Турбины Siemens в Крыму: какую тайну раскрыл гендиректор «Силовых машин»? Турбины сименс


Турбины Сименс | Наша страна

© EPA/CLEMENS BILAN

Некоторые хают Путина что он заказал турбины Сименс в Крым. Типа почему не российские. Пришлось разбираться.

Лучше всего ситуация описана на сайте Геоэнергетика http://geoenergetics.ru/2017/07/24/anatomiya-problem-vokrug-siemens/

От себя добавлю. Хотя почти все есть в статье.С топливом выбора не было. Строить атомную АЭС долго,  возить уголь дорого, а вот газ в Крыму свой. Из топлива только газ, но и газа мало.

Для тепловой электростанции можно строить паротурбинную установку, как строят почти все электростанции. А можно для повышения КПД объединить паротурбинную установку с парогазовой. КПД парогазовой электростанции на 17-20 % больше, чем обычной паротурбинной электростанции.

Во вторых надо было построить быстро. за 2 года. Минимальные сроки строительства ГРЭС 43 месяца и это без получения разрешительной документации.

Объекты в Крыму делают рекордно быстро. За 2 года. А за 2 года можно построить только ПГУ

Строить надо было быстро, а агрегаты ставить такие которые в России еще не делали.

Да при советской власти парогазовых турбин большой мощности не делали, делали маленькие для удовлетворения нужд северных поселков и городов. Первую большую парогазовую турбину начали делать после советской власти, это турбина ГТД-110.

Но пройдя по ссылке, видно сколько у нее болезней.В 2004 году началась первая опытно-промышленная эксплуатация электростанции с двигателем ГТД-110 в посёлке Каборга Николаевской области Украины. Однако она проработала совсем недолго и была выведена из эксплуатации

Рязанская ГРЭС

18 сентября 2012 года произошла авария. Двигатель был остановлен из-за повышения вибрации на обеих подшипниковых опорах.4 турбины а Ивановской ГРЭС, В 2014 году на Ивановских ПГУ из четырёх турбин в работе осталась одна.

За период эксплуатации новой турбины (ГТД-110) было выявлено много дефектов, но таких турбин было выпущено всего пять штук. У мировых производителей только шестые-восьмые турбины по счету начинают серийно вводить на объекты, а на первых лечат «детские болезни», чем, собственно, сегодня и занимается НПО «Сатурн».

С 2012 года «Роснано», «Интер РАО ЕЭС» и НПО «Сатурн» ведут разработку ГТД-110М.

Запуск серийного производства турбины ГТД-110М планируется в 2018 году.

Итого не было у России совего производства парогазовых турбин. На угле были на газе нет. Уголь надо возить, вот и связались с Сименс и его турбиной на 157МВт. Думали проскочим, не проскочили. Но значит доведут быстрее до кондиции ГТД-110М  и будет своя большая газовая турбина.

ЖЖ: genby

comments powered by HyperComments

www.nasha-strana.info

Почему Россия так и не научилась строить свои турбины

газовых турбин

Россия нашла способ обойти западные санкции ради важнейшей государственной задачи – строительства крымских электростанций. Произведенные немецкой компанией «Сименс» турбины, необходимые для работы станций, доставлены на полуостров. Однако как получилось, что наша страна оказалась неспособна сама разрабатывать подобное оборудование?

Россия поставила две из четырех газовых турбин в Крым для использования на Севастопольской электростанции, сообщило накануне агентство Reuters со ссылкой на источники. По их данным, в порт Севастополя были доставлены турбины модели SGT5-2000E немецкого концерна Siemens.

Россия строит в Крыму две электростанции мощностью 940 мегаватт, и ранее поставки турбин Siemens на них были заморожены из-за западных санкций. Однако, судя по всему, выход был найден: эти турбины были поставлены некими сторонними компаниями, а не самой Siemens.

Российские компании серийно производят только турбины для электростанций малой мощности. Например, мощность газовой турбины ГТЭ-25П составляет 25 МВт. Но современные электростанции достигают мощности 400–450 МВт (как и в Крыму), и им нужны более мощные турбины – 160–290 МВт. Поставленная в Севастополь турбина имеет как раз нужную мощность 168 МВт. Россия вынуждена находить способы обойти западные санкции, чтобы выполнить программу по обеспечению энергетической безопасности Крымского полуострова.

Как же так получилось, что в России отсутствуют технологии и площадки по производству газовых турбин большой мощности?

После распада СССР в 90-х и начале 2000-х российское энергетическое машиностроение оказалось на грани выживания. Но потом началась массовая программа строительства электростанций, то есть появился спрос на продукцию российских машиностроительных заводов. Но вместо создания собственного продукта в России был выбран другой путь – и, на первый взгляд, очень логичный. Зачем изобретать велосипед, тратить много времени и денег на разработку, исследования и производство, если можно купить уже современное и готовое за рубежом.

«У нас в 2000-х понастроили газотурбинных электростанций с турбинами GE и Siemens. Тем самым они подсадили нашу и без того небогатую энергетику на иглу западных компаний. Теперь огромные деньги платятся за обслуживание иностранных турбин. Час работы сервисного инженера Siemens стоит как месячная зарплата слесаря этой электростанции. В 2000-е надо было не газотурбинные электростанции строить, а модернизировать наши основные генерирующие мощности», – полагает гендиректор инженерной компании Powerz Максим Муратшин.

«Я занимаюсь производством, и мне всегда обидно было, когда раньше высшее руководство говорило, что все за границей купим, потому что наши ничего не умеют. Сейчас все очнулись, но время упущено. Уже и спроса такого нет, чтобы создавать новую турбину взамен сименсовской. Но на тот момент можно было создать собственную турбину большой мощности и продать ее на 30 газотурбинных электростанций. Так бы сделали немцы. А русские просто купили эти 30 турбин у иностранцев», – добавляет собеседник.

Сейчас основная проблема в энергетическом машиностроении – износ машин и оборудования при отсутствии высокого спроса. Точнее, спрос есть со стороны электростанций, на которых надо срочно менять устаревшее оборудование. Однако денег у них на это нет.

«У электростанций не хватает денег на проведение масштабной модернизации в условиях жесткой тарифной политики, регулируемой государством. Электростанции не могут продавать электричество по такой цене, при которой смогли бы заработать на быструю модернизацию. У нас очень дешевое электричество по сравнению с западными странами», – говорит Муратшин.

Поэтому ситуацию в энергетической промышленности нельзя назвать радужной. Например, в свое время крупнейший в Советском Союзе завод по производству котлов «Красный котельщик» (входит в «Силовые машины») на пике производил 40 котлов большой мощности в год, а сейчас – всего один–два в год. «Нет спроса, и те мощности, которые были в Советском Союзе, утеряны. Но основные технологии у нас остались, поэтому в течение двух–трех лет наши заводы снова могут производить по 40–50 котлов в год. Это вопрос времени и денег. Но у нас же тянут до последнего, а потом за два дня хотят быстро все сделать», – переживает Муратшин.

Со спросом на газовые турбины еще сложнее, потому что вырабатывать электроэнергию на газовых котлах – дорогое удовольствие. Никто в мире не строит свою энергетику только на этом виде генерации, как правило, есть основная генерирующая мощность, а газотурбинные электростанции ее дополняют. Плюс газотурбинных станций в том, что они быстро подключаются и дают энергию в сеть, что важно в пиковые периоды потребления (утром и вечером). Тогда как, например, паровые или угольные котлы требуется готовить несколько часов. «Кроме того, в Крыму нет угля, зато есть собственный газ, плюс тянут газопровод с российского материка», – объясняет Муратшин логику, согласно которой для Крыма была выбрана именно электростанция на газе.

Но есть еще одна причина, почему Россия купила для строящихся в Крыму электростанций именно немецкие, а не отечественные турбины. Разработка отечественных аналогов уже ведется. Речь идет о газовой турбине ГТД-110М, которую модернизируют и дорабатывают в Объединенной двигателестроительной корпорации совместно с «Интер РАО» и Роснано. Эта турбина была разработана в 90-х и 2000-х, ее даже использовали на Ивановской ГРЭС и Рязанской ГРЭС в конце 2000-х. Однако продукт оказался со многими «детскими болезнями». Собственно, теперь НПО «Сатурн» и занимается их лечением.

А поскольку проект крымских электростанций крайне важен с очень многих точек зрения, судя по всему, ради надежности было решено не использовать для него сырую отечественную турбину. В ОДК объясняли, что не успеют доработать свою турбину до момента начала строительства станций в Крыму. К концу этого года будет создан только опытно-промышленный образец модернизированной ГТД-110М. Тогда как запуск первых блоков двух тепловых электростанций в Симферополе и Севастополе обещают к началу 2018 года.

Впрочем, если бы не санкции, то серьезных проблем с турбинами для Крыма не было бы. Более того, даже сименсовские турбины не чисто импортный продукт. Алексей Калачев из ИК «Финам» замечает, что турбины для крымских ТЭЦ можно было бы произвести в России, на питерском заводе «Сименс Технологии Газовых Турбин».

«Конечно, это дочернее предприятие Siemens, и наверняка какая-то часть комплектующих поставляется для сборки с европейских заводов. Но все же это совместное предприятие, и производство локализовано на российской территории и под российские потребности», – говорит Калачев. То есть Россия не просто закупает иностранные турбины, но и заставила иностранцев вложиться в производство на российской территории. По мнению Калачева, как раз создание СП в России с иностранными партнерами позволяет наиболее быстро и эффективно преодолевать технологическое отставание.

«Без участия зарубежных партнеров создание самостоятельных и полностью независимых технологий и технологических платформ теоретически возможно, но потребует значительного времени и средств», – поясняет эксперт. Причем деньги нужны не только на модернизацию производства, но и на подготовку кадров, НИОКР, инженерные школы и т. д. К слову, на создание турбины SGT5-8000H у Siemens ушло целых 10 лет.

Реальное же происхождение поставленных в Крым турбин оказалось вполне объяснимым. Как заявила компания «Технопромэкспорт», четыре комплекта турбин для энергообъектов в Крыму были закуплены на вторичном рынке. А он, как известно, под санкции не подпадает.

agitpro.su

Siemens разрывает контракты: что будет с Россией без немецких турбин?

SiemensПравообладатель иллюстрации Peter Kovalev/TASS Image caption Siemens - это крупнейший поставщик мощных турбин для электростанций

Немецкий концерн Siemens прекращает поставлять в Россию оборудование для электростанций по госзаказам из-за того, что четыре сделанные им турбины оказались в аннексированном Крыму. Фактически это означает, что с рынка уходит крупнейший поставщик турбин большой мощности.

Но все не так страшно: большая часть электростанций в России уже построена, а Siemens на рынке, по мнению экспертов, могут заменить другие иностранные компании.

Siemens в пятницу подтвердила, что в Севастополе оказались четыре турбины, которые были произведены на совместном предприятии Siemens и "Силовых машин" в Ленинградской области. Это, по мнению компании, нарушает условия контрактов с российскими партнерами.

Немецкая компания в ответ решила прекратить поставки в России оборудования для электростанций по госзаказам. Кроме того, компания отзывает лицензии, которые она выдала российским партнерам на поставку оборудования смешанного цикла - именно такое используется на современных электростанциях.

Siemens также отказывается от своей доли в российский компании "Интеравтоматика", но при этом пока не выходит из совместного предприятия с "Силовыми машинами", хотя раньше о таких планах сообщалось в СМИ.

На большинстве электростанций в России, которые были построены или модернизированы в последние годы, стоят турбины производства Siemens.

Русская служба Би-би-си разбиралась, как устроен российский рынок мощных турбин, какую роль на нем играет Siemens и что произойдет после ухода компании.

Крым вместо Тамани

Скандал вокруг поставок турбин в Крым разгорелся в начале июля. Тогда агентство Рейтер сообщило о том, что в Крыму находятся газовые турбины, произведенные Siemens.

Это противоречит санкционному режиму в ЕС: после аннексии Крыма Россией в 2014 году поставлять на полуостров газовое оборудование запрещено. Агентство опубликовало фотографии турбин в порту Севастополя.

Компания Siemens, которой за подобные поставки грозят санкции в Европе, заявила, что не поставляла турбины в Крым. Как заявили в компании, партнеры в России уверяли их, что турбины не окажутся на обложенном санкциями полуострове.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

В своих заявлениях немецкая компания также ссылается на условия контракта, согласно которым ее турбины не могли оказаться в Крыму. Турбины предназначались для объекта Тамань в Краснодарском крае.

Немецкая компания начала собственное расследование событий. Сначала она подтвердила, что в Крыму находятся как минимум две турбины из четырех, а в пятницу стало известно, что там оказались все четыре.

В итоге компания подала иски в Московский арбитражный суд в отношении трех компаний - ОАО "Технопромэкспорт", ООО "Технопромэкспорт" и ООО "Сименс технологии газовых турбин". С помощью этого иска компания пытается обеспечить возвращение турбин в Тамань.

21 июля Siemens сообщила, что разорвет лицензионное соглашение с российскими компаниями по поставкам оборудования для электростанций и разработает новые меры контроля. Поставки по госзаказам в Россию компания также приостановила.

Кто производит мощные газовые турбины в России и для чего они нужны?

Скандал с крымскими поставками разогрелся из-за турбины SGT5-2000E производства Siemens мощностью 187 МВт.

Кроме Siemens крупными игроками на российском рынке такого оборудования являются также Alstom, General Electric (эти две компании объединились), Mitsubishi Hitachi Power Systems и некоторые китайские поставщики, рассказал старший аналитик компании "Атон" по нефтегазовому сектору Александр Корнилов.

По словам генерального директора инженерной компании Powerz Максима Муратшина, Россия практически на 100% зависит от импорта турбин высокой мощности. "Большинство электростанций построены Siemens", - добавил эксперт.

В России ведется разработка отечественных турбин большой мощности, но о серийном выпуске пока речи не идет. Первая такая турбина - ГТД-110 - была изготовлена в конце 90-х годов. Их даже установили на Рязанской ГРЭС и Ивановской ГРЭС, однако серийное производство не начинали, потому что машины часто ломались. Сейчас разрабатывается модернизированная версия турбины - ГТД-110М.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

По словам Муратшина, эта турбина появится на рынке через несколько лет, пока она очень "сырая". Когда она появится, это будет полностью российский продукт, подчеркнул эксперт.

Иностранцы постепенно локализируют производство мощных газовых турбин в России. Примером этого как раз является совместное предприятие Siemens и "Силовых машин", которое оказалось в центре скандала, - ООО "Сименс технологии газовых турбин". Siemens принадлежат 65% предприятия, а еще 35% - у концерна "Силовые машины" Алексея Мордашова.

Еще один пример - совместный завод GE, группы "Интер РАО ЕЭС" и корпорации "Ростехнологии" в городе Рыбинск Ярославской области.

Обойдется ли Россия без турбин Siemens?

Siemens уходит с российского рынка в момент, когда спрос на турбины падает. "Потребность в новых турбинах уже не столь высока, как она была в 2007-2016 годы", - полагает Корнилов.

В последние годы в стране строились новые газовые электростанции и энергоблоки в рамках ДПМ (договоры предоставления мощности) - это фактически программа подд

www.bbc.com

Эффективность турбин H-класса в Азии

Высокая эксплуатационная гибкость отвечает современным требованиям рынка

В связи с колоссальным экономическим ростом, который приносит благо и экономике, и простым людям, Южная Корея, по словам Ван-Кьянг Ли (Wan-Kyoung Lee), президента и главного исполнительного директора компании GS EPS, стала «монстром энергопотребления». «Самая большая проблема, стоящая сегодня перед Кореей, — устранение несоответствия между спросом и предложением на рынке электроэнергии», — считает Ли.

Именно в этой ситуации турбины Н-класса компании Siemens способны в полной мере реализовать свои преимущества: благодаря очень быстрому изменению нагрузки они идеально подходят для компенсации колебаний нагрузки в сети и создания надежной энергосистемы. Данные турбины обладают малым временем пуска (менее 30 минут) и высокой эксплуатационной гибкостью, а также низкими выбросами и возможностью работы под неполной нагрузкой.

Турбины H-класса проектировались для обеспечения гибкости в работе. «На нашей станции Bukog 3 применяются турбины H-класса. Среди их преимуществ — безопасность, эффективность и экономичность. Это действительно лучшее, что создано в отрасли. Технологии Siemens повышают эксплуатационную гибкость станции Bukog 3. Благодаря использованию турбин H-класса станция стала первой в Азии, достигшей КПД в 60 % и выше», — рассказывает Ки Хван Чо (Ki Hwan Cho), руководитель проекта станции Dangjin 3 (ранее называвшейся Bugok 3) компании GS EPS.

Уникальные технические характеристики турбин H-класса уже прошли проверку на практике на электростанциях в Германии и шт. Флорида, США. Они гарантируют, что станции комбинированного цикла существенно превосходят требования энергосистем в плане поддержания стабильного энергоснабжения. Быстрые пуски и остановы, а также отличные характеристики при работе с пиковыми нагрузками делают технологию турбин Н-класса прекрасным выбором для генерации энергии в зависимости от спроса на нее.

Комплектные поставки

Компания Siemens поставила все оборудование машинного зала электростанции Dangjin 3, которая начала коммерческую эксплуатацию в августе 2013 г. Компания поставила газовую турбину SGT6-8000H, паровую турбину SST6-5000HI-L, генератор с водородным охлаждением SGen6-2000H и котел BENSON HRSG, а также электрооборудование и автоматическую систему управления SPPA-T3000. На основные узлы заключен долгосрочный договор о техническом обслуживании.

«В будущем мы в компании GS EPS будем стремиться упрочить наши позиции ведущего независимого производителя электроэнергии в Азии, а также продолжим развивать и углублять партнерские отношения с компанией Siemens», — отметил Ван-Кьянг Ли.

Станция Dangjin 3 станет девятой станцией комбинированного цикла, построенной компанией Siemens в Южной Корее за последние 10 лет. Суммарная установленная мощность этих электростанций составляет 13 тыс. МВт. Ее достаточно для энергоснабжения около 10 млн человек.

Газовые турбины Siemens открывают дорогу к более эффективному производству энергии на ископаемом топливе.

Газовые турбины компании Siemens

Линейка газовых турбин компании Siemens проектируется и улучшается как ответ на современные запросы динамично меняющегося рынка энергии. Компания Siemens поставляет 15 различных моделей турбин мощностью от 5 до 375 МВт. Их конструкция направлена на повышение прибыльности, надежности, отличается ремонтопригодностью и экологичностью. В любой области применения газовые турбины компании Siemens отвечают нуждам операторов электростанций, гарантируют низкие затраты на протяжении всего жизненного цикла электростанции и максимальную отдачу от инвестиций.

Рекорды газовых турбин

Турбины H-класса компании Siemens попали в заголовки новостей, когда на электростанции Irsching в Германии был достигнут официально подтвержденный КПД комбинированного цикла, равный 60,75 %. Сердцем электростанции Irsching, производящей свыше 578 МВт, является самая мощная в мире газовая турбина SGT5-8000H. На станции Dangjin 3 установлена такая же турбина в исполнении под частоту тока 60 Гц. По сравнению с характеристиками мирового парка газовых турбин для электростанций турбины H-класса снижают расход газа и выбросы углерода примерно на треть при работе в комбинированном цикле. По сравнению с угольными электростанциями турбины H-класса сокращают выбросы углерода на целых 75 %.

Новости из социальных сетей

www.energy.siemens.com

Паровые турбины - Siemens

Неразрушающие методы контроля

Неразрушающие методы контроля

С учетом относительно низкой стоимости топлива при генерации электроэнергии паровыми турбинами угольных и атомных станций, а также повышения стратегической важности уже построенных станций модернизация оказывается более быстрым и экономичным решением, чем монтаж нового оборудования. Решения по повышению характеристик и улучшению экологичности оборудования позволяют заодно повысить и надежность эксплуатации. Наши заказчики очень довольны достигнутыми результатами модернизации. Мы подготавливаем электростанции, установки нефтегазовой отрасли и промышленные предприятия к длительной и надежной работе. Мы проведем обследование станции, оснащенной как оборудованием компании Siemens, так и оборудованием других поставщиков, и предложим варианты модернизации, соответствующие потребностям заказчика.

Варианты модернизации паровых турбин

Компания Siemens уделяет особое внимание турбогенераторным агрегатам и вспомогательным системам. Применяется междисциплинарный подход к модернизации котла (или парогенератора), системы управления и нахождению компромиссных технических решений. Более того, мы оказываем содействие в расчете чистой приведенной стоимости и внутренней нормы рентабельности (ВНР), что необходимо для финансового обоснования проекта. Инженеры с уникальной квалификацией выполняют монтаж модернизированного оборудования «под ключ» с соблюдением всех требований и сроков. Наши специалисты помогут разработать подробный план работ с участием других субподрядчиков, что гарантирует завершение проекта в срок. Наконец, компания Siemens имеет возможность предложить варианты финансирования инвестиций в модернизацию с учетом будущих продаж добавленной электрической мощности.

www.energy.siemens.com

какую тайну раскрыл гендиректор "Силовых машин"?

газовых турбин

В четверг вечером в Санкт-Петербурге оперативники ФСБ по подозрению в разглашении гостайны задержали гендиректора корпорации «Силовые машины» Романа Филиппова. Чекисты хоть и не раскрывают суть своих претензий к топ-менеджеру машиностроительной корпорации, однако мало сомнений в том, что речь идёт о международном скандале вокруг немецкой компании Siemens и поставках в Крым газовых турбин.

Считается, что утечка информации о поставках оборудования пошла именно от руководства «Силовых машин». По данным Лайфа, сам Филиппов отвергает свою вину и говорит, что турбины не имели никакого отношения к Siemens, потому что были российского производства.

В истории вокруг задержания Филиппова много белых пятен. Управление ФСБ по Петербургу и Ленобласти, а также «Силовые машины» пока хранят молчание. Известно только, что после задержания и допроса Филиппов был отпущен под подписку о невыезде. По данным Лайфа, следователи считают, что гендиректор «Силовых машин» ознакомил со сведениями, составляющими гостайну, третьих лиц. Следствию предстоит выяснить, было ли это разглашение намеренным или неумышленным.

Скандал вокруг турбин разгорелся в начале июля, когда агентство Reuters со ссылкой на свои источники сообщило о том, что в Крым переправляют две мощные газовые турбины, несмотря на санкции ЕС. После возвращения в Россию полуостров оказался отрезан от энергоснабжения с Украины, поэтому проблему могли бы решить мощные парогазовые ТЭС в Севастополе и Симферополе мощностью около 470 Мвт каждая. Они бы полностью решили снабжение полуострова энергией. Монополистом в производстве таких мощных турбин в мире является немецкая корпорация Siemens. В России, на предприятиях госкорпорации «Ростех», выпускают менее мощные варианты.

Такие турбины могли производить на заводах Siemens в Европе, в Иране либо на российско-немецком предприятии «Сименс технологии газовых турбин» (СТГТ), которое находится в Санкт-Петербурге. Его учредителями являются «Силовые машины» Алексея Мордашова и Siemens. 65% в нём принадлежит немцам и 35% — российской компании. Проблема заключается в том, что поставки турбин от Siemens попадают под санкции, введённые ЕС против России в отношении такого оборудования. В соседнем российском регионе — на Таманском полуострове — также строится ТЭС, и продукция Siemens в этом случае под санкции уже не попадает.

Как рассказал Лайфу источник в Минпромторге, в 2016 году СТГТ продал «дочке» госкорпорации «Ростех» — компании «Технопромэкспорт» (ТПЭ) — четыре комплекта газовых турбин SGT5-2000E Siemens для энергообъектов в Тамани. Стоимость каждой составляла примерно 28 млн евро. ТПЭ также является генподрядчиком строительства ТЭС в Крыму и на Тамани. В начале июля в Siemens заявили, что проверяют информацию о поставках турбин в Крым. В итоге Siemens AG​ подала иск в Арбитражный суд Москвы к трём компаниям — ОАО «Технопромэкспорт», ООО «Технопромэкспорт» и собственной «дочке» в России, «Сименс технологии газовых турбин».

Siemens требует признать недействительной сделку о поставке «Технопромэкспорту» четырёх газотурбинных установок или возместить полную стоимость поставленного оборудования. Немцы также попросили суд арестовать турбины и запретить фактическому владельцу их монтировать. В контракте специально оговаривалось, что эти турбины нельзя поставлять в Крым, говорится в исковом заявлении. Покупатель об этом прекрасно знал и поставил свою подпись под договором с Siemens. По мнению немцев, ТПЭ изначально ввёл Siemens в заблуждение.

Российская сторона была удивлена претензиями немцев. Представители «Ростеха» поясняли, что турбины для Крыма были закуплены на вторичном рынке и глубоко модернизированы на предприятиях корпорации, поэтому импортных узлов и деталей в них не осталось.

— Это турбины российского производства с использованием элементов зарубежного производства, но при этом это будет российский сертификат, — рассказал журналистам министр промышленности Денис Мантуров.

— Когда ТПЭ закупило турбины, они были глубоко модернизированы под стандарты российских ТЭС, поэтому в них уже не осталось ничего от Siemens и под санкции они уже не попадали, — рассказал Лайфу источник в Минпромторге. — К тому же в марте 2017 года Торгово-промышленная палата Санкт-Петербурга проводила экспертизу и установила, что газовая турбина SGT5-2000E является оборудованием с локализацией в СТГТ более 50%, изготовленным в РФ и не имеющим аналогов на её территории.

По словам источника, о том, что турбины были модернизированы под нужды российских ТЭС, в том числе и в Крыму, знал только узкий круг людей из «Силовых машин», поэтому утечка о том, что оборудование оказалось на полуострове, могла произойти только оттуда.

Роман Филиппов был назначен гендиректором «Силовых машин» в 2015 году. С совладельцем «Силовых машин» Алексеем Мордашевым работает с 1997 года. С 2013 по 2015 год Филиппов был директором по экономике ОАО «Северсталь».

agitpro.su

сможет ли российская энергетика найти замену Siemens

Разгоревшийся вокруг газовых турбин для ТЭС в Крыму скандал вновь актуализировал необходимость снижения зависимости российской энергосистемы от импортного оборудования, однако создание в стране собственного производства газовых турбин высокой мощности с нуля не целесообразно в условиях окончания программы договоров предоставления мощности (ДПМ) и отсутствия долгосрочного спроса, считают опрошенные ТАСС эксперты.

Наиболее оптимальный путь — использование схем локализации и доработка производимой НПО «ОДК-Сатурн» (Объединенная двигателестроительная корпорация, входит в Ростех) первой российской газотурбинной энергетической установки мощностью 118 МВт — ГТД-110М. 

Как сообщил ТАСС заместитель министра энергетики РФ Андрей Черезов, по оценкам Минэнерго России, сегодня спрос на большие турбины в России в среднем составляет 2–3 единицы ежегодно или 53 единицы до 2035 года.

«На долгосрочный период, с учетом прогнозного прироста потребляемой мощности до 2035 года на 24 ГВт, а также потребности в замене устаревших турбин с наработкой свыше 300 тыс. часов (турбины типа К-300) спрос на турбины большой мощности в России должен составить порядка 53 единиц.

При отсутствии в стране проектов, требующих резкого прироста мощности, 53 единицы — это значительный рынок», — сказал Черезов, отметив, что такого спроса все же недостаточно для разворачивания производственных мощностей.

Турбина непростой судьбы

Созданный в рамках реформы «РАО ЕЭС» механизм ДПМ позволил обеспечить ввод новых мощностей в стране с привлечением продукции западных производителей — Siemens, GE, Alstom, Mitsubishi, Kawasaki и других. Сегодня в России эксплуатируется около 244 газовых турбин иностранного производства, что, по данным Минэнерго, составляет 63% от общего количества.

Доля российских турбин ниже — 147 единиц, или 37%. Попытки создать собственную турбину высокой мощности предпринимались еще много лет назад, в 2012 году энергетики жаловались, что производимые «Сатурном» газотурбинные двигатели ГТД-110 часто выходят из строя.

В 2013 году «Сатурн» подписал инвестиционное соглашение с Роснано и «Интер РАО» по созданию газотурбинного двигателя нового поколения — ГТД-110М. Планировалось, что реализация проекта завершится в 2017 году, однако пока ГТД-110М — результат глубокой модернизации газотурбинного двигателя ГТД-110 — проходит испытания.

В пресс-службе предприятия ТАСС рассказали, что на второе полугодие 2017 года запланированы испытания с ресурсными рабочими лопатками 1 ступени турбины, затем длительные комплексные испытания, а на 2018 год — запуск в серийное производство. Заместитель министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков отметил ТАСС, что Минпромторг поддерживает этот проект и «надеется, что в 2018 году турбину выведут на серийное производство».

Черезов считает, что «Сатурну» необходимо активизировать работу над доведением этой турбины до требуемых технических характеристик. «Газовая турбина «Сатурна» — довольно интересный проект, но для полной его реализации требуются серьезные вложения. Во время испытаний на станциях был составлен перечень замечаний, и на их основе в рамках рабочей группы Минпромторга сформулированы требования по модернизации турбины, так как есть небольшие недоработки.

«Эту работу целесообразно продолжить, аналог турбины нам необходим», — отметил замминистра энергетики, добавив, что в России есть объекты электроэнергетики, на которых могут быть использованы данные турбины.

«ОДК-Сатурн» предварительно оценивает потребность отечественного рынка в газотурбинных установках на базе ГТД-110М в 80 штук до 2030 года. «Проведенный анализ рынка позволил определить „скрытые” резервы в виде большого объема модернизации и реконструкции ТЭЦ. Кроме того, имеется потребность в газотурбинных установках большой мощности в качестве механического привода для их применения на перспективных заводах по сжижению природного газа», — сообщили ТАСС в пресс-службе ОДК.

В чем преимущество?

Существующие мощности «ОДК-Сатурн» позволяют производить до двух ГТД-110М в год. Планы компании амбициозны, предприятие уверено в рентабельности проекта.

«Разработана концепция расширения производства для серийного изготовления ГТД-110М в объеме 6–10 штук в год, что позволит обеспечить потребности российского рынка энергетического оборудования. „ОДК-Сатурн” на базе полученного опыта по реализации проекта ГТД-110М подготовило предложения по дальнейшей модернизации двигателя с возможностью увеличения его мощности до 150 МВт. По нашей оценке, российский рынок нуждается в отечественных энергетических ГТД большой мощности, поэтому мы уверены в рентабельности проекта», — отметили в пресс-службе.

Ключевым достоинством российской разработки «ОДК-Сатурн» называет ценовой показатель при не уступающих конкурентам техническим параметрам.

«Существенным преимуществом ГТД-110М перед зарубежными аналогами является высокий КПД — 36,5% (ISO), что выгодно отражается на стоимости жизненного цикла изделия. Кроме того, уникальные массогабаритные характеристики ГТД-110М позволяют осуществлять его транспортировку даже в отдаленные регионы страны в полной заводской готовности любыми видами транспорта, а также выполнять монтаж турбины при замене устаревшего оборудования без реконструкции здания станции.

Среди других особенностей ГТД-110М — хорошая динамика по росту и сбросу мощности при переходных процессах, высокие показатели топливной эффективности, низкая себестоимость выработки электрической и тепловой энергии», — подчеркивают в компании.

Заместитель министра энергетики РФ Андрей Черезов выделил также невысокую металлоемкость российской турбины.

«Отечественная турбина отличается от Siemens подходом в изготовлении, она имеет относительно невысокую металлоемкость. Например, в ее конструкции применяются пустотелые валы.

У компании Siemens такой технологии нет. Конструкция ГТД-110М сделана по аналогии с турбинами на корабельных установках. Пустотелые валы позволяют облегчить конструкцию турбины за счет снижения металлоемкости, что делает корабль существенно легче. На наш взгляд, в ГТД-110М заложено много интересных идей, но требуется доработка автоматики, системы управления турбиной, решение вопросов с материалами, используемыми на лопатках и горячей части. Конечно, это большой объем научной работы, но ее необходимо проделать», — пояснил он.

По пути локализации с оглядкой на Китай

Черезов считает, что все же в краткосрочном и среднесрочном периоде с учетом уровня спроса на газовые турбины ожидать лавинообразного притока инвестиций в развитие турбин именно российского производства большой мощности не стоит, особенно с учетом того, что по сложившейся практике объем государственного финансирования подобных проектов составляет в среднем 30% от общего объема.

«Если смотреть с позиции оценки экспортного потенциала перспективных газовых турбин большой мощности, то здесь нам предстоит пройти немалый путь к созданию конкурентоспособной инновационной продукции.

На эти цели нужно минимум 10 лет. Поэтому в краткосрочной и среднесрочной перспективе приемлемой для нас является схема локализации, в долгосрочной перспективе мы будем наращивать собственные компетенции в области крупного энергетического машиностроения и постепенно переходить на собственное производство с полным циклом, включая сервисное обслуживание», — пояснил замминистра. 

По его словам, схема локализации позволит не только сформировать компетенции в области газотурбиностроения, но и обеспечить трансферт технологий в отечественное производство газовых турбин. Не стоит, по мнению замминистра, забывать и о том, что для этого нужно и развитие смежных отраслей — металлургии, информационных технологий, включая информационную безопасность.

Черезов заметил, что необходимо предпринять действия по дальнейшему улучшению ситуации, связанной с локализацией производства оборудования, а именно о выполнении взятых на себя обязательств. В качестве удачного примера он привел опыт компаний из Китая, сумевших за несколько лет наверстать упущенное в энергомашиностроении.

«Мы анализировали ситуацию с производством газотурбинного оборудования в Китае. Начиная с 2000 года за счет использования схемы локализации и освоения компетенций, им удается выпускать турбины по техническим характеристикам не уступающие европейским. Благодаря локализации, китайские компании перешли на серийный выпуск аналога турбины Siemens, но мощностью 300 МВт.

При этом в программах локализации, используемых в Китае, график локализации прописывается по годам, с предусмотренными за невыполнение обязательств штрафами. При таком подходе в течение пяти лет Китай может закрыть собственные потребности и по другим позициям, закупаемым сейчас в Европе или США. Например, на лопатки газовых турбин и других компонентов горячего тракта», — поделился Черезов.

Замминистра также отметил, что компаниям, локализующим производство, необходима финансовая поддержка. «В Китае, например, такие предприятия получают финансовую поддержку. Кроме того, они застрахованы. В случае низкого спроса на продукцию, банки берут риски на себя, компенсируя потери производителю.

Именно поэтому нам нужно развивать не только технический задел, но и разрабатывать такие меры поддержки, как кредитование финансовыми организациями компаний, занимающихся локализацией, на длительный период и под низкий процент.

Данные меры должны быть первоочередными. В Китае проекты по газотурбинному оборудованию финансируют банки первой пятерки», — добавил он.

Без драматизма

Siemens, работающий в России более 160 лет, пересмотрел формат работы в РФ и обозначил более жесткие рамки дальнейшего сотрудничества с энергетиками из-за ситуации вокруг поставок турбин для теплоэлектростанций в Крыму. Концерн заявил 21 июля, что все четыре газотурбинные установки для крымских тепловых электростанций (ТЭС) оказались производства Siemens и были поставлены на полуостров в обход санкций Евросоюза.

Компания через суд намерена добиваться возврата генерирующего оборудования. Сложившаяся ситуация также стала поводом для инициирования Siemens проверок российских партнеров по строительству электростанций на предмет соблюдения ими экспортных правил ЕС и временной приостановке поставок энергооборудования по уже заключенным контрактам.

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров при этом ранее подчеркивал, что российская сторона обеспечила максимальную юридическую корректность при использовании технологий Siemens в производстве турбин для ТЭС в Крыму. По словам министра, Симферопольская и Севастопольская ТЭС будут оснащены турбинами российского производства, но с использованием элементов зарубежного.

У турбин есть российский сертификат, отмечал глава Минпромторга. В «Технопромэкспорте» сообщали, что «на сегодняшний день турбины прошли модернизацию, и специфицированы по характеристикам под проект с использованием российских ноу-хау».

Гендиректор промышленного холдинга «Ротек» Михаил Лифшиц считает, что драматизма в заявлениях немецкого концерна нет, а России нужно иметь собственное производство, но возможно это лишь при долгосрочном и понятном спросе.

«Рынок газовых турбин богат. Никуда не делись такие компании как Ansaldo Energia, MAPNA, Mitsubishi. Если Siemens оказался в какой-то щекотливой ситуации и готов потерять часть рынка, то его заместят очень быстро. Драматизма в событиях с Siemens нет», — отметил эксперт.

По словам Лифшица, для развития собственных компетенций в стране «необходимо иметь более определенную позицию государства, которое будучи достаточно весомым собственником энергетической инфраструктуры, должно определять спрос». «Компетенций в стране по газо-турбостроению в стране хватает благодаря нашим западным коллегам и благодаря тому, что уже построено.

Поэтому если стоит задача собрать компетенции и создать турбину — она абсолютно реализуема внутри страны. История в том, что есть конкурентная среда и как производитель могу сказать, что многие аспекты деятельности, в которых мы живем, ставят нас в заведомо неконкурентную позицию. Если, например, кто-то решил сделать турбину в Германии, то он может взять кредит под 0,5%, а чтобы сделать турбину в России, нужно пойти и взять кредит, но уже, к примеру, под 10% годовых. При этом мы одинаково покупаем металл, являющийся биржевым товаром и так далее», — пояснил он.

Лифшиц подчеркнул, что «стоимость денег для российского производителя — это не помощь от государства, а создание конкурентной позиции для участников рынка».

Юлия Темерева

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

news24today.info