Александр Кистень: «От ножа мышцами не прикроешься». Тренировки александр кистень


Александр Кистень: "Ножевой бой дисциплинирует"

- Александр Михайлович, расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

- Родился я в Йошкар-Оле. В 1984-м окончил Рязанское воздушно-десантное командное училище и по распределению попал служить в бригаду спецназа ГРУ. С 1985 по 1987 год участвовал в боевых действиях в Афганистане. Батальон, в котором я служил, дислоцировался в Ассадабаде, практически на границе с Пакистаном. Занимал должности командира группы, позже командира роты. По итогам боевых операций был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Позже был направлен для прохождения службы в соединение спецназа в Марьину Горку. В 1991 году меня пригласили в белорусскую "Альфу". В 95-м году уволился с военной службы, работал в службе безопасности коммерческих компаний. С 2003 года живу в Москве, преподаю технику ножевого боя для подразделений спецназа различных силовых структур. А вообще-то единоборствами занимаюсь с 12 лет, последние 14 - ножевым боем.

- Только лишь для спецназа? А почему не для обычных граждан?

- На это есть много причин. Основную из них можно сформулировать примерно так: нож - это оружие. И как любым оружием, им нужно уметь пользоваться. Тем более тем, кому это необходимо по своей профессии. Спецназовцу умение владеть ножом может спасти жизнь и поможет более рационально выполнить боевую задачу.

Во-вторых, проводя занятия с профессионалами, мы повышаем уровень подготовки наших спецподразделений.

Есть еще много других причин, но перечислять их, мне кажется, нет нужды.

- А все-таки, сотрудники каких именно спецподразделений у вас занимаются?

- Сейчас я провожу занятия с офицерами Управления "А" ЦСН ФСБ, спецподразделения Госнаркоконтроля "Гром", а также офицерами ФСО и армейской разведки. Все, кто у меня занимаются, на 100 процентов сотрудники спецслужб - профессионалы.

- Как вы начали свою преподавательскую деятельность? Откуда взялись ваши навыки ножевого боя?

- Скажем так, путь был долгим и тернистым. Началось все с русского боевого искусства - РОСС.

В начале 90-х годов к нам в бригаду с показательными выступлениями приехал Александр Ретюнских. Меня очень сильно впечатлила техника его действий. Я взглянул на рукопашный бой другими глазами. Оказалось, что прикладной раздел в таком виде я не знал вообще. Хотя считал, что подготовлен неплохо. В общем, система меня заинтересовала, и я начал активно ее изучать.

В 1996 году, уже после увольнения с военной службы, я и Александр Ретюнских поехали на международный семинар по боевым искусствам в США. В Кливленде его проводила Всемирная ассоциация джиу-джитсу. Только представьте, что это была за картина: огромный Карнеги-холл, 12 татами, 36 инструкторов и более 1500 приглашенных специалистов со всего мира. В одном из показательных выступлений мне понравился англичанин - инструктор королевской морской пехоты. Жалко, сейчас не помню, как его звали, но в принципе это и не важно. Он показывал технику боя нож на нож. Я впервые увидел нечто подобное. Плотный мужик, с животиком, что, однако не мешало ему быстро двигаться, творил просто чудеса.

В нашей армии в рукопашном бое - только комплексы были по принципу: делай раз, делай два, делай три, а здесь все по-другому. Как бывший военный, я понимал, что в плане подготовки военнослужащих этот раздел у нас просто отсутствует. На территории государств бывшего Союза этот вид боевого искусства не развит. Для чего в большинстве случаев использовался и до сих пор используется армейский нож? Для того, чтобы консервы открывать и колючую проволоку перерезать. Впрочем, про нож это отдельная тема.

Позже Ретюнских ездил еще раз в Америку, на очередной слёт гранд-мастеров, где познакомился с Френком Бремом, довольно заслуженным мастером боевых искусств, одним из лучших специалистов в мире по ноже-вому бою, создателем известного ножа "Gunting".

По нашему приглашению он приехал в Санкт-Петербург, где на семина¬ре показал методику подготовки ножевого бойца. Понимаете, методику! Это послужило хорошей отправной точкой. Стали заниматься.

Позже Брем приезжал к нам в Белоруссию, где в течение нескольких дней проводил показательные занятия для спецподразделений.

- Брем открыл какие-нибудь секреты?- В тот раз, лучше сказать, приоткрыл. Получилось это довольно интересно. Поскольку я его позвал, то, по старинному русскому обычаю, пришлось встречать гостя со всей душой, как у нас это полагается. Мы на рыбалку съездили, в лес сходили на шашлыки. С Бремом, кстати, приехал его ученик - директор европейского филиала школы Томас Нимез. И вот как-то вечером сидели на кухне у меня дома, разговаривали, и Брем неожиданно произнес: "Ты знаешь, Саша, все, что я показывал все эти дни, - это один комплекс, просто с разных секторов. Всего их восемь. Смотри: у тебя правая рука, у меня левая рука - это один сектор, у тебя левая рука, у меня правая рука - это второй сектор, у тебя правая рука, у меня правая рука - это третий сектор и так далее. Весь фокус заключается в том, что тебе должно быть все равно, откуда на тебя будет нападать противник, в какой позиции ты будешь находиться". Сидящий рядом немец, который до этого у Брема 10 лет прозанимался, был немного в шоке от услышанного. Он спросил у своего учителя, почему он ему об этом до сих пор ничего не говорил.

- Наверное, немец его на шашлыки не приглашал?

- Наверное (улыбается)! Видать, не было у них нужного взаимопонимания. Вообще, тут стоит сказать, что многие коммерческие специалистына своих семинарах показывают какие-то комплексы: сначала один, потом другой, третий. Ты невольно думаешь: как же много информации ты получил. На самом деле это один комплекс, просто с разных секторов. Но об этом мало кто говорит.

Вот так потихоньку, шаг за шагом, мое мастерство и росло. Наблюдая за другими профи, общаясь с ними, я набирался опыта.

- Говорят, вы приверженец филиппинской системы ножевого боя?

- Знаете, наблюдая за различными видами техник разных мастеров школ ножевого боя, за исключением российских (о них, увольте, промолчу), я пришел к выводу, что у большинства систем либо корни на основе филиппинских, либо они сами филиппинские.

- Существует мнение, что эта система неэффективна для нашей действительности из-за того, что техника построена на секущих ударах ножом. На Филиппинах это позволяет одержать победу благодаря климату - теплой одежды там нет. У нас же наоборот?

- Это неверно. В филиппинской системе есть много приемов и способов, включая и колющие удары. А что касается этого заблуждения, могу пояснить, откуда, как говорится, ноги растут. От незнания сути вопроса. У нас источник информации Интернет, где все - специалисты. Один глупость ляпнул, второй почитал, да чтобы потом дураком не выглядеть, повторил. Прокатило - хорошо! И пошло-поехало.

Недавно мы ездили к Дениелу Мумбаки - одному из ведущих специалистов на Филиппинах. Нас интересовала методика подготовки ножевого боя в их армии. На занятия с нами часто приглашались инструктора из морской пехоты. Все они имели боевой опыт за плечами, практически у всех было много порезов и ран. По ним было видно, что рассказывали они не на чужих примерах.

Если кто не знает, то на юге Филиппин очень неспокойно. Мусульманские экстремисты не дают покоя. Боестолкновения армии и повстанцев происходят постоянно. Здесь надо отметить, что в джунглях огнестрельное оружие не всегда эффективно. Из-за условий местности противникам приходится сталкиваться почти лоб в лоб, и здесь колюще-режущее оружие показывает свои лучшие качества.

Надо понимать, что в джунглях спецназ действует в нормальной плотной одежде, да, у них зимы нет, но сказать, что они там ходят в одних трусах - неправильно.

- Как может отразиться на подготовке спецназовца умение владеть ножом?

- Только в лучшую сторону. Да, это не основной вид боевой подготовки, но и здесь есть свой положительный результат. Нож - это скорость, хорошая координация, ориентирование в пространстве.Приведу пример. Я был на войне два года. Служил в подразделении, которое непосредственно вступало в контакт с противником. Как правило, раз в трое суток мы выходили на выполнение задания и чаще совершали налёты, чем устраивали засады. У нас были разные боевые ситуации, но самое интересное, что боестолкновения проходили на дистанции максимум 30 метров и, как правило, ещё на более коротких дистанциях. А это практически в упор, особенно в ночных условиях. И здесь очень помогли занятия рукопашным боем. Не в том плане, что у нас рукопашные схватки были с "духами", просто занятия помогли улучшить реакцию. В нужный момент ты действуешь решительно и стремительно. Ножевой бой усиливает реакцию многократно.

Нож дисциплинирует в плане психологии человека, заставляет быть более собранным и серьезным. Понимаете, в подразделениях ножевому бою уделяется очень мало внимания. Больше упор на тактику, огневую и физо. Я думаю так: если есть вид оружия, то и им нужно уметь владеть. И если хотя бы раз в жизни это умение понадобится и спасет жизнь - это нормально.

- У нас много школ ножевого боя, что вы можете сказать о них?

- Ничего. Я не хочу никому давать оценку, потому что я не эксперт в их методиках. Чтобы сделать подобное заявление, нужно потренироваться, понять, что, где и как. Повторюсь: нож - очень страшное оружие и не в тех руках может привести к серьёзным последствиям. У нас и так в стране статистика полученных ножевых ранений со смертельным исходом очень велика.

- На ваш взгляд, вид ножа имеет значение в бою?

- По большому счету нет. В таком вопросе главное не нож. Как говорится, в автомобиле важна прокладка между рулем и сиденьем.

- Александр Михайлович, сколько нужно времени спецназовцу, чтобы овладеть основами ножевого боя?

- В таком деле говорить о временных рамках как-то не с руки. Однако можно предположить, что при постоянных занятиях где-то через полгода человек начнет что-то понимать. Заниматься нужно не от случая к случаю, а регулярно.

- Есть ли на ваших занятиях какая-нибудь установка? Скажем, человек действует в боевой обстановке, и у него нож находится в боевой экипировке, висит в ножнах на ноге или груди, или человек идет по улице, и у него в кармане брюк есть нож?

- У нас есть моменты, когда на тебя противник нападает, а у тебя еще нет ножа. Есть комплекс по уходу от ножа с целью выиграть секунды на извлечение своего оружия. Но в большинстве случаев работа идет в соотношении нож на нож сразу. Могу объяснить почему. Несколько лет назад англичане проводили тест, в котором участвовали свыше 60 человек, где ставился вопрос: "Какова минимальная дистанция между противниками при отсутствии ножа у одного из них?". То есть на каком расстоянии должен быть оппонент, нападающий на вас с ножом, чтобы успели достать свое оружие. При минимальном расстоянии в 7 метров адекватно успел защититься только один, всех остальных просто зарезали.

- Значит, в большинстве случаев вы преподаете технику работы с ножом?

- Не только. Даем все в комплексе - и защиту, и технику. Первая нужна непосредственно для обороны, а зная технику, человек сумеет понять, что думает нападающий, предположить ход его возможных действий. Если человек не знает, как работать с ножом, он не сможет адекватно защититься.

Есть мнение, что против мастера работы с ножом ничего не сделаешь -все равно тебя порежут. Но что же теперь - сложить ручки и готовиться к смерти?! Побеждает тот, кто прилагает усилия, а не просто стоит и ждет.

- Есть ли у вас примеры, когда вашим ученикам умение владеть ножом спасло жизнь?

- Есть. Человек не видел, что у противника, подходящего сзади, есть нож. Он среагировал на колющее движение. Развернулся, выбил и отобрал оружие у бандита. Сработали инстинкты, отточенные в ходе тренировок.

- Вы бы могли что-нибудь посоветовать нашим читателям, дать какие-нибудь рекомендации?

- Мне трудно что-то сказать, это как подъем переворотом показывать на пальцах. Здесь надо объяснять только вживую. Вот, к примеру, раз в месяц мы проводим занятия в 45-м разведывательном полку ВДВ. Там мы показываем примерно, что нужно тренировать. Эдакий шаблон, скажем, технику действий, в которых важна скорость удара и скорость восприятия. А далее, имея подготовку и мотивацию, военнослужащие дорабатывают сами.

Материалы о филиппинской технике ножевого боя и советы от Александра Кистеня - в ближайших номерах "Братишки".

Система РОСС- российская отечественная система самозащиты. Система подготовки РОСС- это авторская, творческая разработка, обобщающая опыт и знания, полученные в результате многолетних занятий спортивной борьбой самбо, дзюдо, а также изучения различных видов самозащиты и рукопашного боя. РОСС является уникальной системой самообороны, построенной на эффективной технике действий с учетом биомеханических особенностей человека, и отличается экономичностью, универсальностью и прикладным характером, основанными на генетически заложенной в каждом человеке механике, двигательных навыках. Элементы движений, последовательность выполнения упражнений позволяют выйти на внутренние врожденные рефлексы, называемые "блоком естественных реакций организма" на данную ситуацию.

ВСЕМИРНЫЙ СОВЕТ ГРАНД-МАСТЕРОВ

"World head of family sokeship council (WHFSC)" - наиболее элитны и престижный Всемирный совет гранд-мастеров боевых искусств. Эта организация создана в Америке в мае 1993 г. В настоящее время она крупнейшая не только в Америке, но и во всем мире. Её основатель - гранд-мастер Френк Санчес из Гуамы. В организацию входят только гранд-мастера девятых и десятых данов или их эквиваленты. В Совет входят свыше 160 членов со всех концов мира, представляющих различ-ные стили боевых искусств. Лист членов Совета действительно читается как "Кто есть кто" в мире боевых искусств.

В отличие от других организаций здесь не существует никаких членских взносов. Основная задача Всемирного совета гранд-мастеров - обеспечение взаимосвязи между различными системами боевых искусств через гранд-мастеров и развитие боевых искусств через определенные программы, например ежегодные Всемирные конференции, собственный Институт боевых искусств, специальные семинары и т. п. Звание "гранд-мастер" присваивается спортсмену не только высокого класса, а человеку, создавшему свою школу, направление, имеющему последователей, усовершенствовавшему уже существующие знания в той области, где он работает, человеку, принесшему пользу обществу и стране в деле оздоровления населения.

Читайте также статью Александра Кистеня "Ножевой бой - часть боевой подготовки в армии".

www.pekiti-tirsia.ru

"От ножа мышцами не прикроешься" » Военное обозрение

Эксклюзивное интервью с известным инструктором по ножевому бою, сотрудником спецназа А.М. Кистенем. Обычно Александр Михайлович не выступает в средствах массовой информации, а на его тренировки могут попасть только сотрудники таких структур как ФСО, Альфа, Витязь, Спецназ Госнаркоконтроля и им подобных, но для Военного Обозрения он сделал исключение.

- Сначала хотелось бы узнать вашу биографию. Где вы учились, служили?- Заканчивал Рязанское десантное училище. Учился на факультете иностранных языков - это спецназ. В Советском Союзе было 2 училища, в которых готовили спецназ - Рязанское и Киевское. Получил диплом референт-переводчика. Служил в Афганистане (1985-1987 гг.). В 1987 году попал в бригаду спецназа в Марьиной горке (Беларусь). Потом служил в белорусской Альфе на штатной должности минера-подрывника, а внештатно был еще и инструктором по рукопашному бою. Совмещал, так как штат там был меньше, чем в московской Альфе. Сейчас там уже есть такая штатная должность, а тогда я проверял всех новоприходящих сотрудников - бился с ними.

- Афганистан был полигоном для спецназа?- Да, через Афган прогоняли весь спецназ.

- Чем вы занимались из единоборств?- Начал с классической борьбы (сейчас это греко-римская). В училище стал заниматься советским карате. Бились в полный контакт. Когда запретили карате, стали практиковать рукопашный бой. Сами делали защитную экипировку. Потом у нас сменился тренер - стал давать еще и таэквондо.

- Рукопашный бой был каким? Какое направление? - Направления не было, просто бились в защите - взяли пластины, связали их стропами. Получилась достаточно гибкая защита, типа бронежилета. При этом она была прочной.

- Перейдем к теме нашей беседы. Почему преподаете именно ножевой бой?- В 1995 году я уволился из Альфы и был вице-президентом Федерации русского боевого искусства. Поехал в США на семинар Международной федерации джиу-джитсу - Карнеги-холл, 12 татами, 1500 человек... Там я увидел инструктора англичанина. Он был из морской пехоты. Очень хорошо владел ножом. Сейчас я понимаю, что ничего необычного в его технике не было, но тогда меня это впечатлило.

- Неужели в ГРУ не было ножевого боя?- Не было. Были комплексы РБ-1, 2. И НФП. И были энтузиасты в каждом подразделении - кто-то владел боксом, кто-то борьбой. Соответственно и в данном подразделении был акцент на бокс или борьбу. А такого никто не знал.

- У нас был богатейший опыт после войны, были фронтовые разведчики. Они же знали, как пользоваться ножом.- Системы не было.

- То есть, кто-то где-то служил, кто-то кому-то что-то показал?- Абсолютно. Системного ничего не было. Это странно, но, тем не менее, это так. И ничего с тех пор не изменилось. Нет системной подготовки к ближнему бою. Кстати, ближний бой – это не только бой с ножом, это весь диапазон воздействия на противника на дистанции до 5 метров. У меня тренируются ребята из разных ведомств, могут подтвердить. Один дает так, другой так. А государственной программы - хотя бы для какого-то подразделения - нет. Нет ни наставлений, ни руководства. А современные боевые действия показывают, что во время боя в городе или на объектах инфраструктуры именно такие навыки и нужны.

Поэтому когда я это увидел, то понял, что надо заниматься. В Федерации русского боевого искусства был прикладной раздел работы с оружием - на тогдашнем уровне. Но такую работу с ножом я до того момента не видел. У Ретюнских мне нравились некоторые техники отбора ножа, но работа с ножом против вооружённого противника там недоработаны. Я патриот, но главное - эффективность, а не то, что наше это, коренное, или нет.

- Чем вас заинтересовала филиппинская система?- Через Ретюнских я узнал о Брэме Фрэнке, который является признанным на международном уровне мастером. Так вот, его учитель - филиппинец. Когда я начал заниматься этим вопросом, то выяснил, что основные инструкторы в мире по НБ - это филиппинцы, или их ученики. Сейчас даже южные корейцы показывают - причем на хорошем уровне - филиппинские техники. И это естественно, так как для филиппинцев - это традиция. На Филиппинах до сих пор есть кровная месть. Конечно, их программу надо адаптировать под нас. Корпус морской пехоты Филиппин часто ведёт боевые действия в джунглях и у них в снаряжении бойца кроме винтовки, пистолета и ножа есть короткий меч. Они много работают с палками. Мы работаем с палками только как с тренажером. Обычно нож на нож.

- Должны ли основываться работа с палкой, ножом и голыми руками на одной биомеханической модели?- Да.

- Для чего нужно уметь работать с двумя ножами?- Хороший вопрос. Нож может вообще никогда не пригодиться в жизни, ни разу. Но лучше, чем нож для развития скорости, реакции, умения быстро реагировать на предложенные вам ситуации ничего нет. Можно накачать большие мышцы, но от ножа ты ими не прикроешься. У тебя два ножа, у меня два ножа. Я должен контролировать и твои ножи, и свои. Если что-то упущу, то для летального укола, достаточно усилия в 4 килограмма. Ребенок может сделать. Пресс от ножа тоже не накачаешь.

Поэтому я должен контролировать все удары. Это огромная скорость, это деконцентрация - потому что я не могу отслеживать каждый нож. Я должен контролировать оба ножа одновременно. Это совершенно другое восприятие. Когда работаешь с двумя ножами, даже думать по-другому начинаешь. В схватке может включиться тоннельное зрение, и ты не увидишь удар ножом сбоку. Такие занятия помогают этого избежать. Сначала такое состояние появляется через 10 минут после начала тренировки, через месяц занятий - через 8, потом 3, а потом начинаешь биться - и оно сразу же появляется. Со стороны этого не понять, пока инструктор не покажет.

Помню, в Афгане мы специализировались на налетах. Засады устраивали только в зоне действия другого батальона. Часто работали в горах, подходишь очень близко. А в кишлаке противник может показаться буквально "из-за угла". Кстати, рукопашных схваток у нас никогда не было. И представь, какая должна быть скорость идентификации (свой-чужой) и реагирования на изменение ситуации. Бывало, что противник находился на расстоянии двух метров. Я живой, потому что реакция у меня была лучше. А нож еще больше улучшает реакцию.

- Нужна ли масса для занятий ножевым боем? - Нужна - и масса, и сила, и скорость, и развитие "шарнирности". Разные есть упражнения. "Физуха", скоростная и силовая выносливость нужны. Чтобы выдавать в определенный промежуток времени большую скорость и силу. Противников может быть несколько, и если ты продержишься на 5 секунд дольше, то ты победил.

Также я даю упражнения на обе руки, чтобы стать обоеруким и успешно работать двумя руками. Начинаем на медленной скорости, потом нарабатываем.

- Бывают споры насчет эффективности укола или реза. Что на ваш взгляд лучше?- Одинаково хороши. Их лучше комбинировать. Укол легче перенаправить в порез. Порез в укол труднее.

- Есть мнение, что современные солдаты носят бронежилеты, поэтому укол эффективнее пореза.- Да, но есть маленький нюанс - режешь бицепс (который броником не закрывается) и рука становится вот так. Или режешь трицепс, и рука становится вот этак. И ногу можно резать так же - она подворачивается и человек падает на колено. Главное - знать физиологию. Режешь пальцы и из них выпадает все - пистолет, автомат...

- Согласны ли вы с высказыванием, что прием - это сумма технических элементов?- Немного по-другому, я приведу пример: в «Лего» кирпичики, из которых можно сделать все, что угодно - дом, корабль. Это незыблемые кирпичики, "база". Их можно миксовать, складывать. Мы учим работать по принципам, а не по приемам. Все по ситуации. Если же человек работает приемами, может возникнуть ситуация, в которой этот прием не сработает. И что тогда, кризис жанра?

- Наверное, этот принцип - по ситуации - должен отражаться в методике?- Мы так и делаем. Сначала кирпичики. Потом тренируем комбинации на основе определенных комплексов. Я ввел для своих подопечных из телохранителей следующее упражнение. Два человека стоят напротив друг друга. У одного пистолет, у другого нож (реальный). Я стою за спиной того, кто с пистолетом и показываю напарнику с ножом, в какой сектор бить - по сигналу таймера. Удар может быть в любой сектор, любой рукой. Тот, кто с пистолетом, не знает куда. Он должен выполнить определенное техническое действие - например, выстрелить за 3 секунды. Я как инструктор смотрю на правильность выполнения. У нас есть 2 мишени - на расстоянии 2 метра и 5 метров. Первая мишень - это как бы человек, который на тебя нападает, и вторая - дополнительная (если моделируем ситуацию с несколькими противниками). 3 секунды, 4 выстрела.

- То есть, вы положительно относитесь к стрессовой методике?- Конечно. Нож сам по себе вызывает стресс. Если мы учим человека по этой методике, нож на улице не будет для него стрессовым фактором, так как он привык к этому на тренировке.

Если работать штампами, клише, то человеку трудно потом адаптироваться к реальной, быстро меняющейся ситуации. А стрессовая методика помогает ему в этом.

- Судя по видео, у вас перемещения только на 6 сторон, "снежинка". А вперед-назад нет. С чем это связано?- Наш принцип - атака и контратака. Защиты у нас нет. Перемещение назад у нас имеется, но психологически мы формируем у человека стремление двигаться вперед. Блок рукой рождает блок в голове. Человек к этому привыкает и потом в случае опасности отходит назад. Такое часто бывает у спортсменов, которые разрывают дистанцию, отскакивая назад. Вот что закладывается, когда подразделение обучают спортивным навыкам. Я уважаю бокс и борьбу, но я понимаю, что это формирует. Первое движение должно быть атакующим, встречным, а не отскоком назад. Соответственно этому мы тренируем и передвижения.

- Как относитесь к спортивному ножевому бою?- Хорошо, положительно. Это как Федерация практической стрельбы - формирует культуру обращения с огнестрельным оружием. Это не то, что применяется в бою, но вырабатывает скорость и меткость попадания. Единственное, что нет тактики для реального боя. То же и со спортивным ножевым боем. Просто надо понимать, что это не для реальности.

- Согласны ли вы с тем, что для того, чтобы использовать нож, нужно уметь перешагнуть через "психологический порог"?- Это важно, но не самое главное. Ты можешь переступить через порог, но если ты технически не подготовлен, недолго проживешь. На мой взгляд погибает быстро не только трусливый - злой оптимист тоже долго не живет. Духа может хватать, а умения недостаточно. А с другой стороны бывает, что навык есть, а готовности применить нет. Мне рассказали такой случай – стояли двое охранников с оружием, на них бежали шесть человек с расстояния пятнадцать метров. Они этих двоих зарезали, потому что охранники не были готовы психологически применить оружие.

- А как преодолеть этот порог?- Опять же – наши тренировочные ножи из металла, а потом мы тренируемся с реальными ножами.

- Согласны ли вы, что нужно уметь работать против трех предметов: палки, цепи и ножа?- Несколько категорично. Необязательно против трех, но я понимаю, что у них разные траектории и воздействие. В этом плане я согласен, по тем качествам, которые такая работа формирует. Когда тренируешься, немного по-другому все оцениваешь. Например, цепь: замахиваться ей долго, она имеет свою инерцию.

Нужно быть как вода. Не идти в лоб - всегда может найтись противник, который сильнее и здоровее тебя. Один раз на Филиппинах попросили провести занятие, хотя, я приезжал туда как ученик. Я им сказал, что вы бьетесь лицом к лицу, а мы заходим сбоку или сзади - это тактика. Конечно, это легко сказать - на самом деле никто меня просто так не пустит за спину, надо тренироваться. Мы всегда пытаемся тактически выиграть. Зайдешь к противнику сбоку - ситуация уже изменится. И неважно, чем человек владеет. Здесь другие категории.

- Спасибо за ответы!

topwar.ru

"От ножа мышцами не прикроешься"

- Афганистан был полигоном для спецназа?- Да, через Афган прогоняли весь спецназ. 

- Чем вы занимались из единоборств?- Начал с классической борьбы (сейчас это греко-римская). В училище стал заниматься советским карате. Бились в полный контакт. Когда запретили карате, стали практиковать рукопашный бой. Сами делали защитную экипировку. Потом у нас сменился тренер - стал давать еще и таэквондо. 

- Рукопашный бой был каким? Какое направление? - Направления не было, просто бились в защите - взяли пластины, связали их стропами. Получилась достаточно гибкая защита, типа бронежилета. При этом она была прочной. 

- Перейдем к теме нашей беседы. Почему преподаете именно ножевой бой?- В 1995 году я уволился из Альфы и был вице-президентом Федерации русского боевого искусства. Поехал в США на семинар Международной федерации джиу-джитсу - Карнеги-холл, 12 татами, 1500 человек... Там я увидел инструктора англичанина. Он был из морской пехоты. Очень хорошо владел ножом. Сейчас я понимаю, что ничего необычного в его технике не было, но тогда меня это впечатлило. 

- Неужели в ГРУ не было ножевого боя?- Не было. Были комплексы РБ-1, 2. И НФП. И были энтузиасты в каждом подразделении - кто-то владел боксом, кто-то борьбой. Соответственно и в данном подразделении был акцент на бокс или борьбу. А такого никто не знал. 

- У нас был богатейший опыт после войны, были фронтовые разведчики. Они же знали, как пользоваться ножом.- Системы не было. 

- То есть, кто-то где-то служил, кто-то кому-то что-то показал?- Абсолютно. Системного ничего не было. Это странно, но, тем не менее, это так. И ничего с тех пор не изменилось. Нет системной подготовки к ближнему бою. Кстати, ближний бой – это не только бой с ножом, это весь диапазон воздействия на противника на дистанции до 5 метров. У меня тренируются ребята из разных ведомств, могут подтвердить. Один дает так, другой так. А государственной программы - хотя бы для какого-то подразделения - нет. Нет ни наставлений, ни руководства. А современные боевые действия показывают, что во время боя в городе или на объектах инфраструктуры именно такие навыки и нужны. 

Поэтому когда я это увидел, то понял, что надо заниматься. В Федерации русского боевого искусства был прикладной раздел работы с оружием - на тогдашнем уровне. Но такую работу с ножом я до того момента не видел. У Ретюнских мне нравились некоторые техники отбора ножа, но работа с ножом против вооружённого противника там недоработаны. Я патриот, но главное - эффективность, а не то, что наше это, коренное, или нет.

- Чем вас заинтересовала филиппинская система?- Через Ретюнских я узнал о Брэме Фрэнке, который является признанным на международном уровне мастером. Так вот, его учитель - филиппинец. Когда я начал заниматься этим вопросом, то выяснил, что основные инструкторы в мире по НБ - это филиппинцы, или их ученики. Сейчас даже южные корейцы показывают - причем на хорошем уровне - филиппинские техники. И это естественно, так как для филиппинцев - это традиция. На Филиппинах до сих пор есть кровная месть. Конечно, их программу надо адаптировать под нас. Корпус морской пехоты Филиппин часто ведёт боевые действия в джунглях и у них в снаряжении бойца кроме винтовки, пистолета и ножа есть короткий меч. Они много работают с палками. Мы работаем с палками только как с тренажером. Обычно нож на нож.

- Должны ли основываться работа с палкой, ножом и голыми руками на одной биомеханической модели?- Да. 

- Для чего нужно уметь работать с двумя ножами?- Хороший вопрос. Нож может вообще никогда не пригодиться в жизни, ни разу. Но лучше, чем нож для развития скорости, реакции, умения быстро реагировать на предложенные вам ситуации ничего нет. Можно накачать большие мышцы, но от ножа ты ими не прикроешься. У тебя два ножа, у меня два ножа. Я должен контролировать и твои ножи, и свои. Если что-то упущу, то для летального укола, достаточно усилия в 4 килограмма. Ребенок может сделать. Пресс от ножа тоже не накачаешь. 

Поэтому я должен контролировать все удары. Это огромная скорость, это деконцентрация - потому что я не могу отслеживать каждый нож. Я должен контролировать оба ножа одновременно. Это совершенно другое восприятие. Когда работаешь с двумя ножами, даже думать по-другому начинаешь. В схватке может включиться тоннельное зрение, и ты не увидишь удар ножом сбоку. Такие занятия помогают этого избежать. Сначала такое состояние появляется через 10 минут после начала тренировки, через месяц занятий - через 8, потом 3, а потом начинаешь биться - и оно сразу же появляется. Со стороны этого не понять, пока инструктор не покажет. 

Помню, в Афгане мы специализировались на налетах. Засады устраивали только в зоне действия другого батальона. Часто работали в горах, подходишь очень близко. А в кишлаке противник может показаться буквально "из-за угла". Кстати, рукопашных схваток у нас никогда не было. И представь, какая должна быть скорость идентификации (свой-чужой) и реагирования на изменение ситуации. Бывало, что противник находился на расстоянии двух метров. Я живой, потому что реакция у меня была лучше. А нож еще больше улучшает реакцию. 

- Нужна ли масса для занятий ножевым боем? - Нужна - и масса, и сила, и скорость, и развитие "шарнирности". Разные есть упражнения. "Физуха", скоростная и силовая выносливость нужны. Чтобы выдавать в определенный промежуток времени большую скорость и силу. Противников может быть несколько, и если ты продержишься на 5 секунд дольше, то ты победил. 

Также я даю упражнения на обе руки, чтобы стать обоеруким и успешно работать двумя руками. Начинаем на медленной скорости, потом нарабатываем. 

- Бывают споры насчет эффективности укола или реза. Что на ваш взгляд лучше?- Одинаково хороши. Их лучше комбинировать. Укол легче перенаправить в порез. Порез в укол труднее. 

- Есть мнение, что современные солдаты носят бронежилеты, поэтому укол эффективнее пореза.- Да, но есть маленький нюанс - режешь бицепс (который броником не закрывается) и рука становится вот так. Или режешь трицепс, и рука становится вот этак. И ногу можно резать так же - она подворачивается и человек падает на колено. Главное - знать физиологию. Режешь пальцы и из них выпадает все - пистолет, автомат... 

- Согласны ли вы с высказыванием, что прием - это сумма технических элементов?- Немного по-другому, я приведу пример: в «Лего» кирпичики, из которых можно сделать все, что угодно - дом, корабль. Это незыблемые кирпичики, "база". Их можно миксовать, складывать. Мы учим работать по принципам, а не по приемам. Все по ситуации. Если же человек работает приемами, может возникнуть ситуация, в которой этот прием не сработает. И что тогда, кризис жанра? 

- Наверное, этот принцип - по ситуации - должен отражаться в методике?- Мы так и делаем. Сначала кирпичики. Потом тренируем комбинации на основе определенных комплексов. Я ввел для своих подопечных из телохранителей следующее упражнение. Два человека стоят напротив друг друга. У одного пистолет, у другого нож (реальный). Я стою за спиной того, кто с пистолетом и показываю напарнику с ножом, в какой сектор бить - по сигналу таймера. Удар может быть в любой сектор, любой рукой. Тот, кто с пистолетом, не знает куда. Он должен выполнить определенное техническое действие - например, выстрелить за 3 секунды. Я как инструктор смотрю на правильность выполнения. У нас есть 2 мишени - на расстоянии 2 метра и 5 метров. Первая мишень - это как бы человек, который на тебя нападает, и вторая - дополнительная (если моделируем ситуацию с несколькими противниками). 3 секунды, 4 выстрела. 

- То есть, вы положительно относитесь к стрессовой методике?- Конечно. Нож сам по себе вызывает стресс. Если мы учим человека по этой методике, нож на улице не будет для него стрессовым фактором, так как он привык к этому на тренировке. 

Если работать штампами, клише, то человеку трудно потом адаптироваться к реальной, быстро меняющейся ситуации. А стрессовая методика помогает ему в этом.

- Судя по видео, у вас перемещения только на 6 сторон, "снежинка". А вперед-назад нет. С чем это связано?- Наш принцип - атака и контратака. Защиты у нас нет. Перемещение назад у нас имеется, но психологически мы формируем у человека стремление двигаться вперед. Блок рукой рождает блок в голове. Человек к этому привыкает и потом в случае опасности отходит назад. Такое часто бывает у спортсменов, которые разрывают дистанцию, отскакивая назад. Вот что закладывается, когда подразделение обучают спортивным навыкам. Я уважаю бокс и борьбу, но я понимаю, что это формирует. Первое движение должно быть атакующим, встречным, а не отскоком назад. Соответственно этому мы тренируем и передвижения.

- Как относитесь к спортивному ножевому бою?- Хорошо, положительно. Это как Федерация практической стрельбы - формирует культуру обращения с огнестрельным оружием. Это не то, что применяется в бою, но вырабатывает скорость и меткость попадания. Единственное, что нет тактики для реального боя. То же и со спортивным ножевым боем. Просто надо понимать, что это не для реальности.

- Согласны ли вы с тем, что для того, чтобы использовать нож, нужно уметь перешагнуть через "психологический порог"?- Это важно, но не самое главное. Ты можешь переступить через порог, но если ты технически не подготовлен, недолго проживешь. На мой взгляд погибает быстро не только трусливый - злой оптимист тоже долго не живет. Духа может хватать, а умения недостаточно. А с другой стороны бывает, что навык есть, а готовности применить нет. Мне рассказали такой случай – стояли двое охранников с оружием, на них бежали шесть человек с расстояния пятнадцать метров. Они этих двоих зарезали, потому что охранники не были готовы психологически применить оружие. 

- А как преодолеть этот порог?- Опять же – наши тренировочные ножи из металла, а потом мы тренируемся с реальными ножами. 

- Согласны ли вы, что нужно уметь работать против трех предметов: палки, цепи и ножа?- Несколько категорично. Необязательно против трех, но я понимаю, что у них разные траектории и воздействие. В этом плане я согласен, по тем качествам, которые такая работа формирует. Когда тренируешься, немного по-другому все оцениваешь. Например, цепь: замахиваться ей долго, она имеет свою инерцию. 

Нужно быть как вода. Не идти в лоб - всегда может найтись противник, который сильнее и здоровее тебя. Один раз на Филиппинах попросили провести занятие, хотя, я приезжал туда как ученик. Я им сказал, что вы бьетесь лицом к лицу, а мы заходим сбоку или сзади - это тактика. Конечно, это легко сказать - на самом деле никто меня просто так не пустит за спину, надо тренироваться. Мы всегда пытаемся тактически выиграть. Зайдешь к противнику сбоку - ситуация уже изменится. И неважно, чем человек владеет. Здесь другие категории.

- Спасибо за ответы!

bazaistoria.ru

Александр Кистень: "От ножа мышцами не прикроешься"

Эксклюзивное интервью с известным инструктором по ножевому бою, сотрудником спецназа А.М. Кистенем. Обычно Александр Михайлович не выступает в средствах массовой информации, а на его тренировки могут попасть только сотрудники таких структур как ФСО, Альфа, Витязь, Спецназ Госнаркоконтроля и им подобных, но для «Военного обозрения» он сделал исключение.

— Сначала хотелось бы узнать вашу биографию. Где вы учились, служили?

Заканчивал Рязанское десантное училище. Учился на факультете иностранных языков — это спецназ. В Советском Союзе было 2 училища, в которых готовили спецназ — Рязанское и Киевское. Получил диплом референт-переводчика. Служил в Афганистане (1985-1987 гг.). В 1987 году попал в бригаду спецназа в Марьиной горке (Беларусь). Потом служил в белорусской Альфе на штатной должности минера-подрывника, а внештатно был еще и инструктором по рукопашному бою. Совмещал, так как штат там был меньше, чем в московской Альфе. Сейчас там уже есть такая штатная должность, а тогда я проверял всех новоприходящих сотрудников — бился с ними.

— Афганистан был полигоном для спецназа?

Да, через Афган прогоняли весь спецназ.

— Чем вы занимались из единоборств?

Начал с классической борьбы (сейчас это греко-римская). В училище стал заниматься советским карате. Бились в полный контакт. Когда запретили карате, стали практиковать рукопашный бой. Сами делали защитную экипировку. Потом у нас сменился тренер — стал давать еще и таэквондо.

— Рукопашный бой был каким? Какое направление?

Направления не было, просто бились в защите — взяли пластины, связали их стропами. Получилась достаточно гибкая защита, типа бронежилета. При этом она была прочной.

— Перейдем к теме нашей беседы. Почему преподаете именно ножевой бой?

В 1995 году я уволился из Альфы и был вице-президентом Федерации русского боевого искусства. Поехал в США на семинар Международной федерации джиу-джитсу — Карнеги-холл, 12 татами, 1500 человек… Там я увидел инструктора англичанина. Он был из морской пехоты. Очень хорошо владел ножом. Сейчас я понимаю, что ничего необычного в его технике не было, но тогда меня это впечатлило.

— Неужели в ГРУ не было ножевого боя?

Не было. Были комплексы РБ-1, 2. И НФП. И были энтузиасты в каждом подразделении — кто-то владел боксом, кто-то борьбой. Соответственно и в данном подразделении был акцент на бокс или борьбу. А такого никто не знал.

— У нас был богатейший опыт после войны, были фронтовые разведчики. Они же знали, как пользоваться ножом.

Системы не было.

— То есть, кто-то где-то служил, кто-то кому-то что-то показал?

Абсолютно. Системного ничего не было. Это странно, но, тем не менее, это так. И ничего с тех пор не изменилось. Нет системной подготовки к ближнему бою. Кстати, ближний бой – это не только бой с ножом, это весь диапазон воздействия на противника на дистанции до 5 метров. У меня тренируются ребята из разных ведомств, могут подтвердить. Один дает так, другой так. А государственной программы — хотя бы для какого-то подразделения — нет. Нет ни наставлений, ни руководства. А современные боевые действия показывают, что во время боя в городе или на объектах инфраструктуры именно такие навыки и нужны.

Поэтому когда я это увидел, то понял, что надо заниматься. В Федерации русского боевого искусства был прикладной раздел работы с оружием — на тогдашнем уровне. Но такую работу с ножом я до того момента не видел. У Ретюнских мне нравились некоторые техники отбора ножа, но работа с ножом против вооружённого противника там недоработаны. Я патриот, но главное — эффективность, а не то, что наше это, коренное, или нет.

— Чем вас заинтересовала филиппинская система?

Через Ретюнских я узнал о Брэме Фрэнке, который является признанным на международном уровне мастером. Так вот, его учитель — филиппинец. Когда я начал заниматься этим вопросом, то выяснил, что основные инструкторы в мире по НБ — это филиппинцы, или их ученики. Сейчас даже южные корейцы показывают — причем на хорошем уровне — филиппинские техники. И это естественно, так как для филиппинцев — это традиция. На Филиппинах до сих пор есть кровная месть.

Конечно, их программу надо адаптировать под нас. Корпус морской пехоты Филиппин часто ведёт боевые действия в джунглях и у них в снаряжении бойца кроме винтовки, пистолета и ножа есть короткий меч. Они много работают с палками. Мы работаем с палками только как с тренажером. Обычно нож на нож.

— Должны ли основываться работа с палкой, ножом и голыми руками на одной биомеханической модели?

Да.

— Для чего нужно уметь работать с двумя ножами?

Хороший вопрос. Нож может вообще никогда не пригодиться в жизни, ни разу. Но лучше, чем нож для развития скорости, реакции, умения быстро реагировать на предложенные вам ситуации ничего нет. Можно накачать большие мышцы, но от ножа ты ими не прикроешься. У тебя два ножа, у меня два ножа. Я должен контролировать и твои ножи, и свои. Если что-то упущу, то для летального укола, достаточно усилия в 4 килограмма. Ребенок может сделать. Пресс от ножа тоже не накачаешь.

Поэтому я должен контролировать все удары. Это огромная скорость, это деконцентрация — потому что я не могу отслеживать каждый нож. Я должен контролировать оба ножа одновременно. Это совершенно другое восприятие. Когда работаешь с двумя ножами, даже думать по-другому начинаешь. В схватке может включиться тоннельное зрение, и ты не увидишь удар ножом сбоку. Такие занятия помогают этого избежать. Сначала такое состояние появляется через 10 минут после начала тренировки, через месяц занятий — через 8, потом 3, а потом начинаешь биться — и оно сразу же появляется.Со стороны этого не понять, пока инструктор не покажет.

Помню, в Афгане мы специализировались на налетах. Засады устраивали только в зоне действия другого батальона. Часто работали в горах, подходишь очень близко. А в кишлаке противник может показаться буквально «из-за угла». Кстати, рукопашных схваток у нас никогда не было. И представь, какая должна быть скорость идентификации (свой-чужой) и реагирования на изменение ситуации. Бывало, что противник находился на расстоянии двух метров. Я живой, потому что реакция у меня была лучше. А нож еще больше улучшает реакцию.

— Нужна ли масса для занятий ножевым боем?

Нужна — и масса, и сила, и скорость, и развитие «шарнирности». Разные есть упражнения. «Физуха», скоростная и силовая выносливость нужны. Чтобы выдавать в определенный промежуток времени большую скорость и силу. Противников может быть несколько, и если ты продержишься на 5 секунд дольше, то ты победил.

Также я даю упражнения на обе руки, чтобы стать обоеруким и успешно работать двумя руками. Начинаем на медленной скорости, потом нарабатываем.

— Бывают споры насчет эффективности укола или реза. Что на ваш взгляд лучше?

Одинаково хороши. Их лучше комбинировать. Укол легче перенаправить в порез. Порез в укол труднее.

— Есть мнение, что современные солдаты носят бронежилеты, поэтому укол эффективнее пореза.

Да, но есть маленький нюанс — режешь бицепс (который броником не закрывается) и рука становится вот так. Или режешь трицепс, и рука становится вот этак. И ногу можно резать так же — она подворачивается и человек падает на колено. Главное — знать физиологию. Режешь пальцы и из них выпадает все — пистолет, автомат…

— Согласны ли вы с высказыванием, что прием — это сумма технических элементов?

Немного по-другому, я приведу пример: в «Лего» кирпичики, из которых можно сделать все, что угодно — дом, корабль. Это незыблемые кирпичики, «база». Их можно миксовать, складывать. Мы учим работать по принципам, а не по приемам. Все по ситуации. Если же человек работает приемами, может возникнуть ситуация, в которой этот прием не сработает. И что тогда, кризис жанра?

— Наверное, этот принцип — по ситуации — должен отражаться в методике?

Мы так и делаем. Сначала кирпичики. Потом тренируем комбинации на основе определенных комплексов. Я ввел для своих подопечных из телохранителей следующее упражнение. Два человека стоят напротив друг друга. У одного пистолет, у другого нож (реальный). Я стою за спиной того, кто с пистолетом и показываю напарнику с ножом, в какой сектор бить — по сигналу таймера. Удар может быть в любой сектор, любой рукой. Тот, кто с пистолетом, не знает куда. Он должен выполнить определенное техническое действие — например, выстрелить за 3 секунды.

Я как инструктор смотрю на правильность выполнения. У нас есть 2 мишени — на расстоянии 2 метра и 5 метров. Первая мишень — это как бы человек, который на тебя нападает, и вторая — дополнительная (если моделируем ситуацию с несколькими противниками). 3 секунды, 4 выстрела.

— То есть, вы положительно относитесь к стрессовой методике?

Конечно. Нож сам по себе вызывает стресс. Если мы учим человека по этой методике, нож на улице не будет для него стрессовым фактором, так как он привык к этому на тренировке.

Если работать штампами, клише, то человеку трудно потом адаптироваться к реальной, быстро меняющейся ситуации. А стрессовая методика помогает ему в этом.

— Судя по видео, у вас перемещения только на 6 сторон, «снежинка». А вперед-назад нет. С чем это связано?

Наш принцип — атака и контратака. Защиты у нас нет. Перемещение назад у нас имеется, но психологически мы формируем у человека стремление двигаться вперед. Блок рукой рождает блок в голове. Человек к этому привыкает и потом в случае опасности отходит назад. Такое часто бывает у спортсменов, которые разрывают дистанцию, отскакивая назад. Вот что закладывается, когда подразделение обучают спортивным навыкам. Я уважаю бокс и борьбу, но я понимаю, что это формирует. Первое движение должно быть атакующим, встречным, а не отскоком назад. Соответственно этому мы тренируем и передвижения.

— Как относитесь к спортивному ножевому бою?

Хорошо, положительно. Это как Федерация практической стрельбы — формирует культуру обращения с огнестрельным оружием. Это не то, что применяется в бою, но вырабатывает скорость и меткость попадания. Единственное, что нет тактики для реального боя. То же и со спортивным ножевым боем. Просто надо понимать, что это не для реальности.

— Согласны ли вы с тем, что для того, чтобы использовать нож, нужно уметь перешагнуть через «психологический порог»?

Это важно, но не самое главное. Ты можешь переступить через порог, но если ты технически не подготовлен, недолго проживешь. На мой взгляд погибает быстро не только трусливый — злой оптимист тоже долго не живет. Духа может хватать, а умения недостаточно.

А с другой стороны бывает, что навык есть, а готовности применить нет. Мне рассказали такой случай – стояли двое охранников с оружием, на них бежали шесть человек с расстояния пятнадцать метров. Они этих двоих зарезали, потому что охранники не были готовы психологически применить оружие.

— А как преодолеть этот порог?

Опять же – наши тренировочные ножи из металла, а потом мы тренируемся с реальными ножами.

— Согласны ли вы, что нужно уметь работать против трех предметов: палки, цепи и ножа?

Несколько категорично. Необязательно против трех, но я понимаю, что у них разные траектории и воздействие. В этом плане я согласен, по тем качествам, которые такая работа формирует. Когда тренируешься, немного по-другому все оцениваешь. Например, цепь: замахиваться ей долго, она имеет свою инерцию.

Нужно быть как вода. Не идти в лоб — всегда может найтись противник, который сильнее и здоровее тебя. Один раз на Филиппинах попросили провести занятие, хотя, я приезжал туда как ученик. Я им сказал, что вы бьетесь лицом к лицу, а мы заходим сбоку или сзади — это тактика. Конечно, это легко сказать — на самом деле никто меня просто так не пустит за спину, надо тренироваться. Мы всегда пытаемся тактически выиграть. Зайдешь к противнику сбоку — ситуация уже изменится. И неважно, чем человек владеет. Здесь другие категории.

/Михаил Диденко, topwar.ru/

army-news.ru

Александр Кистень: "Ножевой бой дисциплинирует"

Журнал подразделений специального назначения "Братишка", июнь 2009Виктор БОЛТИКОВФото Руслана ХМЕЛЕВСКОГО

Мы долго думали, как представить сегодняшнего гостя читателям. Тем, кто увлекается ножевым боем, его имя знакомо, но большинству оно ничего не говорит. В итоге помог случай. На одном из форумов посетитель задал вопрос: "Недавно смотрел по телевизору репортаж о семинаре по ножевому бою для спецподразделений, и вел его некий Александр Михайлович Кистень. Кто он?" Ответ последовал сухой, но исчерпывающий: "Он ветеран спецназа, служил в ГРУ, белорусской "Альфе", обучался филиппинке у автора "Гантинга" Брема Френка". Ну что к этому можно добавить? Нечего, все верно.

- Александр Михайлович, расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

- Родился я в Йошкар-Оле. В 1984-м окончил Рязанское воздушно-десантное командное училище и по распределению попал служить в бригаду спецназа ГРУ. С 1985 по 1987 год участвовал в боевых действиях в Афганистане. Батальон, в котором я служил, дислоцировался в Ассадабаде, практически на границе с Пакистаном. Занимал должности командира группы, позже командира роты. По итогам боевых операций был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Позже был направлен для прохождения службы в соединение спецназа в Марьину Горку. В 1991 году меня пригласили в белорусскую "Альфу". В 95-м году уволился с военной службы, работал в службе безопасности коммерческих компаний. С 2003 года живу в Москве, преподаю технику ножевого боя для подразделений спецназа различных силовых структур. А вообще-то единоборствами занимаюсь с 12 лет, последние 14 - ножевым боем.

- Только лишь для спецназа? А почему не для обычных граждан?

- На это есть много причин. Основную из них можно сформулировать примерно так: нож - это оружие. И как любым оружием, им нужно уметь пользоваться. Тем более тем, кому это необходимо по своей профессии. Спецназовцу умение владеть ножом может спасти жизнь и поможет более рационально выполнить боевую задачу.

Во-вторых, проводя занятия с профессионалами, мы повышаем уровень подготовки наших спецподразделений.

Есть еще много других причин, но перечислять их, мне кажется, нет нужды.

- А все-таки, сотрудники каких именно спецподразделений у вас занимаются?

- Сейчас я провожу занятия с офицерами Управления "А" ЦСН ФСБ, спецподразделения Госнаркоконтроля "Гром", а также офицерами ФСО и армейской разведки. Все, кто у меня занимаются, на 100 процентов сотрудники спецслужб - профессионалы.

- Как вы начали свою преподавательскую деятельность? Откуда взялись ваши навыки ножевого боя?

- Скажем так, путь был долгим и тернистым. Началось все с русского боевого искусства - РОСС.

В начале 90-х годов к нам в бригаду с показательными выступлениями приехал Александр Ретюнских. Меня очень сильно впечатлила техника его действий. Я взглянул на рукопашный бой другими глазами. Оказалось, что прикладной раздел в таком виде я не знал вообще. Хотя считал, что подготовлен неплохо. В общем, система меня заинтересовала, и я начал активно ее изучать.

В 1996 году, уже после увольнения с военной службы, я и Александр Ретюнских поехали на международный семинар по боевым искусствам в США. В Кливленде его проводила Всемирная ассоциация джиу-джитсу. Только представьте, что это была за картина: огромный Карнеги-холл, 12 татами, 36 инструкторов и более 1500 приглашенных специалистов со всего мира. В одном из показательных выступлений мне понравился англичанин - инструктор королевской морской пехоты. Жалко, сейчас не помню, как его звали, но в принципе это и не важно. Он показывал технику боя нож на нож. Я впервые увидел нечто подобное. Плотный мужик, с животиком, что, однако не мешало ему быстро двигаться, творил просто чудеса.

В нашей армии в рукопашном бое - только комплексы были по принципу: делай раз, делай два, делай три, а здесь все по-другому. Как бывший военный, я понимал, что в плане подготовки военнослужащих этот раздел у нас просто отсутствует. На территории государств бывшего Союза этот вид боевого искусства не развит. Для чего в большинстве случаев использовался и до сих пор используется армейский нож? Для того, чтобы консервы открывать и колючую проволоку перерезать. Впрочем, про нож это отдельная тема.

Позже Ретюнских ездил еще раз в Америку, на очередной слёт гранд-мастеров, где познакомился с Френком Бремом, довольно заслуженным мастером боевых искусств, одним из лучших специалистов в мире по ноже-вому бою, создателем известного ножа "Gunting".

По нашему приглашению он приехал в Санкт-Петербург, где на семина¬ре показал методику подготовки ножевого бойца. Понимаете, методику! Это послужило хорошей отправной точкой. Стали заниматься.

Позже Брем приезжал к нам в Белоруссию, где в течение нескольких дней проводил показательные занятия для спецподразделений.

- Брем открыл какие-нибудь секреты?- В тот раз, лучше сказать, приоткрыл. Получилось это довольно интересно. Поскольку я его позвал, то, по старинному русскому обычаю, пришлось встречать гостя со всей душой, как у нас это полагается. Мы на рыбалку съездили, в лес сходили на шашлыки. С Бремом, кстати, приехал его ученик - директор европейского филиала школы Томас Нимез. И вот как-то вечером сидели на кухне у меня дома, разговаривали, и Брем неожиданно произнес: "Ты знаешь, Саша, все, что я показывал все эти дни, - это один комплекс, просто с разных секторов. Всего их восемь. Смотри: у тебя правая рука, у меня левая рука - это один сектор, у тебя левая рука, у меня правая рука - это второй сектор, у тебя правая рука, у меня правая рука - это третий сектор и так далее. Весь фокус заключается в том, что тебе должно быть все равно, откуда на тебя будет нападать противник, в какой позиции ты будешь находиться". Сидящий рядом немец, который до этого у Брема 10 лет прозанимался, был немного в шоке от услышанного. Он спросил у своего учителя, почему он ему об этом до сих пор ничего не говорил.

- Наверное, немец его на шашлыки не приглашал?

- Наверное (улыбается)! Видать, не было у них нужного взаимопонимания. Вообще, тут стоит сказать, что многие коммерческие специалистына своих семинарах показывают какие-то комплексы: сначала один, потом другой, третий. Ты невольно думаешь: как же много информации ты получил. На самом деле это один комплекс, просто с разных секторов. Но об этом мало кто говорит.

Вот так потихоньку, шаг за шагом, мое мастерство и росло. Наблюдая за другими профи, общаясь с ними, я набирался опыта.

- Говорят, вы приверженец филиппинской системы ножевого боя?

- Знаете, наблюдая за различными видами техник разных мастеров школ ножевого боя, за исключением российских (о них, увольте, промолчу), я пришел к выводу, что у большинства систем либо корни на основе филиппинских, либо они сами филиппинские.

- Существует мнение, что эта система неэффективна для нашей действительности из-за того, что техника построена на секущих ударах ножом. На Филиппинах это позволяет одержать победу благодаря климату - теплой одежды там нет. У нас же наоборот?

- Это неверно. В филиппинской системе есть много приемов и способов, включая и колющие удары. А что касается этого заблуждения, могу пояснить, откуда, как говорится, ноги растут. От незнания сути вопроса. У нас источник информации Интернет, где все - специалисты. Один глупость ляпнул, второй почитал, да чтобы потом дураком не выглядеть, повторил. Прокатило - хорошо! И пошло-поехало.

Недавно мы ездили к Дениелу Мумбаки - одному из ведущих специалистов на Филиппинах. Нас интересовала методика подготовки ножевого боя в их армии. На занятия с нами часто приглашались инструктора из морской пехоты. Все они имели боевой опыт за плечами, практически у всех было много порезов и ран. По ним было видно, что рассказывали они не на чужих примерах.

Если кто не знает, то на юге Филиппин очень неспокойно. Мусульманские экстремисты не дают покоя. Боестолкновения армии и повстанцев происходят постоянно. Здесь надо отметить, что в джунглях огнестрельное оружие не всегда эффективно. Из-за условий местности противникам приходится сталкиваться почти лоб в лоб, и здесь колюще-режущее оружие показывает свои лучшие качества.

Надо понимать, что в джунглях спецназ действует в нормальной плотной одежде, да, у них зимы нет, но сказать, что они там ходят в одних трусах - неправильно.

- Как может отразиться на подготовке спецназовца умение владеть ножом?

- Только в лучшую сторону. Да, это не основной вид боевой подготовки, но и здесь есть свой положительный результат. Нож - это скорость, хорошая координация, ориентирование в пространстве.Приведу пример. Я был на войне два года. Служил в подразделении, которое непосредственно вступало в контакт с противником. Как правило, раз в трое суток мы выходили на выполнение задания и чаще совершали налёты, чем устраивали засады. У нас были разные боевые ситуации, но самое интересное, что боестолкновения проходили на дистанции максимум 30 метров и, как правило, ещё на более коротких дистанциях. А это практически в упор, особенно в ночных условиях. И здесь очень помогли занятия рукопашным боем. Не в том плане, что у нас рукопашные схватки были с "духами", просто занятия помогли улучшить реакцию. В нужный момент ты действуешь решительно и стремительно. Ножевой бой усиливает реакцию многократно.

Нож дисциплинирует в плане психологии человека, заставляет быть более собранным и серьезным. Понимаете, в подразделениях ножевому бою уделяется очень мало внимания. Больше упор на тактику, огневую и физо. Я думаю так: если есть вид оружия, то и им нужно уметь владеть. И если хотя бы раз в жизни это умение понадобится и спасет жизнь - это нормально.

- У нас много школ ножевого боя, что вы можете сказать о них?

- Ничего. Я не хочу никому давать оценку, потому что я не эксперт в их методиках. Чтобы сделать подобное заявление, нужно потренироваться, понять, что, где и как. Повторюсь: нож - очень страшное оружие и не в тех руках может привести к серьёзным последствиям. У нас и так в стране статистика полученных ножевых ранений со смертельным исходом очень велика.

- На ваш взгляд, вид ножа имеет значение в бою?

- По большому счету нет. В таком вопросе главное не нож. Как говорится, в автомобиле важна прокладка между рулем и сиденьем.

- Александр Михайлович, сколько нужно времени спецназовцу, чтобы овладеть основами ножевого боя?

- В таком деле говорить о временных рамках как-то не с руки. Однако можно предположить, что при постоянных занятиях где-то через полгода человек начнет что-то понимать. Заниматься нужно не от случая к случаю, а регулярно.

- Есть ли на ваших занятиях какая-нибудь установка? Скажем, человек действует в боевой обстановке, и у него нож находится в боевой экипировке, висит в ножнах на ноге или груди, или человек идет по улице, и у него в кармане брюк есть нож?

- У нас есть моменты, когда на тебя противник нападает, а у тебя еще нет ножа. Есть комплекс по уходу от ножа с целью выиграть секунды на извлечение своего оружия. Но в большинстве случаев работа идет в соотношении нож на нож сразу. Могу объяснить почему. Несколько лет назад англичане проводили тест, в котором участвовали свыше 60 человек, где ставился вопрос: "Какова минимальная дистанция между противниками при отсутствии ножа у одного из них?". То есть на каком расстоянии должен быть оппонент, нападающий на вас с ножом, чтобы успели достать свое оружие. При минимальном расстоянии в 7 метров адекватно успел защититься только один, всех остальных просто зарезали.

- Значит, в большинстве случаев вы преподаете технику работы с ножом?

- Не только. Даем все в комплексе - и защиту, и технику. Первая нужна непосредственно для обороны, а зная технику, человек сумеет понять, что думает нападающий, предположить ход его возможных действий. Если человек не знает, как работать с ножом, он не сможет адекватно защититься.

Есть мнение, что против мастера работы с ножом ничего не сделаешь -все равно тебя порежут. Но что же теперь - сложить ручки и готовиться к смерти?! Побеждает тот, кто прилагает усилия, а не просто стоит и ждет.

- Есть ли у вас примеры, когда вашим ученикам умение владеть ножом спасло жизнь?

- Есть. Человек не видел, что у противника, подходящего сзади, есть нож. Он среагировал на колющее движение. Развернулся, выбил и отобрал оружие у бандита. Сработали инстинкты, отточенные в ходе тренировок.

- Вы бы могли что-нибудь посоветовать нашим читателям, дать какие-нибудь рекомендации?

- Мне трудно что-то сказать, это как подъем переворотом показывать на пальцах. Здесь надо объяснять только вживую. Вот, к примеру, раз в месяц мы проводим занятия в 45-м разведывательном полку ВДВ. Там мы показываем примерно, что нужно тренировать. Эдакий шаблон, скажем, технику действий, в которых важна скорость удара и скорость восприятия. А далее, имея подготовку и мотивацию, военнослужащие дорабатывают сами.

Материалы о филиппинской технике ножевого боя и советы от Александра Кистеня - в ближайших номерах "Братишки".

Система РОСС- российская отечественная система самозащиты. Система подготовки РОСС- это авторская, творческая разработка, обобщающая опыт и знания, полученные в результате многолетних занятий спортивной борьбой самбо, дзюдо, а также изучения различных видов самозащиты и рукопашного боя. РОСС является уникальной системой самообороны, построенной на эффективной технике действий с учетом биомеханических особенностей человека, и отличается экономичностью, универсальностью и прикладным характером, основанными на генетически заложенной в каждом человеке механике, двигательных навыках. Элементы движений, последовательность выполнения упражнений позволяют выйти на внутренние врожденные рефлексы, называемые "блоком естественных реакций организма" на данную ситуацию.

ВСЕМИРНЫЙ СОВЕТ ГРАНД-МАСТЕРОВ

"World head of family sokeship council (WHFSC)" - наиболее элитны и престижный Всемирный совет гранд-мастеров боевых искусств. Эта организация создана в Америке в мае 1993 г. В настоящее время она крупнейшая не только в Америке, но и во всем мире. Её основатель - гранд-мастер Френк Санчес из Гуамы. В организацию входят только гранд-мастера девятых и десятых данов или их эквиваленты. В Совет входят свыше 160 членов со всех концов мира, представляющих различ-ные стили боевых искусств. Лист членов Совета действительно читается как "Кто есть кто" в мире боевых искусств.

В отличие от других организаций здесь не существует никаких членских взносов. Основная задача Всемирного совета гранд-мастеров - обеспечение взаимосвязи между различными системами боевых искусств через гранд-мастеров и развитие боевых искусств через определенные программы, например ежегодные Всемирные конференции, собственный Институт боевых искусств, специальные семинары и т. п. Звание "гранд-мастер" присваивается спортсмену не только высокого класса, а человеку, создавшему свою школу, направление, имеющему последователей, усовершенствовавшему уже существующие знания в той области, где он работает, человеку, принесшему пользу обществу и стране в деле оздоровления населения.

lexa-tiger.livejournal.com

Семинар А. М. Кистеня в МЦБСП "ВОЛК"

29 ноября 2014 г. Александр Михайлович Кистень провёл семинар по «Тактическому ножевому бою» в МЦБСП «ВОЛК», где познакомил с базовой техникой для наработки навыка ножевого боя и с основной концепцией его развития…Так же Александр Михайлович продемонстрировал боевое применение или как приблизительно должно выглядеть при реальном нападении с ножом на боевой скорости…

Нам удалось побывать на этом семинаре и привести от туда кучу полезной информации и положительных эмоций от общения с мастером. Хочется выразить огромную благодарность Международному центру боевой и специальной подготовки «ВОЛК» за организацию и приглашение на этот семинар.

Ни для кого не секрет, что А. М. Кистень тренирует только подразделения спец. назначения и попасть гражданскому лицу к нему на обучение просто не реально. Благодарю А. М. Кистеня за то, что поделился своим практическим опытом и соображениями в области боевой подготовки (ножевого и рукопашного боя)…

Более подробный отчёт о прошедшем семинаре в нашей группе «в контакте»  http://vk.com/event79936962

tactic-selfdefense.ru

Александром Кистень - Интервью про Ножевой Бой - РОСС Российская Отечественная Система Самозащиты Екатеринбург

На одном из форумов посетитель задал вопрос: "Недавно смотрел по телевизору репортаж о семинаре по ножевому бою для спецподразделений, и вел его некий Александр Михайлович Кистень. Кто он?" Ответ последовал сухой, но исчерпывающий: "Он ветеран спецназа, служил в ГРУ, белорусской "Альфе", обучался филиппинке у автора "Гантинга" Брема Френка". Ну что к этому можно добавить? Нечего, все верно.

Журнал подразделений специального назначения "Братишка", июнь 2009Виктор БОЛТИКОВФото Руслана ХМЕЛЕВСКОГО

Мы долго думали, как представить сегодняшнего гостя читателям. Тем, кто увлекается ножевым боем, его имя знакомо, но большинству оно ничего не говорит. В итоге помог случай. На одном из форумов посетитель задал вопрос: "Недавно смотрел по телевизору репортаж о семинаре по ножевому бою для спецподразделений, и вел его некий Александр Михайлович Кистень. Кто он?" Ответ последовал сухой, но исчерпывающий: "Он ветеран спецназа, служил в ГРУ, белорусской "Альфе", обучался филиппинке у автора "Гантинга" Брема Френка". Ну что к этому можно добавить? Нечего, все верно.

- Александр Михайлович, расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

- Родился я в Йошкар-Оле. В 1984-м окончил Рязанское воздушно-десантное командное училище и по распределению попал служить в бригаду спецназа ГРУ. С 1985 по 1987 год участвовал в боевых действиях в Афганистане. Батальон, в котором я служил, дислоцировался в Ассадабаде, практически на границе с Пакистаном. Занимал должности командира группы, позже командира роты. По итогам боевых операций был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Позже был направлен для прохождения службы в соединение спецназа в Марьину Горку. В 1991 году меня пригласили в белорусскую "Альфу". В 95-м году уволился с военной службы, работал в службе безопасности коммерческих компаний. С 2003 года живу в Москве, преподаю технику ножевого боя для подразделений спецназа различных силовых структур. А вообще-то единоборствами занимаюсь с 12 лет, последние 14 - ножевым боем.

- Только лишь для спецназа? А почему не для обычных граждан?

- На это есть много причин. Основную из них можно сформулировать примерно так: нож - это оружие. И как любым оружием, им нужно уметь пользоваться. Тем более тем, кому это необходимо по своей профессии. Спецназовцу умение владеть ножом может спасти жизнь и поможет более рационально выполнить боевую задачу.

Во-вторых, проводя занятия с профессионалами, мы повышаем уровень подготовки наших спецподразделений.

Есть еще много других причин, но перечислять их, мне кажется, нет нужды.

- А все-таки, сотрудники каких именно спецподразделений у вас занимаются?

- Сейчас я провожу занятия с офицерами Управления "А" ЦСН ФСБ, спецподразделения Госнаркоконтроля "Гром", а также офицерами ФСО и армейской разведки. Все, кто у меня занимаются, на 100 процентов сотрудники спецслужб - профессионалы.

- Как вы начали свою преподавательскую деятельность? Откуда взялись ваши навыки ножевого боя?

- Скажем так, путь был долгим и тернистым. Началось все с русского боевого искусства - РОСС.

В начале 90-х годов к нам в бригаду с показательными выступлениями приехал Александр Ретюнских. Меня очень сильно впечатлила техника его действий. Я взглянул на рукопашный бой другими глазами. Оказалось, что прикладной раздел в таком виде я не знал вообще. Хотя считал, что подготовлен неплохо. В общем, система меня заинтересовала, и я начал активно ее изучать.

В 1996 году, уже после увольнения с военной службы, я и Александр Ретюнских поехали на международный семинар по боевым искусствам в США. В Кливленде его проводила Всемирная ассоциация джиу-джитсу. Только представьте, что это была за картина: огромный Карнеги-холл, 12 татами, 36 инструкторов и более 1500 приглашенных специалистов со всего мира. В одном из показательных выступлений мне понравился англичанин - инструктор королевской морской пехоты. Жалко, сейчас не помню, как его звали, но в принципе это и не важно. Он показывал технику боя нож на нож. Я впервые увидел нечто подобное. Плотный мужик, с животиком, что, однако не мешало ему быстро двигаться, творил просто чудеса.

В нашей армии в рукопашном бое - только комплексы были по принципу: делай раз, делай два, делай три, а здесь все по-другому. Как бывший военный, я понимал, что в плане подготовки военнослужащих этот раздел у нас просто отсутствует. На территории государств бывшего Союза этот вид боевого искусства не развит. Для чего в большинстве случаев использовался и до сих пор используется армейский нож? Для того, чтобы консервы открывать и колючую проволоку перерезать. Впрочем, про нож это отдельная тема.

Позже Ретюнских ездил еще раз в Америку, на очередной слёт гранд-мастеров, где познакомился с Френком Бремом, довольно заслуженным мастером боевых искусств, одним из лучших специалистов в мире по ноже-вому бою, создателем известного ножа "Gunting".

По нашему приглашению он приехал в Санкт-Петербург, где на семина¬ре показал методику подготовки ножевого бойца. Понимаете, методику! Это послужило хорошей отправной точкой. Стали заниматься.

Позже Брем приезжал к нам в Белоруссию, где в течение нескольких дней проводил показательные занятия для спецподразделений.

- Брем открыл какие-нибудь секреты?- В тот раз, лучше сказать, приоткрыл. Получилось это довольно интересно. Поскольку я его позвал, то, по старинному русскому обычаю, пришлось встречать гостя со всей душой, как у нас это полагается. Мы на рыбалку съездили, в лес сходили на шашлыки. С Бремом, кстати, приехал его ученик - директор европейского филиала школы Томас Нимез. И вот как-то вечером сидели на кухне у меня дома, разговаривали, и Брем неожиданно произнес: "Ты знаешь, Саша, все, что я показывал все эти дни, - это один комплекс, просто с разных секторов. Всего их восемь. Смотри: у тебя правая рука, у меня левая рука - это один сектор, у тебя левая рука, у меня правая рука - это второй сектор, у тебя правая рука, у меня правая рука - это третий сектор и так далее. Весь фокус заключается в том, что тебе должно быть все равно, откуда на тебя будет нападать противник, в какой позиции ты будешь находиться". Сидящий рядом немец, который до этого у Брема 10 лет прозанимался, был немного в шоке от услышанного. Он спросил у своего учителя, почему он ему об этом до сих пор ничего не говорил.

- Наверное, немец его на шашлыки не приглашал?

- Наверное (улыбается)! Видать, не было у них нужного взаимопонимания. Вообще, тут стоит сказать, что многие коммерческие специалистына своих семинарах показывают какие-то комплексы: сначала один, потом другой, третий. Ты невольно думаешь: как же много информации ты получил. На самом деле это один комплекс, просто с разных секторов. Но об этом мало кто говорит.

Вот так потихоньку, шаг за шагом, мое мастерство и росло. Наблюдая за другими профи, общаясь с ними, я набирался опыта.

- Говорят, вы приверженец филиппинской системы ножевого боя?

- Знаете, наблюдая за различными видами техник разных мастеров школ ножевого боя, за исключением российских (о них, увольте, промолчу), я пришел к выводу, что у большинства систем либо корни на основе филиппинских, либо они сами филиппинские.

- Существует мнение, что эта система неэффективна для нашей действительности из-за того, что техника построена на секущих ударах ножом. На Филиппинах это позволяет одержать победу благодаря климату - теплой одежды там нет. У нас же наоборот?

- Это неверно. В филиппинской системе есть много приемов и способов, включая и колющие удары. А что касается этого заблуждения, могу пояснить, откуда, как говорится, ноги растут. От незнания сути вопроса. У нас источник информации Интернет, где все - специалисты. Один глупость ляпнул, второй почитал, да чтобы потом дураком не выглядеть, повторил. Прокатило - хорошо! И пошло-поехало.

Недавно мы ездили к Дениелу Мумбаки - одному из ведущих специалистов на Филиппинах. Нас интересовала методика подготовки ножевого боя в их армии. На занятия с нами часто приглашались инструктора из морской пехоты. Все они имели боевой опыт за плечами, практически у всех было много порезов и ран. По ним было видно, что рассказывали они не на чужих примерах.

Если кто не знает, то на юге Филиппин очень неспокойно. Мусульманские экстремисты не дают покоя. Боестолкновения армии и повстанцев происходят постоянно. Здесь надо отметить, что в джунглях огнестрельное оружие не всегда эффективно. Из-за условий местности противникам приходится сталкиваться почти лоб в лоб, и здесь колюще-режущее оружие показывает свои лучшие качества.

Надо понимать, что в джунглях спецназ действует в нормальной плотной одежде, да, у них зимы нет, но сказать, что они там ходят в одних трусах - неправильно.

- Как может отразиться на подготовке спецназовца умение владеть ножом?

- Только в лучшую сторону. Да, это не основной вид боевой подготовки, но и здесь есть свой положительный результат. Нож - это скорость, хорошая координация, ориентирование в пространстве.Приведу пример. Я был на войне два года. Служил в подразделении, которое непосредственно вступало в контакт с противником. Как правило, раз в трое суток мы выходили на выполнение задания и чаще совершали налёты, чем устраивали засады. У нас были разные боевые ситуации, но самое интересное, что боестолкновения проходили на дистанции максимум 30 метров и, как правило, ещё на более коротких дистанциях. А это практически в упор, особенно в ночных условиях. И здесь очень помогли занятия рукопашным боем. Не в том плане, что у нас рукопашные схватки были с "духами", просто занятия помогли улучшить реакцию. В нужный момент ты действуешь решительно и стремительно. Ножевой бой усиливает реакцию многократно.

Нож дисциплинирует в плане психологии человека, заставляет быть более собранным и серьезным. Понимаете, в подразделениях ножевому бою уделяется очень мало внимания. Больше упор на тактику, огневую и физо. Я думаю так: если есть вид оружия, то и им нужно уметь владеть. И если хотя бы раз в жизни это умение понадобится и спасет жизнь - это нормально.

- У нас много школ ножевого боя, что вы можете сказать о них?

- Ничего. Я не хочу никому давать оценку, потому что я не эксперт в их методиках. Чтобы сделать подобное заявление, нужно потренироваться, понять, что, где и как. Повторюсь: нож - очень страшное оружие и не в тех руках может привести к серьёзным последствиям. У нас и так в стране статистика полученных ножевых ранений со смертельным исходом очень велика.

- На ваш взгляд, вид ножа имеет значение в бою?

- По большому счету нет. В таком вопросе главное не нож. Как говорится, в автомобиле важна прокладка между рулем и сиденьем.

- Александр Михайлович, сколько нужно времени спецназовцу, чтобы овладеть основами ножевого боя?

- В таком деле говорить о временных рамках как-то не с руки. Однако можно предположить, что при постоянных занятиях где-то через полгода человек начнет что-то понимать. Заниматься нужно не от случая к случаю, а регулярно.

- Есть ли на ваших занятиях какая-нибудь установка? Скажем, человек действует в боевой обстановке, и у него нож находится в боевой экипировке, висит в ножнах на ноге или груди, или человек идет по улице, и у него в кармане брюк есть нож?

- У нас есть моменты, когда на тебя противник нападает, а у тебя еще нет ножа. Есть комплекс по уходу от ножа с целью выиграть секунды на извлечение своего оружия. Но в большинстве случаев работа идет в соотношении нож на нож сразу. Могу объяснить почему. Несколько лет назад англичане проводили тест, в котором участвовали свыше 60 человек, где ставился вопрос: "Какова минимальная дистанция между противниками при отсутствии ножа у одного из них?". То есть на каком расстоянии должен быть оппонент, нападающий на вас с ножом, чтобы успели достать свое оружие. При минимальном расстоянии в 7 метров адекватно успел защититься только один, всех остальных просто зарезали.

- Значит, в большинстве случаев вы преподаете технику работы с ножом?

- Не только. Даем все в комплексе - и защиту, и технику. Первая нужна непосредственно для обороны, а зная технику, человек сумеет понять, что думает нападающий, предположить ход его возможных действий. Если человек не знает, как работать с ножом, он не сможет адекватно защититься.

Есть мнение, что против мастера работы с ножом ничего не сделаешь -все равно тебя порежут. Но что же теперь - сложить ручки и готовиться к смерти?! Побеждает тот, кто прилагает усилия, а не просто стоит и ждет.

- Есть ли у вас примеры, когда вашим ученикам умение владеть ножом спасло жизнь?

- Есть. Человек не видел, что у противника, подходящего сзади, есть нож. Он среагировал на колющее движение. Развернулся, выбил и отобрал оружие у бандита. Сработали инстинкты, отточенные в ходе тренировок.

- Вы бы могли что-нибудь посоветовать нашим читателям, дать какие-нибудь рекомендации?

- Мне трудно что-то сказать, это как подъем переворотом показывать на пальцах. Здесь надо объяснять только вживую. Вот, к примеру, раз в месяц мы проводим занятия в 45-м разведывательном полку ВДВ. Там мы показываем примерно, что нужно тренировать. Эдакий шаблон, скажем, технику действий, в которых важна скорость удара и скорость восприятия. А далее, имея подготовку и мотивацию, военнослужащие дорабатывают сами.

www.uralross.com