История Российская (Татищев). Татищев в


ТАТИЩЕВ ВАСИЛИЙ НИКИТИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

  Российский историк, географ, экономист и государственный деятель, основатель Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми.

 

            Детство и юность

            Василий Татищев родился в Пскове в знатной дворянской семье. Татищевы происходили от семьи Рюриковичей, точнее — от младшей ветви князей смоленских. Род утратил княжеский титул. Отец Василия Никитича с 1678 г. числился в государевой службе московским «жильцом» и первое время не имел никаких земельных владений, однако в 1680 г. ему удалось получить поместье умершего дальнего родственника в Псковском уезде. Оба брата Татищевы (Иван и Василий) служили стольниками (стольник занимался обслуживанием трапезы господина) при дворе царя Ивана Алексеевича до самой его смерти в 1696 г. После этого Татищев покинул двор. В документах отсутствуют свидетельства об учебе Татищева в школе. В 1704 юноша был зачислен в Азовский драгунский полк и прослужил в армии 16 лет, оставив ее накануне окончания Северной войны со шведами. Участвовал во взятии Нарвы, в Полтавской битве, Прутском походе Петра I против турок. В 1712-1716 гг. Татищев совершенствовал своё образование в Германии. Он побывал в Берлине, Дрездене, Бреславле, где обучался преимущественно инженерному и артиллерийскому делу, поддерживал связь с генерал-фельдцейхмейстером Я.В. Брюсом и выполнял его поручения.

 

          Освоение Урала

           В начале 1720 г. Татищев получил назначение на Урал. Его задачей было определить места для строительства железорудных заводов. Исследовав указанные места, он поселился в Уктусском заводе, где основал Горную канцелярию, переименованную затем в Сибирское высшее горное начальство. На реке Исеть он положил начало нынешнего Екатеринбурга, указал место для строительства медеплавильного завода около деревни Егошиха – это было начало города Перми. В регионе он развернул деятельность по строительству школ и библиотек, которые после его смерти просуществовали без коренных изменений 158 лет.

              У Татищева возник конфликт с предпринимателем А. Демидовым, знатоком горнозаводского хозяйства. В строительстве и учреждении казённых заводов он видел подрыв своей деятельности. Чтобы расследовать возникший между Татищевым и Демидовым спор, на Урал послан был военный и инженер Г.В. де Геннин. Он нашел, что Татищев во всём поступал справедливо. По донесению, направленному Петру I, Татищев был оправдан и произведён в советники Берг-коллегии.

             С 1724 по 1726 гг. Татищев провел в Швеции, где осмотрел заводы и рудники, собрал чертежи и планы, привёз в Екатеринбург гранильного мастера, познакомился со многими местными учёными и т. д. В 1727 г. он был назначен членом монетной конторы, которой тогда подчинены были монетные дворы. Татищев начал работу над Общим географическим описанием всей Сибири, которое из-за отсутствия материалов оставил незавершенным, написав только 13 глав и план книги. Конфликт со ставленниками Бирона и недовольство местных влиятельных лиц, использовавших отдельные злоупотребления властью со стороны Татищева, привели к его отзыву, а затем отдаче под суд.  В 1734 г. Татищев был освобожден от суда и снова назначен на Урал в должности начальника горных казённых заводов «для размножения заводов». С июля 1737 по март 1739 гг. возглавлял Оренбургскую экспедицию.

             В январе 1739 г. Татищев приехал в Петербург, где устроена была целая комиссия для рассмотрения жалоб на него. Его обвиняли в «нападках и взятках», неисполнительности и т. п. Комиссия подвергла Татищева аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 г. приговорила его к лишению чинов. Приговор, однако, не был исполнен. В этот тяжёлый для Татищева год он написал своё наставление сыну — известную «Духовную».

 

          Написание «Истории Российской»

          Падение Бирона вновь выдвинуло Татищева: он был освобождён от наказания и в 1741 г. назначен в Астрахань управлять Астраханской губернией, главным образом для прекращения беспорядков среди калмыков. Отсутствие необходимых военных сил и интриги калмыцких владетелей помешали Татищеву добиться чего-либо прочного. Когда вступила на престол Елизавета Петровна, Татищев надеялся освободиться от калмыцкой комиссии, но это ему не удалось: он был оставлен на месте до 1745 г., когда его из-за несогласий с наместником отставили от должности. Приехав в свою подмосковную деревню Болдино, Татищев уже не оставлял её до смерти. Здесь он заканчивал свою знаменитую «Историю Российскую».

              Работа по написанию труда по родной истории была начата еще с начала 1720-х гг. и фактически стала главным делом жизни. Взявшись за написание труда, Татищев ставил перед собой несколько задач. Во-первых, выявить, собрать и систематизировать материал и изложить в соответствии с летописным текстом. Во-вторых, объяснить смысл собранного материала и установить причинную связь событий, сопоставить русскую историю с западной, византийской и восточной.

             Работа Татищева по написанию «Истории Российской» шла довольно медленно. Приступив к изучению и сбору материалов в 1721 г., ученый в ноябре 1739 г. представил в АН «Предъизвесчение гисторий русской», написанное на древнем наречии. Прибыв в 1739 г. в Санкт-Петербург, Татищев многим показывал свою «Историю Российскую», но работа не встретила одобрения. Сопротивление оказали духовенство и иностранные ученые. Его обвиняли в вольнодумстве. Тогда Татищев отправил свою «Историю Российскую» новгородскому архиепископу Амвросию, прося его «о прочитании и поправлении». Архиепископ не нашел в работе Татищева «ничего истине противнаго», однако просил его сократить спорные моменты. Обескураженный нападками со стороны церкви и не чувствуя поддержки со стороны АН, Татищев не решился протестовать открыто. Не только поднятые им вопросы церковной истории послужили поводом для отторжения труда, но и главенство в АН иностранных ученых, преимущественно немцев по происхождению.

        В.Н. Татищев обратился за помощью к П.И. Рычкову, видному историку, географу, экономисту того времени.  Рычков отнесся с большим интересом к работе Василия Никитича. Уединившись в своем имении Болдино после многочисленных скитаний и ссылок, Татищев продолжает целеустремленно работать над написанием «Истории Российской». К концу 1740-х гг. относится решение Татищева начать переговоры с АН об издании своего произведения. Большинство членов Петербургской АН было настроено благожелательно. Это объясняется изменением общей ситуации в стране. К власти пришла Елизавета Петровна. Национальная наука в ее лице обрела государственную поддержку. Его труд был впервые издан уже во время правления Екатерины II.

 

          Структура и краткое содержание «Истории Российской»

          «История Российская» Татищева состоит из пяти книг, которые включают в себя четыре части. Первая книга Татищевым разделена на две части. Первая часть целиком посвящена характеристике и истории различных пародов, населявших Восточно-Европейскую равнину в древности. Вторая часть книги посвящена древней истории Руси. Ее рамки охватывают 860-1238 гг. Особое внимание в ней уделено вопросу о роли варяжского влияния на развитие и становление древнерусского государства. Во второй, третьей и четвертой частях «Истории Российской» Татищев ведет свое повествование в хронологическом порядке. Наиболее законченный вид имеет вторая часть произведения. Дело в том, что Татищев не только написал ее на древнем наречии, но и переложил на современный ему язык. Это, к сожалению, не было сделано с последующим материалом. Данная часть знаменательна еще и тем, что в дополнении к ней Татищев составил примечания, где дает комментарии к тексту, которые составляют приблизительно пятую часть написанного. Татищев так и не довел четвертую часть своего произведения до запланированных временных рамок (1613 г.), закончив повествование 1577 г. Хотя в личном архиве Татищева были обнаружены материалы о более поздних событиях, например, о царствовании Федора Иоановича, Василия Иоановича Шуйского, Алексея Михайловича и др.

            Красной нитью проходит основная мысль автора, что для блага российского общества, для экономического и политического процветания, России необходимо самодержавие. Такой вывод автор делает, анализируя исторические материалы.

 

             Источниковая база «Истории Российской»

            Татищев собирал и хранил у себя рукописи, необходимые ему для работы. Это и «История Курбского о Казанском походе...; Попова, архимандрита Троицкого монастыря, от царствования царя Иоанна II до царя Алексея Михайловича; О Пожарском и Минине, о 54 польских временах...; Сибирская история...; Истории, написанные по-татарски» и др. Многие источники имелись у ученого не в единственном экземпляре и варианте (в частности, история о казанском походе наличествовала у Татищева не только под авторством А. Курбского, но и как произведение неизвестного автора). Татищев не копировал и переписывал древние источники, а стремился к их критическому осмыслению. Многие документы, используемые Татищевым в работе над «Историей Российской», не дошли до последующих поколений ученых и, скорее всего, навсегда утеряны для науки. Татищев обработал произведения иностранных авторов, содержащих сведения по русской истории. М.Н. Тихомиров в своей классификации исторических источников, используемых Татищевым в работе, выделял летописи, древние сказания, сочинения различных исторических деятелей, биографии, а также «браки и коронования».

 

           Другие сочинения

           Кроме основного труда В.Н. Татищев оставил большое количество сочинений публицистического характера: «Духовная», «Напоминание на присланное расписание высоких и нижних государственных и земских правительств», «Рассуждение о ревизии поголовной» и другие. «Духовная» (изд. 1775 г.) даёт подробные наставления, обнимающие всю жизнь и деятельность человека (помещика). Она трактует о воспитании, о разных родах службы, об отношениях к начальству и подчинённым, о семейной жизни, управлении имением и хозяйством и тому подобное. В «Напоминании» излагаются взгляды Татищева на государственное право, а в «Рассуждении», написанном по поводу ревизии 1742 г., указываются меры к умножению доходов государственных.

               Незавершённый толковый словарь (до слова «Ключник») «Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской» (1744-1746 гг.) охватывает широкий спектр понятий: географические названия, военное дело и флот, административно-управленческая система, религиозные вопросы и церковь, наука и образование, народы России, законодательство и суд, классы и сословия, торговля и средства производства, промышленность, строительное дело и архитектура, деньги и денежное обращение. Впервые опубликован в 1793 г.  (М.: Горное училище, 1793. Ч. 1—3).

 

          Историческое значение работ

          Василия Татищева по праву именуют одним из отцов российской исторической науки, он - автор первой "Истории Российской с древнейших времен", являющегося одним из самых значительных трудов за всё время существования российской историографии. 

               «Историю Российскую» Татищева использовали как основу для своих произведений М.В. Ломоносов, Г.Ф. Миллер, И.Н. Болтин и др. Благодаря Татищеву до нас дошли такие исторические источники, как «Русская Правда», Судебник 1550г., «Степенная книга». Они были опубликованы после смерти Татищева благодаря усилиям Миллера. Своими изысканиями Татищев положил начало становлению исторической географии, этнографии, картографии и ряда других вспомогательных исторических дисциплин. В ходе научной и практической деятельности Татищев все глубже осознавал необходимость исторических знаний для развития России и стремился убедить в этом «власть имущих». По мнению Н.Л. Рубинштейна, «История Российская» В.Н. Татищева «подвела итог предшествующему периоду русской историографии... на целое столетие вперед».

              Умер В.Н. Татищев в 1750 г. Татищев знал о дате своей смерти: он заранее приказал выкопать себе могилу, попросил священника на следующий день причастить его, после этого простился со всеми и умер. За день до смерти курьер привёз ему указ, в котором говорилось о его прощении, и орден Александра Невского. Но Татищев не принял орден, объяснив, что он умирает. Похоронен В.Н. Татищев на Рождественском погосте (в современном Солнечногорском районе Московской области).

w.histrf.ru

Василий Татищев и его вклад в науку. Корабль "Василий Татищев"

Василий Татищев – это имя, скорей всего, на слуху у образованного человека. Но вот четко сформулировать, с чем оно связано и что собой символизирует, может не каждый. А дело в том, что сегодня разведывательный корабль «Василий Татищев» русского военного флота бороздит океан и нередко попадает в средства массовой информации. Но есть ведь причина, почему славные конструкторы выбрали именно это имя. А вот и неспроста! И человек это был незаурядный, а для ценителей истории – настоящий символ. Да и корабль Балтийского флота «Василий Татищев» имеет не меньше незаурядностей.Василий Татищев

Что мы знаем о корабле?

Строительство корабля было произведено не так давно, в 80-е годы ХХ века. И сегодня ему еще нет и тридцати лет, потому что на воду он был спущен в ноябре 1987 года. 27 числа судостроительная верфь в городе Гданьске спустила на воду корабль связи «ССВ – 231». Почти через год на этом судне приказом командующего Дважды Краснознамённого Балтийского флота был поднят флаг СССР. Это и был в недалеком будущем «Василий Татищев». Корабль с распадом страны своего предназначения не поменял, но вот в 1998 году командованием среднего разведывательного корабля был заключен договор с руководством АО "Куйбышевазот" в г. Тольятти о шефских связях. И это было судьбоносным решением. Так как через два года произошло переименование судна в ССВ "Василий Татищев" благодаря настойчивости мэра города Тольятти, основателем которого считается именно эта историческая личность. Имея столь недолгую историю, разведывательный корабль Балтийского флота «Василий Татищев» все же успел побывать в 22 походах по маршруту через Атлантический океан, Балтийское и Северное, а также Средиземное моря. Согласно публичным данным, его «пробег» составляет 340 тысяч морских миль. А вот срок в пути – в общей сложности всего три года, поскольку водоизмещение судна – 3,4 тонны, без надобности гонять его не станут. Чем еще может удивить «Василий Татищев»? Корабль является одним из восьми судов, сооруженных по проекту 864 «Меридиан» еще в Советском Союзе. Но и поныне является венцом военного кораблестроительства, предназначенным для получения любой информации посредством перехвата радиопереговоров.Разведывательный корабль Василий Татищев

«Василий Татищев» – корабль со славной историей

В мире постоянно происходит противостояние различного рода сил и перераспределение сфер влияния. Во все времена шпионы в этой игре предоставляли очень мощную помощь и отыгрывали иногда решающую роль. В наш компьютерный век электронные шпионы пришли на смену людям, а системы радиоэлектронной разведки – на смену внедренным разведчикам. Такие системы различны - от самых крошечных видов аппаратуры до самолетов и судов. Именно такой системой сбора разведданных и является разведывательный корабль Балтийского флота «Василий Татищев». За последнее время наиболее ярко корабль показал себя в поддержке самолетов и других разведывательных групп России в Сирии. Он вышел из Балтийского моря, постоянного своего места пребывания, и по данным некоторых источников средств массовой информации был направлен к берегам Сирии в восточную часть Средиземного моря. Основной задачей экипажа являлось отслеживание ситуации в эфире не только Сирии, но и ближайших стран-соседей. Территориальные воды и свободная зона, судя по всему, также не являлись исключением. Разведывательный корабль «Василий Татищев» не впервые покидает Балтику. Есть свидетельства, что война в Югославии также была под наблюдением этого разведчика. Поэтому вряд ли можно поверить, что столь славный и большой корабль перемещается из Балтийского моря на большие расстояния просто в прогулочных или общих информационных целях. Корабль способен восполнить отсутствие или потерю наземных баз при необходимости очень активного их использования. Всегда будут впечатлять такие сооружения инженерной мысли, как корабль «Василий Татищев». Фото, представленное ниже, абсолютно не отличается эксклюзивностью. Но вот увидев его не в Балтийских широтах, весь мир может только насторожиться.Разведывательный Корабль Балтийского Флота Василий Татищев

Вернемся к исторической личности

Яркое начало развития наук еще в царской России, как и в Европе, связано с небольшим количеством имен. Но люди эти воплощали собой настоящий гений, интересовались различными направлениями и оставили после себя громадное количество неоценимого материала, что сегодня такому объему может позавидовать если не целый институт, то кафедра точно. В одном ряду со всем известным именем М.В. Ломоносова стоит и личность Василия Никитича Татищева. Он был по виду деятельности чиновником-администратором при Петре I. По образованию – инженером. А вот по роду увлечений – историком, экономистом, географом, просветителем, поборником книгопечатанья и общего образования населения. Татищев Василий Никитич вклад в историюТакое острое понимание, где и в чем будущее страны, уже в начале XVIII века сконцентрировало внимание на важных вопросах, которые, к сожалению, еще не скоро начали решаться. Да и собой Василий Татищев жертвовал немало. Но не могли оценить его современники, не могли не вызвать его действия завести и доносов, не могла власть оценить по достоинству и применить столь продвинутые и опережающие время идеи. Хотя именно с таких личностей начинается прогресс в истории.

Несколько строк из биографии

Татищев Василий Никитич, вклад в историю которого просто бесценен, родился 19 апреля 1686 года. Образование получил в Москве, окончив Артиллерийскую и Инженерную школы. Карьеру при Петре I начал как военный, участвуя в Северной войне в начале XVIII века. Уже в конце войны Татищев начинает составлять географические карты, на всю жизнь увлекшись при этом как историей, так и географией. Продолжив свою карьеру на гражданской службе, Татищев получает направление на Урал как управитель казенными заводами. Потом возглавлял некоторое время Монетную контору. Кроме этого, был еще начальником Калмыцкой и Оренбургской комиссий. В общей сложности государственным служащим Василий Татищев пробыл 42 года, завершив свою карьеру в 1745 году, за пять лет до своей кончины. Будучи смещенным со своего поста астраханского губернатора, Василий Никитич был сослан в Подмосковье, в имение Болдино. Здесь в спокойной обстановке он дописывает свою «Историю Российскую», материалы к которой он собирал всю свою жизнь. Но давайте все по-порядку и более подробно.

Василий Татищев. Открытия

Где бы не находился гений и чем бы он ни занимался, его талант и творчество всегда будет находить воплощение в делах и поступках. Так, дважды возглавив уральские заводы, инженер по образованию оба раза пытался реорганизовывать добывающую отрасль и разворачивал масштабные проекты. До Москвы отсюда было далеко, но вопросы решать надо именно с ней. Доставка корреспонденции в то время забирала долгие месяцы, что никак не могло удовлетворить энергичного и серьезно настроенного деятеля. Татищев разработал и даже начал внедрять в жизнь почту нового типа, совершенно чуждого России. А вклад Василия Татищева в открытие школ и организацию образования широких слоев населения просто нельзя не переоценить. Он успевает также заниматься обустройством ярмарок и богаделен. В связи со своим родом деятельности, начальник заводов не мог не влиять на создание горных законов. Также он внедряется в разработку новых ремесел. Как администратор высшего звена, Василий Татищев исполняет не только прямые обязанности, но берет на себя функции воеводы, судьи и даже губернатора. А знаете ли вы, кто был основателем Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми? Вот именно – Василий Никитич Татищев.

Василий Татищев, что открылУрал во времена Петра I начинает очень активно осваиваться. Вырубка лесов была настолько варварской, безграмотной, жестокой, что за последующие 50 лет такого отношения на Урале просто не осталось бы ни одного дерева. А восстановить такой лес без помощи человека и за столь короткое время просто невозможно. Видно экологические проблемы всегда шли следом за человеком и прогрессом. Возможно, благодарность потомков за все должна быть именно такому неравнодушному и внимательному человеку, как Василий Никитич Татищев, что открыл глаза чиновников и власти на экологические проблемы уже в XVIII веке и разрабатывал проект управления горным хозяйством. В обязанности начальника вложил пункт о необходимости сохранения лесов. Больше того, согласно изданному указу, строго-настрого запрещалась и каралась смертью вырубка леса в окрестностях только что возникшего города – Екатеринбурга. Именно в этом городе есть уникальный памятник, где Петр I, самодержец и гроза русской истории, гордо восстает рука об руку со своим младшим сподвижником – Василием Татищевым.

Увлечения, ставшие наукой

О своих увлечениях историей и географией Василий Татищев не забывал и направлял на их развитие любые возможности, которые предоставляла ему жизнь чиновника и путешествия по стране. Любые исторические письменные источники, а также первые русские карты Урала и Сибири незаурядный историк и картограф коллекционирует. И в силу возможностей делает копии с таких материалов и распространяет в полезном направлении. Карты он рассылает геодезистам для составления новых карт. Параллельно организовывает поиск полезных ископаемых, собирает лично образцы руды, заставляя, кроме всего прочего, описывать и производить чертежи самих месторождений. Натолько широкий поток информации позволил Татищеву собирать обширный и разнообразный научный материал. Организатор такой работы смог увековечить и сохранить бесчисленные сведения по сибирской географии и археологии, но вместе с тем и по истории, этнографии и даже лингвистике. Каждую деловую поездку ученый совмещал с научными изысканиями, иногда даже научными экспедициями. Он изучал язык, быт и обычаи местного населения, природу и окружающую среду, собирая целые коллекции минералов и растений. Он очень внимательно осмотрел Кунгурскую пещеру и интересовался минеральными источниками. С таким объемом работы и с такими организаторскими способностями мало кто может сравниться.

Передовое мышление Татищева

Всем известно, что люди, заботящиеся о будущем, всегда мыслят широко и основательно. Таких личностей всегда заботит больше не проблема хлеба насущного, а важные и глобальные вопросы. Василий Татищев, что открыл возможность для понимания Сибири, увлеченный историей и наукой, в первую очередь думал как раз о потомках и их будущем. Разве большой премудростью является понимание того, что, развивая науку, производство, строительство, военное дело, нужны специалисты, чтобы это все воплощать и поддерживать? А прививать нужные качества и растить людей, знающих свое дело, нужно с самого детства. Василий Татищев. ОткрытияУже в первые годы своего управления на Урале Татищев открывает школы по обучению геометрии и горному делу. Школы были общедоступными, но требовали уже знания грамоты. Во исполнение этого была возложена обязанность на земских исправников. Чтобы те подготовили в каждой слободе помещение для школы, где церковнослужители могли обучать хотя бы по десять крестьян чтению и письму. Позже в Екатеринбурге была открыта горнозаводская школа, позволявшая сочетать теоретическое обучение с практическим применением знаний на заводе. Это было новшеством даже для Европы. Но такого масштаба просветительного подхода не разделял в полной мере с Татищевым даже Петр I.

Отношения Татищева и Петра I

Василий Никитич был очень эмоциональным и необычным человеком. Он мыслил нестандартно и довольно широко. К оригинальным мыслям своего сподвижника самодержец прислушивался, но иногда суждения ученого выходили за грани позволенного. Уж больно они были свободны, а сам служитель царя не боялся вступать в спор с владыкой. Татищев Василий Никитич. Основные труды Зная характер Петра I, вряд ли ему это было по душе. Так Василий Татищев настаивал, например, на том, что приоритетным в образовании должно быть открытие простых школ. Ведь это просто необходимо для подготовки сначала учащихся первой ступени, чтобы потом иметь возможность и человеческие ресурсы осваивать науки уже в академии. Потому что в противном случае просто не будет кого учить, когда по приглашению царя приедут профессора из Германии и Швеции. Тогда наука приедет в Россию заниматься сама собой, а вот обучать будет попросту некого. К сожалению, Петро I к советам Татищева не прислушался, а ситуация в дальнейшем именно так и сложилась. Биография Василия Татищева, кроме всего, прочего пестрит еще и недоброжелателями. Их при дворе можно было найти немало. Они с успехом нашептывали царю о проступках далекого уральского незаурядного чиновника, о чем сам виновник мог вовсе и не подозревать. Широта мысли последнего, идеализм и принципиальность всегда пугали противников. Да и как можно было не бояться таких заоблачных фантазий, да еще и с таким влиянием на государя? Это объясняет постоянные обвинения, преследования и судебные разбирательства. И хотя заканчивалось все это оправданием Татищева, но спокойно жить и трудиться не давало, постоянно отвлекая от дел и отнимая время. Но как бы там ни было, а Петро I все-таки поддерживал и поощрял дела Татищева.

Татищев в Европе

Смерть Петра I застала Василия Татищева в Швеции, где исполнительный чиновник выполнял поручение царя. Но после смены власти наш герой остался совершенно без поддержки и без денег, чтобы даже было за что вернуться на родину. Но Василий Татищев особо из-за этого не огорчился. Он обзнакомился с научной элитой Швеции, вычитал и откорректировал все статьи о России в словаре Гибнера «Лексикон…». Научная работа не замирала у него ни на минуту. Русский историк написал на латинском языке и опубликовал в Швеции статью об обнаруженных в Кунгурской пещере костях мамонта. Он тесно общался с академиками, особенно интересовался шведской экономикой. Его интерес был практичным, чтобы в дальнейшем можно было использовать эти знания в России. Именно благодаря Татищеву шведская поэтесса Софья Бреннер написала поэму о Петре I по составленному Татищевым краткому описанию великих дел царя.

Завершение карьеры и последние годы жизни

Вернувшись домой, Василий Татищев уже не смог обрести былого положения и влияния. Императрица переводит его все время с места на место, с каждым разом отдаляя от столицы. Но на каждом новом месте Татищев успешно осваивался и даже начинал воплощать реформы подвластной ему сферы. Так, например, в Московской монетной конторе он предложил реформу тогдашней российской монетной системы. Позже его бросали на урегулирования конфликтов с казахскими племенами, калмыками и даже направляли на башкирский мятеж. А доносы все продолжают лететь в столицу, и по настоянию Сената в 1745 году императрица издает указ об освобождении Татищева от занимаемой должности, а также налагает на него запрет приезжать в Петербург и покидать свои деревни. Так Татищев, уже ослабленный болезнями, попадает под домашний арест и поселяется в своем подмосковном имении. Но настоящий гений никогда не успокаивается и не отчаивается. Болдино становится похожим на филиал Академии наук. До последнего оставался активным и неисправимым Татищев Василий Никитич. Основные труды и достижения этого периода были определены в издании «Истории Российской», его собственного написания, а также в подготовке к изданию с комментариями Татищева книги «Судебник Ивана Грозного».

Кроме этого, в академию были поданы заметки ученого о затмении Солнца и Луны, предложение к изданию азбуки с фигурами и прописями, а также замечания для исправления русского алфавита. Продолжает ученый размышлять и о веротерпимости, что нередко злило высшие круги власти. Также мыслитель анализирует и вносит свои предложения для усовершенствования законодательства России, руководствуясь главным образом убеждением в том, что людям больше всего свойственно заботиться лишь о себе, не вспоминая о других. А о целом благе и вовсе не пристало беспокоиться простым людям. Также и к реформации экономики были сделаны предложения и проекты.Вклад Василия Татищева

Несмотря на превратности судьбы, Василий Татищев никогда не расставался с оптимизмом и активной деятельностью. Не получая взамен ничего, он отдает вдвое больше, чем это даже требовалось. Никогда не уставая и не жалуясь ни на что. Но ведь карьера так и не удалась, семейной жизни как таковой и не было, друзей очень мало, а врагов – пруд пруди. Как и любой другой гений, Татищев перегнал свое время. Но он не покорно ждал, а выступал зачинщиком и страстным служителем всего, что совершенно не было воспринято современниками, но в результате стало реальностью. Хоть сам Татищев плодов своих трудов и не увидел, но без него эти свершения пришли бы в Россию еще с большим опозданием. Побольше бы сейчас таких людей и поменьше бы им палок в колеса.

fb.ru

В. Н. Татищев - это... Что такое В. Н. Татищев?

Памятник В. Н. Татищеву в Перми

Памятник Татищеву и Вильгельму де Генину в Екатеринбурге

Васи́лий Ники́тич Тати́щев (1686—1750) — известный российский историк, географ, экономист и государственный деятель; автор первого капитального труда по русской истории — «Истории Российской», основатель Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми.

Биография

Василий Никитич Татищев родился 16 (26) апреля 1686 г. в поместье своего отца, Никиты Алексеевича Татищева (ум. 1706), в Псковском уезде. Учился в Московской артиллерийской и инженерной школе под руководством Якова Брюса, участвовал во взятии Нарвы (1705), в Полтавской битве и в Прутском походе. В 1713—1714 гг. совершенствовал своё образование за границей, в Берлине, Бреславле и Дрездене. В 1717 году в Данциге Татищев по заданию Петра I, вёл переговоры о включении в контрибуцию старинного образа, который, по преданию, был написан святым Мефодием. Переговоры окончились неудачей, а Татищев смог опровергнуть предание. Из обеих поездок за границу Татищев вывез большое количество книг.

По возвращении из Данцига он служил под начальством Брюса, президента берг- и мануфактур-коллегии. В 1719 году Брюс обратился к Петру I с предложением о необходимости подробного описания географии России, указав Татищева в качестве исполнителя этой работы. Это послужило толчком к созданию татищевской «Русской истории». Татищев, отправленный на Урал, сразу не мог представить царю план работы, но Пётр в 1724 году напомнил о работе Татищеву. Возникшая после начала работы необходимость в исторических сведениях в конечном итоге привела к превращению работы из географической в историческую. В 1719 году Татищев подал царю представление, в котором указывал на необходимость размежевания в России. В письме к Черкасову в 1725 году он говорит, что был определён «к землемерию всего государства и сочинению обстоятельной географии с ландкартами».

Освоение Урала. Промышленник и экономист

В 1720 году новое поручение оторвало Татищева от его историко-географических работ. Он был послан «в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить». Ему приходилось действовать в стране малоизвестной, некультурной, издавна служившей ареной для всяких злоупотреблений. Объехав вверенный ему край, Татищев поселился не в Кунгуре, а в Уктусском заводе, где и основал управление, названное вначале Горной канцелярией, а потом Сибирским высшим горным начальством. Во время первого пребывания Татищева на уральских заводах он успел сделать весьма многое: перенёс Уктусский завод на реку Исеть и там положил начало нынешнего Екатеринбурга, выбрал место для строительства медеплавильного завода около деревни Егошиха, тем самым положив начало городу Перми, добился дозволения пропускать купцов на Ирбитскую ярмарку и через Верхотурье, а также заведения почты между Вяткой и Кунгуром. При заводах открыл две начальные школы, две — для обучения горному делу, выхлопотал учреждение особого судьи для заводов, составил инструкцию для оберегания лесов и т. п.

Меры Татищева вызвали неудовольствие Демидова, видевшего подрыв своей деятельности в учреждении казённых заводов. Для расследования споров на Урал послан был Г. В. де Геннин, нашедший, что Татищев во всём поступал справедливо. Он был оправдан, в начале 1724 года представлялся Петру, был произведён в советники берг-коллегии и назначен в сибирский обер-бергамт. Вскоре за тем его послали в Швецию для надобностей горного дела и для исполнения дипломатических поручений. В Швеции Татищев пробыл с декабря 1724 г. по апрель 1726 г., осмотрел заводы и рудники, собрал много чертежей и планов, нанял гранильного мастера, пустившего в ход гранильное дело в Екатеринбурге, собрал сведения о торговле Стокгольмского порта и о шведской монетной системе, познакомился со многими местными учёными и т. д. Возвратясь из поездки в Швецию и Данию, Татищев некоторое время занимался составлением отчёта и, хотя ещё не отчисленный от бергамта, не был, однако, послан в Сибирь. В 1727 году он был назначен членом монетной конторы, которой тогда подчинены были монетные дворы.

Политическая деятельность при Анне Иоанновне

На этой должности его застали события 1730 г. По поводу них Татищевым составлена была записка, подписанная 300 чел. из шляхетства. Он доказывал, что России, как стране обширной, более всего соответствует монархическое управление, но что все-таки «для помощи» императрице следовало бы учредить при ней сенат из 21 члена и собрание из 100 членов, а на высшие места избирать баллотировкою. Здесь же предлагались разные меры для облегчения положения разных классов населения. Вследствие нежелания гвардии согласиться на перемены в государственном строе весь этот проект остался втуне, но новое правительство, видя в Татищеве врага верховников, отнеслось к нему благосклонно: он был обер-церемониймейстером в день коронации Анны Иоанновны. Став главным судьею монетной конторы, Татищев начал деятельно заботиться об улучшении русской монетной системы. В 1731 г. у Татищева начались недоразумения с Бироном, приведшие к тому, что он был отдан под суд по обвинению во взяточничестве. В 1734 г. Татищев был освобожден от суда и снова назначен на Урал, «для размножения заводов». Лично участвовал в пытках заключенных по «слову и делу государеву». Ему же поручено было составление горного устава. Пока Татищев оставался при заводах, он своей деятельностью приносил много пользы и заводам, и краю: при нём число заводов возросло до 40; постоянно открывались новые рудники, и Татищев считал возможным устроить ещё 36 заводов, которые открылись лишь через несколько десятилетий. Между новыми рудниками самое важное место занимала указанная Татищевым гора Благодать. Правом вмешательства в управление частных заводов Татищев пользовался весьма широко и тем не раз вызывал против себя нарекания и жалобы. Вообще, он не был сторонником частных заводов, не столько из личной корысти, сколько из сознания того, что государству нужны металлы и что, добывая их само, оно получает более выгоды, чем поручая это дело частным людям. В 1737 г. Бирон, желая отстранить Татищева от горного дела, назначил его в Оренбургскую экспедицию для окончательного усмирения Башкирии и устройства управления башкир. Здесь ему удалось провести несколько гуманных мер: например, он выхлопотал, чтобы доставление ясака было возложено не на ясачников и целовальников, а на башкирских старшин. В январе 1739 г. Татищев приехал в Петербург, где устроена была целая комиссия для рассмотрения жалоб на него. Его обвиняли в «нападках и взятках», неисполнительности и т. п. Есть возможность допустить, что в этих нападках была доля истины, но положение Татищева было бы лучше, если бы он ладил с Бироном. Комиссия подвергла Татищева аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 г. приговорила его к лишению чинов. Приговор, однако, не был исполнен. В этот тяжёлый для Татищева год он написал своё наставление сыну — известную «Духовную».

Последние годы. Написание «Истории»

Падение Бирона вновь выдвинуло Татищева: он был освобождён от наказания и в 1741 г. назначен в Царицын управлять Астраханской губернией, главным образом для прекращения беспорядков среди калмыков. Отсутствие необходимых военных сил и интриги калмыцких владетелей помешали Татищеву добиться чего-либо прочного. Когда вступила на престол Елизавета Петровна, Татищев надеялся освободиться от калмыцкой комиссии, но это ему не удалось: он был оставлен на месте до 1745 г., когда его из-за несогласий с наместником отставили от должности. Приехав в свою подмосковную деревню Болдино, Татищев уже не оставлял её до смерти. Здесь он заканчивал свою историю, которую в 1732 г. привозил в Петербург, но к которой не встретил сочувствия. Сохранилась обширная переписка, которую вёл Татищев из деревни.

Накануне смерти Татищев поехал в церковь и велел туда явиться мастеровым с лопатами. После литургии он пошёл со священником на кладбище и велел рыть себе могилу возле предков. Уезжая, он просил священника на другой день приехать приобщить его. Дома он нашёл курьера, который привёз указ, прощавший его, и орден Александра Невского. Он вернул орден, сказав, что умирает. На другой день, 15 (26) июля 1750 г., он приобщился, простился со всеми и умер. Главное сочинение Татищева могло появиться в свет только при Екатерине II.

Философские взгляды

Вся литературная деятельность Татищева, включая и труды по истории и географии, преследовала публицистические задачи: польза общества была его главною целью. Татищев был сознательным утилитаристом. Мировоззрение его изложено в его «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ». Основной идеей этого мировоззрения была модная в то время идея естественного права, естественной морали, естественной религии, заимствованная Татищевым у Пуфендорфа и Вальха. Высшая цель, или «истинное благополучие», по этому воззрению, заключается в полном равновесии душевных сил, в «спокойствии души и совести», достигаемом путём развития ума «полезною» наукою. К последней Татищев относил медицину, экономию, законоучение и философию.

Другие сочинения

Кроме основного труда и упомянутого выше разговора, оставил большое количество сочинений публицистического характера: «Духовная», «Напоминание на присланное расписание высоких и нижних государственных и земских правительств», «Рассуждение о ревизии поголовной» и др.

«Духовная» (изд. 1775) даёт подробные наставления, обнимающие всю жизнь и деятельность человека (помещика). Она трактует о воспитании, о разных родах службы, об отношениях к начальству и подчинённым, о семейной жизни, управлении имением и хозяйством и т. п.

В «Напоминании» излагаются взгляды Татищева на государственное право, а в «Рассуждении», написанном по поводу ревизии 1742 г., указываются меры к умножению доходов государственных.

Татищев — типичный «птенец гнезда Петрова», с обширным умом, способностью переходить от одного предмета к другому, искренно стремившийся к благу отечества, имевший своё определённое миросозерцание и твердо и неуклонно проводивший его, если и не всегда в жизни, то, во всяком случае, во всех своих научных трудах.

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Василий Татищев | Наука | FANDOM powered by Wikia

Василий Никитич Татищев (16(26) апреля 1686 г. — 15(26) июля 1750 г.) — известный российский историк, автор первого капитального труда по русской истории — «Истории Российской». Географ, экономист и государственный деятель, основатель Екатеринбурга и Перми.

    Начало деятельности при Петре I Править

    Василий Никитич Татищев родился 16 апреля 1686 года в поместье своего отца, Никиты Алексеевича Татищева, в Псковском уезде. Учился в Московской артиллерийской и инженерной школе под руководством Якова Брюса, участвовал во взятии Нарвы (1705), в Полтавской битве и в Прутской кампании. В 1713—1714 гг. совершенствовал своё образование за границей, в Берлине, Бреславле и Дрездене. В 1717 году в Данциге Татищев по заданию Петра I, вёл переговоры о включении в контрибуцию старинного образа, который, по преданию, был написан святым Мефодием. Переговоры окончились неудачей, а Татищев смог опровергнуть предание. Из обеих поездок за границу Татищев вывез большое количество книг. По возвращении из Данцига, он служил под начальством Брюса, президента берг- и мануфактур-коллегии. В 1719 году Брюс выступил с предложеним в адрес Петра I о необходимости подробного описания географии России, указав Татищева в качестве исполнителя этой работы. Это послужило толчком к созданию «Русской истории» Татищева. Татищев, отправленный на Урал, сразу не мог представить царю план работы, но Пётр в 1724 году напомнил о работе Татищеву. Возникшая после начала работы необходимость в исторических сведениях в конечном итоге привела к превращению работы из географической в историческую. В 1719 году Татищев подал царю представление, в котором указывал на необходимость размежевания в России. В письме к Черкасову в 1725 году он говорит, что был определен «к землемерию всего государства и сочинению обстоятельной географии с ландкартами».

    Освоение Урала. Промышленник и экономист Править

    Файл:Monument of Tatishchev in Perm (close-up).jpg

    В 1720 году новое поручение оторвало Татищева от его историко-географических работ. Он был послан «в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить». Ему приходилось действовать в стране малоизвестной, некультурной, издавна служившей ареной для всяких злоупотреблений. Объехав вверенный ему край, Татищев поселился не в Кунгуре, а в Уктусском заводе, где и основал управление, названное вначале Горною канцелярией, а потом Сибирским высшим горным начальством. Во время первого пребывания Татищева на уральских заводах он успел сделать весьма многое: перенес Уктусский завод на реку Исеть и там положил начало нынешнего Екатеринбурга, выбрал место для строительства медеплавильного завода около деревни Егошиха, тем самым положив начало городу Перми, добился дозволения пропускать купцов на Ирбитскую ярмарку и через Верхотурье, а также заведения почты между Вяткою и Кунгуром. При заводах открыл две первоначальные школы, две — для обучения горному делу, выхлопотал учреждение особого судьи для заводов, составил инструкцию для оберегания лесов и т. п. Меры Татищева вызвали неудовольствие Демидова, видевшего подрыв своей деятельности в учреждении казённых заводов. Для расследования споров на Урал послан был Г. В. де Геннин, нашедший, что Татищев во всем поступал справедливо. Он был оправдан, в начале 1724 году представлялся Петру, был произведен в советники берг-коллегии и назначен в сибирский обер-берг-амт. Вскоре за тем его послали в Швецию для надобностей горного дела и для исполнения дипломатических поручений. В Швеции Татищев пробыл с декабря 1724 г. по апрель 1726 г., осмотрел заводы и рудники, собрал много чертежей и планов, нанял гранильного мастера, пустившего в ход гранильное дело в Екатеринбурге, собрал сведения о торговле Стокгольмского порта и о шведской монетной системе, познакомился со многими местными учёными и т. д. Возвратясь из поездки в Швецию и Данию, Татищев некоторое время занимался составлением отчёта и, хотя ещё не отчисленный от берг-амта, не был, однако, послан в Сибирь. В 1727 году он был назначен членом монетной конторы, которой тогда подчинены были монетные дворы.

    Политическая деятельность при Анне ИоанновнеПравить

    На этой должности его застали события 1730 г. По поводу них Татищевым составлена была записка, подписанная 300 чел. из шляхетства. Он доказывал, что России, как стране обширной, более всего соответствует монархическое управление, но что все-таки «для помощи» императрице следовало бы учредить при ней сенат из 21 члена и собрание из 100 членов, а на высшие места избирать баллотировкою. Здесь же предлагались разные меры для облегчения положения разных классов населения. Вследствие нежелания гвардии согласиться на перемены в государственном строе весь этот проект остался втуне, но новое правительство, видя в Татищеве врага верховников, отнеслось к нему благосклонно: он был обер-церемониймейстером в день коронации Анны Иоанновны. Став главным судьею монетной конторы, Татищев начал деятельно заботиться об улучшении русской монетной системы. В 1731 г. у Татищева начались недоразумения с Бироном, приведшие к тому, что он был отдан под суд по обвинению во взяточничестве. В 1734 г. Татищев был освобожден от суда и снова назначен на Урал, «для размножения заводов». Ему же поручено было составление горного устава. Пока Татищев оставался при заводах, он своей деятельностью приносил много пользы и заводам, и краю: при нём число заводов возросло до 40; постоянно открывались новые рудники, и Татищев считал возможным устроить ещё 36 заводов, которые открылись лишь через несколько десятилетий. Между новыми рудниками самое важное место занимала указанная Татищевым гора Благодать. Правом вмешательства в управление частных заводов Татищев пользовался весьма широко и тем не раз вызывал против себя нарекания и жалобы. Вообще, он не был сторонником частных заводов, не столько из личной корысти, сколько из сознания того, что государству нужны металлы и что, добывая их само, оно получает более выгоды, чем поручая это дело частным людям. В 1737 г. Бирон, желая отстранить Татищева от горного дела, назначил его в Оренбургскую экспедицию для окончательного усмирения Башкирии и устройства управления башкир. Здесь ему удалось провести несколько гуманных мер: например, он выхлопотал, чтобы доставление ясака было возложено не на ясачников и целовальников, а на башкирских старшин. В январе 1739 г. Татищев приехал в Петербург, где устроена была целая комиссия для рассмотрения жалоб на него. Его обвиняли в «нападках и взятках», неисполнительности и т. п. Есть возможность допустить, что в этих нападках была доля истины, но положение Татищева было бы лучше, если бы он ладил с Бироном. Комиссия подвергла Татищева аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 г. приговорила его к лишению чинов. Приговор, однако, не был исполнен. В этот тяжелый для Татищева год он написал свое наставление сыну — известную «Духовную».

    Последние годы. Написание «Истории»Править

    Падение Бирона вновь выдвинуло Татищева: он был освобожден от наказания и в 1741 г. назначен в Царицын управлять Астраханской губернией, главным образом для прекращения беспорядков среди калмыков. Отсутствие необходимых военных сил и интриги калмыцких владетелей помешали Татищеву добиться чего-либо прочного. Когда вступила на престол Елизавета Петровна, Татищев надеялся освободиться от калмыцкой комиссии, но это ему не удалось: он был оставлен на месте до 1745 г., когда его из-за несогласий с наместником отставили от должности. Приехав в свою подмосковную деревню Болдино, Татищев уже не оставлял её до смерти. Здесь он заканчивал свою историю, которую в 1732 г. привозил в Петербург, но к которой не встретил сочувствия. Обширная переписка, веденная Татищевым из деревни, дошла до нас. Накануне смерти он поехал в церковь и велел туда явиться мастеровым с лопатами. После литургии он пошёл со священником на кладбище и велел рыть себе могилу подле предков. Уезжая, он просил священника на другой день приехать приобщить его. Дома он нашёл курьера, который привез указ, прощавший его, и орден Александра Невского. Он вернул орден, сказав, что умирает. На другой день он приобщился, простился со всеми и умер (15 июля 1750 г.). Главное сочинение Татищева могло появиться в свет только при Екатерине II.

    Философские взглядыПравить

    Вся литературная деятельность Татищева, включая и труды по истории и географии, преследовала публицистические задачи: польза общества была его главною целью. Татищев был сознательным утилитаристом. Мировоззрение его изложено в его «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ». Основной идеей этого мировоззрения была модная в то время идея естественного права, естественной морали, естественной религии, заимствованная Татищевым у Пуфендорфа и Вальха. Высшая цель, или «истинное благополучие», по этому воззрению, заключается в полном равновесии душевных сил, в «спокойствии души и совести», достигаемом путем развития ума «полезною» наукою. К последней Татищев относил медицину, экономию, законоучение и философию.

    «История Российская» — главный труд ТатищеваПравить

    К главному труду своей жизни Татищев пришёл вследствие стечения целого ряда обстоятельств. Сознавая вред от недостатка обстоятельной географии России и видя связь географии с историей, он находил необходимым собрать и рассмотреть сначала все исторические сведения о России. Так как иностранные руководства оказались полными ошибок, Татищев обратился к первоисточникам, стал изучать летописи и другие материалы. Сначала он имел в виду дать историческое сочинение, но затем, найдя, что на летописи ещё не изданные ссылаться неудобно, решил писать в чисто летописном порядке. В 1739 г. Татищев свез в Петербург труд, над которым он проработал 20 лет, и передал его в Академию наук на хранение, продолжая работать над ним и впоследствии, сглаживая язык и прибавляя новые источники. Не имея специальной подготовки, Татищев не мог дать безукоризненный научный труд, но в его исторических работах ценны жизненное отношение к вопросам науки и соединённая с этим широта кругозора. Татищев постоянно связывал настоящее с прошлым: объяснял смысл московского законодательства обычаями судейской практики и воспоминаниями о нравах XVII в.; на основании личного знакомства с инородцами разбирался в древней русской этнографии, из лексиконов живых языков объяснял древние названия. Вследствие этой-то связи настоящего с прошлым Татищев нисколько не отвлекался занятиями по службе от своей основной задачи. Напротив, эти занятия расширяли и углубляли его историческое понимание. Добросовестность Татищева, раньше подвергавшаяся сомнениям из-за его так называемой Иоакимовской летописи, в настоящее время стоит выше всяких сомнений. Он никаких известий или источников не выдумывал, но иногда неудачно исправлял собственные имена, переводил их на свой язык, подставлял свои толкования или составлял известия, подобные летописным, из данных, которые ему казались достоверными. Приводя летописные предания в своде, часто без указания на источники, Татищев дал в конце концов в сущности не историю, а новый летописный свод, бессистемный и достаточно неуклюжий. Первые две части I тома «Истории» были изданы впервые в 1768—1769 гг. в Москве Г. Ф. Миллером, под заглавием «История Российская с самых древнейших времен неусыпными трудами через 30 лет собранная и описанная покойным тайным советником и астрах. губернатором В. Н. Т.». II том изд. в 1773 г., III т. — в 1774 г., IV т. — в 1784 г., а V т. был найден М. П. Погодиным лишь в 1843 г. и издан Общ. ист. и др. росс. в 1848 г. Татищев привел в порядок материал до времени смерти Василия III; им же был заготовлен, но не проредактирован окончательно материал до 1558 г.; ряд рукописных материалов имелся у него и для позднейших эпох, но не дальше 1613 г. Часть подготовительных работ Татищева хранится в портфелях Миллера.

    Другие сочиненияПравить

    Кроме основного труда и упомянутого выше разговора, оставил большое количество сочинений публицистического характера: «Духовная», «Напоминание на присланное расписание высоких и нижних государственных и земских правительств», «Рассуждение о ревизии поголовной» и др.

    «Духовная» (изд. 1775) дает подробные наставления, обнимающие всю жизнь и деятельность человека (помещика). Она трактует о воспитании, о разных родах службы, об отношениях к начальству и подчиненным, о семейной жизни, управлении имением и хозяйством и т. п.

    В «Напоминании» излагаются взгляды Татищева на государственное право, а в «Рассуждении», написанном по поводу ревизии 1742 г., указываются меры к умножению доходов государственных.

    Татищев — типичный «птенец гнезда Петрова», с обширным умом, способностью переходить от одного предмета к другому, искренно стремившийся к благу отечества, имевший свое определенное миросозерцание и твердо и неуклонно проводивший его, если и не всегда в жизни, то, во всяком случае, во всех своих научных трудах.

    • Страница 0 - краткая статья
    • Страница 1 - энциклопедическая статья
    • Разное - на страницах: 2 , 3 , 4 , 5
    • Прошу вносить вашу информацию в «Василий Татищев 1», чтобы сохранить ее

    ru.science.wikia.com

    Татищев В. Н. - это... Что такое Татищев В. Н.?

  1. ТАТИЩЕВ — Василий Никитич (19 апр. 1686 – 15 июля 1750) – рус. ученый, историк и философ, гос. деятель. Род. в дворянской семье. Гл. труд Т. – История Российская... (кн. 1– 4, М., 1768–84, кн. 5, М., 1848; т. 1–5, М.–Л., 1962–65), над к рой он работал ок.… …   Философская энциклопедия

  2. ТАТИЩЕВ — Василий Никитич (1686 1750), рус. гос. деятель, учёный, один из первых просветителей в России. Известны его труды по истории, философии, географии, экономике и статистике. В 1734 и 1736 Т. разработал первые в России спец. анкеты (были разосланы в …   Демографический энциклопедический словарь

  3. Татищев В. Н. — Татищев В. Н.         Василий Никитич рус. историк, гос. деятель, организатор горн. произ ва и горн. образования в России. Учился в Моск. инж. и артиллерийской школе, с 1704 на военной службе, участвовал в Северной войне. В 1719 определён к… …   Геологическая энциклопедия

  4. Татищев — Тать вор, разбойник. Суффикс ищ в старину нередко имел и уменьшительно ласкательное значение. Иванище, Кузьмище, Степанище часто были не грубыми, а нежными прозвищами, от них образованы весьма распространенные фамилии. Имя Татище мать могла дать… …   Русские фамилии

  5. ТАТИЩЕВ — Василий Никитич (1686 1750), российский историк, государственный деятель. В 1720 22 и 1734 37 управлял казенными заводами на Урале. В 1741 45 астраханский губернатор. Труды по этнографии, истории, географии. Основные сочинения История Российская… …   Современная энциклопедия

  6. Татищев — Татищев  фамилия. Известные носители: Татищев, Александр Александрович (1822/3 1895)  тайный советник, член Государственного совета, пензенский губернатор. Татищев, Александр Иванович (1763 1833)  российский генерал эпохи… …   Википедия

  7. ТАТИЩЕВ — 1. ТАТИЩЕВ Василий Никитич (1686 1750), историк, государственный деятель. В 1720 22 управлял казёнными заводами на Урале, основал г. Екатеринбург. В 1741 45 астраханский губернатор. Подготовил публикацию исторических источников, ввёл в научный… …   Русская история

  8. Татищев — I Татищев         Василий Никитич [19(29).4.1686, около Пскова, 15(26).7.1750, с. Болдино, ныне в Солнечногорском районе Московской области], русский государственный деятель, историк. Окончил в Москве Инженерную и артиллерийскую школу. Участвовал …   Большая советская энциклопедия

  9. ТАТИЩЕВ — 1 . Василий Никитич (19.IV.1686 15.VII.1750) рус. гос. деятель, историк. Род. в семье псковского помещика, окончил в Москве Инж. и арт. школу. Участвовал в Сев. войне (1700 21), выполнял различные воен. дипломатич. поручения Петра I. В 1720 22 и… …   Советская историческая энциклопедия

  10. Татищев — Василий Никитич (1686–1750), российский государственный деятель, историк, географ. Осн. научный труд В. Н. Татищева «История Российская» (изд. 1768–74) содержал главу, в которой рассматривались географические проблемы; другая работа, «Лексикон… …   Географическая энциклопедия

  11. ТАТИЩЕВ — Василий Никитич (1686 1750) русский историк; составил Летописный Свод и собрал много материалов для истории России. Его труды начаты изданием в 1768 году под заглавием: «История Российская с самых древнейших времен. Неусыпными трудами через… …   Казачий словарь-справочник

  12. dic.academic.ru

    История Российская (Татищев) - это... Что такое История Российская (Татищев)?

    История Российская (полное название первого издания: «История Российская с самых древнейших времён, неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым») — крупный исторический труд русского историка Василия Татищева, одно из важнейших произведений русской историографии второй четверти XVIII века, значительный этап в её переходе от средневекового летописного к критическому стилю повествования.

    Работа над «Историей»

    К главному труду своей жизни Татищев пришёл вследствие стечения целого ряда обстоятельств. Сознавая вред от недостатка обстоятельной географии России и видя связь географии с историей, он находил необходимым собрать и рассмотреть сначала все исторические сведения о России. Так как иностранные руководства оказались полными ошибок, Татищев обратился к первоисточникам, стал изучать летописи и другие материалы. Сначала он имел в виду дать историческое сочинение («гисторическим порядком» — то есть авторское аналитическое сочинение в стиле Нового времени), но затем, найдя, что на летописи, ещё не изданные, ссылаться неудобно, решил писать в чисто «летописном порядке» (по образцу летописей: в виде хроники датированных событий, связи между которыми намечены неявно).

    Как Татищев пишет, он собрал в своей библиотеке более тысячи книг, однако большей их частью воспользоваться не смог, ибо владел лишь немецким и польским языками. При этом он с помощью Академии наук использовал переводы некоторых античных авторов, выполненные Кондратовичем.

    В 1739 году Татищев привёз в Петербург труд, над которым он проработал, по его словам, 15-20 лет (связывая начало работы с так называемым Кабинетным манускриптом и личностями Петра I и Я. В. Брюса), и устраивал публичные чтения, продолжая работать над ним и впоследствии, «сглаживая язык» (первая редакция, сохранившаяся для второй части в списке 1746 года, была написана языком, стилизованным под древнерусский язык летописей, вторая «переведена» на язык XVIII века) и прибавляя новые источники. При этом такой «перевод» автор успел осуществить лишь для второй части.

    Не имея специальной подготовки, Татищев не мог дать безукоризненный научный труд, но в его исторических работах ценны жизненное отношение к вопросам науки и соединённая с этим широта кругозора.

    Среди более частных научных заслуг Татищева — обнаружение и публикация Русской правды, Судебника Ивана Грозного (1550). Татищев постоянно связывал настоящее с прошлым: объяснял смысл московского законодательства обычаями судейской практики и воспоминаниями о нравах XVII века; на основании личного знакомства с иностранцами разбирался в древней русской этнографии, из лексиконов живых языков объяснял древние названия. Вследствие этой-то связи настоящего с прошлым Татищев нисколько не отвлекался занятиями по службе от своей основной задачи. Напротив, эти занятия расширяли и углубляли его историческое понимание.

    Занятость автора государственной службой не позволяла уделять много времени занятиям историей. Лишь с апреля 1746 года, когда Татищев находился под следствием и жил в своём селе Болдино, он смог увеличить свою активность. Однако его смерть 15 июля 1750 года прервала этот труд.

    Содержание

    «История» состоит из четырёх частей, сохранились также некоторые наброски по истории XVII века.

    Лишь первая и вторая части относительно завершены автором и включают значительное число примечаний. В первой части примечания распределены по главам, вторая в окончательной редакции содержит 650 примечаний. В третьей и четвёртой частях примечания отсутствуют, кроме глав о Смутном времени, содержащих некоторые ссылки на источники.

    Источники первой части «Истории»

    Первая часть включает сведения с древнейших времен до Рюрика.

    • Выдержки из «Истории» Геродота (гл.12).
    • Выдержки из кн. VII «Географии» Страбона (гл.13).
    • Из Плиния Старшего (гл.14).
    • Из Клавдия Птолемея (гл.15).
    • Из Константина Багрянородного (гл.16).
    • Из книг северных писателей, труд Байера (гл.17).

    Особое место в этногеографических представлениях Татищева занимает сарматская теория. Этимологический «метод» Татищева иллюстрирует рассуждение из гл.28: историк отмечает, что на финском языке русские называются венелайн, финны — сумалайн, германцы — саксолайн, шведы — роксолайн, и выделяет общий элемент «алайн», то есть народ. Тот же общий элемент он выделяет в известных по античным источникам названиям племен: аланы, роксаланы, ракаланы, аланорсы, и делает вывод — язык финнов близок языку сарматов. Представление же о родстве финно-угорских народов существовало уже ко времени Татищева.

    Другая группа этимологий связана с поиском славянских племен в античных источниках. В частности, только Птолемей, по предположениям Татищева (гл.20), упоминает следующие славянские названия: агориты и пагориты — от гор; бесы, то есть босы; закаты — от заката; зенхи, то есть женихи; коноплены — от конопли; толистобоги, то есть толстобокие; толистосаги, то есть толстозадые; матеры, то есть матёрые; плесии, то есть плешивые; сабосы, или собачьи; оброны, то есть боронные; сапотрены — осмотрительные; свардены, то есть свародеи (делающие свары) и т. д.

    Татищевские известия

    Особую источниковедческую проблему составляют так называемые «татищевские известия», содержащие информацию, которой нет в известных нам летописях. Это тексты различного объёма, от одного-двух добавленных слов до больших цельных рассказов, включающих пространные речи князей и бояр. Иногда Татищев комментирует эти известия в примечаниях, ссылается на летописи, неизвестные современной науке или надёжно не идентифицируемые («Ростовская», «Голицынская», «Раскольничья», «Летопись Симона епископа»). В большинстве случаев источник оригинальных известий вообще не указывается Татищевым.

    Особое место в массиве «татищевских известий» занимает Иоакимовская летопись — вставной текст, снабжённый особым введением Татищева и представляющий собой краткий пересказ особой летописи, повествующей о древнейшем периоде истории Руси (IX—X вв.). Автором Иоакимовской летописи Татищев считал первого новгородского епископа Иоакима Корсунянина, современника Крещения Руси.

    В историографии отношение к известиям Татищева всегда было различным. Историки второй половины XVIII века (Щербатов, Болтин) воспроизводили его сведения без проверки по летописям. Скептическое отношение к ним связано с именами Шлёцера и особенно Карамзина. Этот последний счёл Иоакимовскую летопись «шуткой» Татищева (то есть неуклюжей мистификацией), а Раскольничью летопись решительно объявил «мнимой». На основании критического анализа Карамзин отвёл целый ряд конкретных татищевских известий и довольно последовательно опровергал их в примечаниях, не используя в основном тексте «Истории государства Российского» (исключением является известие о папском посольстве к Роману Галицкому под 1204 г., проникшее в основной текст второго тома из-за особого стечения обстоятельств[1]).

    Во второй половине XIX века С. М. Соловьёв и многие другие авторы приступили к «реабилитации» Татищева, систематически привлекая его известия как восходящие к не дошедшим до нас летописям. При этом учитывались и добросовестные заблуждения историка. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона характеризует состояние вопроса на рубеже XIX и XX вв. следующим образом:

    «Добросовестность Татищева, раньше подвергавшаяся сомнениям из-за его так называемой Иоакимовской летописи, в настоящее время стоит выше всяких сомнений. Он никаких известий или источников не выдумывал, но иногда неудачно исправлял собственные имена, переводил их на свой язык, подставлял свои толкования или составлял известия, подобные летописным, из данных, которые ему казались достоверными. Приводя летописные предания в своде, часто без указания на источники, Татищев дал в конце концов в сущности не историю, а новый летописный свод, бессистемный и достаточно неуклюжий».

    В XX веке сторонниками достоверности татищевских известий были А. А. Шахматов, М. Н. Тихомиров и особенно Б. А. Рыбаков. Последний предложил весьма масштабную концепцию, отводившую особую роль в формировании татищевского свода утраченной «Раскольничьей летописи» (с реконструкцией политических взглядов и даже биографии её предполагаемого автора). Скептические гипотезы относительно большинства «татищевских известий» выдвигали М. С. Грушевский, А. Е. Пресняков, С. Л. Пештич (которому принадлежит честь детального исследования рукописи первой редакции татищевского труда, написанной «древним наречием»), Я. С. Лурье[2]. В 2005 г. украинский историк А. П. Толочко издал объёмную монографию[3], в которой опровергает достоверность всех без исключения «татищевских известий» и утверждает, что ссылки на источники у Татищева последовательно мистифицированы. С точки зрения А. П. Толочко, почти все реально использовавшиеся Татищевым источники сохранились и хорошо известны современным исследователям. Близкую (и даже более бескомпромиссную) позицию занимает российский историк А. В. Горовенко[4]. Если А. П. Толочко признаёт реальность Раскольничьей летописи Татищева, хотя и объявляет её украинской рукописью XVII века (летописью «Хлебниковского типа», близкой к Голицинской), то А. В. Горовенко считает Раскольничью летопись татищевской мистификацией и остро полемизирует с украинским коллегой, опровергая его текстологическую аргументацию[5]. Сторонники достоверности «татищевских известий» также подвергли монографию А. П. Толочко резкой критике, хотя и совсем с других позиций[6].

    Интересно, что многие скептики (Пештич, Лурье, Толочко)[7] вовсе не обвиняют Татищева в научной недобросовестности и неизменно подчёркивают, что во времена Татищева не было современных понятий о научной этике и жёстких правил оформления исторического исследования. «Татищевские известия», как бы к ним ни относиться, представляют собой вовсе не сознательную мистификацию читателя, а скорее отражают выдающуюся самостоятельную исследовательскую, отнюдь не бесхитростную «летописную» деятельность историка. Дополнительные известия — это, как правило, отсутствующие в источниках логические звенья, реконструированные автором, иллюстрации его политических и просветительских концепций. Дискуссия вокруг «татищевских известий» продолжается.

    Проблема «минус-текста» татищевского труда

    Постановка проблемы, как и сам термин, принадлежат А. В. Горовенко. Этот исследователь называет «минус-текстом» известия, которые у Татищева отсутствуют, хотя имеются в Ипатьевской и Хлебниковской летописях[8] (в этой терминологии дополнительные татищевские известия, соответственно, представляют собой «плюс-текст»). Основной массив татищевского текста между 1113 и 1198 гг. восходит к летописи того же типа, что и хорошо нам известные Ипатьевская и Хлебниковская. Если источник Татищева был лучшего качества, чем две дошедшие до нас летописи того же типа, то почему татищевский текст содержит не только дополнения, но и большие лакуны, а также огромное количество дефектных чтений, включая целый ряд довольно комических? Ответа на этот вопрос со стороны сторонников достоверности татищевских известий пока нет.

    Источники второй-четвёртой частей «Истории»

    Летописные источники Татищева охарактеризованы им самим в гл. 7 части первой «Истории».

    Сохранилась также первая редакция данного текста, имеющая ряд отличий, а также характеристика источников, сохранившаяся лишь в немецком переводе.

    Кабинетный манускрипт

    В первой редакции списка источников не упомянут вовсе. По описанию Татищева, получен им в 1720 году из библиотеки Петра I и стал основанием всего собрания, это летопись «с лицами», доведена до 1239 года, но окончание потеряно. Кратко излагает события до Юрия Долгорукого, затем подробнее.

    По мнению Тихомирова, эта летопись утеряна. По Пештичу и В. А. Петрову, это Лаптевский том Лицевого свода, доведённый до 1252 года[9]. Также предполагалось, что речь идёт о той же иллюстрированной копии Радзивиловской летописи (см. ниже).

    Толочко склонен усомниться в его существовании либо предположить, что фраза «с лицами» означает не иллюстрированность свода, а наличие в нём описаний внешности персонажей, включенных Татищевым в «Историю».

    Раскольничья летопись

    По Татищеву, он получил её в Сибири от раскольника в 1721 году, это была копия древней рукописи на пергаменте, завершавшаяся 1197 годом и содержащая в заглавии имя Нестора. С учётом современной терминологии, в 1721 году Татищев был не собственно в Сибири, а на Урале. Рукопись, если она вообще существовала, утеряна.

    Согласно оптимистам, это неизвестная редакция Киевской летописи. В частности, Б. А. Рыбаков выделил множество уникальных известий этой летописи (186 известий для XII века) и возвёл их в основном к «Летописи Петра Бориславича».

    Согласно Рыбакову, важным доказательством добросовестности Татищева служит то, что объём погодового повествования у Татищева примерно пропорционален тексту летописи, в то время как фальсификатор, казалось бы, должен был заполнять своими домыслами прежде всего «пустые годы». Однако Рыбаков игнорирует цикл татищевских известий о Романе Мстиславиче Галицком под 1182, 1195, 1197, 1203, 1204, 1205 гг.: из них три последние безусловно за рамками Раскольничьей летописи, то есть здесь мы имеем дело именно с заполнением историком «пустых лет»[10]

    По мнению А. П. Толочко, пропорциональность объёмов дополнительных татищевских известий и текста Ипатьевской летописи глубоко закономерна и объясняется особенностью творческой манеры Татищева: его дополнения воссоздавали причинную связь между событиями[11].

    Толочко утверждает, что ряд чтений «Истории Российской» за XII век не могут восходить к Ермолаевскому списку, а отражают иной список Ипатьевской летописи, близкий к Хлебниковскому[12]. Этот гипотетический список Толочко и объявляет Раскольничьей летописью, утверждая, что все сведения Татищева, указывающие на древность этой рукописи, являются мистификацией. По мнению Толочко, вторая летопись Хлебниковского типа, реально использованная Татищевым и выдаваемая за «Раскольничью», на самом деле находилась в библиотеке князя Д. М. Голицына наряду с Ермолаевской летописью и «Хроникой» Феодосия Софоновича, причём все эти три рукописи были украинского происхождения и содержали в заголовке имя Нестора как летописца[13]. Однако все без исключения текстологические наблюдения Толочко, указывавшие будто бы на использование Татищевым «второй летописи Хдебниковского типа», были последовательно опровергнуты[5]

    Кёнигсбергский манускрипт

    Для Петра I была сделана копия Кёнигсбергской летописи, сейчас известной как Радзивиловская. Эта копия хранится в Библиотеке АН (31.7.22).

    Продолжается до 1206 года, но конец смешан. Это описание вполне соответствует оригиналу.

    Согласно А. П. Толочко, даже в тех случаях, когда Татищев ссылается на чётко идентифицируемые летописи (например, Радзивиловскую), он допускает явные ошибки.

    Голицынский манускрипт

    Согласно текстологическому анализу С. Л. Пештича и А. Толочко, это Ермолаевский список Ипатьевской летописи[14], который в 1720-е годы находился в библиотеке Д. М. Голицына, где с ним и познакомился Татищев. По другому мнению (М. Н. Тихомиров, Б. А. Рыбаков), это особая редакция Киевской летописи, близкая Раскольничей и отличная от редакции всех списков Ипатьевской летописи.

    Важным аргументом в пользу добросовестности Татищева является тот факт, что все известные рукописи Ипатьевской летописи содержат как Киевскую, так и Галицко-Волынскую летопись[15]. Однако, как отметил ещё Н. М. Карамзин, Татищеву была известна только Киевская, но не Галицко-Волынская летопись.

    Татищев отмечает, что Голицынский манускрипт завершался в 1198 году, а через 19 лет внесены без порядка некоторые дополнения. В первом сохранившемся варианте описания летописей Татищев говорит, что в этом манускрипте было кое-что из Стрыйковского[16]. В окончательном варианте эта фраза убрана.

    По современным представлениям, разрыв между окончанием Киевской и началом Галицко-Волынской летописи составил 5-6 лет. Однако на полях Ермолаевского списка есть и указание на разрыв в 19 лет, и ссылка на сходство с текстом Стрыйковского[17].

    Согласно Толочко, Татищев принял текст Галицко-Волынской летописи в Ермолаевском списке за произведение, зависимое от польского историка Стрыйковского (ибо оба текста содержали похвалу Роману Мстиславичу), и не посчитал нужным детально с ним знакомиться и делать копию[18]. Позднее же возможности обратиться к библиотеке Д. М. Голицына у него не было.

    Те ссылки на Голицынский список, которые идентифицируются, Толочко считает относящимися к этому списку, а неидентифицируемые — выдумкой либо ошибкой памяти Татищева.

    Кирилловский манускрипт

    Начат переводом Хронографа от сотворения мира, продолжен до Ивана Грозного.

    По Тихомирову, это Степенная книга[19], по мнению Пештича, принятому Толочко — вторая часть Львовской летописи.

    Новгородский манускрипт

    По Татищеву, назван Временник, включает Закон Ярославов и имеет надпись о составлении в 1444 году; взят историком у раскольника в лесу и отдан в Библиотеку АН. Сейчас известен как Академический список Новгородской первой летописи младшего извода, который действительно содержит Русскую правду. Согласно Б. М. Клоссу, Толстовский список той же летописи создан писцом в библиотеке Д. М. Голицына в конце 1720-х годов.

    По мнению А. П. Толочко, ссылка на «раскольника» есть мистификация, а список был найден историком в архиве Сената[20].

    Псковский манускрипт

    Эта рукопись соединяет тексты Новгородской пятой (с некоторыми дополнениями) и Псковской первой летописей и сохранилась в Библиотеке АН 31.4.22 с пометами Татищева, текст Псковской заканчивается 1547 годом.[21]. По Татищеву, кончается 1468 годом. Псковские известия Татищевым использованы не были.

    Крекшинский манускрипт

    По описанию Татищева, он продолжен по 1525 год, включает родословные, отличается от Новгородской по составу известий и по датировкам.

    По мнению Пештича, это список «Временника русского» и «Воскресенской летописи»[22]. По мнению Я. С. Лурье, это Новгородская редакция Степенной книги. Согласно Толочко, это Летопись Кривоборского, известная как Чертковский список Владимирского летописца и опубликованная в т. XXX ПСРЛ[23].

    Никоновский манускрипт

    По Татищеву, это «Летописец Воскресенского монастыря», подписанный рукою Никона патриарха и продолженный до 1630 года. Начало его схоже с Раскольничьим и Кёнигсбергским, а до 1180 года он близок к Голицынскому.

    Известно, что в основу текстов частей 3 и 4 «Истории» были положен Академический XV список Никоновской летописи (поступил в Библиотеку АН из коллекции Феофана Прокоповича в 1741 году), копия которого по поручению Татищева была выполнена между 1739 и 1741 годами, при этом рукопись была разделена на два тома, в ней есть пометы Татищева.

    Нижегородский манускрипт

    По характеристике Татищева, оканчивается 1347 годом, и ему не менее 300 лет. О его находке Татищев сообщает в письме от 12 сентября 1741 года[24].

    Согласно М. Н. Тихомирову, это Алатырский список Воскресенской летописи, представляющий собой неполный её текст. По современным данным, рукопись датируется третьей четвертью XVI века и действительно доведена до 1347 года.

    Ярославский манускрипт

    Куплен у разносчика на площади, подарен английскому Королевскому обществу. Имеет множество дополнений от кончины Дмитрия Донского. По Толочко, тождествен Ростовскому, который упоминается в примечаниях.

    Рукописи Волынского, Хрущова и Еропкина

    По оценке А. П. Толочко, сохранилось несколько рукописей из библиотеки Волынского, включая ряд летописей XVII—XVIII веков, но искомых текстов там нет[25]. Тексты Еропкинской летописи близки «Повестям о начале Москвы»[26]. Хрущёвский манускрипт — это Хрущевский список Степенной книги с рядом дополнений XVII века[27].

    История XVII века

    В «Предуведомлении» к первой части Татищев упоминает ряд других источников, относящихся уже к истории XVII века, большая часть из которых сохранилась и идентифицируется. Однако среди них указаны:

    • «История сибирская» Станкевича, с которой он снял копию и дорабатывал, используя сведения в ряде сочинений. Не сохранилась, другими авторами не упоминается, но упомянута в каталогах библиотеки Далматовского монастыря и Екатеринбургской библиотеки Татищева[28].
    • «Житие патриарха Никона», написанное им самим. Не сохранилось, другими авторами не упоминается, однако известно «Житие Никона», написанное Иоанном Корнильевым[29].
    • Книга Алексея Тимофеевича Лихачева о жизни царя Фёдора Алексеевича. Не сохранилась, другими авторами не упоминается[30].

    Издания

    Первые две части I тома «Истории» были изданы впервые в 1768—1769 гг. в Москве Г. Ф. Миллером (I том I часть, факсимиле в pdf и I том II часть, факсимиле в pdf). II том издан в 1773 г. (II том, факсимиле в pdf), III том — в 1774 год г. (III том, факсимиле в pdf) (II—III тома данного издания включают вторую часть «Истории»), IV том (третья часть «Истории») — в 1784 году (IV том, факсимиле в pdf), а рукопись четвёртой части «Истории» была найдена М. П. Погодиным лишь в 1843 году и издана как V том Общ. ист. и др. росс. в 1848 году (V том, факсимиле в pdf).

    При этом лишь первая и вторая части были в основном закончены автором. Третья и четвёртая части прошли лишь первоначальную обработку и основаны были прежде всего на Никоновской летописи с отдельными добавлениями.

    Ещё до опубликования труд Татищева был известен ряду современных ему историков. Часть подготовительных работ Татищева после его смерти хранилась в портфелях Миллера. Кроме того, ряд материалов Татищева был использован издателями Радзивиловской летописи в 1767 году для дополнения её текста.

    Полное академическое издание «Истории» Татищева (включая неизданную ранее первую редакцию) вышло в 1962—1968 годах и переиздано в 1994 году. В этом издании I том включал первую часть, II—III тома — вторую опубликованную редакцию второй части, IV том — первую редакцию второй части, V том — третью часть, VI том — четвертую часть, VII том — некоторые подготовительные материалы. Тома содержат разночтения, комментарии, а также археографический обзор рукописей Татищева, подготовленный С. Н. Валком.

    Опубликованное в 2003 году издательством АСТ и доступное он-лайн (Том 1 Том 2 Том 3 трёхтомное издание «Истории» подготовлено в орфографии, приближенной к современной. Подготовительные материалы (опубликованные ранее в VII томе) в данном издании названы пятой частью «Истории».

    • Татищев В. Н. Собрание сочинений. В 8 т. М.-Л., Наука. 1962—1979. (переиздание: М., Ладомир. 1994)
      • Т.1. Ч.1. 1962. 500 стр. (включает статьи А. И. Андреева «Труды В. Н. Татищева по истории России», стр.5-38; М. Н. Тихомирова "О русских источниках «Истории Российской», стр.39-53; С. Н. Валка "О рукописях части первой «Истории Российской» В. Н. Татищева, стр.54-75)
      • Т.2. Ч.2. Гл. 1-18. 1963. 352 стр.
      • Т.3. Ч.2. Гл.19-37. 1964. 340 стр.
      • Т.4. Первая редакция части 2 «Истории Российской». 1964. 556 стр.
      • Т.5. Ч.3. Гл.38-56. 1965. 344 стр.
      • Т.6. Ч.4. 1966. 438 стр.
      • Т.7. 1968. 484 стр.
      • Т.8. Малые произведения. 1979.
    • Татищев В. Н. Записки. Письма. (Серия «Научное наследство». Т.14). М., Наука. 1990. 440 стр. (включает переписку, связанную с работой над «Историей»)

    Примечания

    1. ↑ Горовенко А. В. Меч Романа Галицкого. Князь Роман Мстиславич в истории, эпосе и легендах. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011. " С. 294—303.
    2. ↑ Я. С. Лурье. История России в летописании и восприятии Нового времени
    3. ↑ Толочко А. «История российская» Василия Татищева: источники и известия. — Москва: Новое литературное обозрение; Киев: Критика, 2005. 544 с. Серия: Historia Rossica. ISВN 5-86793-346-6, ISВN 966-7679-62-4. Обсуждение книги: http://magazines.russ.ru/km/2005/1/gri37.html Журнальный зал | Критическая Масса, 2005 N1 | Фаина Гримберг — Алексей Толочко. «История Российская» Василия Татищева
    4. ↑ Горовенко А. В. Меч Романа Галицкого. Князь Роман Мстиславич в истории, эпосе и легендах. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011. «Татищевским известиям» посвящёны четыре заключительные главы второй части: с. 261—332.
    5. ↑ 1 2 Горовенко А. В. Меч Романа Галицкого. Князь Роман Мстиславич в истории, эпосе и легендах. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011. С. 421—426 (Дополнение 6. Имел ли Татищев «второй список» Ипатьевской летописи? Происхождение статей 6652 и 6654 гг. татищевского «летописного свода»). С. 426—434 (Дополнение 7. Прощанье с Раскольничьей летописью. О текстологических доказательствах использования Татищевым второй летописи Хлебниковского типа, представленных А. П. Толочко).
    6. ↑ А. В. Журавель. «Врун, болтун и хохотун», или Очередное убиение Татищева
    7. ↑ См., например: С. Л. Пештич. Русская историография XVIII века. Л., 1965. Ч. 1. С. 261.
    8. ↑ Горовенко А. В. Меч Романа Галицкого. Князь Роман Мстиславич в истории, эпосе и легендах. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011. С. 313—320
    9. ↑ Толочко 2005, с.53; Татищев В. Н. Собр. соч. Т.1. М.-Л., 1962. С.47, 446
    10. ↑ Горовенко А. В. Меч Романа Галицкого. Князь Роман Мстиславич в истории, эпосе и легендах. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011. — с. 307.
    11. ↑ Толочко 2005, с.285-286
    12. ↑ Толочко 2005, с.166-169
    13. ↑ Толочко 2005, с.153
    14. ↑ Толочко 2005, с.103, 142—143, 159—166
    15. ↑ однако А. П. Толочко обнаружил польский перевод Ипатьевской летописи («Annales S. Nestoris»), сделанный в начале XVIII века митрополитом Львом Кишкой, где тоже отсутствует Галицко-Волынская летопись (Толочко 2005, с.116-134)
    16. ↑ Татищев В. Н. Собр. соч. Т.7. М., 1968. С.58
    17. ↑ ПСРЛ, т. II. М., 1998. Разночтения из Ермолаевского списка, стр. 83 отдельной пагинации
    18. ↑ Толочко 2005, с.108, 115
    19. ↑ Татищев В. Н. Собр. соч. Т.1. М., 1962. С.47
    20. ↑ Толочко 2005, с.58
    21. ↑ Толочко 2005, с.60; описание рукописи см. Псковские летописи. ПСРЛ. Т. V. Вып. 1. М., 2003. С. XX, L-LI
    22. ↑ Татищев В. Н. Собр. соч. В 8 т. Т.3. М., 1964. С.309
    23. ↑ Толочко 2005, с.65-68
    24. ↑ Татищев В. Н. Записки. Письма. М., 1990. С.281
    25. ↑ Толочко 2005, с.170-177
    26. ↑ Толочко 2005, с.180-182
    27. ↑ Толочко 2005, с.185-190
    28. ↑ Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.3. Ч.3. СПб, 1998. С.496-499
    29. ↑ Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.3. Ч.2. СПб, 1993. С.69
    30. ↑ Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.3. Ч.2. СПб, 1993. С.298

    Литература

    Ссылки

    dic.academic.ru

    Василий Татищев - это... Что такое Василий Татищев?

    Памятник В. Н. Татищеву в Перми

    Памятник Татищеву и Вильгельму де Генину в Екатеринбурге

    Васи́лий Ники́тич Тати́щев (1686—1750) — известный российский историк, географ, экономист и государственный деятель; автор первого капитального труда по русской истории — «Истории Российской», основатель Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми.

    Биография

    Василий Никитич Татищев родился 16 (26) апреля 1686 г. в поместье своего отца, Никиты Алексеевича Татищева (ум. 1706), в Псковском уезде. Учился в Московской артиллерийской и инженерной школе под руководством Якова Брюса, участвовал во взятии Нарвы (1705), в Полтавской битве и в Прутском походе. В 1713—1714 гг. совершенствовал своё образование за границей, в Берлине, Бреславле и Дрездене. В 1717 году в Данциге Татищев по заданию Петра I, вёл переговоры о включении в контрибуцию старинного образа, который, по преданию, был написан святым Мефодием. Переговоры окончились неудачей, а Татищев смог опровергнуть предание. Из обеих поездок за границу Татищев вывез большое количество книг.

    По возвращении из Данцига он служил под начальством Брюса, президента берг- и мануфактур-коллегии. В 1719 году Брюс обратился к Петру I с предложением о необходимости подробного описания географии России, указав Татищева в качестве исполнителя этой работы. Это послужило толчком к созданию татищевской «Русской истории». Татищев, отправленный на Урал, сразу не мог представить царю план работы, но Пётр в 1724 году напомнил о работе Татищеву. Возникшая после начала работы необходимость в исторических сведениях в конечном итоге привела к превращению работы из географической в историческую. В 1719 году Татищев подал царю представление, в котором указывал на необходимость размежевания в России. В письме к Черкасову в 1725 году он говорит, что был определён «к землемерию всего государства и сочинению обстоятельной географии с ландкартами».

    Освоение Урала. Промышленник и экономист

    В 1720 году новое поручение оторвало Татищева от его историко-географических работ. Он был послан «в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить». Ему приходилось действовать в стране малоизвестной, некультурной, издавна служившей ареной для всяких злоупотреблений. Объехав вверенный ему край, Татищев поселился не в Кунгуре, а в Уктусском заводе, где и основал управление, названное вначале Горной канцелярией, а потом Сибирским высшим горным начальством. Во время первого пребывания Татищева на уральских заводах он успел сделать весьма многое: перенёс Уктусский завод на реку Исеть и там положил начало нынешнего Екатеринбурга, выбрал место для строительства медеплавильного завода около деревни Егошиха, тем самым положив начало городу Перми, добился дозволения пропускать купцов на Ирбитскую ярмарку и через Верхотурье, а также заведения почты между Вяткой и Кунгуром. При заводах открыл две начальные школы, две — для обучения горному делу, выхлопотал учреждение особого судьи для заводов, составил инструкцию для оберегания лесов и т. п.

    Меры Татищева вызвали неудовольствие Демидова, видевшего подрыв своей деятельности в учреждении казённых заводов. Для расследования споров на Урал послан был Г. В. де Геннин, нашедший, что Татищев во всём поступал справедливо. Он был оправдан, в начале 1724 года представлялся Петру, был произведён в советники берг-коллегии и назначен в сибирский обер-бергамт. Вскоре за тем его послали в Швецию для надобностей горного дела и для исполнения дипломатических поручений. В Швеции Татищев пробыл с декабря 1724 г. по апрель 1726 г., осмотрел заводы и рудники, собрал много чертежей и планов, нанял гранильного мастера, пустившего в ход гранильное дело в Екатеринбурге, собрал сведения о торговле Стокгольмского порта и о шведской монетной системе, познакомился со многими местными учёными и т. д. Возвратясь из поездки в Швецию и Данию, Татищев некоторое время занимался составлением отчёта и, хотя ещё не отчисленный от бергамта, не был, однако, послан в Сибирь. В 1727 году он был назначен членом монетной конторы, которой тогда подчинены были монетные дворы.

    Политическая деятельность при Анне Иоанновне

    На этой должности его застали события 1730 г. По поводу них Татищевым составлена была записка, подписанная 300 чел. из шляхетства. Он доказывал, что России, как стране обширной, более всего соответствует монархическое управление, но что все-таки «для помощи» императрице следовало бы учредить при ней сенат из 21 члена и собрание из 100 членов, а на высшие места избирать баллотировкою. Здесь же предлагались разные меры для облегчения положения разных классов населения. Вследствие нежелания гвардии согласиться на перемены в государственном строе весь этот проект остался втуне, но новое правительство, видя в Татищеве врага верховников, отнеслось к нему благосклонно: он был обер-церемониймейстером в день коронации Анны Иоанновны. Став главным судьею монетной конторы, Татищев начал деятельно заботиться об улучшении русской монетной системы. В 1731 г. у Татищева начались недоразумения с Бироном, приведшие к тому, что он был отдан под суд по обвинению во взяточничестве. В 1734 г. Татищев был освобожден от суда и снова назначен на Урал, «для размножения заводов». Лично участвовал в пытках заключенных по «слову и делу государеву». Ему же поручено было составление горного устава. Пока Татищев оставался при заводах, он своей деятельностью приносил много пользы и заводам, и краю: при нём число заводов возросло до 40; постоянно открывались новые рудники, и Татищев считал возможным устроить ещё 36 заводов, которые открылись лишь через несколько десятилетий. Между новыми рудниками самое важное место занимала указанная Татищевым гора Благодать. Правом вмешательства в управление частных заводов Татищев пользовался весьма широко и тем не раз вызывал против себя нарекания и жалобы. Вообще, он не был сторонником частных заводов, не столько из личной корысти, сколько из сознания того, что государству нужны металлы и что, добывая их само, оно получает более выгоды, чем поручая это дело частным людям. В 1737 г. Бирон, желая отстранить Татищева от горного дела, назначил его в Оренбургскую экспедицию для окончательного усмирения Башкирии и устройства управления башкир. Здесь ему удалось провести несколько гуманных мер: например, он выхлопотал, чтобы доставление ясака было возложено не на ясачников и целовальников, а на башкирских старшин. В январе 1739 г. Татищев приехал в Петербург, где устроена была целая комиссия для рассмотрения жалоб на него. Его обвиняли в «нападках и взятках», неисполнительности и т. п. Есть возможность допустить, что в этих нападках была доля истины, но положение Татищева было бы лучше, если бы он ладил с Бироном. Комиссия подвергла Татищева аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 г. приговорила его к лишению чинов. Приговор, однако, не был исполнен. В этот тяжёлый для Татищева год он написал своё наставление сыну — известную «Духовную».

    Последние годы. Написание «Истории»

    Падение Бирона вновь выдвинуло Татищева: он был освобождён от наказания и в 1741 г. назначен в Царицын управлять Астраханской губернией, главным образом для прекращения беспорядков среди калмыков. Отсутствие необходимых военных сил и интриги калмыцких владетелей помешали Татищеву добиться чего-либо прочного. Когда вступила на престол Елизавета Петровна, Татищев надеялся освободиться от калмыцкой комиссии, но это ему не удалось: он был оставлен на месте до 1745 г., когда его из-за несогласий с наместником отставили от должности. Приехав в свою подмосковную деревню Болдино, Татищев уже не оставлял её до смерти. Здесь он заканчивал свою историю, которую в 1732 г. привозил в Петербург, но к которой не встретил сочувствия. Сохранилась обширная переписка, которую вёл Татищев из деревни.

    Накануне смерти Татищев поехал в церковь и велел туда явиться мастеровым с лопатами. После литургии он пошёл со священником на кладбище и велел рыть себе могилу возле предков. Уезжая, он просил священника на другой день приехать приобщить его. Дома он нашёл курьера, который привёз указ, прощавший его, и орден Александра Невского. Он вернул орден, сказав, что умирает. На другой день, 15 (26) июля 1750 г., он приобщился, простился со всеми и умер. Главное сочинение Татищева могло появиться в свет только при Екатерине II.

    Философские взгляды

    Вся литературная деятельность Татищева, включая и труды по истории и географии, преследовала публицистические задачи: польза общества была его главною целью. Татищев был сознательным утилитаристом. Мировоззрение его изложено в его «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ». Основной идеей этого мировоззрения была модная в то время идея естественного права, естественной морали, естественной религии, заимствованная Татищевым у Пуфендорфа и Вальха. Высшая цель, или «истинное благополучие», по этому воззрению, заключается в полном равновесии душевных сил, в «спокойствии души и совести», достигаемом путём развития ума «полезною» наукою. К последней Татищев относил медицину, экономию, законоучение и философию.

    Другие сочинения

    Кроме основного труда и упомянутого выше разговора, оставил большое количество сочинений публицистического характера: «Духовная», «Напоминание на присланное расписание высоких и нижних государственных и земских правительств», «Рассуждение о ревизии поголовной» и др.

    «Духовная» (изд. 1775) даёт подробные наставления, обнимающие всю жизнь и деятельность человека (помещика). Она трактует о воспитании, о разных родах службы, об отношениях к начальству и подчинённым, о семейной жизни, управлении имением и хозяйством и т. п.

    В «Напоминании» излагаются взгляды Татищева на государственное право, а в «Рассуждении», написанном по поводу ревизии 1742 г., указываются меры к умножению доходов государственных.

    Татищев — типичный «птенец гнезда Петрова», с обширным умом, способностью переходить от одного предмета к другому, искренно стремившийся к благу отечества, имевший своё определённое миросозерцание и твердо и неуклонно проводивший его, если и не всегда в жизни, то, во всяком случае, во всех своих научных трудах.

    См. также

    Ссылки

    Wikimedia Foundation. 2010.

    biograf.academic.ru