Как возникла мова. Немного из истории украинского языка. Украинский язык когда появился


Украинский язык был искусственно создан в 1794 году. Кто придумал украинский язык

Украинский язык был искусственно создан в 1794 году Кто придумал украинский язык Фото из открытых источников

Изобретатель малороссийского наречия Иван Петрович Котляре́вский (29 августа (9 сентября) 1769, Полтава — 29 октября (10 ноября) 1838, Полтава).

 

Украинский язык был создан в 1794 году на основе некоторых особенностей южнорусских диалектов, бытующего и поныне в Ростовской и Воронежской областях и при этом абсолютно взаимопонимаемых с русским языком, бытующим в Центральной России. Создан он был путём нарочитого искажения общеславянской фонетики, при которой вместо общеславянских «о» и «ѣ» стали для комического эффекта применять звук «и», «хв» вместо «ф» а также путём засорения языка инославными заимствованиями и нарочно выдуманными неологизмами.

 

В первом случае это выразилось в том, что, например, конь, который звучит как конь и по-сербски, и по-болгарски, и даже по-лужицки, по-украински стал называться кiнь. Кот же стал называться кіт, а чтобы кота не путали с китом, кит стал произноситься как кыт.

 

По второму же принципу табуретка стала пiдсральником, насморк нежитью, а зонт – розчипіркой. Потом уже советские украинские филологи заменили розчипірку на парасольку (от французского parasol), табуретке вернули русское название, поскольку пiдсральник звучал не совсем прилично, а насморк так и остался нежитью. Но в годы незалэжности общеславянские и международные слова стали заменять на искусственно созданные, стилизованные под простанародные лексемы. В результате акушерка стала пупорезкой, лiфт – підйомником, дзеркало – люстром, процент – відсотком, а коробка передач – скринькой перепихунців.

 

Что же касается систем склонения и спряжения, то последние были просто заимствованы из церковно-славянского языка, выполнявшего до середины 18-го столетия функцию общего литературного языка для всех православных славян и даже у валахов, впоследствии переименовавших себя в румын.

 

Первоначально сфера применения будущего языка ограничивалась бытовыми сатирическими произведениями, высмеивающими безграмотную болтовню маргинальных социальных слоёв. Первым, кто синтезировал так называемый малороссійскій языкъ, был полтавский дворянин Иван Котляревский. В 1794 году Котляревский ради хохмы создал своего рода йазык падонкафф, на котором он написал шутливое переложение «Энеиды» величайшего ветхоримского поэта Публия Вергилия Марона.

 

«Энеида» Котляревского в те времена воспринималась как макароническая поэзия — род шуточных стихов, созданных по принципу, сформулированному тогдашней франко-латинской пословицей «Qui nescit motos, forgere debet eos» — кто не знает слов, должен их создавать. Именно так и создавались слова малороссийского наречия.

 

Создание искусственных языков, как показала практика, доступно не только филологам. Так, в 2005 году томский предприниматель Ярослав Золотарёв создал так называемый сибирский язык, «которой идьот ешшо со времьов Великово Новгорода и дошедшы до нашенских дньов в нареччах сибирсково народа». На этом псевдоязыке 1 октября 2006 года был даже создан целый раздел Википедии, насчитывавший боле пяти тысяч страниц и удалённый 5 ноября 2007 года. В плане содержания проект был рупором политически активных нелюбителей «Этой Страны». В результате каждая вторая статья СибВики представляла собой неиллюзорный шедевр русофобского троллинга. Например: «Опосля большевицка переворота большевики издеяли Центросибирь, а потом и вовсе приткнувшы Сибирь до Россеи». К этому всему прилагались стихотворения первого поэта сибирского говору Золотарёва с говорящими названиями «Москальска сволочь» и «Москальски вы..дки». Пользуясь правами админа, Золотарёв любые правки откатывал как написанные «на иностранном языке.

 

Если бы эту деятельность не прикрыли в самом зародыше, то уже сейчас мы бы имели движение сибирских сепаратистов, внушающих сибирякам, что те являются отдельным народом, что не следует кормить москалей (несибирские русские на этом языке назывались именно так), а следует самостоятельно торговать нефтью и газом, для чего надо учредить под патронажем Америки независимую сибирскую державу.

 

Идея создания на основе языка, придуманного Котляревским, отдельного национального языка была сначала подхвачена поляками – бывшими хозяевами украинных земель: Уже через год после появления «Энеиды» Котляревского Ян Потоцкий призвал называть земли Волынши и Подолии, недавно вошедшие в состав России словом «Украина», а народ их населяющий, именовать не русскими, а украинцами. Другой поляк, граф Тадеуш Чацкий, лишённый имений после второго раздела Польши, в своём сочинении «O nazwiku Ukrajnj i poczatku kozakow» стал изобретателем термина «Укр». Именно Чацкий произвёл его от какой-то никому до него не ведомой орды «древних укров», вышедшей якобы из-за Волги в VII столетии.

 

Одновременно польская интеллигенция начала предпринимать попытки кодификации языка, изобретённого Котляревским. Так, в 1818 году в Петербурге Алексеем Павловским была издана «Грамматика малороссійскаго наречія», но на самой Украине эта книжка была вспринята в штыки. Павловского ругали за внедрение польских слов, называли ляхом, и в «Прибавленіяхъ къ Грамматике малороссійскаго наречія», вышедших в 1822 году, он специально написал: «Я божусь вамъ, что я вашъ единоземецъ». Главным нововведением Павловского стало то, что он предложил писать «i» вместо «ѣ» дабы усугубить начавшие было стираться различия между южнорусским и среднерусским диалектами.

 

Но самым большим шагом в пропаганде так называемого украинского языка стала крупная мистификация, связанная с искусственно созданным образом Тараса Шевченки, который, будучи неграмотным, на самом деле ничего не писал, а все его произведения были плодом мистификаторского труда сначала Евгения Гребёнки, а потом Пантелеймона Кулиша.

 

Австрийские власти рассматривали русское население Галиции как естественный противовес полякам. Однако в месте с тем они боялись, что русские рано или поздно захотят присоединиться к России. Поэтому идея украинства была для них как нельзя более удобна – искусственно созданный народец можно было противопоставить и полякам, и русским.

 

Первым, кто начал внедрять в умы галичан новоизобретённое наречие, стал греко-католический каноник Иван Могильницкий. Вместе с митрополитом Левицким Могильницкий в 1816 году при поддержке австрийского правительства приступил к созданию начальных школ с «местным языком» в Восточной Галиции. Правда, пропагандируемый им «местный язык» Могильницкий лукаво называл руським. Помощь австрийского правительства Могильницкому главный теоретик украинства Грушевский, также существовавший на австрийские гранты, обосновывал так: «Австрийское правительство в виду глубокого порабощения польской шляхтой украинского населения изыскивало способы поднять последнее в общественном и культурном отношении». Отличительной особенностью галицко-русского возрождения является его полная лояльность и крайний сервилизм по отношению к правительству, а первым произведением на «местном языке» стало стихотворение Маркияна Шашкевича в честь императора Франца, по случаю его именин.

 

8 декабря 1868 года во Львове под эгидой австрийских властей было создано Всеукраїнське товариство «Просвіта» імені Тараса Шевченка.

 

Чтобы иметь представление о том, каким был настоящий малороссийский диалект в 19-м веке, можно прочесть отрывок тогдашнего украинского текста: «Читая благозвучный текстъ Слова, не трудно замѣтити стихотворный розмѣръ его; для того старался я не только по внутренной части исправити текстъ того же, но такожь по внѣшной формѣ, по возможности, возстановити первоначальный стихотворный складъ Слова».

 

Общество задалось целью вести пропаганду украинского языка среди русского населения Червоной Руси. В 1886 году член общества Евгений Желеховский изобрёл украинскую письменность без «ъ», «э» и «ѣ». В 1922 году эта письменность Желиховка стала основой для радяньского украинского алфавита.

 

Стараниями общества в русских гимназиях Львова и Перемышля преподавание было переведено на изобретённый Котляреским ради хохмы украинский язык, а воспитанникам этих гимназий стали прививаться идеи украинской идентичности. Из выпускников этих гимназий стали готовиться учителя народных школ, несшие украинство в массы. Результат не заставил себя ждать – до распада Австро-Венгрии удалось вырастить несколько поколений укроговорящего населения.

 

Этот процесс происходил на глазах галицийских евреев, и опыт Австро-Венгрии был успешнно ими использован: подобный же процесс искусственного внедрения искусственного языка был проделан сионистами в Палестине. Там основную массу населения удалось заставить говорить на иврите – языке, изобретенном лужковским евреем Лазарем Перельманом (более известен как Элиэзер Бен-Йехуда, ивр. ‏אֱלִיעֶזֶר בֶּן־יְהוּדָה). В 1885 году иврит был признан единственным языком преподавания некоторых предметов в иерусалимской школе «Библия и труд». В 1904 году Союз взаимопомощи немецких евреев Хильфсферайн основал . первую в Иерусалиме учительскую семинарию для преподавателей иврита. Широко практиковалась ивриизация имён и фамилий. Все Моисеи стали Моше, Соломоны – Шломо. Иврит не просто усиленно пропагандировался. Пропаганда подкреплялась тем, что с 1923 по 1936 годы по подмандатной англичанам Палестине шныряли так называемые отряды защиты языка Гдут Мегиней Хасафа (גדוד מגיני השפה), которые били морды всем говорящим не на иврите, а на идише. Особо упорным морды били до смерти. В иврите не допускается заимствование слов. Даже компьютер в нём не קאמפיוטער, а מחשב, зонт не שירעם (от немецкого der Schirm), а מטריה, а акушерка не אַבסטאַטרישאַן, а מְיַלֶדֶת – почти как украинская пупорезка.

 

P.S. от Мастодонта. Некто "П.С.В. комментатор", укрофашист, контовец, обиделся на меня за то, что вчера я опубликовал в Конте юмореску " Вышел заец погулять...", в которой Н. Хрущёв в своём стремлении избавиться от трудностей русской грамматики путём её ликвидации, сравнивается с одним из изобретателей украинского языка П. Кулешом ( он создал безграмотную "Кулешовку" как один из первоначальных письменных вариантов укромовы). Напрасно обиделся. Созидание укромовы - серьёзный коллективный труд, закончившийся успехом. Такой работой свидомым гордиться надо.

 

Источник

planet-today.ru

Культура Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Как возникла мова. Немного из истории украинского языка

Одним из основных вопросов культурной и политической жизни на Украине, безусловно, является вопрос о признании русского языка государственным. Политики, именующие себя демократами, с нелепым упорством противятся реализации международных норм, согласно которым «великий и могучий», как родной для более чем половины граждан, просто обязан иметь державный статус. Более того, идут повсеместные попытки дискредитировать русский язык, как «финно-татарское наречие», противопоставив ему якобы древний и подлинно славянский украинский язык, более известный как «мова». Поэтому, следует ещё раз обратиться к истории появления этого наречия.

Когда известный философ князь Евгений Трубецкой назвал «мову» «захолустным провинциальным диалектом», он был прав и не прав одновременно. Не прав, потому что определение это звучит обидно, и прав во всём остальном. Как и сама идея украинства, «мова» - искусственное, не органичное истории западной Руси явление, этакий филологический гомункул. Создавался украинский язык группой львовских (лембергских) учёных и литераторов на австрийские деньги, во второй половине XIX века. Власти Австро-Венгрии в принадлежавшей им тогда Галичине, активно фабриковали «украинскую» народность, дабы уменьшить польское и русское влияние. Таким образом, появление этого языка, прежде всего, факт политики, а не культуры. Новый язык создавался на основе западнорусского диалекта, в котором было множество полонизмов и латинизмов с расчётом на максимальное размежевание с русским языком. А ведь в 40-х годах того же XIX века известный славист Юрий Венелин, карпатский русин по происхождению, считал необходимым преодолеть языковые различия, которые он резонно считал следствием долгого владычества иноплеменников над большинством славянских земель.

Причём, новоизобретённый язык оказался недоступен украинскому простонародью, в чём честно признавались сами деятели украинства.

Так Н. Плешко вспоминал, как во время гражданской войны он попал на съезд мировых судей. Председатель «начал вести его на украинской «мове», члены суда делали доклады, защитники заговорили по-украински. Моё место находилось вблизи публики, состоявшей главным образом из крестьян, и они в недоумении стали переглядываться друг с другом, а один из них, нагибаясь к соседу, сказал: «Петро, а Петро, что это паны показились, чи шо?» Родившийся и проведший юность в Киеве певец и поэт Александр Вертинский в сталинское время, когда всё украинское якобы подвергалось гонениям, раздраженно писал жене: «Ломаю мозги над украинским текстом, смутно угадывая содержание, ибо таких слов раньше не было и это теперь они «создают» «украинский язык», засоряя его всякими «галицизмами», польско-закарпатскими вывертами, и никто в Киеве на этом языке говорить не может и не умеет»!

Ко всему прочему, это «чудесное» изобретение оторвало своих адептов от всего пласта древней русской литературы, в том числе созданной в Малороссии. Особенно трагикомическое положение складывалось при попытках совершать на «мове» богослужение в «украинской церкви». Вместо «Отче наш» надо было читать «Батько наш»! Как не вспомнить «Белую гвардию» Михаила Булгакова: «На каком языке служат, сынок? На божественном, бабка».

Авторы, объявленные классиками новоявленной украинской литературы, тоже с трудом укладывались в прокрустово ложе её инаковости в отношении большой русской культуры. Даже Тарас Шевченко, по происхождению украинский крестьянин, наиболее интимные свои записи, в том числе дневник, вёл на русском языке.

Нельзя обойти и прагматической составляющей в возникновении особой литературы малороссийского новояза. Утвердиться в большой русской литературе XIX века, после Пушкина, Лермонтова, Гоголя, конечно, было весьма непросто. Иное дело, писания на всевозможных диалектах, только обретавших письменность. Тем более, что московская и петербургская публика относилась к подобным опытам весьма сочувственно. Ведь только так смогли получить хоть какую-то известность Марко Вовчок или Леся Украинка.

Даже великий Гоголь, прибывший в столицу с «Гансом Кюхельгартеном», стал известен после своих украинских повестей. А сколько возились в Москве и Петербурге с Шевченко, лепя из него «регионального гения»!

Недаром, один из самых умных героев в тургеневском «Рудине» Пигасов утверждал, «если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом. - Это что ещё? Хорош поэт! – возразила Дарья Михайловна, – разве вы знаете по–малороссийски? - Нимало; да оно и не нужно. Как не нужно? - Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: Дума; потом начать так: Гой, ты доля моя, доля! Или: Седе казачино Наливайко на кургане; а там: По–пид горою, по-пид зеленою, грае, грае воропае, гоп! гоп! или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай». Императорское правительство, не без влияния известной записки М.В. Юзефовича, представившего всё украинофильство плодом «польской интриги», запретило употребление украинского языка (Эмский указ 18 мая 1876 г.). Кстати, тогда же были обнаружены переводы на украинский язык «Тараса Бульбы» Гоголя, где слово «русский» «переводилось» как «украинский», (обычная ложь). Императорский указ, впрочем, фактически не исполнялся, но придал «мове» вкус запретного плода. Зато большевики проводили активную политику украинизации, заставляя несчастных жителей Малороссии учить это самое «грае воропае». Впрочем, все усилия по созданию хоть сколько-нибудь серьёзной украиноязычной литературы провалились.

Даже странно, что не только Платонова или Шолохова, но даже и Евтушенко не состоялось на ниве (правда, скудной) малороссийской словесности.

Возможно, поэтому, нынешние борцы за украинскую культуру так любят отыскивать хохлацкие корни у Волошина, Ахматовой, Маяковского и других классиков. Остапом Вишней и Павло Тычиной обойтись не удаётся.

Я, собственно, вовсе не против украинского языка, хотя местами он и кажется пародией русского. В советское время он был усвоен значительной частью жителей Украинской ССР и вошёл в общий культурный космос огромной страны. Однако попытки его насильственного внедрения, с очевидной целью разрыва единого пространства большой русской цивилизации, не могут не вызывать возмущения. Правда, попытки эти, в конечном счёте, обречены на провал, потому что не только не принимаются населением, но и противоречат всемирной тенденции к глобализации (как к ней ни относись). По-моему, проще сделать государственным языком Украины английский.

Один из образованнейших малороссов, либеральный политик, юрист И.И. Петрункевич в начале прошлого века писал академику Вернадскому: «На Украйне моя родина… с Украйной я связан не только холодными идеями права, но и чувствами, коренящимися в крови, в воспоминаниях и впечатлениях природы, в звуках народного языка… Но все эти местные влияния не заслоняют во мне всей родины, и единство России для меня не только государственная идея или сожительство двух национальностей, а живое и неделимое целое, имеющее своё удивительно художественное и бесспорное отображение в таких одарённых людях, как Гоголь и Короленко, у которых украинское и русское, как частное и общее, отразилось с необыкновенной ясностью. Попробуйте выделить в них украинское от русского: не получится ни того, ни другого, живое будет превращено в мёртвое». Именно как подлинный патриот Украины, Петрункевич хорошо осознавал, что оторванное от корней большой русской культуры, слабое деревце украинского наречия обречено чахнуть и умирать.

newsland.com

ПРАВДА О ПРОИСХОЖДЕНИИ УКРАИНСКОГО ЯЗЫКА / sebast / Блоги / ЖЖ.инфо

"Тоесть в статье есть ложь, которую выдают за правду? Если это так - опровергайте. :-)" 

Итак, начнём. :-)

 Официальная политическая мифология Украины утверждает, что существует древняя украинская нация, которая разговаривает на не менее древнем украинском языке, а архаичный украинский язык существовал уже в XIII веке и формироваться он начал чуть ли не  с VI века.

       Прежде чем согласиться с этими утверждениями или опровергнуть их, стоит обратиться к историческим фактам, которые говорят  о том, что ни в одном письменном памятнике древней  Руси вы не найдете ничего, хотя бы отдаленно  похожего на современный украинский язык. Нет никаких следов и даже намеков на существование украинского языка глубже второй половины XIX века.

       К тому же, не надо быть филологом, чтобы увидеть в древнерусском языке, на котором писались летописи и берестяные грамоты, прототип современного литературного русского языка.

       Что интересно, древнерусский язык «свидоми» упорно называют «староукрайинськым» и принципиально стараются называть все русское (малорусское), оказавшееся на территории современной Украины, «украинским». Об этом в иммиграции писал бывший редактор киевской газеты «Киевлянин» Василий Шульгин: «Они выискивают в этой истории все свидетельства, неоспоримо доказывающие, что в нашем крае жил и страдал русский народ. Во всех этих случаях они перечеркивают слово «русский» и сверху пишут «украинский».

       Тот факт, что в исторических документах нет ничего и отдаленно напоминающего современный украинский язык, «свидоми» объясняют довольно смешно, они заявляют, что в те времена существовало два языка – разговорный и письменный и тот который был разговорным, как раз и является украинским. Если украинский существовал лишь в разговорной форме, то откуда о нем узнали «свидоми», ведь живые носители этого языка не дожили до светлого момента «незалэжности».

       Все разговоры про «староукрайинську мову» не более чем домыслы, ничем не подкрепленные теории во имя политической мифологии, и исторических документов, на основании которых можно сделать подобные выводы, просто не существует.

      Наука утверждает о том, что в III веке из  праиндоевропейской языковой общности выделилась праславянская языковая общность, а уже из нее в IX веке отпочковался старославянский (церковнославянский) язык. Последний возник среди славян, получил свое дальнейшее развитие на балканах и из Болгарии древнеславянский пришел на Русь. А уже только потом, под его сильным влиянием, в X-XIII веках формируется древнерусский язык.

      Делать какие-то выводы  о происхождении языка можно лишь на основании письменных источников и  «свидомые» вынуждены признать, что в XI-XIII вв. на территории всей Руси существовал один общий письменно-литературный язык, называемый древнерусским, созданный на основе слияния местного разговорного с пришлым старославянским (церковнославянским) языком.

      При этом они отрицают существование общего разговорного языка, признавая общий письменный язык.                      Отрицать наличие общего для всей Руси письменного древнерусского языка просто невозможно, так как это доказывается дошедшими до нас письменными памятниками средневековой Руси, написанными только на древнерусском языке.  А вот фантазировать о разговорном «древнеукраинском» языке, которого из нас никто не слышал и не услышит, можно. Тут открывается огромное пространство для мифотворчества.

      Для «свидомых» принципиально важно доказать о существовании на территории южной Руси отличного от русского, украинского языка. Им нужен был только «нерусский» язык и ничего другого. Именно поэтому они категорически отвергают существование в X-XIII веках структурно единого, разговорного древнерусского языка.   

      Таким образом, сам собой напрашивается вывод, что все заявления «свидомых» идеологов украинства о том, что на юге древней Руси с центром в Киеве населением использовался древний украинский язык («украинскорусский») являются откровенной ложью. Средневековая Русь говорила и писала на едином древнерусском языке, имевшем, однако, в западных, восточных и северных регионах государства некоторые отличительные особенности, что, впрочем, присуще любому живому языку, а церковь в своих обрядах использовала  старославянский (церковнославянский) язык.

          Здесь следует отметить тот факт, что процесс распространения грамотности на территории  Руси начался с первой «славянской» грамматики, которая была написана малороссом с Подолья Мелетием Смотрицким, а затем ее перепечатали в Москве и ввели в качестве учебника во всех школах России.

      Когда в XVII веке церковнославянский язык московской редакции был вытеснен общерусским церковнославянским языком, сложившимся на основе западнорусской (киевской) редакции, стали происходить изменения и в разговорном языке высших классов русского общества.  В  этот язык  стали проникать элементы западнорусского светского языка и в словарь разговорного языка высших классов (а через него и в словарь светско-литературного и канцелярского языка) влилась мощная струя элементов западнорусского светско-делового языка.

     Основу русского, а точнее общерусского литературного языка заложили малорусы, используя в качестве материала для него малорусское и великорусское наречие, а так же киевскую редакцию церковнославянского, что именно из их творческого наследия гений Ломоносова, а затем Пушкина продолжил создание языка великой науки и литературы мирового масштаба.

      Из всего сказанного можно сделать вывод, что литературный русский язык был создан учеными и литераторами естественным путем в течение столетий из смеси малорусского, великорусского и белорусского наречий с использованием церковнославянского, причем основу русского литературного языка составляет малорусское наречие.

     Теперь посмотрим каким образом создавался «украинский» язык. На самом деле тот язык, который мы сейчас называем литературным «украинским» начал создаваться где-то в середине XIX века польско-малоросскими украинофилами. Затем над ним трудились вплоть до начала XX века «свидоми украйинци» австрийской Галиции, а завершили его доработку уже чиновники советской Украины.

     В ответ на это «свидоми» заявляют, что литературный украинский язык начался значительно раньше, с «Энеиды» Котляревского и на украинском писал Шевченко.

     Но дело в том, что ни Котляревский, ни Шевченко и слухом не слыхивали про «украйинську мову». А если бы узнали о ней, то, скорее всего, перевернулись бы от досады в гробах, так как они писали не на украинском языке, а на малорусском наречии.

    Что такое малорусское наречие? Это – древнерусский язык средневековой Руси, обильно разбавленный в последствие польскими заимствованиями. Это наречие села, бытового общения русских холопов Речи Посполитой, естественным образом перенявших в течение нескольких столетий слова и обороты из языка своих господ. Малорусское наречие это то, что сейчас у нас называют презрительно суржиком. Говор малоросских крестьян Полтавщины и Черниговщины является эталоном малоросского наречия. Он весьма красив и певуч, но, как вы понимаете, слишком примитивен, чтобы быть языком литературы и науки.

     Именно поэтому «Энеида» Ивана Котляревского была своеобразным «приколом» хорошо образованного малоросса (родным языком которого, кстати, был русский), пародией на Вергилия, написанной бытовым языком холопов, для того чтобы потешить высоколобую интеллигенцию России.

      Однако в конце XIX века «свидомыми» было принято решение назначить Котляревского отцом украинского языка.  Написанная, легко и смешно, «Энеида» должна была только развлечь столичную интеллигенцию, а уже потом, «свидоми» литературоведы нашли в ее недрах, тайный, глубинный смысл - украинскую революционную сатиру, направленную против российского «царату».

      Не менее интересна одна из любимых мифологем «свидомых украйинцив» и о Валуевском указе,  как бы запрещавшем использовать украинский язык, или, точнее, малорусское наречие. Можно задаться вопросом, зачем это надо было делать? Чем так малорусское наречие могло навредить Российской империи?

      На самом деле все это полная чушь. И чтобы в этом убедиться, необходимо просто прочесть не выдранную из контекста цитатку, а весь текст того же Валуевского циркуляра. Он запрещал не малорусское наречие, а пропаганду южнорусского сепаратизма под прикрытием литературы для крестьян и прежде чем говорить об этом следует вспомнить о подрывной деятельности поляков-русофобов на территории Малороссии, готовивших польское восстание (1863-го) и планировавших втянуть в него малорусских крестьян.

      В январе 1863-го началось польское восстание и менно поэтому летом 1863-го появился документ под названием «Отношение министра внутренних дел к министру народного просвещения от 18 июля, сделанное по Высочайшему повелению». В нем, в частности, говорилось следующее:

       «Обучение во всех без изъятия училищах производится на общерусском языке и употребление в училищах малороссийского языка нигде не допущено; самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малороссов как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами и в особенности поляками, так называемый, украинский язык…

      Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков, и едва ли не им обязано своим происхождением…

     Принимая во внимание, с одной стороны, настоящее тревожное положение общества, волнуемого политическими событиями, а с другой стороны имея в виду, что вопрос об обучении грамотности на местных наречиях не получил еще окончательного разрешения в законодательном порядке, министр внутренних дел признал необходимым, впредь до соглашения с министром народного просвещения, обер-прокурором св.синода и шефом жандармов относительно печатания книг на малороссийском языке, сделать по цензурному ведомству распоряжение, чтобы к печати дозволялись только такие произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы; пропуском же книг на малороссийском языке как духовного содержания, так учебных и вообще назначаемых для первоначального чтения народа, приостановиться…».

    Из приведенного  текста популярного среди «свидомых» Валуевского циркуляра не сложно понять, что он не запрещал малоросское наречие и литературу, а лишь блокировал запущенные поляками и австрийцами механизмы сепаратизма под перекрытием украинофильского движения. И не более того.

    К тому же уже к 70-м годам цензурные ограничения, введенные в России в 1863 г., практически не действовали. Украинофилы свободно печатали все, что считали нужным. Кроме научных работ, художественной прозы и поэзии на малорусском издавались большими тиражами дешевые популярные брошюры для просвещения народных масс.

     Возврашаясь к поэзии Шевченко можно сказать, что  это тот максимум, который можно было «выжать» из народного говора на литературной ниве. Мало кто знает, что половина его текстов написана на литературном русском языке. Шевченко это – мужицкий поэт, в нем нет универсальной, аристократической глубины мысли и утонченности формы. По сути, смысл его творчества сводится к хронической, рифмованной злобе холопа на весь мир, который, по его мнению, к нему несправедлив. Именно от агрессивного-плаксивого, кровожадного пафоса его стихов так «тащатся» «свидоми», от воспевания казатчины и гайдаматчины, от выпадов в адрес «москалей», а не от какой-то гениальности его произведений.

      Когда в Галиции из него принялись лепить идола, многие церковники были в шоке от его богохульной поэзии и жалобно вопрошали, а нельзя ли на эту роль выбрать кого-то другого. Им сказали, что нельзя. Пришлось Кобзаря редактировать, а многое из его творчества просто утаивать от набожной публики.

    Неприспособленность крестьянского наречия к оперированию абстрактными, отвлеченными понятиями науки и литературы, его примитивность, «бытовушность» прекрасно видели активисты украинофильского движения. Но еще больше им не давала спокойно спать удивительная похожесть малорусского наречия на русский литературный язык. Для них это было гораздо страшнее культуростроительной несостоятельности селянской «мовы». Полякам и малорусским сепаратистам для «разбудовы» отдельной украинской нации и государства был необходим отдельный язык, максимально не похожий на русский. Так возникла идея создания литературного украинского языка.

     И вот во второй половине XIX века, в Галиции закипела работа по созданию «древнего украинского языка» и польские чиновники, профессора, учителя, даже ксензы, стали заниматься по преимуществу филологией, чтобы при содействии русских изменников создать новый русско-польский язык.

     Прежде всего, было изнасиловано русское правописание. Вначале реформаторы хотели заменить кириллицу латиницей. Однако массовые протесты населения заставили их отказаться от подобного намерения. Тогда из русского алфавита украинизаторы-русофобы выкинули такие буквы как «ы», «э», «ъ» и одновременно ввели новые - «є», «ї» и апостроф. Этот модернизированный алфавит был приказом австрийских властей навязан русским школам Галиции, Буковины и Закарпатья.

    Когда до Кулиша (чья фонетическая грамматика была использована в качестве основы для грамматики «риднойи мовы») наконец «дошло», что его «кулишовка» используется поляками и австрийцами для раскола русских, у него началась истерика.

    Затем «украинцы», поляки и австрийцы принялись украинизировать лексику русского языка. Из словарей выбрасывались слова хоть как-то напоминавшие русские. Вместо них брались польские, немецкие, а так же просто выдуманные.

     Этот искусственный, наспех слепленный синтетической язык жестко навязывался через школы русскому населению австрийского Прикарпатья и Закарпатья. В отношении тех, кто сопротивлялся и не хотел отказываться от русского языка, властью и «свидомыми» организовывалась травля.

    В конце XIX века наиболее весомый вклад в святое дело создания украинского языка внесло научное Общество им. Тараса Шевченко во главе с паном Грушевским. Главной задачей их работы был максимально дальний уход от литературного русского языка.

     Кстати, современный литературный украинский язык не имеет ничего общего с полтавско-черниговским малоросским наречием, которое вроде как признано эталоном украинского языка. На самом деле в основу современного украинского литературного языка положен так называемый подгорский галицийский диалект.

     Это было сделано потому, что малорусское наречие Полтавщины и Черниговщины имеет слишком много общего с литературным русским языком. А подгорское поднаречие более всего засорено польскими и немецкими словами.

     Помесь малорусских диалектов допускалась с большими предосторожностями: каждое малорусское слово или фраза, в коих замечаемы были общерусские признаки, либо браковались, либо переделывалось. Охотнее всего русско-украинские реформаторы перекраивали на свой лад готовые польские слова и превратили свой язык в польско-галицийский жаргон.

    Во всем этом может самостоятельно убедиться каждый гражданин Украины. Для этого просто надо взять любой неспециализированный текст из любой украиноязычной газеты и проверить со словарем на предмет наличия в нем исковерканных польских, немецких, чешских слов. Все то, что будет не польского или немецкого происхождения окажется русским, с вкраплениями новояза.

     Чтобы не быть голословным, можно привести несколько используемых в обиходе исконных «украйинськых слив», позаимствованных у поляков:

 

 

              Але            аматор                        в’язень                  дзьоб                         ледве

          ale            amator                         więzien                   dziob                           ledwie

          но            любитель                    узник                      клюв                           едва

 

 

        лемент      парасолька            цегла              цвинтар             шляхетний

        lament       parasolka                cegla               cwentarz              szlachetny

        вой           зонтик                 кирпич          кладбище            благородный

 

 

 

     Данный список можно продолжать очень долго. Если изъять из современного украинского языка польские заимствования, элементарное бытовое общение станет крайне затруднительным.

      Даже такой старый украинофил как Нечуй-Левицкий вынужден  был отметить, что  идет не чистка языка от «русизмов», а его целенаправленная подмена.

      Он писал: «За основу своего письменного языка профессор Грушевский взял не украинский язык, а галицкую говирку со всеми ее стародавними формами, даже с некоторыми польскими падежами. К этому он добавил много польских слов, которые галичане обычно употребляют в разговоре и в книжном языке, и которых немало и в народном языке. До этих смешанных частей своего языка проф. Грушевский добавил еще немало слов из современного великорусского языка без всякой необходимости и вставляет их в свои писания механически…».

     Вот как он характеризовал «говирку», которую использовал Грушевский: «Галицкий книжный научный язык тяжелый и не чистый из-за того, что он сложился по синтаксису языка латинского или польского, так как книжный научный  польский язык складывался по образцу тяжелого латинского, а не польского народного… И вышло что-то такое тяжелое, что его ни один украинец не сможет читать, как бы он не напрягался бы».

     Углубляясь в анализ того языка, который сконструировал Грушевский и К°, Нечуй-Левицкий был вынужден прийти к выводу, что вся эта галицкая «свидомая» публика «начала писать какой-то языковой мешаниной, похожей на карикатуру на народный украинский язык и язык классиков. И у них получился не язык, а какое-то «кривое зеркало» украинского языка». 

      По своей конструкции, тот литературный украинский язык, который сейчас преподают в украинских школах, входит в западнославянскую а не восточнославянскую языковую группу. Современный украинский литературный язык не имеет связи с древней языковой традицией юго-западной Руси и фактически из-за своей искусственности, неестественной эклектичности зависает в воздухе. Он лишен той удивительной глубины смысловых и звуковых оттенков, которые возникают в русском литературном языке благодаря органическому слиянию в нем малорусских, великорусских, белорусских наречий и церковнославянского языка, уходящего своими корнями к концу эпохи праславянского единства.

       По этой причине современный украинский литературный язык отторгается духовно-психологической организацией малоруса как нечто инородное, неудобное, ограничивающее, выхолащивающее. Для нас малорусов, «украинский литературный язык», сконструированный в конце позапрошлого века поляками и галицийцами нечто вроде эсперанто. С его помощью можно поддерживать коммуникативный процесс на уровне канцелярского делопроизводства, но он не предназначен для передачи всего спектра оттенков нашего крайне сложного духовного и интеллектуального мира. Этим привнесенным извне, искусственным языком мы сами себя ограничиваем, толкаем на путь духовной и интеллектуальной деградации. Отсюда наша неумолимая тяга к русскому языку и русской культуре, ломающая все барьеры, создаваемые украинским государством.

     Но, несмотря ни на что, новоиспеченный польско-галицкий жаргон стал экспортироваться через границу в Малороссию в качестве «риднойи мовы», где активно усваивался украинофильскими сектантами. В начале XX века на австрийские деньги там начали издаваться «украиноязычные» газеты. Но самое забавное в этом было то, что периодические издания «украинофилов» не находили читателя. Малоросский народ просто не понимал этого странного языка. Если бы не постоянные иностранные денежные вливания, «украинская» пресса тихо и быстро исчезла бы сама собою

     Как видите, то, что сейчас называют «украинским языком» было настолько «родным» для малороссов, что без «специальной подготовки» понять им его было крайне сложно.

    Когда после революции в Киеве воцарилась Центральная Рада, провозгласившая Украинскую Народную Республику, начался первый этап принудительной украинизации Малороссии. Однако неожиданно упавшая на голову малороссов возможность возродиться в облике «украинца» ни у кого, кроме небольшой кучки «свидомой» сельской интеллигенции, восторга и эйфории не вызывала. Крестьяне были, в лучшем случае, равнодушны к националистическим лозунгам, у малорусской интеллигенции они вызывали раздражение и возмущение, особенно когда вдруг выяснилось, что все должны были почему-то переходить на «мову» которой никто не знал, и знать не хотел.

     В своих воспоминаниях о событиях 1917-1918 годов на Украине, жена украинского премьера Голубовича, Кардиналовская писала, что киевская интеллигенция крайне негативно восприняла украинизацию. Большое впечатление на женщину произвели печатавшиеся в газете «Русская мысль» длинные списки людей, подписавшихся под лозунгом «Я протестую против насильственной украинизации Юго-Западного края».

     А вот как описывал рабочий-партиец уже в 1926-ом, в разгар уже советской украинизации, ситуацию с «ридною мовою» в Луганске: «Убежден, что 50 % крестьянства Украины не понимает этого украинского языка, другая половина, если и понимает, то все же хуже, чем русский язык… Тогда зачем такое угощение для крестьян»? – резонно вопрошал он.

     Сейчас та же самая ситуация, за годы интенсивной украинизации в «нэзалэжний», для большей части малороссов «ридна мова» нечто вроде особого русско-польского жаргона, служащего деловым языком правящих классов общества, своеобразной латынью, на которой пишутся официальные документы, публично выступают и общаются чиновники и  политики.

     Но когда современный малоросс оказывается в неофициальной обстановке, когда общается с друзьями, близкими, любимыми он переходит на свой родной русский язык или малорусское наречие. У нас не двуязычие, как принято считать, а триязычие. Где-то 95 % населения современной Украины говорит и думает или на русском языке, или на малорусском наречии (суржике). И лишь ничтожная горстка дрессированных «свидомых украйинцив» принципиально изъясняются на литературном украинском языке. 

     У «свидомых» нет ресурсов и времени качественно промывать мозги населению.  Максимум на что они способны, это принудить телевизионные каналы сделать на корявом украинском смешные титры к русским фильмам и передачам, либо перевести на страшный украинский язык русский дубляж западных фильмов, когда их герои говорят сразу на трех языках, сперва на английском, потом на русском и в довершении на украинском. 

zhzh.info

Кто придумал украинский язык

Шутки ради

Украинский язык был создан в 1794 году на основе некоторых особенностей южнорусских диалектов, бытующего и поныне в Ростовской и Воронежской областях и при этом абсолютно взаимопонимаемых с русским языком, бытующим в Центральной России. Создан он был путём нарочитого искажения общеславянской фонетики, при которой вместо общеславянских «о» и «ѣ» стали для комического эффекта применять звук «и»,  «хв» вместо «ф» а также путём засорения языка инославными заимствованиями и нарочно выдуманными неологизмами.

В первом случае это выразилось в том, что, например, конь, который звучит как конь и по-сербски, и по-болгарски, и даже по-лужицки, по-украински стал называться кiнь. Кот же стал называться кіт, а чтобы кота не путали с китом, кит стал произноситься как кыт.

По второму же принципу табуретка стала пiдсральником, насморк нежитью, а зонт – розчипіркой. Потом уже советские украинские филологи заменили розчипірку на парасольку (от французского parasol), табуретке вернули русское название, поскольку пiдсральник звучал не совсем прилично, а насморк так и остался нежитью. Но в годы незалэжности общеславянские и международные слова стали заменять на искусственно созданные, стилизованные под простанародные лексемы. В результате акушерка стала пупорезкой, лiфт – підйомником, дзеркало – люстром, процент – відсотком, а коробка передач – скринькой перепихунців.

Что же касается систем склонения и спряжения, то последние были просто заимствованы из церковно-славянского языка, выполнявшего до середины 18-го столетия функцию общего литературного языка для всех православных славян и даже у валахов, впоследствии переименовавших себя в румын.

Первоначально сфера применения будущего языка ограничивалась бытовыми сатирическими произведениями, высмеивающими безграмотную болтовню маргинальных социальных слоёв. 

Изобретатель малороссийского наречия Иван Петрович Котляре́вский

 
Иван Петрович Котляре́вский (29 августа (9 сентября) 1769, Полтава — 29 октября (10 ноября) 1838, там же).
Первым, кто синтезировал так называемый малороссійскій языкъ, был полтавский дворянин Иван Котляревский. В 1794 году Котляревский ради хохмы создал своего рода йазык падонкафф, на котором он написал шутливое переложение «Энеиды» величайшего ветхоримского поэта Публия Вергилия Марона.

«Энеида» Котляревского в те времена воспринималась как макароническая поэзия — род шуточных стихов, созданных по принципу, сформулированному тогдашней франко-латинской пословицей «Qui nescit motos, forgere debet eos» — кто не знает слов, должен их создавать. Именно так и создавались слова малороссийского наречия.  

Изобретатель "сибирского языка" Ярослав Анатольевич Золотарёв

Создание искусственных языков, как показала практика, доступно не только филологам. Так, в 2005 году томский предприниматель Ярослав Золотарёв создал так называемый сибирский язык, «которой идьот ешшо со времьов Великово Новгорода и дошедшы до нашенских дньов в нареччах сибирсково народа».

На этом псевдоязыке 1 октября 2006 года был даже создан целый раздел Википедии, насчитывавший боле пяти тысяч страниц и удалённый 5 ноября 2007 года. В плане содержания проект был рупором политически активных нелюбителей «Этой Страны». В результате каждая вторая статья СибВики представляла собой неиллюзорный шедевр русофобского троллинга. Например: «Опосля большевицка переворота большевики издеяли Центросибирь, а потом и вовсе приткнувшы Сибирь до Россеи». К этому всему прилагались стихотворения первого поэта сибирского говору Золотарёва с говорящими названиями «Москальска сволочь» и «Москальски вы..дки». Пользуясь правами админа, Золотарёв любые правки откатывал как написанные «на иностранном языке.

Если бы эту деятельность не прикрыли в самом зародыше, то уже сейчас мы бы имели движение сибирских сепаратистов, внушающих сибирякам, что те являются отдельным народом, что не следует кормить москалей (несибирские русские на этом языке назывались именно так), а следует самостоятельно торговать нефтью и газом, для чего надо учредить под патронажем Америки независимую сибирскую державу. 

"Укров" изобрёл Тадеуш Чацкий

Идея создания на основе языка, придуманного Котляревским, отдельного национального языка была сначала подхвачена поляками – бывшими хозяевами украинных земель: Уже через год после появления «Энеиды» Котляревского Ян Потоцкий призвал называть земли Волынши и Подолии, недавно вошедшие в состав России словом «Украина», а народ их населяющий, именовать не русскими, а украинцами. Другой поляк, граф Тадеуш Чацкий, лишённый имений после второго раздела Польши, в своём сочинении «O nazwiku Ukrajnj i poczatku kozakow» стал изобретателем термина «Укр». Именно Чацкий произвёл его от какой-то никому до него не ведомой орды «древних укров», вышедшей якобы из-за Волги в VII столетии. Одновременно польская интеллигенция начала предпринимать попытки кодификации языка, изобретённого Котляревским. Так, в 1818 году в Петербурге Алексеем Павловским была издана «Грамматика малороссійскаго наречія», но на самой Украине эта книжка была вспринята в штыки. Павловского ругали за внедрение польских слов, называли ляхом, и в «Прибавленіяхъ къ Грамматике малороссійскаго наречія», вышедших в 1822 году, он специально написал: «Я божусь вамъ, что я вашъ единоземецъ». Главным нововведением Павловского стало то, что он предложил писать «i» вместо «ѣ» дабы усугубить начавшие было стираться различия между южнорусским и среднерусским диалектами.

Но самым большим шагом в пропаганде так называемого украинского языка стала крупная мистификация, связанная с искусственно созданным образом Тараса Шевченки, который, будучи неграмотным, на самом деле ничего не писал, а все его произведения были плодом мистификаторского труда сначала Евгения Гребёнки, а потом Пантелеймона Кулиша.

Австрийские власти рассматривали русское население Галиции как естественный противовес полякам. Однако в месте с тем они боялись, что русские рано или поздно захотят присоединиться к России. Поэтому идея украинства была для них как нельзя более удобна – искусственно созданный народец можно было противопоставить и полякам, и русским.

Первым, кто начал внедрять в умы галичан новоизобретённое наречие, стал греко-католический каноник Иван Могильницкий. Вместе с митрополитом Левицким Могильницкий в 1816 году при поддержке австрийского правительства приступил к созданию начальных школ с «местным языком»  в Восточной Галиции. Правда, пропагандируемый им «местный язык» Могильницкий лукаво называл руським.

Помощь австрийского правительства Могильницкому главный теоретик украинства Грушевский, также существовавший на австрийские гранты, обосновывал так: 

«Австрийское правительство в виду глубокого порабощения польской шляхтой украинского населения изыскивало способы поднять последнее в общественном и культурном отношении». Отличительной особенностью галицко-русского возрождения является его полная лояльность и крайний сервилизм по отношению к правительству, а первым произведением на «местном языке» стало стихотворение Маркияна Шашкевича в честь императора Франца, по случаю его именин.

8 декабря 1868 года во Львове под эгидой австрийских властей было создано Всеукраїнське товариство «Просвіта» імені Тараса Шевченка.

Чтобы иметь представление о  том, каким был настоящий малороссийский диалект в 19-м веке, можно прочесть отрывок тогдашнего украинского текста: 

«Читая благозвучный текстъ Слова, не трудно замѣтити стихотворный розмѣръ его; для того старался я не только по внутренной части исправити текстъ того же, но такожь по внѣшной формѣ, по возможности, возстановити первоначальный стихотворный складъ Слова».  

Евреи пошли дальше укров

Общество задалось целью вести пропаганду украинского языка среди русского населения Червоной Руси. В 1886 году член общества Евгений Желеховский изобрёл украинскую письменность без «ъ», «э» и «ѣ». В 1922 году эта письменность Желиховка стала основой для радяньского украинского алфавита.

Стараниями общества в русских гимназиях Львова и Перемышля преподавание было переведено на изобретённый Котляреским ради хохмы украинский язык, а воспитанникам этих гимназий стали прививаться идеи украинской идентичности.  Из выпускников этих гимназий стали готовиться учителя народных школ, несшие украинство в массы. Результат не заставил себя ждать – до распада Австро-Венгрии удалось вырастить несколько поколений укроговорящего населения.

 

Лейзер-Ицхок Перельман, взявший себе псевдоним Элиэзер Бен-Йехуда.
Этот процесс происходил на глазах галицийских евреев, и опыт Австро-Венгрии был успешнно ими использован: подобный же процесс искусственного внедрения искусственного языка был проделан  сионистами в Палестине. Там основную массу населения удалось заставить говорить на иврите – языке, изобретенном лужковским евреем Лазарем Перельманом (более известен как Элиэзер Бен-Йехуда, ивр. ‏אֱלִיעֶזֶר בֶּן־יְהוּדָה).

В 1885 году иврит был признан единственным языком преподавания некоторых предметов в иерусалимской школе «Библия и труд». В 1904 году Союз взаимопомощи немецких евреев Хильфсферайн основал . первую в Иерусалиме учительскую семинарию для преподавателей иврита.  Широко практиковалась ивриизация имён и фамилий. Все Моисеи стали Моше, Соломоны – Шломо. Иврит не просто усиленно пропагандировался. Пропаганда подкреплялась тем, что с 1923 по 1936 годы по подмандатной англичанам Палестине шныряли так называемые отряды защиты языка Гдут Мегиней Хасафа (גדוד מגיני השפה), которые били морды всем говорящим не на иврите, а на идише. Особо упорным морды били до смерти. В иврите не допускается заимствование слов. Даже компьютер в нём не קאמפיוטער, а מחשב, зонт не שירעם (от немецкого der Schirm), а מטריה, а акушерка не אַבסטאַטרישאַן, а מְיַלֶדֶת – почти как украинская пупорезка.  

7 фактов об украинском языке, которые украинцы считают неоспоримыми

(взято с ураинского сайта 7dniv.info)

1. Древнейшее упоминание об украинском языке датируется 858 годом. Славянский просветитель Константин (Кирилл) Философ, описывая свое пребывание в крымском городе Херсонесе (Корсуни) во время путешествия из Византии до хазар, отмечает, что: «Чловька обргать глаголюща руською беседою». А впервые украинский язык был приравнен к уровню литературного языка в конце XVIII века после выхода в 1798 году первого издания «Энеиды», автором которой является Иван Котляревский. Именно его и считают основателем нового украинского литературного языка.

2. Древнейшая в Украине грамматика под названием «Граматіка доброглаголиваго еллино-словенскаго языка» была издана Ставропигийской типографией Львовского братства в 1651 г.

3. Во 2-й половине XIX в. с гражданского алфавита в Украине выпали буквы ы, ь, е, ъ; по разным звуками закрепились буквы и і.

4. Византийский путешественник и историк Приск Панийский 448 г., находясь в лагере гуннского вождя Аттилы, на территории современной Украины записал слова «мед» и «страва», это упоминание о самых первых Украинских слова.

5. Основой современной системы правописания стала орфография, применена Б. Гринченком в «Словарі української мови» в 1907 — 1909 г.г.

6. «Наиболее украинной» буквой, то есть не применяемой в алфавитах других народов, является «г». Этот прорывной звук различными способами обозначали в украинском письме по крайней мере с XIV в., а от 1619 ведет родословную в украинском алфавите буква г, которую как разновидность греческой «гаммы» впервые ввел в своей «Граматиці» М. Смотрицкий.

7. «Самой пассивной», то есть реже всего применяемой буквой украинского алфавита, есть «ф». 

"Йазык падонкафф" или "кто не знает слов, должен их создавать"

Как видим, сами украинцы признают, что нынешнюю "ридну мову" придумал в конце XVIII века Иван Котляревкий, но умалчивают о шутливом её создании путём нарочитого искажения общеславянской фонетики и засорения языка инославными заимствованиями и нарочно выдуманными неологизмами вроде пiдсральника.

Современные укрофилологи умалчивают также, что «Энеида» Котляревского в XVIII веке воспринималась именно как макароническая поэзия — род шуточных стихов. Сейчас же её преподносят как эпическое произведение малороссов.

О том, почему буква «ф» стала самой малоупотребляемой в украинском новоязе, никто вообще не заикается. Ведь Котляревский в новоизобретённом малоросском языке заменил звук «ф» на «хв» исключительно для комического эффекта.

Эх, знал Иван Петрович, какую хрень выдумал... Впрочем, он ещё при жизни ужаснулся, когда узнал, к чему привели его лингвистические выкрутасы. Невинная шутка полтавского дворянина стала страшным сном наяву.  

Украина готовится перейти на латиницу

 
Сергій Миронович Квіт
Министр образования и науки Украины Сергей Квит, член блока Петра Порошенки и участник праворадикальной украинской националистической организации «Тризуб» имени С. Бандеры рассказал в одной из частных бесед, что в скором времени Украина перейдёт на латинскую графику. По мнению министра, такое решение приведёт к  значительной экономии бюджетных средств в святи с тем,  что не придется изменять интерфейсы компьютеров, мобильных телефонов, смартфонов и другой техники не придется модифицировать под кириллицу.

Также введение латиницы в Украине значительно упростит пребывание в стране иностранных туристов и сделает его более комфортным, и, следовательно, будет способствовать притоку туристов из Східної Європи.

Надо сказать, что проект перехода на латиницу был предложен ещё при Януковиче. Автором законопроекта был тогда депутат с характерной фамилией Латынин.  

кириллица /латиница / произношение

а А         a A          [a]б Б         b B          [b]в В         v V          [v]/[w]г Г         gh Gh        [γ]ґ Ґ         g G          [g]д Д         d D          [d]е Е         e E          [e]є Є         je Je        [je]/[‘e]ж Ж         zh Zh        [з]з З         z Z          [z]и И         y Y          [y]і І         i I          [i]ї Ї         ji Ji        [ji]й Й         j J          [j]к К         k K          [k]л Л         l L          [l]м М         m M          [m]н Н         n N          [n]о О         o O          [o]п П         p P          [p]р Р         r R          [r]с С         s S          [s]т Т         t T          [t]у У         u U          [u]ф Ф         f F          [f]х Х         kh Kh        [x]ц Ц         c C          [ts]ч Ч         ch Ch        [t∫]ш Ш         sh Sh        [∫]

Однако тогда этот проект заблокировали коммунисты. Теперь же, когда коммунистов из рады просто изгнали, никто не помешает националистам отказаться от всего национального в пользу «общечеловеческого». тем не менее, подготовка к такому переходу подспудно шла все предыдущие годы. Так, 27 января 2010 г. Кабинет Министров Украины издал постановление № 55, в котором упорядочил правила транслитерации украинского алфавита латиницей, утвердив таблицу транслитерации,  а соответствующий гост был принят ещё 11 июля 1996 года. Официальная система украинской транслитерации основывается, скорее, на политических, чем на научных принципах и слишком тесно привязана к английскому правописанию. Мотивацией такого тесной привязки служат аргументы, якобы, во-первых, если английский язык в современном глобализированном мире является международным, то все транслитерации должны быть строго подчинены нормам английского правописания.

Латиницей по-украински пытались писать ещё вскормленные австро-венгерским генштабом галицийские национаолисты. Однако даже создатель украинской латиницы, так называемой «абецадло»,  Иосиф Лозинский позднее пересмотрел свою позицию и полностью порвал с украинофильским движением. В 1859 году чешский славист Йозеф Иречек предложил свой вариант украинской латиницы, основанной на чешском алфавите.

 

vashinovosty.mediasole.ru

О появлении "украинского языка" » Военное обозрение

Один из аргументов у сторонников существования самостоятельного народа «украинцев» - это возникновение малороссийской «мовы» (укр. «язык, речь», с праславян. «гомон», старослав. «шум, сетование»), что якобы даёт железную уверенность о появлении «украинцев» в землях Южной Руси. Рубеж появления относится примерно к XIV-XV векам.

Но если рассматривать вопрос без «очков» советской исторической школы (да и «украинской историографии»), можно понять, что этот аргумент ошибочен. Так, в СССР историки разрабатывали свои концепции в условиях жестко контролируемой официальной схемы истории Руси-России-СССР. Согласно ей, территорию т. н. Киевской Руси (название условное, данное по столице, сами жители этой державы свою страну так не называли – они её называли «Русь», «Русская земля») населяли не русские-русы, а некие «восточные славяне», из коих и выводили «три братских народа» - русский, украинский и белорусский.

Причём эту абсолютно ложную историческую схему подкрепили и политическими действиями. В паспортах зафиксировали национальность «украинец», создали отдельную «украинскую» ССР, закрепили за диалектной разновидностью единого русского языка официальный статус не только на территориях Малой России, но и в Новороссии, Крыму, Донбассе, Черниговщине, т. н. Слободской Украине, в тех областях, где мова не имела широкого распространения. Таким образом, у русских отняли Древнерусское государство, передав его мифическому народу «восточных славян», хотя в исторических источниках видно, что они себя называли «русы», «русский род», своих князей – «русскими князьями», свою землю – «Русской землей». Да и в византийских источниках есть их самоназвание – «росы», греческий вариант «русов». Таким образом, «профессиональные революционеры» заложили под знание русской государственности страшную «мину» - на государственном уровне был утверждён официальный статус УССР, «украинского языка», народа «украинцев», одним махом из Русского народа вырезали огромную его часть. Причём самостийники получили не только эти «подарки», они ещё получили огромные области, которые произвольно включили в «украинскую республику».

В принципе, действия политической верхушки Советской России понятны, значительная их часть (вроде Троцкого и Свердлова) была ставленниками «мирового закулисья» и отрабатывала схемы разрушения, расчленения Русского народа. Кроме того, «профессиональные революционеры» хотели строить «новый мир» фактически с нуля. Для этого было необходимо лишить русских исторической памяти и духовной связи со старой Россией. «Нового советского человека» было легче строить с «чистого листа», поэтому проклятое «царское прошлое» уничтожали старательно, переписывая историю в угоду своим политическим взглядам.

Выбросив русских из Древнерусского государства и Малороссии, идеологи марксизма-троцкизма-ленинизма оказали украинской самостийной интеллигенции огромную услугу, вдохнули в их мечтания новую жизнь.

Хотя если изучить историю Руси средних веков, то видно: не будь западные, южные русские земли оккупированы литовцами, поляками, венграми не было бы «украинского народа» и «украинского языка». Это отметил и исследователь А. Железный: «Не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка». Этот вывод можно сделать по тому факту, что главное отличие «мовы» от русского языка – это огромное число полонизмов, слов, заимствованных из польского языка. Поэтому можно сделать вывод, что «украинский язык» - это русско-польский диалект. И время начала возникновения этого диалекта совпадает с оккупацией юго-западных, западных русских земель литовцами и поляками. Русы, оказавшиеся во владениях Венгрии, Польши, Литвы (а затем Речи Посполитой – объединения Литвы и Польши), попали под сильнейшее политическое, хозяйственное, культурное, религиозное, языковое давление захватчиков. Начался процесс скрещивания местного русского и польского.

Политическая карта Восточной Европы в 1340—1389 годах.

Согласно одному из законов языкознания, при скрещивании двух языков никогда не образуется новый язык, а только некий средний. Всегда в итоге побеждает один язык. Поэтому по своей лексике «мова» постепенно стала превращаться в диалект польского языка. И только возвращение этих земель в состав Русского государства остановило этот процесс уже почти на полпути, когда русский язык в Южной Руси уже сильно ополячился, но ещё не успел стать полностью польским. Эту цену пришлось заплатить русским, попавшим под власть западных государств после развала единого древнерусского государства. Ликвидация иностранной оккупации Южной Руси положила и конец развитию «мовы».

После 1654 года – года воссоединения большей части южной и северной Руси (хотя и не всех земель – оставшиеся территории будут возвращены после разделов Речи Посполитой в 18 столетии), после прекращения давления польской власти начался обратный процесс, общерусский литературный язык постепенно вытеснял полонизмы. В процессе создания общерусского литературного языка большую роль сыграли выходцы из Малой России – Епифаний Славинецкий, Мелетий Смотрицкий, Семион Полоцкий, Арсений Сатановский, Феофан Прокопович и другие, они полностью игнорировали «мову» как явление искусственное, не имеющее самостоятельного значения.

Феофан Прокопович на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

События, происходящие в области «украинского языка» после 1991 года, полностью подтверждают ранее сделанные выводы. «Мова» получила возможность развиваться совершенно независимо, свободно, да ещё и при поддержке официального Киева. Тут же пошёл процесс внедрения новых «исконно украинских» слов, например: «спортовецъ» вместо «спортсмен», «агенцiя» вместо «агентство, «наклад» вместо «тираж», «полициянт» вместо «полiцейский» и мн. другие, естественн, источником «украинских» слов стал польский язык. Правда, иногда, когда польское слово звучит также как и русское, например «аэропорт» (пол. аeroport), приходится выдумывать новые слова – «лэтовыще». Также большая работа идёт по формированию «украинской» научной, технической, медицинской и другой терминологии. Это просто удивительный феномен, новая украинская элита, пытаясь создать «своё», в итоге скатывается к копированию польского языка. Можно сказать, духовная, интеллектуальная зависимость от Польши проявляется даже бессознательно в «украинстве».

Но вернёмся в средние века, можно сделать вывод о том, что 300-летняя польская оккупация над Южной Русью не изменила национальности, да и засорение языка полонизмами не превратило его в отдельный, особый «украинский язык», он и в середине 17 столетия остался русским. Особенности русского языка Южной Руси подтверждали тот факт, что образовался новый диалект русского языка, а не самостоятельный язык. Для русской филологической школы это секретом не было, так, профессор университета им. Св. Владимира в Киеве, автор фундаментального труда «Лекции по славянскому языкознанию» Т. Д. Флоринский отмечал: «Малорусский язык есть не более как одно из наречий русского языка… составляет одно целое с другими русскими наречиями». Этот факт целостности и единства русских наречий, принадлежащих к одной группе, «считается в современной науке истиной, не требующей доказательств». Отсюда он делал вывод, что жители Малой России «представляют не самостоятельную славянскую особь, а лишь разновидность той обширной славянской особи, которая именуется русским народом». Малороссы в языке, быте, характере, исторической судьбе имеют свои особенности, но при этом они часть «одного целого – русского народа».

Филолог-славист, этнограф, академик Петербургской АН И.И.Срезневский, перечисляя русские наречия – великорусское (северное), разделившееся на восточное (собственно великорусское) и западное (белорусское), малорусское (южное), также распадающееся на восточное (собственно малорусское), западное (русинское, карпатское) - делает следующий вывод: «.. все эти наречия и говоры остаются до сих пор только оттенками одного и того же наречия и ни мало не нарушают своим несходством единства русского языка и народа». Ему вторит профессор Б. М.Ляпунов: «В настоящее время русский живой язык делится на наречия великорусское, белорусское и малорусское. Причём названия эти простому народу неизвестны и употребляются только образованными людьми». Это мнения выдающихся ученых-филологов рубежа 19-20 столетий, т. е. ещё столетие назад говорить о «трёх братских народах» не приходилось – был единый Русский народ. Не было в природе и отдельного «украинского языка», понятно, что и более раннего периода в истории Русского народа «истории украины», «украинского народа», «украинского языка» неоткуда было взяться. Есть единая история Русского народа, и от того, что часть его земель попала под оккупацию, новые народы не родились.

Тимофей Дмитриевич Флоринский. Русский филолог-славист, историк, византинист, политический деятель, член-корреспондент Императорской академии наук (1898) по Отделению русского языка и изящной словесности, заслуженный ординарный профессор Императорского университета св. Владимира, доктор славянской филологии.

По этой же причине абсолютно ложна концепция «трёх ветвей» Русского народа, которую создала либеральная историография в XIX столетии. Эта «триада» не имела хождения в среде русских и появилась на свет только из-за чисто политических факторов. Навязывание «мовы» в качестве родного языка – это также политика. Плод усилий различных антирусских сил: от Ватикана и его орудия Варшавы до «пятой колонны» Российской империи в лице либеральной интеллигенции, самостийной интеллигенции Молороссии, «профессиональных революционеров» Советской России. Этим способом была, да в настоящее время ещё идёт этот процесс, дерусифицирована значительная часть населения юго-западной Руси. Причём война с Русскостью идёт самая настоящая, так, с 1991 года на Украине были закрыты тысячи русских школ, в 2000 году их было уже всего 10% от общего числа. В этот же период печатная продукция на русском языке была признана «информационной агрессией восточного государства», по закону Верховной Рады от августа 2000 года издания на русском языке были приравнены к изданиям «рекламного и эротического характера», на этом основании их обложили дополнительными поборами. Во Львове решением горсовета запретили даже песни на русском языке.

Причём, несмотря на это беснование, поддержку официальной власти и Запада, регулярные кампании украинских СМИ, практический результат ещё довольно не большой. Украинская мова не признается своим языком как минимум половиной населения Украины, по другим оценкам - до двух третей.

Четыре волны «украинизации»

И это после четырёх волн «украинизации» Малой (Южной) Руси: 1-я началась после Февральской революции 1917 года, но марионеточные «украинские» режимы - Рада, Гетманщина, Директория - были ограничены во времени, средствах, чтобы организовать широкомасштабное наступление против русского языка и культуры. Поэтому всё закончилось изданием деклараций, сменой вывесок в магазинах и учреждениях городов, где им удалось захватить власть.

2-я волна была более мощной, «профессиональные революционеры», большевики превратили малоросские губернии в «Украинскую Советскую Социалистическую республику» (УССР), дело «украинизации» пошло лучше – существовали даже «тройки по украинизации», сотни комиссий для этого же дела. Переводились на мову документы, вывески, газеты, журналы, даже разговаривать в госучреждениях по-русски запретили. Применялось запугивание, административный террор. Этот разгул русофобии и «украинизации» дал свои плоды, всего один пример: в русском городе Мариуполе к 1932 году не осталось ни одного русского класса. Эта вакханалия длилась до знаменитого 1937 года, когда наиболее оголтелые «украинизаторы» были отправлены в концлагеря, оказавшись в числе «врагов народа». После этого, хоть «украинизацию» и не отменили, она перешла в более спокойное русло.

Третья волна «украинизации» пришла с полчищами Гитлера. Немецкие оккупационные власти возродили самые смелые проекты «украинизаторов». Немцы закрыли все русские газеты, вместо них стали печатать только украинские, в местной администрации признавалась только «мова», людей, говоривших только на русском, изгоняли. Все подобные мероприятия осуществлялись на финансы Третьего рейха и при полной поддержке немецких специалистов. Гитлеру надо было любой ценой уменьшить число русских, чтобы максимально ослабить его возможности для сопротивления оккупантам. Фактически это была форма «мягкого» геноцида Русского народа: чем больше «украинцев» - тем меньше русских. В Берлине отлично помнили уроки Бисмарка:«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах Русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, … соединятся с друг другом, как частицы разрезанного кусочка ртути». Поэтому надо было не просто нанести России военное поражение, но и расчленить единый Русский народ, заставить его части враждовать друг с другом. Но Красная Армия положила конец мечтам самостийщиков о украинской «банановой» республике под протекторатом Третьего рейха.

Ещё одну волну «украинизации» попробовали запустить после гибели Сталина – при Хрущеве, но уже при Брежневе процесс заглох. А без государственной поддержке он был обречён на естественную смерть.

Четвёртую волну запустили после развала СССР, с созданием незалежной, самостийной Украины. К чему она привела? Малая Русь в настоящее время в очень тяжелом положении – возможность развала на две-три части (Запад, Юго-Восток и, возможно, Крым), территориальные претензии соседей, стремительное вымирание населения из-за социально-экономического геноцида, междоусобная грызня в украинской политической элите, деградация народного хозяйства, почти полная утрата вооруженными силами способности обеспечить национальную безопасность страны. Вывод: власть «украинской» элиты и «украинизация» Малой России в итоге её и погубят.

Мы же должны помнить – нет никакой отдельной «украинской истории», «украинского народа», «украинского языка», всё это выдумки врагов Руси, от Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, германских оккупационных властей в годы Первой и Второй мировой войн, нынешних прозападных элит, с целью раздробить Единый Русский народ, ослабить его.

Источники:Бунтовский С., Калашников М. Независимая Украина: крах проекта. М., 2010.Вернадский Г. В. Россия в средние века. М., 1997.Железный А. Происхождение русско-украинского двуязычия в Украине. Киев, 1998.Кожинов В. Итория Руси и Русского слова. М., 2001.Родин С. Отрекаясь от русского имени. Украинская химера. М., 2006.http://tainy.net/23078-tajna-proisxozhdeniya-ukrainskogo-naroda.htmlhttp://www.edrus.org/content/view/192/63/

topwar.ru

Кто придумал украинский язык | Sneg5.com

Украинский язык был искусственно создан в 1794 году

наша мова калинова

Шутки ради

Украинский язык был создан в 1794 году на основе некоторых особенностей южнорусских диалектов, бытующего и поныне в Ростовской и Воронежской областях и при этом абсолютно взаимопонимаемых с русским языком, бытующим в Центральной России. Создан он был путём нарочитого искажения общеславянской фонетики, при которой вместо общеславянских «о» и «ѣ» стали для комического эффекта применять звук «и»,  «хв» вместо «ф» а также путём засорения языка инославными заимствованиями и нарочно выдуманными неологизмами.

В первом случае это выразилось в том, что, например, конь, который звучит как конь и по-сербски, и по-болгарски, и даже по-лужицки, по-украински стал называться кiнь. Кот же стал называться кіт, а чтобы кота не путали с китом, кит стал произноситься как кыт.

По второму же принципу табуретка стала пiдсральником, насморк нежитью, а зонт – розчипіркой. Потом уже советские украинские филологи заменили розчипірку на парасольку (от французского parasol), табуретке вернули русское название, поскольку пiдсральник звучал не совсем прилично, а насморк так и остался нежитью. Но в годы незалэжности общеславянские и международные слова стали заменять на искусственно созданные, стилизованные под простанародные лексемы. В результате акушерка стала пупорезкой, лiфт – підйомником, дзеркало – люстром, процент – відсотком, а коробка передач – скринькой перепихунців.

Что же касается систем склонения и спряжения, то последние были просто заимствованы из церковно-славянского языка, выполнявшего до середины 18-го столетия функцию общего литературного языка для всех православных славян и даже у валахов, впоследствии переименовавших себя в румын.

Первоначально сфера применения будущего языка ограничивалась бытовыми сатирическими произведениями, высмеивающими безграмотную болтовню маргинальных социальных слоёв. 

Изобретатель малороссийского наречия Иван Петрович Котляре́вский

 

Иван Петрович КотляревскийИван Петрович Котляре́вский (29 августа (9 сентября) 1769, Полтава — 29 октября (10 ноября) 1838, там же).

Первым, кто синтезировал так называемый малороссійскій языкъ, был полтавский дворянин Иван Котляревский. В 1794 году Котляревский ради хохмы создал своего рода йазык падонкафф, на котором он написал шутливое переложение «Энеиды» величайшего ветхоримского поэта Публия Вергилия Марона.

«Энеида» Котляревского в те времена воспринималась как макароническая поэзия — род шуточных стихов, созданных по принципу, сформулированному тогдашней франко-латинской пословицей «Qui nescit motos, forgere debet eos» — кто не знает слов, должен их создавать. Именно так и создавались слова малороссийского наречия. 

Изобретатель «сибирского языка» Ярослав Анатольевич Золотарёв

Ярослав ЗолотарёвСоздание искусственных языков, как показала практика, доступно не только филологам. Так, в 2005 году томский предприниматель Ярослав Золотарёв создал так называемый сибирский язык, «которой идьот ешшо со времьов Великово Новгорода и дошедшы до нашенских дньов в нареччах сибирсково народа».

На этом псевдоязыке 1 октября 2006 года был даже создан целый раздел Википедии, насчитывавший боле пяти тысяч страниц и удалённый 5 ноября 2007 года. В плане содержания проект был рупором политически активных нелюбителей «Этой Страны». В результате каждая вторая статья СибВики представляла собой неиллюзорный шедевр русофобского троллинга. Например: «Опосля большевицка переворота большевики издеяли Центросибирь, а потом и вовсе приткнувшы Сибирь до Россеи». К этому всему прилагались стихотворения первого поэта сибирского говору Золотарёва с говорящими названиями «Москальска сволочь» и «Москальски вы..дки». Пользуясь правами админа, Золотарёв любые правки откатывал как написанные «на иностранном языке.

Если бы эту деятельность не прикрыли в самом зародыше, то уже сейчас мы бы имели движение сибирских сепаратистов, внушающих сибирякам, что те являются отдельным народом, что не следует кормить москалей (несибирские русские на этом языке назывались именно так), а следует самостоятельно торговать нефтью и газом, для чего надо учредить под патронажем Америки независимую сибирскую державу. 

«Укров» изобрёл Тадеуш Чацкий

Идея создания на основе языка, придуманного Котляревским, отдельного национального языка была сначала подхвачена поляками – бывшими хозяевами украинных земель: Уже через год после появления «Энеиды» Котляревского Ян Потоцкий призвал называть земли Волынши и Подолии, недавно вошедшие в состав России словом «Украина», а народ их населяющий, именовать не русскими, а украинцами. Другой поляк, граф Тадеуш Чацкий, лишённый имений после второго раздела Польши, в своём сочинении «O nazwiku Ukrajnj i poczatku kozakow» стал изобретателем термина «Укр». Именно Чацкий произвёл его от какой-то никому до него не ведомой орды «древних укров», вышедшей якобы из-за Волги в VII столетии.

укры выкопали Черное море

Одновременно польская интеллигенция начала предпринимать попытки кодификации языка, изобретённого Котляревским. Так, в 1818 году в Петербурге Алексеем Павловским была издана «Грамматика малороссійскаго наречія», но на самой Украине эта книжка была вспринята в штыки. Павловского ругали за внедрение польских слов, называли ляхом, и в «Прибавленіяхъ къ Грамматике малороссійскаго наречія», вышедших в 1822 году, он специально написал: «Я божусь вамъ, что я вашъ единоземецъ». Главным нововведением Павловского стало то, что он предложил писать «i» вместо «ѣ» дабы усугубить начавшие было стираться различия между южнорусским и среднерусским диалектами.

Но самым большим шагом в пропаганде так называемого украинского языка стала крупная мистификация, связанная с искусственно созданным образом Тараса Шевченки, который, будучи неграмотным, на самом деле ничего не писал, а все его произведения были плодом мистификаторского труда сначала Евгения Гребёнки, а потом Пантелеймона Кулиша.

Австрийские власти рассматривали русское население Галиции как естественный противовес полякам. Однако в месте с тем они боялись, что русские рано или поздно захотят присоединиться к России. Поэтому идея украинства была для них как нельзя более удобна – искусственно созданный народец можно было противопоставить и полякам, и русским.

Первым, кто начал внедрять в умы галичан новоизобретённое наречие, стал греко-католический каноник Иван Могильницкий. Вместе с митрополитом Левицким Могильницкий в 1816 году при поддержке австрийского правительства приступил к созданию начальных школ с «местным языком»  в Восточной Галиции. Правда, пропагандируемый им «местный язык» Могильницкий лукаво называл руським.

Помощь австрийского правительства Могильницкому главный теоретик украинства Грушевский, также существовавший на австрийские гранты, обосновывал так:

«Австрийское правительство в виду глубокого порабощения польской шляхтой украинского населения изыскивало способы поднять последнее в общественном и культурном отношении».

Отличительной особенностью галицко-русского возрождения является его полная лояльность и крайний сервилизм по отношению к правительству, а первым произведением на «местном языке» стало стихотворение Маркияна Шашкевича в честь императора Франца, по случаю его именин.

8 декабря 1868 года во Львове под эгидой австрийских властей было создано Всеукраїнське товариство «Просвіта» імені Тараса Шевченка.

Чтобы иметь представление о  том, каким был настоящий малороссийский диалект в 19-м веке, можно прочесть отрывок тогдашнего украинского текста:

«Читая благозвучный текстъ Слова, не трудно замѣтити стихотворный розмѣръ его; для того старался я не только по внутренной части исправити текстъ того же, но такожь по внѣшной формѣ, по возможности, возстановити первоначальный стихотворный складъ Слова».

Евреи пошли дальше укров

Общество задалось целью вести пропаганду украинского языка среди русского населения Червоной Руси. В 1886 году член общества Евгений Желеховский изобрёл украинскую письменность без «ъ», «э» и «ѣ». В 1922 году эта письменность Желиховка стала основой для радяньского украинского алфавита.

Стараниями общества в русских гимназиях Львова и Перемышля преподавание было переведено на изобретённый Котляреским ради хохмы украинский язык, а воспитанникам этих гимназий стали прививаться идеи украинской идентичности.  Из выпускников этих гимназий стали готовиться учителя народных школ, несшие украинство в массы. Результат не заставил себя ждать – до распада Австро-Венгрии удалось вырастить несколько поколений укроговорящего населения.

 

Лейзер-Ицхок ПерельманЛейзер-Ицхок Перельман, взявший себе псевдоним Элиэзер Бен-Йехуда.

Этот процесс происходил на глазах галицийских евреев, и опыт Австро-Венгрии был успешнно ими использован: подобный же процесс искусственного внедрения искусственного языка был проделан  сионистами в Палестине. Там основную массу населения удалось заставить говорить на иврите – языке, изобретенном лужковским евреем Лазарем Перельманом (более известен как Элиэзер Бен-Йехуда, ивр. ‏אֱלִיעֶזֶר בֶּן־יְהוּדָה).

В 1885 году иврит был признан единственным языком преподавания некоторых предметов в иерусалимской школе «Библия и труд». В 1904 году Союз взаимопомощи немецких евреев Хильфсферайн основал . первую в Иерусалиме учительскую семинарию для преподавателей иврита.  Широко практиковалась ивриизация имён и фамилий. Все Моисеи стали Моше, Соломоны – Шломо. Иврит не просто усиленно пропагандировался. Пропаганда подкреплялась тем, что с 1923 по 1936 годы по подмандатной англичанам Палестине шныряли так называемые отряды защиты языка Гдут Мегиней Хасафа (גדוד מגיני השפה), которые били морды всем говорящим не на иврите, а на идише. Особо упорным морды били до смерти. В иврите не допускается заимствование слов. Даже компьютер в нём не קאמפיוטער, а מחשב, зонт не שירעם (от немецкого der Schirm), а מטריה, а акушерка не אַבסטאַטרישאַן, а מְיַלֶדֶת – почти как украинская пупорезка. 

7 фактов об украинском языке, которые украинцы считают неоспоримыми

(взято с ураинского сайта 7dniv.info)

Украинский Алфавит

1. Древнейшее упоминание об украинском языке датируется 858 годом. Славянский просветитель Константин (Кирилл) Философ, описывая свое пребывание в крымском городе Херсонесе (Корсуни) во время путешествия из Византии до хазар, отмечает, что: «Чловька обргать глаголюща руською беседою». А впервые украинский язык был приравнен к уровню литературного языка в конце XVIII века после выхода в 1798 году первого издания «Энеиды», автором которой является Иван Котляревский. Именно его и считают основателем нового украинского литературного языка.

украинская мова2. Древнейшая в Украине грамматика под названием «Граматіка доброглаголиваго еллино-словенскаго языка» была издана Ставропигийской типографией Львовского братства в 1651 г.

3. Во 2-й половине XIX в. с гражданского алфавита в Украине выпали буквы ы, ь, е, ъ; по разным звуками закрепились буквы и і.

4. Византийский путешественник и историк Приск Панийский 448 г., находясь в лагере гуннского вождя Аттилы, на территории современной Украины записал слова «мед» и «страва», это упоминание о самых первых Украинских слова.

5. Основой современной системы правописания стала орфография, применена Б. Гринченком в «Словарі української мови» в 1907 — 1909 г.г.

6. «Наиболее украинной» буквой, то есть не применяемой в алфавитах других народов, является «г». Этот прорывной звук различными способами обозначали в украинском письме по крайней мере с XIV в., а от 1619 ведет родословную в украинском алфавите буква г, которую как разновидность греческой «гаммы» впервые ввел в своей «Граматиці» М. Смотрицкий.

7. «Самой пассивной», то есть реже всего применяемой буквой украинского алфавита, есть «ф». 

«Йазык падонкафф» или «кто не знает слов, должен их создавать»

Как видим, сами украинцы признают, что нынешнюю «ридну мову» придумал в конце XVIII века Иван Котляревкий, но умалчивают о шутливом её создании путём нарочитого искажения общеславянской фонетики и засорения языка инославными заимствованиями и нарочно выдуманными неологизмами вроде пiдсральника.

Современные укрофилологи умалчивают также, что «Энеида» Котляревского в XVIII веке воспринималась именно как макароническая поэзия — род шуточных стихов. Сейчас же её преподносят как эпическое произведение малороссов.

О том, почему буква «ф» стала самой малоупотребляемой в украинском новоязе, никто вообще не заикается. Ведь Котляревский в новоизобретённом малоросском языке заменил звук «ф» на «хв» исключительно для комического эффекта.

Эх, знал Иван Петрович, какую хрень выдумал… Впрочем, он ещё при жизни ужаснулся, когда узнал, к чему привели его лингвистические выкрутасы. Невинная шутка полтавского дворянина стала страшным сном наяву. 

Украина готовится перейти на латиницу

украинская латиница

 

Сергей КвитСергій Миронович Квіт

Министр образования и науки Украины Сергей Квит, член блока Петра Порошенки и участник праворадикальной украинской националистической организации «Тризуб» имени С. Бандеры рассказал в одной из частных бесед, что в скором времени Украина перейдёт на латинскую графику. По мнению министра, такое решение приведёт к  значительной экономии бюджетных средств в святи с тем,  что не придется изменять интерфейсы компьютеров, мобильных телефонов, смартфонов и другой техники не придется модифицировать под кириллицу.

Также введение латиницы в Украине значительно упростит пребывание в стране иностранных туристов и сделает его более комфортным, и, следовательно, будет способствовать притоку туристов из Східної Європи.

Надо сказать, что проект перехода на латиницу был предложен ещё при Януковиче. Автором законопроекта был тогда депутат с характерной фамилией Латынин.

sneg5.com

Откуда взялся украинский язык? | Украина | ИноСМИ

Сначала в Facebook появился плакат, подписанный организацией «Донбасская Русь» с заголовком: «Изучаем украин… извините, польский язык». И пары слов, практически идентичных в польском и украинском, но отличающихся в русском: польское «aby», украинское «аби», русское «лишь бы». Польское «amator», украинское «аматор» и русское «любитель». Польское «bielizna», украинское «білизна» и русское «белье».

В ответ быстро появился другой плакат - «Изучаем московский диалект польского языка» с аналогичными парами слов: польское «człowiek», русское «человек» и украинское «людина»; польское «samolot», русское «самолет» и украинское «літак»; польское «granica», русское «граница» и украинское «кордон».

Это можно воспринимать как шутку, в ответ на которую прозвучала другая шутка. Неизвестно, действительно ли к делу имеет отношение «Донбасская Русь» - на ее сайте нет ни слова о «проекте изучения украинского языка». Однако фоном служит здесь конфликт вокруг статуса русского языка на Украине и нежелание украинских русских учить «государственный язык».

«Я двуязычная, конечно, если не считать знание польского. Украинский и русский я знаю одинаково хорошо. Но в центральных районах Украины самое младшее поколение, школьники, владеет русским очень слабо, - говорит учительница Лариса Верминская – руководитель польской организации в Бердичеве. - А то, что украинский язык действительно очень близок к польскому, это бесспорно. Украинцам проще понять, когда в польском языке пишется буква "ż", а когда сочетание "rz" (произносящиеся одинаково – прим. пер.): в украинских словах "ż" остается (например, żaba - жаба), а "rz" меняется на «р» (wierzba - верба)».

«Нет ничего удивительного, что в польском и украинском языках встречается много сходных слов, - объяснил в беседе Rzeczpospolita историк Константин Бондаренко из киевского Института украинской политики. – Вплоть до начала XX века поляки были самыми многочисленными после украинцев жителями правобережной Украины. Польская шляхта в 60-е годы XIX века сыграла важную роль в формировании национального самосознания моих соотечественников. Значительная часть украинских земель принадлежала ко II Речи Посполитой. Так что у нас есть общие слова и много общих песен. Польские выражения мы можем также обнаружить в белорусском и литовском языках».

Но националистически настроенные россияне видят это дело совсем иначе. На YouTube можно посмотреть фильм «Правда о происхождении украинского языка». Во-первых: название «Украина» придумали поляки, поскольку эти земли называли «малорусскими». Также поляки придумали религиозных коллаборантов – униатов, а самих украинцев придумал австро-венгерский Генштаб во время Первой мировой войны, чтобы отделить часть русских земель от России. Украинский язык создал Михаил Грушевский (президент Украины в 1918 г. - Rzeczpospolita) – русский, за австрийские деньги.

Есть и другие подобные фильмы. Например, «Рождение украинского языка», в котором академик Николай Левашов убеждает, что украинский является просто диалектом русского языка. Есть и разные интернет-сайты, где доказывается, например, что знаменитый украинский поэт Тарас Шевченко писал не по-украински, а по-русски.

По мнению львовского публициста Антона Борковского, интернет все чаще используется как инструмент дезинформационной войны против Украины. «Это новое явление в нашей политике. В сети появляется все больше комментариев нанятых экспертов, которые делают абсурдные заявления на тему истории Украины или надлежащего "места украинцев" в Европе и мире», - пояснил он Rzeczpospolita, подчеркнув, что в эти игры начали втягивать Польшу и поляков. «А проверить, чьи это теории - настоящих или лже-экспертов - невозможно, потому что автор размещаемой информации часто остается анонимным», - добавляет Борковский.

Украинские историки и лингвисты придерживаются по поводу языка совсем иного мнения, чем их российские коллеги. Александр Паль доказывает, что многие имена русских князей в древних хрониках были записаны в украинском звучании, например, Олена, Данило, Михалко. Язык, на котором говорили в Киевской Руси, был близок к сегодняшнему украинскому и использовался, например, в княжеских сводах законов.

Мирослав Повович, Киево-Могилянская академия: «На русскоязычном востоке Украины, в Донбассе, в Крыму и Одессе, появляется много книг и журналов с тезисами, что украинский язык – это сельский диалект русского языка или результат влияния польского языка на русский. Так можно было писать в XIX веке, но не сейчас, когда мы изучили историю этих трех языков – украинского, польского и русского. Серьезные люди не видят тут места для дискуссии. Однако нужно признать, что проблемы с украинским языком на Украине остаются: он слабо охраняется, а политика нынешних властей в этом направлении нейтральна либо враждебна. Многие представители украинских властей демонстративно пользуются русским, говоря, что этого требуют от них избиратели. Нерешенным остается также вопрос признания регионального статуса русского языка там, где проживает многочисленное русское меньшинство, что помогло бы снизить общественное напряжение».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru