Альтернативный перспективный танк будущего Т-20. Россия. Танки будущего


Танки будущего: какими они будут?

На современной войне танки иногда кажутся лишними. В мире высокоточного оружия, ракет, спутников, дронов и роботов техника с пресловутыми тремя минутами боя выглядит странно. Тем не менее, отказываться от танков не собираются, и вот как их видят в будущем.

Начальник штаба армии США Марк Майлли на встрече Национального пресс-клуба в Вашингтоне изложил свое видение танков будущего, которые заменят M1 Abrams. Среди прочего он упомянул рельсотроны, уменьшение количества человек в экипаже или вообще полный отказ от человеческого экипажа, а также мощную, но легкую броню, которая значительно снизит вес будущих танков.

Майлли ясно выразился, что в новых танках будут использоваться только прорывные технологии, то есть все будут строить с нуля, а не усовершенствовать предыдущие модели, как это делается сейчас. Проблема с усовершенствованием заключается в том, что в результате получается более тяжелый и менее мобильный танк. К примеру, когда Abrams начинал свою карьеру, то весил 58 тонн, а сейчас - уже 70 тонн. Любая пушка побольше, двигатель мощнее и броня получше дают значительную прибавку в весе, что подрывает всю идею на корню.

Передовые, революционные технологии, с другой стороны, позволяют делать машины поменьше, мобильнее и мощнее. Например, рельсотрон на танке может, по мнению Майлли, дать меньший вес, но даже большую мощность. А дистанционно управляемый танк может отправиться на такие территории, куда людям путь заказан.

Но «Святым Граалем» танкостроения станет легкая, но лучше защищающая броня, которая на новом уровне позволит будущему танку справляться и с противотанковыми ракетами, и с пехотными противотанковыми ружьями.

Вдобавок, новый танк должен обходиться без водителя и ездить сам, чтобы команда сосредоточилась на боевых задачах, или же быть вообще без экипажа, решая все автономно.

Правда, Майлли также заметил, что пока с танковыми дивизионом в США все хорошо, и принципиально новая модель понадобится армии не раньше чем через 25 лет.

www.popmech.ru

Как изменятся танки в ближайшем будущем

Как изменятся танки в ближайшем будущем

Представление об армии будущего у многих формируется научно-фантастическими фильмами и популярной литературой. Однако военные профессионалы уверены, что в ближайшие четверть века мы точно не увидим на поле боя полчищ шагающих боевых роботов, вооруженных бластерами. Например, очень трудно придумать альтернативу основным боевым танкам.

В то же время говорить о каком-то застое в военном деле не приходится: представители военной науки, инженеры и конструкторы в настоящее время работают над определением возможного облика вооруженным сил России на ближайшие десятилетия. Прорабатывается и концепция развития бронетанковой техники.

О «броне России 2040 года», о том, что появится в ближайшие десятилетия на вооружении российской армии, в эксклюзивном интервью «РГ» рассказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.

Заменят ли роботы людей за броней?

Танки недалекого будущего станут в максимальной степени роботизированными системами, считает Виктор Мураховский. Но многое зависит от того, насколько продвинется прогресс в создании искусственного интеллекта:

«Человек по мере развития технологий постепенно будет уходить с поля боя, в том числе и члены экипажа танка. Первым «на выход» проследует командир — его функцию возьмет на себя единая система управления тактического звена. Интеграция всех элементов танка продолжится, будет создан единый комплекс на общей цифровой шине, а сами боевые машины объединятся в такую же систему на уровне подразделения.

Уже сейчас это начинает трансформироваться в единую систему управления, единое информационное поле и единый разведывательно-огневой контур. Это новое качество совершенствования командной управляемости как отдельной машины и мелких подразделений, так первичной общевойсковой группы на уровне батальона.

Танк Т-14 на платформе «Армата».

Вторым, вероятно, танк покинет наводчик-оператор. Мы постепенно приближаемся к тому, что системы распознавания образов начинают достигать уровня человека средней подготовленности. Предположим, что в среднесрочной перспективе роботизированные системы будущего научатся отличать один объект от другого, своих от чужих даже по косвенным признакам, достигнув уровня среднего наводчика».

Но механик-водитель в танке — это надолго, считает Мураховский, пока не представляя перспектив его полной замены.

«Роботизированная система самостоятельно еще долго не сможет устранять на поле боя различные проблемы. Например, застрявший танк для беспилотной бронетехники — пока безвыходное положение. Обычный экипаж танка может выходить из подобных ситуаций без проблем, применяя штатные средства самовытаскивания. Аналогично и с боевыми повреждениями, вроде разбитой гусеницы.

Однако автоматизация движения машин в колонне — это то решение, которое возможно реализовать уже сейчас. В советское время это уже пытались сделать, но уровень технологий того времени не позволял добиться стабильной работы. Дело в том, что колонна движется со скоростью, которую может поддерживать самый «медленный» водитель. Внедрение же автоматизации позволит возглавить ее самому умелому и быстрому водителю, а остальные машины просто будут автоматически повторять его маршрут и алгоритмы управления.

Данное решение может повысить среднюю скорость движения войсковых колонн на гусеничной технике на 30 процентов и увеличить темп марша с нынешних 300 до 500 км в сутки без особых затрат».

Как будет повышаться огневая мощь

Боевой робот «Уран-9».

Неизвестно, останется ли на танке недалекого будущего нынешняя пороховая пушка. Возможно, ее место займет электротермохимическое орудие или будет выбран электромагнитный способ метания. Известно, что создание ЭТХП в настоящее время у нас значительно продвинулось и находится на этапе опытно-конструкторской работы.

«Разработка электромагнитного способа метания снаряда продолжается достаточно давно, но особых успехов в этой области никто пока не достиг. Здесь на передний план выходят проблемы источников питания и свойства материалов — при таких ускорениях они чрезвычайно быстро изнашиваются.

Электротермохимическая пушка показала себя гораздо более реалистичным вариантом, но тут нас поджидает проблема стабильности выстрела. Это мы уже проходили на системах с жидкими метательными веществами или с безгильзовым патроном, когда не обеспечивается стабильность даже в ручном огнестрельном оружии.

Конечно, у перспективных разработок есть и ряд преимуществ — более высокая начальная скорость снаряда, а также компактное размещение боекомплекта. При всем этом, надежность вооружения снижается, оно становится гораздо более сильно зависимым от условий окружающей среды, требует совершенного материально-технического обеспечения, так что все это пока на стадии опытных работ и в серию не вышло», — говорит В.Мураховский.

Гусеницы — это навсегда

Виктор Мураховский высказал мнение, что вряд ли появится какой-то принципиально новый движитель для бронетанковой техники: на воздушной подушке или еще что-то более экзотичное.

«Считаю, гусеницы — это навсегда. Может быть в очень-очень отдаленном будущем их что-то и заменит, но пока никакой альтернативы даже не просматривается. Развитие пойдет за счет совершенствования подвески, в первую очередь, путем применения интеллектуальных управляющих систем.

Если говорить о двигательных установках, то все пока упирается в одну глобальную проблему — отсутствие источника энергии, сравнимого по удельной энергоемкости и удобству применения с углеводородным топливом. В настоящее время самые лучшие, самые эффективные аккумуляторы по удельной энергоемкости на порядок уступают бензину и дизельному топливу. Это стопроцентно не вариант двигателя для техники поля боя».

Броня крепка!

Защищенность остается ключевым и определяющим фактором для тяжелых платформ бронетанковой техники и основного танка в первую очередь.

«Я думаю чего-то революционного, что позволит коренным образом изменить обстановку, в этой теме не появится. Продолжат развиваться системы защиты, существующие в настоящее время», — говорит Виктор Иванович, имея в виду пассивную броневую защиту в многослойном ее исполнении.

«Также продолжатся работы по улучшению характеристики динамической защиты. Активная защита, системы постановки завес, комплексы оптико-электронного подавления станут непременным атрибутом бронемашин нового поколения. В настоящее время над этим работают во всех передовых странах мира.

Разведывательно-ударный наземный робототехнический комплекс «Вихрь» на базе БМП-3.

Тем не менее, соревнование между броней и снарядом продолжится с переменным успехом той или иной стороны.

Что же касается применения адаптивных средств маскировки (покрытие «хамелеон»), то я в них не слишком верю. Это работает в лабораторных условиях, но не на поле боя.

Чтобы получить качественно новую защиту, надо посмотреть какие у нас новые направления в физике, на основе которых можно что-то придумать. Дают ли перспективные разработки качественный прирост, то есть в разы? Нет, максимум обеспечат 15-20%».

Танки бессмертны?

Танки и сегодня остаются главной ударной силой сухопутных войск, единственным видом боевой техники, которая может совершать тактический маневр на поле боя под огнем прямой наводкой противника: проламывать оборону или, наоборот, наносить контрудар по наступающему. Это уникальное свойство, уверен Виктор Мураховский.

«Кто бы чего не говорил о «смерти танков», никаких других машин, способных их заменить на поле боя, в природе не существует. Разговоры о том, что скоро воевать между собой будут легкие и быстрые антропоморфные роботы смеху подобны.

Изобретателей подобной техники я бы отправил на поле боя, где общевойсковые батальоны, насыщенные бронетехникой, сражаются с полным размахом при поддержке артиллерии и авиации, чтобы они лично ощутили всю абсурдность таких фантазий.

И главное — не надо забывать, что основная деталь любого оружия — это голова ее владельца, как бы это не банально звучало. Ровно то же относится к танковому экипажу, летчикам, пехотинцам и так далее. Техника становится все более совершенной, но в конечном итоге воюет и побеждает человек», — заключил он.

/Алексей Моисеев, rg.ru/

army-news.ru

Какими будут танки будущего? — Игры Mail.Ru

«Армата», танки-роботы и другие разработки будущего: в честь Дня танкиста рассказываем, как изменятся танки в ближайшие десятилетия

В последние годы очень модно говорить о «смерти» танков, и том, что совсем скоро они уступят место на поле боя другим родам войск — от авиации и до пехотинцев в новейшей экипировке, превращающей солдата в настоящую машину смерти. У этого утверждения есть своя логика — с момента окончания Холодной войны и до начала этого года не было представлено ни одного принципиально нового танка. Новые модели «догоняющих» держав лишь позволили им достичь уровня Т-90 или Leopard 2, а лидеры танкостроения и вовсе топтались на месте, выпуская модификации старых машин.

Тем не менее, еще в 80-е годы все было совершенно иначе. Враг был понятен и он был рядом — например, буквально по другую сторону Берлинской стены. Конструкторские бюро всех стран трудились не покладая рук, чтобы обеспечить победу — в США работали над модификацией «Абрамса» с необитаемой башней, немцы и швейцарцы разрабатывали мощнейшие 140-миллиметровые пушки для установки на Leopard 2, а в СССР легендарное Харьковское КБ готовилось выпустить монструозный «Объект 477 «Молот», начиненный самыми невероятными технологиями, от мощнейшей пушки и до уникальной цифровой системы управления.

В 1991 году Холодная война закончилась, а вместе с ней настал конец и привычным представлениям о роли танков в бою. Во время «Бури в пустыне» произошло лишь одно (!) настоящее танковое сражение, а главными врагами танков стали авиация и пехота с гранатометами. В 1994 году в Чечне российские Т-72 и Т-80 ждало кровавое месиво на городских улицах, где получить выстрел из гранатомета можно было буквально из каждого окна. Правила поменялись — и это очень озадачило конструкторов по всему миру.

Показанный на последнем Параде победы Т-14 «Армата» стал символом того, что период нерешительности кончился. Россия первой готовится запустить в производство танк нового поколения, и именно ее придется догонять остальным странам. В этой статье мы попытаемся представить, какими станут танки в ближайшие десятилетия.

Карающая десница

Главный аргумент танка на поле боя — его пушка. Поэтому неудивительно, что конструкторы танков всегда уделяли огромное внимание их огневой мощи. Самый очевидный способ ее повышения — увеличить калибр орудия. В начале 90-х существовало сразу два проекта модернизации Leopard 2 — немецкий и швейцарский — в которых планировалось установить на танк 140-миллиметровую пушку вместо привычной 120-миллиметровой. В самом СССР пошли еще дальше и разработали 152-миллиметровую танковую пушку. В конце 80-х она стояла на упомянутом выше «Объекте 477», а позже перекочевала на «Объект 195», предшественника «Арматы».

В итоге все эти проекты были отменены. Пушка большего калибра увеличивала массу танка, требовала повышенной прочности конструкции и была сложна в обслуживании. Увеличивался и размер снарядов — а значит, их становилось меньше в боекомплекте. Неудивительно, что в «Армате» вернулись к традиционному калибру в 125-миллиметров, пообещав подумать о 152-миллиметровой пушке позже.

В будущем на танках наверняка будут применены орудия, построенные на совершенно новых принципах. «Рэйлган» пытаются сконструировать в США, Израиле, Британии — теоретически такое орудие должно будет разогнать снаряд до чудовищной скорости, но на практике перед исследователями стоит целый комплекс проблем. Надежность «Рельсы» остается под вопросом, плюс она требует слишком много энергии — поэтому в первую очередь такое орудие может появиться на кораблях. Другое перспективное направление — электротермохимические пушки. Они будут использовать электроэнергию для воспламенения метательного вещества и управления скоростью его горения. В теории, таким способом можно существенно повысить скорость полета снаряда — но на практике никто пока не сделал действительно эффективное орудие.

Но есть и способы улучшения нынешних орудий. У установленной на «Армате» 125-миллиметровой пушки увеличены длина ствола и емкость зарядной камеры, что улучшило энергетику выстрела. Другое перспективное направление — развитие орудийных боеприпасов. Еще с 70-х годов прошлого века в танках начали применяться управляемые ракеты. Их преимущества очевидны — такой ракетой опытный оператор может поразить врага в укрытии или «достать» чужой танк, если он начал двигаться. В перспективе же подобные ракеты смогут наводиться на цель и вовсе без внимания оператора — например, в США много лет работали над семейством реактивных снарядов MRM, оснащенных головкой самонаведения. Получив начальные координаты цели, снаряд при подлете к ней включал реактивный двигатель, а затем с помощью радара или инфракрасной камеры определял цель и поражал ее с наиболее удобного ракурса. Сейчас программа MRM закрыта, но полученные в ходе ее разработки технологии наверняка будут использованы в будущем.

Традиционные снаряды также становятся лучше — конструкторы постоянно повышают их мощность, а также пытаются сделать их «умнее». В израильском боеприпасе APAM взрыватель настраивается на тип цели, по которой ведется огонь. Если это группа пехотинцев на открытом пространстве — то снаряд разорвется над головами бойцов, поразив их осколками. Если противник занял позиции в здании — то снаряд сначала пробьет стену, а затем взорвется в помещении. У APAM есть даже режим, который позволяет бороться с вертолетами.

Узел в сети

Разумеется, «умным» снарядам нужна продвинутая система управления огнем. Лазерный дальномер, баллистический вычислитель и комплекс датчиков, следящих за погодой, позволяют максимально точно навестись на цель, учитывая все внешние факторы. Обязательным оборудованием стал и тепловизор, который позволяет действовать не только ночью, но и дает возможность быстрее засекать врага в условиях плохой видимости, вроде песчаной бури.

Венец современных систем управления — боевое отделение «Арматы», впервые показанное считанные дни назад. В Т-14 весь экипаж сидит внутри отделения, больше похожее на пульт управления космическим кораблем. Перед глазами танкистов — несколько мониторов, на которые можно вывести самую разную информацию: статус основных систем, прицел орудия, изображение с одной из камер обзора, «опоясывающих» танк, и даже картинку с беспилотника. Подобная организация работы позволит экипажу намного быстрее принимать решения в ходе боя.

Столь совершенный танк уже не может действовать в одиночку — он должен стать элементом большого военного механизма, который автоматически обменивается данными с другими боевыми единицами. Первым эту идею озвучил гениальный советский маршал Николай Огарков, который с 1977 по 1984 годы руководил Генштабом СССР. Ему удалось убедить начать разработку системы управления боевыми действиями — сети из множества компьютеров, в реальном времени обрабатывающей информацию о происходящем на целом фронте.

К сожалению, у СССР хватило времени создать лишь один опытный образец такой машины. Но именно идеи Огаркова лежат в основе систем управления для «сетецентрических войн», которые разрабатываются прямо сейчас. Танки внутри таких систем обретут невероятные по нынешним меркам возможности. Представьте, что экипаж имеет доступ ко всей информации, собранной теми, кто сражается поблизости — он «видит», где находится пехота и другие танки, знает, есть ли рядом комплекс ПВО, способный прикрыть от вражеских вертолетов, получает информацию от разных средств разведки, начиная с беспилотников и заканчивая спутниками, и даже в курсе, где находятся ближайшие ремонтные базы и есть ли на них узел, только что вышедший из строя.

Если один из «элементов» сети засекает врага, то информация о нем сразу же появляется у всех, кому она может быть полезной — например, пехотинец может заметить вражескую боевую машину, передать ее координаты в сеть, и они моментально окажутся у ближайшего танка. Зная точные координаты цели, экипаж танка сможет выбрать лучшую позицию и, возможно, успеет поразить врага до того, как тот начнет что-то подозревать.

Фантастика? Посмотрите на фрагмент рекламы российской экипировки «Ратник», которая начинает поступать в войска — и вы поймете, что будущее совсем близко.

Прикрыть и защитить

Из-за широкой распространенности и высокой эффективности противотанковых средств танки давно уже стараются не показываться на открытом месте. Например, прошедшей зимой во время боев в аэропорту Донецка танкисты воюющих сторон старались выкатываться из-за укрытия ровно на те несколько секунд, которые необходимы для выстрела, после чего тут же уезжали обратно. Ну, а необходимость прикрытия танков пехотой стала ясна еще во время Второй мировой. Но что делать, если укрытия и мотострелки не защитят? Ответ прост – рассчитывать на собственные средства защиты.

С 80-х годов прошлого века некоторые танки начали оснащаться комплексами активной защиты. Такая система включает радар и пусковые установки с перехватчиками, которые сбивают ракету на подлете. Сегодня подобные комплексы развивают ведущие державы мира, делая их все более мощными и точными. Если первые образцы в основном затачивались против управляемых ракет, то сейчас речь идет о перехвате более сложных целей — например, в 2011 году установленный на израильском танке Merkava Mk. 4 комплекс Trophy смог сбить снаряд, выпущенный из ручного гранатомета палестинскими боевиками.

Комплексы активной защиты — не единственное спасение танкистов. На современные боевые машины устанавливаются постановщики помех, пытающиеся «ослепить» головки наведения боеприпасов, а также средства для дистанционного подрыва противотанковых мин. Улучшается и броня — сегодня это не просто стальной лист, а «бутерброд» из металла, специальной керамики и полимерных материалов. Основное бронирование принято дополнительно прикрывать защитой от зарядов — контейнерами с динамической броней (по сути, листы взрывчатки, «отбивающие» снаряд при попадании), навесными экранами и специальными решетками. Наконец, далеко не фантастикой являются даже «силовые щиты» из фильмов — еще в 70-е годы в СССР и США велись разработки своего рода электромагнитной брони, где попавший по танку снаряд должен был разрушаться силой магнитного поля. Правда, далее экспериментов дело пока так и не дошло.

Средства защиты танков будущего будут максимально автоматизированы, а также построены на принципах «эшелонирования», вроде тех, что используются в противовоздушной обороне. Например, установленный в Т-14 «Армата» комплекс «Афганит», обнаружив опасность с помощью радара, последовательно использует сразу несколько вариантов ее устранения. Сначала информация будет передана экипажу танка, чтобы он попробовал расправиться с самой угрозой — другим танком, вертолетом или группой солдат. Если это не удалось, то «Афганит» рекомендует экипажу начать маневр уклонения, а сам попробует «задавить» снаряд помехами — облучить лазером его головку наведения, выбросить облако специальных дипольных отражателей или просто поставить дымовую завесу.

Наконец, на последнем рубеже сработает активная защита — причем заявляется, что «Афганит» способен перехватывать гиперзвуковые боеприпасы (первые образцы сбивают цели со скоростью до 1700 м/с., а в перспективе этот показатель будет увеличен до 3000 м/с.) и боеприпасы, которые атакуют танк сверху, в наименее прикрытую броней часть корпуса (например, знаменитые ракеты Javelin).

Я, робот

Пожалуй, главным событием, которое произошло в танкостроении после Второй мировой, стал отказ от нескольких типов танков (обычно классифицировали по весу — легкий, средний и тяжелый) в пользу максимально универсального основного боевого танка. Не исключено, что в ближайшие десятилетия произойдет еще одна революция — и классические ОБТ действительно исчезнут с поля боя, уступив место бронированным машинам с другими характеристиками и тактикой применения.Поиск решений активно ведется во всех странах. В США только с начала этого века прошли две программы, целью которых было определить облик армии будущего — Future Combat Systems и Army Brigade Combat Team Modernization. Обе были отменены, но все равно интересно взглянуть на идеи, выдвинутые в их рамках. Начнем с того, что американские конструкторы полностью придерживаются концепции «сетецентрической войны», которая уже описана выше. Ну а место танка в этих концепциях занимала MCS (Mounted Combat System) — машина, больше похожая на самоходную артиллерийскую установку. Конструкторы предполагали, что с развитием средств обнаружения танк будет вступать в прямой бой очень редко, поражая цели с больших (до 12 километров) дистанций. Но остается открытым вопрос, что произойдет в том случае, если армия столкнется с противником, который оснащен не менее совершенным оружием. Вероятно, ответа на него создатели программы не дали, так как разработка MCS была отменена.

Другой интересный американский прототип — Black Knight. Это очень легкий танк — вес в 12 тонн позволяет перебрасывать его на транспортных самолетах в любую точку мира, а в бою машина развивает потрясающую скорость в 77 километров в час. При этом Black Knight неплохо вооружен — он несет скорострельную 30-миллиметровую пушку и пулемет, также возможна установка управляемых ракет. Самое же интересное — в этом танке вообще нет экипажа. Предполагается, что Black Knight будет управляться дистанционно, а в перспективе наследника этой машины могут оснастить искусственным интеллектом.

Рев «Арматы»

Российские поклонники бронетехники получили на день танкиста (если кто не знает, его отмечают сегодня, 13 сентября) лучший подарок в мире — танк Т-14 «Армата», который мы уже не раз упоминали в этой статье. «Армате» еще предстоит завершить государственные испытания, по итогам которых ее облик наверняка серьезно изменится. Но уже можно с уверенностью сказать, что перед нами — действительно танк совершенно нового поколения. У него новая компоновка, более мощное оружие и средства защиты, а также совершенно фантастический комплекс управления. Шасси танка станет основой для еще нескольких машин — уже представлена тяжелая боевая машина пехоты Т-15, а в перспективе возможно появление машины огневой поддержки танков и инженерного комплекса на основе «Арматы».

Глядя на Т-14, можно уже и немного пофантазировать, как этот танк будет развиваться в ближайшие десятилетия. Уже идут разговоры, что на «Армату» все-таки поставят 152-миллиметровую пушку — скорее всего, это будет отдельная модификация, созданная специально для охоты на танки врага. Другой возможный путь — система управления. Сегодня танкисты «Арматы» стали кем-то вроде «операторов», которые командуют сложной машиной с автоматизированного пульта управления. Ничто не мешает со временем вынести этот «пульт» за пределы корпуса, превратив «Армату» в дистанционно управляемый танк. Ну а еще более отдаленная перспектива — разработка искусственного интеллекта, который будет принимать большинство решений и вовсе без участия экипажа.

Военный аналитик Илья Крамник подметил, что разработка «Арматы» уже дала толчок развитию множества гражданских технологий — новых сплавов, коммерческих дизелей, отечественных тепловизоров и электроники. Мы бы от себя хотели пожелать, чтобы новые танки в первую очередь несли людям именно достижения вроде таких вот технологий, которые можно использовать в мирных целях. Ну а сражаются они пусть исключительно в виртуальном пространстве — например, в играх вроде World of Tanks или «Armored Warfare: Проект Армата».

Авторы: Андрей Александров и Евгений Норин

games.mail.ru

Концепт немецкого танка будущего » Военное обозрение

Один из концептов следующего поколения ОБТ Германии.

Задняя часть танка спроектирована для поддержки пехоты, которая может перевозиться в десантном отделении танка, свободно покидать его через броневую дверь. Также такая конструкция обеспечивает дополнительную защиту солдатам за кормой танка. В отличие от «Абрамса», конструкция выхлопной системы танка позволяет солдатам находиться под укрытием кормы танка в течение длительного периода.

Гидропневматическая подвеска регулируется для каждого колеса (катка?) в отдельности. Таким образом, высота танка может регулироваться в ручном режиме для сохранения низкого силуэта танка. Также продвинутая гидропневматическая подвеска позволяет экипажу передвигаться в более комфортных условиях, чем схема с торсионной подвеской.

Новые материалы придадут тракам повышенную износостойкость и позволят достичь высокой максимальной скорости.

Выхлопная система выводит воздух от двигателя вверх и рассеивает его в задней части танка. В целях уменьшения тепловой заметности от выхлопа используется схема с 4-мя выводами выхлопных газов, позволяющая добиться рассеивания потока горячего воздуха и температуры выхлопа не выше +54С.

Броневые листы танка — композиционные, изготовлены с использованием сплава с добавлением главных компонентов: родия (Rh) и титана (Ti). Такой сплав обеспечит защиту, эквивалентную 1,4 метра стали (в лобовой броне корпуса). Также защита экипажа будет в значительной степени повышена в связи с внутренним армированием корпуса танка углеродистым волокном, усиленным графитом. Такая защита будет выполнять функцию своеобразной "сетки" для ловли любых бронебойных подкалиберных снарядов (БОПС) и кумулятивных боеприпасов (КС), пробивших внешнюю броню.

На танке установлена 140-мм гладкоствольная пушка, что значительно превышает обычный калибр для танков ОБТ. При этом длина ствола пушки ненамного превышает стандартную длину 120-мм пушки. Ствол пушки имеет термоизоляционный кожух, снижающий тепловую заметность.

В передней части корпуса установлены 2 лебедки суммарной мощностью около 153-х тонн.

На башне танка установлена автоматическая 25-мм пушка, которая используется против легкобронированной техники и низколетящих целей в случаях, когда 7,62-мм пулеметы могут быть неэффективны. Магазин для 25-мм пушки загружается вручную в задней части турели. Боезапас составляет 86 снарядов.

Автомат заряжания на 3 выстрела револьверного типа позволяет произвести первые 3 выстрела со скоростью 1 выстрел за 1,3 секунды. Скорострельность в минуту приблизительно 15 выстрелов.

Спецификация

Танк также имеет автомат заряжания на 3 выстрела и схож с теми, что используются на французском Леклерке и российских ОБТ (только Леклерк и российские ОБТ не нуждаются в заряжающем).

Конструкция предусматривает установку на башне дистанционно управляемого боевого модуля.

Танк имеет переднее расположение моторного отделения, как и «Меркава», с кормовой броневой дверью, через которую можно быстро выгружать / загружать пехоту, эвакуировать с поля боя раненых и убитых, а также предоставляет десанту укрытие.

Конструкция танка предусматривает снижение ущерба для экипажа и десанта от подрыва взрывных устройств.

На танке будет установлен КАЗ

topwar.ru

Какими будут танки будущего?

В последние годы очень модно говорить о «смерти» танков, и том, что совсем скоро они уступят место на поле боя другим родам войск — от авиации и до пехотинцев в новейшей экипировке, превращающей солдата в настоящую машину смерти. У этого утверждения есть своя логика — с момента окончания Холодной войны и до начала этого года не было представлено ни одного принципиально нового танка. Новые модели «догоняющих» держав лишь позволили им достичь уровня Т-90 или Leopard 2, а лидеры танкостроения и вовсе топтались на месте, выпуская модификации старых машин.

Тем не менее, еще в 80-е годы все было совершенно иначе. Враг был понятен и он был рядом — например, буквально по другую сторону Берлинской стены. Конструкторские бюро всех стран трудились не покладая рук, чтобы обеспечить победу — в США работали над модификацией «Абрамса» с необитаемой башней, немцы и швейцарцы разрабатывали мощнейшие 140-миллиметровые пушки для установки на Leopard 2, а в СССР легендарное Харьковское КБ готовилось выпустить монструозный «Объект 477 «Молот», начиненный самыми невероятными технологиями, от мощнейшей пушки и до уникальной цифровой системы управления.

«Объект 477 «Молот» должен был стать одним из первых в мире танков с необитаемой башней и орудием калибра 152 миллиметра

В 1991 году Холодная война закончилась, а вместе с ней настал конец и привычным представлениям о роли танков в бою. Во время «Бури в пустыне» произошло лишь одно (!) настоящее танковое сражение, а главными врагами танков стали авиация и пехота с гранатометами. В 1994 году в Чечне российские Т-72 и Т-80 ждало кровавое месиво на городских улицах, где получить выстрел из гранатомета можно было буквально из каждого окна. Правила поменялись — и это очень озадачило конструкторов по всему миру.

Показанный на последнем Параде победы Т-14 «Армата» стал символом того, что период нерешительности кончился. Россия первой готовится запустить в производство танк нового поколения, и именно ее придется догонять остальным странам. В этой статье мы попытаемся представить, какими станут танки в ближайшие десятилетия.

Карающая десница

Модификация Leopard 2 с орудием калибра 140мм

Главный аргумент танка на поле боя — его пушка. Поэтому неудивительно, что конструкторы танков всегда уделяли огромное внимание их огневой мощи. Самый очевидный способ ее повышения — увеличить калибр орудия. В начале 90-х существовало сразу два проекта модернизации Leopard 2 — немецкий и швейцарский — в которых планировалось установить на танк 140-миллиметровую пушку вместо привычной 120-миллиметровой. В самом СССР пошли еще дальше и разработали 152-миллиметровую танковую пушку. В конце 80-х она стояла на упомянутом выше «Объекте 477», а позже перекочевала на «Объект 195», предшественника «Арматы».

В итоге все эти проекты были отменены. Пушка большего калибра увеличивала массу танка, требовала повышенной прочности конструкции и была сложна в обслуживании. Увеличивался и размер снарядов — а значит, их становилось меньше в боекомплекте. Неудивительно, что в «Армате» вернулись к традиционному калибру в 125-миллиметров, пообещав подумать о 152-миллиметровой пушке позже.

Предшественник «Арматы» — танк «Объект 195»

В будущем на танках наверняка будут применены орудия, построенные на совершенно новых принципах. «Рэйлган» пытаются сконструировать в США, Израиле, Британии — теоретически такое орудие должно будет разогнать снаряд до чудовищной скорости, но на практике перед исследователями стоит целый комплекс проблем. Надежность «Рельсы» остается под вопросом, плюс она требует слишком много энергии — поэтому в первую очередь такое орудие может появиться на кораблях. Другое перспективное направление — электротермохимические пушки. Они будут использовать электроэнергию для воспламенения метательного вещества и управления скоростью его горения. В теории, таким способом можно существенно повысить скорость полета снаряда — но на практике никто пока не сделал действительно эффективное орудие.

Но есть и способы улучшения нынешних орудий. У установленной на «Армате» 125-миллиметровой пушки увеличены длина ствола и емкость зарядной камеры, что улучшило энергетику выстрела. Другое перспективное направление — развитие орудийных боеприпасов. Еще с 70-х годов прошлого века в танках начали применяться управляемые ракеты. Их преимущества очевидны — такой ракетой опытный оператор может поразить врага в укрытии или «достать» чужой танк, если он начал двигаться. В перспективе же подобные ракеты смогут наводиться на цель и вовсе без внимания оператора — например, в США много лет работали над семейством реактивных снарядов MRM, оснащенных головкой самонаведения. Получив начальные координаты цели, снаряд при подлете к ней включал реактивный двигатель, а затем с помощью радара или инфракрасной камеры определял цель и поражал ее с наиболее удобного ракурса. Сейчас программа MRM закрыта, но полученные в ходе ее разработки технологии наверняка будут использованы в будущем.

Традиционные снаряды также становятся лучше — конструкторы постоянно повышают их мощность, а также пытаются сделать их «умнее». В израильском боеприпасе APAM взрыватель настраивается на тип цели, по которой ведется огонь. Если это группа пехотинцев на открытом пространстве — то снаряд разорвется над головами бойцов, поразив их осколками. Если противник занял позиции в здании — то снаряд сначала пробьет стену, а затем взорвется в помещении. У APAM есть даже режим, который позволяет бороться с вертолетами.

Узел в сети

Все еще редкие кадры — «Армата» изнутри

Разумеется, «умным» снарядам нужна продвинутая система управления огнем. Лазерный дальномер, баллистический вычислитель и комплекс датчиков, следящих за погодой, позволяют максимально точно навестись на цель, учитывая все внешние факторы. Обязательным оборудованием стал и тепловизор, который позволяет действовать не только ночью, но и дает возможность быстрее засекать врага в условиях плохой видимости, вроде песчаной бури.

Венец современных систем управления — боевое отделение «Арматы», впервые показанное считанные дни назад. В Т-14 весь экипаж сидит внутри отделения, больше похожее на пульт управления космическим кораблем. Перед глазами танкистов — несколько мониторов, на которые можно вывести самую разную информацию: статус основных систем, прицел орудия, изображение с одной из камер обзора, «опоясывающих» танк, и даже картинку с беспилотника. Подобная организация работы позволит экипажу намного быстрее принимать решения в ходе боя.

Столь совершенный танк уже не может действовать в одиночку — он должен стать элементом большого военного механизма, который автоматически обменивается данными с другими боевыми единицами. Первым эту идею озвучил гениальный советский маршал Николай Огарков, который с 1977 по 1984 годы руководил Генштабом СССР. Ему удалось убедить начать разработку системы управления боевыми действиями — сети из множества компьютеров, в реальном времени обрабатывающей информацию о происходящем на целом фронте.

К сожалению, у СССР хватило времени создать лишь один опытный образец такой машины. Но именно идеи Огаркова лежат в основе систем управления для «сетецентрических войн», которые разрабатываются прямо сейчас. Танки внутри таких систем обретут невероятные по нынешним меркам возможности. Представьте, что экипаж имеет доступ ко всей информации, собранной теми, кто сражается поблизости — он «видит», где находится пехота и другие танки, знает, есть ли рядом комплекс ПВО, способный прикрыть от вражеских вертолетов, получает информацию от разных средств разведки, начиная с беспилотников и заканчивая спутниками, и даже в курсе, где находятся ближайшие ремонтные базы и есть ли на них узел, только что вышедший из строя.

Если один из «элементов» сети засекает врага, то информация о нем сразу же появляется у всех, кому она может быть полезной — например, пехотинец может заметить вражескую боевую машину, передать ее координаты в сеть, и они моментально окажутся у ближайшего танка. Зная точные координаты цели, экипаж танка сможет выбрать лучшую позицию и, возможно, успеет поразить врага до того, как тот начнет что-то подозревать.

Фантастика? Посмотрите на фрагмент рекламы российской экипировки «Ратник», которая начинает поступать в войска — и вы поймете, что будущее совсем близко.

Прикрыть и защитить

Современные комплексы активной защиты, вроде израильского Trophy, ставятся не только на танки, но и на любую бронетехнику

Из-за широкой распространенности и высокой эффективности противотанковых средств танки давно уже стараются не показываться на открытом месте. Например, прошедшей зимой во время боев в аэропорту Донецка танкисты воюющих сторон старались выкатываться из-за укрытия ровно на те несколько секунд, которые необходимы для выстрела, после чего тут же уезжали обратно. Ну, а необходимость прикрытия танков пехотой стала ясна еще во время Второй мировой. Но что делать, если укрытия и мотострелки не защитят? Ответ прост – рассчитывать на собственные средства защиты.

С 80-х годов прошлого века некоторые танки начали оснащаться комплексами активной защиты. Такая система включает радар и пусковые установки с перехватчиками, которые сбивают ракету на подлете. Сегодня подобные комплексы развивают ведущие державы мира, делая их все более мощными и точными. Если первые образцы в основном затачивались против управляемых ракет, то сейчас речь идет о перехвате более сложных целей — например, в 2011 году установленный на израильском танке Merkava Mk. 4 комплекс Trophy смог сбить снаряд, выпущенный из ручного гранатомета палестинскими боевиками.

Комплексы активной защиты — не единственное спасение танкистов. На современные боевые машины устанавливаются постановщики помех, пытающиеся «ослепить» головки наведения боеприпасов, а также средства для дистанционного подрыва противотанковых мин. Улучшается и броня — сегодня это не просто стальной лист, а «бутерброд» из металла, специальной керамики и полимерных материалов. Основное бронирование принято дополнительно прикрывать защитой от зарядов — контейнерами с динамической броней (по сути, листы взрывчатки, «отбивающие» снаряд при попадании), навесными экранами и специальными решетками. Наконец, далеко не фантастикой являются даже «силовые щиты» из фильмов — еще в 70-е годы в СССР и США велись разработки своего рода электромагнитной брони, где попавший по танку снаряд должен был разрушаться силой магнитного поля. Правда, далее экспериментов дело пока так и не дошло.

Любительский (но очень убедительный) анализ башни «Арматы». Обратите внимание, сколько места отведено средствам защиты

Средства защиты танков будущего будут максимально автоматизированы, а также построены на принципах «эшелонирования», вроде тех, что используются в противовоздушной обороне. Например, установленный в Т-14 «Армата» комплекс «Афганит», обнаружив опасность с помощью радара, последовательно использует сразу несколько вариантов ее устранения. Сначала информация будет передана экипажу танка, чтобы он попробовал расправиться с самой угрозой — другим танком, вертолетом или группой солдат. Если это не удалось, то «Афганит» рекомендует экипажу начать маневр уклонения, а сам попробует «задавить» снаряд помехами — облучить лазером его головку наведения, выбросить облако специальных дипольных отражателей или просто поставить дымовую завесу.

Наконец, на последнем рубеже сработает активная защита — причем заявляется, что «Афганит» способен перехватывать гиперзвуковые боеприпасы (первые образцы сбивают цели со скоростью до 1700 м/с., а в перспективе этот показатель будет увеличен до 3000 м/с.) и боеприпасы, которые атакуют танк сверху, в наименее прикрытую броней часть корпуса (например, знаменитые ракеты Javelin).

Я, робот

Таким в США видели перспективный танк буквально несколько лет назад

Пожалуй, главным событием, которое произошло в танкостроении после Второй мировой, стал отказ от нескольких типов танков (обычно классифицировали по весу — легкий, средний и тяжелый) в пользу максимально универсального основного боевого танка. Не исключено, что в ближайшие десятилетия произойдет еще одна революция — и классические ОБТ действительно исчезнут с поля боя, уступив место бронированным машинам с другими характеристиками и тактикой применения. Поиск решений активно ведется во всех странах. В США только с начала этого века прошли две программы, целью которых было определить облик армии будущего — Future Combat Systems и Army Brigade Combat Team Modernization. Обе были отменены, но все равно интересно взглянуть на идеи, выдвинутые в их рамках. Начнем с того, что американские конструкторы полностью придерживаются концепции «сетецентрической войны», которая уже описана выше. Ну а место танка в этих концепциях занимала MCS (Mounted Combat System) — машина, больше похожая на самоходную артиллерийскую установку. Конструкторы предполагали, что с развитием средств обнаружения танк будет вступать в прямой бой очень редко, поражая цели с больших (до 12 километров) дистанций. Но остается открытым вопрос, что произойдет в том случае, если армия столкнется с противником, который оснащен не менее совершенным оружием. Вероятно, ответа на него создатели программы не дали, так как разработка MCS была отменена.

В отличии от MCS, Black Knight существует в «железе» и проходит испытания

Другой интересный американский прототип — Black Knight. Это очень легкий танк — вес в 12 тонн позволяет перебрасывать его на транспортных самолетах в любую точку мира, а в бою машина развивает потрясающую скорость в 77 километров в час. При этом Black Knight неплохо вооружен — он несет скорострельную 30-миллиметровую пушку и пулемет, также возможна установка управляемых ракет. Самое же интересное — в этом танке вообще нет экипажа. Предполагается, что Black Knight будет управляться дистанционно, а в перспективе наследника этой машины могут оснастить искусственным интеллектом.

Рев «Арматы»

Концепцию тяжелой БМП (на переднем плане) разработчики «Арматы» взяли у израильтян, которые уже опробовали похожие машины в боевых условиях

Российские поклонники бронетехники получили на день танкиста (если кто не знает, его отмечают сегодня, 13 сентября) лучший подарок в мире — танк Т-14 «Армата», который мы уже не раз упоминали в этой статье. «Армате» еще предстоит завершить государственные испытания, по итогам которых ее облик наверняка серьезно изменится. Но уже можно с уверенностью сказать, что перед нами — действительно танк совершенно нового поколения. У него новая компоновка, более мощное оружие и средства защиты, а также совершенно фантастический комплекс управления. Шасси танка станет основой для еще нескольких машин — уже представлена тяжелая боевая машина пехоты Т-15, а в перспективе возможно появление машины огневой поддержки танков и инженерного комплекса на основе «Арматы».

Глядя на Т-14, можно уже и немного пофантазировать, как этот танк будет развиваться в ближайшие десятилетия. Уже идут разговоры, что на «Армату» все-таки поставят 152-миллиметровую пушку — скорее всего, это будет отдельная модификация, созданная специально для охоты на танки врага. Другой возможный путь — система управления. Сегодня танкисты «Арматы» стали кем-то вроде «операторов», которые командуют сложной машиной с автоматизированного пульта управления. Ничто не мешает со временем вынести этот «пульт» за пределы корпуса, превратив «Армату» в дистанционно управляемый танк. Ну а еще более отдаленная перспектива — разработка искусственного интеллекта, который будет принимать большинство решений и вовсе без участия экипажа.

Военный аналитик Илья Крамник подметил, что разработка «Арматы» уже дала толчок развитию множества гражданских технологий — новых сплавов, коммерческих дизелей, отечественных тепловизоров и электроники. Мы бы от себя хотели пожелать, чтобы новые танки в первую очередь несли людям именно достижения вроде таких вот технологий, которые можно использовать в мирных целях. Ну а сражаются они пусть исключительно в виртуальном пространстве — например, в играх вроде World of Tanks или «Armored Warfare: Проект Армата».

 

Источник

games.mirtesen.ru

каким будет беспилотник на базе «Арматы»

Сухопутные боевые роботы не так на виду, но они есть и постоянно совершенствуются. Человечество уверенно движется к будущему, где «воины» сидят за мониторами и потягивают кофе, а далеко от них тысячи тонн высокотехнологичного металла весело и громко превращают друг друга во вторсырье. Звучит красиво и … опасно. Опасно для жизни, опасно для человечества.

Железо — в бой! 

Желание уберечь личный состав от гибели с одновременным желанием принести эту гибель противнику заставляют разрабатывать все более совершенные машины. На эти проекты тратятся огромные силы и средства, и этот  поток только возрастает. Не стоит на месте и кибернетика — рождение полноценного искусственного интеллекта уже на горизонте. Некоторые искусственные «птички» уже имеют его зачатки и способны при выполнении отдельных задач действовать самостоятельно.

Картинка

Наземные боевые роботы, в отличие от воздушных, ведут бой при непосредственном соприкосновении с противником. Движение по пересеченной местности требует обработки гораздо большего массива внешней информации и более сложных алгоритмов, нежели при выполнении полета. Для этого необходимо все более мощное «железо» и умные программы.

При современном уровне развития информационных технологий полноценно выполнить такие задачи пока не представляется возможным, но повторюсь — работа ведется и деньги выделяются. Не забываем и про разработку различных беспилотных автомобилей — эти алгоритмы обязательно найдут свое военное предназначение.

 Провод — радио — искусственный интеллект

В настоящее время большинство сухопутных роботов предназначены для патрулирования, ведения разведки, операций по разминированию, доставке грузов и т.д. В подавляющем большинстве это дистанционно управляемые машины. Использование телеуправления подразумевает наличие мощного канала обмена информацией «Машина — человек — машина».

Ничего лучше провода и радиосвязи человечество пока не придумало, поэтому такой канал связи можно перекрыть, а управление боевым роботом перехватить, и таких случаев масса, в том числе и с самыми защищенными и современными дронами. Чтобы подобного не произошло, машина должна иметь интеллект и с его помощью продолжать выполнение задачи при отсутствии командного канала со стороны человека, но…

Картинка

Уже существуют образцы роботов, которые способны самостоятельно принимать отдельные решения,  в том числе и об открытии огня по противнику, но это экспериментальные прототипы и качество принятия ими решение такое, что я бы им и рогатку не доверил.

Наработки. У кого что есть

США. Пока лидируют в этой области, во всяком случае, в области систем автономного управления движением. Например, вполне давняя разработка американского агентства DARPA — боевой автономный комплекс «Crusher». Робот оснащен набором датчиков, позволяющих ему в автономном режиме самостоятельно выбирать оптимальный маршрут до точки назначения и огибать препятствия.

Картинка

Эти самые датчики как автономный модуль стали победителем конкурса Grand/Urban Challenge, ранее объявленного агентством DARPA. Данная модификация робота «Crusher» способна пройти по маршруту, описанному контрольными точками системы GPS, самостоятельно выбирая маршрут преодоления препятствий. Вот только он не способен отличить дерево от стоящего человека и может спокойно «переехать» через своего бойца. Эта разработка ушла в тень, и никаких новых данных в открытые источники не поступает. Но это не единственный американский проект, и они совсем не стоят на месте.

Израиль. Тоже занимает лидирующие позиции на рынке беспилотных систем и дышит в спину американцам. Армия самообороны Израиля, ЦАХАЛ, уже достаточно давно и успешно использует различные сухопутные дроны, которые выполняют самые разные задачи: от разведки и антитеррора до подвоза различных грузов и разминирования.

Картинка

Относительно недавно израильская компания Meteor Aerospace представила свеженький 4-х тонный сухопутный роботизированный комплекс RAMBOW. По сути это легкий телеуправляемый БТР на гибридном электроприводе с кучей современных сенсорных и электронных систем, в том числе и автономной системой вождения. Аппарат оснащается различным вооружением, вес боевой нагрузки до тонны, приспособлен для широкого спектра операций, включая наземные боевые действия и огневую поддержку, а также сбор разведданных и защиту границ без риска для живой силы. Еще он возит боеприпасы и обед.

Германия. BAE Systems. В рамках программы UGV (Unmanned Ground Vehicle) был создан прототип 10 тонного боевого робота с замечательным названием Black Knight. «Черный рыцарь» звучит как ностальгия по Ледовому побоищу. Этот прототип оснащен 23-мм пушкой и имеет дистанционное управление с возможность подключения блоков для автономного вождения и принятия решений. Несколько лет назад разработка замерла, и никаких новых данных в открытые источники не поступает.

Картинка

Россия. Хоть мы в некоторых областях и выступаем роли догоняющего, но наши разработки уже на мировом уровне. Например, роботизированный боевой комплекс «Уран-9». Его масса составляет 10 тонн. Он оснащен мощной 30-миллиметровой автоматической пушкой 2А72, пулеметом калибра 7,62 мм и управляемыми ракетами. «Уран-9» может выпустить по противнику четыре противотанковые ракеты 9С120 «Атака» или четыре противовоздушные ракеты 9К33 «Игла».

Картинка

Его сенсорное и электронное оборудование соответствует всем требованиям современных аппаратов: есть термодатчики, лазерный дальномер, а также дневные и ночные камеры. Системы комплекса  могут автоматически обнаруживать, распознавать и следить за целью. На данный момент «Уран-9» является телеуправляемым роботом и про его автономность пока неизвестно, но эта машина вместе со старшим братом,  комплексом разминирования «Уран-6», прошла успешные испытания в Сирии и показала свою жизнеспособность.

Причем, по заявлению генерального директора разработчика комплекса АО 766 УПТК Дмитрия Остапчука, комплекс имеет такое количество «предохранителей», что просто не может выйти из-под контроля оператора.

Автономность российских боевых систем

Проблемами автономности вождения у нас сейчас успешно занимается КамАЗ в сотрудничестве с  Яндексом и Cognitive Technologies. Прогресс в этой области налицо, мы сокращаем наше отставание семимильными шагами, и что-то мне подсказывает, что алгоритмы этих разработок вполне приживутся на боевых машинах наших вооруженных сил, а автономные комплексы вооружения у нас уже есть.

Знакомьтесь — автономный боевой модуль АБМ-БСМ 30 «Вихрь». Этот боевой модуль имеет на вооружении 30-мм автоматическую пушку 2А42  и пулемет 7,62 ПКТМ. Есть возможность быстрого дооснащения модуля противотанковыми и зенитными ракетами.

Картинка

«Вихрь» может размещаться на БМП-3, бронеавтомобиле «Тигр» и других платформах. Главной ценностью боевого модуля является его автономность. Конечно, команду на уничтожение отдает оператор, но система способна самостоятельно найти и идентифицировать противника, выполнить наведение и удерживать цель до ее уничтожения. Один оператор может контролировать 4 боевых модуля на расстоянии до 50 км.

По анализу многих зарубежных экспертов, Россия быстро ворвалась в число лидеров по разработке сухопутных беспилотных боевых систем.

Робот по имени «АРМАТА»

Можно ли сделать из новейшего российского танка «Армата» беспилотник? Насколько нашим военным стратегам необходим многотонный робот с мощным вооружением?

Об этом я спросил ведущего военного эксперта, танкиста, полковника запаса Виктора Мураховского.

— Виктор Иванович! Расскажите, можно ли из новейшего российского танка «Армата» сделать беспилотник?

— Принципиальная возможность сделать безэкипажный (роботизированный) танк существует. Такая машина уже создавалась на платформе танка Т-72 в 1982–1990 годах в рамках научно-исследовательской работы «Автоматизированная система управления огнем и движением танков (АСУ-ОД)», выполненной в Военной академии бронетанковых войск.

Реализация всех алгоритмов управления огнем и движением осуществлялась с помощью бортовой вычислительной машины танковой информационно-управляющей системы (ТИУС). Командир танка находился в укрытии и на экране телевизионного монитора видел поле зрения прицела и панораму местности в приборе наблюдения механика-водителя.

Воздействуя на соответствующие кнопки управления, командир танка осуществлял наведение оружия на цель, подавал команды на выбор типа снаряда и стрельбу, а также управлял направлением и скоростью движения танка.

Поскольку танк объект 148 («Армата») изначально имеет «цифровой борт» (то есть все устройства подключены к общей цифровой шине), автомат заряжания, автомат сопровождения цели, роботизировать процессы управления огнем и движением сейчас проще. То есть технически безэкипажный танк можно сделать хоть завтра.

Однако многие процессы боевого применения танков и другого бронетанкового вооружения до сих пор выполняются обученными специалистами (членами экипажа танка) существенно эффективней, чем самыми передовыми и мощными компьютерными системами, включая системы искусственного интеллекта на платформе рекурсивных нейронных сетей с глубинным обучением.

То есть создать полностью роботизированную автономную платформу Т-14 технически возможно, но ее боевая эффективность будет в разы хуже, чем у танка с квалифицированным экипажем.

— Имеет ли вообще смысл делать беспилотный танк или стоит ограничиться небольшими и более легко вооруженными, но более мобильными машинами, например «Уран-9»?

— Одно другому не мешает. На поле боя, под огнем противника, возможность маневра (мобильность) определяется не размерами, массой и скоростью машин, а главным образом устойчивостью к огневому воздействию противника. Танки (и другие машины унифицированной гусеничной платформы тяжелой категории – БМП, БМПТ) и сейчас остаются единственным боевым средством, способным осуществлять тактический маневр под огнем противника – проламывать его оборону или наоборот, наносить контрудар, действуя в обороне. Этим уникальным свойством никакая другая техника не обладает. Легковооруженные, скоростные роботизированные платформы найдут свое применение при выполнении задач разведки, боевого, сторожевого, маршевого охранения, обеспечения флангов, охраны тыла, сопровождения войсковых колонн и т.п.

Картинка

— Делались ли за рубежом попытки (в XXI веке) сделать полноценный беспилотный танк?

— Такие попытки предпринимались на уровне разработки концептов, эскизного проектирования, макетов. Насколько я знаю, опытных, а тем более – серийных образцов, не создавалось.

— Каким должен быть канал связи между оператором и машиной, чтобы на поле боя не произошла потеря управления или его перехват? Каким образом реализовывать дальность такого канала, нужен ли для этого ретранслятор?

— Строго говоря, дистанционно-управляемые и автономные роботизированные платформы – это принципиально разная техника. Ни один вид связи не дает гарантии стопроцентной устойчивости управления. Как правило, для критически важных систем применяют спутниковую связь. В тактическом звене – радиоканалы в УКВ-диапазоне, закрывая их аппаратурой ЗАС временной стойкости. Для техники поля боя достаточно дальности устойчивой связи 15–20 км.

Правовые и моральные аспекты

В локальных войнах XXI века боевые роботы применялись против слабых в техническом отношении стран, да и сами применяемые военные роботы были не автономны, а управлялись дистанционно оператором. Но, несмотря на это, военные столкнулись с рядом крайне опасных инцидентов.

Во время начала операции в Ираке одна группа американских военных роботов Talon Sword вышла из-под контроля оператора и начала хаотично перемещаться по полю боя. Было также зафиксировано несколько ситуаций, в которых Talon Sword вел себя непредсказуемо. Без всякой команды оператора поворачивал боевой модуль в сторону своих солдат, передвигался в ненужном направлении и так далее. Как вы понимаете, дело было в Ираке, и современные средства РЭБ не применялись, а Talon Sword на тот момент был самым современным американским серийным роботом, стоящим на вооружении.

Картинка

Все это заставило военных отправить платформу производителю для поиска и устранения возможной ошибки. Причем замечу, робот Talon Sword лишен какого-либо интеллекта – это полностью контролируемая человеком радиоуправляемая машина, при этом на ней нет никаких особых боевых изысков, как например на нашем «Уран-9».

В ЮАР в 2007 году 35-мм автономное швейцарское орудие ПВО Oerlicon GDF-005В («Эрликон»), оснащенное пассивным и активным радарами, лазерной системой целеуказания, в ходе учения самостоятельно открыло бесконтрольный огонь и расстреляло 9 солдат и серьезно ранило еще 14. Огонь велся до последнего снаряда.

Законы и нормы поведения

В связи с выходом из-под контроля боевых роботизированных систем возникают сомнения, будут ли боевые роботы, предназначенные для уничтожения противника, соблюдать международные нормы ведения боевых действий? Не станут ли они из-за простого вируса в своих электронных мозгах расстреливать всех подряд? Поэтому рассматривать военных роботов как основные средства ведения боевых действий нежелательно. Нежелательно рассматривать их и при наличии продвинутого интеллекта в будущем — у фантастов случаются пророчества, и сценарий «Терминатора» вполне возможен в самом ближайшем будущем.

В 1942 году знаменитый писатель-фантаст Айзек Азимов сформулировал «Три закона роботехники»:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам. 

Будут ли разработаны обязательные законы для военных роботов, и как они будут выполняться?

«На посошок»

Если с боевыми роботами с искусственным интеллектом все может кончиться так плохо, то почему Россия, которая во многих конфликтах старается выступать примиряющей силой, разрабатывает все это и более того — начинает обгонять конкурентов?

Ответ прост и банален. Ядерное оружие смертельно для всех. Для всей планеты. Атомную бомбу первыми изобрели американцы, они ее и первыми применили. Применили по гражданским. Без военной необходимости. Просто чтобы получить политические рычаги для влияния на СССР. Если бы Курчатов не создал нашу бомбу, то нас бы уже разнесли на кусочки. Да и не только нас — разнесли бы полмира.

Картинка

И здесь также. Если не будет ответного противовеса, если американский истеблишмент не будет видеть опасности для своей экспансии — он нанесет удар.

Атомные бомбы в Японии, химическое оружие во Вьетнаме, Томагавки, потому что так захотелось Президенту США, боевые роботы в городе «….»  — вот тут и надо остановиться. Хватит.

tvzvezda.ru

Альтернативный перспективный танк будущего Т-20. Россия

Выдвину на суд товарищей размышления об основном боевом танке, который сменит Т-90.

 

Название Т-20  (дата разработки ТЗ - 2020 год)

Двигательная система  - дизель-электроход (в боевых действия - движение на емких АКБ до 8 часов, в походе - многотопливный дизель)

Вес - 40 тонн

Экипаж 3 чел: командир, водитель, оператор вооружения и обнаружения целей

Вооружение:

основное вооружение: малогабаритная пусковая установка на 24 управляемые ракеты "выстрелил-забыл". стандартная боеукладка: 8 противотанковых, 8 противопехотных, 8 зенитных

универсальная пусковая установка (ПУ),  в походном положении находится внутри бронекорпуса, и выдвигается вверх только перед пуском ракет (ракеты)

Сверху ПУ защищается сдвижной или распашной бронированной крышкой, вероятно около 50мм толщины

система управления огнем позволяет поражать как самостоятельно обнаруженные цели (до 24 одновременно - 24 разные цели или несколькими ракетами по одной цели), так и поражать цели, о которых информация получена от иных средств обнаружения (авиация, БПЛА, удаленные одноразовые датчики, выносные ретрансляторы, разведовательные спутники и колесные микро-роботы)

средство обнаружения целей - Станция обнаружения целей с ФАР, тепловизор и датчики звука

вспомогательное оружие - две дистанционных стабилизированных кронштейна на боковых поверхностях для неуправляемого оружия. Опции: АГС, пулемет калибра 12,7, пулемет калибра 7,62,  снайперская винтовка калибра 12,7мм выбираются заказчиком

дополнительно - 40мм миномет по типу танка Меркава

 

 

Бронирование - неметаллические материалы, примерно в 10 раз более стойкие, чем стальная броня, к механическому повреждению

Шасси - гусеничное,  аналогичное Т-72, с повышенной надежностью. Гусеницы - не повреждающие асфальтовое покрытие, а также траву.

alternathistory.com