Не потянем. В ВСУ признали неспособность Украины вести войну против России. Украина против россии кто победит


Почему Украина победит в российско-украинской войне: andreistp

C5mU5LXXEAAbX2yИнформационное сопровождение агрессии – основной элемент необъявленной войны и это прочувствовала на себе не только Украина, но Европа, Штаты и многие другие. Поэтому все активно занялись разработкой средств противодействия российским средствам дезинформации, которые наводнили многие страны мира. Ясно, что наши инструменты должны быть самыми острыми и мощными, ибо мы находимся уже в состоянии горячей войны с Россией и потому – должны давать самый жесткий и решительный отпор противнику.

Нельзя не заметить, что Украина, как государство и как общество, претерпела существенные изменения в самый короткий исторический срок. Собственно говоря, за годы независимости наша государственность оценивалась по кулинарным стандартам: ни рыба, ни мясо. Мы ушли в иллюзию странного нейтралитета и какой-то непонятной «дружбы» с Россией, которая у нас на глазах точила нож для нашей же глотки, а мы даже помогали ей в этом нужном деле. Так что государство плыло по течению «внеблоковости», а общество настолько потеряло ориентиры, что уже с трудом идентифицировало себя как украинцев.

И вот прошло три года, за которые мы прошли невероятный путь. Да, еще много осталось аморфных и безразличных сограждан, а часть из них – осталась частью уже протухшего совка. Тем не менее, в любом обществе основной тренд задают 10-20% активной части населения и его настроения определяют направление движения всей массы народа. Так вот, эта лидирующая часть оказалась настолько заведенной, что последствия этого будут ощущаться десятилетиями.

В принципе, украинцы были довольно инертны и миролюбивы. Даже воюя, и хорошо воюя, в составе российской или автро-венгерской армии, а то и в армии османской империи, сами никогда не инициировали войн и конфликтов, избегая кровопролития до самой последней возможности.

Путин и его поклонники сделали с нами то, чего мало кто мог сделать. Три года зря не прошли. Украинцы серьёзно взялись за оружие. А все, за что они берутся, становится очень серьезным и умелым инструментом. Мы хорошо строим, хорошо выращиваем хлеб, но и воюем мы тоже хорошо, только все время – за кого-то, а вот теперь – за себя. Так вот, Путин разбудил умелого, сильного, умного и кровожадного хищника.

ukraina-pobedit

Россия оказывала жесткое информационное давление, почти не встречая отпора, а теперь – получит не только отпор, но и будет получать ответные удары.

Между прочим, указ о защите информационного пространства совпал с выпуском офицеров и сержантов из соответствующих училищ. Наиболее интересен – выпуск сержантов. Здесь за образец взяты стандарты армии США, где статус сержанта неимоверно высок и совершенно несравним со статусом сержанта в совковой армии. Национальная академия сухопутных войск произвела выпуск профессиональных сержантов, которые усилят и без того набирающую обороты армию. Украина больше никогда не будет иметь жалкого подобия армии.

Уже сейчас фактически свершилось то, чего просто невозможно представить. Практически вся армия, и уж точно – вся действующая армия укомплектована на профессиональной основе. Мы имеем контрактную армию, с очень серьезным, обстрелянным резервом. Войска, стоящие в тылу, пополняются выпускниками учебных заведений как Украины, так и прошедшими подготовку за рубежом военными специалистами. Сами подразделения не вылазят с полигонов и учений. Армия уже начинает играть мышцами, а ее ударная составляющая – рвется в бой. Те, кто пока стоит с той стороны разграничения, еще не видели этих войск, но обязательно увидят. И тогда им следует смотреть очень внимательно, ибо такой войны, к которой они привыкли – не будет, и надо будет успеть заметить хоть что-то перед тем, как смотреть уже будет нечем.

Вот эта куча клоунов, которые называют себя «армейскими корпусами» уйдут на фарш так быстро, что многие даже не успеют застрелиться. Но это еще не все. Попочленцам следует знать, что наступления ВСУ ждет столько людей, что они себе этого даже не представляют. Причем, эти люди ждут не просто освобождения от оккупации, но сигнала к тому, чтобы отплатить за все то, что оккупант у них отнял за это время. Многие наши, находящиеся в оккупации, уже готовы к «ночи длинных ножей». Так что, когда начнется наступление, прятаться будет негде. Местные жители уже знают, кого пустят в расход еще до того, как наши войска полностью восстановят контроль над их местностью. Люди уже запаслись всем необходимым и ждут.

Да, мы милитаризировались и милитаризируемся дальше. Причем, делаем мы это не абстрактно. Мы знаем, кто наш враг и большей части нас не нужны пленные оккупанты. Насколько мы изменились за эти три года они скоро узнают. Мы такими не хотели быть, но уже стали и этого ничего не изменит, кроме смерти последнего оккупанта.

ukraina-protiv-rossii

Мы часто слышим формулу о том, что проблема Лугандона не имеет военного решения и наверняка – понимаем почему это говорится. Основа этого утверждения базируется на том, что если не военной силой решать вопрос оккупации, то остаются переговоры. Но как мы видели выше, этот вариант может работать в любой другой ситуации, но не в нашей. Россия никогда не выполняет договоренностей, а после того, как она их нарушает, выдвигает различные теории оправдания. Те, кто в это вникает – заведомо теряет время, деньги и жизни. Это проверено опытным путем.

Граждане, которые считают, что с Россией можно договориться, должны учитывать один объективный момент. Она будет выполнять обещания только на грани краха и то – временно, пока не наберется сил, а потом- нарушит их, не моргнув глазом. Поляки, Литовцы, Латыши, Эстонцы и Финны легко это подтвердят на собственном опыте. С Россией можно договариваться в тот момент, когда она балансирует над пропастью и то лишь для того, чтобы удобнее врезать ей пендаль для быстрейшего полета в пропасть. Все остальные варианты – не имеют смысла.

О чем мы можем договариваться с Россией, если каждый из таких договоров заканчивался для Украины трагедией? Достаточно вспомнить то, о чем договорился с московитами Богдан Хмельницкий, и что из этого получилось. Если этого недостаточно, то вспоминаем кучи бумажек, подписанных Украиной с большевиками и чем это обернулось.

Говорят, что один раз это – случайность, два – совпадение, а три – закономерность. Так вот, в 1991 году был подписан документ, по которому Россия обязалась соблюдать и уважать суверенитет Украины. А по будапештскому меморандуму Россия обязалась даже гарантировать нашу территориальную целостность, что это нам принесло – видим прямо сейчас. Поэтому любая договоренность с Россией – ничтожна с момента ее подписания, ибо Россия всю свою историю демонстрирует стабильную невменяемость и не договороспособность. Это есть одно из ее главных особенностей и черт. Поэтому договариваться с Россией о чем угодно и ожидать, что она будет выполнять взятые на себя обязательства, может либо совершенно глупый деятель, либо тот, кто именно переговорами тянет время для того, чтобы решить вопрос более действенными средствами.

Таким образом, мы считаем, что вопрос Лугандона и Крыма не имел, не имеет и не может иметь не военного решения. Небольшая возможность могла бы появиться, если бы Россия летом-осенью 2014 года уже выскочила на мель и начала бы трещать. Вот тогда бы ей стало не до оккупированных территорий и можно было все решить почти без крупных баталий. Для этого нужно было просто вырезать и выстрелять шушеру типа Гиркиных, Бесов и прочих Ходаковских, а дальше все решилось бы в рабочем порядке. Сейчас ситуация гораздо более сложная. Уже слишком много деятелей с той стороны вмазались в кровь, которая не прощается. Им уже трудно претендовать даже на пожизненный срок, и они подлежат ликвидации. Надо смотреть правде в глаза и понимать, что многие наши военные имеют свой личный счет и остановить их не сможет никто и ничто. Мало того, на той стороне осталось достаточно много патриотов, которые за три года превратились в сжатые пружины, и они таки разожмутся, сметая самую одиозную сволочь. Она, эта сволочь, прекрасно понимает, что ее ждет, если Россия не даст им возможности смыться.

Никакие гарантии их не спасут. Даже если допустить, что нынешний президент попишет им амнистию, последующий ее обязательно дезавуирует прямо или косвенно и сволочь уйдет под пресс. Между прочим, если таковая амнистия состоится, то на следующих выборах это станет черной меткой для президента, подписавшего ее и билетом на кресло для его конкурента. Надеюсь, это всем понятно. В свою очередь, боевики это понимают и будут вкладываться в именно в процесс переговоров, а не в реализацию договоренностей. Завершение переговоров – приговор.

Именно по этой причине только военное решение сможет окончательно поставить точку в этой войне. Таким образом, следует понять важный аспект, который все более явственно проступает в последние пару месяцев. Примерно до лета-осени 2016 года сам процесс переговоров в Минске был выгоден Украине в плане затягивания времени военной фазы операции освобождения. Достаточно сказать о том, что уровень переговоров в Минске – как бы важные деятели, как бы говорящие от имени. Грубо говоря, Россия там топырила пальцы, а наши – культурно их посылали, не нарываясь на большую драку. Ни одно решение, принятое в Минске, не имеет никакой юридической силы без соответствующего утверждения соответствующими органами власти. То есть Минск – переговоры ни о чем. Из них можно выйти так же легко, как из кабинки сортира. России было неудобно выходить оттуда потому, что санкции мягко, но неприятно сжимают горлышко, а мы не выходили из Минска потому, что альтернатива – военное решение, к которому мы были не готовы. Но вот с конца осени минувшего года Минск стал более нужен противнику, чем нам. Мы уже готовы к драке и с каждым месяцем эта готовность растет все более внушительными темпами.

andreistp.livejournal.com

Не потянем. В ВСУ признали неспособность Украины вести войну против России

Украина "не потянет" войну с Россией, заявил один из старших офицеров штаба операции Объединенных сил (ООС). В армии понимают, что вооруженные силы Украины не способны вести боевые действия против российских войск, пишут украинские СМИ.

По словам украинского военного, в случае вооруженного столкновения с Россией, ни государство Украина, ни украинская "самая сильная в Европе армия", "не потянут" такую войну, из-за того, что у Украины просто нет столько боеспособных подразделений, чтобы вести полноценные боевые действия с Россией. Кроме того, он добавил, что у Киева нет достаточных сил на границах Харьковской, Черниговской или Сумской областей.

Он заявил, что в преддверии выборов президента Украины, Порошенко и близкие к нему генералы постоянно носятся с идеей нанести быстрый удар на одном из участков фронта и одержать пусть локальную, но победу и с военной точки зрения это возможно. Если ВСУ сконцентрирует все силы и подтянет резервы, то возможно и возьмет, например, Горловку, но все здравомыслящие офицеры и генералы понимают, что если Россия ответит и атакует Украину с других направлений, или хотя бы снова поможет ЛДНР войсками, как в 2014 году, то все закончится катастрофой. Это будет похоже на ситуацию в августе 2008 года в Южной Осетии, когда Саакашвили атаковал Цхинвали, а потом зашла российская армия и грузины чуть было всю страну не потеряли. Поэтому большинство офицеров штаба против подобных планов, но никто не может предсказать, что придет в голову большому начальству исходя из политической целесообразности накануне выборов.

В отношении "настоящей войны" с Россией высказался и экс-главнокомандующий ВМС Украины Сергей Гайдук, который заявил, что в войне на море у ВМС Украины против России никаких шансов нет. Он пояснил, что если Россия применит "Калибры" и боевую авиацию, то будет "как в Сирии", где Россия с эффективностью уничтожала террористов. Кроме этого, у России имеется сильный военно-морской флот, который постоянно пополняется новыми боевыми кораблями, в отличие от украинского.

topwar.ru

Почему Украина победит в войне против России и что для этого нужно

Три тысячи лет военной истории подтверждают одну бесспорную аксиому: независимо от численности войск, их боевой подготовки, военной организации или технических преимуществ, побеждают те, кто наиболее последовательно и с полным самопожертвованием проявляют несгибаемую волю к победе.

Воля к победе имеет совершенно конкретную цель – уничтожение врага.

Когда противник начинает осознавать, что определенная им цель военных действий не оправдывает жертв и цену войны, – он проиграл. С падением боевого духа теряется его мобилизационный и синергетический эффект, и чтобы минимизировать последствия военного краха, противник вынужден искать пути заключения мира.

Эта аксиома имеет и свою обратную сторону: нация, оказавшаяся в состоянии войны, (независимо от того, какая из воюющих сторон выступала агрессором) и определившая целью военных действий не уничтожение врага, а заключение мира (не путать с возвращением к ситуации ante bellum), практически закономерно рано или поздно присоединится к позорному исторического ряду проигравших.

Нация, которая отрекается от своей воли к борьбе, – со временем теряет свою волю к власти, волю к независимости. Она перестает быть государством и становится усеченной аббревиатурой чужой истории, объектом волевого назначения другой нации.

На войне или уничтожай врага, или враг уничтожит тебя

Между этими двумя непримиримыми полюсами нет "золотой середины". Собственно, история нам подсказывает, что каша как раз в головах тех, кто отчаянно пытался такую середину найти, когда над их нацией нависла смертельная опасность. В истории немало "чемберленов", но, за исключением бывшего британского премьер-министра, она их забывает. Сейчас мы наблюдаем, как эту "золотую середину" пытаются найти украинские лидеры. Все чаще слышим пафосные заявления "Украина не хочет войны. Украина хочет мира". Это в ситуации, когда страна более года находится в фактическом состоянии войны с Россией.

Одними из наиболее слабых российских военных звеньев являются так называемые "ополченцы", "сепаратисты", "террористы". Если называть вещи своими именами, это – граждане Украины, которые предали свою Родину и перешли на сторону военного агрессора. Формально Украина проводит "антитеррористическую операцию", хотя соответствующий закон, регламентирующий проведение такой операции, касается кратковременных высокоточных целевых действий военного, разведывательного или полицейского характера. Мы ведем переговоры с "террористами", заключаем с ними временные соглашения о перемирии и проводим обмен пленными.

При этом согласны привлекать к этим переговорам на правах третьих лиц не только страны Запада, но и Российскую Федерацию – страну, которую уже назвали "военным агрессором". Какой статус этих "третьих сторон", когда есть правило – с террористами нельзя вести переговоры? Ладно, Германия и Франция выступают в роли "миротворцев" или "международных регуляторов конфликта". Что на этих "переговорах" делает Россия? Она тоже в статусе "миротворца"? После того, как признана нами страной-агрессором?

Напрашивается вывод: наше согласие на участие России со статусом "международного регулятора" свидетельствует о том, что руководство нашего государства следует двум ложным стратегическим постулатам. Первый – Украина не способна победить в войне с Россией. Второй – наша цель не уничтожение врага, а заключение мира с агрессором как единственный способ его остановить. То есть мы уже априори проиграли.

Дальше. В начале текущего года так называемые "боевики" обстреляли пассажирский автобус под Волновахой. Результат – десятки погибших среди гражданского населения. После чего в столице и в других городах Украины прошел ряд протестных акций под названием "Je suis Volnovakha" (по примеру французских акций протеста "Je suis Charlie" после теракта в Париже), в которых принимали участие представители украинской власти. После Волновахи "Градами" были обстреляны Мариуполь и Краматорск. И снова – десятки жертв. Называть эти трагические события терактами может лишь тот, кто упорно и цинично хочет верить в ничем не обоснованную идеологему о том, что на Донбассе мы боремся с масштабной волной терроризма. Цинизмом выглядят сравнения событий на Востоке с террористическим нападением, совершенным двумя братьями на редакцию французского сатирического журнала. Можно говорить, что террористы сбивают самолеты или самолетами наносят удары по коммерческим центрах своих врагов. Однако никак нельзя называть террористами тех, кто в течение года ведет полномасштабные боевые операции практически из всех видов оружия, использует (в том числе против мирного населения) "Грады" и "Торнадо", реактивные ракеты и минометы, танки и гранатометы, кто воюет полноценными боевыми подразделениями вышколенных бойцов и спецназовцев.

Modus operandi террористов – это одноразовые точечные удары по уязвимым местам с целью посеять страх и панику. Террористы не сметают с лица земли целые города и села, тем более на территориях "собственных республик". Так ведет себя только оккупант. И это – ВОЙНА. На Донбассе нет каких-то национально аморфных "боевиков", "террористов", "казаков" или, тем более, "преступных бандформирований". На Востоке не идет какая-то "гибридная", прикрытая или квази-война. Украине угрожает не терроризм. Украине смертельно угрожает Россия. Мы не воюем с какими-то "кремлевскими" или "путинским" отрядами. Мы воюем с российскими вооруженными силами и своими предателями, имеющими поддержку русской нации.

Поэтому дискуссии "АТО или военное положение" лишены всякого смысла. Руководство государства демонстрирует незаурядные способности в выдумывании различных аргументов в пользу сохранения формального статуса АТО, хотя даже формальный (то есть законом предусмотренный и регламентированный) переход к военному положению способен существенно усилить координационную военную составляющую и позволит эффективнее применять элементы "объединенного оружия" (combined arms). Однако дело не в формально-нормативных параметрах, в которых проводится (с нашей стороны), по сути, оборонительная операция на Востоке.

Дело в подходах к мобилизации нации. Отец военной стратегии Сунь Цзы некогда писал: "Уберечь себя от (военного) краха в наших руках". Невозможно одолеть народ, который упорно отказывается признавать поражение, который ни при каких обстоятельствах не отрекается от своей воли к борьбе, воли к власти, свободы и независимости. Для того чтобы установить минимальный, хрупкий, по сути – колониальный порядок над такой нацией-воином, нужно принести такие жертвы и заплатить такую высокую цену, которые не будут соответствовать определенным целям военной агрессии.

Несмотря на превосходящую военную мощь России, Украина способна победить в этой войне

Для этого, прежде всего, нужно, чтобы высшее руководство государства начало общаться со своим народом не полуправдами, а откровенно, честно и искренне. Украина – в осаде. На нас движется дикий варвар, для которого не существует ни моральных барьеров, ни канонов международного права. Он стремится к восстановлению империи, утраченной после развала СССР, за счет уничтожения нашей государственности и превращения Украины в свою колонию. Чтобы противостоять этому, нужна полная мобилизация нации и всех её сил. Украина сейчас нуждается не в политиках, а в государственных мужах, которые готовы вести её к Победе, которые готовы разбудить её гнев и отомстить за пролитую кровь Героев. Украине нужны не "чемберлены" – она ждет своих Черчиллей и де Голлей, которые способны возглавить Résistance и превратить его в нашу Reconquista. Сегодня как никогда нужны Лидеры с великим видением, а не политики с карликовым историческим мировоззрением.

Следующее: командование наших Вооруженных сил должно разработать эффективный и всеобъемлющий план проведения того, что военные тактики называют "оборонительной операцией". Следует сразу акцентировать, что это отнюдь не означает сидеть в окопах, соорудив по линии фронта укреппункты, и ждать очередного наступления врага. В своем блоге Джон Р. Шиндлер (американский стратег, преподаватель и бывший сотрудник Национального агентства безопасности США – National Security Agency) недавно писал, что Украина должна усвоить уроки войны в Хорватии, которая в 1991 г. потеряла одну треть своей территории, однако сумела отвоевать эту территорию уже в 1995 г. Шиндлер аргументирует – хорватский опыт может быть "шаблоном для стратегического успеха" против более сильного врага. Для этого, по его мнению, нужно восстановить "национальную мощь и честь" Украины.

Продолжая линию аргументации Шиндлера: нужно, прежде всего, мобилизовать все национальные ресурсы и подготовить мощную классическую (в военном измерении) оборонительную операцию. Такая операция, с тактической точки зрения, должна учитывать стратегический и оперативный уровни войны и подготовить почву для контрнаступательных военных действий. В военной доктрине вооруженных сил США целью оборонительной операции является "создание условий для контрнаступления, которое позволяет военным силам вновь захватить инициативу" (См.: US Army Field Manual 3-90 Tactics). При проведении такой операции силы обороны не ждут пассивно вражеских атак. Они ищут способы ослабления и системно истощают врага, готовясь к наступательным боевым действиям. Силы обороны проводят маневры с целью втягивания врага на уязвимые позиции, нападая на него при каждом удобном случае, используя прямой и непрямой огонь. Статические и динамические элементы обороны координируют свои усилия, чтобы поэтапно лишать врага инициативы. Сдерживая врага, силы обороны должны использовать каждую возможность перейти в наступление. Поскольку генералы главного командования ВСУ вряд изучали военную историю западных стран, уместно привести пример битвы под Курском (июль, 1943) как классический пример оборонительной операции с применением тактики так называемой "пространственной обороны" (area defense). В этой битве советские войска накапливали свои оборонительные способности по предполагаемым точках прорыва немецких войск, в том числе усилив свои противотанковые системы соответствующими подразделениями механизированной пехоты для осуществления нескольких контрнаступательных прорывов.

Чтобы победить, продолжает Шиндлер, нужно начать мыслить стратегически. Прежде всего, это означает взглянуть на карту и понять, что нет никакого смысла устраивать изолированные бои "до последнего вздоха" в местах, не имеющих важного стратегического значения, или проводить сконцентрированную однолинейную операцию, не обеспечив фланговых позиций вспомогательными боевыми элементами "объединенного оружия". Такой подход может свидетельствовать лишь о непонимании необходимости обеспечения скоординированных действий на оперативном и стратегическом ("театральном") уровнях войны. Как можно считать операцию освобождения Славянска успешной, если в результате этой операции мы позволили российским силам переместиться и укрепиться в Донецке и Луганске!

В то же время Мариуполь, как в 1990-х годах Вуковар для хорватов, имеет критическое стратегическое значение – как для Украины, так и для России. Если можно остановить российское наступление в Мариуполе, то такое наступление российских военных сил может быть остановлено и в других местах. В этом контексте успешная операция наступления на Широкино добровольческого полка "Азов" совместно с подразделениями ВСУ является хрестоматийным примером оборонительной операции: проведение неожиданных и быстрых контрнаступательных действий с ударами в наиболее уязвимые места противника, когда основные его силы были задействованы в другом месте (в Дебальцево). Усиленно агрессивная оборонительная стратегия, которая частично заключается в том, чтобы наносить врагу решительные контрнаступательные удары по его слабым позициям, во-первых, не позволяет врагу захватить и удерживать инициативу, и, во-вторых, открывает возможности перехвата инициативы и перехода в наступательную операцию в максимально благоприятных условиях.

Следующее: одна из самых слабых и уязвимых составляющих нашей военной организации на Востоке – это военная контрразведка, наводненная российскими агентами. Украина тратит колоссальные средства на перебронирование устаревших Т-64, БТР и БРДМ, но мы до сих пор не смогли наладить элементарную защищенную военную связь. Наши разведывательные службы иногда щеголяют перехваченными разговорами между отдельными "командирами" вражеских подразделений. На самом деле Россия нас далеко опережает в сфере электронных и радиоэлектронных средств ведения войны. Эту сферу нужно немедленно усилить: а) путем очищения военной контрразведки от российских агентов; б) путем инъекции свежего кадрового потенциала молодых технологов и внедрением инновационных технологий.

Усиленная военная контрразведка нужна также с учетом того, что наши войска ведут оборонительную операцию на территории, где местное население враждебно относится к Украине или, по меньшей мере, готово поддержать ту сторону, которая сможет эффективно обеспечить социальные льготы и блага.

Осознание этой неприятной правды должно заставить военное командование и высшее руководство государства делать определенные жесткие, но вынужденные коррективы; так, например, сектор Газа рассматривается Израилем как "буферная зона" между ним и враждебно настроенными арабскими странами. Донбасс сегодня должен рассматриваться как граничный поглощающий рубеж, отделяющий Украину от России. Захватив его, Россия сможет ударить в самую сердцевину Украины одновременно с южного (Крым), северного и восточного направлений. Не завладев этой территорией, Россия сможет провести следующее военное вторжение либо с южного, либо с северного направления. Ее силы будут разделены, что откроет возможность для мощного украинского контрнаступления в другой части военного театра. Если главное командование ВСУ разработает и запустит мощную оборонительную операцию, Донбасс будет "поглощать" российского оккупанта и создаст благоприятные условия для перехода к наступательным действиям.

С учетом этих жестких и неприятных реалий нет смысла тратить бюджетные средства на какую-то информационную программу, назначение которой – убеждать население Донбасса, что ему будет лучше жить в Украине, чем в России. Тем более, хватит уже говорить об эффективности каких-то патриотических блиц-штурмов на Донбассе. Это нужно было делать 20 лет назад, а не в условиях войны. Такие бюджетные ассигнования, однако, были бы значительно эффективнее, если бы их вкладывали в развитие контрразведки. Предатели должны понимать, что их рано или поздно выявят, и они будут сурово и безжалостно наказаны. Иначе Донбасс будет поглощать не русского оккупанта, а украинских воинов.

Невозможно обеспечить победу в войне неадекватным (по величине и техническому оснащению) войском. Тот же Шиндлер отмечает, что для обеспечения обороны такой большой территории, как Украина, нужно вооружить, по меньшей мере, один процент украинского населения, то есть – 450 тыс. воинов. В этом контексте следует приветствовать несколько запоздалые попытки властей увеличить наши вооруженные силы до 250 000 военных.

Однако если бы украинское руководство знало военную историю, то способно было бы сделать выводы из американской войны во Вьетнаме: народ, который не понимает, за что он должен бороться, никогда не поддержит военные планы высшего руководства государства.

Нельзя бить в набат и поднимать уровень ощущения опасности в народе, когда с экранов телевизора постоянно слышим о неизбежности дипломатических мер как единственного средства обеспечения мира или когда в лексиконе официальных спикеров АТО используются такие обманчивые идентификаторы как "боевики", "сепаратисты", или "преступные бандформирования". Мобилизация молодых ребят призывного возраста не даст желаемого эффекта, если не будет мобилизована к войне вся нация и если она не осознает степени нависшей над ней опасности; если не будет четко определен и идентифицирован враг. Пока украинцы не осознают, что Россия заставила их жить в условиях ужасной войны и осады, пока они не ощутят опасность на таком же непосредственном уровне, на каком её ощущают в Мариуполе, в Широкино или в Песках – они не будут готовы воевать.

Уместно было бы заставить наших лидеров послушать выступление Уинстона Черчилля перед парламентом 4 июня 1940 г., когда Великобритания пережила катастрофу Дюнкерка и заметно возросла угроза немецкого десанта через Ла-Манш. Тогда британский премьер говорил: "…мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся…"

Украина и её лидеры должны поднять культ Воина, культ украинского войска, культ Героя. В американской армии каждый солдат обязан усвоить так называемый "Этос воина" [US Army Field Manual 3-21.75 – Warrior Ethos]:

Я всегда готов выполнить задание.

Я никогда не признаю поражение.

Я никогда не сдамся.

Я никогда не оставлю павшего товарища.

Конечно, найдутся те, кто укажет на несовместимость демократии с милитаризацией общества. Для них ответ: в первую очередь демократия несовместима с колониальным порабощением. Нация должна быть "вооружена" прежде всего углубленным осознанием уровня опасности, что непременно вызовет чувство долга перед прошлыми, нынешними и грядущими поколениями.

Опыт года войны с Россией доказывает, что самый высокий уровень самоотверженности демонстрируют бойцы добровольческих военных формирований

Воин-доброволец четко знает, почему он на передовой. Его не нужно убеждать в необходимости выполнять свой долг. Он воюет, потому что должен. И вынуждает его держать оружие в руках историческая память, совесть, рыцарское чувство чести. Это означает – при проведении реструктуризации ВСУ следует строить новую украинскую армию вокруг ядра добровольческих формирований.

Нужно ввести целевую программу создания добровольческих отрядов территориальной защиты и самообороны, в частности в областных центрах и крупных городах северо-восточных и южных областей Украины. По меньшей мере, такие вооруженные формирования могли бы составить тыловой резерв ВСУ. Целесообразно было бы на законодательном уровне ввести обязательную военную подготовку для всех юношей и девушек 16+ лет и распространить её на все зрелое население Украины до 65-го года жизни. Каждый украинец должен уметь владеть оружием и выполнять элементарные военные упражнения. Стоило бы создавать отдельные "корпуса" таких защитников по соответствующему функциональному назначению, например "кибервойска" или "инженеров", однако без применения тех инфантильных PR-методов, которые сегодня используются в министерстве информационной политики. Историческим эталоном в этом направлении может служить Израиль 50-х и 60-х годов. Тогда политика израильского государства, которое не меньше, чем Украина сегодня, находилось на осадном положении, была направлена на полную многоотраслевую мобилизацию всех ресурсов нации.

Несмотря на ряд поражений, которые Украина потерпела в течение последнего года, мы способны и должны победить в этой войне с Россией. Говоря словами Шиндлера: "Россия не может выиграть без массового военного вторжения и мобилизации, что будет политически и экономически токсичным для среднего россиянина. Итак, поэтому инициатива перешла к Киеву, если Киев имеет силу и честь эту инициативу использовать".

Источник: http://gazeta.zn.ua/internal/voyna-i-mir-_.html

zrada.org

Разница потенциалов. Почему Украина не победит Россию в полномасштабной войне - Политика

Игорь РоманенкоИгорь Романенко / Главред

Заключенные более двух лет назад Минские соглашенияпо мирному урегулированию вооруженного конфликта на Донбассе "пробуксовуют", потому что Киев и Москва преследуют разные цели. Однако и военный сценарий — тоже не выход.

Об этом генерал-лейтенант запаса, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко рассказал на чате в "Главреде".

"Минские соглашения не выполняются, так как цели России и Украины кардинально противоположны. И пока еще не предлагаются компромиссы, которые бы позволили сблизить позиции", — говорит военный эксперт.

"Что касается других стран мира, то воевать за интересы Украины они не намерены. Поддержка Украины в противодействии государству-агрессору не является адекватной, и они отстаивают в Украине исключительно свои интересы — сохранение покоя в этих странах при любых условиях, независимо от интересов Украины", — считает генерал-лейтенант.

В то же время он заметил, что при всем критическом отношении к Минским соглашениям, заключенным в сложное для Украины время, они себя еще не исчерпали. "Поэтому надо либо завершить их выполнение и получить необходимые для Украины результаты, или, если это невозможно, перейти к женевскому, будапештскому или другим форматам. Это касается политической плоскости этого вопроса".

"Что касается военного решения, то нужно констатировать, что ВСУ и другие силовые структуры стали намного сильнее, они могут противостоять врагу, и примером этого являются результаты ведения боевых действий на Светлодарской дуге, на Мариупольском направлении и в промзоне Авдеевки. Однако это не говорит о том, что мы имеем военный потенциал, способный победить ВС РФ в полномасштабной войне. Разворачивание такого сценария будет означать для нас потерю десятков тысяч лучших воинов нашего государства из-за существенного преимущество ВС РФ в ракетном вооружении, бронетехнике, авиации и, безусловно, ядерном оружии", — подчеркнул экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ

"Несмотря на это, мы должны прилагать максимум усилий для того, чтобы при любых условиях мы могли нанести армии противника врага недопустимые для него потери, и чтобы осознание этого не позволяло врагу начать такую ​​войну", — подытожил Игорь Романенко.

Напомним ранее военный эксперт рассказал, как угроза многотысячных потерь удерживает Россию от применения авиации на Донбассе.

Больше читайте на "Главреде": "Игорь Романенко: Украина — единственное, что отделяет агрессивную Россию от демократического Запада".

glavred.info

украина против россии кто победит - Видео

Видео:

Почему в России и США УВАЖАЮТ И БОЯТСЯ ПУТИНА https://www.youtube.com/watch?v=MWBiz3sbq2o Видео любезно предоставлено: http://ww

Кто победит, если начнётся война между великой державой — Украиной и ничтожной страной говноедов и бут

Рейтинг военной мощи - Россия vs Украина - глобальный индекс военной мощи. Новый рейтинг сильнейших армий

В этом ролике я объективно рассказываю о том почему Украине не стоит боятся РФ . Помочь каналу для созда

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что если бы России пришлось вести боевые действия со страной, ср

МАРАФОН БЕТ: http://bit.ly/2Bmvc3m Канал "Все на мяч" по просьбам подписчиков сравнил статистику сборных России и..

кто же победит ......

Нелепые и смешные фотографии собраны в этом паблике со всей страны! Зайди и убедись сам! https://vk.com/v_odnom_foto..

Россия и Соединенные Штаты имеют схожие армии, хотя, если сравнивать, Россия тратит менее 10% на свои воор

Евросоюз стоит на пороге создания собственных вооруженных сил. Понятно, что новая армия планируется ка...

Евросоюз стоит на пороге создания собственных вооруженных сил. Понятно, что новая армия планируется ка...

Кошки против зеркал Кто победит...

Американцы сравнили армии России и США, кто победит. Следите за нашими новостями на Facebook: https://www.facebook.com/v7...

Военно-политический эксперт, бывший глава израильской спеслужбы Натив Яков Кедми анализирует возможно...

hytube.ru

Война на Донбассе - Россия не может победить в войне против Украины - Новости мира. Последние новости России, новости США, новости Европы.

Россия отправляет десятки тысяч войск для развертывания у границы Украины и проведения масштабных военных учений, заставив многих бояться неизбежного открытого вторжения. Но эти страхи преувеличены по одной серьезной причине, которую все, кажется, заметили. Украинская армия сегодня очень отличается от той устаревшей и деморализованной силы, какой она была в 2014 году.

Об этом на страницах Vox пишет главный исследователь Института международных отношений Праги и член Европейского совета по иностранным делам Марк Галеотти.

Он напоминает, что после свержения пророссийского режима Виктора Януковича Москва оккупировала Крым и развязала войну на Донбассе, рассчитывая, что это заставит новое украинское правительство подчиниться и признать принадлежность к российской сфере влияния. Но Киев начал сопротивляться.

Тогда украинская армия была очень слабой. Каждый раз, когда ее силы, казалось, достигают успеха в Донбассе, Россия отправляла свои регулярные войска и устраивала атаку, чтобы изменить ситуацию. Но все это было тогда. Частично благодаря США, армия Украины теперь больше, сильнее и стала боеспособной, как никогда. Если Владимир Путин решится на большую военную авантюру сейчас, он понесет серьезные потери.

"Россияне знают об этом. И их военные действия, скорее, означают попытку усилить политическое давление на Киев, а также подготовиться на случай, если Украина почувствует себя настолько сильной, что попытается силой вернуть себе Донбасс", - пишет Галеотти.

Он вспоминает, что в 2014 году украинская армия была в руинах. После двух десятилетий недофинансирования и коррупции "конвейерных масштабов", украинские военные были отсталыми, разрозненными и деморализованными. Большинство из них пользовались старым советским оборудованием, выпущенным в начале 90-х или даже в 80-х годах. Когда режим Януковича был свергнут, не только командование высочайшего уровня разделилось в спорах. Стало очевидным, насколько украинская армия была отравлена российскими агентами и лоялистами.

Это объясняет, почему украинские военные не воевали против "маленьких зеленых человечков" из России в Крыму в 2014 году. Также на бумаге украинская армия насчитывала 125 тысяч солдат, но, как сказал бывший министр обороны Украины адмирал Игорь Тенюх, "лишь 6 тысяч военных были в боевой готовности". Из-за этого, когда российские марионетки развязали войну в Донбассе, против них выступили добровольческие батальоны, которых поддерживала и обеспечивала общественность или некоторые местные олигархи. Некоторые добробаты были не функциональные, а некоторые воевали отчаянно и смело. Во всяком случае, они обеспечили необходимую опору, когда украинская регулярная армия была в смятении.

Впоследствии, опытные в боях добровольцы вошли в подчинение ВСУ хоть и не без сопротивления. 2015 год начался для Украины с тяжелого поражения под Дебальцево. Но, по мнению автора, это был год, когда украинские военные изменили ситуацию в свою пользу. Сегодня украинская армия большая, сильная и опытная. Она насчитывает 250 тысяч личного состава, из которых только 40 тысяч – гражданские. 75% солдат – мотивированные добровольцы. Конечно, Киеву становится сложнее проводить призывы, но это никак не влияет на ядро обороны, которое состоит из ветеранов нынешней войны.

В настоящее время в зоне АТО находятся 50 тысяч солдат, и Киев может очень легко отправить туда еще столько же, если будет надо. В придачу, Украина также имеет военизированные отряды, подчиненные МВД, пограничные силы, а также спецназ СБУ, которые вместе насчитывают еще около 40 тысяч. Также у Украины есть 80 тысяч резервистов, которых можно мобилизовать в случае начала полномасштабной войны, 15 тысяч полицейских специального назначения, КОРД, которых также можно использовать для обороны страны. Но дело не только в количестве солдат. Украина тратит 2,5% своего ВВП на оборону, хотя до войны тратила меньше 1%. Конечно, эти 2,5% - это не так и много, если посмотреть на размер украинской экономики. Однако это четко указывает на приоритеты Киева.

Украина учится. Она может справедливо заявить, что ее армия единственная в мире с опытом участия в танковых боях против России и единственная, кто знает, насколько россияне искусны с беспилотниками и современными электронными методами войны.

"Хотя военные консультанты США и НАТО дают ценные советы украинцам, они открыто признают, что учатся у них боевым урокам, принесенным с фронта", - говорится в статье.

Читайте также: Запад никуда не денется от войны в Украине – Atlantic Council

Поэтому российское полномасштабное вторжение очень быстро зашло бы в тупик. Конечно, украинская армия не может пойти в наступление против России. Но Москва больше не сможет повторить неожиданное наступление, как в Крыму в 2014 году, без ответа со стороны украинских военных. Сегодня они у них есть оборонительное преимущество. Киев говорит с беспокойством о 40 тысячах российских военных в Крыму, которые могут пойти в наступление, частично ради того, чтобы Запад продолжал помогать. Но на самом деле Украина может без проблем отправить такое же количество солдат на оборону в случае наступления из оккупированного региона.

Даже если Россия сможет прорваться, украинские военные и партизаны не позволят ей закрепиться. Москва очень быстро поймет, что ее солдаты во враждебной среде. К тому же Запад усилит санкции и, вполне вероятно, передаст Украине летальное оружие включая противотанковые комплексы "Джевелин", о которых Киев давно просит.

Эксперт убежден, что Россия понимает все эти обстоятельства. Мало что указывает на то, что она готовится к широкомасштабному наступлению. Скорее всего, отправка сил к границе Украины – это реакция на увеличение военных возможностей ВСУ. Москва боится, что Киев использует так называемый "хорватский сценарий", чтобы очистить свои территории от захватчиков за несколько лет.

"Итак, хорошая новость в том, что, несмотря на паникерские заявления о неминуемом вторжении, Москва не сможет выиграть эту войну силой. Плохая новость – Москва, очевидно, не собирается пока признавать свое поражение. Она окапывается, пытаясь истощить Украину", - говорится в статье.

Ранее эксперт по вопросам России Саймон Сараджян писал на страницах The National interest, что полномасштабная война против Украины пока ненужная России. Потому что оккупация еще большей части территорий соседней страны никак не поможет Москве достичь желаемый целей, таких как отмена санкций и покорность Киева.

Тем временем, эксперты Atlantic Council подчеркивали, что война против Украины продолжается слишком долго для России. оссия, вероятно, считает, что война слишком затянулась. Ей приходится одновременно помогать пророссийским боевикам в Донбассе, воевать в Сирии и страдать от глубокой рецессии, которую усиливают санкции, введенные за агрессию против Украины. Поэтому в интересах России как можно скорее положить конец боям, даже если Путину придется пойти на военное вторжение, чтобы добиться этого.

zn.ua

Украина неизбежно победит Россию в гибридной войне! » Военное обозрение

Экс-генсек НАТО, а ныне советник украинского президента Петра Порошенко, в своём интервью газете «The Washington Rost» рассказал о мужественной и бескомпромиссной борьбе украинцев против российской агрессии.

Мы входим в кабинет украинского президента на Банковой, куда нас пригласил Андерс фог Расмуссен. Он встречает нас у самых дверей, любезно улыбаясь. Располагаемся в удобных креслах, секретарша приносит кофе. И интервью начинается.

-- Господин фог Расмуссен, как вам в Киеве?

-- Этот город, как и вся Украина, очень мне нравятся. Эта страна успешно продвигается по пути демократии и цивилизованного развития. Я убеждён, что в результате украинцы обязательно достигнут своих целей – вступления в ЕС и НАТО.

-- Какого вы мнения о руководстве Украины?-- Я думаю, что ей руководят абсолютно честные, принципиальные и бескомпромиссные люди, настоящие патриоты своей страны, прилагающие все силы для того, чтобы навсегда избавить Украину от коррупции, воровства и прочих явлений, которые были настолько типичны для её советского прошлого. Президент Порошенко является настоящим лидером, пользующимся непререкаемым авторитетом у подавляющего большинства населения Украины. Если бы не эта поддержка, российские войска уже бы давно оккупировали не только Крым и часть Донбасса, но и всю Украину, создав тем самым непосредственную угрозу для всей Европы.

-- В каком состоянии сейчас вооружённые силы Украины?

-- Я могу отметить, что в результате долгой и напряжённой работы украинского руководства и, разумеется, помощи, оказанной Украине НАТО и другими её союзниками, они, как никогда, готовы к отражению российской агрессии. В армии Украины сейчас служит всё мужское население Украины в возрасте от 14 до 70 лет.

В настоящее время в соответствии со стратегией ведения сетецентрических войн военнослужащие ВСУ равномерно рассосредоточены по всей Украине так, что обнаружить их практически невозможно даже в упор. Таким образом, Россия вообще лишена возможности нанести удар по группировкам ВСУ. Думаю, что такой подход уже внёс неоценимый вклад в теорию ведения гибридной войны.

-- -- Весь мир с напряжением следит за тем, как на востоке Украины вот уже несколько лет украинская армия героически противостоит российским оккупационным войскам. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

-- Переломный момент наступил в последние дни, когда Верховная Рада Украины по представлению СНБО, который возглавляет Александр Турчинов, единогласно приняла Закон «Об организации эффективного противодействия российской гибридной агрессии и неотложных мерах по обеспечению безопасного функционирования органов государственной власти». Этот документ позволит по-настоящему организовать отпор России.

-- И каковы его основные положения?

-- Прежде всего, это то, что в целях исключения проникновения дестабилизирующих элементов в органы государственного управления и предотвращения агрессивных атак со стороны России в области информационной безопасности принято решение о рассредоточении органов государственной власти Украины.

Теперь администрация президента Порошенко будет располагаться на Мальдивских островах, Верховная Рада начнёт проводить свои заседания на Канарских островах, Министерство обороны Украины расположится на острове Пхукет в Таиланде, а Генеральный штаб – на малых Антильских островах. Генеральная прокуратура Украины продолжит свою работу, конечно же, на Сейшельских островах. Разумеется, точно также разместятся и другие структуры управления Украины. В частности, мэрия Киева уже переехала в Ниццу. Таким образом, Москва уже никогда не сможет нарушить работу органов власти Украины, распространяя вирус «NotPetya».

На цели обустройства органов власти Украины и организации ими управления МВФ уже выделил кредит в размере 12, 6 млрд. евро. Поступит помощь и из США: конгресс уже принял решение о выделении 2,5 млрд. долларов на эти цели.

-- Как показали себя миротворческие силы в урегулировании конфликта на Донбассе?

-- Они действуют весьма эффективно и действенно. Так, например бразильский контингент, несмотря на огромные потери, связанные с низкими температурами и применением русскими на временно оккупированных ими территориях Донецкой и Луганской областей своего секретного оружия «Samogon», продолжает доблестно выполнять свои обязанности.

Особо успешно действуют шведские миротворцы. Они устроились, как дома, и живут на месте своего пребывания шведскими семьями, что никак лучше способствует повышению их морального духа.

Зимбабвийские полицейские днем и ночью патрулируют украино-российскую границу. Следует отметить, что тяжёлые условия несения службы каждый день приводят к тому, что приходится для их розыска в снегах отправлять на поиски военнослужащих миротворческого контингента из других стран – Габона, Лесото, Западного Самоа и Тонго.

Наш доверительный разговор прерывают раздающиеся за окном нестройные возгласы и металлический грохот. В кабинете начинает пахнуть каким-то удушливым запахом. На наш немой вопрос мистер фог Расмуссен, улыбаясь, отвечает:

-- Не обращайте внимания… Это народная украинская традиция, которая называется Майданом. Майдан – это свободное волеизъявление мыслей и пожеланий местного населения… приходится с этим мириться для формирования дальнейших условий по развитию демократии в Украине.

Между тем мы начинаем разбирать, что кричат протестующие за окном. Раздаются возгласы «Rasmussen – kozel!», «Bandu – get!», «Zrada!»…

Но мистер фог Расмуссен излучает непоколебимое спокойствие.

Мы продолжаем задавать вопросы.

-- Что требуют протестующие?-- Требования традиционные… Одни желают, чтобы в их домах включили воду, это преимущественно жильцы верхних этажей в Киеве… Другие настаивают, чтобы воду не включали, это горожане, живущие ниже, у них забита канализация…

Мы покидаем кабинет мистера фон Расмуссена с твёрдой уверенностью, что Украина выстоит в борьбе с российским агрессором.

topwar.ru