Боевое использование Panzerkampfwagen VI «Tiger» Ausf E. Тигр танк подбитый


Танк "Тигр" - Танк Тигр в бою

"Тигры" в бою

Впервые "Тигры" приняли участие в боевых действиях под Ленинградом в конце 1942 года в составе 502-го тяжелого танкового батальона. Они шли малыми группами по неблагоприятной для танков местности, и результат боя оказался для "Тигров" весьма печальным. По странному стечению обстоятельств первый опыт применения "Тигров" больше всего напоминал знаменитый эпизод 15 сентября 1916 г., когда британское командование в сражении на реке Сомме впервые ввело в действие свои танки. Трагическим началом своей боевой карьеры "Тигры" во многом обязаны лично Адольфу Гитлеру, который, не слушая никаких возражений, торопил введение новой техники в строй. В результате "Тигры" были использованы не только не вовремя, но и абсолютно бестолково - малыми группами, в абсолютно неблагоприятной для их веса местности. В своих воспоминаниях Гудериан с горечью и раздражением пишет о том, что Гитлер просто горел желанием поскорее испытать новое "чудо-оружие". В результате в конце 1942 г. на мощные "Тигры" была возложена совершенно второстепенная задача: в составе 502-го тяжелого танкового батальона начать небольшую атаку на труднопроходимом участке болотистой местности под Ленинградом.

29 августа 1942 г., в сопровождении техников и специалистов от фирмы-производителя ("Хеншель и сын АГ") взвод "Тигров" из 1-й танковой роты 502-го батальона был отправлен на Восточный фронт. После прибытия на станцию Мга (юго-восточнее Ленинграда), танки немедленно перебросили на линию фронта. В 10.00 взвод прибыл в лес, в расположение батальона. Около 11.00 поступил приказ готовиться к выступлению. Первым на своем командирском "Тигре" шел командир батальона, майор Рихард Мэркер, за ним следовал "Кюбельсваген" (немецкий аналог джипа, изготовленный фирмой Volkswagen) главного инженера Франке, представлявшего "Хеншель и сын АГ". Вскоре при поддержке пехоты танки достигли передовых позиций и начали обстрел обороняющихся советских войск. За короткое время им удалось отбросить русских и перейти в наступление. К сожалению для немцев, топкий болотистый грунт сковывал маневры тяжелых "Тигров". Воспользовавшись этим, русские открыли прицельный огонь по огромным мишеням.

Достигнув гребня холма, взвод разделился на две части и начал охват противника. "Кюбельсваген" попал под обстрел, а когда наконец сумел вырваться вперед, то сразу же столкнулся с неподвижным "Тигром". Причиной остановки оказалась неисправность в коробке передач. Как выяснилось, это было еще не самое страшное. Рядом стоял "Тигр" с заглохшим двигателем. Посовещавшись с механиком, Франке принял решение выйти из машины и пешком добираться до неисправного танка. После краткого осмотра выяснилось, что устранить неполадку на месте не представляется возможным, поэтому "Тигр" необходимо срочно эвакуировать в расположение ближайшей ремонтной роты. Когда инженеры достигли своего "Кюбельсвагена", к ним подъехал майор Мэркер и сообщил, что из строя вышел еще один танк. На этот раз вышло из строя рулевое управление.

Ночью все три танка были успешно отбуксированы в ремонтные мастерские, причем каждый "Тигр" пришлось тащить по болоту с помощью трех 18-тонных тягачей (вероятно FAMO SdKfz9). Что и говорить, ситуация была исключительно благоприятной для советских войск, однако русские не сумели вовремя оценить этого и позволили раненым, но уцелевшим "Тиграм" покинуть поле боя. В ремонтных мастерских из танков извлекли неисправные узлы и тут же отправили их самолетом в Германию, на завод-изготовитель, откуда незамедлительно были высланы новые детали. Работа кипела день и ночь, так что уже 15 сентября все "Тигры" вновь были в строю. Однако настоящая катастрофа была еще впереди. Она была подготовлена решением немецкого командования задействовать "Тигры", вместе с небольшой группой "троек" в наступлении все той же 170-й пехотной дивизии на части советской второй ударной армии. Операция была намечена на 22 сентября, причем местность, выбранная для ее проведения, практически ничем не отличалось от той, на которой "Тигры" потерпели неудачу 29 августа. Протесты майора Мэркера, представившего командованию рапорт о невозможности использования тяжелых танков на заболоченных участках, были оставлены без внимания, поскольку план операции принадлежал лично фюреру.

22 сентября, после серии ударов с воздуха, началось сражение. Первый "Тигр" был остановлен на подступах к передовой. Хотя снаряд, угодивший в лобовую плиту, так и не смог пробить броню, двигатель танка от полученного удара заглох. После безуспешных попыток оживить его, экипаж принял решение покинуть танк и подорвать его, чтобы не доставался врагу. Остальным трем танкам повезло чуть больше. Добравшись до передовой, они получили повреждения, а потом просто увязли в топкой болотистой жиже. Но и на этом их страдания не закончились. Впоследствии, после титанических усилий, два танка все же удалось вытащить из трясины. Улыбнулась удача и самому первому "Тигру", которого чудом спасли от полного выгорания. Вопреки опасениям экипажа, двигатель оказался исправным. Меньше всего повезло четвертому "Тигру". Он увяз так глубоко, что вытащить его не представлялось никакой возможности. Танкисты оказались в безвыходном положении. Они боялись оставлять танк врагу, но при этом еще больше боялись своими руками уничтожить драгоценную машину. Не в силах принять окончательное решение, они предпринимали отчаянные попытки спасти "Тигр". Ночью 24 сентября к танку подошла ремонтная рота. С неподвижного корпуса сняли все сколько-нибудь ценные компоненты, начинили остов взрывчаткой и подорвали.

Но и это еще не все. Гитлер, единолично принимавший решение об использовании новых машин на Волховском фронте, по своему обыкновению решил переложить ответственность за неудачу на исполнителей. Несчастный майор Мэркер был вызван в ставку, где разгневанный фюрер потребовал у него объяснений по поводу "бестолково проигранной операции". Напрасно несчастный служака пытался доказать, что причиной катастрофы стало применение тяжелых танков на абсолютно непригодной для этого местности. Гитлеру нужен был "козел отпущения", поэтому майор был снят с должности и с позором переведен командиром роты 31-го танкового полка 5-й танковой дивизии и вскоре после этого (2 февраля 1943 г.) погиб в бою. Так бесславно закончился первый боевой опыт "Тигров". Впоследствии Гудериан безжалостно и точно подвел итоги этой странице их истории: "Тяжелые непоправимые потери и рассекречивание нового боевого средства, которое в будущем уже нельзя было использовать внезапно, - таковы последствия такого применения новых танков".

К счастью, для вермахта, следующая oперация с использованием "Тигров" происходила в совершенно иных условиях. В своей фундаментальной монографии о "Тиграх" Брайан Перрст подробно останавливается на этом эпизоде. Он рассказывает, что 12 января 1943 г. 502-й тяжелый танковый батальон получил приказ оказать поддержку 96-й пехотной дивизии, попавшей под обстрел двух дюжин советских танков Т-34. "Ситуация складывалась критическая, поэтому четыре "Тигра" под командованием обер-лейтенанта фон Гердштеля были срочно брошены на помощь. В пекле ожесточенного боя двенадцать советских танков были подбиты, а оставшиеся поспешно развернулись и на полном газу понеслись на исходные позиции". В рапорте американского военного ведомства за номером 20-233, озаглавленном "German Defense Tactics against Russian Breakthroughs" ("Оборонительная тактика немецких войск в условиях советского прорыва") и опубликованном в октябре 1951 г., в качестве иллюстрации приводится операция под Харьковом, состоявшаяся в марте 1943 г., то есть почти сразу же после того, как "Тигры" подбили двенадцать Т-34.

"В ходе этой операции немецким "Тиграм" впервые удалось полностью разгромить группу русских Т-34. Обычно русские танки придерживались следующей тактики: находясь в засаде на безопасном расстоянии (порядка 1235 м), они терпеливо дожидались, когда немецкие машины так или иначе обнаружат свое присутствие. Так было и на этот раз, притаившиеся в засаде русские ждали, пока немцы выйдут из деревни, чтобы встретить их в ближнем бою, поскольку на дальнем расстоянии "Тигры" представляли очень большую опасность. Кто бы мог предположить, что на этот раз многократно проверенная тактика окажется ошибочной. Вместо того чтобы выйти из деревни, немцы замаскировались на обоих окраинах и полностью использовали свое тактическое преимущество. За считанные минуты "Тигры" уничтожили 12 русских Т-34, а когда уцелевшие танки стали отступать, начали преследование и подбили еще 8 машин. Мощность бронебойных 88-мм снарядов оказалось столь высока, что от удара у русских танков срывало башни и отбрасывало их на несколько метров. Среди немецких солдат тут же родилась шутка, что "русские танки снимают шляпы перед "Тиграми". Такой успех имел огромное воздействие на боевой дух немецкой армии".

Генерал Гудериан был очень доволен долгожданной победой, достигнутой в результате грамотного использования новых танков. В распространенной в войсках листовке за его подписью звучат нескрываемая гордость и воодушевление: "Двумя пальцами вы можете управлять мощностью в 700 л.с., передвигать 60-тонную массу, идти со скоростью 45 км/ч по шоссе или со скоростью 20 км/ч по пересеченной местности, преодолевать водные препятствия на четырехметровой глубине. На южном участке Восточного фронта в одном, шестичасовом сражении "Тигр" получил 227 попаданий из противотанковых орудий противника, не считая 14 попаданий 57-мм снарядов и 11 - 76,2-мм. При этом броня его осталась неповрежденной. Опорные катки разлетелись на куски, вылетели два торсиона, несколько противотанковых снарядов застряли в трансмиссии, три мины разорвались под гусеницами. И тем не менее после этого "Тигр" прошел еще несколько километров по пересеченной местности. Танкисты! Вы можете уничтожить Т-34 с расстояния 800 м, но, чтобы добраться до вас, Т-34 понадобится приблизиться на все 500 м."

Ситуация изменилась не в пользу вермахта лишь с появлением у Красной Армии тяжелых танков ИС-2, но это произошло только в 1944 году, да и несмотря на мощь 122-мм танкового орудия скорострельность пушки ИС-2 была невысока из-за выстрелов раздельного заряжания, т.е. "Тигр" мог сделать в среднем три выстрела, тогда, как ИС-2 за это же время мог произвести лишь один, впрочем при попадании 122-мм снаряда в лобовую проекцию "Тигра" практически всегда она не выдерживала удара советского снаряда.

На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один - 505-й тяжелый танковый батальон (45 танков "Тигр"). В 503-м тяжелом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 "тигра". Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы "Кемпф" и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии: его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре "Тигра". Что же касается сражения под Прохоровкой, то непосредственное участие в нем 11-12 июля 1943 года приняли "тигры" моторизованных дивизий СС "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", "Рейх" и "Мертвая голова" - всего 42 машины этого типа. Еще 15 "тиграми" располагала моторизованная дивизия "Великая Германия", наступавшая на Обояньском направлении.

В операции "Цитадель" приняли участие всего 144 тяжелых танка "Тигр", что составляет всего 7,6% от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они оказать не могли, тем более что применялись достаточно разрозненно. Вместе с тем следует признать, что пропагандистская кампания, сопровождавшая их появление на фронте, определенного результата достигла. Сообщения об атакующих и подбитых "тиграх" часто поступали с участков фронта, где их не было и в помине. Во-первых, за "тигры" часто принимали танки других типов, в частности Т-4, с удлиненной пушкой и дополнительными броневыми экранами, а во-вторых, из-за так называемой "тигробоязни". Страх перед немецкими танками, сидевший в солдатах с 1941 - 1942 годов, оставался еще силен, а тут появился новый танк, почти неуязвимый для нашей артиллерии. Но, находясь в засаде, "Тигр" мог натворить немало бед своей длинноствольной 88-мм пушкой, снаряд которой пробивал броню толщинои 112-мм на расстоянии 450 м.

Так, например, в 1944 году во Франции один "Тигр" остановил продвижение целой дивизии, уничтожив из засады 25 танков союзников, прежде чем он был обнаружен и выведен из строя. Именно на "Тиграх" воевали самые результативные немецкие танкисты-асы - гауптштурмфюрер Виттман и лейтенант Белтер. Вдвоем они уничтожили 144 танка Красной Армии.

Экипаж танка "Тигр"

Михаэль Виттман (Michael Wittmann) с экипажем танка "Тигр".

6 июня 1944 года 501-й батальон дислоцировался в Бове (Франция), когда состоялась высадка объединенных сил союзников - День "Д". На следующий же день начался марш батальона тяжелых танков СС с целью воссоединения с 1-ым танковым корпусом СС в Нормандии. Задача была не из легких. Самолеты союзников разрушили большую часть мостов к югу от Парижа и сделали продвижение в дневное время чрезвычайно опасным. После того как 2-я рота была захвачена врасплох на открытой местности неподалеку от Версаля и разгромлена самолетами-штурмовиками, 501-й батальон передвигался только ночами. "Острие" батальона - рота Виттмана прибыла в зону боевых действий в ночь с 12 на 13 июня и заняла замаскированные позиции к северо-востоку от Виллер-Бокажа на левом фланге тылов корпуса Дитриха.

Виттман намеревался посвятить следующий день ремонту танков, получивших повреждения в результате налётов бомбардировщиков. Однако англичане заставили его изменить планы. Утром 13 июня сильная боевая группа британской 7-й бронетанковой дивизии нащупала брешь в растянутой линии обороны немцев и, начав наступление вдоль всего левого фланга учебной дивизии СС, внедрилась в немецкий тыл, обойдя Виллер-Бокаж. Они, обогнув фланг 1-го танкового корпуса, направились к Кану - ключевой позиции вермахта в Нормандии и главному препятствию между войсками Монтгомери и Парижем. Они находились примерно в трех милях к востоку от Виллер-Бокажа, когда их обнаружил лейтенант Виттман, чье собственное положение было незавидным. В его распоряжении имелось всего лишь пять "Тигров", не пострадавших после тяжелого перехода. Остальные силы батальона все еще находились в некотором отдалении от него, а резервы учебной танковой дивизии и 1-го корпуса были брошены на сдерживание яростного натиска британцев на участках Тилльи и Кана. Другими словами, горстка танков Виттмана была единственной силой немцев, препятствующей войскам Монтгомери окружить большую часть корпуса СС и захватить Кан. СС принял решение немедленно атаковать. Это положило начало одному из самых выдающихся подвигов немецкой армии в Нормандской кампании.

Охранение колонны британцев, включавшей 22-ю бронетанковую бригаду и части 1-ой пехотной бригады, не ожидало встретить здесь сопротивление и ослабило бдительность. Виттман открыл огонь по первому британскому "Шерману" с расстояния 80 метров, мгновенно превратив его в груду горящих обломков. Всего лишь за несколько секунд он подбил еще три "Шермана" и на полной скорости врезался в колонну. Британцев охватил ужас, когда "Тигр" Виттмана раздавил их первую бронемашину. Многие английские солдаты выпрыгнули из своих бронемашин и пустились в бегство, Виттман приблизился к ним на расстояние 30 метров, остановился, выстрелил, посмотрел, как его цель разорвалась на тысячи осколков, после чего направился к своей следующей жертве. Британский танк "Кромвелл" выстрелил в "Тигр" Виттмана из своего 75-миллиметрового орудия, но снаряд, не причинив ни малейшего вреда, отскочил от толстой брони немецкого танка-гиганта. Виттман навел на "Кромвеля" свое 88-миллиметровое орудие и поджег его. А экипаж Виттмана, тем временем поливал пулеметным огнем британских пехотинцев и машины, которые не удержали дистанцию и сбились в кучу. Легкие танки британского 8-го полка были атакованы четырьмя другими "Тиграми" роты Виттмана, и скоро еще сколько танков союзников были подожжены. Виттман разорвал клин вражеских войск и медленно продвигался по направлению к Виллер-Бокажу, уничтожив при этом еще несколько танков и бронемашин противника.

На помощь Виттману подоспел гауптштурмфюрер Адольф Мёбиус из 501-го танкового батальона и со своими восьмью "Тиграми" присоединился к четырем виттмановским, после чего эсэсовские танки направились прямиком в Виллер-Бокаж. Ворвавшись в город, немцы вступили на его узких улочках в бой с британскими танками, противотанковым подразделением и пехотинцами. Выстрелами базук из окон и дверных проемов домов англичане подбили два "Тигра" и повредили остальные, но в ходе боя были полностью рассеяны. Был выведен из строя и "Тигр" Виттмана, на котором тот въехал в город с другой стороны. Преследуемый английскими пехотинцами Виттман смог присоединиться к Мёбиусу,но был вынужден оставить свой танк и направился на север, где все еще сражалась учебная танковая дивизия СС. Виттману и его экипажу пришлось проделать десятимильный марш, прежде чем они добрались до немецких позиций.

Контратака Виттмана остановила британский прорыв, и к ночи Виллер-Бокаж снова оказался в руках немцев. "Своими решительными действиями, - писал в ту ночь о Виттмане, Дитрих, - против врага далеко за пределами своих позиций, действуя в одиночку , по собственной инициативе, проявляя огромную личную храбрость, он на своем танке уничтожил большую часть бронемашин британской 22-й бронетанковой бригады и спас фронт 1-го танкового корпуса СС от угрожавшей ему неминуемой опасности". Он представил Виттмана к награждению Мечами к Рыцарскому кресту. Генерал-лейтенант Фриц Бейерлейн, командир учебной танковой дивизии, дал Виттману точно такую же рекомендацию. Михаэль Виттман получил награду 22 июня и несколько дней спустя был повышен в звании до гауптштурмфюрера СС. К 14 июня 1944 года он уничтожил 138 вражеских танков и 132 артиллерийских орудия.

Источники:

  • Роджер Форд. Танк "Тигр";
  • Шмелев И.П. Танк "Тигр";
  • Максим Коломиец. Трофейные танки Красной Армии. На ''тиграх'' на Берлин!;
  • Максим Коломиец "Тигры" на Огненной Дуге;
  • Михаил Барятинский. Танки III Рейха. Самая полная энциклопедия;
  • Барятинский М. "Тигры" в бою;
  • Артем Драбкин, Петр Михин. Мы дрались с "Тиграми";
  • Грин Майкл, Браун Джеймс, Валлье Кристоф "Танки. Стальная броня стран мира";
  • Роджер Форд. Танк"Тигр";
  • Торнадо- Армейская серия "Тигр. Боевое применение германских тяжелых танков";
  • Walter J. Spielberger: Der Panzerkampfwagen Tiger und seine Abarten;
  • Thomas L. Jentz: Tiger I & II: Kampf und Taktik;
  • Egon Kleine / Volkmar Kuhn: Tiger - Die Geschichte einer legendaren Waffe 1942-45;
  • Agte, Patrick (2006). Michael Wittmann and the Waffen SS Tiger Commanders of the Leibstandarte in WWII;
  • Schneider, Wolfgang (2005). Tigers in Combat II;
  • Kolekcja Czolgi Swiata nr 12: PzKpfw VI Ausf. E Tiger.

pro-tank.ru

Die Welt про миф о превосходстве танка "Тигр"

В немецком 'Die Welt' на прошлой неделе появилась статья о танке Второй мировой войны "Тигр", начинающаяся, как это ни странно, с фильма "Herz aus Stahl" ("Стальное сердце", он же – Fury, в российском прокате – "Ярость"). Именно в картине Дэвида Эйера (David Ayer) подразделению танков "Шерман" под командованием Дона Коллиера по прозвищу 'Боевой Папаша', которого сыграл Брэд Питт, пришлось вступить в бой с "Тигром". В материале признаются достоинства немецкого танка, отмечается, что в прямом поединке с исправным "Тигром" у танка "Шерман" не было никаких шансов по крайней мере до конца 1944 года, но и говорится о множестве недостатков. Так в чем заключается миф о превосходстве германской машины?

В качестве командира американского танка в фильме "Herz aus Stahl" Брэд Питт вступает в бой с "Тигром". Этот танк был для Америки, как символ немецкой военной силы, легендой, сотканной из многих. Некоторые критики США уже сравнивают военный фильм "Herz aus Stahl" Дэвида Эйера с картиной "Спасти рядового Райана" Стивена Спилберга. Для других же фильм о командире танка США Don "Wardaddy" Collier (Дон Коллиер по прозвищу 'Боевой Папаша'), которого сыграл Брэд Питт и, который сейчас начинается в немецких кинотеатрах, является новой главой в истории фильмов о войне. Придет ли Академия к похожему выводу при присуждении Оскара - это другой вопрос.

Танки "Шерман" в фильме "Ярость"

Танкисты вступают в бой с немецким танком "Тигр". Американцы выигрывают бой, враг уничтожен, но победа досталась дорогой ценой: в живых остался только один экипаж танка Fury.

Внимание, которое пожинает у критиков режиссер, специализирующийся скорее на жанровых фильмах (прим.: David Ayer известен, как наиболее яркий представитель жанров криминала и драмы в кинематографе), объясняется не в последнюю очередь выбором темы. Ибо, как и "Спасти рядового Райана", картина "Стальное сердце" воспроизводит травматические воспоминания Америки о Второй мировой войне. В то время как фильм Спилберга, выигравший 5 Оскаров в 1999 году, рассказывает об ужасных потерях во время вторжения Союзников в июне 1944 года, Эйер делает акцент на оружие, которого особенно боялась армия США на своем пути на Восток - это тяжелые немецкие танки.

Прежде всего, их успехи в первые дни наступления Гитлера в Арденнах в декабре 1944 года - каким бы абсурдным оно ни было - вновь повторяется в кинематографе. Примечание pro-tank.ru: наступление в Арденнах (юго-запад Бельгии) - 16.12.1944 - 29.01.1945 - операция немецких войск на Западном фронте в ходе Второй мировой войны, известна также, как "Последнее наступление Гитлера", кодовое название "Стража на Рейне" (Wacht am Rhein). Такие режиссеры, как Роберт Олдрич ("Ardennen 44") или Сидни Поллак ("Замок в Арденнах") снова и снова подходят к вопросу о том, как в последние месяцы войны давно разбитому вермахту удавалось задерживать американское наступление.

Наряду с бесчеловечной политикой нацистского режима и идеологической слепотой его (детей)-солдат, режиссер Дэвид Эйер предлагает третью, максимально техническую причину: он выводит на позицию знаменитый танк США "Шерман" против немецкого "Тигра". Для этого даже был взят один из немногих оставшихся экземпляров из Бовингтонского танкового музея в графстве Дорсет, на юге Англии (примечание pro-tank.ru: в Танковом музее на базе Бовингтон-Кэмп, Великобритания, находится единственный "Тигр", способный двигаться самостоятельно, борт. номер 131, захвачен союзниками весной 1943 года в Тунисе). То, что здесь подходит, скорее, для темы военных коллекционеров, в Америке по-прежнему принадлежит к иконам культуры воспоминания.

Танк "Тигр"

В фильме использовался единственный оставшийся на ходу танк "Тигр". Он был захвачен англичанами в 1943 году в Северной Африке и привезен в Лондон полностью сохранившимся. Танк находится в танковом музее в Бовингтоне.

Фото: Flickr Vision.

В принципе, речь идет о той же самой вечной истории - о большом монстре и ковбоях, которые должны ему противостоять. То, что значил конкретно 1944 год, показывает пример Михаэля Виттмана (Michael Wittmann). Вскоре после высадки Союзников, офицер войск СС (Waffen-SS) был переведен в Нормандию. Не дожидаясь своей роты, Виттман атаковал на своем "Тигре" британские подразделения. Он подбил двенадцать вражеских танков, прежде чем его боевая машина замерла. Так как команда смогла спастись, то нацистская пропаганда немедленно обозначила Виттмана как самого успешного командира танка этой войны.

Главным оружием "Тигров" был нимб его непобедимости. Однако, в реальности он был весьма уязвимым, страдавшим от ошибочных предпосылок своего развития. Для того чтобы справиться с превосходящей военной промышленностью Советского Союза и Соединенных Штатов, немецкие танки должны были быть больше и быть технически совершеннее. Однако, это потребовало бы сложной разработки и надежного производства. И того, и другого не было в условиях войны.

Конфронтация с первыми моделями советского T-34 показала в 1941 году отсталость немецкой бронетехники. Затем, под большим давлением, Фердинандом Порше и Henschel-Werke разрабатывались 2 прототипа, которые представили Гитлеру в 1942 году. Так как высоко сложная техника Порше отказывала, с Хеншель был заключен контракт, связанный с указанием немедленно начать серийное производство танков Panzerkampfwagen VI Tiger.

"Тигр" и Т-34

График показывает: в то время как немецкий "Тигр" мог эффективно поразить T-34 с расстояния более нескольких километров, советский танк - только с нескольких сотен метров.

Изображение: Welt-Infografik/MGFA.

При весе 57 тонн, толщине брони до 110 мм и с 88-мм точной пушкой, "Тигр" на бумаге превосходил все советские, американские и британские танки. Но из-за сложной, так и недоработанной конструкции, боевые машины чаще останавливались из-за технических проблем, чем от обстрела противника. Хотя "Тигр" мог поразить Т-34 с 2500 метров, в то время как для "тридцатьчетверки" это было возможно только с близкого расстояния. С другой стороны, многочисленные "Тигры", которые были направлены в июле 1943 года в Курскую битву, не применялись из-за проблем с шасси или трансмиссией. Другими проблемами были высокое потребление топлива и низкая скорость. Также, лишь немного мостов могли справиться с весом гиганта. В дополнение к этому, американское и британское воздушное наступление разрушало военную промышленность Третьего Рейха все больше. В конце 1943 года Henschel-Werke сильно пострадали в Касселе. Таким образом, в целом было построено только 2000 экземпляров танков "Тигр" и еще больших "Королевских тигров" (Tiger II, King Tiger).

Американская промышленность, напротив, выпустила до конца войны около 50000 танков "Шерман" различных серий. В прямом поединке с исправным "Тигром" у него не было никаких шансов. Но танк был надежным, быстрым и маневренным, и в конце 1944 года оснащался пушкой, способной пробивать броню своего противника. Таким образом, "Шерман" и советские Т-34, которых построили более 40000 единиц, доказывают важность, прежде всего, количества и надежности для оборонных отраслей промышленности во время войны.

Танки Второй мировой войны

Вопрос количества: Числа производства танков показывают характерные границы нацистской военной экономики.

Изображение: Infografik Welt Online.

В апреле 1945 года, месяце, в котором разворачиваются события фильма Дэвида Эйера "Стальное сердце", вермахт располагал на западе, вероятно, дюжиной танков "Тигр". Если до сих пор в современных сообщениях вновь упоминается об атаках "Тигров", то это в основном говорит о том, как глубоко в коллективных воспоминаниях похоронен прошлый опыт столкновений с этим военными машинами. Тяжелые танковые дивизии вермахта, которые состояли из "Тигров" или "Королевских тигров", были специально отмечены на картах союзников. И американский главнокомандующий Дуайт Д. Эйзенхауэр не боялся объяснять свои неудачи использованием этих немецких танков.

Так возникла легенда о всемогущих немецких танках, которые были в значительной степени уничтожены союзниками уже в Фалезской операции в августе 1944 года, в которой погиб Михаэль Виттман (примечание: существуют также названия: Фалезский мешок и Фалезский коридор, сражение Второй мировой войны между войсками союзников и Германии 12-21 августа 1944 года, имело решающее значение для успеха Нормандской операции).

Благодаря наступлению в Арденнах, в которое немецкое руководство посылало немногие из исправных "Королевских тигров", легенда получила новую пищу. А Голливуд способствовал тому, чтобы этот странный миф остался жив.

Источник:

Читайте также:

< Назад Вперед >
 

pro-tank.ru

Боевое использование Panzerkampfwagen VI «Tiger» Ausf E

Боевое применение

Тактическая роль

По мнению некоторых западных историков, главной задачей танка «Тигр» была борьба с танками противника, и его конструкция соответствовала решению именно этой задачи:

Если в начальный период Второй мировой войны доктрина имела Вермахта в основном наступательную направленность, то позднее, когда стратегическая обстановка сменилась на противоположную, танкам стала отводиться роль средства ликвидации прорывов немецкой обороны.

Таким образом, танк «Тигр» проектировался прежде всего как средство борьбы с танками противника, будь то в обороне или наступлении. Учёт данного факта необходим для понимания особенностей конструкции и тактики применения «Тигров».

21 июля 1943 командир 3-го танкового корпуса генерал Герман Брайт издал следующую инструкцию по боевому применению танка «Тигр-I»:

"…С учётом прочности брони и силы оружия, «Тигр» должен использоваться в основном против танков и противотанковых средств противника, и лишь во вторую очередь — как исключение — против пехотных частей.Как показал опыт боёв, вооружение «Тигра» позволяет ему вести бой с танками противника на дистанциях 2000 метров и более, что особенно влияет на моральный дух противника. Прочная броня позволяет «Тигру» идти на сближение с противником без риска серьёзных повреждений от вражеского оружия. Тем не менее, следует стараться начинать бой с танками противника на дистанциях более 1000 метров."

Штатная организация

Главной тактической единицей танковых войск вермахта был танковый батальон, который состоял вначале из двух, а затем из трёх рот. Батальон 3-ротного состава имел по штату 45 танков. 2 или 3 батальона образовывали танковый полк, обычно придававшийся корпусному командованию для усиления (но всё же случаи формирования из одних «Тигров» целых полков неизвестны).

По штату 1945 года батальон состоял из трёх рот по 14 танков в каждой. Ещё три танка было в штабе батальона. Всего батальон имел 45 «Тигров». В батальоне также были пять ремонтно-эвакуационных машин «Bergepanther», 34 тягача, 171 автомобиль и 11 зенитных танков. Батальон придавался целиком или поротно как средство усиления пехотному, танковому или мотопехотному соединению.

По одной роте «Тигров» также имели в 1943 году элитная моторизованная дивизия вермахта «Grossdeutschland» («Великая Германия») и дивизии СС:

-1-я дивизия СС-Лейбштандарт «Adolf Hitler» («Адольф Гитлер»)

-2-я танковая дивизия СС «Das Reich» («Рейх»)

-3-я танковая дивизия СС «Totenkopf» («Мёртвая голова»)

Подготовкой танкистов для всех экипажей «Тигров» занимался 500-й учебный танковый батальон.

Первый бой

Рано утром 23 августа 1942 года первые четыре серийных «Тигра» были погружены на железнодорожные платформы и отправлены на фронт. Испытать новейшие танки немцы планировали в штурме Ленинграда. Пока «Тигры» перевозились по железной дороге, ранним утром 27 августа началась Синявинская наступательная операция советских войск под Ленинградом. 29 августа «Тигры» выгрузились из воинского поезда на станции Мга. Только что выгрузившиеся танки планировали бросить против успешного советского наступления. Но уже во время выдвижения на исходные позиции начались поломки. У двух танков произошли поломки коробки передач, у третьего — перегрелся и воспламенился двигатель. Данные узлы, и так перегруженные большой массой танка, испытывали дополнительную нагрузку из-за передвижения по мокрой земле. В кратчайшие сроки в ремонтных мастерских с применением присланных самолётом с завода-изготовителя деталей танки были отремонтированы и 15 сентября вновь вошли в строй.

22 сентября всё тот же укомплектованный «Тиграми» взвод вместе с танками PzKpfw III участвовал в наступлении 170-й пехотной дивизии на части 2-й советской ударной армии, в той же самой болотистой местности под Ленинградом. В итоге этого боя у одного танка после попадания снаряда заглох двигатель, а три других всё же сумели дойти до передовой противника, получив при этом серьёзные повреждения, и остановились там из-за бездорожья и технических проблем. Из четырёх танков три были эвакуированы, а один был захвачен советскими войсками, но гитлеровцы до этого успели заранее снять с танка всё оборудование.По другим данным, подбитых «Тигров» на ленинградском направлении 21 сентября 1942 года на дороге Мга — Синявино было шесть, и один из них по состоянию на 2009 год представлен на открытой танковой площадке Ленино-Снегирёвского военно-исторического музея.

Следующий бой «Тигров» был гораздо более удачным для них: 12 января 1943 года четыре «Тигра», прибывшие на подмогу 96-й пехотной дивизии вермахта, подбили 12 советских Т-34. Тем не менее, во время боёв по прорыву блокады Ленинграда 17 января 1943 года советские войска захватили один практически неповреждённый «Тигр». Экипаж эвакуировался из него, не уничтожив даже новенький технический паспорт, приборы, оружие.

Полноценный дебют «Тигров» состоялся во время боёв под Харьковом в феврале — марте 1943 года. В частности, моторизованная дивизия «Великая Германия» имела к началу боёв 9 танков «Тигр», составлявших 13-ю роту танкового полка, тд СС «Адольф Гитлер» имела 10 «Тигров» (1-й танковый полк), тд СС «Рейх» — 7, тд СС «Мертвая голова» — 9

Курская битва

В войсках Вермахта, участвоваших в операции «Цитадель», находилось 148 танков «Тигр». «Тигры» применялись для прорыва советской обороны, зачастую возглавляя группы других танков. Мощное вооружение и бронирование PzKpfw VI позволяло им эффективно поражать практически любую бронетехнику противника, что вело к довольно крупным счетам немецких экипажей, воевавших на «Тиграх» на Курской дуге.

8 июля 1943 года повреждённый «Тигр» унтершарфюрера СС Франца Штаудеггера, находившийся на хуторе Тетеревино, в одиночку отбил атаку примерно 50 танков Т-34 и Т-70 из 26-й танковой бригады, повредив при этом 22 танка.

Африканский фронт

После второго сражения у Эль-Аламейна в октябре — ноябре 1942 танковая армия «Африка» под командованием фельдмаршала Роммеля потерпела поражение и поспешно стала отступать на запад. Гитлер приказал отправить в Северную Африку 1 роту 501-го танкового батальона.1 декабря 1942 года «Тигры» атаковали танки противника у Джедиды, подбив с дистанции 150 метров 2 английских «генерала Ли». На следующий день «Тигры» уничтожили 4 противотанковых орудия, 6 лёгких танков «Генерал Стюарт», 2 американских полугусеничных бронетранспортёра и несколько грузовиков.

С 18 по 25 января 1943 «Тигры» уничтожили 25 пушек, 9 самоходных орудий и бронетранспортёров, 7 танков, 125 грузовиков, 2 бронеавтомобиля и взяли в плен 235 солдат противника.В боях в Тунисе с 20 по 24 апреля «Тигры» уничтожили 75 танков противника. Но немецкие войска в Тунисе капитулировали, и все уцелевшие к этому моменту танки были частично взорваны экипажами, частично попали в руки союзников.

Западный фронт, 1944—1945

13 июня 1944, ярко проявилось как мастерство Виттмана, так и техническое превосходство танка «Тигр» над машинами союзников. Он в течение 15 минут на своём «Тигре» № 222 (в который он пересел в последнюю минуту из-за поломки двигателя в своем «Тигре» № 205) уничтожил 11 танков, 2 противотанковых орудия и 13 бронетранспортёров, наголову разгромив разведку 7-й бронетанковой дивизии англичан (так называемых «пустынных крыс», которые доставили много хлопот даже самому Роммелю и которые прославились ещё в Африке). Из-за действий Виттмана британский прорыв был полностью ликвидирован.

Во время Арденнской операции 1945 года немецкое командование делало основную ставку на свою тяжёлую бронетехнику — танки «Тигр» и «Тигр II».

В конце войны большинство «Тигров» были уничтожены своими экипажами, вследствие действий авиации Союзников, разрушавшей мосты на путях отступления Вермахта.

Трофейные танки в РККА и войсках Союзников

Первым «Тигром» в Красной Армии был танк 507-го батальона, застрявший в воронке и покинутый экипажем 27 декабря 1943 года в бою у деревни Синявки. Полностью исправная машина стала трофеем 28-й гвардейской танковой бригады 39-й армии Белорусского фронта. На тот момент бригада имела в строю всего 13 бронеединиц: 7 Т-34, 5 Т-70 и одну СУ-122. По другим данным, на 31.12.43 в бригаде также числились: 1 КВ-1 и 1 «Артштурм», причём, судя по записи в журнале боевых действий бригады, где отмечалась потребность в 88-мм снарядах, под «Артштурмом» подразумевалась немецкая САУ Насхорн на базе PzKpfw IV.

Экипаж в составе пяти человек (командир танка — гв. лейтенант Ревякин, механик-водитель — гв. старшина Килевник, наводчик — гв. старшина Илашевский, башнер — гв. старшина Кодиков, стрелок-радист — гв. сержант Акулов) изучил новую технику за двое суток. Боевое крещение советский «Тигр» с красными звёздами на броне получил 5-7 января 1944 года, когда вместе с одним Т-34 и одним Т-70 с собственным именем «Сокол» захватил и в течение двух суток удерживал те самые Синявки. После чего ему понадобился ремонт и эвакуация: «Трофейный танк Т-6 „Тигр“ нуждается в среднем ремонте. Вопрос о его восстановлении осложняется отсутствием запасных частей. Эвакуация его требует армейских средств».

В ходе операции «Багратион» в составе 28-й гв. тбр числилось уже два «Тигра» (на 27 июля 1944 года в её списках значились: 32 Т-34, 13 Т-70, 4 СУ-122, 4 СУ-76 и 2 PzKpfw VI). Однако к середине осени 1944 состав бригады стал гораздо более однородным: Т-34 — 65, PzKpfw VI «Тигр» — 1. Откуда взялся ещё один «Тигр» и куда потом подевался второй — неизвестно.

Также сумели захватить «Тигра» и в 48-й армии 1-го Белорусского фронта. На 25 августа 1944 года в армии действовали 5 СУ-76, 4 ИСУ-122 и один PzKpfw VI в составе 713-го самоходно-артиллерийского полка (согласно докладу члена Военного совета армии генерал-майора Истомина эти десять машин составляли весь имеющийся в наличии танковый парк). По состоянию на 1 октября 1944 «Тигр» все ещё числился за этой армией, хотя и нуждался в среднем ремонте.

Помимо этого, 21 августа 1944 года силами роты технического обеспечения 5-й гвардейской танковой бригады 4-го Украинского фронта были отремонтированы два StuG 40 и один «Тигр». Тяжёлый танк и две САУ, также именуемые в документах «Артштурмами», были зачислены в специально созданную роту трофейных танков. Однако, когда бригада в составе 23 Т-34, 47 Т-70, 4 БА-64, 3 БТР «Скаут», двух тягачей на базе Т-34 и вышеупомянутой «трофейной роты» 7-8 сентября выдвинулась маршем от Конюхив в сторону фронта, в местечке Дольны из-за технических неисправностей пришлось оставить один «Артштурм» и «Тигра». «Артштурм» впоследствии удалось отремонтировать.

В Японии

7 июня 1943 года японский посол в Германии генерал Ошима наблюдал под Ленинградом боевые действия 502-го тяжелого танкового батальона, затем посетил фирму Henschel и танковый полигон, где "Тигры" проходили заводские испытания. Вскоре фирма получила указание передать японцам два комплекта документации, переснятой на микропленку. В сентябре 1943 года уже стоял вопрос о продаже Японии одного "Тигра". Предполагалось доставить его вместе с танком "Пантера", также закупленным японцами, в Бордо, а оттуда в разобранном виде - на подводной лодке в Японию. Довольно трудно представить, каким образом намеревались это осуществить - ведь разобрать танк на мелкие части просто невозможно. Корпус танка, например, даже без башни и ходовой части весил 29 т и имел весьма внушительные размеры.

Фирма Henschel не преминула извлечь из сделки неплохую выгоду. Полностью комплектный "Тигр" (а именно в таком виде его хотели получить японцы) с 92 артвыстрелами, 4500 патронами к пулеметам, 192 - к пистолету-пулемету, радиостанцией и оптикой обходился вермахту в 300 тыс. рейхсмарок. Дальневосточному союзнику его продали за 645 тыс. рейхсмарок. В эту сумму, правда, входила и стоимость разборки и упаковки. 14 октября 1943 года танк отправили в Бордо. После того как в феврале 1944 года был осуществлен платеж, "Тигр" стал японским. Впрочем, подводной лодки из страны восходящего солнца он так и не дождался. Решением Главного командования сухопутных войск 21 сентября 1944 года танк был реквизирован и вновь передан в распоряжение германского вермахта.

Танкисты-асы, воевавшие на «Тиграх»
-Курт Книспель

(20 сентября 1921, Салисов, Чехословакия — 28 апреля 1945, Востиц) — немецкий танкист-ас времён Второй мировой войны. Имея на официальном счету 168 побед над танками противника (и ещё порядка 30-ти неподтвёржденных), является самым результативным танковым асом панцерваффе и самым результативным танкистом Второй мировой войны. Воевал на Восточном и Западном фронтах, однако всех своих побед над танками добился на Восточном фронте.

-Михаэль Виттман

Немецкий танкист-ас Второй мировой войны, гауптштурмфюрер СС. Один из самых результативных танковых асов Второй мировой войны по немецким данным времен Второй мировой войны уничтожил 138 танков и 132 ПТО. Однако в ходе детальнейшего исследования боя у Виллер-Бокаж было выявлено возможное завышение личного счета побед.

-Отто Кариус

(27 мая 1922, Цвайбрюккен — 24 января 2015) — немецкий танкист-ас времён Второй мировой войны. Уничтожил более 150 танков и САУ противника — один из самых высоких результатов Второй мировой войны наряду с другими немецкими мастерами танкового боя — Михаэлем Виттманом и Куртом Книспелем. Воевал на танках Pz.38, «Тигр», САУ «Ягдтигр». Автор книги «Тигры в грязи».

wartools.ru

Подбитый немецкий танк «Королевский Тигр» с орудием от танка «Пантера» - фото

Главная » Война » Восточный фронт » Наступление в Западной Европе » Подбитый немецкий танк «Королевский Тигр» с орудием от танка «Пантера»

Подбитый немецкий танк «Королевский Тигр» с орудием от танка «Пантера»

22 апреля 2011 Добавил stm 6 комментариев

Подбитый немецкий танк Pz.Kpfw. VI Ausf. B «Королевский Тигр» №321 из состава 502-го танкового батальона с орудием от танка «Пантера».

Утром 28.03.1945 во время немецкой контратаки в районе населенного пункта Кюстрин-Китц (Küstrin-Kietz), танк подорвался на мине, потерял ход, но продолжал вести огонь из орудия. В итоге он был добит трофейным «фаустпатроном», из экипажа в живых остался один человек.

Необычное вооружение танка связано с трудностями снабжения немецких войск в последние месяцы войны. Взамен поврежденного оригинального орудия при ремонте было установлено орудие от танка «Пантера».

Источник информации о фото:

1. Wolfgang Schneider «Tigers in Combat II»

Категория: Наступление в Западной Европе, Тигр II

Информация о фото

  • Место съемки: Кюстрин-Китц, Германия
  • Время съемки: 1945

Оригинал

Поделиться:

Похожие фотографии

Предыдущее фото  | Следующее фото

waralbum.ru

Тактика танков "Тигр"

Первые "Тигры" использовались что называется вслепую, каких бы то ни было тактических наставлений по применению тяжелых танков тогда не существовало. Единственный руководящий документ, который имели в своем распоряжении командиры танков "Тигр" -Приказ № 87/42 General der Schnellen Truppen, датированный 10 февраля 1942 г. Документ, принятый за полгода до сборки прототипов танка "Тигр" Хеншеля и Порше содержал очень расплывчатые рекомендации но применению тяжелых танков вообще. В нем ничего не говорилось о конкретных тактических приемах на реальном поле боя.

Опыт первых шести месяцев использования танков "Тигр" на фронте был обобщен в документе Merkblatt 47а/29 "Подготовка и использование тяжелых танковых батальонов". 20 мая 1943 г. было издано наставление H.Dv.470/7 "Рота средних танков". Тем не менее, по-прежнему не существовало отдельного наставления для командного состава тяжелых танковых рот и батальонов, словно тактика использования тяжелых танков ничем не отличалась от применения танков средних.

Два "Тигра" 501 -го тяжелого танкового батальона, весна 1944 г., СССР

Согласно наставлению отмечались большая огневая мощь, хорошая бронезащита и высокая проходимость (даже в зимнее время) материальной части тяжелых танковых рот. Тяжелый танковый батальон идеально подходил для прорыва хорошо укрепленной полосы обороны противника и для борьбы с бронетехникой на дальних дистанциях.

Тяжелые танковые роты могли использоваться отдельно от тяжелых танковых батальонов как мобильный резерв армейского уровня для прорыва обороны и глубоких рейдов в тыл противника.

Подбитый в Звизниче Pz.Kpfw. VI Tiger Ausf. E позднего выпуска из 1-го взвода 1-й роты 506-го тяжелого танкового батальона. Машину с бортовым номером «113» удалось отбуксировать в тыл и отремонтировать.

В состав каждого тяжелого танкового батальона входило ремонтное подразделение - рота, организованная по штату K.St.N. 1187b. Только в этих ротах имелась техника, необходимая для эвакуации подбитых тяжелых танков с поля боя в тыл для ремонта. Все другие типы танков сухопутных войск Германии могли быть отбуксированы и отремонтированы силами других подразделений. Лишь танки "Тигр" нуждались в специальной технике и специальных ремонтно-эвакуационных формированиях. Замену двигателя можно было произвести установленным на грузовике краном, демонтаж башни - только специальным 15-тонным П-образным краном. Таких кранов нигде кроме ремонтных рот тяжелых танковых батальонов не имелось.

Американцы позируют на сгоревшем " Тигре" uз 1-й роты 504-го тяжелого танкового батальона. Внутренним взрывом сорвана крыша башни.

Ремонтная рота включала эвакуационный взвод (18 тягачей Sd.Kfz.9, лишь сцепленных цугом три таких тягача могли буксировать танк "Тигр") и ремонтного подразделения. Рота была загружена работой постоянно. Например, за два месяца с 22 июня по 21 августа 1944 г. ремонтная рота 502-го тяжелого танкового батальона (в этот период батальон действовал в Прибалтике) отремонтировала 102 танка "Тигр". По штату в батальоне имелось 45 танков "Тигр", таким образом каждый танк побывал в ремонте за два месяца минимум дважды! Помимо танков, рота осуществляла ремонт другой техники батальона: тягачи ремонтировались за этот же период 41 раз, грузовые автомобили - 35 раз, бронеавтомобили - 44 раза, мотоциклы 10 раз. Кроме того, было отремонтировано 11 пулеметов MG-34 (на вооружении батальона состояли обычные пехотные MG-34, в случае MG-34S или MG-34/41 работы могло быть гораздо больше) и 21 танковая пушка. Радио-механики за этот раз 80 раз ремонтировали танковые радиостанции. Эвакуационный взвод буксировал танки "Тигр" 144 раза - каждый танк, как минимум, трижды. Ремонтная рота батальонного уровня считалась "госпиталем" для "Тигров", мелкий и средний ремонт производился на уровне рот, ремонтными взводами.

Техническое обслуживание "Тигра" из 4-го взвода 2-й роты 503-го тяжелого танкового батальона на остановке в длительном марше, район Белгорода, август 1943 г. На снимке хорошо виден способ крепления запасных гусеничных траков с помощью двух полос. Левый передний подкрылок оторван совсем, а передняя секция крыла отогнута. На борту башни рядом с дымовыми гранатометами видна отметина от противотанкового снаряда.

Ремонтные взводы за те же два месяца отремонтировали еще 26 танков. Из 128 случаев ремонта за двухмесячный период, чаще всего работали с двигателями (55 раз), затем шли - ремонт трансмиссий (41 раз), ходовой части (32 раза). В 22 случаях требовался ремонт корпуса из-за боевых повреждений брони. За этот период 12 танков "Тигр" списали: три взорваны из-за невозможности буксировки, восемь сгорели в результате попаданий снарядов, один подбитый танк остался на контролируемой противником территории; еще 21 танк получил тяжелые повреждения.

Тяжелый танковый взвод (Zug) имел на вооружении четыре танк "Тигр". Взвод делился на два полувзвода (Halb-Zug). Командир взвода (Zugfuhrer) непосредственно командовал первым полувзводом, заместитель командира взводавторым полувзводом. В звод являлся основной тактической единицей тяжелой танковой роты.

Танк «Тигр» с портовым номером "111" из s.Pz-Abt.501 пересекает реку по мосту Лёве.

Большое внимание уделялось разведке маршрутов передвижения тяжелых танков, но причине огромной массы и значительных габаритов танка "Тигр". На стадии планирования марша изучались все возможные документы - от аэрофотоснимков до топографических карт. Колонны "Тигров" никогда не смешивались на марше с колоннами другой техники. Рухнувший под тяжелым танком мост (что случалось сплошь и рядом) мог напрочь заблокировать передвижение других частей и подразделений.

Снимок сделан 21 марта 1944 г. у моста Лёве. Торжественное построение в честь присвоению мосту имени командира 501-го тяжелого танкового батальона

При совершении ночных маршев на броне танков "Тигр" в обязательном порядке находились наблюдатели из числа членов экипажа. Днем также выделялся наблюдатель, но с другой целью. Ночью наблюдатель был "глазами и ушами" механика-водителя, днем - наблюдал за воздушным пространством. При совершении длительных маршей делались остановки для осмотра техники, первая - через 5 км марша, в последующем - через каждые 10-15 км. Оптимальная скорость движения 10-15 км/ч днем и 7-10 км/ч ночью.

Шум двигателей танков "Тигр" ни с чем нельзя было спутать, поэтому противник достаточно легко мог установить передислокацию подразделений тяжелых танков. При выдвижении "Тигров" к передовой приходилось учитывать скорость и направление ветра, принимать меры акустической маскировки, например, проводить марши под прикрытием артиллерийской канонады или летающих на малых высотах самолетов.

Снимок сделан во время операции "Хубертус", на заднем плане - танк Pz.Kpfw. IV из 20-й танковой дивизии.

В конечной точке марша тяжелые танки первым делом заправляли, чтобы восполнить расход горючего на марше. Тяжелые танки выдавал не только гул двигателей, но и характерные следы широких гусениц. Превентивные меры против воздушной разведки противника - № 2 в повестке дел, после прибытия танков в конечный пункт маршрута: заметание на дороге следов от гусеничных траков. Если танки "Тигр" прибывали в конечный пункт днем, то их немедленно рассредоточивали.

Основные козыри "Тигров" в бою -мощная пушка, толстая броня и высокая подвижность. Баллистика пушки позволяла экипажам танков "Тигр" поражать вражеские танки, оставаясь не досягаемыми для ответных снарядов. Первые успехи "Тигров" породили миф об их неуязвимости и способность в одночасье решить ход боя. Многие командиры вермахта уверовали в этот миф. Эта вера дорого обошлась танкистам. Танки "Тигр" стали бросать на передовую взводами, полувзводами и даже одиночными танками без прикрытия пехотой. В результате росли потери материальной части танковых батальонов. На "Тиграх" концентрировался огонь артиллерии, танков, самоходок и даже пехоты противника.

Гренадеры из 256-й пехотной дивизии используют танк "Тигр" в качестве транспортного средства, операция "Хубертус", середина марта 1944 г.

В состав боекомплекта к 88-мм пушке KwK-36 входило эффективное противопехотное средство - осколочный снаряд Sprenggranate L/4,5. Даже один танк "Тигр" мог остановить волну атакующей советской пехоты. Тем не менее, сам "Тигр" нуждался в пехотном прикрытии, а также - в пространстве для маневра. В то время как многие сухопутные командиры отводили тяжелому танку роль подвижной огневой точки. Сам по себе факт присутствия "Тигров" оказывал огромное моральное влияние на германскую пехоту. Моральный фактор вступал в противоречие с критериями боевой эффективности. Наибольшую помощь своей пехоты тяжелые танки могли принести, оставаясь в ближнем тылу на хорошо подготовленных огневых позициях. В этом случае танки "Тигр" имели наиболее выигрышную тактическую ситуацию: внезапный огонь с замаскированных позиций, возможность смены заранее подготовленных позиций, сведенный к минимуму риск поражения танков артогнем или авиацией противника; немаловажный фактор - между танками и противником находилась собственная пехота - можно было не опасаться ручных гранат. Зато в тылу танки "Тигр" не видела собственная пехота. "Тигры" на передовой пехота видела, ее боевой дух от этого поднимался, но танкисты разом теряли все тактические преимущества, взамен приобретая массу проблем. Чаще всего выбор позиции находился не в руках танкистов.

tanki-tiger.narod.ru