, к фотоприемнику 6. Стартовый двигатель 9 представляет собой двигательную установку в виде ракетного двигателя на твердом топливе и служит для разгона управляемой пули после выхода из транспортно-пускового контейнера и достижения требуемого значения скорости полета, при этом сопла стартового двигателя установлены под углом 10-30° к оси двигателя, что требуется для обеспечения отсутствия задымления оптического канала наведения управляемой пули.

Устройство работает следующим образом.

На участке разгона управляемой пули работает стартовый двигатель, причем оптический сигнал с оптико-электронного устройства наведения, посылающего кодированный луч по линии визирования цели, при помощи которого оператор следит за целью, фокусируясь при помощи защитной линзы и поступая через светоотражающий световод в центральной трубке на фотоприемник, при последующей обработке бортовой аппаратурой, позволяет компенсировать воздействия различного рода внешних возмущений на участке разгона и осуществлять наведение управляемой пули на цель за счет отклонения аэродинамических органов управления при помощи блока привода органов управления, что приводит к фактическому отсутствию мертвой зоны стрельбы. После разделения маршевой ступени и стартового двигателя оптический сигнал поступает непосредственно на фотоприемник, расположенный в хвосте маршевой ступени и происходит дальнейшее наведение маршевой ступени управляемой пули на цель.

Таким образом, предлагаемое техническое решение позволяет уменьшить массу и габариты пускового устройства, уменьшить пассивную массу управляемой пули, уменьшить вероятность обнаружения оператора, повысить дальность стрельбы, уменьшить количество единиц расчета, улучшить помехозащищенность системы управления, расширить номенклатуру поражаемых целей.

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

Управляемая пуля, выполненная по двухступенчатой бикалиберной схеме, содержащая балансировочный груз, стабилизирующие элементы, аэродинамические органы управления, блок привода органов управления, систему управления по лучу, включающую фотоприемник, размещенный на маршевой ступени, и бортовую аппаратуру, отличающаяся тем, что в качестве балансировочного груза выступает боевая часть кинетического действия, которая выполнена в виде бронебойного стержня, при этом управляемая пуля снабжена отделяемым стартовым двигателем, в котором размещена центральная трубка для передачи сигнала на фотоприемник от защитной линзы, расположенной в задней части трубки, при этом внутренняя часть трубки выполнена светоотражающим световодом, а сопла двигателя установлены под углом 10-30° к оси двигателя.

www.freepatent.ru

До чего додумываются конструкторы в поисках идеального оружия: Оружие: Силовые структуры: Lenta.ru

Гранаты сами решают, когда взорваться, а пули способны сами находить цель — все это выдумки фантастов и мечты военных, которые, однако, все ближе к реальности. Правда, на деле одни умные боеприпасы оказываются не так умны, как кажется, а другие очень дороги и не слишком полезны.

«Умными» как правило, называют боеприпасы, которые способны корректировать траекторию при подлете к цели, обладают функцией самонаведения либо могут взрываться в заданный момент — например, на определенном расстоянии до цели или над ней, что позволяет поражать живую силу противника в инженерных сооружениях открытого типа (блокпосты, окопы и т.д.). Технологии, давно освоенные в артиллерийских и ракетных системах, при переносе на стрелковое оружие часто выглядят как курьезы.

Очередная российская разработка в этом направлении была анонсирована в конце февраля: концерн «Техмаш» объявил о планах создать «гранатометные боеприпасы нового поколения с применением средств искусственного интеллекта». За интригующей формулировкой стоит именно возможность программируемого подрыва, в том числе дистанционного. «Это достигается достаточно простыми методами, — пояснил «Ленте.ру» главный редактор журнала «Арсенал отечества», полковник запаса Виктор Мураховский. — На боеприпасе стоит приемник лазерного излучения, который принимает команду на подрыв, идущую от счетчика, установленного на прицеле. Также может использоваться временной таймер, подрывающий боеприпас на определенной точке траектории».

По словам эксперта, программируемый взрыватель позволяет использовать 30-40 миллиметровую гранату как в режиме ударного ядра/кумулятивного боеприпаса для поражения бронированной техники (обеспечивает пробитие брони на 40-50 миллиметров), так и программировать ее на осколочное действие.

Схема управляемого подрыва уже была реализована НПО «Прибор» (входит в холдинг «Техмаш») на малокалиберных снарядах для 57-миллиметровых автоматических пушек.

Стенд научно-производственного концерна «Техмаш»

Что касается гранатометов и умных гранат к ним, то американские генералы в конце ХХ века даже хотели сделать их основным индивидуальным оружием пехотинца. Авторы программы Objective Weapon считали, что малокалиберный самозарядный гранатометный модуль с широким ассортиментом умных боеприпасов будет гораздо эффективнее винтовок и автоматов, ведь даже самая точная пуля, пролетев в сантиметре от цели, оставит ее невредимой, а граната, разорвавшись в метре, ее поразит.

На выходе был представлен симбиоз самозарядного 20-миллиметрового гранатомета с магазином на 20 гранат и дистанционным подрывом и автомата G36. Оба элемента приводились в действие одним спусковым крючком. Разработка получила название ХМ29 OICW (Objective Individual Combat Weapon), ее авторами были компании Heckler & Koch и Alliant Techsystems. Увидев воплощение своих замыслов, подсчитав стоимость оружия и стоимость выстрела, военные предпочли тихо свернуть программу.

Особняком стоят попытки создать боеприпасы с управляемыми пулями, прежде всего для тяжелых снайперских винтовок. С 2008 года компании Lockheed Martin и Teledyne Scientific & Imaging разрабатывают управляемую пулю для Управления перспективных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA — Defense Advanced Research Projects Agency). Первоначальная стоимость проекта оценивалась в 25 миллионов долларов: это была гладкоствольная управляемая пуля калибра 12,7 миллиметров. В 2010 году завершился первый этап испытаний. Согласно релизу, боеприпас оснащен головкой самонаведения, которая направляется по лазерному лучу. Умная пуля способна совершать до 30 корректировок в секунду. Правда, с тех пор известий о судьбе разработки не появлялось, и можно предположить, что соотношение затрат и эффективности не располагает авторов проекта к дальнейшему освещению результатов.

Патрон, созданный для DARPA

Кадр: видео DARPA

Иную концепцию умного оружия пехоты в 2010 году предложил ведущий европейский разработчик ракетной техники — концерн MBDA (Matra BAE Dynamics Alenia). По замыслу специалистов компании, главным вооружением пехотинца 2030 года будут компактные пусковые установки с ракетами малого калибра, способные поражать солдат противника в укрытиях и легкую бронетехнику; при этом сам стрелок-ракетчик сможет вести огонь, не покидая укрытия.

В 2014 году о создании в России перспективной снайперской реактивной винтовки и умной пули заявлял вице-премьер Дмитрий Рогозин, подчеркнув, что «уже есть демонстрационные образцы, мы испытываем это оружие». В июле того же года информацию подтвердил заместитель гендиректора Фонда перспективных исследований (ФПИ) Виталий Давыдов, но технических деталей и иных подробностей при этом не приводилось.

По замыслу создателей, управляемые пули должны серьезно увеличить возможности снайперов. Сегодня дистанция действия снайперов — до километра (чаще 700-800 метров). Выстрел на полтора километра считается запредельным, хотя и реальным. В ходе конфликтов в Афганистане и Ираке снайперы западной коалиции поражали противников на дистанциях свыше двух тысяч метров, есть подтвержденные случаи поражения противника первым выстрелом на дистанции в полтора километра. Но сколько промахов пришлось на один удачный выстрел?

«Никто не привел убедительных доказательств того, что на таких дистанциях можно показать гарантированный прикладной результат, что есть комплекс, способный в любых разумных условиях обеспечить поражение военной цели первым выстрелом на дистанции, — говорит главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Нельзя обмануть законы физики: пока снаряд, выпущенный со скоростью даже 1000 метров в секунду, летит до цели, ее характеристики с точки зрения нахождения в пространстве и защищенности могут радикально меняться». Для проверки этого тезиса, по мнению эксперта, достаточно взять секундомер и посмотреть, на какое расстояние может переместиться человек за две секунды.

Управляемые пули теоретически могли бы скорректировать полет с поправкой на ветер или на перемещение цели.

Идея российской реактивной винтовки была предложена Тульским бюро приборостроения. В статье «Концепция идеального оружия» группа авторов (среди них известный разработчик автоматических пушек академик Аркадий Шипунов) высказывает предположение, что такое оружие могло бы эффективно бороться с легкобронированной техникой, воздушными целями вроде беспилотников и пехотой. Проанализировав задачи пехоты и возможности современного стрелкового оружия, авторы делают вывод, что ни одна из действующих систем не может дать преимущества, поскольку «возможный противник имеет аналогичное по характеристикам вооружение, поэтому бой с применением такого оружия носит характер дуэли с большими потерями с обеих сторон».

Стенд ОАО «Конструкторское бюро приборостроения»

Преимущество будет у той стороны, которая располагает достаточно дешевым и массовым оружием, способным вести боевые действия с дистанций, недосягаемых для ответного огня противника. Плюс «идеальное оружие» должно обладать малой заметностью при выстреле, небольшими габаритами и высокой скорострельностью. Все это и должна воплотить в себе «реактивная винтовка».

Однако многие эксперты и у нас, и за рубежом смотрят на проекты винтовок с управляемыми пулями с нескрываемым скепсисом. «Технически пулю достаточно крупного калибра можно сделать ограниченно управляемой на траектории за счет микрореактивных двигателей, — рассуждает Виктор Мураховский. — Такая система применяется, например, в противоракетной обороне, где третья ступень — это по сути та же пуля (только большого калибра), оснащенная двигателями, которые обеспечивают прямое попадание в цель, и за счет высокой кинетической энергии (снаряда) она разрушается».

Виктор Мураховский напоминает, что все армии мира прошли этот этап, но никто не реализовал задуманного. «Стоимость пули будет настолько высокой, что все преимущества пропадают, — поясняет эксперт. — Учитывая атмосферные условия, в которых стрелковое оружие применяется, не всегда ее можно применить. Будет достаточно сильный боковой ветер, который не позволит в полном объеме реализовать, например, управление на траектории, а боеприпас уже потрачен…»

Кроме того, напоминает Михаил Дегтярев, стрелковое оружие, пусть и крупных калибров, далеко не всегда может справиться с техникой, даже не бронированной: «Боеприпас, попавший в автомобиль, выведет его из строя, если поразит важный узел или водителя. Во всех остальных случаях попадание в цель есть, но оно нерезультативно. В то же время эта задача выполняется совершенно с другой вероятностью, если на километровой дистанции использовать крупнокалиберный пулемет и 50 патронов. То же самое делает автоматический гранатомет. В отношении групповой цели использоваться могут любые автоматические системы и минометная батарея».

Умное оружие предполагает использование в том числе разрывных боеприпасов, но эксперты отмечают, что пригодные для применения в снайперском оружии взрывчатые вещества будут иметь ничтожную массу и, соответственно, невысокое поражающее действие.

lenta.ru

Баллада о гибкой пуле | Журнал Популярная Механика

Знаменитый писатель Стивен Кинг под «гибкой пулей» понимал не начиненный электроникой кусок металла, а психическое расстройство. Но нам показалось, что название его известной повести в какой-то мере отражает суть материала. Все началось четыре года назад, когда Пентагон объявил конкурс на разработку пули, которой можно управлять в полете. Грант по слухам превышал $20 млн — и разработчики приняли вызов.

Управляемые боеприпасы давно уже не фантастика. Компактные ракеты, оснащенные соответствующими бортовыми системами, были разработаны в конце 1940-х годов в Германии. Знаменитая ПТУР X-7 Rotkаppchen («Красная шапочка»), впервые испытанная в 1944 году, вошла во все учебники как первая в истории противотанковая управляемая ракета. С тех пор наука и техника сделали колоссальный шаг вперед. Современные ракеты, например AGM-114 Hellfire, оснащаются лазерными системами наведения и обладают высочайшей степенью автоматизации — вплоть до того, что словосочетание «выстрелил и забыл» (Fire-and-forget) превратилось в официальное название класса подобных устройств. Принцип Fire-and-forget подразумевает, что никакого дополнительного наведения на цель после пуска уже не требуется: ракета выполнит свою работу без участия человека.

Для «самоуправления» ракеты используют различные устройства и методы, в том числе инерциальную навигацию, GPS, радары и оптические системы. Инерциальная навигация, в частности, подразумевает определение скорости, координат и прочих показателей без использования внешних сигналов. Ускорение и угловые скорости при таком методе измеряются с помощью совокупности приборов (акселерометров, гироскопов, компьютерной техники) и соответствующего программного обеспечения. GPS, в свою очередь, использует внешние сигналы и данные.

Но речь не об этом. Речь о том, что «начинка» управляемой ракеты достаточно сложна и занимает гораздо больше внутреннего пространства, нежели собственно боеголовка. Объем ракеты позволяет «уместить» внутрь и двигатель, и управляющие системы, и боевую часть; при этом высокая стоимость ракеты окупается ее значительным убойным эффектом. То есть боевая единица, подлежащая уничтожению одной ракетой, стоит значительно больше, чем снаряд, — по крайней мере, теоретически. Для пули большинство этих принципов не работает.

Управляемая пуля: DARPA

Основная проблема, возникающая при создании управляемой пули, — это необходимость разместить управляющие устройства в очень небольшом объеме. Кроме того, ракета имеет свой собственный двигатель, на который может воздействовать автоматика. Размещение же силового агрегата внутри пули выглядит по меньшей мере несуразным: теряется сам принцип пулевого оружия, пуля превращается в маленькую ракету. Таким образом, задача приборов — обеспечить коррекцию полета в условиях изначально заданного импульса, постепенно падающей скорости и разнообразных внешних воздействий, например бокового ветра.

Есть и еще одно затруднение. Одно дело, если оружие гладкоствольное. А если нарезное? Управление вращающейся в полете пулей выглядит значительно более сложной задачей. Другой вопрос, что в случае использования систем коррекции нарезка, обеспечивающая устойчивость пули на траектории, теряет смысл: траектория меняется или, наоборот, поддерживается с помощью электроники. С другой стороны, нарезка дополнительно увеличивает дальность стрельбы — и вот тут сочетание нарезного оружия и управляемой пули имеет определенный логический смысл.

Вопрос об управляемой пуле давно будоражил умы и военных, и гражданских. В 2008 году Тимур Бекмамбетов снял в Голливуде фильм «Особо опасен», основной «фишкой» которого стала возможность стрелять из-за угла и заставлять пулю огибать препятствие. Правда, в фильме это происходило по велению разума героев. Совпадение это или нет, но в том же году министерство обороны США выделило серьезный грант на разработку именно такого оружия. Кто знает, не послужил ли фильм российского кинорежиссера «детонатором»?

Реальность, правда, выглядит несколько иначе. Спешим разочаровать: «стрелять из-за угла» — это последняя задача для разработчиков управляемой пули. Первая и основная — обеспечить минимальное отклонение от изначально заданного курса, не позволить пуле изменить траекторию полета из-за бокового ветра, воздушных завихрений, потери скорости и т. д. И за счет этого значительно, очень значительно повысить дальность стрельбы, ее точность и кучность, тем самым обеспечив серьезную экономию боеприпасов. Здесь вступает в дело уже не баллистика или электроника, а экономика: если управляемая пуля в пять раз дороже обыкновенной, значит, снайпер должен за счет ее преимуществ потратить в пять раз меньше пуль. Чтобы она хотя бы окупалась.

На 2008 год наиболее перспективным казался совместный проект EXACTO (EXtreme ACcuracy Tasked Ordinance) лаборатории DARPA, а также компаний Lockheed Martin и Teledyne Scientific & Imaging. Уже в апреле 2009 года специалисты объявили о первом опытном образце винтовки 12,7-мм калибра с возможностью «включения» режима Fire-and-forget. Коррекция траектории полета обеспечивалась, судя по скудным пресс-релизам, изменяющими свою конфигурацию стабилизаторами (замаскированными под определением «внутренние и внешние методы управления»), грамотно рассчитанной формой снаряда и т. д. О полноценном управлении речи пока не шло. Основными задачами первого этапа исследований были максимальная дальность и точность стрельбы вкупе с минимальным использованием дорогостоящих технологий. Правда, никаких демонстраций для прессы DARPA не провела. Существует ли их пуля «в металле», толком неизвестно.

В 2010 году специалисты приступили ко второму этапу — разработке легендарной управляемой пули, как в фильме Бекмамбетова. Тут-то и начались трудности. Во‑первых, начального бюджета в двадцать с небольшим миллионов долларов явно не хватало, «всплыли» данные о 25 млн и более. Кроме того, DARPA неожиданно объявила о том, что с подобным оружием должны работать как минимум два снайпера: один стреляет, второй корректирует полет, да и вообще пуля с винтовкой «разрослись» до стационарной системы, требующей установки на шасси или тяжелый станок (таким образом, мобильность системы была поставлена под сомнение). В-третьих, сроки выполнения заказа «оттянулись» до 2015 года, что тоже не сильно порадовало Пентагон. Впрочем, при всем при этом DARPA обещает фантастические результаты. Стрельба по объектам, движущимся с большой скоростью или скрывающимся за препятствиями, среди обещаний встречаются. Но с течением времени у конкурентов DARPA появился шанс обойти самую уважаемую военную лабораторию США. И они этим воспользовались.

Управляемая пуля: Sandia

Специалисты из Sandia National Laboratories с самого начала не обещали стрельбу из-за угла. Основной задачей они видели ту, о решении которой DARPA объявила на «первом этапе»: обеспечить минимальное отклонение пули от траектории независимо от расстояния, ветра и потери скорости. Параллельно с этим выполнялись и задачи изменения траектории, то есть наведения пули на цель уже после выстрела. Результат был объявлен приемлемым в ноябре 2011 года. Пуля продемонстрирована «в металле», патент имеется, осталось только продать ее Пентагону. Что характерно, руководители проекта Рэд Джонс и Брайан Каст — заядлые охотники, и они считают свое изобретение удачным решением в том числе и для гражданской стрельбы.

Во избежание умножения технических проблем специалисты Sandia остановились на гладкоствольном оружии. При минимальном вращении пули вокруг своей оси управлять ею можно с помощью вынесенного на поверхность микрооперения. Главное — обеспечить достаточную прочность последнего.

Сама пуля является подкалиберным боеприпасом, то есть ее диаметр значительно меньше диаметра ствола. Внутри она устроена следующим образом. Гильза имеет вполне обычную форму, пуля же, внешне напоминающая ракету, утоплена в нее примерно на 2/3 своей длины; помимо обычной гильзы пуля имеет дополнительную гильзу-оболочку (поддон), которая разлетается на части после выхода из канала ствола. Собственно, она предназначена для защиты четырех микрорулей пули от повреждения при движении внутри канала.

На носовом обтекателе пули расположен оптический сенсор, внутри- элемент питания и электромагнитные актуаторы, приводящие оперение в движение. Сенсор считывает внешнюю обстановку с частотой 30 раз в секунду, столь же часто проводится и коррекция полета. Последняя компенсирует все внешние факторы — ветер, плотность среды, естественное вращение пули вокруг своей оси и т. д.

Испытания «на местности» проводились с расстояния 1,4 км. Полет признан нормальным, хотя до серьезной прицельной стрельбы дело пока не дошло (или ее результаты не разглашаются). Но, цитируя патент, стоит заметить, что по данным компьютерной симуляции при удалении цели на 1000 м обычная пуля дает отклонение на 9 м, а управляемая — всего на 20 см. Если цель сдвигается с места уже после того, как пуля выпущена из ствола, то пуля все равно следует за лазерной точкой, которую «видит» оптический сенсор. К слову, немалая часть исследования была посвящена тому, чтобы обеспечить достаточную прочность сенсора.

С виду все достаточно симпатично: пуля есть, она функционирует, и стоимость ее, по прогнозам, будет превышать стоимость обычной пули такого же калибра не более чем в 2,5 раза. Но подводных камней предостаточно. В частности, смущает потеря убойной силы. На сегодняшний день максимальная зафиксированная разработчиками скорость управляемой пули — 732 м/с. Выглядит неплохо, особенно с учетом возможности дальнейшего повышения, но нельзя забывать, что любое изменение траектории повлечет за собой потерю скорости и ударной силы (особенно при стрельбе по быстро движущейся мишени). А управляемые пули предназначены в первую очередь для стрельбы на сверхдальние дистанции, то есть сохранение убойной силы практически на излете играет немалую роль. Что-либо предсказать по этому поводу почти невозможно за неимением подобного опыта ни у кого из оружейников: практика покажет, насколько эффективна разработка Sandia.

Специалисты Sandia, как и конкуренты из DARPA, склоняются к необходимости участия наводчика. В одиночку снайперу будет довольно трудно стрелять и контролировать полет пули. На данный момент система наведения и оружие разнесены (собственно стрельба производится из обычных серийных образцов), но при их успешном объединении в одну систему Sandia может серьезно поколебать позиции проекта EXACTO.

Каковы прогнозы?

К чему приведет появление пули с системой коррекции траектории? В первую очередь — к увеличению дистанции стрельбы на поражение. Сегодня человек, стреляющий на 1,5 км, называется снайпером и обучается этому искусству несколько лет. С управляемыми пулями такие дистанции будут подвластны рядовым солдатам: им не надо будет учитывать разнообразные поправки и пользоваться баллистическим калькулятором. Система всё выполнит за человека — он просто должен держать цель в точке пересечения (если она подвижна) или ни о чем не беспокоиться (если неподвижна). Не потребуется и пользоваться лазерными измерителями расстояний и силы ветра — тоже экономия сил, времени и денег. На сегодняшний день для стрельбы на сверхдальние дистанции используются монолитные удлиненные пули с очень низким сопротивлением. Разработку Sandia можно отнести к снарядам VLD (Very Low Drag), но в отличие от последних их не нужно закручивать для придания гироскопической стабильности.

Но настоящие снайперы, конечно, не исчезнут, как не исчезнут и специальные снайперские винтовки для обыкновенных пуль. Просто им придется «переместиться» в еще более сложную нишу. Например, стрельбу на 3−4 км. Туда, где никакая электроника не справится.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2012).

www.popmech.ru

Как безопасно послать пулю за угол? Управляя полетом!

Уж не помню, в каком фантастическо-футуристическом боевике мне довелось впервые увидеть саму идею управляемой пули. Впрочем, такая пуля была бы мечтой любого генерала, помешанного на военных играх наподобии «Зарницы» — ведь можно будет попасть в противника, скрывшегося за углом. Не буду ходить вокруг да около – авторство первого удачного проекта управляемой пули принадлежит инженерам компании Sandia National Laboratories, по совместительству заядлым охотникам Рэду Джонсу и Брайану Касту.

Дистанционно управляемая пуля

Конструкция этой управляемой пули мудреная – она упакована в специальный контейнер из пластика, вместе с которым выходит из ствола снайперской винтовки, после чего контейнер, подобно ступени ракеты, отбрасывается прочь. Как только эта пуля избавлена от контейнера, она становится управляемой – в ее кончик встроен оптический сенсор, а сама пуля фарширована электроникой управления и чипом на восемь бит. После выстрела наводку управляемой пули от национальной лаборатории Санди выполняет либо сам стрелок, либо его компаньон-наводчик, используя для корректировки полета луч лазера, которому и будет следовать пуля.

Начинка умной пули

Как утверждают создатели «умного убийцы» из свинца и пластика, точность поражения цели сохраняется на дистанции до 2 000 метров, начальная скорость пули при этом впечатляет – 2 400 км/ч. Несомненное преимущество изобретения Джонса и Каста в отсутствии какого-то источника энергии в теле самой пули, а значит, в отсутствии вероятности кругового отклонения, которым грешили первые управляемые пули, разработанные еще 60 лет назад.

Выстрел управляемой пулей

По своей сути, управляемая пуля от лаборатории Санди в большей степени дротик, чем привычная каждому армейскому пуля – ее корпус снабжен четырьмя микрорулями, управлять которыми можно с помощью наведенного лазерного луча. По заявлению Рэда Джонса, траектория полета разработанной им пули во время полета колеблется с частотой около 30 герц и, соответственно, ее полет допускает коррекцию порядка 30 раз на одну секунду, т.е. ее можно наводить с высокой точностью поражения цели.

Траектория полета управляемой пули

По мнению разработчиков, созданный ими прототип управляемой пули дешев, эффективен и позволяет обеспечить быстрое внедрение в ВС США – вопрос коммерческого успеха для создателей превалирует, естественно. Есть, правда, один нюанс – классический нарезной ствол оружия, широко распространенного в экипировке армий, использовать не получится. Соответственно, требуется либо оружие без нарезного ствола, либо замена нарезного ствола на гладкоствольный, что расходно, если учитывать масштабы этой самой замены.

Умное оружие к умной пуле

Между тем с 2008 года продолжает другой проект пули с управляемым полетом – в рамках программы EXACTO по заказу одного из крупнейших поставщиков оружия для ВС США Lockheed Martin и израильской компании Teledyne Scientific & Imaging, специализирующейся на системах наведения. Условия этого заказа на «умную пулю» — разработка средства ведения огня (крупнокалиберной снайперской винтовки), создание системы наведения и управления, построение самой пули. Основная интрига сохраняется вокруг некого прибора, которым наводчик будет управлять полетом пули. На программу EXACTO уже затрачено свыше 30 миллионов долларов, окончание разработки полного комплекта вооружения в прототипе запланировано на 2015 год.

Киношный робовоин будущего

Мысли о военных компаниях будущего приводят меня в дрожь… Роботы-самолеты, роботы-пушки, роботы-пехотинцы и роботы-танки, разумные петляющие пули и прыщавые генералы-очкарики в удобных креслах перед игровыми компами – так недалеко и до «Судного дня» с терминаторским «Скайнетом»…

svagor.com

Управляемые пули, умные гранаты

Гранаты сами решают, когда взорваться, а пули способны сами находить цель — все это выдумки фантастов и мечты военных, которые, однако, все ближе к реальности. Правда, на деле одни умные боеприпасы оказываются не так умны, как кажется, а другие очень дороги и не слишком полезны.

«Умными» как правило, называют боеприпасы, которые способны корректировать траекторию при подлете к цели, обладают функцией самонаведения либо могут взрываться в заданный момент — например, на определенном расстоянии до цели или над ней, что позволяет поражать живую силу противника в инженерных сооружениях открытого типа (блокпосты, окопы и т.д.). Технологии, давно освоенные в артиллерийских и ракетных системах, при переносе на стрелковое оружие часто выглядят как курьезы.

Что они могут

Очередная российская разработка в этом направлении была анонсирована в конце февраля: концерн «Техмаш» объявил о планах создать «гранатометные боеприпасы нового поколения с применением средств искусственного интеллекта». За интригующей формулировкой стоит именно возможность программируемого подрыва, в том числе дистанционного. «Это достигается достаточно простыми методами, — пояснил «Ленте.ру» главный редактор журнала «Арсенал отечества», полковник запаса Виктор Мураховский. — На боеприпасе стоит приемник лазерного излучения, который принимает команду на подрыв, идущую от счетчика, установленного на прицеле. Также может использоваться временной таймер, подрывающий боеприпас на определенной точки траектории».

По словам эксперта, программируемый взрыватель позволяет использовать 30-40 миллиметровую гранату как в режиме ударного ядра/кумулятивного боеприпаса для поражения бронированной техники (обеспечивает пробитие брони на 40-50 миллиметров), так и программировать ее на осколочное действие.

Схема управляемого подрыва уже была реализована НПО «Прибор» (входит в холдинг «Техмаш») на малокалиберных снарядах для 57-миллиметровых автоматических пушек.

 

Стенд научно-производственного концерна «Техмаш»

Что касается гранатометов и умных гранат к ним, то американские генералы в конце ХХ века даже хотели сделать их основным индивидуальным оружием пехотинца. Авторы программы Objective Weapon считали, что малокалиберный самозарядный гранатометный модуль с широким ассортиментом умных боеприпасов будет гораздо эффективнее винтовок и автоматов, ведь даже самая точная пуля, пролетев в сантиметре от цели, оставит ее невредимой, а граната, разорвавшись в метре, ее поразит.

На выходе был представлен симбиоз самозарядного 20-миллиметрового гранатомета с магазином на 20 гранат и дистанционным подрывом и автомата G36. Оба элемента приводились в действие одним спусковым крючком. Разработка получила название ХМ29 OICW (Objective Individual Combat Weapon), ее авторами были компании Heckler & Koch и Alliant Techsystems. Увидев воплощение своих замыслов, подсчитав стоимость оружия и стоимость выстрела, военные предпочли тихо свернуть программу.

В поисках идеального оружияОсобняком стоят попытки создать боеприпасы с управляемыми пулями, прежде всего для тяжелых снайперских винтовок. С 2008 года компании Lockheed Martin и Teledyne Scientific & Imaging разрабатывают управляемую пулю для Управления перспективных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA — Defense Advanced Research Projects Agency). Первоначальная стоимость проекта оценивалась в 25 миллионов долларов: это была гладкоствольная управляемая пуля калибра 12,7 миллиметров. В 2010 году завершился первый этап испытаний. Согласно релизу, боеприпас оснащен головкой самонаведения, которая направляется по лазерному лучу. Умная пуля способна совершать до 30 корректировок в секунду. Правда, с тех пор известий о судьбе разработки не появлялось, и можно предположить, что соотношение затрат и эффективности не располагает авторов проекта к дальнейшему освещению результатов.

[

i]Патрон, созданный для DARPA[/i]

Иную концепцию умного оружия пехоты в 2010 году предложил ведущий европейский разработчик ракетной техники — концерн MBDA (Matra BAE Dynamics Alenia). По замыслу специалистов компании, главным вооружением пехотинца 2030 года будут компактные пусковые установки с ракетами малого калибра, способные поражать солдат противника в укрытиях и легкую бронетехнику; при этом сам стрелок-ракетчик сможет вести огонь, не покидая укрытия.

В 2014 году о создании в России перспективной снайперской реактивной винтовки и умной пули заявлял вице-премьер Дмитрий Рогозин, подчеркнув, что «уже есть демонстрационные образцы, мы испытываем это оружие». В июле того же года информацию подтвердил заместитель гендиректора Фонда перспективных исследований (ФПИ) Виталий Давыдов, но технических деталей и иных подробностей при этом не приводилось.

СуперснайперПо замыслу создателей, управляемые пули должны серьезно увеличить возможности снайперов. Сегодня дистанция действия снайперов — до километра (чаще 700-800 метров). Выстрел на полтора километра считается запредельным, хотя и реальным. В ходе конфликтов в Афганистане и Ираке снайперы западной коалиции поражали противников на дистанциях свыше двух тысяч метров, есть подтвержденные случаи поражения противника первым выстрелом на дистанции в полтора километра. Но сколько промахов пришлось на один удачный выстрел?

«Никто не привел убедительных доказательств того, что на таких дистанциях можно показать гарантированный прикладной результат, что есть комплекс, способный в любых разумных условиях обеспечить поражение военной цели первым выстрелом на дистанции, — говорит главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Нельзя обмануть законы физики: пока снаряд, выпущенный со скоростью даже 1000 метров в секунду, летит до цели, ее характеристики с точки зрения нахождения в пространстве и защищенности могут радикально меняться». Для проверки этого тезиса, по мнению эксперта, достаточно взять секундомер и посмотреть, на какое расстояние может переместиться человек за две секунды.

Управляемые пули теоретически могли бы скорректировать полет с поправкой на ветер или на перемещение цели.

Идея российской реактивной винтовки была предложена Тульским бюро приборостроения. В статье «Концепция идеального оружия» группа авторов (среди них известный разработчик автоматических пушек академик Аркадий Шипунов) высказывает предположение, что такое оружие могло бы эффективно бороться с легкобронированной техникой, воздушными целями вроде беспилотников и пехотой. Проанализировав задачи пехоты и возможности современного стрелкового оружия, авторы делают вывод, что ни одна из действующих систем не может дать преимущества, поскольку «возможный противник имеет аналогичное по характеристикам вооружение, поэтому бой с применением такого оружия носит характер дуэли с большими потерями с обеих сторон».

 

Стенд ОАО «Конструкторское бюро приборостроения»

Преимущество будет у той стороны, которая располагает достаточно дешевым и массовым оружием, способным вести боевые действия с дистанций, недосягаемых для ответного огня противника. Плюс «идеальное оружие» должно обладать малой заметностью при выстреле, небольшими габаритами и высокой скорострельностью. Все это и должна воплотить в себе «реактивная винтовка».

Умная и ненужная

Однако многие эксперты и у нас, и за рубежом смотрят на проекты винтовок с управляемыми пулями с нескрываемым скепсисом. «Технически пулю достаточно крупного калибра можно сделать ограниченно управляемой на траектории за счет микрореактивных двигателей, — рассуждает Виктор Мураховский. — Такая система применяется, например, в противоракетной обороне, где третья ступень — это по сути та же пуля (только большого калибра), оснащенная двигателями, которые обеспечивают прямое попадание в цель, и за счет высокой кинетической энергии (снаряда) она разрушается».

Виктор Мураховский напоминает, что все армии мира прошли этот этап, но никто не реализовал задуманного. «Стоимость пули будет настолько высокой, что все преимущества пропадают, — поясняет эксперт. — Учитывая атмосферные условия, в которых стрелковое оружие применяется, не всегда ее можно применить. Будет достаточно сильный боковой ветер, который не позволит в полном объеме реализовать, например, управление на траектории, а боеприпас уже потрачен…»

Кроме того, напоминает Михаил Дегтярев, стрелковое оружие, пусть и крупных калибров, далеко не всегда может справиться с техникой, даже не бронированной: «Боеприпас, попавший в автомобиль, выведет его из строя, если поразит важный узел или водителя. Во всех остальных случаях попадание в цель есть, но оно нерезультативно. В то же время эта задача выполняется совершенно с другой вероятностью, если на километровой дистанции использовать крупнокалиберный пулемет и 50 патронов. То же самое делает автоматический гранатомет. В отношении групповой цели использоваться могут любые автоматические системы и минометная батарея».

Умное оружие предполагает использование в том числе разрывных боеприпасов, но эксперты отмечают, что пригодные для применения в снайперском оружии взрывчатые вещества будут иметь ничтожную массу и, соответственно, невысокое поражающее действие.

tehnowar.ru

пуля нового поколения будет способна попасть в цель с 10 тыс. метров

Рано или поздно ученые, оружейники и промышленники создали бы управляемый боеприпас, способный поражать цели на дальности пять, а то и все десять тысяч метров. Считается, что для обычный снайперской винтовки предельная дистанция стрельбы – примерно три с половиной тысячи метров, плюс минус. При условии, что есть хороший патрон. Текущей дальности, как этого и следовало ожидать, очень быстро стало не хватать, и теперь стрельба на пять, семь и даже десять тысяч метров – задача на ближайшее будущее.

Невозможная баллистика

Если подходить к вопросу создания управляемого боеприпаса для высокоточной стрельбы, следует сделать небольшое лирические отступление. Боеприпас, которым подготовленный стрелок на заранее оборудованной позиции будет применять для поражения цели на дальности в тысячу – полторы тысячи метров, современная промышленность уже давно выпускает. Оптимальной дистанцией для стрельбы сами снайперы называют 750–850 метров: поправки и вычисления в этом случае делать придется, однако сложность подготовки к выстрелу опытного «пользователя» снайперской винтовки вряд ли обеспокоит.

Стрелять на тысячу семьсот, две и три тысячи метров при нынешнем развитии технологий и наличии денег тоже можно. Российские снайперы, кстати, такую стрельбу уже освоили. Однако существенным отличием поставленного рекорда стрелков из российской компании Lobaev Arms на 3440 метров из винтовки собственного производства от стрельбы в боевых условиях является отсутствие боевой задачи. Иными словами, стрельба на попадание, пусть и с такого расстояния, и выполнение боевой задачи – вещи совершенно разные и требуют совершенно разного подхода.

Учитывая обыкновенные законы физики и немного поразмыслив, можно прийти к выводу, что для стрельбы даже на пять километров нужно что-то другое. И винтовка, и уж тем более боеприпасы к ней нужны особенные. Если не сказать уникальные. Инструкторы по огневой подготовке объясняют, что корректируемый боеприпас для снайперской винтовки теоретически можно создать на основе «артиллерийских» технологий. Разве что масштабы работ в прямом и переносном смысле будут поменьше. Как бы то ни было, если современная оптика позволяет рассмотреть ростовую мишень (читаем: командира артиллеристов противника, например) на расстоянии в пять километров, то достать его выстрелом из снайперской винтовки уже не получится – обычные законы физики сделают свое черное дело.

Для решения этой задачи создается так называемый «реактивный» снайперский боеприпас, который, по одним данным, инженеры уже давно пытаются вместить в крупнокалиберные снайперские патроны (12,7х99,12,7х108 миллиметров и 20-миллиметровые), а по другим, пытаются создать такой боеприпас вместе с уникальной с технологической точки зрения снайперской винтовкой.

Компьютер всему голова

Недавнее заявление заместителя гендиректора российского Фонда перспективных исследований (ФПИ) Виталия Давыдова о том, что в России начались испытания «умной пули» в режиме управляемого полета, обрадовало многих. Особенно тепло на подобные сообщения реагируют потенциальные пользователи таких боеприпасов – снайперы спецподразделений. По словам Давыдова, уже получены данные о неуправляемом полете такого боеприпаса и начата отработка управляемого полета. Обрадовавшись появлению нового боеприпаса, теоретики и практики стрелкового дела разных мастей тут же принялись спорить, какой будет новая пуля и чем, а точнее, из чего таким боеприпасом можно будет стрелять.

Специалисты отмечают, что к повышению качества стрельбы и движению к абсолютному, то есть стопроцентному попаданию при каждом выстреле на дальность свыше двух тысяч метров невозможно подойти без использования компьютеров и других смежных технологий. Причин этому масса. Взять хотя бы постоянно меняющиеся погодные условия – ветер, например. Выстрел снайпера на 1500–1600 метров уже требует серьезных вычислений, работу головы и баллистического калькулятора. Выстрел тысячи на три – всего вышеописанного и умноженного на два, а если речь идет о боевой задаче и ликвидации какого-нибудь важного командира противника, то умножать трудности нужно на три.

А если цель перемещается в пределах даже ограниченной площадки и время от времени пропадает из виду? Именно вопросы невозможной с точки зрения физики обычной стрельбы и будет решать реактивная управляемая пуля. И хотя слово «реактивный» употребляют не все специалисты и далеко не везде, соответствовать заявлениям о дальности стрельбы в десять тысяч метров, на которые нацелились в ФПИ, скорее всего, придется именно таким образом. Подобный принцип действия боеприпаса, по оценкам специалистов, позаимствован у богов войны – артиллеристов.

Принцип работы высокоточных артиллерийских снарядов и снайперского боеприпаса в этом случае очень похож: для того чтобы преодолевать колоссальные расстояния, изделию понадобится миниатюрный разгонный двигатель и блок стабилизаторов. «Тут ведь задача невероятная – одновременно создать высокоточный боеприпас, который будет иметь минимальные потери в энергии после выхода из ствола. Обеспечить минимальные потери, само собой, можно только с использованием дополнительного или единственного источника тяги – реактивного двигателя», – отмечают инструкторы снайперских подразделений Минобороны России.

Обойтись без компьютеров в этом случае не удастся: чтобы обеспечить точное попадание и уничтожить цель, такую пулю придется либо «наводить» с помощью наблюдателя по лазерному лучу, либо создать для боеприпаса самостоятельный и, что не менее важно, крайне миниатюрный блок наведения. Не меньшего внимания заслуживает и боевая часть такого боеприпаса: вряд ли разработчики российской «умной пули» станут применять принципы, которые до сих пор актуальны при создании снайперских патронов калибра 12,7 миллиметра.

Переработать, по словам химиков и специалистов профильных НИИ, придется даже состав пороха. «Если мы говорим о том, чтобы использовать подобный боеприпас в обычном стрелковом вооружении, то здесь речь пойдет о порохе высокой энергетики, с помощью которого начальная скорость пули будет высокой. Использование обычного серийного боеприпаса, на мой взгляд, позволит получить куда более скромные характеристики», – отмечает кандидат технических наук Андрей Худолеев.

Кстати, некоторые специалисты уверены, что на первых этапах испытаний электронных систем такой пули как раз будут использованы крупнокалиберные снайперские винтовки, и вполне возможно, что к уже имеющимся на вооружении российским снайперским винтовкам под такой патрон в скором времени будут доступны новые высокоточные выстрелы. Это успех, и при том немалый. Однако уровень, на который замахнулись российские разработчики, скорее всего, потребует создания и особой, уникальной снайперской винтовки.

Проблемы, конкуренты и технологический задел

Если предположить, что подобный боеприпас и экспериментальную установку для его тестирования создать уже удалось, пусть и с применением уже давно реализованных технологий, остается и другой вопрос: наверняка должен прорабатываться проект создания и новой винтовки под использование такого боеприпаса. Об испытаниях этой винтовки в начале 2014 года уже говорил вице-премьер Дмитрий Рогозин, поделившийся данными о том, что испытания по программе «реактивной винтовки» уже идут. Позднее его слова подтвердил и гендиректор ФПИ Андрей Григорьев, заявивший, что в этом случае речь идет даже не о стрелковом вооружении, а о том, чтобы создать реактивный снайперский комплекс. Если опереться на заявленные характеристики, то можно сделать вывод, что боеприпас 12,7х108 миллиметров, который могут использовать в качестве испытательного стенда для электроники нового комплекса, скорее всего, уступит дорогу другому, более мощному боеприпасу, калибр которого в данный момент с абсолютной точностью определить нельзя.

Некоторые эксперты высказывают осторожное предположение, что за основу можно взять даже 30-миллиметровый боеприпас, в который смогут вместиться блок управления, источник движения, блок стабилизаторов и боевая часть. Это предположение хоть и не подкреплено официальными заявлениями, однако, учитывая дальность и специфику стрельбы на такие расстояния, можно сделать вывод, что первый же выстрел из новой винтовки должен стать последним для противника, а значит, и боеприпас потребуется совершенно иной. Новая винтовка потребует и совершенно иного подхода к элементной базе, все, начиная от металлургии и материалов и заканчивая применением электронно-оптических систем, по большому счету должно быть изобретено заново. В пользу переработки материалов говорит необходимость снижать вес подобного вооружения, чтобы его мог переносить на себе один человек, а не двое и даже трое.

Необходимость же разрабатывать прицельные приспособления с большим количеством электроники продиктована тем, что с помощью обычного, пусть даже очень мощного снайперского прицела, обнаружить цель и просчитать данные для выстрела на расстояние в десять тысяч метров невозможно. Электронные оптические комплексы, в состав которых входят датчики и умный баллистический компьютер, сдвигающий марку после учета скорости ветра, влажности и температуры воздуха ровно на цель, уже существуют. Современная металлургия позволяет создать стволы с повышенным ресурсом, да и концерны, наладившие производство современной оптико-электронной аппаратуры, в России уже имеются.

Испытания управляемой пули уже провели за океаном: результаты стрельбы пулей, сконструированной в ходе работ по проекту EXACTO, показали, что поражение цели управляемыми боеприпасами калибра 12,7х99 миллиметров (.50BMG) возможно и реализовать на практике, что не составляет огромного труда. Однако вопросов относительно подобных боеприпасов при стрельбе более чем на две-три тысячи метров пока что больше, чем ответов. В частности, непонятен аппаратный и программный механизм реализации полета, при котором воздействие на такую пулю внешней среды не будет существенно снижать кинетическую энергию и не повлияет на попадание боеприпаса в цель.

Интерес к подобной технологии колоссальный. В управляемый снайперский боеприпас уже при текущем уровне развития технологий заложено столько данных для дальнейших исследований, что отказ от баллистических таблиц через каких-нибудь пять лет уже не кажется чем-то из области фантастики.

Автор: Дмитрий Юров

tvzvezda.ru