У Путина есть то, чего хочет Трамп и боятся поляки. Трамп и путин


Паника в США: Трамп предал своих и получил от Путина инструмент влияния

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter
Трамп рассказал о важных выводах по итогам встречи с Путиным‍Саммит в Хельсинки стоило провести хотя бы ради того, чтобы насладиться реакцией западных политиков, экспертов и медийщиков. Судя по накалу паники и ненависти, он удался на славу. Сергей Лавров в ответ на вопрос о том, как прошла встреча Путина и Трампа, заявил, что переговоры прошли "шикарно", а то, что представители американского политического истеблишмента уже призывают к военному путчу для смещения "предателя Трампа", только подтверждает точность оценки, которую дал глава российской дипломатии.

Конгрессмен Стив Коэн написал в твиттере: "Где наши военные? Главнокомандующий находится в руках врага!"

Бывший глава ЦРУ Джон Бреннан:

"Пресс-конференция Дональда Трампа в Хельсинки — это уже даже больше, чем "серьезное преступление" (подразумевается формулировка "серьезное преступление" из условий, необходимых для импичмента президента США. — Прим. авт.). Это была самая настоящая измена родине. Комментарии Трампа были не просто дебильными. Он полностью в кармане Путина. Республиканские патриоты, где вы???"

Donald Trump’s press conference performance in Helsinki rises to & exceeds the threshold of "high crimes & misdemeanors.” It was nothing short of treasonous. Not only were Trump’s comments imbecilic, he is wholly in the pocket of Putin. Republican Patriots: Where are you???

— John O. Brennan (@JohnBrennan) 16 июля 2018 г.

Британская государственная пропаганда не отстает от американских коллег. "Трамп встал на сторону Путина против ФБР", — сообщает зрителям и читателям BBC.

Шварценеггер увидел в Трампе "вареную макаронину" на встрече с Путиным#TreasonSummit (#СаммитПредательства или #СаммитИзмены) — самый популярный хештег в американском сегменте твиттера. Очень ярко выступил сенатор Джон Маккейн, который в специальном заявлении по поводу саммита подчеркнул, что встреча была "трагической ошибкой". Более того, Маккейн заявил, что Трамп "жалким образом унизился перед тираном", подразумевая, что тиран — это Путин.

Спикер палаты представителей США, республиканец Пол Райан официально осудил Дональда Трампа: "Президент должен понимать, что Россия нам не союзник. Не существует морального равенства между США и Россией, которая является враждебной в отношении наших самых базовых ценностей и идеалов. США должны сконцентрироваться на том, чтобы заставить Россию ответить за содеянное и заставить ее прекратить злобные атаки на демократию".

Стоит отметить, что спикер палаты представителей США довольно ясно сформулировал доктрину морального превосходства Америки над Россией, подразумевая, что Соединенные Штаты имеют моральное право действовать как угодно, вмешиваться в чужие выборы, убивать президентов других государств, бомбить страны без мандата ООН и лишать жизни без суда и следствия их граждан. И при этом все равно Штаты будут сохранять моральное превосходство над Россией — просто в силу того, что у Вашингтона есть некие высокие идеалы и ценности.

Путин объяснил, почему провалились попытки изоляции РоссииНельзя не прийти к выводу, что в американском политическом истеблишменте есть определенный сегмент политиков, с которыми диалог с общечеловеческих позиций невозможен в принципе, просто в силу того, что они неспособны признать хоть какое-то равенство в правах между американцами и представителями других государств планеты. Как ни странно, на этом фоне прагматичная, а местами циничная политика Дональда Трампа смотрится как образец гуманизма.

Глядя на медийную и политическую реакцию на саммит, можно подумать, что вся Америка в едином порыве восстала против "предателя Трампа", но это было бы ошибочной оценкой. У многих американцев медийная истерика вызвала здоровый смех или даже чувство облегчения, основанное на простой логике "от противного": если ненавистный избирателям истеблишмент так зол на действия главы государства, значит, президент все делает правильно. А когда американский сенатор Линдси Грэм доводит истерику до абсолютного абсурда и требует, чтобы мяч с триумфального чемпионата, подаренный Путиным Трампу, был обязательно проверен на наличие шпионской аппаратуры, — он сам немедленно становится объектом насмешек.

Очень многие американцы обращают внимание на то, что мир с Россией — это однозначно лучше, чем война с ней, которую пытаются развязать сторонники Клинтон (они никак не могут примириться с поражением на выборах 2016 года). Джек Пособец (Jack Posobiec), один из медийщиков кампании Трампа, сформулировал эту позицию в популярном твите: "Поднимите руки те, кто не хочет начинать войну с другой ядерной державой из-за того, что паролем на почте Джона Подесты (Подеста — руководитель кампании Клинтон, которого якобы взломали "русские хакеры". — Прим. авт.) было слово "пар0ль".

Raise your hand if you don’t want to go to war with a nuclear power bc John Podesta’s password was passw0rd

— Jack Posobiec🇺🇸 (@JackPosobiec) 16 июля 2018 г.

Более того, медийные усилия по продвижению мифа о решающей роли России в избрании Трампа приводят к неожиданным побочным эффектам. Например, в прямой эфир американского парламентского телеканала C-Span дозвонилась жительница штата Кентукки, которая на полном серьезе заявила, что она "хотела бы поблагодарить россиян за вмешательство в выборы, не давшее Хиллари Клинтон стать президентом". Определенная часть аудитории однозначно видит ситуацию по схеме "враг моего врага — мой друг", и в качестве общего врага вполне подходит клан Клинтон.

"Ill try not to sound too awful. But I want to thank the Russians for interfering in our election to stop Hillary Clinton from becoming President” — C-SPAN caller pic.twitter.com/ROkQrL7Fgc

— Quoth the Raven (@QTRResearch) 16 июля 2018 г. Маккейн назвал переговоры Трампа и Путина "трагической ошибкой"Владимир Путин буквально взорвал американское инфополе — и очень вероятно, что часть американцев, особенно республиканцев, стали после саммита относиться к России и российскому лидеру с большей симпатией. На пресс-конференции после переговоров Путин упомянул Джорджа Сороса, который вмешивается в выборы по всему миру, а также рассказал о финансировании избирательной кампании Хиллари Клинтон с помощью "грязных денег" Билла Браудера, и обе эти темы вызвали буквально бурю восторга среди наиболее радикальных сторонников Республиканской партии, для которых упоминание в негативном контексте Сороса и Клинтон является четким маркером того, что перед ними друг или как минимум потенциальный союзник, с которым однозначно нужно договориться.

Саммит в Хельсинки в некотором смысле оказался более результативным, чем можно было ожидать. До встречи мы писали, что "если два мастера политического реализма (Путин и Трамп. — Прим. авт.) договорятся между собой — это будет хорошей новостью для всего мира. Хотя бы потому, что, когда прагматики договариваются, пушки молчат".

Дональд Трамп уже после визита, отвечая на цунами критики в свой адрес, заявил: "Я лучше возьму на себя политический риск, пытаясь добиться мира, чем буду рисковать миром ради политики".

Эта очень нехарактерная для американского истеблишмента позиция. И она дает определенную надежду на то, что у мира действительно есть шанс, и на то, что этот шанс после саммита стал хоть немного, но больше.

ria.ru

У Путина есть то, чего хочет Трамп и боятся поляки

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter

Если бы о реакции западного экспертного сообщества на предстоящую встречу Дональда Трампа и Владимира Путина сняли голливудский фильм, то он назывался бы "Страх и ненависть в Хельсинки". Наблюдая за откровенной истерикой тех, кому сама возможность прямых переговоров российского и американского президентов кажется едва ли не концом света, нельзя не отметить, что они живут в каком-то своем мире, который наполнен страхами и галлюцинациями неизвестного происхождения.

Советник Трампа рассказал о своем разговоре с Путиным

Например, государственный секретарь Польши Анна Мария Андерс заявила о беспокойстве сторонников США в Евросоюзе в контексте предстоящего саммита: "Мы обеспокоены. Мы однозначно обеспокоены. Мы обеспокоены, потому что невозможно предсказать, что будет сказано (на саммите. — Прим. ред.). Путин может быть очень очаровательным, и вопрос в том, как наш президент будет на это реагировать". Стоит отметить, что польская чиновница не стесняется называть Трампа "нашим президентом", что хорошо иллюстрирует уровень суверенитета Польши (точнее, его отсутствия), а также то, насколько польские политики не хотят жить в объединенной Европе и насколько им хорошо в качестве американской колонии. Именно страх того, что президент США, исходя из каких-то своих стратегических соображений, "бросит" их всех на произвол судьбы, заставляет проамериканских политиков и экспертов переживать о своем будущем.

Для полноты картины стоит посмотреть на то, как ситуацию вокруг саммита воспринимает "эксперт по России" и экс-посол США в Москве Майкл Макфол. Его твиттер-аккаунт дает уникальную возможность видеть "в прямом эфире", какие муки он испытывает от самой мысли о возможных уступках Трампа. "Республиканцы были в гневе, когда Обама не смог удержать Путина от аннексии Крыма, но многие из них сейчас молчат, когда Трамп раздумывает об одобрении этой аннексии. Ваше молчание многое говорит о ваших принципах и стратегическом мышлении на тему американских национальных интересов".

Republicans were outraged when Obama couldn't deter Putin from annexing Crimea, but many now silent when Trump considers endorsing annexation. Your silence says volumes about your principles and "strategic thinking" concerning American national interests. https://t.co/RCeGacSGaS

— Michael McFaul (@McFaul) 30 июня 2018 г.

​Жаль, что господин экс-посол не потрудился объяснить, каким боком отрицание права крымчан на самоопределение соответствует интересам рядового жителя Оклахомы или Техаса. Но его можно понять, ибо он слишком занят перечислением "грехов" Трампа: "За последние две недели Трамп пригласил Россию присоединиться к "семерке", отрицал вмешательство России в (американские. — Прим. ред.) выборы 2016-го, намекнул на признание крымской аннексии, намекнул на выход из Сирии и на сокращение американских войск в Германии. И в обмен на эти монументальные уступки Трамп попросил Путина сделать что?.."

In last 2 weeks Trump has invited Russia to join G7, denied Russian interference in 2016 election, hinted at recognizing Crimean annexation, pulling out of Syria & reducing US troops in Germany. In return for these monumental concessions Trump has asked Putin to do…? #Artofdeal

— Michael McFaul (@McFaul) 1 июля 2018 г.

​Вопрос мистера Макфола задумывался как риторический, но на практике можно выдвинуть как минимум одну версию ответа: Трампу нужно российское содействие для удержания цен на нефтяном рынке и эта потребность обусловлена, с одной стороны, "выпадением" с рынка иранской нефти (из-за американских же санкций), а с другой — тем, что попытки Трампа "выжать" дополнительные объемы нефти из Саудовской Аравии не увенчались успехом. Нравится это Макфолу или нет, но "главный вентиль" глобального нефтяного рынка сейчас находится в Кремле и Трамп знает об этом.

Нельзя не уточнить: заявления Макфола о том, что Трамп намекает на сокращение военного присутствия США в Европе, в частности в Германии — это не результат галлюцинаций или паники дипломата. В американских СМИ упорно муссируется информация о том, что Пентагон получил прямое указание подсчитать возможные расходы на "масштабный вывод войск из Германии". Например, именно на эту тему вышел материал в "Вашингтон пост".

Обращение неверующего, или "А все-таки они встретятся"Американские пользователи соцсетей мрачно шутят на эту тему: "Немцы покупают газ у русских — притом что американские войска защищают Германию от них. Немцы вывезли из США золото, которое хранилось в США, чтобы оно не досталось русским. Ребята, а может, нужно оставить немцев наедине с русскими?!" Забавно, что некоторые американцы на полном серьезе предполагают, что "оставленной наедине с Путиным" Германии будет очень плохо, хотя в самой Германии Штаты вряд ли воспринимаются как некий ангел-хранитель, который под флагом НАТО защищает немцев от "российской угрозы".

Самое важное во всей этой истории — то, что Трамп готов пойти на прямой контакт, несмотря на очевидную политическую токсичность хельсинкского саммита. Вряд ли президент США решился на такие дипломатические жесты по доброте душевной или ради того, чтобы иметь возможность прикоснуться к "путинскому очарованию", о котором с таким уважением и страхом говорит польская госсекретарь.

"Движение начинается с первого шага". Политолог о встрече Путина и ТрампаЕдинственная возможная мотивация — у Владимира Путина есть что-то, что очень нужно американскому лидеру, причем нужно довольно срочно. Достаточно посмотреть, насколько Джон Болтон, радикальный "ястреб", русофоб и влиятельный советник Трампа по национальной безопасности, недоволен сложившейся ситуацией, чтобы убедиться: сам саммит и подготовка к нему, а также намеки на возможные уступки — это личная инициатива Трампа, который в бульдозерном стиле продвигает идею встречи, несмотря на сопротивление собственного аппарата. Болтон, которого интервьюер CBS "прижала к стенке" вопросами про признание Крыма, в конце концов сухо констатировал: "президент определяет политику, а я не определяю политику", указав тем самым на коренное несогласие с тем пакетом предварительных предложений, с которыми Трамп отправил его в Москву. Известный "вашингтонский ястреб" недоволен позицией президента и все-таки вынужден выполнять его приказы — это хороший знак, хотя и не гарантия успешного саммита.

Даже если во время саммита реализуется одна сотая от страхов европейских и американских экспертов и политиков, это будет уже большим успехом. Даже если саммит не принесет никаких конкретных соглашений, кроме совместного заявления сторон о том, что "разговаривать лучше, чем конфликтовать", — это тоже будет полезно. Воленс-ноленс Трамп подаст всему миру сигнал о том, что даже страна, которая претендует на статус мирового гегемона, вынуждена договариваться с Россией и, пожалуй, ради этого результата Владимиру Путину стоит съездить в Хельсинки.

ria.ru

Путин и Трамп. 1:0

Высокопоставленные помощники президента Трампа на протяжении нескольких дней старались всячески избегать ответа на вопрос о том, воспользуется ли Трамп сегодняшней встречей с российским президентом Владимиром Путиным, чтобы подвергнуть Москву суровой критике за ее вмешательство в американские выборы. Похоже, он задал этот вопрос — но сделал все так, что стало не лучше, а еще хуже.

Причиной является то, что Трамп, похоже, принял слова Путина, отрицавшего какое-либо вмешательство в выборы, за чистую монету. При этом все спецслужбы США считают, что Кремль провел тщательно разработанную кампанию с целью помочь ему, Трампу, одержать победу в борьбе за президентское кресло.

Но нанесенный Трампом вред этим не ограничивается: по словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, американский президент сказал Путину, что некоторые в Соединенных Штатах «преувеличивают» степень влияния России на исход выборов. Тем самым он втягивает Москву в партийные войны Трампа, бушующие здесь, в США.

Это стало наиболее интересным и важным итогом встречи Трампа и Путина. Фактически Россия получила от этой встречи то, чего она хотела, а именно — видимость того, что администрация Трампа признает невиновность Кремля во вмешательстве в американские выборы.

Над всей этой встречей тяжким грузом «висел» вопрос о том, утвердит ли Конгресс санкции против России в ответ на ее вмешательство в выборы. Трамп упомянул о возможности того, что они в скором времени могут быть приняты, но также сказал российскому лидеру, что хотел бы преодолеть это препятствие. «Президент обратил внимание на меры, обсуждаемые в Конгрессе, — сказал госсекретарь Рекс Тиллерсон. — Но я думаю, что два президента — думаю, вполне обоснованно — сосредоточены на вопросе о том, как нам двигаться вперед».

Так что Путин добился своего: Трамп купился на его «фальшивые новости» о роли России в американских выборах и выразил лишь слабую поддержку новым санкциям.

Путин обвел Трампа — этого мастера по заключению сделок — вокруг пальца.

Подготовка играет важную роль. Но Трамп не был готов

Это является подтверждением того, насколько важна подготовка. Когда Трамп направлялся на эту встречу, у него вряд ли были какие-то записи или тезисы (кстати, у него не было даже гостиничного номера). Путин же прибыл на встречу подготовленным, что, как известно, он делает всегда. Мой коллега из Vox Йохи Дризен (Yochi Dreazen) объясняет: «Однажды один высокопоставленный член администрации Джорджа Буша рассказал мне поучительную историю о Владимире Путине. Каждая встреча, по словам чиновника, начиналась одинаково: Путин доставал из кармана пиджака листки с записями, в которых были перечислены все предполагаемые «грехи», совершенные США в отношении России, и начинал зачитывать список по пунктам. И только после этого начинались дискуссии по существу».

После встречи Путин, судя по всему, получал то, что чего хотел. Впрочем, подобные результаты для него — обычное дело.

Как написала The New York Times, Россия рассчитывала, что Путин выйдет победителем независимо от того, что происходило во время встречи на самом деле. Один из сценариев предполагал, что в ходе беседы никаких существенных договоренностей достигнуто не будет, после чего Кремль смог бы выставить Трампа как слабого лидера. Согласно другому сценарию, Трамп должен был согласиться работать с Россией. Из-за этого президент США мог бы показаться беспомощным, учитывая действия России вопреки интересам США на Украине, в Сирии и во время выборов.

«Это беспроигрышная ситуация для Путина», — сказал в интервью изданию The New York Times политический аналитик Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

Не способствовало удачному исходу переговоров и то, что Трамп сосредоточил свое внимание не других темах. Сегодня рано утром Трамп написал в Твиттере, что «все» на саммите обсуждают вопрос о том, почему бывший председатель избирательного штаба Хиллари Клинтон Джон Подеста не передал сервер Национального комитета Демократической партии в ФБР и ЦРУ (что, мягко говоря, кажется весьма маловероятным).

Подеста, который сейчас с женой путешествует по США, вмешался в дискуссию, назвав Трампа «чокнутым» и посоветовав ему «не отвлекаться, сосредоточиться на игре и включить мозги».

Однако Трамп и Путин в ходе встречи пришли к одному соглашению — они договорились о прекращении огня на юго-западе Сирии. Все это, конечно, хорошо. Только вот большая часть боевых действий проходит на востоке и на севере Сирии — в частности, в Ракке, фактической столице ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.). Значительную часть территории на юго-западе страны уже «сравняли с землей», так что совершенно не ясно, что здесь даст это прекращение огня.

Тем не менее, по итогам первой личной встречи между двумя президентами большинство людей придут к выводу о том, что американский лидер принял за чистую монету заявления Кремля, отрицавшего свое вмешательство в выборы — и плевать на факты.

Другими словами, Трамп причинил больше вреда, встретившись с Путиным, чем если бы он остался дома.

putin24.info

Непредсказуемый Трамп и ловкий Путин

Может ли непредсказуемость Дональда Трампа быть его сильнейшим козырем во время встречи с Владимиром Путиным? Реалистичны ли надежды Кремля на уступки со стороны Белого дома? Может ли встреча с Дональдом Трампом содержать серьезный риск для Владимира Путина?

Подготовку к первому формальному американо-российскому саммиту за время президентства Дональда Трампа обсуждаем с Леоном Ароном, одним из ведущих американских специалистов по России, главой российских исследования вашингтонского института American Enterprise. Леон Арон – член федерального Совета управляющих по вопросам вещания (BBG), который является попечителем Радио Свобода.

Третий официальный американо-российский саммит для Владимира Путина и первый для Дональда Трампа вызывает сильные и необычные эмоции. "Интрига и неизвестность нависли над саммитом" – так ситуация выглядит с точки зрения CNN. "Когда Трамп и Путин сядут за стол переговоров в Хельсинки, в центре внимания будет все что угодно, но не их важнейшие переговоры по Северной Корее, Сирии, Ирану и ветшающим договорам о разоружении или страхах по поводу новой гонки вооружений. Шоковая дипломатия Трампа, его странное заигрывание с российским лидером, его недавние атаки на ближайших американских союзников, предпочтение к врагам и засасывающее американскую политику дело о вмешательстве Кремля в американские выборы – именно все это будет выставлено напоказ", – пишет аналитик CNN Стивен Коллинсон.

Эти, а не традиционно важнейшие проблемы международных отношений оказались в центре внимания прессы и аналитиков не случайно. Почти никто из американских специалистов и политиков не верит в возможность достижения работоспособных договоренностей с Владимиром Путиным, по самым разным причинам. Единственное заметное исключение составляет президент Трамп. Встреча его посланника Джона Болтона с президентом России, похоже, лишь подтвердила сомнения скептиков.

– Господин Арон, президент Путин встречается с советником президента США по национальной безопасности Болтоном. Из уст российского президента мы первым делом слышим, что вину за плохие отношения несут Соединенные Штаты, что отношения с Россией стали жертвой внутриполитической борьбы в США. То есть Владимир Путин продолжает держаться своей линии. Эти слова американский посланник пропускает мимо ушей и говорит, что есть области взаимоотношений, в которых потенциально можно добиться прогресса. Как вы трактуете такое начало?

Пока все произошло очень протокольно, общие слова, улыбки, какие-то туманные заявления о кооперации – это традиционный язык дипломатии

– Это даже не разведка боем, это как борцы сумо: они, прежде чем друг друга касаться, походят, угрожают друг другу, пытаются впечатлить противника. Мне кажется, это как раз сейчас происходит. Конечно, в отличие от борьбы сумо, на очень дипломатическом уровне. Джон Болтон – мой коллега в институте, знаю его давно, у него сочетание двух сторон: он практически профессиональный дипломат, но в то же время комментатор, человек незаурядный. Может быть, на встрече с Путиным это не проявится, но когда он вернется и будет рассказывать Трампу о том, что произошло, мне кажется, эти две его стороны соединятся, президент получит соответствующую картину. Один момент мне известен лично: никаких иллюзий в отношении Путина и в отношении путинской России у Джона Болтона нет. Мне кажется, пока все произошло очень протокольно, общие слова, улыбки, какие-то туманные заявления о кооперации – это традиционный язык дипломатии.

–​ Вы называете Джона Болтона реалистом в хорошем смысле слова, прекрасно осознающим, с кем он имеет дело. Тем не менее, Болтон приехал в Москву с целью организации российско-американского саммита, в Москве должна появиться делегация американских сенаторов, есть сообщения, что администрация Трампа намерена попросить Кремль увеличить экспорт нефти. Со стороны может показаться, что Владимир Путин получил желаемое: гора пошла к Магомету. Или картина не столь проста?

Владимир Путин и Джон Болтон во время встречи в Кремле

– Гора идет к Магомету, совершенно верно. Вы знаете, это, наверное, уже набило оскомину, но нужно повторить, потому что, по-моему, это правильно: Ленин умер слишком рано, до установления дипломатических отношений с США, но абсолютно без исключений для всех советских, российских лидеров, начиная со Сталина, встреча с американским президентом, независимо от результата –​ это уже большая PR-победа. Не мне вам рассказывать, у россиян есть только одна великая зарубежная держава, это Соединенные Штаты. Между Россией и США есть небольшая территория, называется Европа, но все взгляды, и почтительные, и презрительные, и с любовью, и с ненавистью, всегда были обращены к Америке. У Путина все в основном движется внутренними политическими императивами: пенсионная реформа, пожары, в лучшем случае рост валового продукта 1–1,5 процента, не ахти, а тут такая вещь! Это компенсация, это внутренняя легитимизация. Конечно, это уже большая подвижка для Путина. Он одерживает символическую победу, безусловно. Потому что отношения действительно аховые, мы знаем почему. Что бы ни говорил Болтон в Америке, что бы ни говорил Трамп в Америке, что бы ни говорил Мэттис в Америке, а именно: во многом мы не согласны, смягчения никакого не будет, будем искать какие-то области, где мы можем кооперироваться (кстати, половина из этих областей абсолютно иллюзорные), –​ не этот месседж будет проигрываться в Москве, а другой: "Вот, не могут без России управиться, и Трамп это понимает, а что там европейцы "возникают" –​ кого это волнует.

– Российское государственное информагентство ТАСС накануне приезда Джона Болтона в Москву опубликовало на английском языке обзор российской прессы с замечательным заголовком: "Российско-американская перезагрузка возрождается". Из уст американских политиков или аналитиков ничего подобного не услышишь, а вот цитируемые там российские политики готовы рассматривать приближающийся саммит именно в таком контексте. Как вы считаете: это игра на внутреннюю аудиторию, иллюзорные надежды, традиционное российское непонимание Соединенных Штатов или они могут действительно на это рассчитывать?

– На это можно рассчитывать. Вопрос, нужно ли на это рассчитывать. Кстати, это "могут" очень беспокоит европейцев и целый ряд людей в правительстве Трампа. Вы приезжаете на такой саммит, позиция Путина нам известна, позиция Трампа – не очень. Там можно открыть ящик Пандоры, особенно учитывая импульсивность американского президента. Мне кажется, эти надежды не иллюзорны. Конечно, если сравнить надежды с вероятностью, мне кажется, что вероятность не очень большая, особенно если Трамп будет прислушиваться к мнению своих экспертов. Мне кажется, что надежда есть.

– На что, как вы считаете, может надеяться Кремль? Что он теоретически может получить от Трампа?

– Известно меню: не вся отмена санкций, но какие-то подвижки, какое-то ослабление, может быть официальное заявление о паузе в санкциях в обмен на обещание Путина что-то сделать на Украине. Какие-то очередные обещания Путина по Сирии. Про Крым, к сожалению, даже говорить никто не будет, как мне кажется. Мы знаем такую глобальную цель Путина – это новая Ялта. На каком-то этапе речь может пойти о гарантиях Запада, что в российской сфере влияния не будет происходить двух вещей: расширения НАТО и так называемых "цветных революций", которые, как верит Путин, инсценированы Западом.

– Господин Арон, вы, как и многие другие американские политологи, опасались и опасаетесь, что президент Трамп станет жертвой путинского хитроумия. Тем не менее, за полтора года президентства Трампа предсказания скептиков о том, что он что-то сделает для того, чтобы улучшить отношения с Россией или дать спуск Владимиру Путину, не оправдались. Администрация Трампа методично вводит санкции, мы видим, как президент Трамп действует. Вы считаете, что он импульсивный человек и может действовать исходя из своих импульсов. С другой стороны, если мы посмотрим, как он действовал в случае Северной Кореи, мы видим какие-то результаты, несмотря на этот неортодоксальный подход.

– В этом смысле он очень интересен, конечно. Я застал последние два года президентства Картера, и такого президента я не видел, как не видел никто из живущих сейчас людей. Президентская риторика расходится с политикой, они, как правило, всегда расходятся у всех политиков, но тут зазор колоссальный. С одной стороны, "давайте возьмем Россию обратно в G8" или "что там Крым, они там все по-русски говорят". И тут же, в апреле, такие кусачие санкции против Дерипаски и "Русала". Непонятно. У меня с этой администрацией никаких контактов нет, поэтому никаких сплетен я не знаю, но это действительно очень странно. Да, конечно, несмотря на президентскую риторику, политика Соединенных Штатов сейчас вещественно, не риторически, гораздо более жесткая, чем у Обамы.

– Может быть, президент Трамп действительно не так прост, как о нем думают очень многие, особенно в стане оппонентов?

Начинается всегда все очень сладко, а потом доходит дело до кулачных боев или по крайней мере ругани

– Будем надеяться. Он телевизионная персоналия, как говорят, он выходец из бизнеса. Но недвижимость – это не бизнес, это не классический американский бизнес, где ты начинаешь с нуля, закладываешь свой дом, покупаешь какой-то заводик, даешь людям что-то, что они покупают, потом ты расширяешься и так далее. Недвижимость на уровне Трампа – это отчасти игра, это отчасти бросание костей, это отчасти рулетка. Это та часть бизнеса, где ты один на один в кулуарах. Это переговоры. Начинается всегда все очень сладко, а потом доходит дело до кулачных боев или, по крайней мере, ругани.

– Есть еще фактор людей, которые его окружают. Он цепко держится за скептиков, за "кремлескептиков", я бы так сказал.

– Самый первый его эшелон – это были все, я не могу сказать "пророссийские", но, скажем так, "оптимисты в отношении российско-американских отношений": и Стивен Бэнонн, не говоря уже о Майкле Флинне.

– Это первый советник Трампа по национальной безопасности, ушедший в отставку по следам контактов с российскими представителями.

– Трамп лично сменил людей, а значит, он сменил политику.

– Почему эти люди – министр обороны Мэттис, госсекретарь Помпео, советник по нацбезопасности Болтон с их нескрываемой нелюбовью к Кремлю оказались на втором году президентства так близко к Трампу и почему они там задержались при известном непостоянстве Дональда Трампа? Интересно, что Трамп послал к Путину именно Болтона, жестко критиковавшего российского президента в совсем недавние времена?

– Это, как говорят, "кадровая политика". Кадровая политика действительно во многом противоречит риторике президента.

– Судя по заявлениям Владимира Путина во время встречи с Джоном Болтоном, он идет на саммит со своим испытанным на прошлых американских президентах арсеналом аргументов. Дескать, во всем виновата Америка, ваши политики заражены русофобией, мы готовы к сотрудничеству, но за вами первый шаг. Купится ли Трамп на такую наживку?

Владимир Путин выступает в Мюнхене на конференции по вопросам безопасности 10 февраля 2007 года

– Это вписывается в мою парадигму. Я считаю, что начиная с 2012 года, а может быть, и с 2007-го, с "мюнхенской речи" Путина, для него это "игра с нулевой суммой" – или все, или ничего. Эта игра с нулевой суммой вызвана почти полным, стопроцентным совпадением его идеологии и его внутриполитических императивов. Он не может допустить какого-то ослабления напряженности в отношениях с США по образцу Горбачева – Шеварднадзе. Что он может допустить – это брежневский и никсоновский варианты: встречи, объятия, обеды, Советский Союз получает признание Америки. А вещественно внутри страны ничего не меняется, она по-прежнему держится за свою восточноевропейскую империю, потом вторгается в Афганистан. Эта интерпретация "перезагрузки", мне кажется, верна на 100%.

– В этой ситуации очень интересный вопрос: согласится ли с такой игрой Дональд Трамп? Встречаясь с Ким Чен Ыном, он все-таки потребовал от него громкого согласия с денуклеаризацией.

– Может быть, на это наложится то, что можно назвать "северокорейской парадигмой". То есть Трамп говорит: "Я все сделал правильно, не волнуйтесь, то, что вы знаете, – это поверхностно, а я знаю, что заложены механизмы, которые действительно приведут в случае с Северной Кореей к денуклеаризации, а в случае с Путиным, поверьте мне, все будет, как Михаил Сергеевич говорил, все будет хорошо". Мне кажется, что это интерпретация, которую мы получим от Трампа.

– А если вдруг не "будет все хорошо"? Посмотрите, как нервно Трамп отреагировал на попытку Ким Чен Ына увильнуть от своих мирных заявлений перед саммитом – он тут же объявил о его отмене и чуть ли не подготовке к удару.

Посмотрев на то, что произошло с Ким Чен Ыном, Путин будет осторожен

– Вот это, между прочим, пока, на мой взгляд, единственный дипломатический козырь Трампа – его непредсказуемость. Посмотрев на то, что произошло с Ким Чен Ыном, Путин будет осторожен. Потому что характер и альфа-мужское нутро – суть Трампа, тут нужно быть осторожным. Не нужно быть большим психологом, чтобы понять, видя Трампа, что если он увидит, что его поимели, даром это никому не сойдет. Поэтому тут, мне кажется, два вывода. Первое – это то, что Путин будет очень осторожен в том, что он будет Трампу обещать. И второе: если он будет что-то обещать, то, я думаю, он это будет выполнять. Если Трамп идет на, что называется, отдельный, первый свой настоящий саммит с Путиным, Путин что-то будет обещать, о чем будет публично заявлено и потом ничего из этого выполнено не будет, то мне кажется, что здесь Путин очень рискует. Учитывая его "модус операнди", мне кажется, он будет здесь достаточно осторожен.

– Как вы думаете, зачем Дональду Трампу нужен этот потенциально опасный саммит? Люди из его окружения говорят, что он объявил об однозначном желании провести встречу, несмотря не единодушные попытки этого окружения отговорить президента.

– Во-первых, Трамп не профессиональный политик, поэтому, как всегда, здесь есть и плохие стороны, и хорошие стороны, плюсы и минусы. Загадочна его любовь к России, к Путину. Первое объяснение, первый слой – это то, что Хиллари и Обама ненавидели Путина и Россию, ничего не могли с ними поделать, а я все сделаю, а я лучше, а я все понимаю. Дальше просто немножко по-детски: а вот они не смогли, а я смогу. Они не любили Путина, значит, я буду иметь с ним хорошие отношения. Так он будет смотреть на этот саммит: вот они не могли с Ким Чен Ыном договориться, а я договорился. Они не могли с Путиным встретиться, а я встретился. Что касается каких-то конкретных вещей, то тут я, честно говоря, не знаю. Для меня так называемая "повестка" – загадка. Потому что опять, если жевать эту жвачку нераспространения ядерного оружия, антитерроризма, Сирии, которую мы жуем... Трамп может на что-то надеяться в Сирии, но, извините меня, ни Мэттис, ни Болтон, я думаю, не питают каких-то надежд. В Сирии Путин выиграл – это очевидно, там вообще не осталось, о чем говорить. И контроль над вооружениями. После путинской апокалиптической речи 1 марта с этим, как его очень хорошо назвали российские коллеги, "летающим Чернобылем", я думаю, что по внутриполитическим соображениям Путин ни на какой контроль вооружений сейчас не пойдет. Поэтому эта жвачка – антитерроризм, контроль над вооружениями – можно, конечно, дудеть в эту дуду, но я думаю, ничего конкретного там не получится.

– Вы напомнили о "летающем Чернобыле", а в среду президент Путин, встречаясь с Джоном Болтоном, говорит ему публично на голубом глазу, что Москва никому не угрожает. Интересно, каково это было слушать вашему бывшему коллеге, который наверняка не забыл этих заявлений?

– Конечно, можно подойти к этому совершенно цинично. Кстати, это, мне кажется, была большая ошибка Никсона, большая ошибка наших так называемых реалистов, не в хорошем смысле слова. Они говорят: ладно, неважно, что он говорит внутри страны, важно то, что он говорит нам. История показывает, что все как раз наоборот. То, что говорят эти авторитарные диктаторы, и Путин, и Эрдоган, и в свое время Сталин, и Брежнев, то, что они говорят внутри страны, гораздо важнее с точки зрения того, что они действительно делают, чем то, что они говорят и обещают иностранным лидерам. Я думаю, что Джон Болтон это понимает. Во всяком случае, его не сравнить с Джоном Керри, который высиживал трехчасовые лекции о величии России и предательстве и всех черных качествах Запада. По сравнению с этим, я думаю, Джон Болтон достаточно отделался легко.

– Словом, если я вас правильно понимаю, Кремлю не стоит ожидать прорывов в отношениях в результате саммита или тем более возрождения перезагрузки?

– Не риторических, а действительно вещественных – нет. Мы знаем это из исторического опыта: чтобы действительно улучшались отношения между Россией и Западом, называйте это либерализацией, как угодно, должны быть какие-то подвижки внутри страны. Например, вполне понятно: если Путин вдруг чудом начнет следовать советам Кудрина, среди которых очень важными являются, как Кудрин неоднократно говорил, нормальные дружественные отношения с Западом, если что-то начнет осуществляться – то да, можно говорить о каких-то реальных изменениях во внешней политике. Мне кажется, там нулевая вероятность, опять-таки, по вполне известным причинам, почему этого внутри страны не произойдет. Я это называю "парадигмой президентства военного времени", это пока очень хорошо играет для Путина. Мне кажется, что ничего конкретного для того, чтобы ослабить эту парадигму, ослабить внутренний пропагандистский нарратив, Путин делать не будет. Поэтому мы получим, мне кажется, от этого саммита, может быть, какие-то красивые заявления. Надежда моя в том, что Трамп понимает это и не будет за чистую монету принимать все эти фразы. Потому что, как я уже сказал, если он действительно всему этому будет верить, бить в литавры и говорить, что с Россией все у нас сейчас пойдет хорошо, то, конечно, будет глубокое разочарование. Мне кажется, что, учитывая персональные характеристики Дональда Трампа, это может привести к очень неприятным последствиям.

–​ Все-таки если говорить об объективности взгляда президента Трампа на Владимира Путина, то не будем забывать, что не так давно Дональд Трамп публично обвинил своего предшественника Барака Обаму в том, что тот сдал Путину Крым. А произошло это, потому что Владимир Путин не уважал Обаму. Мягко говоря, это большая гипербола, но после таких комментариев можно предположить, что, случись это в бытность президентом Трампа, США бы выполнили свои обязательства гаранта Будапештского соглашения.

Какой из этих Трампов реальный Трамп? Будем судить по делам

– Да. И в то же время заявления о том, что Крым русский, поскольку все там говорят по-русски (об этих словах Трампа со ссылкой на неназванные источники рассказал сайт BuzzFeed, в Белом доме отказались подтверждать или опровергать их достоверность. – Прим. РС). Какой из этих Трампов реальный Трамп? Будем судить по делам. Опять-таки, этот зазор между его дружественно российской риторикой и действиями колоссален, он беспрецедентен, как мне кажется, для американского президента.

– Если все же в Кремле испытывают надежды, что Трамп ослабит санкции, признает интересы Москвы за ее пределами, сделает другие дружественные жесты, есть какая-то вероятность, что это произойдет?

Президент США Ричард Никсон и Генеральный секретарь Леонид Брежнев встречаются в Белом доме 1973 год

– Я думаю, что нет, по целому ряду причин. Все-таки европейцы, главным образом Германия, главным образом Меркель, достаточно сильно рисковали с этими санкциями внутриполитически. Второе: не забывайте, что второй год идет расследование Мюллера. Внутриполитически для Трампа идти на какой-то существенный детант с Россией в обмен, как мне кажется, на достаточно пустые заявления Путина, рискованно. В Америке достаточно редко бывает пересечение внутриполитических и внешнеполитических императивов, но это было с Никсоном, потому что была война во Вьетнаме, нужно было что-то искать, пошли на детант. Здесь произошла такая же история. Поэтому думаю, что нет, особенно учитывая очень важные выборы ноября этого года, которые могут стоить Трампу нижней палаты Конгресса. Не думаю, что он пойдет на какие-то сногсшибательные уступки России.

– Вы согласны с теми редкими американскими защитниками идеи российско-американского саммита, которые говорят, что, несмотря ни на что, говорить с Кремлем нужно?

– Да, говорить нужно. Но есть два момента: о чем говорить и кто будет говорить. Мне кажется, что на данном этапе нужен какой-то саммит между Россией и Америкой. Не было уже давным-давно настоящего саммита.

– То есть вы не сторонник изоляции Кремля?

– Нет, но нужна соответствующая оркестровка. Кстати, по-моему, ее и делают в администрации. Из того, что я читал, если оставить в стороне президента, там очень скромные ожидания. Нужно встретиться, поговорить, но ожидать каких-то прорывов нет смысла. Я считаю, что это совершенно правильно. Но после этого, отметившись на саммите, это нужно вести на уровне даже не госсекретарей, а может быть, заместителей госсекретарей. Поддерживать периодические контакты, конечно, не так ездить каждую неделю, как Керри ездил, но о чем-то говорить. Должна быть эта привязка: когда нет серьезной повестки дня, идти на второй или третий саммит президенту нет смысла. Это, кроме всего прочего, еще и транжирит его дипломатический капитал.

– Подытоживая наш разговор, дарит ли все-таки Дональд Трамп Владимиру Путину крупную пропагандистскую победу, да еще на фоне чемпионата по футболу, проведению которого, как сказал Джон Болтон, США могут поучиться у России?

– Реальная символическая, но кратковременная. Такой пропагандистский фейерверк, конечно, будет поярче, чем чемпионат мира. Этот фейерверк будет, но как любой фейерверк, он недолговременен.

www.svoboda.org

Трамп и Путин: турнир двух мачо

Майк Помпео (Mike Pompeo), избранный в госсекретари лично президентом Дональдом Трампом, заявил, что «мягкой политике» по отношению к России «пришел конец». Слово «пришел» вызывает некоторое недоумение.

Ошибочная риторика, распространяющаяся по всей Америке, гласит, будто жесткую позицию по России Трамп занял лишь недавно. На самом же деле, достаточно одного взгляда на долгий список враждебных заявлений и поступков его администрации против путинской России, чтобы ее опровергнуть.

Начать можно с выдвижений таких «ястребов» как представитель США при ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и директор ЦРУ Помпео. Затем перейти к первому ракетному удару США по военной базе путинского союзника в Сирии Башара Асада в апреле 2017. В августе неожиданно закрылись три дипломатических представительства России в США — шаг, охарактеризованный Москвой как «откровенно враждебный». В декабре было принято решение о поставке на Украину смертоносных вооружений. В феврале были атакованы российские наемники в Сирии, что привело к летальным исходам. Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald), который, как и я, давно опровергает любые утверждения, будто Трамп — «российская марионетка», в своей колонке в «Интерсепт» (The Intercept), привел слегка иной список антикремлевских действий его администрации.

Почитай «Твиттер» Трампа, выходит, что у него семь пятниц на неделе. За одну только среду он сперва угрожал России «прекрасными, новыми и «умными» ракетами», а потом заявил, что американо-российским отношениям вовсе не обязательно быть настолько плохими, как сейчас. Американцам давно пора привыкнуть к тому, как мало веса Трамп вкладывает в свои слова. Он, подобно заядлому пользователю соцсетей, давит больше на эмоции и четко излагать мысли не склонен.

Его «Твит» про ракеты как бы говорит «Ах, как я зол!», а дальнейшие, кажущиеся примирительными сообщения — «Ну вот, я расстроился». В случае с Трампом куда важнее его поступки или даже сделки. И вот тут уже его никак нельзя назвать пророссийским президентом — им он не был с самого начала, вопреки голословным утверждениям, будто Кремль имеет над ним тайную власть.

Недавние же шаги — крупнейшая за всю историю высылка российских дипломатов в ответ на отравление бывшего российского двойного агента, жесточайшие за всю историю санкции против российского миллиардера и алюминиевого магната Олега Дерипаски, вереница антироссийских карьерных назначений (перевод Помпео в госдепартамент и повышение Джона Болтона до уровня национального советника по безопасности) — лишь продолжают эту цепочку. Это лишь эскалация, а никак не смена политического курса.

Помпео заявил, что «мягкая» российская политика времен Обамы закончилась с избранием Трампа. И в самом деле: Обама ото всех враждебных шагов, предпринятых Трампом, последовательно воздерживался. Разве что тоже выдвигал «ястребов» на ключевые посты, но ни к чему, кроме разочарования, это не привело. То «сейчас», о котором говорит Помпео, началось гораздо раньше, с самого прихода Трампа.

Антикремлевскую риторику трамповского президентства нередко приписывают республиканскому истеблишменту и наущению «опытных советчиков» из его администрации. Но, как отметил мой коллега по «Блумбергу» и выдающийся трамповед Тим О'Брайен (Tim O'Brien), Трамп редко когда сам спрашивает советов и еще реже прислушивается к тем из них, что дадены по собственному почину. Поэтому его российская политика никак не продиктована снаружи.

Президент США хочет громких побед. Однако добиваться их втихую он не собирается. Он требует, чтобы их ему поднесли на блюде, потому что человеку, наделенному высшей властью, они полагаются по статусу. Путин как-то назвал Трампа «ярким» и «талантливым». Это неверно перевели как «выдающийся», и с тех самых пор Трамп полагал, что Путин как политик окажется куда более податлив. «Хорошее начало положено, — заявил Трамп еще во время своей президентской кампании, — он уже признал, что Трамп — гений».

Однако подарков и легких побед от Путина ждать не пришлось. Если ему и была интересна победа Трампа, то сугубо ради смуты в правящих кругах США. И он тоже всегда ведет переговоры с позиции силы, даже если эта сила напускная и по сути всего лишь камуфляж.

Для Трампа и бизнес, и политика — это турнир самцов. Это особенно бросилось в глаза, когда он во время своей кампании всеми силами утверждал свое превосходство над соперниками. Он отпускал снисходительные комментарии, давал им унизительные клички и всячески заострял внимание на их якобы недостатке мужественности. Таким же образом он повел себя с северокорейским лидером Ким Чен-Ыном. То же самое он сейчас пытается провернуть и с Путиным. «Российская экономика нуждается в нашей помощи, и она бы не составила нам особого труда» — «твитнул» Трамп в среду, намереваясь задеть одной этой фразой.

Мачизм Трампа удачно вписывается в воинственную линию республиканцев по отношению к России. Трамп ей подпевает более чем охотно. И вовсе не из-за расследования под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). До сих пор на сговор с Россией следователи не обнаружили ни единого намека, но Трамп прекрасно понимает, что расследование никуда не денется, сколько ни бомби Сирию и ни высылай дипломатов. Трамп пыжится доказать, что 400-килограммовая горилла и альфа-самец здесь он, а не Путин.

Логика самцового противостояния такова, что оно неизбежно выливается в драку, если, конечно, одна из сторон не решит уступить. У Путина же талант затягивать те конфликты, которые он не может выиграть тотчас же. Он будет раздувать враждебность, чтобы не прослыть «подстреленной уткой», ведь по конституции, ему остался последний срок на посту российского президента. Кроме того, это противостояние может помочь его давнишней мечте вернуть домой часть утекшего за границу капитала. Его преимущество в том, что он автоматически пересидит Трампа, если того не переизберут в 2020.

Сейчас США и России больше чем когда бы то ни было со времен распада Советского Союза нужно сесть и договориться о правилах своего единоборства. Тлеющее выяснение отношений двух самцов неизбежно приведет лишь к новым столкновениям. Будущее зависит от того, есть ли в командных пунктах Москвы и Вашингтона по-настоящему взрослые люди. И еще — скоординировали ли США и союзники свои действия против Асада с российскими военными, подобно тому, как было сделано в прошлом году? Будем надеяться, что да.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции или владельцев «Блумберга».

geo-politica.info

Трамп и Путин могут изменить мир

Москва/Брюссель/Нью-Йорк (Aftenposten): Пока союзники по НАТО и Украина кусают ногти, Трамп говорит, что встреча с Путиным, может статься, будет «самой легкой на этой неделе». Вот то, что лидеры, вероятно, будут обсуждать.

«Это будет непринужденная встреча», — заявил президент США в четверг о своей встрече один на один с президентом России Владимиром Путиным. Американский президент обращает большое внимание на личную химию в отношениях и любит импровизировать, но проблемы, которые предстоит обсудить обоим лидерам, отнюдь не простые. В частности, это война в Сирии, российское вмешательство в американскую демократию, положение на Украине.

Вот список важнейших тем.

1. Российское вмешательство в выборы. Дело, которое затмевает все.

Американские спецслужбы пришли к выводу, что Путин распорядился провести кампанию с целью повлиять на американские президентские выборы в пользу Трампа. ФБР подозревает нескольких сотрудников Трампа в даче ложных показаний и отмывании (денег). Следствие продолжается.

Точка зрения России: Путин всё категорически отрицает и считает, что хакерских атак и социальных медиа в любом случае не могло быть достаточно для того, чтобы решить исход (выборов). Дальше всего Путин пошел, когда заявил, что не может отвечать за то, что делают российские хакеры. «Мы не вмешивались и никогда не собираемся это делать».

Точка зрения Европы: Разведки нескольких европейских стран утверждают, что Россия пытается подорвать ЕС, дискредитировать европейских политиков и демократические институты с помощью шпионажа, поддержки националистов и кампаний в социальных СМИ.

Точка зрения США: США выслали ряд дипломатов и наложили жесткие санкции на людей из окружения Путина. Находясь на борту номер один на пути в Европу, Трамп заявил, что на встрече (с Путиным) собирается затронуть вопрос о вмешательстве в выборы.

«Мы не хотим, чтобы кто-то совал нос в наши выборы», — сказал Трамп. Но ранее Трамп заявлял, что «верит Путину», когда тот клятвенно уверяет в своей невиновности.

Возможный результат: Трамп получит «обещание», что Россия не будет вмешиваться в выборы в США. Согласие в вопросе об усилении дипломатических усилий.

2. Украина: Глубокие разногласия, до решения еще далеко

После того, как президент Виктор Янукович был свергнут в ходе восстания на Майдане, Россия в марте 2014 года аннексировала Крым. Война на востоке Украины унесла жизни более 10 тысяч человек и более одного миллиона человек вынудила стать беженцами.

Точка зрения России: Путин отрицает, что Россия причастна к войне на Украине — солдатами, оружием и деньгами мятежникам. «Мы не вернем Крым ни при каких обстоятельствах», — заявил Путин в интервью австрийскому телеканалу. Россия хочет иметь гарантии того, что Украине не дадут вступить в НАТО. (Россия) поддерживает идею о миротворческих силах вдоль линии фронта, но не хочет, чтобы эти силы контролировали границу с Россией.

Точка зрения Европы: ЕС вместе с США ввел санкции против России. Кремль ответил контрсанкциями. ЕС требует, чтобы Россия прекратила поддержку мятежников, вернула Крым и уважала границы Украины. Впрочем, силы, призывающие к отмене санкций, набирают все больший вес. У Путина уже есть близкий союзник в Венгрии в лице лидера страны Виктора Орбана. В течение последнего года к власти в Австрии и Италии также пришли более пророссийские правительства.

Точка зрения США: Трамп говорит, что поднимет вопрос об Украине и, «возможно», о Крыме. На вопрос о том, отменит ли он санкции, Трамп ответил: «Посмотрим». Так же он ответил, когда его спросили, признают ли США Крым частью России. Пресс-секретарь Трампа Сара Хакаби Сандерс заявила, впрочем, что санкции не будут отменены, прежде чем Крым не вернут Украине. США активизировали помощь Украине в виде как денег, так и оружия.

Возможный результат: Разногласия по-прежнему велики. Никто не хочет ничем поступаться. Критики Трампа опасаются, что он может «отдать» Крым, если заручится поддержкой Путина в отношении Ирана.

3. Ядерное разоружение: Страх перед новой опасной гонкой ядерных вооружений

Два важных договора — СНВ (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений) и ДРСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности) — привели к историческому ядерному разоружению. Сегодня США и Россия обвиняют друг друга в нарушении этих договоров. Действие договора СНВ прекращается в 2021 году.

Точка зрения России: Кремль считает, что противоракетная оборона США и НАТО угрожают России, и обвиняет Запад, разместивший противоракетную оборону в новых странах НАТО, в нарушении данных обещаний. Путин потратил огромные ресурсы на вооружение и создание новых видов ядерного оружия. В сенсационной речи накануне президентских выборов в России Путин презентовал некоторые виды «оружия Судного дня» и продемонстрировал карту, на которой атомные бомбы держат курс на США.

В первом телефонном разговоре с Трампом Путин предложил поработать над продлением срока действия договора.

Точка зрения Европы: Ядерное оружие — весьма чувствительная для Европы тема, и в подобных вопросах в ЕС единства нет. Некоторые европейские страны боролись за запрещение ядерного оружия. Страны, зашедшие наиболее далеко — те, кто является членом ЕС, но не связан соответствующими решениями НАТО, например, Австрия, Франция и Великобритания. Две последние — европейские ядерные державы, имеющие собственную позицию в подобных вопросах, но по сравнению с Россией и США их арсеналы ядерного оружия малы.

Точка зрения США: Посол США в России Джон Хантсман сказал, что, вероятно, договоры на встрече обсуждаться будут, но он не сказал о том, чего США ожидают или требуют. Для США этот вопрос не является приоритетным, по словам одного американского дипломата, которого цитирует «Рейтер» (Reuters). В телефонном разговоре с Путиным через несколько дней после своей инаугурации Трамп назвал новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений «плохим». Несколькими неделями ранее Трамп заявил, что он может пересмотреть вопрос о санкциях, если две страны смогут заключить новое соглашение в области разоружения. Республиканцы в Конгрессе выдвинули предложение о создании ракет, что было бы прямым нарушением договора.

Возможный результат: Стороны могут договориться о возобновлении «переговоров» и контактов с целью продления договора СНВ и модернизации ДРСМД.

4. Экономика: Торговая война, санкции и контрсанкции

В последние месяцы администрация Трампа начала осуществление масштабных штрафных мер против ЕС, Китая и ряда других стран. Введены, в частности, пошлины на сталь и алюминий, на что Россия отреагировала весьма болезненно.

Точка зрения России: Россия — одна из стран, подавших на США жалобу во Всемирную торговую организацию ВТО. Она считает, что повышение пошлин является нарушением правил. Кроме того, Россия ответила введением контрмер. Помимо пошлин, российская экономика уже страдает от санкций, введенных из-за конфликта на Украине, и, якобы, имевшего место вмешательства в американские выборы.

Точка зрения Европы: ЕС также болезненно отреагировал на повышение Трампом пошлин на металлы. Евросоюз считает, что эти меры незаконные, и ответил США введением пошлин на ряд американских продуктов. Сейчас все опасаются, что Трамп может пойти еще дальше и ввести пошлины на автомобили. Для европейской экономики это может иметь более заметные последствия.

Страны ЕС глубоко расколоты в отношении к «Северному потоку — 2». Германия поддерживает строительство еще одного газопровода из России, но другие страны, особенно находящиеся на востоке зоны ЕС, и особенно балтийские, предостерегают против того, чтобы давать России еще большую власть над энергоснабжением ЕС.

Точка зрения США: Трамп проявил меньшее усердие в наказании России, чем Китая. Тем не менее, экономическое давление со стороны США сильно сказывается на русских. Американский сланцевый газ конкурирует с российским газом. Трамп использует угрозы замораживания денежных средств и создания торговых барьеров почти во всех областях. Ему также нужно, чтобы Россия увеличила производство нефти в ситуации, когда Иран испытывает на себе действие санкций. На встрече с Йенсом Столтенбергом за завтраком в среду Трамп раскритиковал Германию за то, что она собирается покупать энергию у России благодаря новому газопроводу.

Возможный результат: Никаких изменений в санкциях сейчас не произойдет. Русские озабочены жестким курсом Трампа по отношению к «Северному потоку-2».

5. Война в Сирии: Асад останется у власти, но самое страшное кровопролитие уже позади

Россия вмешалась в ситуацию в Сирии в 2015 году, когда Башар Асад почти проиграл гражданскую войну. С помощью России и Ирана сирийских мятежников вытеснили с большей части территории страны.

Точка зрения России: Война в Сирии вновь сделала Россию главным действующим лицом на Ближнем Востоке. Путин выступает за то, чтобы Асад остался у власти, а границы Сирии были восстановлены. Путин начал мирный процесс в Астане, но — так же, как ООН и ЕС — испытывает сложности с тем, чтобы собрать все группы повстанцев для таких переговоров, решения которых стали бы обязательными. С точки зрения России, война уже практически выиграна, и Трампу тут мало что можно сказать.

Точка зрения Европы: Изначально страны ЕС выступали за уход Асада, но им, как и многим другим, пришлось занять более прагматичную позицию и понять, что от Асада отделаться не удастся. Сейчас Европа пытается использовать имеющуюся у нее такую силу, как деньги, чтобы заманить Асада за стол переговоров. Но ЕС не хочет платить за восстановление Сирии, чего, например, требуют русские. Миграционный кризис, развязанный войной в Сирии, имел большие последствия для Европы, но поток беженцев резко уменьшился после того, как ЕС в 2016 году заключил с Турцией договор о мигрантах.

Точка зрения США: В американских СМИ было много спекуляций на тему о том, заинтересованы ли США в том, чтобы заключить с Путиным договор о Сирии. В последние месяцы характер сирийского конфликта изменился, И как США, так и Израиль заинтересованы в том, чтобы влияние Ирана в регионе стало меньше.

Вопрос в том, что Трамп может предложить Путину взамен, если российский президент использует свое влияние, чтобы приглушить региональные амбиции Тегерана. По информации журнала «Нью Йоркер» (The New Yorker), Израиль, Саудовская Аравия и Арабские Эмираты долго работали за кулисами, чтобы обеспечить договор, по которому США отменит «украинские» санкции в обмен на то, что Россия станет сдерживать Иран.

Возможный результат: Стороны могут договориться о решении, по которому Асад сохранит власть в Сирии в обмен на то, что Иран оттуда уйдет.

6. Иранское соглашение: Иран стал для Трампа врагом № 1

Соглашение от 2015 года, заключенное между Ираном, ЕС и постоянными членами Совета Безопасности (Россией, Китаем, США, Великобританией и Францией) должно помешать Ирану создать ядерное оружие. Трамп в мае этого года из соглашения вышел.

Точка зрения России: В этом вопросе Россия вместе с ЕС противостоит Трампу. Она считает, что договор имеет решающее значение для того, чтобы помешать большой войне на Ближнем Востоке, если Израиль нападет на Иран. Впрочем, Россия основательно потрудилась, чтобы спасти договор для таких стран ЕС, как Германия и Франция. На самом деле для России является весьма позитивным то, что США и ЕС глубоко расколоты.

Точка зрения Европы: Для ЕС переговоры с целью заключения соглашения с Ираном были вопросом престижа, и европейские лидеры изо всех сил пытались уговорить Трампа из соглашения не выходить. ЕС по-прежнему соблюдают договор, потому что они считают, что благодаря ему мир стал более безопасным, но ЕС очень непросто поддерживать в нем жизнь. США предупредили, что будут наказывать компании, которые продолжат торговать с Ираном.

Точка зрения США: Трамп и многие его министры считают, что Иран — самая большая угроза миру во всем мире, помимо Северной Кореи. И новый госсекретарь Трампа Майк Помпео, и постоянный представитель США при ООН Никки Хейли являются противниками договора с Ираном, и Трамп проводит очень жесткий курс.

«Обуздать Иран — вот что может быть главным приоритетом Трампа в Хельсинки», — пишет Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich) из Совета по международным отношениям (Council of Foreign Relations).

Советник по вопросам национальной безопасности Трампа Джон Болтон заявил в телепередаче «Лицом к нации» (Face the Nation) в июне, что «стратегической целью» США является Иран, а не сирийский лидер Асад.

Возможный результат: Вопрос на саммите обсуждаться будет, но решения в скором времени ожидать не приходится.

putin24.info

Трамп и Путин. Да, между ними действительно что-то есть

Обычно я не публикую чужие материалы в своём блоге. Однако этот материал – слишком интересен, чтобы не быть прочитанным по причине языковых барьеров. Автор статьи – авторитетный американский журналист и блогер, редактор ресурса Talking Points Memo и лауреат журналистской премии Джоржа Полка Джош Маршалл (Josh Marshall). Не могу сказать, что все приведённые Маршаллом примеры кажутся мне исчерпывающе убедительными. Некоторые, по мне, немного натянуты. Но многие приведённые им факты заставляют задуматься, а ракурс подачи данной информации – чрезвычайно интересен. Я сделал достаточно свободный перевод, чтобы избежать косноязычия. Убрал также пару абзацев, где было слишком много повторения. Оригинал статьи можно прочитать тут. 

Джош Маршалл (Josh Marshall), автор статьи.

В течение последнего года мы регулярно слышали намёки на так называемый броманс между Дональдом Трампом и российским президентом Владимиром Путиным. Кроме шуток, многие вполне серьёзно считают Трампа поклонником и потенциальным подражателем всё более автократического и анти-либерального правления Путина. Однако это ещё далеко не вся сказка. Как минимум, Трамп находится в глубокой финансовой зависимости от российского капитала, принадлежащего людям из ближайшего окружения Путина. В этом свете бросается в глаза явная забота Трампа о российских внешнеполитических интересах там, где они явно идут вразрез с политикой, десятилетиями последовательно проводимой США даже при разных администрациях и партиях власти. Имеется также нетривиальное, и даже существенное количество сведений, указывающих на путинскую финансовую поддержку Трампа и на неприкрытый альянс между этими двумя мужчинами.

Начну с того, что я – никак не русофобствующий ястреб. Я давно весьма скептически отношусь к порывам США стать гарантом безопасности для стран, которые россияне считают “ближним зарубежьем”, и контролировать российские взаимоотношения с молодыми государствами, до этого столетиями принадлежавшими Российской империи или СССР. Не потому, что мне безразличны эти страны, а потому, что нужно серьёзно взвешивать возможную цену подобной политики. Что касается Прибалтики – то эти страны сейчас являются частью НАТО. По вопросу обороны этих стран были взяты определённые обязательства, и их безусловно необходимо придерживаться. Но есть и множество других территорий, где у США нет подобных обязательств. Я подчёркиваю это потому, что рассматриваю данный вопрос вовсе не с позиции человека, жаждущего конфронтации или холодных отношений с Россией.

Начнём с простого. В казну Трампа течёт большое количество российских денег и при этом его явно заботят российские внешнеполитические приоритеты. Перечислю некоторые факты:

1. Даже отбросив все остальные дискуссии о финансах Трампа, его долги за последний год выросли неимоверно – с 350 миллионов до 630 миллионов долларов. Это только за один год, и при том, что его бегущие активы также существенно сократились. Все крупные американские банки отказали ему в финансировании.

2. После банкротства, Трамп стал всё больше опираться на российские деньги, большая часть которых была сконцентрирована среди олигархов и полу-олигархов, приближённых к Владимиру Путину.

Начиная с 1980-х, Трамп и его семья много раз посещали Москву в поисках бизнес-возможностей и полагаясь на российских инвесторов, покупавших у них недвижимость по всему миру.

“Россияне отвечают за непропорционально высокую долю наших активов,” сказал как-то сын Трампа, Дональд младший, на конференции по недвижимости в 2008 году (данные сайта eTurboNews). “Мы наблюдаем огромный поток денег из России.”

3. Один из примеров – застройка Trump Solo в Манхэттене, одна из крупнейших новых затей Трампа. На проект обрушилась волна судебных исков в ответ на типично трамповские попытки развести инвесторов с помощью ложных утверждений о финансовой состоятельности проекта. Неожиданно для всех, данные разбирательства вывели на чистую воду тайное финансирование проекта из России и Казахстана. Основное внимание привлекло участие в проекте дважды судимого русского иммигранта, крепко связанного с российским преступным миром. Но это – не самая выдающаяся часть истории. Как написала газета Times,

“Господин Лауриа провёл сделку на 50 миллионов долларов в Trump SoHo и трёх других проектах через исландскую фирму, услугами которой, по данным из судебного иска против Bayrock [компания-застройщик Trump SoHo, прим. авт.], часто пользуются богатые россияне из окружения президента Владимира Путина. Эта исландская фирма, FL Group, была отмечена в презентации Bayrock как “стратегический партнёр”, вместе с Александром Машкевичем, миллиардером, некогда фигурировавшим в коррупционном разбирательстве касательно выплат одной бельгийской компании для получения доступа к рынку Казахстана; стороны разрешили спор без признания вины.”

Другой судебный иск указывал на то, что проект “время от времени получал непонятные вливания денег со счетов в Казахстане и России”.

Звучит вполне законно.

Итак, ещё раз: После банкротства и неудач в бизнесе около десяти лет назад, Трампу становилось всё сложнее найти источники финансирования новых инвестиционных проектов. Как я уже отметил, все американские банки, кроме Deutsche Bank, который является иностранным банком с широким присутствием в США, отказали Трампу в финансировании. Он спас и возродил свою финансовую империю, весомо опираясь на российский капитал. Организация Трампа получает большое количество инвестиционного капитала от людей из окружения Владимира Путина. (…)

4. Пол Манафорт (Paul Manafort) – номинальный глава предвыборного штаба Трампа и его главный советник. Манафорт провёл большую часть последней декады в роли основного предвыборного и коммуникационного советника Виктора Януковича, пророссийского премьера, а позже президента Украины, чьё изгнание привело к нынешнему кризису и гибридной войне в Украине. Янукович был и остаётся близким союзником Путина. Манафорт руководит предвыборной кампанией Трампа.

5. Внешнеполитическим советником Трампа по вопросам Европы и России является Картер Пейдж (Carter Page), вся карьера которого вращалась вокруг инвестиций в России, и который по сей день имеет крепкие финансовые и трудовые связи с Газпромом. Если вы не знаете, что такое Газпром, то представьте себе что вся энергетическая отрасль США принадлежала бы одной компании, находящейся под прямым контролем президента, использующего её в качестве источника доходов и власти. Это и есть роль Газпрома в российской политической и экономической системе. Можно без преувеличений утверждать, что взаимоотношения Пейджа с Газпромом на столь высоком уровне были бы невозможными без координации с политикой Путна. Эти взаимоотношения также дают Путину возможность в любой момент перекрыть Пейджу доход.

6. За последний год, Путин мобилизовал все подконтрольные российскому государству СМИ в поддержку Трампа. Как пишет Франк Фоер, подобным образом Путин давно начал оказывать прямую и косвенную денежную поддержку право-националистическим политикам в Европе. В некоторых случаях это связано с их поддержкой политики России, в других – потому что эти политики сеют раздор между западными государствами. Трамп же неоднократно восхвалял Путина. При чём не только в абстрактном смысле, но в том числе и за его авторитарные повадки и методы правления, которые в наибольшей степени испортили его репутацию в мире.

7. Далее становится ещё интереснее. Вот одно из немногих обстоятельств, убедивших меня в том, что всё это – не просто признаки сомнительной личности Трампа в целом, а что в отношениях между Трампом и Путиным есть что-то гораздо более конкретное и пугающее. Как пишет Тирни Снид (Tierney Sneed) из TPM, одна из самых древних традиций на конвенциях Республиканской партии – это противостояние между умеренными партийными выдвиженцами и консерваторами-активистами по поводу партийной платформы. Активисты всегда пытаются протолкнуть как можно больше жёстких идеологических пунктов, в то время как выдвиженцы пытаются сгладить острые углы. В этом плане конвенция Трампа была весьма неординарной. Лагерь Трампа проявил полное безразличие к платформе. Это позволила активистам пропихнуть одну из наиболее консервативных платформ в истории. Не благодаря поддержке Трампа, а потому что ему просто было всё равно. За одним важным исключением: лагерь Трампа проявил невероятную активность в одном вопросе – помощь Украине в противостоянии российским военным операциям на востоке Украины. Лично я довольно скептически смотрю на призывы многих республиканцев к активному вооружению Украины для противостояния российской агрессии. Но сам факт такого повышенного внимания к этому одному вопросу, при полном безразличии ко всему остальному содержанию платформы, говорит о многом.

Это не значит что Путин контролирует Трампа или что Россия ему платит. Вполне возможно, всё вышеописанное является следствием многих лет работы ряда советников Трампа в орбите Путина и их приобщённость к его мышлению и повестке. Но это явно не совпадение. При полном безразличии к партийной платформе и дав партийным активистам полную свободу в её написании, его команда ухватилась лишь за один довольно мутный пункт. И так уж получается что именно этот пункт для Путина является одним из наиболее важных вопросов в американской политике.

Добавьте к этому тот факт, что наиболее яркие заявления Трампа о внешней политике не только сходятся с позицией Путина, но и представляют для Путина наивысший интерес. Кроме Украины, таким примером является намёк Трампа на то, что США и НАТО могут не придти на помощь странам-членам НАТО в Прибалтике в случае российского вторжения.

Есть ещё множество утверждений разных людей касательно хакерства и прочих загадок. Однако эти утверждения чрезмерно спекулятивны и граничат с теорией заговора. Поэтому я предпочёл бы их не касаться, а сконцентрироваться на неоспоримых, неопровержимых и известных общественности фактах. Даже при наличии только этих фактов вырисовывается весьма яркая и довольно волнующая картина.

Если бы Владимир Путин был директором крупной американской корпорации и такое количество денег начало бы двигаться в сторону Трампа, который бы при этом выражал настолько явную поддержку политической повестки Путина, все сирены бы засигналили тревогу. Это – не преувеличение. Но Путин – не директор американской корпорации. Он – автократ, правящий иностранным государством, с всё более враждебной США позицией и существенным ядерным арсеналом. Цена вопроса “что к чему”, как часто выражается Трамп, в данном случае – гораздо выше.

Между этими двумя мужчинами очевидно есть финансовая взаимосвязь и довольно неприкрытый альянс, о чём свидетельствует множество фактов. Даже если не делать далеко идущих выводов, финансовая империя Трампа сильно зависит от денежных вливаний со стороны олигархов и других источников капитала, приближённых к Путину. От этого нельзя попросту отмахнуться. Это невозможно игнорировать.”

Джош Маршалл (Josh Marshall)http://talkingpointsmemo.com/edblog/trump-putin-yes-it-s-really-a-thing

Понравилась статья? Поделись!

  • 2.8K
  • 9
  •  
  • 74
  •  
  •  
  •  

    2.8K

    Поделились

antimif.com