О русской «двадцатке» замолвлю я слово. Тоз 20 калибра


Оружие двадцатого калибра востребовано - Оружие

ИЖ-58 20х70. Выпуск этой модели тот редкий случай, когда ставится на производство модель малого калибра, а более крупные – уже производные, а не наоборот.

Пробовали ружье на охоте. Первым же выстрелом я взял чирка, затем еще 13 и серую ворону и расстрелял при этом 19 патронов. Фото: Fotolia.com

Почти два десятилетия много охотился с этим замечательным ружьем и расстался, когда осознал, что время бродовых охот по болотам и крепям, увы, прошло. Как живое существо пристроил ружьецо в хорошие руки, а вспоминая, грущу о безвозвратном.

К 20-му калибру пришел случайно. Принес дядя моему десятилетнему сыну вместо одностволки ружье «на вырост» – ИЖБ-47 16-го калибра. Мы, конечно, с ним охотились, но 3,3 кг мальчишке совсем не по силам.

И реанимировал я найденную в чулане у сослуживца ржавую, раздолбанную, с раковинами в стволах, двуствольную ижевку 20-го калибра, 1958 г. выпуска.

Ремонтом ружей я увлекался всегда, к тому же был доступ к оборудованию и технологиям серьезного предприятия ВПК. И мы с сыном справились. Как оружие для охоты я ружьецо не рассматривал и к снаряжению патронов отнесся несерьезно.

Снарядили в латунные гильзы штук 30 патронов, навеской пороха 1,6 на 26 г самодельной дроби. За неимением пыжей пошла газета, лишь прокладка на порох была от папковой гильзы 16-го калибра.

Пробовали ружье на охоте. Первым же выстрелом я взял чирка, затем еще 13 и серую ворону и расстрелял при этом 19 патронов. Прямо в озере подарил сыну свой ИЖ-12 16-го калибра.

Почти игнорируя другие ружья, дострелял до конца сезона, включая пролет, такими же патронами с газетой. У ружья обнаружился редкий бой, и до 40 метров я самодельной дробью 3–4 стрелял уверенно.

В памяти до сих пор белолобик, взятый метров с двадцати пяти той же дробью, три поднявшихся поочередно с сухого кряквы, взятые тремя выстрелами. Третью сбил, успев вложить патрон в правый ствол. Отохотился с ружьем еще 2 сезона.

Но люблю безукоризненные ружья да и стал к тому же опасаться за служебную прочность стволов. Затратив год на уговоры, приобрел почти новое ИЖ 58-20, правда с ломаной ложей.

И вот дебют. Сынишка нашел присаду, и взяли мы за вечер 14 кряковых и широконоску. Двенадцать штук из двадцатки.

Но, как выяснилось позже, старое ружье было лучше. Новое, имея превосходный бой мелкой дробью, начиная с четверки, крупной било неважно. Я долго не мог с этим смириться, колдуя с укучнителями, согласованной дробью и т.п., кое-чего добившись лишь для дроби № 2. Ружья на все случаи не получилось.

Читайте материал "Одноствольные переломки"

Применяя лишь латунные гильзы, других просто не было, я долго и успешно с ружьецом охотился. «Приговорил» – комментировал мой напарник, услышав выстрел из двадцатки, и, надо сказать, не очень часто ошибался.

Собственно о модели. Выпуск начался с 1958 г. и, судя по литере «В» в номере сохранившегося у меня паспорта и дате 24.12, в конце года. Ружьецо ладно скроено.

Усиленная колодка, по ширине уступающая колодке той же модели 16-го калибра всего 1,6 мм. Серьезные патронники, толщина в казенном срезе 5 мм, а это много. По паспорту масса ружья 2,95 кг, стволов 1,36. Длина 675 мм, сужения 0,5 и 1,0 мм, кучность 50 и 60%. При самодельной ложе масса ружья составляла чуть менее 2,9 кг.

О балансе и посадистости я как-то не задумывался, а центр тяжести был примерно в 50 мм от казенного среза, и стрелять было одно удовольствие.

Исполнено ружье очень качественно, что характерно для ижевских ружей того времени, а изделие датировано 1961 годом.

 

Снарядили в латунные гильзы штук 30 патронов, навеской пороха 1,6 на 26 г самодельной дроби. За неимением пыжей пошла газета, лишь прокладка на порох была от папковой гильзы 16-го калибра. Фото: Fotolia.com

Предполагая многолетнюю стрельбу латунной гильзой, для предотвращения эрозии металла от прорыва газов в зоне бойков, щиток колодки я захромировал.

Из ружья мною сделано чуть более трех тысяч выстрелов при навеске 1,6 г «Сокола» и 26–27 г дроби. Новый хозяин еще молод и палит много, но пока ружье выглядит несокрушимо.

Конечно же, ружье не стоило снимать с производства. Когда в сознании охотничьей общественности стала витать идея «магнум», в порядке обсуждения доктор технических наук и мастер спорта Э. Келер, ссылаясь на собственный опыт эксплуатации ИЖ-58 20 калибра, высказал мнение.

Автор считал, что для несколько повышенных навесок гильзы-семидесятки вполне достаточно, а подобная двустволка для наших охот предпочтительнее «магнума».

В частности, предлагал изменить размеры дульных сужений, резонно считая, что чок 1,0 мм для двадцатки слишком капризен.

Выпуск этого ружья несколько поправил ситуацию с двустволками 20 калибра. Процент же этих ружей в выпуске тульских ружей, похоже, был весьма невысоким.

Я в свое время плотно занимался оружием и имел доступ к достаточно обширной регистрационной базе. И на основании своих наблюдений могу сказать, что относительно широко этот калибр присутствовал в модели Б довоенного периода.

Читайте материал "Ружье ТОЗ-57: редкое и меткое"

Приходилось видеть интересное «экспедиционное» ружье, выпущенное в Туле в 1935 году и довоенные тулки с усиленным патронником, держал в руках тульскую двадцатку с граненым снаружи патронником.

Иногда встречались послевоенные двадцатки, преимущественно 1953 г. А вот модель БМ 1957 г. видел лишь однажды и однажды объявление о продаже ТОЗ-63. В оружейных магазинах тульских ружей 20-го калибра никогда не встречал, даже комиссионных. Похоже, что после 1957 г. калибр лишь обозначался в ассортименте.

Объяснимо это, наверное, и тем, что выпуск двустволок малых калибров всегда считался более сложным.

Так что выпуск модели ТОЗ-66 12-го калибра в 1968 г. вряд ли существенно влиял, а скорее никак не влиял на положение.

Упомянутый мною Э. Келер считал, что ружье, имеющее заимствованную от более крупных калибров колодку, не может считаться ружьем 20-го калибра в чистом виде. Мнение спорное.

А из отечественных ружей такой «симбиоз» имел место в ТОЗ-34-20, и первом советском «магнуме» – ИЖ-58 МА -20М, в этих моделях стволы разнесены на колодку 12-го калибра.

О курковых ружьях с разнесенными к колодке 16-го калибра стволами 20-го, выпускаемых фабрикой Володарского в Туле, упоминается у Е. Маркевича. Я долгое время считал, что тульских двадцаток массой 2,75 кг в природе не существовало. Все, что держал в руках, было либо тяжелым, либо относительно тяжелым.

Но года два назад один из моих приятелей «урвал» курковую бельгийку 20-го калибра. «Бельгийка» в хорошем состоянии, с кнопкой вместо защелки на цевье, была элегантной и легкой, но имела надпись на русском «Испытано бездымным порохом». Оказалось, что ружье изготовлено в Туле в 1924 году. И немного для автора очерка...

МЦ-20-01

МЦ-20-01 надежное, прочное и с отличным боем ружье, похоже, особой любовью не пользуется. В основном из-за малопригодной для большинства охот системы перезаряжания. Да и улетевшей в воду или рыхлый снег гильзы жалко.

 

Я в свое время плотно занимался оружием и имел доступ к достаточно обширной регистрационной базе. Фото: Fotolia.com

Мой приятель, тоже Виктор, никак не может пристроить такое ружье. Приведенный пример неудачной охоты на уток с ружьем 12-го калибра никаких достоинств МЦ-20 не добавляет. И ежу понятно, что лучше стрелять из привычного ружья.

Пронзенные, простите, прошитые навылет дробью № 5 на дистанции 40 м зайцы, если метры соответствуют эталону, пусть остаются на совести вашего приятеля. Не лучше ли ему стрелять зайцев шестеркой?

Читайте материал "Плюсы и минусы: ружье Benelli 828U"

Возможно она (шестерка) не будет прошивать зверька навылет, до конца реализуя энергию, а зайцу не придется бежать еще 20 метров, чтобы умереть... А то как-то негуманно получается.

Относительно предложения начать производить легкие и дешевые ружья малых калибров на предприятиях ВПК славного г. Кирова.

Первое. Получить лицензию на право выпуска ружей любое предприятие, кроме профилированных, может лишь в теории.

Второе. В предприятие необходимо инвестировать серьезный капитал. Станочный парк и технологии любого машиностроительного комплекса в очень малой степени могут быть востребованы в производстве ружей. А оснастка, инструмент, испытательная станция...

Третье. Кадры, которые, как известно, решают все. Инженерное обеспечение должно осуществляться специалистами-оружейниками. Кто вложит деньги в переподготовку непосредственных исполнителей? И на какой базе? Вопросов много, но ни на один нет ответа.

Возможно, наш производитель и дорастет до выпуска легких ружей, проведя серьезные маркетинговые исследования. Но в том, что дешевыми эти изделия не будут, я почти уверен.

Для качественных и отвечающих современным боеприпасам облегченных ружей потребуются как минимум новые технологии, материалы и высококвалифицированные исполнители.

Александр Ярковой 24 мая 2017 в 00:03

www.ohotniki.ru

Тулка 20-го калибра - Оружие

Несмотря на то, что стать охотником мне было предопределено (все мужчины в нашем семействе были охотниками), мой путь не был быстрым и легким. Ружье мне доверили лет эдак в 18. Предшествовало этому запойное чтение всего, что содержало хоть малейшее упоминание о добывании дичи, начиная с Майн-Рида и заканчивая Аксаковым.

фото автора

Еще двухлетняя практика стендовой стрельбы в тогда еще существовавшем Дворце пионеров, куда меня пацаном отвел старший брат, и, главное, общение с ним, уже взрослым охотником, часто бывающими в доме его друзьями, обсуждающими планы предстоящих охот, а также обмывающими их успешное (или не очень) завершение.

Потом была радостно-мучительная процедура вступления в общество охотников, аналогичная вступлению в партию, когда мне, единственному не комсомольцу на факультете, удалось получить характеристику с формулировкой: “Политику партии и правительства понимает правильно”.

 

фото автора

И вот, наконец, я становлюсь обладателем собственного охотничьего ружья, которое на меня переписывает старший брат. Для меня, тогдашнего, - ружье как ружье, ничего особенного. Тульское двуствольное, курковое, 20-й калибр, ложа прямая, английская, ореховая, в хорошем, правда, состоянии. Стволы изрядно потертые, внутри обильные раковины, на планке гравировка: “Тульский Императора Петра Великого Оружейный завод”.

 

фото автора

На подствольных крюках 1913 год. В общем, старье, рухлядь, но зато мое! Когда-то, очень давно, это ружье принадлежало моему деду, он купил его еще до революции, оно фигурировало на выставке тульского оружия в качестве образца, и дед довольно успешно с ним охотился. Большой был любитель болотной дичи и легавых собак, благодаря которым в голодные 30-е кормил семью: на породистых собак выдавали паек - конину, ее и ели.

Это зимой, а в сезон, сказывала матушка, уезжал он с этим ружьем на охоту и без большого чемодана копченой дичи на возвращался. Относился он при этом к кормильцу весьма странно, лет 30, говорят, не чистил вовсе, считая, что от этого оно лучше стреляет. Оправданием может служить, видимо, то, что, имея в своем арсенале “Голанд-Голанд”, он считал это ружье “рабочей лошадкой”.

 

фото автора

И вот, пройдя руки отца и старшего брата, оно стало моим. Впрочем, первый выстрел по сидячей, кстати, утке оказался неудачным - она улетела, злобно “окрякав” меня и обдав брызгами, поскольку находилась метрах в пяти. Дело в том, что я, привыкший к стендовым ружьям, целился прямо в нее и совсем забыл - что-то мне говорили про видимую планку? А ружьишко мое сделано для охоты с подружейной собакой и для стрельбы по поднимающейся угонной птице, поэтому довольно сильно низит, а для прямого выстрела необходимо видеть примерно 1,5 см планки.

Понял я это довольно быстро, но вот освоить такую стрельбу было ох как трудно! Ведь легавой у меня не было, и использовал я свое ружье совсем на других охотах. Но ружье оказалось довольно прикладисто, и я к нему скоро привык и полюбил. А оно не замедлило ответить взаимностью. Не зря говорит мой друг Посудин, что ружье надо любить! И были замечательные охотничьи экспедиции и прекрасные трофеи.

 

фото автора

Впервые оценить универсальность моего ружья я сумел в охоте на боровую дичь в тайге. Весом 2,7 кг, оно совершенно необременительно в дальних переходах по труднопроходимой местности. Правый ствол, имеющий сверловку в виде усеченного конуса (цилиндр с напором), дающий широкую и весьма равномерную осыпь, позволяет успешно стрелять накоротке по рябчикам и взлетающим тетеревам. Так же на токах мне удавалось одним выстрелом добывать сразу двух тетеревов. Левый ствол имеет сверловку сильный чок - сужение более 1 мм.

Осыпь очень кучная, с сильным сгущением к центру. Из этого ствола мне доводилось бить намертво глухаря, сидящего на вершине ели, пробивая снизу несколько ярусов разлапистых еловых ветвей. Стреляя из этого ружья, также нельзя не обратить внимание на исключительную резкость - я не помню случая обнаружения дроби при употреблении добытой из него дичи. Помню, стрелял уток на дистанции 60-70 м, так вот, при хорошем попадании они оказывались просто изрешеченными — и ни одной дробины в мясе!

 

фото автора

Пробовал я использовать свое ружье и по прямому назначению - болотной дичи. Без собаки, правда, самотопом, поднимал дупелей, бекасов. Это вообще фантастика - не помню, чтобы мне понадобился второй выстрел - цилиндр с напором не оставляет мелкой дичи никаких шансов. Всякую дичь добывал я с этим ружьем, все, что водится и разрешено к отстрелу в нашей средней полосе.

Не могу не отметить такое качество этого ружья, как надежность. Я охотился с ним 10 лет, и ни разу оно не дало осечки. А оценил это позже, когда под влиянием моды, времени, обстоятельств перешел на другое оружие. Были, конечно, веские причины - ушли в прошлое романтические далекие поездки, на место настоящей охоты пришла стрельба по летящим на “кислороде” гусям и уткам.

 

фото автора

 Моя “двадцатка” явно проигрывала более крупнокалиберным стволам, но не в добрый час остановил я свой выбор на ИЖ-27. Причем, пользуясь этим изделием как в гладкоствольном, так и в нарезном варианте, смею утверждать, что оно куда уместнее смотрелось бы в руках красноармейца Петрухи из известного фильма, нежели славная мосинская винтовка.

Однажды ранней весной я обследовал довольно закоряженный и извилистый участок лесной реки. Стрельба с движущейся байдарки была привычным делом, поэтому моя “тулка” со взведенными курками лежала передо мной вперед стволами. В руках весло, река, наполненная вешними водами, несет байдарку меж еще заснеженных берегов.

Я, уже довольно опытный байдарочник, легко управляю лодкой, лавируя среди затопленных деревьев, нависших кустов и не глядя на весла. Увлекшись окружающим меня великолепием, оглушенный шумом проснувшейся реки, на мгновение расслабившись, я налетел на нависшие над водой ветви в месте, где река делала крутой поворот. Ветки крепко схватили меня за одежду, а байдарка, увлекаемая течением, рванула вперед.

 

фото автора

И мы с ней поменялись местами: она была над водой, а я под ней. Что было дальше, помню смутно, сознание прояснилось, когда, уже стоя на берегу и рассматривая вытащенные байдарку, рюкзак, сброшенные куртку и патронташ, я вдруг - о ужас! - обнаружил, что нет самого главного. - Да! Да! Его, моего единственного и неповторимого! Не успев опомниться, я бросился в воду. Глубина по шею, нагнувшись не достать, пришлось нырять. На дне трава, коряги какие-то, ветки, хватался за них поочередно, вытаскивал на свет божий, бросал на берег и опять нырял, нырял, нырял. Холода не чувствовал, но все чаще приходило в голову: “А не плавают ли ружья?”.

Поддавшись этому бреду, проплыл, ныряя, вниз по течению, но ничего не найдя, вернулся к месту “оверкиля”. Прошло около получаса, я весь окоченел, но продолжал поиски, и, нырнув очередной раз, нащупал что-то похожее на ружье и потащил на себя, продираясь сквозь траву и затопленные ветки. У берега обнаружил, что держу рукой стволы, направленные в меня. Пугаться не было сил, хотя знал, что курки взведены и ружье заряжено. Вылил из стволов воду и два раза выстрелил. Потом быстро спустил байдарку на воду, закинул в нее вещи и поплыл. Так быстро я не плавал никогда. Даже чемпионы мира так быстро не плавают.

 

фото автора

В лагере брат Алеша встретил меня недоуменным взглядом. Он давно ждал у костра. Оценив мое состояние, он быстро налил кружку горячего чая с лимоном, разбавив наполовину спиртом. И только отогревшись и успокоившись, я почему-то представил себя плывущего по реке с простреленным животом. Как только оно не выстрелило, оно, всегда чутко отзывавшееся на малейшие прикосновения, не дававшее осечек и бьющее без промаха?

Может быть, оно действительно самое лучшее, единственное, способно отвечать взаимностью? Оно, незаслуженно пылящееся уже много лет за шкафом. Может быть, прав брат Алеша когда говорит, глядя на мое нынешнее ружье: “Брось ты это и достань своего старого друга!”.

Александр Стефанович 1 ноября 2013 в 00:00

www.ohotniki.ru

О русской «двадцатке» замолвлю я слово - Оружие

У Василия Казанского есть рассказ под названием «С одним ружьем», в котором автор воспевает ружье двадцатого калибра, с клеймом на прицельной планке «Тульский Императора Петра Великого Оружейный завод».

фото: Fotolia.com

В свое время мне тоже очень хотелось приобрести для себя «двадцатку», руководствуясь двумя причинами. Во-первых, мне импонировала небольшая масса ружья, во-вторых, значительная экономия боеприпасов. На скептические заявления моих приятелей по поводу малого количества дроби, 24 грамма против 35–36 граммов у двенадцатого калибра, я отвечал цитатой из известной басни: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива», напоминая о том, что если руки и глаз «кривые», даже 40 граммов дроби в патроне вряд ли выручат.

Для подтверждения этого вывода мной составлена таблица. В ней приведены данные о количестве дробин в снаряде дроби для 20-го и 12-го калибров. Исходя из того, что навеска для первого составляет 24 грамма, а для второго 35 граммов, сделан расчет количества дробин, попавших в круг диаметром 750 мм на 35 метров, из стволов с цилиндрической и чоковой сверловками.

На первый взгляд, преимущество 12-го калибра очевидно. Но дело в том, что для очень многих видов охот стрельба на 35 метров скорее исключение, чем правило. Чаще мы стреляем на расстояние от 15 до 25 метров. Для смертельного поражения утки достаточно 5 дробин № 7. На расстоянии в 20 метров эта дробь летит со скоростью примерно 230 м/с. Тогда как для надежного поражения дичи необходима скорость около 200 м/с.

В «Настольной книге охотника» (М., 1956 г., том 2) из рис. 301 видно, что при цилиндрической сверловке на расстоянии 20 метров величина убойного круга составляет метр в диаметре, при чоковой сверловке в два раза меньше. Дроби № 7 в этом метровом круге будет, наверное, не меньше 200 шт.

Могу утверждать, что в августе на дистанции до 25 метров чисто бьется практически любая дичь дробью № 9. Сколько дробинок № 9 в патроне 20-го калибра, видно из таблицы. На мой взгляд, не стоит ружья малых калибров выпускать со сверловкой полный чок. Оптимальными мне видятся дульные сужения у 20-го калибра цилиндр и цилиндр с напором. Потому что наличие в продаже различного рода контейнеров позволяет и цилиндрам приблизиться по кучности боя к получокам и даже чокам.

О том, что двадцатый калибр традиционно популярен на Руси, не стоит кого-то убеждать. С ружьями 20-го калибра любили охотиться не только промысловики, но и многие известные писатели и военачальники.

Любовь россиян к 20-му калибру подтверждает и заметка в № 7 за 1987 год журнала «Охота и охотничье хозяйство» под названием «Ответ читателям». В ней главный конструктор ТОЗ В. Парамонов пишет, что судя по письмам, поступающим в адрес Тульского оружейного завода, 44 % корреспондентов хотели бы иметь ружье 20-го калибра с длиной стволов не менее 660 мм и сверловкой цилиндр – чок. Правда, о массе ружей в заметке ничего не говорилось.

Однако в книге М.М. Блюма и И.Б. Шишкина «Охотничье ружье» (М., 1984) на стр. 68 указывается, что обычная масса двустволки 20-го калибра определена в диапазоне 2,6–2,8 кг. Не склонный доверять правдивости наших источников, я обратился к информации о фирме «Перде».

Оказалось, что эта знаменитая на весь мир фирма выпускает ружья 20-го калибра с горизонтальным и вертикальным расположением стволов массой 2,65–2,89 кг. Мы же, в настоящее время, можем приобрести из рядовых двустволок 20-го калибра только ИЖ-43 и ИЖ-27, но оба эти ружья весят около 3,2 кг и имеют патронник длиной 76 мм.

Но такое положение с ружьями 20-го калибра было не всегда.

Вспомним историю нашей оружейной промышленности.

У истоков становления машинного производства стоял Сергей Александрович Зыбин. Он в 1902 году был направлен за границу для ознакомления с производством охотничьих ружей и пробыл там три месяца. По приезде из командировки им был составлен отчет.

Судя по нему, наибольшее впечатление на него произвела Бельгия, затем Англия, далее Германия, Австро-Венгрия и Франция. В своем отчете С.А. Зыбин делает выводы, удивительно актуальные для современного периода развития российской промышленности. Он пишет: «...Никакая промышленность не может иметь будущности, если она не будет следить самым тщательным образом за техническим прогрессом... Надо зорко следить за успехами своего дела, внимательно вдумываться во все его новости, считаться с настроением и вкусом публики.

Правильно развивающаяся промышленность не боится света, не боится самого строгого контроля – она видит в нем лучшего охранителя своей репутации».

После командировки С.А. Зыбин составил рапорт. Все изложенное в рапорте Зыбину пришлось отстаивать на заседаниях «Комиссии для обсуждения вопросов об исполнении казенными заводами частных заказов», созданной в конце 1902 года по распоряжению военного министра.

Знаменательно, что в решение Комиссии все предложения С.А. Зыбина вошли полностью. Утвержденное царем, это решение приобрело затем силу закона и было распространено на все три наши казенных завода: Тульский, Ижевский, Сестрорецкий.

Курковую ТОЗ-Б, созданную А.Д. Ивановым в 1885 году, запустили в серию уже в 1902 году и выпускали 12, 16, 20, 24-го калибров. Бескурковую двустволку модели «А» – несколько позже, в 1908 году, тех же калибров, что и ТОЗ-Б.

Модель «Б» постоянно модернизировалась, появились «БМ», ТОЗ-63 с хромированными стволами, но ружья двадцатого калибра постоянно присутствовали в ассортименте. Масса их составляла 2,75–3 кг. Положение с курковками малых калибров, очень популярных не только среди охотников-любителей, но и промысловиков, резко ухудшилось с середины 60-х, когда стали выпускать серийно ТОЗ-66.

В 1969 году в Москве прошел семинар по охотничьему оружию. На нем было много выступлений. Из них выясняется, что Ижевский механический завод планировал выпуск ИЖ-58 20-го калибра массой 2,7–2,9 кг. Тульский оружейный завод собирался выпускать ТОЗ-34 – 20-го калибра и трехстволку: верхние стволы 20-го калибра, нижний 32-го.

Не отставал от них и ЦКИБ, выпускавший в том числе и «двадцатки» – МЦ-7, МЦ-10, МЦ-20. На семинаре было предложено, чтобы ружья ИЖ-54, завоевавшие широкую популярность, не снимать с производства, а, наоборот, расширить их ассортимент ружьями 16-го и 20-го калибров.

Через десять лет на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство» появляется статья «Нужды промысловиков», где подводятся итоги годовой дискуссии. Главный итог, который можно из нее вынести, таков. Ружей малых калибров как не хватало, так и не хватает.

Но наша промышленность ни в чем не виновата. Виновата торговля. «В соответствии с существующим планированием производства охотничьего оружия, выпуск тех или иных образцов находится в прямой зависимости от произведенных на них заказов, поступающих от организаций, реализующих оружие или приобретающих его для себя.

Прекращение производства тех или иных моделей охотничьего оружия, как правило, зависит от поступающих на них заказов».

Кто виноват в том, что в условиях рыночной экономики не выпускают двуствольных ружей малых калибров с соответствующими этим калибрам массой, я сказать не могу. Может быть, когда-то мы и узнаем об этом. В глубине души я надеюсь, что наши оружейных дел мастера вспомнят, что кроме заокеанского потребителя есть еще и свой российский, которому всего милее качественно сделанная легкая двустволочка двадцатого калибра. А если не вспомнят, то пусть имеют в виду, что с ростом уровня жизни россиян, доморощенные оружейники и не будут нужны. Будем охотиться с испанскими, итальянскими, а может, и китайскими ружьями.

В ряду производимых у нас ружей особняком стоит МЦ-20-01– двадцатого калибра. Эта одноствольная «магазинка» давно завоевала любовь охотников. Мой приятель В.А. Семенов много лет охотится с этим ружьем и души в нем не чает. Как-то попробовал он взять на утиную охоту вместо двадцатки ИЖ-58М двенадцатого калибра. Итог этого эксперимента оказался плачевным. Только каждый седьмой выстрел был результативен. С МЦ-20-01 на 14 выстрелов 10 уток.

Виктор – большой любитель экспериментов. К пуле Полева-1 16-го калибра он вместо родного пластмассового хвостовика вставляет хвостовик 20-го калибра. По его утверждению, он такой пулей из своей магазинки, прицелившись с упора, «снял» глухаря за 70 метров.

Заменив у Полева-3 12-го калибра хвостовик на 20-й калибр и оснастив эту пулю самодельными «лепестками» от мягкого флакона из-под шампуня, Витя, по его словам, при заряде пороха 1,8 гр. за 120 шагов мастерски «положил» лося. На зайца он снаряжает латунные гильзы, предварительно увеличив число затравочных отверстий с трех до пяти.

Капсюль «центробой» он увеличивает по мощности в 2 раза, осторожно соединяя содержимое двух капсюлей в один. Заряд пороха и дроби № 5 кладется как для 16-го калибра. В итоге, как утверждает Виктор, за 35–40 метров зайца дробь прошивает насквозь, и он, пробежав метров 10–20, замертво падает. Не верите, проверьте!

P.S. В Кирове есть заводы ВПК, которые, по слухам, страдают от отсутствия оборонных заказов. Может быть, есть смысл наладить на них производство или сборку двустволок малых калибров, легких и недорогих?!

Александр Гурьев 19 мая 2014 в 00:00

www.ohotniki.ru

Охотничье ружье 20 калибра

У Василия Казанского есть рассказ под названием «С одним ружьем», в котором автор воспевает ружье двадцатого калибра, с клеймом на прицельной планке «Тульский Императора Петра Великого Оружейный завод».

 В свое время мне тоже очень хотелось приобрести для себя «двадцатку», руководствуясь двумя причинами. Во-первых, мне импонировала небольшая масса ружья, во-вторых, значительная экономия боеприпасов. На скептические заявления моих приятелей по поводу малого количества дроби, 24 грамма против 35–36 граммов у двенадцатого калибра, я отвечал цитатой из известной басни: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива», напоминая о том, что если руки и глаз «кривые», даже 40 граммов дроби в патроне вряд ли выручат.

Для подтверждения этого вывода мной составлена таблица. В ней приведены данные о количестве дробин в снаряде дроби для 20-го и 12-го калибров. Исходя из того, что навеска для первого составляет 24 грамма, а для второго 35 граммов, сделан расчет количества дробин, попавших в круг диаметром 750 мм на 35 метров, из стволов с цилиндрической и чоковой сверловками.

На первый взгляд, преимущество 12-го калибра очевидно. Но дело в том, что для очень многих видов охот стрельба на 35 метров скорее исключение, чем правило. Чаще мы стреляем на расстояние от 15 до 25 метров. Для смертельного поражения утки достаточно 5 дробин № 7. На расстоянии в 20 метров эта дробь летит со скоростью примерно 230 м/с. Тогда как для надежного поражения дичи необходима скорость около 200 м/с.

В «Настольной книге охотника» (М., 1956 г., том 2) из рис. 301 видно, что при цилиндрической сверловке на расстоянии 20 метров величина убойного круга составляет метр в диаметре, при чоковой сверловке в два раза меньше. Дроби № 7 в этом метровом круге будет, наверное, не меньше 200 шт.

Могу утверждать, что в августе на дистанции до 25 метров чисто бьется практически любая дичь дробью № 9. Сколько дробинок № 9 в патроне 20-го калибра, видно из таблицы. На мой взгляд, не стоит ружья малых калибров выпускать со сверловкой полный чок. Оптимальными мне видятся дульные сужения у 20-го калибра цилиндр и цилиндр с напором. Потому что наличие в продаже различного рода контейнеров позволяет и цилиндрам приблизиться по кучности боя к получокам и даже чокам.

О том, что двадцатый калибр традиционно популярен на Руси, не стоит кого-то убеждать. С ружьями 20-го калибра любили охотиться не только промысловики, но и многие известные писатели и военачальники.

Любовь россиян к 20-му калибру подтверждает и заметка в № 7 за 1987 год журнала «Охота и охотничье хозяйство» под названием «Ответ читателям». В ней главный конструктор ТОЗ В. Парамонов пишет, что судя по письмам, поступающим в адрес Тульского оружейного завода, 44 % корреспондентов хотели бы иметь ружье 20-го калибра с длиной стволов не менее 660 мм и сверловкой цилиндр – чок. Правда, о массе ружей в заметке ничего не говорилось.

Однако в книге М.М. Блюма и И.Б. Шишкина «Охотничье ружье» (М., 1984) на стр. 68 указывается, что обычная масса двустволки 20-го калибра определена в диапазоне 2,6–2,8 кг. Не склонный доверять правдивости наших источников, я обратился к информации о фирме «Перде».

Оказалось, что эта знаменитая на весь мир фирма выпускает ружья 20-го калибра с горизонтальным и вертикальным расположением стволов массой 2,65–2,89 кг. Мы же, в настоящее время, можем приобрести из рядовых двустволок 20-го калибра только ИЖ-43 и ИЖ-27, но оба эти ружья весят около 3,2 кг и имеют патронник длиной 76 мм.

Но такое положение с ружьями 20-го калибра было не всегда.

Вспомним историю нашей оружейной промышленности.

У истоков становления машинного производства стоял Сергей Александрович Зыбин. Он в 1902 году был направлен за границу для ознакомления с производством охотничьих ружей и пробыл там три месяца. По приезде из командировки им был составлен отчет.

Судя по нему, наибольшее впечатление на него произвела Бельгия, затем Англия, далее Германия, Австро-Венгрия и Франция. В своем отчете С.А. Зыбин делает выводы, удивительно актуальные для современного периода развития российской промышленности. Он пишет: «...Никакая промышленность не может иметь будущности, если она не будет следить самым тщательным образом за техническим прогрессом... Надо зорко следить за успехами своего дела, внимательно вдумываться во все его новости, считаться с настроением и вкусом публики.

Правильно развивающаяся промышленность не боится света, не боится самого строгого контроля – она видит в нем лучшего охранителя своей репутации».

После командировки С.А. Зыбин составил рапорт. Все изложенное в рапорте Зыбину пришлось отстаивать на заседаниях «Комиссии для обсуждения вопросов об исполнении казенными заводами частных заказов», созданной в конце 1902 года по распоряжению военного министра.

Знаменательно, что в решение Комиссии все предложения С.А. Зыбина вошли полностью. Утвержденное царем, это решение приобрело затем силу закона и было распространено на все три наши казенных завода: Тульский, Ижевский, Сестрорецкий.

Курковую ТОЗ-Б, созданную А.Д. Ивановым в 1885 году, запустили в серию уже в 1902 году и выпускали 12, 16, 20, 24-го калибров. Бескурковую двустволку модели «А» – несколько позже, в 1908 году, тех же калибров, что и ТОЗ-Б.

Модель «Б» постоянно модернизировалась, появились «БМ», ТОЗ-63 с хромированными стволами, но ружья двадцатого калибра постоянно присутствовали в ассортименте. Масса их составляла 2,75–3 кг. Положение с курковками малых калибров, очень популярных не только среди охотников-любителей, но и промысловиков, резко ухудшилось с середины 60-х, когда стали выпускать серийно ТОЗ-66.

В 1969 году в Москве прошел семинар по охотничьему оружию. На нем было много выступлений. Из них выясняется, что Ижевский механический завод планировал выпуск ИЖ-58 20-го калибра массой 2,7–2,9 кг. Тульский оружейный завод собирался выпускать ТОЗ-34 – 20-го калибра и трехстволку: верхние стволы 20-го калибра, нижний 32-го.

Не отставал от них и ЦКИБ, выпускавший в том числе и «двадцатки» – МЦ-7, МЦ-10, МЦ-20. На семинаре было предложено, чтобы ружья ИЖ-54, завоевавшие широкую популярность, не снимать с производства, а, наоборот, расширить их ассортимент ружьями 16-го и 20-го калибров.

Через десять лет на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство» появляется статья «Нужды промысловиков», где подводятся итоги годовой дискуссии. Главный итог, который можно из нее вынести, таков. Ружей малых калибров как не хватало, так и не хватает.

Но наша промышленность ни в чем не виновата. Виновата торговля. «В соответствии с существующим планированием производства охотничьего оружия, выпуск тех или иных образцов находится в прямой зависимости от произведенных на них заказов, поступающих от организаций, реализующих оружие или приобретающих его для себя.

Прекращение производства тех или иных моделей охотничьего оружия, как правило, зависит от поступающих на них заказов».

Кто виноват в том, что в условиях рыночной экономики не выпускают двуствольных ружей малых калибров с соответствующими этим калибрам массой, я сказать не могу. Может быть, когда-то мы и узнаем об этом. В глубине души я надеюсь, что наши оружейных дел мастера вспомнят, что кроме заокеанского потребителя есть еще и свой российский, которому всего милее качественно сделанная легкая двустволочка двадцатого калибра. А если не вспомнят, то пусть имеют в виду, что с ростом уровня жизни россиян, доморощенные оружейники и не будут нужны. Будем охотиться с испанскими, итальянскими, а может, и китайскими ружьями.

В ряду производимых у нас ружей особняком стоит МЦ-20-01– двадцатого калибра. Эта одноствольная «магазинка» давно завоевала любовь охотников. Мой приятель В.А. Семенов много лет охотится с этим ружьем и души в нем не чает. Как-то попробовал он взять на утиную охоту вместо двадцатки ИЖ-58М двенадцатого калибра. Итог этого эксперимента оказался плачевным. Только каждый седьмой выстрел был результативен. С МЦ-20-01 на 14 выстрелов 10 уток.

Виктор – большой любитель экспериментов. К пуле Полева-1 16-го калибра он вместо родного пластмассового хвостовика вставляет хвостовик 20-го калибра. По его утверждению, он такой пулей из своей магазинки, прицелившись с упора, «снял» глухаря за 70 метров.

Заменив у Полева-3 12-го калибра хвостовик на 20-й калибр и оснастив эту пулю самодельными «лепестками» от мягкого флакона из-под шампуня, Витя, по его словам, при заряде пороха 1,8 гр. за 120 шагов мастерски «положил» лося. На зайца он снаряжает латунные гильзы, предварительно увеличив число затравочных отверстий с трех до пяти.

Капсюль «центробой» он увеличивает по мощности в 2 раза, осторожно соединяя содержимое двух капсюлей в один. Заряд пороха и дроби № 5 кладется как для 16-го калибра. В итоге, как утверждает Виктор, за 35–40 метров зайца дробь прошивает насквозь, и он, пробежав метров 10–20, замертво падает. Не верите, проверьте!

P.S. В Кирове есть заводы ВПК, которые, по слухам, страдают от отсутствия оборонных заказов. Может быть, есть смысл наладить на них производство или сборку двустволок малых калибров, легких и недорогих?!

Автор Александр Гурьев

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

 

Добавить комментарий

okhotanakubani.com