Проигравший конкурент "тридцатьчетвёрки". Танк т 114


Т114: убийца гигантов - Блоги

T114 BAT — лёгкий американский экспериментальный истребитель танков, вооружённый безоткатной 106-мм пушкой. Эта необычная машина прибывает в ангары игроков War Thunder в обновлении 1.71 “Новая эра”!​

В начале 1950-х годов американские инженеры начали разработку лёгкой бронированной машины поддержки пехоты нового поколения. Компания  General Motor представила на испытания две версии своей разработки Т114: одна версия предназначалась для поддержки мотопехоты, вторая являлась истребителем танков. В отличие от первой, пулемётной версии, истребитель танков получил на вооружение безоткатную нарезную пушку калибра 106мм — такую же, какие были установлены на M50 Ontos. Специально для T114 инженеры разработали и воплотили в металле систему заряжания этой пушки из башни. В 1960 году было построено шесть прототипов T114, четыре пулемётных и два — с безоткатным орудием. Последние на короткий промежуток времени получили название BAT (Batallion Anti-Tank).

Один из двух прототипов охотника за танками проходил испытания на Абердинском полигоне в декабре 1960 — январе 1961, второй остался на заводе-изготовителе для прохождения производственных испытаний. Из-за неудовлетворительных результатов испытаний все работы по T114 BAT были остановлены в 1961 году, а два построенных прототипа позже были переоборудованы в пулемётные версии. Впоследствии упрощённая версия этой машины поступила на вооружение Армии США под названием M114.

Мы предлагаем нашим игрокам отправится на танковое сафари за штурвалом этой подвижной и фантастически выглядящей машины в обновлении War Thunder 1.71 “Новая эра”! T114 BAT станет одной из первых премиумных машин V ранга в игре. Это танк-диверсант, способный выполнять задачи повышенной сложности в высокоранговых боях: скорость, динамика и невысокий силуэт (чуть больше двух метров) позволят ему скрытно проходить по флангам противника, а 106-мм пушка отлично справится с бортами и кормой любого бронированного гиганта.

Экипаж машины составляет всего два человека, а броня может спасти разве что от пулемётного огня, так что этому танковому ниндзя не стоит подставляться под удар. Никогда. Но есть и безусловное преимущество — обойма! T114 делает три последовательных выстрела с очень маленькой задержкой, после чего обойму танка необходимо перезарядить. Трёх оперённых снарядов хватит любому противнику — или даже нескольким!

 пожаловаться

www.playground.ru

М114 или бардак по-американски » Военное обозрение

В начале 50-х годов правительства многих стран озаботились созданием бронированных средств передвижения для собственной разведки. Не исключением в этом вопросе стали и США. Имеющиеся на тот момент М3 и М8 «Greyhound» явно не подходили для этой роли. Были слишком тяжелы для авиадесантирования, не умели плавать, да и вообще, морально устарели и повсеместно выводились из состава войск и передавались силам нацгвардии или в резерв.

К 1954 году, наконец, окончательно определились с требованиями к технике, которую по доброй армейской традиции назвали аббривеатурой – ACRC (Armored Cavalry Reconnaissance Vehicle – Бронекавалерийская разведывательная машина). Максимальный вес ограничили 3,6 тоннами, экипаж должен был составлять 4 человека, а максимальная скорость достигать – 70 км/ч. Фактически военные хотели получить некий аналог бронированного джипа, который можно было бы переоборудовать в медэвак или в противотанковое средство. Кстати, основной парк разведки в 1951-м и состоял из джипов, но вскоре ситуацию предстояло исправить. Общий объем заказа запланировали в 3 тысячи единиц.

Бронированный джип разведки 82-й аэромобильной

Только к 1960-му на конкурс было представлено несколько моделей от конкурирующих производителей, причем все по весу сильно потяжелее требуемого. Армия начала масштабную программу госиспытаний. В это же время в Советском союзе уже 3 года как производили БРДМ-1 и готовились испытывать БРДМ-2. В вооруженных силах США в январе того же года запустили в серию БТР М113, машин удачных и состоящих на вооружении по сей день. Изготавливал те БТРы – «Ford Motor Company».

На суд потребителя разведброни фордовцы представили М113 C&R – с заниженным для меньшей заметности силуэтом, а General Motors – прототип Т114. Задание было не очень сложным, прототипы похожи. Кого же стоило выбрать? Казалось, решение очевидно – наличие в войсках унифицированного БТРа и БРДМа на единой платформе, самый низкий силуэт, самая высокая надежность и самая низкая цена изделия марки Ford. М113 C&R выиграл испытания, но… госприемку не прошел. Между Фордом и ДжиЭмом всегда шла масштабная экономическая битва, особого накала она достигла как раз в послевоенные годы. Так как «распил и откат всех победят» даже в Америке, у GMа в тот раз откат оказался больше, а лобби сильнее. Итак, новым ACRC армии США предстояло стать Т114 от подразделения Chrysler. Официальной политической причиной такого решения стало создание новых рабочих мест. И вот что у этих новых рабочих получилось…

M113 C&RОпытные модели Т114 появились еще в 1958 году. И первым казусом стал двигатель – военная версия гражданского Chevy Small Block 283 V8 с заявленной мощностью в 160 л.с. Для тех, кто не в теме подскажу, что это – один из самых «дохлых» моторов тех годов с простеньким однокамерным карбюратором. Эти движки ставили на среднеразмерные авто, а для грузовиков и топовых моделей существовали Big block, для которых в 58-м году 250 л.с были самой нижней планкой мощности. Здесь, опять же, поработала жадность, биг блоки рядовые американцы раскупали как пирожки, производственных мощностей не хватало, чтобы обеспечить «гражданку», вот и поставили на семитонную боевую машину то, что оставалось. Достойным выходом из положения могла стать установка на базовый атмосферник двух- или четырехкамерного карбюратора, что позволило бы увеличить тягу до 180-200 лошадок при незначительном удорожании, но и этого не сделали. Трансмиссию применили автоматическую, доработанный Hydramatic с режимом пониженной передачи для движения по воде. И если сам по себе Гидраматик был технологическим прорывом того времени, то допилили явно на скорую руку, впрочем, об этом позже.Прототип М114Первоначальные компоновочные решения предусматривали установку пулемета М85 калибра 0.50 в командирской башенке, смещенной в корму корпуса, крыша была выполнена по сложному эргономичному профилю, экипаж состоял из 3-х человек (мехвод, командир и наблюдатель), а в плотной компоновке нашли место для откидного сидения, чтобы брать пассажира. Двигатель разместили впереди, рядом с водителем, там же и топливный бак, чтобы веселее было подрываться на минах. Еще был большой квадратный люк сзади, и машина умела плавать, используя для движения по воде гусеницы.Он же с других ракурсовБыли даже попытки установить 106 мм автоматическую безоткаткуТ114 был официально переименован в М114 с датой начала производства в 1962 году. Для того чтобы оправдать надежды армии и политиков изначальный прототип пришлось существенно переработать. В основном, с целью удешевления производства. Профиль крыши максимально упростили, долгие споры вызвала башня и ее необходимость. В конце концов, остановились на этаком варианте неподвижной полубашенки с восемью наблюдательными приборами и пулеметом, установленным снаружи БЕЗ возможности вести стрельбу изнутри. Пулемет М85 заменили на М2 Browning, а наблюдатель получил в свое распоряжение пулемет калибра 0.30 и стал наблюдателем-пулеметчиком. Кормовой квадратный люк упростили, теперь он стал меньше и круглым. Фактически уже прошедшую госприемку программу пришлось перечерчивать заново. Производственная модельКак только новые, измененные чертежи попали в Вашингтон, первые 2,7 миллиона долларов отправились в Кливленд , для установки нового производственного оборудования. Уже в августе 1962 года завод заработал на полную мощность, привлекая к работе 7200 дополнительных рабочих рук. Всего к 1965 году произведи 3710 машин, при изначальном заказе в 3 тысячи.

Опьяненные ожидаемым успехом машины военные тут же начали поставку техники в части и тут же на поверхность начали выходить первые проблемы.

Самой первой проблемой стал пулемет. Для того чтобы пострелять и командир и наблюдатель были вынуждены по пояс выглядывать из своего уютного отделения. Щитка даже не было. О защите от ОМП в этом случае история умалчивала. Первые 600 машин сошли с конвейера как есть, потом баг пофиксили и танкетка с дистанционным управлением основного вооружения получила обозначение М114А1.

М114А1Пока с одним разбирались, созрело другое. В чью-то светлую голову пришла идея установить вместо пулемета 20-мм автоматическую пушку Hispano-Suiza. По показаниям очевидцев легкую машину при стрельбе изрядно покачивало отдачей, и цель пытался поразить только первый снаряд, остальные просто пугали. Не помогали даже короткие очереди. К тому же в прицел было очень плохо видно, и наилучшие результаты давала наводка по-стволу. Вообще, у этой неплохой авиационной пушки сложилась крайне неудачная сухопутная судьба. Закупив лицензию на производство, американское военное руководство трепетно пыталось ее хоть куда-то пристроить. Ни М551 Шеридан ни MBT-70 не избежали примерки, но только М114 получил этот «довесок» на серийных машинах. Хотя в низкой точности и была виновата платформа, но практика применения в частях выявила и другой недостаток. Разработанное для работы в воздухе орудие изрядно загрязнялось где-то на 200-м выстреле вместо паспортных 550, и если после 150-200 снарядов разогретой Хиспане давали остыть, то дальше стрелять уже не получалось. Солдатики, правда, на стрельбах радовались, говорят, что лупит здоровски, вот только в настоящий бой с ней никто ехать не хотел. Совместные стрельбы с М163 «Вулкан» подсказывали решение. Для повышения устойчивости достаточно было установить на машину опорные платформы, но, и без того перетяжеленная, М114 просто не позволяла этого сделать. Достоверно неизвестно сколько экземпляров переделали и была ли это заводская или полевая модернизация. Если донором для переделки выступал М114, новое название – М114Е2, если это был М114А1, то маркировку принимали М114А1Е1, отсюда некоторая путаница в индексах.М114А1Е1Проблема номер два – ходовая. Опорные катки достойно выдерживали все нагрузки, но гусеница стала лебединой песней конструкторского гения. Применение сплошной (!) резино-металлической ленты при разрыве позволяла экипажу расслабиться и просто ждать рембригаду. Срастить без спецоборудования было невозможно. Если этого мало, то добавлю, что в ходу у неумелого или просто непривыкшего мехвода гусянка имела свойство непредсказуемо терять натяжение. При этом М114 либо закручивался волчком, либо уезжал в ближайший кювет. Слетевшую гусеницу меняют только на сертифицированных СТОКусочекПро двигатель уже упоминал, но добавлю. Изначально разведмашина предназначена для авангардной разведки, то есть должна находиться или двигаться впереди основных сил, которыми были, в том числе и БТР М113. Слабенький Small Block с большим трудом вытягивал в этом деле. Особенно когда появились дизельные 113-е. В воспоминаниях ветеранов часто упоминается фраза, что вот, мол, хороший был 114-й, туда бы двигатель дизельный, как у «бэтэра». Да нельзя было! Тот дизель, был почти в 1,5 раза тяжелее предшественника, и если Фордовская машинка потянула, то GM ни по компоновке, ни по развесовке этого сделать не позволяла.

Трансмиссия, обещал добавить про трансмиссию. Доработка вместо переделки добавила хорошему автоматическому Гидраматику свойство спонтанно включать пониженную (которую использовали для движения по воде). А если машина при этом двигалась на скорости километров 50 в час? Эффект был, как будто в стенку врезались. Почему она при этом не «капотировала»? Так была у нее одна хитрость – свес. Передний свес танкетки выступал за габариты гусеницы. И вполне естественно, что он утыкался в любой преодолеваемый овраг или ров. Особой пикантности ситуации добавляет все тот же слабый двигатель, который не мог вытянуть машинку обратно. Экипажу не оставалось ничего другого, кроме как ждать буксир. Не способствовал повышению проходимости и клиренс, у М114 он был всего 36 сантиметров, в противовес 56см у М113. Служившие жалуются, что ACRC не могла двигаться по колеям, проложенным остальной армейской техникой, и вынуждена была двигаться в стороне от них, любая попытка прокатиться по накатанной дорожке неминуемо приводила к посадке на брюхо и долгому откапыванию.

И все, надо идти в деревню за тракторомБронирование в угоду меньшей массе тоже было меньшим по сравнению с БТР. Только лобовое хоть как то сопоставимо и то, за счет больших углов наклона. Во время вьетнамской войны туда отправили пробную партию из 40 М114, которые очень быстро показали свою полную несостоятельность в условиях джунглей. Тонкое бронирование и низкий клиренс способствовали высокой уязвимости к подрыву на минах или попаданиям РПГ, а слабая силовая установка ограничивала применение техники в условиях сильно пересеченной месности. Стесненное боевое отделение сильно понижало шансы выжить при подрыве на мине и не позволяло брать в разведку дополнительное оборудование. Боевое применение выявило и проблемы логистики. Из-за отсутствия унификации разведвзводы испытывали страшный дефицит запчастей. По результатам опыта от применения М114 в джунглях Вьетнама отказались мотивируя это тем, что те же задачи с большей эффективностью может решать менее проблемный М551 «Шеридан». Зная о том, сколько головной боли армии доставил этот танк, сложно даже представить всю полноту ужасности нового американского БРДМ-а.Наконец, в 1973 году начштаба Крейтон Абрамс официально признал проект М114 провальным и в приказном порядке потребовал выведения техники из эксплуатации повсеместно. Процесс продолжался аж до 1979-го и эти шесть лет были еще более мучительны для экипажей и обслуживающего персонала, поскольку снабжение запчастями прекратилось вовсе. Танкетки еще до снятия с вооружения из-за поломок вставали в частях на мертвый прикол. За все время службы ни одна единица так и не была переделана ни в медицинскую, ни в противотанковую версию. Тем временем не прошедший госприемку М113 C&R вполне успешно завоевывал экспортный рынок и прослужил в трех разных странах около 35 лет, в противовес всего десяти у конкурента.Оригинальная подпись: Oops!Отдельного интереса заслуживает судьба почти четырех тысяч списанных М114. Американцы на форумах в недоумении. Некоторая часть осела в коллекциях, часть передали полиции и нацгвардии, но вот куда делись остальные непонятно. В резерве, говорят, тоже нету. Наверное, по-тихому переплавили на что-то более полезное. Вот такой вот он – бардак по-американски.Зато красиво смотрится

Использованы источники:http://www.eaglehorse.org/3_home_station/m114/m114.htmhttp://blacktailfa.deviantart.com/art/Failed-Tanks-3-The-M114-ACRC-156099920?offset=0#commentshttp://xbradtc.com/2011/02/14/armored-recon-wrong-turn-with-the-acrc/

topwar.ru

Танк Т-64. Всемирная история бронетехники

Начиная с 1954 года конструкторское бюро Харьковского завода транспортного машиностроения вело разработку нового среднего танка под обозначением «объект 430». Главным конструктором этой машины был А. А. Морозов.

Отличительной особенностью «объекта 430» была компоновка моторно-трансмиссионного отделения, в котором был установлен специально сконструированный двухтактный турбопоршневой двигатель 4ТПД, а затем и более совершенный 5ТД с двумя планетарными бортовыми трансмиссиями, расположенными по обе стороны от него. Подобное новшество позволило значительно сократить объем моторно-трансмиссионного отделения. В ходовой части машины инженеры использовали опорные катки с внутренней амортизацией. Танк оборудовали новым оптическим дальномером, ночными смотровыми приборами и ночным прицелом, а также комплексом аппаратуры для подводного вождения.

Однако качественное превосходство «объекта 430» над серийными советскими и зарубежными танками было достигнуто за счет установки на нем гладкоствольной 115-мм пушки Д-68 с автоматом заряжания. Кроме того, у данной модели усилили броневую защиту, после чего она получила обозначение «объект 432». Танк запустили в серийное производство под индексом Т-64 (рис. 114 ).

Рис. 114. Танк Т-64

Нужно сказать, что полигонные испытания машина прошла не в полном объеме, и многие недостатки в ее конструкции были выявлены и устранены уже в ходе серийного производства и эксплуатации в войсках. Причина проведения испытаний по сокращенной программе заключалась в том, что на одном из показов новой военной техники танк очень понравился Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву, который заявил: «Будем брать».

Танк Т-64 собран по классической схеме с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения. В передней части корпуса по продольной оси размещается отделение управления, среднюю часть занимает боевое отделение, изолированное от моторно-трансмиссионного герметической перегородкой.

Сварной корпус невысокий, с большими углами наклона броневых деталей в носовой части. На Т-64 впервые использована комбинированная броневая защита с встроенными керамическими элементами. Борта прикрывают шесть откидных противокумулятивных щитов.

Следует отметить, что при создании новой бронированной машины ставка делалась не только на броневую защиту, но и на упреждающее поражение броневых целей первым выстрелом и в минимальные сроки. Основное вооружение танка Т-64 — это гладкоствольная 115-мм пушка Д-68, впервые в практике мирового танкостроения снабженная механизмом заряжания. Данное обстоятельство позволило исключить из состава экипажа заряжающего и соответствующим образом уменьшить размеры литой башни с приваренными крышей и донным листом, одновременно усилив ее броневую защиту.

Командир танка и наводчик размещаются в башне по обе стороны от пушки. Здесь же на вращающейся боеукладке (конвейере) в L-образных кассетах размещены 30 из 40 выстрелов боекомплекта. В кормовой части башни сделан механизм заряжания гидроэлектромеханического типа. Для стрельбы из орудия Д-68 подходят снаряды раздельного заряжания с частично сгорающей гильзой. Такие боеприпасы бывают трех типов: осколочно-фугасные, бронебойные подкалиберные и кумулятивные.

Процесс заряжания, выстрела и последующего приведения пушки в состояние боевой готовности выглядит следующим образом. Наводчик нажимает кнопку, соответствующую выбранному боеприпасу, на пульте управления механизма заряжания, затем конвейер поворачивается, из боеукладки автоматически извлекается кассета, снаряд и заряд в сгораемой гильзе разворачиваются в линию и досылаются в казенник. После выстрела механизм улавливания захватывает поддон (металлическую часть сгорающей гильзы) и укладывает ее в освободившийся лоток конвейера. Благодаря механизму заряжания скорострельность пушки Д-68 составляет 10 выстрелов в минуту, т. е. в два с половиной раза превышает скорострельность 115-мм орудия танка Т-62.

Достаточно высокая эффективность стрельбы из пушки танка Т-64 обуславливается применением стабилизированного монокулярного стереоскопического прицела-дальномера ТПД-43Б, рассчитанного для стрельбы на расстояние 1000–4000 м. Он действует по принципу совмещения изображений: луч из левого оптического канала попадает на нижнюю часть, а из правого — на верхнюю. Совместив изображения, наводчик получает значения дальности до цели.

Прицел также обеспечивает автоматическую установку углов прицеливания соответственно дальности и учитывает изменение этого расстояния и угла прицеливания для собственного движения танка. Подводя марку прицела к цели, наводчик в поле зрения прицела получает цифровую информацию о перемещении объекта по фронту на изменяющийся угол.

Вспомогательное вооружение танка представлено 7,62-мм пулеметом ПКТ, спаренным с пушкой.

Силовая установка танка состоит из многотопливного 5-цилиндрового двухтактного двигателя 5ТДФ. (Следует отметить, что параллельно с отработкой дизельного танка Т-64 в 1963 году велась и работа по созданию его газотурбинного варианта Т-64Т с вертолетным газотурбинным двигателем ГТД-3ТЛ мощностью 700 л. с., но надежность этого двигателя в условиях сильной запыленности оказалась слишком низкой, и танк не был принят на вооружение.) В каждом из расположенных горизонтально цилиндров двигателя имеются два поршня, перемещающихся навстречу друг другу. Цилиндры находятся между двумя коленчатыми валами, связанными синхронизирующим редуктором. При сближении поршней между их головками образуется камера сгорания, а расходясь, они открывают выпускные и продувочные окна. Данный двигатель отличается небольшими размерами и достаточно высокой мощностью (700 л. с.), но его низкая техническая надежность в течение первых лет эксплуатации в войсках доставляла танкистам много хлопот.

На машине монтировалась трансмиссия новой конструкции. Она состояла из правого и левого агрегатов, в которых были объединены семискоростная планетарная коробка передач и бортовая передача. При этом изменение скорости движения и тяговых усилий, повороты, торможение и отключение энергетической установки производились посредством включения и выключения определенных фрикционов в коробках передач правого или левого борта.

В гусеничной ходовой части с каждого борта использовано по шесть легких опорных катков с внутренней амортизацией и по четыре поддерживающих катка. Подвеска опорных катков индивидуальная, с применением соосных торсионных валов. В узлах подвески первого, второго и шестого опорных катков с каждого борта смонтированы гидравлические телескопические амортизаторы. Ведущие колеса находятся сзади. Гусеница стальная, мелкозвенчатая, с резинометаллическими шарнирами параллельного типа.

Подобная конструкция ходовой части, а также наличие мощного двигателя позволяют машине развивать высокую скорость, сохраняя при этом плавность хода. Максимальная быстрота передвижения танка по шоссе может достигать 70 км/ч. Он способен преодолевать следующие препятствия: подъем 30°, вертикальную стенку высотой 0,8 м, траншею 2,72 м, водную преграду шириной 1,4 м, с использованием оборудования для подводного вождения — до 5 м.

Помимо всего прочего, танк оснащен радиостанцией Р-123, специальным переговорным устройством, навигационной аппаратурой ГПК-59, системой противоатомной защиты, автоматической системой пожаротушения и термодымовой аппаратурой.

Танки серии Т-64 изготавливались вплоть до 1969 года, после чего им на смену пришли их модернизированные варианты.

Т — 64А . Технический проект данной модификации, первоначально обозначенной как «объект 434», конструкторское бюро Харьковского завода разработало в 1964 году. Опытные образцы изготовили в 1966–1967 годах. После серии испытаний, которые новые танки выдержали с честью, их приняли на вооружение Советской армии под индексом Т-64А (рис. 115) .

Рис. 115. Танк Т-64А

Новая модификация танка отличалась от базовой машины усиленным бронированием (усилена защита носового узла, и в районе люка механика-водителя смонтированы сплошные противокумулятивные экраны). Нужно сказать, что лобовые детали корпуса и башни этого танка не пробивались 100-мм снарядами с дистанции свыше 500 м.

Основное вооружение танка Т-64А представляет гладкоствольная пушка высокой баллистики Д-81А26 калибра 125 мм, снабженная механизмом заряжания и двухплоскостным стабилизатором 2Э23. Стрельба из нее ведется выстрелами раздельного заряжания с бронебойными подкалиберными, бронебойно-кумулятивными и осколочно-фугасными снарядами. Метательный заряд располагается в частично сгорающей гильзе. Большая часть боекомплекта размещается в лотках, в механизированной боеукладке карусельного типа, которая расположена по периметру боевого отделения. Механизм заряжания пушки работает, как на танке Т-64, и обеспечивает скорострельность 6–8 выстрелов в минуту. Начальная скорость бронебойного подкалиберного боеприпаса при выстреле им из пушки составляет 1715 м/с, дальность прямого выстрела по цели типа «танк» равняется 2100 м. Эффективность стрельбы из пушки повышена за счет установки нового прицела-дальномера ТПД-2-49, ночного прицела ТПН-1-49-23 и баллистического вычислителя системы управления огнем.

Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть танка Т-64А сделана так же, как на базовой модели, но в целях увеличения сроков службы двигателя максимальные эксплуатационные обороты снижены до 2800 в минуту. Результатом такого решения стало снижение максимальной скорости перемещения машины по шоссе до 60,5 км/ч, но быстрота ее передвижения по пересеченной местности практически не изменилась.

Параллельно с танком Т-64А выпускался его командирский вариант Т-64АК с дополнительной радиостанцией Р-130, комбинированное антенное устройство которой позволяет поддерживать оперативную связь на стоянке в радиусе от 75 до 350 км. Кроме того, на данной модификации была установлена навигационная аппаратура ТНА-3, бензоэлектрическое зарядное устройство АБ-1 и перископическая артиллерийская буссоль ПАБ-2А.

Нужно сказать, что в ходе серийного производства непрерывно велись работы по совершенствованию танка Т-64А. Так, в 1971 году на нем установили новую радиостанцию Р-123М, в 1972 году над люком командира танка разместили зенитно-пулеметную установку ПЗУ-5 с 12,7-мм пулеметом НСВТ. Наибольшее расстояние, пролетев которое снаряд, выпущенный из установки, может поразить цель, составляет по воздушным объектам 2000 м, по наземным — 1500 м.

В 1973 году часть танков Т-64А оснащалась минным тралом КМТ-6. В 1974 году усилено бронирование башни машины, также введена система преодоления водных преград глубиной до 1,8 м. В 1975 году смонтирован дополнительный топливный бак и сделан теплоизоляционный кожух для пушки. В 1979 году танк оборудован дымовыми гранатометами 902А «Туча». 1980 год ознаменовался для машин серии Т-64А применением резиновых бортовых противокумулятивных экранов.

Т — 64Б . Проектировка танка Т-64Б («объект 447») с ракетно-пушечным управляемым вооружением и с усовершенствованной системой управления огнем началась в 1973 году в Харьковском конструкторском бюро по машиностроению. Одновременно с этим велась работа над созданием нового танка без комплекса управляемого вооружения («объект 437»). В сентябре 1976 года оба танка были приняты на вооружение Красной армии под обозначениями Т-64Б и Т-64Б1 соответственно. В серийном производстве данные модели находились с 1976 по 1985 год.

На танке Т-64Б, в отличие от модификации Т-64А, была установлена 125-мм гладкоствольная танковая пушка/пусковая установка 2А46-2, позволяющая вести стрельбу противотанковыми управляемыми ракетами 9М112 комплекса управляемого вооружения 9М112-1 «Кобра».

Пушка имеет теплоизоляционный кожух и эжекционное устройство для удаления пороховых газов из канала ствола после выстрела. Заряжание производится автоматически из механизированной боеукладки карусельного типа. В боекомплект введена управляемая противотанковая ракета, сконструированная специально для ее применения в танковом комплексе вооружения. Она состоит из головной и хвостовой частей, в первой из которых размещается кумулятивный заряд и пороховой маршевый двигатель, а во второй — аппаратурный отсек и метательный заряд. Обе части ракеты размещаются на лотках механизированной боеукладки и стыкуются при их досылании в казенник.

Ракета имеет полуавтоматическую систему управления, действующую следующим образом: наводчик-оператор через оптический прицел следит за целью, а контроль за ракетой и выработка команд управления осуществляется автоматически станцией наведения, установленной в боевом отделении танка за местом наводчика-оператора. Максимальная дальность стрельбы составляет 4000 м. Стрельба может вестись как с места, так и во время движения с вероятностью поражения цели типа «танк» около 80 %.

В боекомплекте танка Т-64Б1 противотанковая ракета 9М112 отсутствует, соответственно, не установлена и станция ее наведения.

Оба танка модификации «Б» оснащены совершенными приборами для наблюдения за полем боя и ведения огня из пушки. В распоряжении командира танка имеется комбинированный дневной и ночной перископический бинокулярный прибор наблюдения ТКН-3В. Для стрельбы из зенитной пулеметной установки применяется оптический монокулярный перископический прицел ПЗУ-5 с панорамной головкой.

Наводчик-оператор располагает оптическим квантовым монокулярным перископическим прицелом-дальномером со стабилизированным полем зрения, а также ночным прицелом ТПН149-23.

В состав установленной на танке системы управления огнем 1А33 входят прицел-дальномер 1Г42, баллистический вычислитель 1В517 с датчиками входной информации, стабилизатор вооружения 2Э26М и другие компоненты. В целом смонтированные на бронированной машине приборы управления огнем обеспечивают высокую степень поражения целей в любое время суток при ведении стрельбы с места или в движении.

Вспомогательное вооружение танка представлено спаренным с пушкой 7,62-мм пулеметом ПКТ и зенитной пулеметной установкой с 12,7-мм пулеметом НСВТ. Для постановки дымовых завес по обе стороны танка установлены два блока по четыре дымовых гранатомета 902Б «Туча», имеется также термодымовая аппаратура.

На серийных танках модификаций Т-64Б и Т-64Б1 применялся многотопливный 5-цилиндровый дизельный двигатель 5NLA мощностью 700 л. с.

В 1983 году на вооружение был принят и выпускался серийно с 1983 по 1985 год танк модификации Т-64БМ с 6-цилиндровым дизельным двигателем 6ТД мощностью 1000 л. с. Данный двигатель устанавливался также на выпущенных танках во время проведения ремонтных и модернизационных работ. Прошедший такую модернизацию танк ранее получал индекс Т-64Б1М .

Для командиров танковых подразделений и частей, укомплектованных танками Т-64Б и Т-64Б1, в 1976 году был принят на вооружение и запущен в серийное производство командирский танк Т-64БК . Как и все командирские машины, он имел дополнительную радиостанцию, навигационное оборудование, зарядное устройство и приборы наблюдения.

В 1985 году в серийное производство запустили танк Т-64БВ , снарядостойкость корпуса и башни которого усилили за счет установки комбинированной многослойной броневой защиты и комплекта навесного динамического бронирования, состоящего из 179 металлических контейнеров со взрывчатым веществом. При попадании в динамическую броню кумулятивного снаряда вещество детонирует и деформирует кумулятивную струю, снижая таким образом бронепробиваемость снаряда.

Наряду с элементами динамической защиты «Контакт», обеспечивающими защиту от кумулятивных снарядов, к 1985 году были разработаны элементы «Контакт-5», повышающие защищенность танка против бронебойных подкалиберных снарядов, некоторые из которых к тому времени по бронепробиваемости уже превзошли рубеж в 600 мм.

Находящиеся в войсках танки Т-64В и Т-64В1 (Т64БМ и Т-64Б1М) оснащались динамической защитой во время ремонта и модернизации на танкоремонтных заводах.

Все варианты танков модификации Т-64Б оснащены системой противоатомной защиты, автоматической противопожарной системой и оборудованием для подводного вождения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Выпуск 114. Танк Т-34 | Танк Т-34 | Eaglemoss

Виды доставки*:

  • Самовывоз
  • Доставка курьером
  • Доставка Почтой России

Стоимость доставки зависит от географического расположения Вашего населенного пункта.

Уточнить доступный для Вас вид доставки и его стоимость Вы можете, заполнив форму заказа на нашем сайте, либо у оператора горячей линии по телефону 8-800-555-44-85.

Стандартный срок доставки - от 2-х до 4-х недель с даты оформления Заказа.

Пожалуйста, обратите внимание, что каждая стандартная посылка содержит не более 4-х журналов (если Вы заказываете 7 журналов, например, это составит 2 посылки). В остальных случаях уточняйте детали и особенности доставки заказа на сайте Вашей коллекции либо у оператора горячей линии по телефону 8-800-555-44-85.

Как только Ваш заказ будет передан в службу доставки, Вы получите CMC с номером Вашего отправления, статус которого Вы сможете самостоятельно отслеживать:

Почтовое отправление: на сайте Почты России http://www.russianpost.ru/tracking20/

Доставку до пункта самовывоза и курьером: на сайте Курьерской службы http://www.spsr.ru/ru/service/monitoring

Длительность хранения посылок:

  • В пунктах выдачи – 15 календарных дней.
  • В постоматах – 4 календарных дня.
  • В почтовых отделениях – 30 календарных дней.
  • По окончании данного срока посылка будет возвращена продавцу, а заказ будет считаться аннулированным.

Виды оплаты:

  • Наличными (при получении в почтовом отделении, в пункте выдачи заказов, в постоматах или курьеру).
  • Банковской картой при оформлении заказа на сайте – действует скидка на заказ**
  • Банковской картой при получении в постоматах и курьеру***.

*Если иное не отражено в поле “Характеристики” конкретного товара.**Размер скидки указывается при оформлении заказа. Скидка действует только при оплате заказа на сайте магазина.***Оплата банковской картой курьеру возможна только в г. Москве.

shop.eaglemoss.com

Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк | Альтернативная История

Сильно расстроенный «пролётом» с доработкой двухорудийной башни, Николай Иваныч хандрил не долго и быстро загорелся новой идеей, сопряжённой со всё той же «ДДД» (сейчас, наверное сказали бы 3Д:)). Оценив получившийся объём внутри башни, и смекнув, что танкам, имеющим на вооружении короткостволые трёхдюймовки, наверняка потребуется более мощная артподдержка, он придумал как её обеспечить.

Конечно, втиснуть 122 мм гаубицу даже в такую башню сложно (вес не хилый, габариты ого-го и откат метр!), зато на вооружении кавалерии РККА по-прежнему в большом количестве состояли английские 114,3 мм лёгкие гаубицы «Ковентри», полученные царской армией во время ПМВ (на 1.11.36 г. 211 штук). Вот эта гаубица, помещалась в «длинной» башне просто идеально! Она была и легче, и компактнее, и длина отката меньше чем у КТ-28! К дополнительным бонусам относились клиновый затвор, механизм быстрого приведения ствола на угол заряжания и существенно больший, по сравнению со 122 мм гаубицей, боекомплект, который можно было загрузить при тех же весе и объёме.

Одно плохо – перекос массы башни на одну сторону, из-за которого, просто обязаны были возникнуть проблемы с вращением и наведением в горизонтальной плоскости. Но, эту проблему Николай Иваныч предполагал решить, сделав часть башни с гаубицей предельно тонкобронной (8 мм – как на  башнях бронеавтомобилей), а противоположную и толстобронной, и функциональной. Её он хотел мощно (и увесисто) забронировать наипростейшим (как он полагал) методом экранирования из трёх последовательных слоёв стандартной (для сборки башен танков Т-26 и БТ) 15 мм брони, а в  большой рамочной установке (чтоб для точного на ведения на цель не требовался поворот всей башни), поставить либо крупнокалиберный пулемёт ДК, либо станковый пулемёт «Максим» с принудительным, постоянно циркулирующим, охлаждением ствола. Защиту уязвимого кожуха ствола предполагалось сделать как у броневиков ПМВ – просто приклепав к башне по бокам от амбразуры большие бронещитки, на расстоянии, обеспечивающем угол ГН пулемёта в рамке. А что? Отбомбился из гаубицы, развернулся толстобронной стороной башни к противнику (её и снаряд противотанковой пушки не возьмёт) и пошёл косить из станкового пулемёта, не чета жалкому ДТ! При эффективном охлаждении ствола, хорошей вентиляции башни и большом БК патронов – натуральная коса смерти получится! А используя для перевозки гаубичных боеприпасов прицеп, патронов в танк для «Максимушки» можно загрузить не меньше чем в «Остины» Империалистической возившие аж по 10 000 штук! Сейчас такой БК патронов имел только пятибашенный Т-35А!

С очередным своим «проектом» он лично явился на приём к Халепскому, который моментально понял идею и, чтоб загладить вину за пролёт с «ДДД», по старой памяти, свёл его с ещё одним любителем всяких военно-технических вывихов сознания, тогдашним начальником вооружений РККА Тухачевским.

Хотя очередное «изобретение» Дыренкова, высокопоставленным дилетантам опять понравилась, напрасно ждал Николай Иваныч правительственной телеграммы с приглашением к заключению договора на реализацию столь блестящей идеи. Он маялся и томился как всем известный товарищ Бывалов в ожидании вызова из Москвы и ему от зуда нетерпения тоже страшно хотелось «всё рвать и метать!». Но, увы, как и в истории с башней «ДДД», реализацию идеи Дыренкова передали тем, кто мог сделать расчёты, на высоком уровне отработать все детали и выполнить чертежи (последнее, впрочем, не сильно актуально – под началом Дыренкова ходили несколько чертёжников).

Всё чем мог утешить себя Дыренков, это в очередной раз набросать эскизик своего гаубично-пулемётного штурмового танка и помечтать, насколько этот суровый «котопёс» мог быть крут и полезен в бою.

 

А какое-то время спустя, на полигоне в Кубинке, шустро закопошились три странных танка. Два БТ-5 с длинным башнями, из каждого конца которых торчало по орудийному стволу, а третьим был новенький БТ-7. Но в его ненормально большой, но скромно тонкобронной (всего 10 мм) башне имелось только одно  орудие – та самая 114 мм лёгкая гаубица, оснащённая к тому же массивным дульным тормозом. (Поскольку это был не арттанк непосредственной поддержки, а именно САУ, хоть и башенная, ГАУ установку дульного тормоза разрешило). А вот пулемётной установки с противоположного конца башни не было. Как и толстой многослойной брони. САУ это было ни к чему. Вместо всего энтого, там, в качестве противовеса, красовалась огромная кормовая ниша, благодаря которой, возимый БК удалось довести до приемлемой величины и без прицепа.

Единственное что во всей этой испытуемой троице не нравилось АБТУ – это практически полная потеря колёсного хода. Резиновые бандажи катков уже не выдерживали столь внушительно увеличившейся нагрузки на дорогах с твёрдым покрытием, а на размякших просёлках и целине, катки-колёса наоборот просаживались в грунт и, единственная ведущая пара, начинала беспомощно пробуксовывать. Это было плохо.

Впрочем, проблему брался решить ещё один известный изобретатель Цыганов, придумавший как сделать у БТ привод не на одну, а на три пары колёс. Его БТ-ИС с таким приводом успешно был испытан в 1935-ом году. Применительно к гаубичному танку, он же предложил взять более прочные колёса от значительно более тяжёлого танка Т-29. Ну, это конечно, если К-Г ход – штука для самоходной гаубицы архипотребная. Сугубо на гусянках машина чувствовала себя нормально и без всяких дополнительных заморочек.

Ещё одной проблемой был вопрос – а захочет ли кавалерия расставаться со своими замечательными гаубицами? Если мы надумаем заменить в мехкорпусах те 150 арттанков БТ-7А на гаубичные БТ-7Г (ну или дополнить их в таком же количестве), нам тех гаубиц с лихвой хватит. Тем более, к концу 30-х, кавалерию в РИ всё равно перевооружили на стандартные 122 мм….

В любом случае, последнее слово, принимать эти танки на вооружение или нет, оставалось за руководством АБТУ.

 

Именно самая нижняя машина натолкнула меня на мысль сочинить эту альтернативу. Финны сделали её буквально на коленке, взгромоздив на стандартные трофейные БТ-7 башнищи с теми самыми английскими 114 мм гаубицами. И проделали они это вполне успешно.

Что касается собственно 114,3 мм гаубицы. В СССР они очень долго оставались на вооружении кавалерии и для них производились боеприпасы. Не смотря на то, что после 1939 года в советских источниках гаубицы эти уже не упоминаются, они несомненно дожили до ВОВ и в ней участвовали - какое-то их количество даже оказалось среди немецких трофеев.

Р. С. Может я сейчас крамольную вещь скажу, но ИМХО – после революции, перспективнее было полностью перейти именно на этот калибр. Тогда, гаубица нового поколения, принятая на вооружение в 1938-ом году (М-30) не была бы столь фатально тяжёлой, стрелковые дивизии РККА имели бы не по 16 лёгких гаубиц против немецких 32, и боеприпасов промышленность, смогла бы выпустить больше, из того же количества металла и пороха. При этом, 114 мм снаряд был мощнее чем немецкий 105 мм.

Большой разрыв между 76,2 мм и 122 мм оказался для советской оборонной промышленности непреодолимой преградой для создания САУ. 122 мм гаубицы были слишком тяжелы и мощны для установки на тогдашние основные танки (Т-26 и БТ), а САУ с короткостволыми 76,2 мм пушками себя не оправдывали даже в виде арттанков.

Жаль, что в СССР в своё время не сделали ставку на калибр 114 мм и не разработали такое…

alternathistory.com

Самоходные гаубицы Второй мировой войны. Часть 7. BT-42 » Военное обозрение

В годы Второй мировой войны попытки создания самоходной артиллерии предпринимались не только признанными лидерами танкостроения, но и небольшими странами. Так, в Финляндии на базе трофейного советского танка БТ-7 была создана самоходная артиллерийская установка BT-42, вооруженная 114-мм гаубицей. Самоходка BT-42, созданная в 1942 году, стала единственным массовым образцом бронетехники, спроектированным в Финляндии в период с 1918 по 1945 гг. Всего финны построили 18 подобных самоходных гаубиц.

В результате наступления финских войск в Карелии осенью 1941 года финнами было захвачено порядка 20 советских легких танков БТ-7, находившихся в исправном состоянии. Несмотря на тот факт, что финская армия активно использовала трофейную советскую бронетехнику, эти танки по ряду причин использовались очень ограничено. По мнению финнов, данные танки уже не отвечали требованиям современной войны. Но совсем не использовать трофеи для небольшой Финляндии было расточительством. Уже весной 1942 года в Финляндии начали реализовывать программу по переделке данных танков в САУ. Новая самоходка получила обозначение BT-42. Первые самоходные гаубицы были готовы уже в сентябре 1942 года, а всего с 1942 по 1943 год промышленность Финляндии модернизировала таким образом 18 танков БТ-7 (возможно, в качестве базы для одной из САУ использовался танк БТ-5).

Выбор у финских военных был небольшим, поэтому в качестве основного вооружения для разрабатываемой САУ была выбрана 114-мм английская гаубица QE Mk.II образца 1918 года, которую оснастили новым дульным тормозом. В свое время финская армия приобрела в Великобритании 24 таких гаубицы, еще одна партия поступила в страну из Испании в 1939-40 годах. Гаубица имела раздельное заряжание, вести из нее огонь можно было только с места.

Выбранная гаубица обладала достаточно большими габаритами казенной части и не могла быть установлена в существующей башне советского танка. При этом от установки ее неподвижно в корпусе финские военные отказались. Из этого назрело очевидное решение — спроектировать для БТ-7 новую башню увеличенных размеров, а гаубицу для сокращения длины отката оснастить новым дульным тормозом. Первый экземпляр ВТ-42 поступил на испытания в сентябре 1942 года. Машина получила увеличенную башню, которая изготавливалась из старой, но с увеличенным вверх и назад боевым отделением (башня получила большую кормовую нишу, которая сваривалась из плоских бронелистов). В корме башни имелась двустворчатая дверца. На крыше устанавливался овальный люк, который сняли с конической башни танка БТ-7. Радиостанция на самоходки не устанавливалась. В основном кроме башни серьезных изменений в конструкцию танка БТ-7 не вносилось. Ряд решений, как, к примеру, удаление у большей части ВТ-42 передних крыльев, можно было отнести к незначительным изменениям конструкции.

Испытания первой машины проводились в танковой бригаде и завершились неудачей. Самоходную установку отправили на предприятие VTT для доработок. Вскоре под номером R-702 самоходная гаубица была принята за эталон при последующем серийном производстве. Корпуса трофейных легких танков БТ-7, которые предназначались для переделки в ВТ-42, проходили тщательный ремонт, он осуществлялся в танковом центре и на предприятии Lokomo Ltd. Здесь проводилась полная переборка, регулировка и ремонт двигателей, трансмиссии и заделка пробоин (если они были) в бронекорпусе. После этого проводились короткие ходовые испытания и шасси передавались для дальнейшего перевооружения.

Переделка башен и гаубицы (главным образом, установка нового дульного тормоза и увеличение давления в тормозе отката) осуществлялись на предприятии VTT в Юваскила, после чего окончательная сборка ВТ-42 велась в танковом центре, расположенном в Варкаусе. Первый серийный образец ВТ-42 поступил на вооружение финской армии 26 февраля 1943 года. Несмотря на то, что процесс изготовления данных необычных боевых машин занял меньше одного года, по мнению финских военных, на реализацию проекта ушло очень много непроизводительно затраченного времени и сил. Так как проводящийся ремонт трофейных танков БТ-7 не позволял использовать фабричные корпуса для иных работ.

BT-42 в Петрозаводске. Регистрационный номер машины R-705 из состава 1-го батальона штурмовых орудий, фото: waralbum.ru

Боевое применение данных самоходок оказалось не самым удачным. Даже не говоря о ненадежности ходовой части и силовой установки, раздельное заряжание 114-мм гаубицы, которое легло на плечи одного человека вкупе с теснотой боевого отделения и неудачным расположением боекомплекта, сильно снижали скорострельность в боевой обстановке. Работа наводчика на механизмах наведения приводила к его быстрому утомлению. К тому же дальность прямого выстрела была невелика.

Изначально планировалось, что САУ поддержки пехоты ВТ-42 будут отправлены в батальон штурмовых орудий при единственной финской танковой дивизии. После того как на вооружение финской армии начали поступать немецкие штурмовые орудия StuG III Ausf. G финские ВТ-42 все еще находились в составе 1-го батальона штурмовых орудий 1-й танковой дивизии финской армии. При штабе батальона числилось 2 самоходки, еще 15 были распределены между тремя ротами. В декабре 1943 данные боевые машин свели в отдельный броневзвод, а спустя несколько месяцев переименовали подразделение в отдельную танковую роту. При этом в ее составе числилось 14 САУ ВТ-42, остальные машины находились в ремонте.

В процессе эксплуатации финских САУ очень быстро стало понятно, что устаревшие британские 114-мм гаубицы можно относительно эффективно использовать только против небронированных и слабо бронированных целей, в то время как при встрече с современными танками Красной Армии, финские ВТ-42 оказывались абсолютно беспомощными. Во время обороны Выборга экипажу одной самоходки ВТ-42 удалось добиться 11 (по другим данным 18) попаданий по танку Т-34-85, который так и не потерял подвижности. Всего в боях под Выборгом 17-21 июня 1944 года финская армия потеряла 8 из 18 имеющихся САУ данного типа, не получив от их боевого применения хоть сколь-нибудь ощутимого эффекта. Правда стоит сказать, что на тот момент времени бронетанковые части финской армии были укомплектованы главным образом уже безнадежно устаревшими советскими танками периода Зимней войны. Легкие танки Т-26 и средние Т-28 к тому моменту уже являлись для советских танков подвижными мишенями. В боях за Выборг помимо 8 САУ ВТ-42 финская армия потеряла 25 из 87 имевшихся на вооружении танков Т-26, а также треть тягачей Т-20 «Комсомолец».

САУ ВТ-42, подбитая в конце июня 1944 года на железнодорожной станции Выборг, фото: waralbum.ru

Проект ВТ-42 трудно было отнести к удачным. Новая башня, установленная на стандартном погоне, хотя и была больше, все равно была тесной, сказывались огромные для легкого танка размеры 114-мм гаубицы. Условия для работы экипажа были крайне стесненными, а возимый боекомплект небольшим — всего 22 осколочно-фугасных выстрела. При этом дальность стрельбы не превышала 3 километров. Вдобавок к этому ходовая часть и корпус легкого танка БТ-7 не претерпевали изменений, а нагрузка на них значительно возрастала, что не добавляло боевой машине надежности. Поломки ходовой части были обычным делом. У финских танкистов САУ популярностью не пользовалась. В то же время самоходка создавалась и рассматривалась финнами как временное решение до поступления на вооружение немецких штурмовых орудий StuG. Но и после их поставки из Германии ВТ-42 продолжали использоваться вплоть до конца войны, на счету финской армии была каждая бронеединица.

Согласно финским источникам на 1 января 1945 года в строю все еще оставалось 10 самоходных установок ВТ-42. Они использовались вплоть до 1950 года, но уже в качестве учебных машин. Вскоре они были отправлены на металлолом, кроме одной машины, которая сегодня представлена в танковом музее в городе Парола. Еще одну САУ во время штурма Выборга захватили советская войска. Установка была в исправном состоянии, для проведения испытаний ее отправили на Ленинградский артиллерийский полигон, но дальнейшая судьба данной боевой машины неизвестна, скорее всего, ее отправили на переплавку.

Тактико-технические характеристики BT-42: Габаритные размеры: длина корпуса — 5660 мм, ширина корпуса — 2230 мм, высота — 2670 мм, клиренс — 350 мм. Боевая масса — 14 т.Бронирование — от 10 до 20 мм.Вооружение — 114-мм гаубица Ordnance QF (114 H/18 по финской терминологии).Боекомплект — 22 выстрела.Силовая установка — V-образный 12-цилиндровый карбюраторный двигатель М-17Т мощностью 400 л.с.Максимальная скорость — 50 км/ч (по шоссе).Запас хода — 350 км (по шоссе). Экипаж — 4 человека.

Источники информации:https://www.aviarmor.net/tww2/tanks/finland/bt42.htmhttp://ww2tank.ru/index.php/tanks/entry/BT-42_artilleriyskiy_tank_po-finskihttp://forum.worldoftanks.ru/index.php?/topic/178069-бт-42Материалы из открытых источников

topwar.ru

Проигравший конкурент "тридцатьчетвёрки" | Warspot.ru

Во время ходовых испытаний Т-46-5 показал проходимость не хуже, чем у большинства советских танков и продемонстрировал хорошую скорострельность. При этом в 1938 году мощности его пушки уже недоставало для эффективной борьбы с некоторыми зарубежными танками. В результате из-за принятия на вооружение более удачного среднего танка Т-34 от проекта Т-46-5/Т-111 решили отказаться

Испания вносит коррективы

Гражданская война в Испании 1936-39 годов незаслуженно мало освещается в прессе, публицистике и кинематографе. С одной стороны, подобная ситуация вполне объяснима – Вторая мировая война заслонила собой этот локальный конфликт и по масштабности, и по количеству жертв. Однако именно боевые действия в Испании во многом предопределили международную ситуацию в Европе перед нападением Германии на Польшу, а также методы ведения будущей войны и тенденции последующего развития вооружений. Поля сражений Испании фактически послужили полигоном, на котором немецкие, итальянские и советские военные специалисты смогли испытать новейшие вооружения на практике.

В испанском небе испытывалась бомбардировочная авиация, «мессершмитты» впервые столкнулись с советскими И-16, а на земле впервые после Первой мировой войны происходили встречные танковые бои. Эти сражения вскрыли один серьёзный недостаток тогдашних танков, осознание которого значительно повлияло на последующее развитие танкостроения в СССР и Третьем Рейхе. Оказалось, что лёгкие машины, из которых были сформированы практически все бронетанковые силы стран, чья техника воевала в Испании, легко поражаются снарядами противотанковых пушек. Противопульная броня толщиной менее 30 мм легко пробивалась не только 37-мм бронебойными снарядами, но и снарядами 20-мм зенитных автоматических пушек. В СССР ясно осознавали, что в условиях грядущей мировой войны Красной Армии срочно потребуются танки с противоснарядным бронированием. Стоит отметить, что к некоторым советским танковым конструкторам это понимание пришло даже раньше, ещё до войны в Испании.

Подбитый танк БТ-5, принадлежавший республиканской армии Источник – war.ee

В начале 1936 года заместитель директора ленинградского завода №185 Семён Александрович Гинзбург отправил в Управление механизации и моторизации (далее – УММ) донесение, в котором указывал на недостаточную броневую защиту основных советских танков прорыва и сопровождения, которыми на тот момент являлись БТ-7 и Т-26. Разрабатываемые на их основе новые танки БТ-7-ИС и Т-46 эту проблему не решали, так как их броня оставалась противопульной. Гинзбург предлагал на базе танка Т-46 создать новый основной средний танк с противоснарядным бронированием толщиной в 30-35 мм. В качестве силовой установки танка предлагалось использовать бензиновый двигатель МТ-5 мощностью 320 л. с., а основное вооружение предполагалось оставить то же, что устанавливалась на БТ-7 и Т-26 – 45-мм танковую пушку 20К. Её пробивной способности вполне хватало, чтобы эффективно бороться с любой бронированной техникой стран-потенциальных противников СССР того времени. К донесению прилагался эскизный проект под названием «Танк СП обр. 1936 г.», информации о котором не сохранилось, за исключением отрывочных сведений из пояснительной записки.

Тут стоит остановиться на личности самого конструктора и истории предприятия, в руководстве которым он принимал участие, чтобы понять, почему данное донесение было внимательно изучено военным руководством СССР.

С.А. Гинзбург у истоков советского танкостроения

К концу 20-х годов молодая Страна Советов уже достаточно окрепла после разрушительной Гражданской войны, чтобы задуматься о развитии новейших видов вооружений. Они были крайне необходимы Советскому Союзу ввиду агрессивного отношения к нему практически всего капиталистического мира, страны которого в это время также начали модернизировать свои вооружённые силы.

С.А. Гинзбурга, работавшего в Главном конструкторском бюро Орудийно-арсенального треста (ОАТ), назначили главой группы конструкторов, которой поручили создать новый танк Т-19 взамен устаревшего Т-18. Коллектив, хоть и с нарушением сроков, с работой справился, но военных заказчиков не устроила высокая стоимость нового танка и его низкая надёжность. В результате закупочная комиссия, заместителем главы которой назначили Гинзбурга, заключила контракты о лицензионном производстве в СССР американского танка М1931 конструктора Джона Уолтера Кристи и танка английской компании «Виккерс-Армстронг» Виккерс Mk E (англ. – Vickers Mk E). Группа Гинзбурга разработала техническую документацию для английского танка, который в СССР получил индекс Т-26.

Позднее Гинзбург возглавил Специальное конструкторское бюро (далее – СКБ) Всесоюзного орудийно-арсенального объединения (именно так стал называться ОАТ) – организацию, в которую вошла и его группа. СКБ разрабатывало техническую документацию для запуска в производство на Харьковском паровозном заводе американского танка М1931, которому в СССР присвоили индекс БТ. Затем коллектив работал над созданием Т-28 – среднего трёхбашенного танка с противоснарядным бронированием, это был первый советский средний танк, запущенный в серийное производство.

В 1932 году Гинзбурга перевели на должность заместителя руководителя опытно-конструкторского машиностроительного отдела (далее – ОКМО) ленинградского завода №174 имени К.Е. Ворошилова, созданного на базе танкового производства завода «Большевик». Руководил ОКМО Николай Всеволодович Барыков, до этого работавший в совместном советско-немецком КБ АВО-5, где он и его коллеги получили опыт сотрудничества с немецким конструкторским бюро Эдварда Гроте. Коллектив АВО-5 разработал первый советский средний танк ТГ с противоснарядным лобовым бронированием толщиной 44 мм. Машина была реализована в металле, но в серию не пошла из-за высокой себестоимости.

Теперь в ОКМО вместе с Гинзбургом и Барыковым собрались конструкторы, которые за время работы над танками Т-26, БТ, ТГ и Т-28 приобрели бесценный опыт знакомства с английской, американской и немецкой школами танкостроения. В 1933 году на базе ОКМО возник завод №185 или Опытный завод «Спецмаштреста» (с 1936 года – имени С.М. Кирова). Директором нового предприятия назначили Н.В. Барыкова, а его заместителем по конструкторской работе стал С.А. Гинзбург.

Танк против снарядов

Семён Александрович хорошо знал танк Т-46, разработанный на заводе №174, так как его доводку и подготовку к серийному производству осуществляли специалисты завода №185. Поэтому Гинзбург предложил пойти дальше, создав на базе танка Т-46 универсальный средний танк, броня которого выдерживала бы попадания противотанковых снарядов. Кроме этого, он предложил отказаться от способности танка передвигаться без гусениц на колёсном ходу – это снизило бы стоимость машины, упростило её конструкцию и повысило надёжность.

Корпус танка Т-46 в экспозиции под открытым небом музея Великой Отечественной войны в Москве Источник – aviarmor.net

Вес будущего танка должен был находиться в пределах 14-18 тонн, а силовая установка – обеспечивать максимальную скорость 40-45 км/ч (по шоссе). По расчётам специалистов, на пересечённой местности скорость машины достигала бы 30 км/ч, а ёмкость баков обеспечивала бы приличный запас хода в 250-300 км.

Руководство страны прислушалось к мнению заслуженного конструктора, были выделены необходимые средства, и в том же 1936 году на заводе №185 изготовили бронированный корпус нового танка, получившего индекс Т-46-3. Для его изготовления использовались листы цементированной брони. Это была броня, поверхностно упрочненная путём насыщения её наружного слоя углеродом и кремнием на глубину от нескольких десятых миллиметра до нескольких миллиметров. Она обладала лучшими прочностными характеристиками, чем обычная гомогенная броня, однако при работе с ней возникал ряд проблем. Основной сложностью была деформация цементированной брони при сварке (в местах швов сталь отпускалась и коробилась), поэтому при сборке корпуса Т-46-3 пришлось использовать заклёпки из самозакаливающейся стали Э16, а также бронеболты и гужоны. Но такой корпус во второй половине 30-х годов уже устарел, поэтому поступило распоряжение создать новый корпус из обычной гомогенной броневой стали толщиной 40-45 мм.

В начале 1937 года Гинзбург разработал проект нового танка Т-111, получившего на заводе индекс Т-46-5. Его корпус также планировалось собирать из листов цементированной брони, но теперь при их стыковке должно было использоваться новшество – электрическая сварка, позволявшая избегать отпускания цементированного слоя и изменения геометрии брони.

Т-46-5 – вид спереди Источник – walkure.pro

Однако в 1937 году в СССР началась череда арестов среди военспецов и конструкторов, связанных с производством бронетехники. Масштабные военные учения лета-осени 1936 года показали ненадёжность советской военной техники, и власти начали «стимулировать» конструкторов, наказывая наиболее, по их мнению, виновных в сложившемся положении. Гинзбургу удалось избежать ареста, но весь 1937 год он, как человек, находившийся под подозрением, был отстранён от работы. Только зимой 1938 года, когда вместо арестованного и расстрелянного Иннокентия Андреевича Халепского руководство над УММ принял герой Испании генерал Дмитрий Григорьевич Павлов, работы над Т-46-5 возобновились.

Со сменой руководства изменились и требования к новой машине – теперь у Т-46-5 толщина лобовых бронедеталей должна была достигать 60 мм. Пройдя бои Испанской войны, генерал Павлов на практике убедился, что советским танкам необходимо надёжное лобовое бронирование.

Т-46-5 во дворе завода – вид справа Источник – walkure.pro

Прототипу – быть

Прототип Т-46-5 собрали в апреле 1938 года из цементированной брони. Толщина его верхнего и нижнего бронелистов, расположенных под углами соответственно в 20° и 12°, достигала 60 мм, а среднего, почти горизонтального (82°) – 30 мм. Борт и корма также были забронированы 60-мм листами. Толщина стенок литой башни достигала 50 мм, ее крыши и крыши корпуса – 20 мм. Дно танка сваривалось из листов разной толщины – от 30 мм в передней части танка (для противодействия противотанковым минам), до 20 мм – в кормовой. Компоновка танка несколько отличалась от классической советской: впереди размещалось отделение управления, посреди которого устанавливалась трансмиссия; затем следовало боевое отделение, и в кормовой части танка располагалось моторное.

Т-46-5/Т-111 – вид слева Источник – academic.ru

Место механика-водителя с приспособлениями и приборами управления находилось в передней части танка с левой стороны, справа же размещалась радиостанция 71-ТК-1 с источниками питания РУН-120 и РУН-10. За ними располагались места командира танка и заряжающего. Кормовое моторное отделение отгораживалось от боевого металлической перегородкой с шиберами (дверцами), обеспечивавшими доступ к карбюратору и пускателю V-образного 8-цилиндрового карбюраторного двигателя воздушного охлаждения МТ-5-1 мощностью 320 л. с.

В башне монтировалась 45-мм танковая пушка 20К и спаренный с ней пулемет ДТ, защищённые единой бронированной маской. Второй пулемёт ДТ располагался в задней части башни. Механизм поворота имел ручной и электромеханический приводы, обеспечивавшие вращение башни с различными скоростями.

Эскиз танка Т-46-5/Т-111 Источник – dogswar.ru

Ходовая часть оригинальной конструкции сильно отличалась от устройства других советских танков. Она состояла из шести сдвоенных опорных катков на один борт, сблокированных в три тележки на листовой рессорной подвеске, размещённой внутри корпуса танка. Такое инженерное решение усложняло демонтаж и ремонт ходовой части Т-46-5, так как лишало экипаж доступа к ней снаружи. Кроме катков, на каждую гусеницу приходилось по три поддерживающих ролика. Из-за переднего расположения трансмиссии ведущими у машины были передние колёса, а направляющими – задние. Гусеницы использовались мелкозвенчатые с траками шириной 500 мм.

Т-46-5 форсирует линию укреплений на полигоне Источник – survincity.com

О важности двигателя в карьере танка

Испытания нового танка проводились весной-летом 1938 года. При его обстреле подтвердились ожидания, что машина будет неуязвима для самых распространённых у потенциальных противников средств противотанковой обороны – 37-мм и 45-мм противотанковых орудий. Не могла пробить броню Т-46-5 и 76,2-мм полковая пушка образца 1927 года.

Во время ходовых испытаний, проведённых на полигоне в Кубинке, Т-46-5 показал проходимость не хуже, чем у большинства советских танков и продемонстрировал хорошую скорострельность. При этом военные приёмщики признавали, что в 1938 году мощности танковой пушки 20К уже недоставало для эффективной борьбы с такими зарубежными танками, как немецкий средний Pz.Kpfw.III или французский FCM-36, но заменить её другим, более эффективным орудием оказалось проблематично. Конструкторы хотели установить на танк 76-мм танковую пушку ПС-3, однако её создатель и коллега Гинзбурга по заводу №185 конструктор П.Н. Сячинтов был арестован в конце 1936 года и расстрелян в 1937 году. ПС-3 сняли с производства, а выпускавшаяся взамен 76-мм пушка Л-10 конструктора И.А. Маханова не отличалась высокой надёжностью, да и не становилась в башню Т-46-5. Поэтому было решено до появления нового, более совершенного 76-мм орудия, временно оставить танку уже установленное на нём 45-мм орудие 20К.

Т-46-5 на полигоне перед надолбами Источник – nnm.me

Значительные проблемы возникли у конструкторов с ходовой частью Т-46-5, так как из-за увеличения бронирования вместо максимально допустимых 18 тонн его вес достиг 32,25 тонны. Ни ходовая часть машины, ни её силовая установка, ни трансмиссия не были рассчитаны на столь значительные нагрузки. Максимальная скорость, развиваемая значительно потяжелевшим танком, составляла всего 31 км/ч, а общая ёмкость его топливных баков в 492 л обеспечивала запас хода по шоссе всего 126 км. Оба этих показателя категорически не устраивали военных заказчиков, к тому же, на пересечённой местности они снижались, соответственно, до 16 км/ч и 90 км.

Для исправления ситуации приняли решение силами завода №185 создать новый дизельный танковый двигатель ДТМ-8 мощностью 400 л. с., но по ряду причин работы над ним остановили. Возможно, что основным фактором этого послужила разработка на Харьковском паровозном заводе более перспективной силовой установки легендарного танкового дизеля В-2. Т-46-5 оснастили ею в начале 1940 года, чтобы испытать танк в боевых условиях в сражениях Советско-финской войны 1939-40 годов, но не успели завершить работы вовремя, и танк в боевых действиях поучаствовать не успел.

Т-46-5 на склоне Источник – nnm.me

Несколько позднее из-за принятия на вооружение более удачного во всех отношениях основного среднего танка Т-34 от проекта Т-46-5/Т-111 решили отказаться. Единственный произведённый образец отправили на склад Научно-исследовательского института бронетанковой техники в Кубинке, после чего путь этой машины теряется. Последнее упоминания о ней в отчётной документации института датируется апрелем 1946 года.

Интересно, что участие в разработке танка Т-46-5 принимал и Михаил Ильич Кошкин – один из создателей легендарного танка Т-34. До своего перевода на Харьковский паровозный завод он работал в Ленинграде на заводе №185 заместителем С.А. Гинзбурга и за участие в разработке танка Т-46-5 был награждён орденом Красной Звезды.

М.И. Кошкин – главный конструктор танкового КБ завода №183 с 1936 по 1940 год Источник – morozov.com.ua

warspot.ru