-Зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик. Турбовинтовой штурмовик


Зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик?: alternathistory

Современное лицо боевой авиации – сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами, как F-35 и ПАК ФА, сейчас все чаще говорят о других – недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для «малых» войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу «Звезда» рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты 4-го и уж тем более 5-го поколения. В то же время противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбе с контрабандой и терроризмом.

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но в силу ограниченной грузоподъемности они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или «прижать огнем» атакующих боевиков в отличие от противопартизанских самолетов.

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на Ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличием запаздывания реакции на команды оператора делают их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Ударный БПЛА MQ-9 Reaper ВВС США.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом за счет меньшего расхода топлива на час полета их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончании Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы – США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся: война переставала быть массовой и повсеместной – конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать для поддержки наступающих сухопутных войск авиационную технику, разработанную для «большой» войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующему партизанскую тактику, а вертолеты – недостаточно мобильными и слишком заметными при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищенными от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась «старыми запасами» – самолетами, оставшимися в строю со времен Второй мировой войны, например поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Эти самолеты были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требованиям военных: боевые потери и выработка ресурса делали их «уход со сцены» лишь вопросом времени.

А-1 Skyraider во Вьетнаме

В этих условиях в США и Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency – контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может наносить удары по «мягким» (то есть слабо защищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, а также различные небоевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы с противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 1980-х годов XX века «локомотивами» в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) – все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Potez-75

Но уходить с рынка французы, похоже, не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

Легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix

В США, напротив, интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 1990-х годах XX века начался своеобразный бум на такие машины: за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов – A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Cessna AC-208 Combat Caravan

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 Bronco, который американцы во Вьетнаме называли «рабочей лошадкой».

OV-10 Bronco

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла большого количества сторонников. И все же работы были начаты – первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Як-52Б

Распад СССР и последующие преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее в последнее десятилетие XX века было создано несколько интересных проектов, таких как, например, самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 1990-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами или НАР модификацией гражданского самолета СП-92 «Финист». Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу «дешево и сердито».

СМ-92П

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами боевой загрузке боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, обладая при этом более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN, можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый – это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток – высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход – модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода – относительная дешевизна производства, так как «почти такой же самолет» уже производится и эксплуатируется. Недостатки – не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход – создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба с противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключаются как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения и в военных, и в гражданских целях (например, в первоначальной подготовке пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость, чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 километров в час, а рабочую – не более 300–400 километров в час (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000–1500 килограмммов, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 Super Tucano (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX Archangel.

Лёгкий штурмовик Embraer EMB 314 Super Tucano. Бразилия

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

Предполагаемый чертёж самолёта проекта A-X.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 Super Tucano) и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса, AHRLAC, в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Первый летающий прототип самолёта AHRLAC

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 Pucara и американский OV-10 Bronco, ранее снятые с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 Pucara

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. «Противопартизанские» штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса способно не только повысить обороноспособность России, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить ей занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений.

PS. Требованиям, которые выдвигаются будущему отечественному штурмовику, на мой взгляд, полностью удовлетворяет старый добрый Ил-2. А точнее его более поздняя модификация Ил-10. Ещё раз, ИМХО, остаётся сделать эту машину на новой технологической базе с новым движком и нужный самолёт готов. Надеюсь технологическая оснастка по нему всё ещё сохранилась.

Источник - http://alternathistory.com/zachem-vks-rf-nuzhen-turbovintovoi-shturmovik

alternathistory.livejournal.com

-Зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик. » Архив Авиапанорамы

23.08.2016.

http://tvzvezda.ru/news/opk/

Современное лицо боевой авиации – сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами, как F-35 и ПАК ФА, сейчас все чаще говорят о других – недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для «малых» войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу «Звезда» рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты 4-го и уж тем более 5-го поколения. В то же время противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбе с контрабандой и терроризмом.

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но в силу ограниченной грузоподъемности они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или «прижать огнем» атакующих боевиков в отличие от противопартизанских самолетов.

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на Ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличием запаздывания реакции на команды оператора делают их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом за счет меньшего расхода топлива на час полета их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончании Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы – США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при  осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся: война переставала быть массовой и повсеместной – конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать для поддержки наступающих сухопутных войск авиационную технику, разработанную для «большой» войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующему партизанскую тактику, а вертолеты –недостаточно мобильными и слишком заметными при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищенными от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась «старыми запасами» – самолетами, оставшимися в строю со времен Второй мировой войны, например поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Эти самолеты были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требованиям военных: боевые потери и выработка ресурса делали их «уход со сцены» лишь вопросом времени.

В этих условиях в США и Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency – контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может наносить удары по «мягким» (то есть слабо защищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, а также различные небоевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы с противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 1980-х годов  XX века «локомотивами» в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) – все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Но уходить с рынка французы, похоже, не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

В США, напротив, интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 1990-х годах XX века начался своеобразный бум на такие машины: за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов – A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 Bronco, который американцы во Вьетнаме называли «рабочей лошадкой».

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла большого количества сторонников. И все же работы были начаты – первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Распад СССР и последующие  преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее в последнее десятилетие XX века было создано несколько интересных проектов, таких как, например, самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 1990-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами или НАР модификацией гражданского самолета СП-92 «Финист». Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу «дешево и сердито».

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами  боевой загрузке боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, обладая при этом более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN, можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый –это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток – высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход – модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода – относительная дешевизна производства, так как «почти такой же самолет» уже производится и эксплуатируется. Недостатки – не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход – создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба с противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключаются как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения и в военных, и в гражданских целях (например, в первоначальной подготовке пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость, чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 километров в час, а рабочую – не более 300–400 километров в час (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000–1500 килограмммов, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 Super Tucano (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX Archangel.

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 Super Tucano) и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса, AHRLAC, в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 Pucara и американский OV-10 Bronco, ранее снятые с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. «Противопартизанские» штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса способно не только повысить обороноспособность России, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить ей занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений.

Беседовал: Кирилл Яблочкин

Фото: Republic of Korea Armed Forces/Doo-ho Kim/Warbirdsfly/ Francisco Infante/wikimedia/USAF Museum/ pzl.swidnik.pl/scorpionjet.com/ US Immigration and Customs Enforcement aircraft/ Anton Mukhametchin/Russian Look/Globallookpress

См. также:

/2010/02/uts-s-tvd-umenie-schitat-dengi/

/2010/03/nuzhna-letayushhaya-parta-antikrizisnaya-i-energosberegayushhaya/

 

24th Август 2016 8:23. Категория Новости Просмотров: 173   

aviapanorama.su

Лёгкий штурмовик Embraer EMB 314 Super Tucano, Бразилия » Военное обозрение

Наряду с истребителями 5-го поколения F-22 и F-35 (невидимки, крейсерская сверхзвуковая скорость) в войсках требуются и легкие самолеты для летной подготовки и противопартизанских действий, точно так же, как когда-то истребитель Р-51 "Мустанг" использовался в качестве легкого штурмовика во Вьетнаме. Такими самолетами для армии США, наиболее вероятно, могут стать либо итальянский УТС Alenia M-346 (аналог нашего Як-130) либо бразильский УТС/легкий штурмовик "Супер Тукано".

EMB-314 Super Tucano - учебно-тренировочный самолет основной летной подготовки, созданный бразильской фирмой EMBRAER на основе самолета EMB-312 Tucano.

В январе 1991 года началась разработка новой модификации самолета, получившей название ЕМВ-312Н Super Tucano. Машина имела усиленный планер с удлиненным фюзеляжем, более мощную силовую установку (ТВД Пратт-Уитни Канада РТ6А-68-1 мощностью 1600 л. с. с пятилопастным винтом), новый фонарь, кабинное приборное оборудование с использованием жидкокристаллических индикаторов, позволяющее применять очки ночного видения, приемник спутниковой навигации, пять узлов внешней подвески, наддув кабины и защиту ее броневыми преградами из кевлара, новые катапультные кресла, бортовое кислородное оборудование с системой генерации кислорода, противоперегрузочные костюмы летчиков и ряд других усовершенствований.

Первый полет опытного самолета EMB-314 Super Tucano состоялся 9 сентября 1991 года. Эта машина с сентября по август 1992 года проходила испытания в США в рамках программы JPATS (перспективный учебно-тренировочный самолет для ВВС и ВМС США), однако не добилась успеха; предпочтение было отдано другому турбовинтовому самолету - швейцарскому УТС Пилатус РС-9.

Кроме основной задачи по подготовке армейских пилотов, самолет может также привлекаться для выполнения следующих задач: противопартизанские миссии (COIN mission), патрулирование районов, проведение боевых разведывательных операций. Кроме того, самолет привлекается в рамках системы контроля Амазонии SIVAM (Sistema para Vigilancia de Amazonas), в основе которой - патрульные самолеты R-99 (ЕМВ-145).

Для этих целей на самолете установлена система отображения данных на шлеме пилота интегрированная в новую систему управления оружием созданной на базе цифровой шины MIL-STD-553B и работающую по стандарту HOTAS (Hand On Throttle and Stick). На самолете установлена система генерирования кислорода OBOGS. A-29 может нести до 1500 килограммов вооружения, в т.ч. ракеты "воздух-воздух" МАА-1 "Пиранья" (Piranha), пушку, неуправляемые ракеты и бомбы.

ВВС Бразилии к настоящему времени заказали 76 таких машин (с опционом еще на 23), из которых около 30 уже поставлены на дежурство. Первым зарубежным заказчиком "Супер Тукано" стала Колумбия, подписавшая в декабре 2005 г. контракт стоимость 235 млн долл. на приобретение 25 таких самолетов.

ЛТХ:

topwar.ru

зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик

Современное лицо боевой авиации – сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами, как F-35 и ПАК ФА, сейчас все чаще говорят о других – недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для «малых» войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу «Звезда» рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты 4-го и уж тем более 5-го поколения. В то же время противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбе с контрабандой и терроризмом.

 

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но в силу ограниченной грузоподъемности они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или «прижать огнем» атакующих боевиков в отличие от противопартизанских самолетов.

 

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на Ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличием запаздывания реакции на команды оператора делают их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом за счет меньшего расхода топлива на час полета их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончании Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы – США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при  осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся: война переставала быть массовой и повсеместной – конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать для поддержки наступающих сухопутных войск авиационную технику, разработанную для «большой» войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующему партизанскую тактику, а вертолеты –недостаточно мобильными и слишком заметными при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищенными от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась «старыми запасами» – самолетами, оставшимися в строю со времен Второй мировой войны, например поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Эти самолеты были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требованиям военных: боевые потери и выработка ресурса делали их «уход со сцены» лишь вопросом времени.

В этих условиях в США и Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency – контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может наносить удары по «мягким» (то есть слабо защищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, а также различные небоевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы с противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 1980-х годов  XX века «локомотивами» в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) – все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Но уходить с рынка французы, похоже, не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

В США, напротив, интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 1990-х годах XX века начался своеобразный бум на такие машины: за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов – A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 Bronco, который американцы во Вьетнаме называли «рабочей лошадкой».

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла большого количества сторонников. И все же работы были начаты – первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Распад СССР и последующие  преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее в последнее десятилетие XX века было создано несколько интересных проектов, таких как, например, самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 1990-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами или НАР модификацией гражданского самолета СП-92 «Финист». Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу «дешево и сердито».

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами  боевой загрузке боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, обладая при этом более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN, можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый –это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток – высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход – модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода – относительная дешевизна производства, так как «почти такой же самолет» уже производится и эксплуатируется. Недостатки – не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход – создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба с противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключаются как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения и в военных, и в гражданских целях (например, в первоначальной подготовке пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость, чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 километров в час, а рабочую – не более 300–400 километров в час (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000–1500 килограмммов, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 Super Tucano (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX Archangel.

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 Super Tucano) и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса, AHRLAC, в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 Pucara и американский OV-10 Bronco, ранее снятые с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. «Противопартизанские» штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса способно не только повысить обороноспособность России, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить ей занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений. 

Беседовал Кирилл Яблочкин

Источник: http://tvzvezda.ru/news/opk/content/201608221910-svke.htm 

csef.ru

Зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик?

Современное лицо боевой авиации – сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами, как F-35 и ПАК ФА, сейчас все чаще говорят о других – недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для «малых» войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу «Звезда» рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты 4-го и уж тем более 5-го поколения. В то же время противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбе с контрабандой и терроризмом.

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но в силу ограниченной грузоподъемности они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или «прижать огнем» атакующих боевиков в отличие от противопартизанских самолетов.

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на Ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличием запаздывания реакции на команды оператора делают их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом за счет меньшего расхода топлива на час полета их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончании Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы – США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся: война переставала быть массовой и повсеместной – конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать для поддержки наступающих сухопутных войск авиационную технику, разработанную для «большой» войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующему партизанскую тактику, а вертолеты – недостаточно мобильными и слишком заметными при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищенными от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась «старыми запасами» – самолетами, оставшимися в строю со времен Второй мировой войны, например поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Эти самолеты были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требованиям военных: боевые потери и выработка ресурса делали их «уход со сцены» лишь вопросом времени.

В этих условиях в США и Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency – контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может наносить удары по «мягким» (то есть слабо защищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, а также различные небоевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы с противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 1980-х годов XX века «локомотивами» в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) – все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Но уходить с рынка французы, похоже, не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

В США, напротив, интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 1990-х годах XX века начался своеобразный бум на такие машины: за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов – A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 Bronco, который американцы во Вьетнаме называли «рабочей лошадкой».

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла большого количества сторонников. И все же работы были начаты – первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Распад СССР и последующие преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее в последнее десятилетие XX века было создано несколько интересных проектов, таких как, например, самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 1990-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами или НАР модификацией гражданского самолета СП-92 «Финист». Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу «дешево и сердито».

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами боевой загрузке боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, обладая при этом более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN, можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый – это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток – высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход – модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода – относительная дешевизна производства, так как «почти такой же самолет» уже производится и эксплуатируется. Недостатки – не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход – создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба с противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключаются как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения и в военных, и в гражданских целях (например, в первоначальной подготовке пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость, чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 километров в час, а рабочую – не более 300–400 километров в час (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000–1500 килограмммов, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 Super Tucano (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX Archangel.

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 Super Tucano) и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса, AHRLAC, в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 Pucara и американский OV-10 Bronco, ранее снятые с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. «Противопартизанские» штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса способно не только повысить обороноспособность России, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить ей занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений.

Беседовал: Кирилл Яблочкин, телеканал «Звезда».

discussio.ru

зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик

Понравилась новость? 0

Штурмовик Ил-2

Источник: Владимир Бернс / РИА Новости

Современное лицо боевой авиации — сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами как F-35 и ПАК ФА сейчас все чаще говорят о других — недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для «малых» войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу «Звезда» рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты четвертого, и уж тем более 5-го поколения. В то же время, противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбы с контрабандой и терроризмом.

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но, в силу ограниченной грузоподъемности, они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или «прижать огнем» атакующих боевиков, в отличие от противопартизанских самолетов.

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же, облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличия запаздывания реакции на команды оператора делает их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это, в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом, за счет меньшего расхода топлива на час полета, их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончанию Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы — США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся — война переставала быть массовой и повсеместной — конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать авиационную технику для поддержки наступающих сухопутных войск, разработанную для «большой» войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующего партизанскую тактику, а вертолеты оказались недостаточно мобильны и слишком заметны при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищены от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась «старыми запасами» — самолетами, оставшимися в строю со Второй Мировой Войны, например, поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Самолеты эти были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требования военных: боевые потери и выработка ресурса этих самолетов делали их «уход со сцены» лишь вопросом времени.

В этих условиях в США и в Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency — контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может: наносить удары по «мягким» (т.е. слабозащищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, выполнять различные не боевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 80-х гг. XX-го века «локомотивами» в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) — все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Но уходить с рынка французы похоже не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

В США напротив интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 90-х годах 20 века начался своеобразный бум на такие машины — за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов — A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 «Bronco», который американцы называли во Вьетнаме «рабочей лошадкой».

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла много сторонников. И все же работы были начаты — первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Распад СССР и последующие преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее, в последнее десятилетие 20 века было создано несколько интересных проектов, таких как, например самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 90-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Одномоторный легкий многоцелевой самолет СМ-92 Турбо «Финист Турбо»

Источник: http://avia-rest.przd.ru/

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами либо НАРами модификацией гражданского самолета СП-92 «Финист». Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу «дешево и сердито».

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами боевой загрузке, боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, при этом обладая более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый — это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток — высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход — модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода — относительная дешевизна производства, так как «почти такой же самолет» уже производится и эксплуатируется. Недостаток — не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход — создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключается как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения как в военных, так и в гражданских целях (например — первоначальная подготовка пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 км/ч, а рабочую — не более 300-400 км/ч (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000-1500 кг, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель, как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 «Super Tucano» (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX ARCHANGEL.

Один из трех первых изготовленных для ВВС Анголы турбовинтовых учебно-боевых самолетов Embraer EMB-314 (A-29) Super Tucano. Январь 2013 года.
Источник: Embraer

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 «Super Tucano») и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса — AHRLAC — в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 «Pucara» и американский OV-10 Bronco, снятые ранее с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. «Противопартизанские» штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса нашей стране способно не только повысить обороноспособность, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить России занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений.

Кирилл Яблочкин

23.08.2016Права на данный материалпринадлежат НТК Звезда

Материал размещен правообладателем

в открытом доступе

Проекты Предложить изображение по теме Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь! loading…

http://vpk.name/news/161955_razmer_imeet_znachenie_zachem_vks_rf_nuzhen_turbovintovoi_shturmovik.html

russianpulse.ru

Русская Сила | Размер имеет значение: зачем ВКС РФ нужен турбовинтовой штурмовик

Штурмовик Ил-2Источник: Владимир Бернс / РИА Новости

Современное лицо боевой авиации – сложные и дорогие авиационные комплексы. Но наряду с такими самолетами как F-35 и ПАК ФА сейчас все чаще говорят о других – недорогих, но эффективных штурмовиках, созданных для “малых” войн. За скромным внешним видом этих машин скрыты большие возможности, и исчезать с рынка вооружений в обозримом будущем они не планируют. О том, какое будущее их ждет, телеканалу “Звезда” рассказали инженеры-конструкторы ОКБ Сухого Павел Макаров и Андрей Стахович.

Малый самолет для больших задач

Как ни странно, но в современном мире перспективы у турбовинтовых штурмовиков самые высокие, причем продиктовано это именно боевым опытом и спросом на международном рынке вооружений. В развитии собственной авиации заинтересованы все страны мира, но многие просто не могут себе позволить самолеты четвертого, и уж тем более 5-го поколения. В то же время, противопартизанская авиация дает возможность просто и дешево решить локальные задачи по обеспечению патрулирования, борьбы с контрабандой и терроризмом.

Важно отметить, что сейчас эти задачи в полном объеме не способен решить ни один беспилотник. При всех достоинствах БПЛА по своему ударному потенциалу не могут сравниться с пилотируемой авиацией. Беспилотники являются средствами разведки и наблюдения, они отлично подходят для разовых точечных ударов, но, в силу ограниченной грузоподъемности, они не способны оказать эффективную огневую поддержку при проведении спецопераций или “прижать огнем” атакующих боевиков, в отличие от противопартизанских самолетов.

Кроме того, как выяснилось из американского опыта эксплуатации дронов на ближнем Востоке, каналы связи и передачи данных БПЛА оказались уязвимы для помех и перехвата транслируемой ими информации, имеются и проблемы с распознаванием операторами гражданских лиц и объектов. К тому же, облегченная конструкция и неспособность ударно-разведывательных БПЛА выполнять резкие противозенитные маневры в сочетании с узким полем зрения камеры и наличия запаздывания реакции на команды оператора делает их весьма уязвимыми даже в случае небольших повреждений.

Это, в сочетании с довольно большой аварийностью и высокой стоимостью делает расходы на восполнение парка потерянных БПЛА вполне сопоставимыми с расходами на восполнение парка пилотируемых самолетов.

Немаловажен и тот факт, что противопартизанские самолеты могут быть использованы как учебно-тренировочные, так как могут выполнить все задачи самолета основной подготовки для летных училищ. При этом, за счет меньшего расхода топлива на час полета, их стоимость будет ниже, чем у реактивных учебных самолетов.

От Второй мировой до Вьетнама

Концепция противопартизанской авиации родилась в ответ на запрос времени и вопреки прогнозам военных аналитиков. По окончанию Второй мировой войны установилась мировая политическая система с двумя ярко выраженными центрами силы – США и СССР. Глобальный конфликт не имел внятных перспектив для обеих сторон. Но даже при осознании этого факта все участники процесса готовились к новой войне, разрабатывая все более сложное оружие.

Но незаметно для всех вид военных конфликтов менялся – война переставала быть массовой и повсеместной – конфликты вспыхивали в отдельных регионах, где очень часто против армейских частей действовали полувоенные (партизанские) формирования. В таких условиях использовать авиационную технику для поддержки наступающих сухопутных войск, разработанную для “большой” войны, оказалось нецелесообразно, дорого и в ряде случаев неэффективно.

Первыми с проблемой поддержки наступающих сухопутных армейских частей столкнулись ВВС США во Вьетнаме. Создававшиеся для войны с СССР реактивные самолеты оказались малоэффективными для поддержки армии в условиях джунглей или нанесения ударов по противнику, использующего партизанскую тактику, а вертолеты оказались недостаточно мобильны и слишком заметны при проведении военных операций. В свою очередь переоборудованные учебно-тренировочные самолеты оказались слабо защищены от огня ПВО.

Первое время (например, во время войны в Корее) проблема решалась “старыми запасами” – самолетами, оставшимися в строю со Второй Мировой Войны, например, поршневыми бомбардировщиками А-26 Invader и штурмовиками А-1 Skyraider. Самолеты эти были спроектированы совсем для других целей и не удовлетворяли требования военных: боевые потери и выработка ресурса этих самолетов делали их “уход со сцены” лишь вопросом времени.

В этих условиях в США и в Европе стартовало несколько программ по созданию специфических ударных самолетов, получивших в США название COIN (Counter-Insurgency – контрпартизанские или противопартизанские). Главная идея программы заключалась в том, что против малоразмерных и малозащищенных целей следует использовать легкий, дешевый и многофункциональный самолет, который может: наносить удары по “мягким” (т.е. слабозащищенным средствами ПВО) целям, осуществлять патрулирование, выполнять функции легкого транспортного/связного ЛА, выполнять различные не боевые специальные задачи.

Результатом этих программ стал целый ряд различных боевых машин для борьбы противником, слабо защищенным средствами ПВО.

Продукт времени

До начала 80-х гг. XX-го века “локомотивами” в вопросах создания штурмовиков под требования программы COIN были США и Франция. Франция стремилась сохранить влияние в своих африканских колониях, США использовали данные машины для локальных войн за свои интересы на территории других стран.

Постепенно для Франции актуальность создания для своих ВВС таких самолетов отпала (колонии были потеряны) – все машины были сняты с производства и выведены из эксплуатации (например, противопартизанский самолет Potez-75, учебно-тренировочный самолет T-28S Fennec).

Но уходить с рынка французы похоже не собираются: в 2011 году французская фирма АТЕ представила на авиасалоне в Ле Бурже легкий разведывательно-ударный самолет Pulsatrix. Компания рассчитывает, что проект привлечет внимание государств, не обладающих достаточными средствами для закупки специализированных легких ударных самолетов.

В США напротив интерес к противопартизанской авиации со временем только усилился, а в 90-х годах 20 века начался своеобразный бум на такие машины – за последующие 20 лет частными фирмами были разработаны сразу несколько новых самолетов – A-22 Pirahna, Cessna AC-208 Combat Caravan, V-1-A Vigilant, Scorpion, AT-802U, Аrchangel BPA, АТ6-В.

Одним из самых известных самолетов, созданных по программе COIN, стал американский штурмовик OV-10 “Bronco”, который американцы называли во Вьетнаме “рабочей лошадкой”.

Российский легкий штурмовик

Долгое время в СССР военные отвергали саму идею создания военной техники для борьбы с партизанскими (освободительными) силами, а создание за рубежом самолетов такого класса объясняли желанием капиталистов эксплуатировать и угнетать захваченные колонии. Ситуация изменилась во время войны в Афганистане.

Так же как и в США, отечественные военные руководители пришли к выводу, что созданная военная техника не полностью подходит для данного конфликта. Но и тогда концепция противопартизанского самолета (военные так и не ввели данную классификацию в официальный лексикон) не нашла много сторонников. И все же работы были начаты – первым результатом стал самолет Як-52Б (ударная модификация УТС Як-52).

Распад СССР и последующие преобразования в нашей стране поставили крест на всех начинаниях в данном направлении. Тем не менее, в последнее десятилетие 20 века было создано несколько интересных проектов, таких как, например самолеты КБ Грунина. Ни один из образцов не пошел дальше летных прототипов, а некоторые так и остались на бумаге. Частичной реализацией концепции COIN в России можно считать выпускавшиеся в 90-е и 2000-е года переделанные для патрульных и ударных задач легкие гражданские самолеты.

Одномоторный легкий многоцелевой самолет СМ-92 Турбо “Финист Турбо”

Источник: http://avia-rest.przd.ru/

Например, ФПС России заказала для контроля государственной границы небольшую партию патрульных самолетов СМ-92П, являющихся вооруженной пулеметами и бомбами либо НАРами модификацией гражданского самолета СП-92 “Финист”. Но подобные самолеты обладают невысокой живучестью в силу сравнительно небольшой скорости полета и отсутствия защиты и являются временным решением по принципу “дешево и сердито”.

Основная же ноша борьбы с незаконными вооруженными формированиями в российской авиации до сих пор лежит на плечах постепенно устаревающих штурмовиков Су-25 и вертолетов армейской авиации. Но следует отметить, что при сравнимой с противопартизанскими самолетами боевой загрузке, боевые вертолеты, в силу конструктивных особенностей и меньшей скорости, являются более легкой целью для зенитного огня, при этом обладая более высокой себестоимостью.

Кроме того, время нахождения турбовинтового штурмовика в районе цели ввиду существенно меньшего удельного расхода топлива может быть в разы больше, чем у вертолета или Су-25. Немаловажным фактором является и то, что стоимость полетного часа турбовинтового штурмовика может быть в несколько раз меньше, чем у боевого вертолета или реактивного боевого самолета при выполнении одной и той же задачи.

Полторы тонны бомб и ракет

Анализируя историю создания самолетов класса COIN можно выделить три качественно разных подхода к созданию таких самолетов. Первый – это создание специализированного штурмовика с нуля. Достоинством такого подхода является появление самолетов, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика. Недостаток – высокая стоимость опытно-конструкторских работ и разворачивание серийного производства. Также к недостаткам можно отнести узкую специализацию машин.

Второй подход – модификация уже существующего легкого гражданского самолета либо учебно-тренировочной машины для военных нужд. Достоинства такого метода – относительная дешевизна производства, так как “почти такой же самолет” уже производится и эксплуатируется. Недостаток – не всегда высокие ЛТХ и часто низкая живучесть.

Третий подход – создание многофункционального аппарата, одной из задач которого является борьба противником, слабо защищенным средствами ПВО. Достоинства такого подхода заключается как в соблюдении требований заказчика для штурмовика, так и в большой зоне его применения как в военных, так и в гражданских целях (например – первоначальная подготовка пилотов). К недостаткам можно отнести более высокую стоимость чем во втором подходе.

Боевой опыт показал, что такой самолет должен иметь максимальную скорость не более 700 км/ч, а рабочую – не более 300-400 км/ч (в противном случае пилот будет испытывать нехватку времени для прицеливания). Самолет должен иметь бронезащиту кабины пилотов и наиболее важных частей конструкции от стрелкового оружия, современные средства противодействия ПЗРК.

В зависимости от поставленной задачи он должен иметь возможность применять широкий спектр управляемого и неуправляемого оружия с массой боевой нагрузки в 1000-1500 кг, а также иметь в качестве силовой установки турбовинтовой двигатель, как более экономичный по отношению к турбореактивному и обладающий более низкой заметностью в ИК-диапазоне.

Бразилия, Аргентина, США, Россия?

На сегодняшний день успешно выпускаются и продаются легкие штурмовики Pilatus PC-9М (Швейцария), Embraer EMB-314 “Super Tucano” (Бразилия) и АТ-802U (США). В США активно продвигаются на рынок военной техники новые самолеты AT-6В (модернизированный AT-6 Texan II) и IOMAX ARCHANGEL.

Один из трех первых изготовленных для ВВС Анголы турбовинтовых учебно-боевых самолетов Embraer EMB-314 (A-29) Super Tucano. Январь 2013 года.
Источник: Embraer

В США командование ВВС приступило к выработке требований к новому штурмовому самолету, который должен будет заменить устаревшие A-10 Thunderbolt II. Как сообщает Defense News, возможный проект получил условное обозначение A-X. В новом самолете для непосредственной авиационной поддержки должны использоваться современные технологии, повышающие его эффективность по сравнению с A-10.

В качестве существующих самолетов, которые могут стать платформой для нового штурмовика, рассматриваются A-29 Super Tucano (экспортная версия Embraer EMB-314 “Super Tucano”) и AT-6 Texan II. В ЮАР разрабатывают свой самолет такого класса – AHRLAC – в 2015 году прототип направлен на летные испытания.

Аргентинский штурмовик FMA IA.58 “Pucara” и американский OV-10 Bronco, снятые ранее с производства, в настоящее время вновь вводятся в эксплуатацию и проходят модернизацию с точки зрения улучшения силовой установки и комплектации БРЭО.

В отечественной авиации, к сожалению, самолетов подобного класса пока нет, хотя потребность в таких машинах присутствует. “Противопартизанские” штурмовики никуда не исчезнут с рынка вооружений, и закрывать эту тему пока рано. Создание полноценных самолетов подобного класса нашей стране способно не только повысить обороноспособность, возможно даже в перспективе несколько снизив расходы на оборону и обучение летчиков, но и позволить России занять еще одну нишу на рынке мировых вооружений.

Кирилл Яблочкин

rusila.su