Устройство танковых пушек и орудий БМП. Танковые пушки


Устройство танковых пушек и орудий БМП |  Мир танков и бронетехники: классификация и история танка

Танковая пушка относится к основному вооружению танка и боевой машины пехоты (БМП). Она состоит из противооткатного устройства, спускового механизма, затвора, ствола, ограждения и люльки.

Ствол. Основная функция ствола — сообщить снаряду начальную скорость и направить его полет. В нарезных орудиях ствол, помимо этого, придает снаряду вращательное движение для того, чтобы обеспечить устойчивость его в полете.

Ствол состоит из кожуха, трубы, механизма продувки, муфты, казенника и дульного тормоза. В некоторых пушках муфта не предусмотрена, и тогда резьба делается на трубе или кожухе.

Задняя часть казенника оснащена кронштейном для крепления пушки в полевых условиях. Чтобы пушки легче заряжались, и легче фиксировались детали противооткатных устройств, казенник снабжен вырезами. А для того, чтобы предотвратить проворот ствола при выстреле, — направляющим стержнем.

В связи с тем, что пороховые газы, попав в боевое отделение при выбрасывании гильзы из ствола, могут отравить экипаж, в стволе предусмотрен механизм продувки, который способен в несколько раз уменьшить степень загазованности, а также в значительной мере устранить обратное пламя, которое может возникнуть при выстреле.

Дульный тормоз, который предназначен для того, чтобы уменьшить силу отдачи при выстреле танка, существенно ухудшает наблюдение из машины и затрудняет уравновешивание качающейся части орудия. В связи с этим, современные пушки дульными тормозами почти не оснащены. Иногда на ствол надевается термозащитный кожух, который предохраняет его от дождя, снега, ветра и солнечных лучей.

Затвор. Основные функции затвора — прочно запереть ствол при выстреле, произвести выстрел и выбросить стреляную гильзу. По своей конструкции затворы клиновые. В оружиях малого калибра применяются затворы с вертикальным клином, в оружиях среднего и большого калибра — с горизонтальным.

Затвор содержит запирающий механизм (для прочного запирания канала ствола при выстреле), стреляющий механизм (для производства выстрела совместно со спусковым механизмом), механизм повторного взвода (применяется при осечке и проверках орудия для взвода ударного механизма без открывания запора), выбрасывающий механизм (для выбрасывания стреляной гильзы после выстрела), механизм ручного сброса выбрасывателей (для возможности вручную закрыть затвор), открывающий механизм (для автоматического открывания затвора после выстрела), закрывающий механизм (для закрывания затвора после действия выбрасывателей) и предохранительные устройства (для безопасной работы экипажа при стрельбе).

Спусковой механизм. Спусковой механизм служит для спуска ударника. Различают механические и электромагнитные спусковые механизмы, а также электрозапальное устройство. В современных танках основным механизмом является электрозапальное устройство (в качестве дублера используется электромагнитный спуск), а аварийным — механический спуск.

Противооткатные устройства (ПОУ). Противооткатные устройства применяются для того, чтобы уменьшить силу, действующую на танк при выстреле. Они состоят из тормоза отказа (и наката), предназначенного для торможения откатных элементов, и накатника, служащего для придания откатным частям исходного положения, а также удержания их при возвышении орудия.

Для контроля над состоянием устройства, на ограждении орудия устанавливается указатель отката. Если указатель показывает предельную длину, то стрельбу из орудия нужно приостановить.

Люлька. Люлька необходима для того, чтобы направить ствол при стрельбе. Все элементы вооружения крепятся к люльке.

Ограждение. Функция ограждения — обезопасить экипаж во время стрельбы.

Военная техника:
Поделиться новостью:
Обязательно посмотрите и эти записи:

Перепечатка любых материалов сайта без активной ссылки запрещена!

www.tanki-me.ru

СОВЕТСКИЕ И РОССИЙСКИЕ ТАНКОВЫЕ ПУШКИ

 

СОВЕТСКИЕ И РОССИЙСКИЕ ТАНКОВЫЕ ПУШКИ

125-мм гладкоствольная пушка Д-81 установлена на всех без исключения модификациях отечественных танков четвертого поколения, начиная с танка Т-64А и заканчивая Т-80У и Т-90А. Создание пушки началось в 1962 году. Одновременно была начата разработка к ней боеприпасов на ряде предприятий во главе с НИИ – 24 (директор Антропов И.В.). Пушка рождалась не заново. Ранее уже были сделаны гладкоствольные артиллерийские системы в калибре 115 мм – У-5ТС с унитарными боеприпасами для танка Т-62, а затем Д-68 (индекс 2А21) с боеприпасами раздельно-гильзового заряжания для танка Т-64. Эти пушки не могли обеспечить эффективную борьбу с появившимися американским танком М-60 и английским «Чифтен». Поэтому потребовалась более мощная пушка со снарядами ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ТАНКОВОЙ ПУШКИ Д-81 

 

 

 

В 1946 году был разработан опытный образец 100-мм орудия Д-10 для танка Т-54, а в 1949 году начато серийное производство танков с этим орудием. До 1958 года орудие танка Т-54 претерпело ряд модернизаций (Д-10ТС с одноосевой стабилизацией, Д-10Т2С с двухосевой стабилизацией). 1957 год - разработана 122-мм танковая пушка М62Т2. С 1962 года начался выпуск гладкоствольных 115-мм танковых пушек 2А20, имеющие более высокие баллистические характеристики.

В 1974 году начался выпуск более мощных 125-мм танковых пушек 2А26М2, 2А46-1, 2А46-2.

125 мм пушка 2А46-1 и 2А46М1

С 1981 года начался выпуск 125-мм танковой пушки 2А46М и 2А46М1 (устанавливается на танках Т-64, Т-72, Т-80 и их модификациях), имеющую повышенные (на 20-25 %) точностные характеристики (имеет наибольшую начальную скорость и пробивную способность снаряда) по сравнению с предыдущими модификациями и не уступает аналогам западных стран. Танковая пушка 2А46М1 может использоваться для комплектации различных танков, работать в самых сложных климатических условиях и предназначена для борьбы с танками, САУ и другими бронированными целями, для подавления и уничтожения артиллерии и живой силы противника.

 

Таблица. Советские и Российские танковые пушки

Танк

Т-64

Т-64А

(до  1974 г .)

Т-64А

Т-64Б, Т-80Б

Т-72Б, Т-72Б (М) и др.

Т-80Б, Т-80БВ, Т-80У, Т-80УД,

Т-90

Т-80У-М1

Т-80У (М)

Индекс

2А21 (Д-68)

2А26 (Д-81Т)

2А46-1(Д-81ТМ)

2А46-2

2А46М

2А46М-1

2А46М-2

2А46М-4/2А46М-5

Год выпуска

1964

1967

1974

1981

1990…

Калибр

115 мм

125 мм

125 мм

125 мм

125 мм

125 мм

125 мм

125 мм

Длина трубы ствола, мм

6000

Длина отката, мм

300-340

Тип продувки канала ствола

эжекционный

Тип ствола

гладкоствольный

Теплозащитный кожух

 

-

-

+

+

+

+

+

+

Хромирование ствола

-

-

-

-

+

+

+

+

Автофретирование**

 

 

-

-

-

-

-

+

+

+

Комментарии

 

 

 

Пушка пусковая установка

Повышена жесткость ствола и максимальное допустимое давление. Разработано быстроразъемное соединение ствола и симметричные противооткатные устройства.

Повышенные (на 20-25%) точностные характеристики

Устройство выверки канала ствола

В 1,5 раза увеличена дальность действительной стрельбы по бронецелям и на 20% улучшены точностные характеристики.

Живучесть ствола, выстр. БПС

Менее 300*

450

более 500

Максимальное крешерное давление, МПа

450

500

-

600

 

* Это обусловлено не характеристиками самого ствола орудия, а особенностями ведения БПС того периода в канале ствола.

** автофретирование - процесс упрочнение ствола артиллерийского орудия

Современные танковые пушки имеют калибр 125 мм . Все танковые орудия гладко­ствольные, представляют собой различные модификации 125 мм пушки Д–81, разработанной в начале 1960–х годов. Тогда на научно–техническом совете Государственного комитета по оборонной технике Советского Союза 15 июня 1961 года была вынесена рекомендация разработать гладкоствольную пушку, обеспечивающую при стрельбе подкалиберным снарядом начальную скорость 1800 метров в секунду и дальность прямого выстрела 2100 метров. К этой танковой пушке в срочном порядке необходимо было разработать принципиально новые боеприпасы. Разработкой выстрелов к танковым пушкам занимался НИИ–24 (теперь это Научно–исследовательский машиностроительный институт – НИМИ), созданный в конце 1930–х гг. Именно в НИМИ была реализована концепция гладкоствольной пушки и разработан ее боекомплект К ВОПРОСУ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ БРОНЕБОЙНЫХ БОЕПРИПАСОВ К ТАНКОВЫМ ПУШКАМ   

 

           

 

 

Сравнение

Танк

Т-90 (Россия)

М1А2 (США)

«Леклерк» (Франция)

Индекс

2А46М-2

M256

CN-120-26

Калибр

 

120

120

Длина трубы ствола, мм

6000

5300

6200

Длина отката, мм

300-340

305

440

Масса пушки, кг

2450

3065

2740

Живучесть ствола, выстр. БПС

более 500

700

400

Максимальное крешерное давление, МПа

600

620

-

 

 

www.btvt.narod.ru

Противотанковые пушки | СССР — Всё о Второй мировой

Противотанковая пушка 1-К образца 1930 г.

37-мм противотанковая пушка образца 1930 г. (1-К) разработана немецкой фирмой «Rheinmetall» и по договору Германии с СССР передана последнему. По сути она являлась аналогичной немецкой противотанковой пушке «Pak-35/36» со взаимозаменяемым боекомплектом: бронебойные, осколочные снаряды и картечь. Всего было изготовлено 509 единиц. ТТХ пушки: калибр 37 мм; длина ствола – 1,6 м; высота линии огня — 0,7 м; дальность стрельбы – 5,6 км; начальная скорость – 820 м/с; скорострельность — 15 выстрелов в минуту; бронепробиваемость – 20 мм на дистанции 800 м при угле встречи 90°; расчет – 4 человека; скорость перевозки по шоссе – до 20 км/ч.

37-мм противотанковая пушка обр. 1944 г. (ЧК-М1)

Мотоцикл Харлей-Дэвидсон с установленной ЧК-М1

Авиадесантная пушка обр. 1944 г. имела укороченный откат ствола и комплектовалась специально созданным 37-мм подкалиберный снаряд БР-167П (масса – 0,6-07 кг.). Пушка разбиралась на три части: качающаяся часть, станок и щит. Двухколесный станок имел раздвижные станины с постоянными и забивными сошниками. Щит в походном положении на колесах ставился вдоль движения пушки. Пушка перевозилась в автомобилях «Виллис» (1 пушка), ГАЗ-64 (1 пушка), «Додж» (2 пушки) и ГАЗ-А (2 пушки), а также в коляске мотоцикла «Харлей Давидсон». С мотоцикла можно было вести огонь на скорости до 10 км/ч. В 1944-1945 гг. было изготовлено 472 пушки. ТТХ пушки: калибр – 37 мм; длина ствола – 2,3 м.; масса – 217 кг; масса снаряда – 730 г; высота линии огня – 280 мм; максимальная дальность стрельбы – 4 км; скорострельность – 15-25 выстрелов в минуту; начальная скорость снаряда – 865 — 955 м/с; бронепробиваемость калиберным бронебойным снарядом под углом 90° на дистанции 500 м — 46-мм, подкалиберным – 86 мм; толщина щита – 4,5 мм; расчет – 4 человека; время перевода орудия из походного в боевое – 1 минута.

Пушка ЧК-М1, установленная на автомобиль Виллис

Пушка ЧК-М1, установленная на автомобиле ГАЗ-64

Противотанковая 45-мм пушка обр.1932 г. (19-К) на деревянных колесах

Противотанковая 45-мм пушка обр.1932 г. (19-К) на резиновом ходу

Пушка образца 1932 г. была создана путем замены ствола 37-мм противотанковой пушки образца 1930 г. Перевозка пушки осуществлялась как конной тягой, так и механической. В транспортном положении цеплялся одноосный короб для боеприпасов, а за ним само орудие. Пушка «19-К» имела деревянные колеса. Приспособленная для установки в танке пушка получила заводское обозначение «20-К» (выпущено 32,5 тысяч орудий). В 1933 г. пушка была модернизирована – вес в боевом положении уменьшился до 414 кг. В 1934 г. пушка получила пневматические шины, а вес вырос до 425 кг. Орудие выпускалось в 1932-1937 гг. Всего было выпущено 2974 орудия. ТТХ пушки: калибр — 45 мм; длина – 4 м; ширина – 1,6 м; высота – 1,2 м; клиренс – 225 мм; длина ствола – 2,1 м; масса в боевом положении – 560 кг, в походном – 1,2 т; дальность стрельбы – 4,4 км; скорострельность – 15-20 выстрелов в минуту; бронепробиваемость – 43-мм на дистанции 500 м; расчет – 5 человек; скорость перевозки по шоссе на деревянных колесах 10 — 15 км/ч, на резиновом ходу – 50 км/ч.

Противотанковая 45-мм пушка образца 1937 г. (53-К)

Пушка обр. 1937 г. принята на вооружение в 1938 г. и являлась результатом модернизации противотанковой пушки 19-К. Пушка массово выпускалась до 1942 г.

Противотанковая пушка 53-К

От предыдущей модели она отличалась следующими новшествами: полуавтоматика работала при стрельбе всеми видами боеприпасов, введен кнопочный спуск и подрессоривание, поставлено автомобильное колесо; исключены литые детали станка. Бронепробиваемость – 43-мм на дистанции 500 м. Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции в 100 м — броню 88 мм. Всего было изготовлено 37 354 пушек. ТТХ пушки: калибр – 45 мм; длина – 4,26 м; ширина – 1,37 м; высота – 1,25 м; длина ствола – 2 м; масса в боевом положении – 560 кг; в походном – 1,2 т; скорострельность – 20 выстрелов в минуту; начальная скорость снаряда – 760 м/с; дальность прямого выстрела – 850 м; масса бронебойного снаряда – 1,4 кг, максимальная дальность стрельбы – 4,4 км, скорость возки по шоссе – 50 км/ч; расчет — 6 человек.

Противотанковая 45-мм пушка образца 1942 г. (М-42)

Пушка образца 1942 г. (М-42) создана в результате модернизации 45-мм пушки обр. 1937 г. Модернизация заключалась в удлинении ствола (до 3,1 м) и усилении метательного заряда. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4,5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчета от винтовочных бронебойных пуль. В результате модернизации дульная скорость снаряда возросла с 760 до 870 м/с. Всего было выпущено 10 843 единицы. ТТХ пушки: калибр — 45 мм; длина – 4,8 м; ширина – 1.6 м; высота – 1,2 м; длина ствола – 3 м; масса в боевом положении – 625 кг; в походном – 1250 кг; масса снаряда – 1,4 кг; начальная скорость – 870 м/с; максимальная дальность стрельбы – 4,5 км; дальность прямого выстрела – 950 м; скорострельность – 20 выстрелов в минуту; скорость транспортировки по шоссе – 50 км/ч; бронепробиваемость – 51 мм на дистанции 1000 м; расчет – 6 человек.

Противотанковая пушка ЗИС-2

57-мм противотанковая пушка образца 1941 г. (ЗИС-2) создана под руководством В. Г. Грабина в 1940 г., однако ее производство в 1941 г. было приостановлено. Лишь с появлением тяжелобронированных немецких танков в 1943 г. было возобновлено серийное производство под новым обозначением. Орудие образца 1943 г. имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 г., направленных на повышение технологичности производства орудия. Буксировка орудия производилась в начале войны полубронированным тягачом «Комсомолец», автомобилями «ГАЗ-64», «ГАЗ-67», «ГАЗ-АА», «ГАЗ-ААА», «ЗИС-5», с середины войны использовались поставляемые по ленд-лизу полугрузовые автомобили «Dodge WC-51» и полноприводные грузовые автомобили «Studebaker US6». На базе «ЗИС-2» были созданы танковые пушки «ЗИС-4» и «ЗИС-4М», которые устанавливались на «Т-34». Орудие также использовалось для вооружения противотанковых САУ «ЗИС-30». Орудие комплектовались боеприпасами в виде унитарного патрона со снарядами: калиберными и подкалиберными бронебойными; осколочными и картечью. Вес снаряда колебался от 1,7 до 3,7 кг в зависимости от его вида, начальная скорость составляла от 700 до 1270 м/с; бронепробиваемость – 109 мм на дистанции 1000 м при угле встречи — 90°. Всего было выпущено 13,7 тысяч пушек. ТТХ пушки: калибр – 57 мм; длина – 7 м; ширина – 1,7 м; высота – 1,3 м; длина ствола – 4,1 м; клиренс – 350 мм; масса в боевом положении – 1050 кг; в походном – 1900 кг; скорострельность – 25 выстрелов в минуту; скорость транспортировки по шоссе – до 60 км/с; высота линии огня – 853 мм; дальность стрельбы – 8,4 км; дальность прямого выстрела – 1,1 км; толщина щитового прикрытия составляла 6 мм; расчет – 6 человек.

Противотанковая 76-мм пушка ЗИС-3

Конструктивно «ЗиС-3» была наложением ствола модели дивизионного орудия «Ф-22УСВ» на легкий лафет противотанковой 57-мм пушки «ЗиС-2». Орудие имело подрессоривание, колеса металлические, с резиновыми шинами. Для перемещения конной тягой комплектовалось унифицированным передком обр.1942 г. для полковых и дивизионных пушек. Орудие буксировалось и механической тягой: грузовыми автомобилями типов «ЗиС-5», «ГАЗ-АА» или «ГАЗ-ММ», трехосным полноприводным «Студебеккером US6», легкими полноприводными автомобилями «Dodge WC». Пушка «ЗИС-3» была принята на вооружение в 1942 г. и имела двойное назначение: дивизионная полевая пушка и противотанковое орудие. Причем для борьбы с танками орудие больше использовалось в первой половине войны. Пушкой также были вооружены САУ «СУ-76». Во время войны в дивизионной артиллерии находилось 23,2 тысячи орудий, а в противотанковых подразделениях — 24,7 тысячи. В годы войны было выпущено 48 016 тысячи орудий. ТТХ пушки: калибр – 76,2 мм; длина – 6 м; ширина – 1,4 м; длина ствола – 3; масса в походном положении – 1,8 т, в боевом – 1,2 т; скорострельность – 25 выстрелов в минуту; бронепробиваемость снаряда весом 6,3 кг с начальной скоростью 710 м/с – 46 мм на дистанции 1000 м; живучесть ствола – 2000 выстрелов; максимальная дальность стрельбы – 13 км; время перехода из транспортного положения в боевое – 1 минута; скорость транспортировки по шоссе – 50 км/ч.

wwii.space

Танковая пушка Википедия

Запрос «Танковое орудие» перенаправляется сюда.

Танковое вооружение — комплекс средств поражения, автоматических систем и приборов управления огнём, устанавливаемых на танках.[1]

Разновидности

К танковому вооружению относят:[2]

Обычным вооружением танка является сочетание из пушки и одного или нескольких пулемётов. В первой половине XX века существовали также танки с чисто пулемётным или же, очень редко, — с чисто пушечным вооружением.

Также выпускались, с 1930-х по 1960-е годы, танки, вооружённые огнемётами в качестве основного или вспомогательного вооружения (огнемётные танки), а во второй половине XX века появились танки, вооружённые ракетами, прежде всего ПТУР.

Танковая пушка

Нарезная 105-мм танковая пушка

Основным вооружением танка обычно является пушка, размещающаяся в башне, с целью обеспечить ему круговой сектор обстрела, что является одной из определяющих особенностей танка.

Вместе с тем, существуют и исключения: так, первые танки, такие как Mk.I или Сен-Шамон, танк 1930-х годов Char B1, или даже танк 1940-го года M3 Lee были вооружены пушками, расположенными в корпусе и имевшими ограниченные углы обстрела; уникальный же шведский танк 1960-х годов Strv-103 имел жёстко закреплённую в корпусе пушку, наводившуюся поворотом танка и наклоном его корпуса при помощи специальной подвески.

Изредка танки вооружаются несколькими пушками, либо с целью обеспечить более эффективное поражение целей разных типов или просто повысить огневую мощь (как на германском опытном танке Nb.Fz. или советском Т-35), либо (как на первых танках) — чтобы компенсировать ограниченные углы обстрела одного орудия. На Т-35 это сочеталось с многобашенной схемой, когда из пяти его башен одна была вооружена короткоствольной 76-мм пушкой, а ещё две — длинноствольными 45-мм пушками.

Танковая пушка в большинстве случаев используется для стрельбы прямой наводкой по настильной траектории (в отличие от самоходных артиллерийских установок). Современные танковые пушки имеют большой калибр (от 105 до 125 мм, на перспективных образцах до 152 мм), могут быть как нарезными, так и гладкоствольными.

В последнее время приоритет отдаётся гладкоствольным танковым пушкам, так как вращение негативно сказывается на эффективности кумулятивных боеприпасов (происходит преждевременное разрушение кумулятивной струи), нарезка также затрудняет пуск ракет из канала ствола. Однако нарезные пушки имеют значительно бо́льшую точность стрельбы на больших (свыше 2 км) дистанциях (так, во второй войне в Персидском заливе был зафиксирован беспрецедентный случай — поражение танком Челленджер-2 (единственным из современных с нарезным орудием) иракского танка на дистанции 5100 м).

Применение автоматов заряжания позволяет сократить танковый экипаж на одного человека (отсутствует заряжающий), при этом создать постоянный темп стрельбы, мало зависящий от движения танка и его башни. В западной школе танкостроения, однако, есть мнение, что ручное заряжание обеспечивает бо́льшую скорострельность в начале стрельбы, хотя в дальнейшем темп стрельбы и падает из-за усталости заряжающего.

Танковые пушки претерпели значительную эволюцию за свою историю. Первые танки вооружались адаптированными полевыми или реже, морскими пушками малых и средних калибров, от 37 до 76 мм, которые предназначались прежде всего для борьбы с огневыми точками, полевыми укреплениями или сосредоточенной живой силой противника. Пушки зачастую размещали в спонсонах. Такая же ситуация сохранялась и в межвоенный период. Однако к 1930-м годам, танки начали рассматриваться ещё и как средство борьбы с танками и другой бронетехникой, в результате чего на часть танков начали устанавливать адаптированные противотанковые пушки различных калибров. Также для этой цели некоторые танки вооружались малокалиберными 20-мм и 25-мм автоматическими пушками, обычно использовавшимися в качестве зенитных.

Первоначально, параллельно выпускались танки с различными типами орудий, но в конце 1930-х — начале 1940-х годов в странах наметился переход к универсальным орудиям калибром 75 мм и более, способным эффективно выполнять оба типа задач. Имелось также достаточно моделей танков, вооружённых несколькими (двумя-тремя) орудиями. Помимо вышеупоминавшихся Char B1, Т-35 и M3 Lee в качестве примера можно привести КВ-4 и КВ-7, которые помимо «главного калибра» — 107-мм пушки ЗИС-6 — несли артиллерию среднего калибра (20-К). Предполагалось, что использование этого орудия для пристрелки по ДОТам и поражения слабо- и небронированых целей позволит сэкономить дорогостоящие 107-мм снаряды.

Стремительный рост бронезащиты танков в конце 1930-х — начале 1940-х годов сделал противотанковые пушки первого поколения неэффективными, и в качестве кардинального решения на танки начали устанавливать адаптированные тяжёлые зенитные пушки калибром 85—90 мм, в силу высоких баллистических качеств обладавшие значительно лучшими показателями бронепробиваемости. В ходе Второй мировой войны, приоритет был окончательно отдан противотанковым свойствам танковой пушки.

В послевоенный период, с постепенным уходом со сцены противотанковых пушек, развитие танковых орудий продолжилось уже в качестве независимой ветви артиллерии. Первоначально, развитие танковой пушки в послевоенный период продолжалось по пути увеличения как калибра, достигшего к 1950-м — 1960-м годам 100—120 мм, так и начальной скорости снаряда.

Качественным прорывом в развитии танковых пушек стало появление в 1960-х годах гладкоствольных орудий, позволявших значительное увеличение начальной скорости снаряда при меньшем весе самого орудия, хотя и отличавшихся значительным снижением точности при стрельбе на большие расстояния.

Ещё одним новшеством стали орудия низкого давления, характеризовавшиеся невысокой скоростью, но отличавшиеся сравнительно малым весом при крупном калибре, позволявшем использовать эффективные кумулятивные снаряды. Благодаря своей малой массе, такие орудия получили распространение на лёгких танках.

В 1960-е — 1980-е годы произошёл практически повсеместный переход к установке на основные боевые танки гладкоствольных орудий, лишь Великобритания продолжает и в начале XXI века использовать нарезные орудия из-за их преимущества в точности.

Параллельно с этим произошёл переход на калибр 120—125 мм, на начало XXI века являющийся стандартом для современных танков.

Разработаны и перспективные орудия калибром 140—152 мм, однако серийная их установка на танки пока что не производится, хотя некоторые наиболее современные танки, например французский «Леклерк» уже созданы с возможностью перевооружения ими[3]

Пушечное вооружение некоторых современных танков Страна-производитель Модель танка Модель пушки Тип пушки Калибр пушки, мм Наличие автомата заряжания
Россия Т-80У-М1 2А46М-1 (пушка — пусковая установка) гладкоствольная 125 +
Украина БМ «Оплот» КБА3 (нелицензионная копия российской 2А46М) гладкоствольная 125 +
Россия Т-90А 2А46М-5 (пушка — пусковая установка) гладкоствольная 125 +
США M1A2 Абрамс M256 (немецкая Rh-120, изготавливаемая по лицензии, длина ствола 44 калибра) гладкоствольная 120
Германия Леопард-2A5 Rh-120 (длина ствола 44 калибра) или Rh-M-120 (длина ствола 55 калибра) гладкоствольная 120
Франция Леклерк CN-120-26 (длина ствола 52 калибра) гладкоствольная 120 +
Израиль Меркава Mk.4 MG-253 (производная от немецкой Rh-120) гладкоствольная 120 − (с автоматом подачи снарядов)
Великобритания Челленджер-2 L30E4 нарезная 120

Боеприпасы, предназначенные для танковых пушек, весьма разнообразны, это обусловлено широким спектром поражаемых целей (бронированные и защищённые цели, пехота). Основные типы танковых боеприпасов следующие:

В последнее время используются и корректируемые снаряды[4].

Типичные танковые боеприпасы калибра 120 мм содержат в себе 4—7 кг бездымного пороха, обеспечивая начальную скорость 800—1000 м/с для калиберных снарядов[5][6] и 1400—1800 м/с для подкалиберных[7].

Пулемёт

Как правило, танк вооружён одним или несколькими пулемётами, являющиеся вспомогательным, или, на некоторых танках, выпускавшихся до Второй мировой войны — основным вооружением (существовали также и несколько образцов танков с чисто пушечным вооружением).

Имеется три основных точки размещения пулемётов:

  • Курсовой пулемёт размещается в лобовой части корпуса в установке, имеющей ограниченные углы наведения или вовсе фиксированной, и предназначен для поражения небронированных целей. После Второй мировой войны от их применения на танках отказались, так как шаровые установки пулеметов ослабляли лобовую броню танка и для члена экипажа, обслуживающего пулемёт, требовался дополнительный забронированный объём. Широко курсовые пулемёты типа ПКТ применялись для легко бронированной техники Воздушно-десантных войск СССР, образцы которой до сих пор эксплуатируются в 4 государствах бывшего СССР (Россия, Беларусь, Украина, Узбекистан). Пара курсовых пулемётов с фиксированным креплением, устанавливаются в передней части БМД-1 и БТР-Д. На БМД-2 установлен один курсовой пулемёт. По классификации ГРАУ - пулемёт ПКТ именуется танковым пулемётом.
  • Спаренный пулемёт имеется на подавляющем большинстве танков и размещается в лобовой части башни в общей с пушкой установке и имеет общие с ней приборы наведения и, соответственно, углы обстрела. Основным назначением такого пулемёта является поражение живой силы и небронированной техники противника. На танках, не имевших дальномера, спаренный пулемёт использовался также для пристрелки пушки.
  • Зенитный пулемёт размещается на крыше башни на турели. Назначением этого пулемёта изначально являлась борьба с низколетящими самолётами, но с развитием авиации он потерял свою эффективность в этом качестве, во-первых, поскольку радиус поражения и огневая мощь даже крупнокалиберного пулемёта недостаточны для поражения современных самолётов или вертолётов, во вторых, из-за несовершенства наблюдательных приборов даже современных танков, не позволяющих своевременно обнаружить воздушную цель. На некоторых моделях танков (Т-90С) зенитный пулемёт управляется дистанционно, из башни, что снижает риск его использования для экипажа, а также позволяет применять его для самообороны танка против пехоты[8]. Обсуждается идея дальнейшего развития зенитного пулемёта в полноценную дистанционно-управляемую зенитно-артиллерийскую установку с малокалиберной пушкой 20-30 мм.

На первых танках имелось сразу несколько пулемётов в установках с ограниченными углами в лобовой и бортовых частях корпуса, чтобы компенсировать отсутствие башни с круговым обстрелом.

Однако, когда противник находился в непосредственной близости от танков или бронемашин, вне зоны настильного огня (т. н. мёртвых зонах) стрелкового оружия, обычные пулемёты оказывались бесполезными и противник мог уничтожить танк с помощью бутылок с «коктейлем Молотова», противотанковых гранат или магнитных мин, причём в этих случаях экипаж танка оказывался буквально в ловушке. Невозможность борьбы с вражескими солдатами, находящимися в этой зоне, заставила немецких конструкторов-оружейников заняться и этой проблемой, изобретая различные варианты кривоствольного оружия.

На современных танках имеются, как правило, спаренный и зенитный пулемёты, но до Второй мировой войны существовали существенные вариации в размещении пулемётов. Так, спаренный пулемёт мог порой размещаться в независимой установке, в редких случаях в дополнение к нему или вместо него мог размещаться дополнительный пулемёт в бортах или корме башни (КВ-2).

Огнемёт

Иногда на некоторые модели танков устанавливают огнемёты для борьбы на близких расстояниях с живой силой противника.

Такие танки имели применение во время Второй мировой войны, а также некоторое время после. Там они могли быть как основным оружием (располагались на месте главного орудия), так и вспомогательным (находиться на месте пулемёта).

Ракетное вооружение

Несмотря на многочисленные попытки сконструировать чисто ракетный танк (с ракетным вооружением вместо пушечного), широкого распространения они не получили. Единственный на сегодняшний день танк с исключительно ракетным вооружением — советский ИТ-1 — был принят на вооружение в 1968 году, но дальше постройки малой серии дело не пошло. Чисто ракетной в дальнейшем стали делать лишь более легкобронированную технику.

Однако на некоторых танках ракетное вооружение используется в качестве дополнительного к пушечному. Практически одновременно в СССР и США были созданы ракеты, способные запускаться из танковой пушки: в СССР — 9К112-1 «Кобра» для Т-64[9], в США — ПТУР «Шиллела» для танков M60A2[10]. Однако ПТУР «Шиллела» не имела серьёзных преимуществ по дальности перед обычными танковыми снарядами, и поэтому совершенствование прицельных комплексов сделало её ненужной[11]. Советские же инженеры смогли практически вдвое увеличить дальность «танковых ракет», сделав их грозным оружием против любой современной техники.

После распада СССР советские разработки в этой области остались не только у российских, но и у украинских производителей военной техники. Современные модели российских и украинских танков вооружены пушкой, способной вести огонь не только артиллерийскими снарядами, но и управляемыми ракетами, разработанными Тульским КБ приборостроения комплексами управляемого вооружения 9К116 «Кастет», 9К119 «Рефлекс», 9К120 «Свирь», а также украинскими «Комбат» (копия «Рефлекса») и «Стугна» (копия «Кастета»). Это высокоэффективное оружие, способное с высокой точностью (для цели типа «танк» более 80 %) поражать бронетехнику противника на больших расстояниях (до 5 км), в том числе оборудованную динамической защитой[12].

Другое вооружение

Некоторые модели танков имеют установленные автоматические миномёты (применяющиеся не только для навесной стрельбы, но и для разбрасывания противопехотных мин).

Поступают сведения, что новейшие модели китайских танков вооружены лазерным оружием, способным поражать сетчатку глаза[13]. При этом необходимо отдавать себе отчёт, что обычный танковый лазерный прицел-дальномер также способен вызвать временное ослепление на дистанциях 100 и более метров. Говоря об ослепляющем лазерном оружии, необходимо отметить, что оно (а также использование любых других средств для ослепления живой силы противника) запрещено конвенцией ООН[14].

Примечания

wikiredia.ru

Про «артиллерийские» танки, «противопехотные» танковые пушки и прочие чудесные вывихи сознания.

Среди массы любителей военной истории, наверное, железобетонно укоренился миф, что трёхдюймовые (или в немецком варианте 75 мм) короткостволые танковые пушки – это «окурки», заточенные исключительно для борьбы с пехотой, укрытыми лёгкими полевыми укреплениями пулемётными гнёздами и полковыми/противотанковыми пушками (причём в их эффективности в данном качестве никто не сомневается). Я уж не говорю о том, что не корректно сравнивать бронепробиваемость пушек разработки начала 30-х с бронёй 40-х, но просто доходит до абсурда, когда некие наши почтенные коллеги с глубокомысленным видом на полном серьёзе утверждают, будто немцы изначально специально параллельно выпускали два танка: Pz-III с 37-мм пушкой для борьбы с бронецелями и Pz-IV с 75-мм якобы «окурком» для борьбы с пехотой и огневыми точками в лёгких полевых укрытиях!

(«Трёшка» с 37-мм пушкой вверху и «Четвёра» с 75-мм, внизу)

Более того, из того же «источника мудрости» звучат непререкаемым догматом заявления, что СССР совершил равносильную катастрофе стратегическую ошибку, не подчинив свой танкострой и БТВ той же «доктрине»! Мол, надо было не Т-34 выпускать, а некий Т-32 (кстати, значительно хуже защищённый), причём сразу в двух модификациях – с 45-мм пушкой и 76-мм пушкой, чтоб они воевали в некой тактической паре… один «работает» по бронецелям, а другой – по всем остальным. А если с Т-32 из-за очевиднейшего вредительства неких «злокозненных профанов» сей финт не прокатит, надо было по той же схеме выпускать Т-34! И именно отказ от этой схемы (якобы ещё и придуманной в СССР!) оказался одной из важнейших причин поражения РККА летом 41-го в приграничном сражении! Ну чем не ухуительная альтернатива?!!!

О том, что идея с неким мифическим Т-32 «яйца выеденного не стоит» я уже как-то скромно высказывался в отдельной статейке.

Сегодня я хочу выразить ИМХО о тех «окурках» и тех «высокоинтеллектуальных» «тактических парах». Сразу предупреждаю – как и все мои статьи, это лишь именно ИМХО, которое я никому не навязываю, никого ни на что не агитирую, а лишь предлагаю читателю «пищу» для собственных размышлений. Выводы же, опять-таки каждый волен делать свои и они совершенно не обязаны совпадать как с моими, так и чьими-либо вообще. Я же готов уважать любую точку зрения – в т. ч. и точку зрения тех коллег, что свято веруют и в общепринятые догматы, и в «сверхновые убертеории» сами знаете кого.

Итак. Начнём издалека, с начала 30-х.

В подавляющем большинстве стран мира основным танковым орудием тогда видели пушку того же калибра, что и лёгкие противотанковые орудия – и это понятно – ведь тяжёлую пушку в то время поставить на самый массовый лёгкий танк было довольно затруднительно, и главным оружием танка, ещё со времён ПМВ, был пулемёт для уничтожения пехоты и подавления огневых точек. Пушка нужна была танку обычно только для борьбы с бронецелями. Доходило до абсурда, когда у англичан в БК танковой пушки вообще отсутствовали осколочные снаряды – что в принципе даже непредосудительно, учитывая эффективность тех малокалиберных осколочных хлопушек (ведь пушка не автомат, чтоб компенсировать качество выстрелов их количеством!).

Однако и для разрушения лёгких полевых укреплений армии тоже хотелось иметь хорошо защищённую боевую машину. Так возникли идеи о разработке самоходных и самодвижущихся артустановок (САУ) на танковых шасси, вооружённых достаточно лёгкими и компактными пушками, обычно калибра 75 или 76,2 мм.

Лидеры тогдашнего танкостроения, французы, придумали даже танк-гибрид, вооружённый короткостволой 75-мм гаубицей в корпусе и 47-мм противотанковой пушкой в башне (В-1). Позже их примеру последовали англичане на своём «Черчилле», в БК 75-мм пушки которого напрочь отсутствовали ББС.

(Британский «Черчилль» вверху и французский B-1 bis внизу)

В СССР тоже был такой чудо-танк – тяжёлый Т-35А с одной 76,2-мм и аж двумя 45-мм пушками.

В Германии же к решению этой проблемы подошли по-другому. Там сперва была разработана спаренная установка двух орудий в одной башне, но сообразительные немцы быстро смекнули, – что-то в этой установке явно лишнее! И, возможно даже впервые в мире, сделали ставку на УНИВЕРСАЛЬНУЮ танковую пушку калибра 75 мм.

(Которая, если говорить честно, в подмётки не годилась нашей опытной пушке ПС-19, разработанной Сячинтовым на базе зенитки Лендера-Тарнавского для танка Гроте и которая, исходя из своих ТТХ, МОГЛА бы стать первой же нашей универсалкой).

(ТГ с пушками Сячинтова ПС-3 в рубке (которая задумывалась как большая башня) и ПС-2 в малой. Но, поскольку ни танк, ни пушка в серию не пошли, про них мы говорить не будем)

В чём же универсальность немецкого 75-мм танкового орудия? 75-мм калибр позволял пушке успешно бороться с лёгкими полевыми укреплениями, но при этом, при длине ствола в 24 калибра и наличии бронебойных снарядов в БК, она обладала такой же бронепробиваемостью, как и 37-мм пушки. Соответственно, орудие могло решать все задачи «сольно».

Именно такой пушкой немцы вооружали свои знаменитые Pz-IV и САУ StuG-III. Поэтому, утверждать, будто Pz-IV разрабатывался как некий танк артиллерийской поддержки – совершенно неправомерно! Это был универсальный танк, лишь одной из функций которого было КАЧЕСТВЕННОЕ усиление лёгких танков (прям как наш Т-28 – уж его-то, надеюсь, никакой умник в «арттанки» ещё не записывал?). Не зря же Pz-IV, в соответствии с принятой у немцев до ВМВ классификацией по калибру орудия, позиционировался как ТЯЖЁЛЫЙ танк.

(Танк Pz-IV и САУ StuG-III, вооружённые 75 мм пушкой KwK-37)

А вообще, откуда взялась в некоторых источниках та лабуда, будто Pz-IV – танк артподдержки?

Кое-кто из немецких теоретиков того времени такие идеи и впрямь высказывал. Но! На самом деле, всё гораздо проще. Эффективность 37-мм пушки была очень низкой и Вермахту, естественно, захотелось иметь танк усиления с 75-мм пушкой. Нескольким фирмам был выдан заказ на разработку ТАНКА АРТПОДДЕРЖКИ, на шасси всё того же Pz-III. Но в ходе разработки теоретики «панцерваффе» пришли к выводу, что танк артподдержки – это и хорошо и нужно, но не менее полезно, а скорее даже гораздо круче, иметь УНИВЕРСАЛЬНЫЙ танк, более крупный и, соответственно, при 75-мм орудии, более удобный в плане эргономики, чем «трёшка», изначально «заточенная» под общепринятую в мире пушку противотанкового калибра. И именно таковым стал Pz-IV. А танки артподдержки на шасси Pz-III «панцерваффе» какбэ тоже получили – ими стали знаменитая САУ StuG-III и появившийся в ходе ВМВ Pz-IIIN с той же самой 24-калиберной 75-мм пушкой. Но именно «какбэ», поскольку назначением и того и другого была вовсе не артподдержка танков с малокалиберными «дыроколами». Это были ШТУРМОВАЯ САУ и ШТУРМОВОЙ танк, место которых в боевом порядке было не позади более легковооружённых танков и пехоты, а впереди них! И главной их задачей была непосредственная поддержка в бою именно пехоты. Это и были в немецком понимании «пехотные» танки.

(Штурмовой танк Pz-IIIN)

Возможно, кто-то скажет: «ну ладно, с момента начала серийного выпуска и до начала Французской кампании Вермахта, Pz-IV действительно никакой не арттанк, а настоящий универсал. Но после начала боёв за Францию, встретившись в поле с хорошо бронированными французскими танками и британской «Матильдой», броню которых 24-калиберная 75-мм пушка не брала, он уже точно стал скорее танком артподдержки. Не зря ведь немцы начали менять на Pz-IV пушку с длиной ствола в 24 калибра на пушку с длиной ствола сперва в 43 калибра, а потом и в 48».

И опять не совсем так! После французской кампании, немцы для своей 24-калиберной пушки разработали целую гамму новых боеприпасов, повышающих её бронебойность. Так новый бронебойно-трассирующий снаряд пробивал до 41 мм брони (что 37-мм пушка могла сделать уже только подкалиберным снарядом и то с дистанции менее 300 м), а кумулятивные снаряды пробивали (прожигали) с любой дистанции броню толщиной 45 мм (а чуть позже кумулятивки прожигали уже и 70, и даже 100 мм брони). Т. е. пушка опять-таки могла с успехом бороться с любыми целями.

Логичен вопрос – зачем же тогда немцам вообще было нужно так удлинять ствол орудия своего Pz-IV? А именно потому, что это был танк-универсал, а не какой-то эфемерный танк артподдержки, который, стреляя из-за спины «линейных» танков по ближайшим целям, в принципе не нуждался бы в длинностволом орудии. На Pz-IV, как и на StuG-III, ствол удлиняли не только ради увеличения бронепробиваемости, но прежде всего чтоб улучшить баллистику (эти вещи взаимосвязаны) – увеличить точность и дальность ПРЯМОГО выстрела – чтоб на поле боя, он мог уверенно поражать ЛЮБЫЕ цели ПРЯМОЙ наводкой с как можно большей дистанции, поскольку это увеличивало его собственные шансы уцелеть под огнём танков и средств ПТО противника.

Кстати, когда 24-калиберная пушка при старых боеприпасах перестала удовлетворять требованиям панцерваффе по бронепробиваемости, никто иной, как сам Адольф Гитлер инициировал начало работ по вооружению танка Pz-IV 50-мм пушкой – той же самой, которой начали перевооружать Pz-III, поскольку низкая эффективность танковой 37-мм пушки была просто вопиющей. Вот и подумайте, ценители «доктрины» параллельного выпуска «линейного» и «арттанков», была ли такая вообще применительно к Pz-IV (а если была, то насколько она оптимальна), если Гитлер после Французской кампании решил сделать ВСЕ свои танки «дыроколами», а массовый «арттанк» иметь сугубо в виде штурмовой САУ поддержки пехоты StuG-III, объём выпуска которой в итоге стал рекордным для германской бронетехники. Но! Панцерваффе-то совершенно не были заинтересованы в узкоспециализированном «дыроколе» на шасси Pz-IV и предпочли переходу на меньший калибр с повышенной бронепробиваемостью сперва новую номенклатуру боеприпасов для 24-калибреного 75-мм орудия, а затем переход на более длинностволую пушку того же калибра.

(Интересно, как горячие сторонники доктрины «арттанка» Pz-IV объяснят, на кой ляд «арттанку», задача которого лишь артподдержка других танков, такое длинностволое орудие и такая усиленная бронезащита (лоб корпуса 50+30 мм!), плюс противокумулятивные экраны?)

Кто-то всерьёз считает, что мы должны были последовать указкам Гитлера, которые не восприняли всерьёз даже в подчинённом ему Вермахте, и лепить два Т-34, один с сорокапяточным «дыроколом» и ещё один с орудием «артподдержки», которое, кстати, в том же 41-ом уверенно пробивало броню любого немецкого танка? Мы что – глупее Гитлера? Тот хоть, по крайней мере, той «оригинальной» идеей пытался повысить боевую эффективность Pz-IV в бою с танками противника. А какую «сверхзадачу» решала бы на Т-34 «сорокапятка», которая даже в самой жутко длинностволой версии, по пробиваемости, значительно УСТУПАЛА штатной 40-калиберной трёхдюймовке Ф-34 (примерно соответствовала 30-калиберной Ф-32)?

Кстати – были у нас люди и вполне разделявшие идеи фюрера. Достаточно вспомнить вполне РИ разработку «танка-истребителя» Т-34-57 с 57-мм танковой версией ПТО ЗиС-2, имевшей, несомненно, превосходную бронепробиваемость, но совершенно никудышный ОФС.

Этот танк был спроектирован в качестве заполошной реакции на дезу о вооружении «панцерваффе» новыми тяжёлыми танками с толстой бронёй. И согласно довоенным планам, из 2800 первых серийных Т-34 (или в дополнение к ним) 400 должны были быть построены именно такими «истребителями». Но никаких тяжёлых танков с супербронезащитой летом 41-го у Вермахта не оказалось (кроме всё тех же Pz-IV), Ф-34 прекрасно справлялась с любыми немецкими танками, поэтому не удивительно, что такой замечательный, но, увы, НЕ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ «танк-истребитель» и в РККА оказался не нужным. Более того! Когда на поля сражений вышли «Тигры» и «Пантеры», некие поклонники идей фюрера опять предлагали вытащить из нафталина Т-34-57. Но вместо специализированного «дырокола» армия опять-таки совершенно логично предпочла УНИВЕРСАЛЬНЫЙ Т-34-85 с ещё более эффективной во всех областях применения пушкой!

История развития танкового вооружения в СССР фактически шла по тому же сценарию что и у немцев. Хотя наш ТГ вооружался двумя пушками в разных башнях, ПС-19 в силу своих замечательных ТТХ считать орудием сугубо артподдержки нельзя в принципе! Но от этой мощнейшей на тот момент в мире танковой пушки отказались. И тем не менее, сравните бронепробиваемость 37-мм противотанковой пушки 1К обр 30 г. (или танковой ПС-2) и 76,2-мм танковой пушки КТ, которую все дружно ругают за низкую бронепробиваемость. А потом бронепробиваемость 45-мм-вых противотанковой 19К и танковой 20К с 76,2-мм танковой ПС-3 (обр. 33 г.) и убедитесь – цифры-то довольно близкие.

Впрочем, тут РККА ждало очень большое разочарование. Аналогичную удачной немецкой 24-калиберной 75-мм пушке свою, универсальную ПС-3 мы в серию запустить так и не смогли, отчего в нашей армии случился досадный перекос – от 37-мм противотанковой 1К, как и от танковой 37-мм ПС-2, мы отказались, а 45-мм пушки 19К и 20К бронепробиваемость имели больше, чем 76,2-мм КТ, которая была допущена для вооружения танков исключительно как ВРЕМЕННЫЙ вариант до освоения в серии ПС-3.

(Т-28 с «временной» КТ и «опытной» ПС-3)

Чтоб нагляднее было, вот табличка с некоторыми ТТХ танковых пушек 30-х годов.

Советские:

Марка

ПС-2

КТ

20К

ПС-3*

Л-10

Калибр. (мм)

37

76,2

45

76,2

76,2

Длина ствола (клб.)

45

16,5

46

21,5

23,7

Нач. ск. снаряда (м/с)

820

370

760

520–530

558

Бронепробиваемость с дистанции 500 м (мм)

28–30

31

35–38

51–55

50

*Изначально пушка ПС-3 разрабатывалась с длиной ствола 19,5 клб. и при использовании выстрела полкового орудия имела пробиваемость, как у 45-мм танкового/противотанкового орудия. В таблице указана бронепробиваемость орудия ПС-3 обр. 35 г. с длиной ствола 21,5 калибра при использовании мощного выстрела дивизионного орудия – в разных источниках даются несколько различающиеся данные от 51 до 55 мм. Что не удивительно, ведь вместо того чтоб запустить в серию уже прошедшую испытания и принятую в 1933 году официально на вооружение пушку, Маханов одну за другой запиливал различные её модификации, подчас кардинально отличающиеся и друг от друга, и тем более от эталонных орудий Сячинтова. Причём даже удачные, нормально работающие модели в настоящую серию не запускались – т. е. фактически, под видом отработки серийной версии ПС-3, Маханов вёл НИОКРы по своей собственной аналогичной пушке Л-10, а армию «кормил» «кривыми» штучными ПС-3, имевшими большое количество отклонений от эталонов.

Немецкие:

Марка

KwK-36 L/45

KwK-37 L/24

Калибр. (мм)

37

75

Длина ствола (клб.)

46,5

24

Нач. скор. сн. (м/с)

762

385

Бронепробиваемость с дистанции 500 м (мм)

29,31,38*

28, 39**

45,70,100***

  • * Старым ББС, новым ББС обр. 40 г., подкалиберным снарядом.
  • **Старым ББС, новым бронебойно-трассирующим снарядом.
  • *** Кумулятивные снаряды различных типов.

Как легко убедиться из таблиц, ни KwK-37, ни ПС-3 не могут ни считаться, ни называться «противопехотными окурками», поскольку уверенно пробивали броню подавляющего большинства танков 30-х. Даже наша убогая КТ таковой может считаться с большой натяжкой, и не ранее второй половины 30-х, поскольку, даже немного превосходя по бронепробиваемости 37-мм 1К и ПС-2 и не сильно уступая «сорокапятке», вполне эффективно могла поражать любые танки, имевшие противопульное бронирование. А таковых, как минимум до середины 30-х, было опять-таки большинство. Именно поэтому РККА довольно спокойно относилась к вооружению этой пушкой Т-28 вплоть до тех пор, пока после Испании новое руководство АБТУ не начало борьбу за решительное усиление и бронезащиты, и огневой мощи наших танков.

Ну и поскольку осколочное действие 45-мм снаряд имел сугубо теоретическое (площадь поражения осколками приводится в справочниках), которое НИКАК и НИГДЕ не подтверждалось практикой боевого применения (зато неизменно и на всех уровнях критиковалось), в СССР, как и в Германии, немедленно возникла идея создания «артиллерийских» танков для артподдержки пехоты и лёгких танков, вооружённых «дыроколами». Чем эти работы закончились в Германии, я уже говорил. И в СССР «арттанки» тоже были спроектированы (Т-26-4 и БТ-7А).

Вот только никакие «тактические пары» артиллерийских и линейных танков в СССР 30-х, как и в Германии, даже в теории не рассматривались, поскольку «арттанк» в советском исполнении являлся по факту башенной САУ артподдержки (не путать со штурмовым орудием/танком!), которой в принципе не было места в боевом построении танковых частей. Арттанки, как и положено артиллерии, занимали позиции для стрельбы и в течение боя вели огонь по противнику с места, поддерживая танковую атаку исключительно огнём, отличаясь от буксируемой артиллерии лишь возможностью более оперативно менять позицию и на марше не отставать от танковых частей. Причём, учитывая угол ВН КТ (всего +25 гр.) и очень плохую баллистику, крайне желательно было вести огонь прямой наводкой. А если вспомнить очень небольшую дальность прямого выстрела у КТ и то, что бронезащита Т-26-4 и БТ-7А сугубо противопульная – армия очень быстро убедилась, что эффективность эти арттанки имеют явно недостаточную. Проще говоря, пока тот арттанк, выкатившись на прямую наводку, поразит цель (а по-другому он вообще в неё не попадёт), его самого несколько раз успеют раскурочить и останутся наши лёгкие танки со своими «дыроколами» вообще без какой-либо артподдержки в бою.

Поэтому руководство РККА уже в который раз попыталось форсировать работы по ПС-3, а лёгкий арттанк, в силу недостатка бронезащиты, сделать как можно менее заметным – так появился проект безбашенного арттанка АТ-1, вооружённого всё той же ПС-3.

Но, несмотря на успешные испытания, в серию АТ-1 не пошёл по одной простой причине – ПС-3 запустить в серию так и не удалось. АртКБ Кировского завода, где до того вёлся серийный выпуск КТ, совершенно не было заинтересовано в переходе на ПС-3 и ресурсы, отпускаемые для отработки серийной версии и развёртывания валового выпуска ПС-3, КБ Маханова азартно тратило на НИОКРы по собственно танковой пушке Л-10. Попутно Маханов всячески дискредитировал и ПС-3 и Сячинтова, кстати, разработчика не только САУ АТ-1, но и других наших артсамоходов. А без ПС-3, с той же КТ, АТ-1 армии был в принципе не нужен – при дальности прямого выстрела КТ что АТ-1, что любая другая САУ на шасси танка с противопульной бронёй, на поле боя уже не жилец и никакие задачи не выполнец.

В общем, успешно провернув операцию по «похоронам» ПС-3, Маханов заодно «похоронил» и Сячинтова (и это не гиперболы!), и АТ-1, и все прочие перспективные САУ.

А ведь универсальной танковой пушкой ПС-3 должны были вооружаться не только тяжёлый танк Т-35А и средний Т-28, но и БТ-7 и АТ-1. Есть версия, что БТ-7 изначально проектировался именно как носитель ПС-3, что в принципе понятно – при слабой бронезащите (кардинально увеличивать которую тогдашние руководители РККА в принципе не собирались) переход на универсальную трёхдюймовку хоть как-то увеличивал боевую эффективность танка и наполнял смыслом само существование этой быстроходной «жестянки».

(Модель прототипа танка БТ-7 с трёхдюймовкой в новой башне)

Но, с ПС-3 случился «искусственный облом», и БТ-7 получил башню от старого-доброго БТ-5 с «сорокапяткой». И в нагрузку, бонусом, льготный «билет на тот свет» летом 41-го, поскольку 45-мм пушка 20К уже не пробивала лобовую броню корпусов последних модификаций немецких Pz-III и Pz-IV, и тем более не могла эффективно бороться с пехотой Вермахта, порядки которой были охренительно насыщены средствами ПТО.

Понятно, что даже более мощная длинностволая «сорокапятка» проблему не решала (как думают некоторые) – фатально уступая немцам в бронезащите, БТ был, по сути, беззащитен не только против любых немецких танковых орудий, но и против ПТП и даже противотанковых ружей немецкой пехоты, для борьбы с которыми «сорокапятка» с ЛЮБОЙ длиной ствола была не эффективна.

Конечно, в НОВОМ руководстве РККА это прекрасно понимали, и были предприняты попытки установки на БТ-7 в башне от БТ-7А новых длинностволых универсальных танковых пушек Л-11 и Ф-32.

Но, по результатам испытаний, хоть и отмечалось, что танк БТ-7А с этими орудиями вполне боеспособен, но к серийному выпуску он не рекомендовался – для новой пушки Л-10 (практически аналога немецкой KwK-37) уже разрабатывались новые шасси (А-20 и А-32), к которым пушка подходила гораздо лучше – ведь на старых танках простая замена 45-мм 20К на новую трёхдюймовку была невозможна – даже в башне БТ-7А, изначально заточенной под трёхдюймовую КТ, удачно с эргономической точки зрения могла встать только очень компактная ПС-3. Со всеми прочими орудиями башня сильно стесняла экипаж. А разрабатывать с нуля новую башню для БТ-7 было пустой тратой времени и денег – танк уже считался устаревшим.

Но поскольку никаким «окурком» Л-10 на самом деле не была, а была, напротив, нормальным универсальным танковым орудием – нет ничего удивительного, что от никудышно защищённого А-20 быстро отказались (ведь он нисколько не превосходил по боевой эффективности тот же БТ-7А с Л-10), сделав ставку на А-32. Наростив на нём броню до неуязвимости и перед 37-мм, и перед 50-мм, и перед 75-мм танковыми пушками немцев (того времени!), А-32 превратили в настоящую боевую многоцелевую машину и запустили в серию под маркой Т-34. Более того, учитывая возможное усиление бронезащиты на немецких танках, вместо Л-10 на Т-34 решили ставить пушку сперва Л-11 или Ф-32 (длина ствола 30 клб.), а потом и Ф-34 (40 клб.). И именно этот танк стал легендарным.

Кстати, оборачиваясь на некие стрёмные идеи, вопрос – а почему бы на новый танк не разработать и не поставить новую танковую пушку калибра 45 мм с длинным стволом, с баллистикой подобной противотанковой М-42? Ведь та пробивала на тех же 500 м аж 61 мм брони!

Встречный вопрос – а НАХУА нашему НОВОМУ танку опять впаривать узкоспециализированный «дырокол», когда та же Ф-32 (или Л-11), имея несравнимо более эффективный ОФС, обладала точно такой же бронепробиваемостью, т. е. опять-таки была УНИВЕРСАЛЬНЫМ орудием? А Ф-34 могла на той же дистанции пробить броню ещё на 10 мм толще – т.е. наш Т-34 мог поразить абсолютно ЛЮБОЙ танк панцерваффе вплоть до появления «Тигра» и «Пантеры». Только потому, что башня с «сорокапяткой» была бы чутка комфортнее? Вот глупость-то! ИМХО – логичнее башню с трёхдюймовкой переделать.

Известный наш коллега утверждал, что злокозненные дилетанты в РККА (во главе с Павловым) не понимали значения САУ, а вместо них строили САУ-образные Т-34. Ну, так и давайте обратимся не к чьим-то, кому-то персонально удобным ИМХО, а сразу к первоисточникам.

Вот что «пробивал» собственно Павлов.

Летом 1937 г. (едва заняв пост главы АБТУ) он направил письмо наркому Обороны с просьбой об развёртывании производства новых длинностволых трёхдюймовых танковых пушек, САУ АТ-1 и самоходной 122-мм гаубицы СУ-5-2. Осенью того же года он настаивал на переходе на выпуск БТ-7 с трёхдюймовкой. Но тщетно. После выполнения программы «минимум» по выпуску 150 БТ-7А, к этой теме больше не возвращались.

В 1939-ом Павлов в письме на завод № 174, где в то время работали над пехотным танком 126 СП, просил предусмотреть возможность вооружения этого танка мощной противотанковой пушкой и лёгкой 122-мм гаубицей. Причём устанавливать это вооружение допускалось и в рубке. Тщетно.

В 1940-ом, в письме от 4 апреля, адресованном наркому обороны, Павлов писал:

"Применение танков в современной войне не может быть успешным без поддержки артиллерии, и опыт прошедшей войны (Зимней) подтверждает это. Но артиллерия даже на мехтяге имеет ограниченную скорость движения и сильно отстает от танковых войск. Это заставляет нас обратить пристальное внимание на самоходные пушки и гаубицы на танковом ходу.

Прошли испытания и выпускаются тяжелые 152-мм артиллерийские танки (КВ-2), броня которых позволяет им подходить к цели и расстрелять ее в-упор. Но эти танки чрезмерно тяжелы и недостаточно проходимы… Считаю целесообразным уменьшить калибр танковой пушки до 122-мм, так как такое большое количество долговременных укреплений, как в Карелии, вряд ли еще встретится, а для борьбы с дерево-земляными укреплениями калибр 122-мм считаю достаточным. Уменьшение калибра пушки позволит снизить вес танка и увеличить возимый боекомплект, что очень важно…

Также считаю необходимым начать проектные работы по созданию зенитных танков, вооруженных крупнокалиберными пулеметами и скорострельными пушками малого калибра…"

А теперь, вот что думал летом 40-го о самоходной артиллерии глава ГАУ Кулик (которого, как и главу АБТУ Павлова, тоже общепринято считать идиотом), обращаясь к наркому обороны со следующими предложениями:

«Для поднятия мобильности артиллерии в ходе современного общевойскового боя в т. году вести работы по переводу основных артиллерийских средств на самоходные лафеты.

Для пехоты продолжить работы по "штурмовой артиллерии" тип АТ-1, но с вооружением из 76,2-мм танковой пушки обр. 1939 и пулемета. Немецкие войска успешно применяют такие установки в боях, и отзывы немецкой пехоты от применения таких машин очень хороши.

Для танковых войск в наст. время ориентироваться на создание артиллерийских танков, которые вооружать крупнокалиберным орудием сниженной (гаубичной) баллистики. Эти танки должны составлять резерв командира танкового соединения для усиления по необходимости. (С точки зрения главы ГАУ – совершенно логично иметь в танковых войсках вместо буксируемой артиллерии самоходную, на танковых шасси, и держать её в резерве).

Ввиду ожидаемого появления в германской армии сильно забронированных танков и атакующих самолетов, срочно провести изыскания совместно с НКСМ по созданию артиллерийских танков-истребителей и танков с зенитным пушечным или пушечно-пулеметным вооружением.

Таким образом, просим вас рассмотреть вопрос об открытии совместных с НКСМ работ по темам:

1. Штурмовая САУ (поддержка пехоты в наступлении, усиление обороны) Шасси – легкий танк. Вооружение – 76,2-мм пушка обр. 40, 7,62-мм пулемет ДТ. Броня – 30-40 мм. Такая САУ АТ-1 уже в основном создана. (А некий наш коллега почему-то видит в такой роли Т-34!)

2. Арттанк усиления механизированных войск (Напомню – глава Артуправления, речь ведёт не о танках, а о САУ! В данном случае о КВ-2). Шасси – тяжелый танк. Вооружение – 152-мм гаубица обр. 38, 2 7,62-мм пулемета. Броня – 75-мм. Уже выпускается.

3. Танк-истребитель. Шасси – средний танк. Вооружение – 55-60-мм пушка и пулемет. Броня – 45-мм. Спешно закончить работы по новой ПТ пушке. (Как нетрудно догадаться, это будущий Т-34-57. Странно, что наш коллега, видящий в обычном Т-34 «артиллерийский танк», которым он вовсе не является, почему-то не захотел разглядеть «арттанк» в Т-34-57 – что ясно себе представлял глава ГАУ Кулик).

4. Зенитный танк. Шасси – средний танк. Вооружение – 20-25-мм ЗП. Броня – 45-мм, открыт сверху.

5. Танк зенитно-противотанковой обороны. Шасси – тяжелый танк. Вооружение – 37-мм ЗП обр. 39. Броня – 45-75-мм. Открыт сверху.

Как видите, армия много чего хотела и никакого недопонимания роли и значения САУ не было и в помине! Но точно так же не было и заводов, где всё это счастье можно было выпускать. 183-й и 174-й танковые заводы проходили реконструкцию. На СТЗ и ЧТЗ «танковые кластеры» ещё только строились. Поэтому лишь ЛКЗ сумел наладить параллельный выпуск танка КВ-1 и башенной САУ «арттанка» КВ-2. А вот Т-34 артиллерийским танком никто никогда не считал. Это был НОРМАЛЬНЫЙ средний танк-универсал, как Т-28 или Pz-IV.

 

Ну а теперь, напоследок, вспомним уж скопом главные «тезисы» нашего коллеги, по мнению которого, ставшие едва не главными факторами поражения бронетанковых войск РККА летом 41-го. Их суть – на вооружение надо было принимать не хорошо защищённый и вооружённый мощной универсальной трёхдюймовкой, якобы «артиллерийский» танк Т-34, а плохо защищённый Т-32, причём сразу в двух модификациях: с длинностволой 45-мм пушкой «линейный» и с 76,2-мм пушкой «артиллерийский». (Почему бы к ним ещё не добавить сперва вполне логичные «командирский», «зенитный», «инженерный», а потом «нелинейный», «перманентный», «кавалерийский», «пехотный», «рейдовый», «ныряющий», «летающий» или хотя бы «планирующий» и т. д.? А чё – наша промышленность ведь всё может! На каждую задачу и даже фантазию – специальный танк!)

А вот вариант с «двуликим» Т-32, по его мнению, якобы решал основные наши проблемы. А именно:

  1. Проблему количества и качества изготовления нового танка.
  2. Проблему низкого ходового ресурса, якобы из-за перегрузки шасси.
  3. Проблему обзорности, возникшую якобы исключительно из-за громоздкой трёхдюймовки.
  4. Проблему трёхдюймовых ББС.
  5. Проблему тактики применения танков – ведь Т-34 якобы и не танк вовсе, а всего лишь САУ!

Все эти проблемы уже многократно разбирались. Суммируя, вкратце, по пунктам:

1. На ХПЗ была проведена полная реконструкция, специально для серийного выпуска нового танка массой до 35 т. Т. е. после этой реконструкции, заводу было абсолютно по барабану какой танк выпускать: А-20, А-32, Т-32-В.П. или Т-34 – ни один из них даже близко не приближался к тем 35 т. И с очень приличной долей уверенности можно утверждать – любой из вышеперечисленных танков потребовал бы времени на освоение и доведение до ума. Причём времени вполне сопоставимого. Утверждение, что якобы Т-32 можно было выпускать на старом оборудовании ХПЗ вообще без реконструкции, не соответствует действительности – в РИ был проект постановления правительства о выпуске танка нового типа на ХПЗ до окончания реконструкции, но там шла речь лишь о «танке-жестянке» А-20 и то без какого-либо намёка, что этот танк ХПЗ будет осваивать и выпускать сугубо на старом оборудовании. Об этом и речи в РИ не велось! Что понятно – на старом оборудовании ХПЗ и БТ-то выпускал в объёме менее тысячи машин в год. Планы же на новый, более сложный танк, требовали от ХПЗ выхода на выпуск не менее 1,8 тыс. машин в год. Т. е. требовалось обеспечить армии поставку НОВОГО танка в количестве, вдвое с лишним большем, чем выпускалось старых БТ! А какое может быть качество при столь резком увеличении объёмов выпуска НОВОГО танка (ЛЮБОГО!!!)?

Вот вам и якобы «решение» проблемы качества и количества.

2. Это просто ложь. Т-34 не имел практически ни одной новоприобретённой проблемы с трансмиссией – все они достались ему в наследство от прототипов А-32 и А-34. К тому же! Если бы А-32 запустили в серию под маркой Т-32 в изначальном виде (т. е. не только с полным букетом косяков, но и с явно недостаточной бронезащитой), на этом ВОЗМОЖНО и сэкономили бы пару-тройку месяцев, но! Потом, когда наконец осознали бы, что бронезащита у танка должна быть АДЕКВАТНАЯ, и кинулись бы её усиливать, неизбежно столкнулись бы с проблемой внедрения брони большей толщины уже на выпускаемой серийно машине, что неизбежно потребовало бы пересмотра технологий и остановки производства на несколько месяцев, причём, возможно, уже в ходе войны. Напомню – в РИ проблему кардинального усиления бронезащиты Т-34 решить в условиях войны так и не смогли.

А вот Т-34 изначально нёс для 41-го года вполне удовлетворительную бронезащиту, и довести до ума его трансмиссию при желании и правильной организации работ вполне было можно.

3. Проблему обзорности установка 45-мм пушки вместо 76,2-мм не решит – как не решалась она на танках, которые изначально ту «сорокапятку» несли. Даже если из башни вообще убрать орудие и вместо него поставить места для двух сугубо наблюдателей при самых лучших средствах наблюдения, они всё равно никогда не обнаружат замаскированное противотанковое орудие до тех пор, пока оно не начнёт само стучаться в броню танка своими снарядами (что для Т-32 смерть сразу и наверняка). Если кто-то думает иначе – советую почитать мемуары и наших и немецких танкистов. У немцев в этом вопросе было одно небольшое преимущество – им уставы не запрещали идти в бой с открытыми люками и высовывать башку из башни, чтоб озираться вокруг не через смотровые приборы, а напрямую. В общем, проблему обзорности Т-34 решать надо не переходом на никудышное орудие, а новой, более удобной башней.

4. Да, эта проблема была. Но! Во-первых, в 41-ом преизрядная часть немецких танков вполне поражалась из той же, мощной Ф-34 банальной стальной болванкой. Т. е. далеко не на каждый немецкий танк вообще требовались те самые дефицитные ББСы. Во-вторых – в РККА прекрасно осознавали тот дефицит и с одной стороны принимали меры, чтоб его преодолеть, а с другой, суммарный парк 45-мм противотанковых и танковых орудий был настолько велик, что, по крайней мере в довоенной теории, вполне позволял обходиться не столь большим количеством трёхдюймовых ББС, какое потребовалось в РИ. Ну и в третьих – как и многие другие проблемы РККА, эта не была решена только по нехватке времени – массовый выпуск танков с трёхдюймовкой (Т-34) начался незадолго до начала ВОВ, а когда начнётся война и выпуска каких объёмов 76,2-мм ББС потребует, доподлинно никто не знал. Т. е. упирать на этот пункт – чистейшее послезнанчество.

Но! Вот если бы уже гденить в 35-ом ПС-3 была запущена в серию в таком количестве, что её ставили бы и на Т-28, и на Т-35А, и на БТ-7 и на АТ-1, можно не сомневаться – выпуску трёхдюймовых ББСов был бы придан стратегический приоритет, и к началу ВОВ никакого дефицита снарядов вообще не было бы (по крайней мере исходя из расчётов потребности мирного времени и интенсивности предполагаемых боевых действий, плюс приличный мобзапас).

5. Проблема тактики – это вообще перл! Танковые части РККА просто развернуться в боевой порядок зачастую не могли и шли в атаку как придётся, а тут нам предлагают ещё и попытаться наладить в бою тесное взаимодействие неких тактических связок «линейных» и «артиллерийских» танков! И это при дефиците грамотных командных кадров, танковых радиостанций и даже хорошо подготовленных экипажей вообще!

Как хотите, почтенные коллеги, но в условиях бардака и низкой тактической подготовки наших бронетанковых войск, я бы ОДНОЗНАЧНО предпочёл воевать на хорошо защищённом танке с универсальным трёхдюймовым орудием, а не на жестянке, вооружённой «сорокапяткой», не пробивающей лобовую броню Pz-III и Pz-IV (сколько в таких жестянках мужиков сгорело!) при ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ поддержке «артиллерийских» танков, которые, как обычно, в нужное время и в нужном месте толи будут, толи нет…

alternathistory.com

Танковая пушка Википедия

Запрос «Танковое орудие» перенаправляется сюда.

Танковое вооружение — комплекс средств поражения, автоматических систем и приборов управления огнём, устанавливаемых на танках.[1]

Разновидности[ | код]

К танковому вооружению относят:[2]

Обычным вооружением танка является сочетание из пушки и одного или нескольких пулемётов. В первой половине XX века существовали также танки с чисто пулемётным или же, очень редко, — с чисто пушечным вооружением.

Также выпускались, с 1930-х по 1960-е годы, танки, вооружённые огнемётами в качестве основного или вспомогательного вооружения (огнемётные танки), а во второй половине XX века появились танки, вооружённые ракетами, прежде всего ПТУР.

Танковая пушка[ | код]

Нарезная 105-мм танковая пушка

Основным вооружением танка обычно является пушка, размещающаяся в башне, с целью обеспечить ему круговой сектор обстрела, что является одной из определяющих особенностей танка.

Вместе с тем, существуют и исключения: так, первые танки, такие как Mk.I или Сен-Шамон, танк 1930-х годов Char B1, или даже танк 1940-го года M3 Lee были вооружены пушками, расположенными в корпусе и имевшими ограниченные углы обстрела; уникальный же шведский танк 1960-х годов Strv-103 имел жёстко закреплённую в корпусе пушку, наводившуюся поворотом танка и наклоном его корпуса при помощи специальной подвески.

Изредка танки вооружаются несколькими пушками, либо с целью обеспечить более эффективное поражение целей разных типов или просто повысить огневую мощь (как на германском опытном танке Nb.Fz. или советском Т-35), либо (как на первых танках) — чтобы компенсировать ограниченные углы обстрела одного орудия. На Т-35 это сочеталось с многобашенной схемой, когда из пяти его башен одна была вооружена короткоствольной 76-мм пушкой, а ещё две — длинноствольными 45-мм пушками.

Танковая пушка в большинстве случаев используется для стрельбы прямой наводкой по настильной траектории (в отличие от самоходных артиллерийских установок). Современные танковые пушки имеют большой калибр (от 105 до 125 мм, на перспективных образцах до 152 мм), могут быть как нарезными, так и гладкоствольными.

В последнее время приоритет отдаётся гладкоствольным танковым пушкам, так как вращение негативно сказывается на эффективности кумулятивных боеприпасов (происходит преждевременное разрушение кумулятивной струи), нарезка также затрудняет пуск ракет из канала ствола. Однако нарезные пушки имеют значительно бо́льшую точность стрельбы на больших (свыше 2 км) дистанциях (так, во второй войне в Персидском заливе был зафиксирован беспрецедентный случай — поражение танком Челленджер-2 (единственным из современных с нарезным орудием) иракского танка на дистанции 5100 м).

Применение автоматов заряжания позволяет сократить танковый экипаж на одного человека (отсутствует заряжающий), при этом создать постоянный темп стрельбы, мало зависящий от движения танка и его башни. В западной школе танкостроения, однако, есть мнение, что ручное заряжание обеспечивает бо́ль

ru-wiki.ru

Танковые пушки 2А46М-5 и 2А46М-4 » Военное обозрение

В 2006 году «Уралвагонзавод» впервые показал новый танк Т-72Б2, отличавшийся от предыдущих машин семейства рядом нововведений. Одной из главных особенностей новой боевой машины стала модернизированная пушка 2А46М-5. Это орудие с возможностью запуска управляемых ракет представляет собой дальнейшее развитие вооружений семейства 2А46 и отличается от более старых пушек рядом особенностей конструкции и связанными с ними характеристиками. По официальной информации екатеринбургского «Завода №9», создавшего орудие 2А46М-5, использование новых технических решений позволило заметно повысить его характеристики и обеспечить превосходство над другим оружием семейства.

Необходимо отметить, что конструкторы «Завода №9» параллельно разработали две новые модификации орудия 2А46М: 2А46М-5 и 2А46М-4. Эти пушки имеют несколько отличий, обусловленных их предназначением. Орудие 2А46М-5 предлагалось устанавливать на модернизируемые танки семейства Т-72 и Т-90, а 2А46М-4 предназначалось для оснащения машин Т-80. Наиболее заметное отличие этих пушек – разная конструкция левого ограждения. Ограждение пушки 2А46М-5 разработано с учетом использования «тагильского» автомата заряжания, а ограждения 2А46М-4 совместимы с механизмом заряжания танка Т-80. Все остальные узлы и агрегаты орудий унифицированы. По причине минимальных отличий далее будем рассматривать оба орудия на примере 2А46М-5.

Новые танковые орудия обеих моделей представляют собой модернизированную версию предыдущих пушек семейства, разработанных с использованием нескольких новых идей. Основными методами достижения более высоких характеристик стали повышение жесткости консольной части ствола, улучшение динамической уравновешенности пушки, ужесточение допусков при изготовлении ствола и обновленная система крепления ствола в люльке.

Пушка 2А46М-5 может устанавливаться на те же системы крепления, что и 2А46М. 2А46М-4, в свою очередь, по установочному месту взаимозаменяема с 2А46М-1. Самым заметным внешним отличием обновленных орудий является устройство учета изгибов ствола. Само устройство устанавливается над казенной частью ствола, а около дульного среза крепится отражатель. Устройство учета изгибов определяет отклонение оси ствола от нейтрального положения и отправляет эти данные в систему управления огнем. Использование в расчетах данных об изгибе ствола позволяет повысить точность при интенсивной стрельбе и компенсировать деформацию трубы ствола, вызванную нагревом.

При модернизации большим изменениям подверглась люлька орудия. Так, для уменьшения консольности ствола предложено использовать люльку с горловиной, удлиненной на 160 мм. Доработанная горловина имеет большую жесткость в сравнении с деталями предыдущих орудий семейства. Кроме того, в конструкции люльки использована вторая призменная втулка из бронзы.

В проекте 2А46М-5/2А46М-4 уменьшены допуски по геометрии ствола. Тем не менее, при производстве орудий возможно образование люфта при установке ствола в люльку. Для плотной посадки ствола в люльке последняя оснащена двумя люфтовыбирающими устройствами, в передней и задней части верхней поверхности. В состав каждого из этих устройств входят две втулки с роликами, помещенные в специальные шахты в люльке и прижатые винтовыми пробками. Четыре ролика надежно прижимают ствол к нижней внутренней поверхности люльки и позволяется избавиться от люфтов.

Изменена конструкция опор откатных частей орудия. Передняя опора представляет собой две бронзовые кольцевые втулки, задняя состоит из четырех прямоугольных наплавок из того же материала. Задняя опора перенесена на обойменную часть люльки. Такие доработки позволили улучшить фиксацию ствола на опорах, а также исключить опрокидывающий момент во время отката.

Люлька орудия 2А46М-5 оснащается новыми устройствами для монтажа в танке. В частности, применены новые безлюфтовые цапфенные подшипники с полыми роликами с упругой поверхностью. Такие подшипники уменьшают люфты при установке пушки, а также улучшают фиксацию цапф в башне бронемашины.

Как и предыдущее вооружение семейства, орудие 2А46М-5 оснащается гладким стволом калибра 125 мм длиной 6 м. Длина зарядной каморы – 840 мм. Для повышения точности стрельбы модернизированные орудия получили ствол, изготавливаемый с меньшими допусками. В ходе разработки проекта и технологий производства удалось оптимизировать геометрию ствола с сохранением требуемых характеристик. Так, жесткость трубы ствола выросла на 10% до 420 кг/см. Кроме того, уменьшена разностенность дульной части ствола на длине 1 м. По требованию заказчика канал ствола может быть хромирован, что повышает его ресурс.

Для упрощения обслуживания ствол орудия 2А46М-5 крепится к казенной части при помощи байонетного соединения. При демонтаже ствола требуется надеть на его восьмигранную часть специальный ключ, провернуть ствол на 45° и выдавить его из казенной части. Используя кран грузоподъемностью до 2 тонн, ремонтное подразделение может заменить ствол примерно за 4 часа. Демонтаж башни при этом не требуется, что является характерной особенностью орудий семейства 2А46М.

Во время отката на ствол орудия действует опрокидывающий момент. Для его уменьшения в конструкции пушки 2А46М-5 использованы противооткатные устройства с диагональным расположением тормозов отката. Один из них находится в правой верхней (при взгляде от казенной части орудия) части казенника, второй – в левой нижней. Справа от нижнего тормоза предусмотрен накатник. Все гидравлические компоненты орудия оснащаются устройствами визуального контроля количества жидкости.

Целью проектов 2А46М-5/2А46М-4 было повышение характеристик огня. Основные характеристики, как то дальность стрельбы или могущество боеприпасов остались на прежнем уровне либо зависят от типа использованного снаряда. При этом заметно выросли характеристики точности. В сравнении с орудием 2А46М кучность стрельбы повышена на 17-20%. Суммарное рассеивание при стрельбе в движении уменьшено в 1,7 раза.

Орудия 2А46М-5 и 2А46М-4 могут использовать всю номенклатуру 125-мм боеприпасов для пушек семейства 2А46. Кроме того, они могут использоваться в качестве пусковой установки для управляемых ракет комплексов «Кобра» и «Рефлекс». Повышение характеристик орудия позволяет увеличить эффективность огня даже при использовании существующих боеприпасов.

Пушки 2А46М-5 и 2А46М-4 предназначаются для установки на танки семейств Т-72, Т-90 и Т-80. Обеспечена возможность монтировать орудия не только на новые боевые машины, но и на имеющуюся технику в ходе ее ремонта и модернизации. По некоторым данным, в 2006-2007 годах модернизированное орудие 2А46М-5/2А46М-4 было принято на вооружение российской армии и устанавливалось на новые танки.

По материалам:http://zavod9.com/http://army-guide.com/http://computerland-spb.ru/images/pdf_uvz/Guns_spreads.pdf

topwar.ru