Тактическое ядерное оружие. Тактические ядерные боеприпасы


Тактическое ядерное оружие сверхмалых калибров

Версия для печати

Недавнее заявление министра обороны Гелетея относительно возможного применения российскими войсками ядерных боеприпасов против сил АТО, как он впоследствии отметил, было связано с имеющейся на тот момент информацией о том, что Россия завезла на территорию Луганской области, и использует против украинских военнослужащих самоходные минометы 2С4 «Тюльпан»

Он отметил, что особенностью этой мощного оружия является то, что кроме фугасных и активно-реактивных мин, этот самоходный миномет может вести огонь сверхмалыми ядерными боеприпасами. Что же собой представляют сверхмалые ядерные заряды.?

Сверхмалые ядерные заряды: от патрона до снаряда

Проблема создания атомного оружия сверхмалых калибров не нова. Им активно занимались и в США, и в СССР начиная с конца 60-х годов. Однако все работы по этой теме были строго засекречены, и только после перехода Семипалатинского полигона под юрисдикцию Казахстана и рассекречивания части архивов стали известны некоторые интересные подробности.

В протоколах испытаний были найдены упоминания об экспериментах, при которых выделение энергии обозначено как «менее 0,002 кт», то есть двух тонн взрывчатки! Несколько документов были поистине сенсационными. Речь в них шла об атомных боеприпасах для стрелкового вооружения — спецпатронах калибров 14,3 мм и 12,7 мм для крупнокалиберных пулеметов, но самое потрясающее — были там и патроны калибра 7,62 мм!

Правда, ядерные патроны предназначались не к автомату Калашникова АКМ, а другому детищу легендарного конструктора — пулемету Калашникова, ПКС. Патрон для этого пулемета и стал самым маленьким в мире ядерным боеприпасом.

Пулемёт ПКС

Радикального уменьшения размеров, веса и сложности конструкции удалось достичь благодаря применению необычного для ядерных бомб урана или плутония, а экзотического трансуранового элемента калифорния — точнее, его изотопа с атомным весом 252.

После обнаружения этого изотопа физиков ошеломило то, что основным каналом распада у него было спонтанное деление, при котором вылетало 5-8 нейтронов (для сравнения: у урана и плутония — 2 или 3). Первые оценки критической массы этого металла дали фантастически малую величину- 1,8 грамма! Правда, дальнейшие эксперименты показали, что ее реальное значение оказалось заметно больше.

Однако в распоряжении ученых были лишь микрограммы этого материала.

Программа получения и накопления калифорния — отдельная глава в истории ядерного проекта СССР. О секретности проекта говорит хотя бы тот факт, что практически никому не известно имя ближайшего сподвижника Курчатова, академика Михаила Юрьевича Дубика, которому и было поручено в кратчайшие сроки решить проблему наработки ценного изотопа.

Разработанная академиком технология до сих пор остается секретной, хотя кое-что все-таки стало известно. Советскими учеными-ядерщиками были изготовлены специальные мишени-ловушки нейтронов, в которых при взрывах мощных термоядерных бомб из плутония, извлеченного из отработанного ядерного топлива, получался калифорний.

Традиционная наработка изотопов в реакторе стоила бы гораздо дороже, так как при термоядерных взрывах плотность потока нейтронов в миллиарды раз больше. Из выделенного калифорния была изготовлена начинка уникальных пуль — деталь, напоминающая заклепку или гантель. Крошечный заряд специальной взрывчатки, расположенной у донышка пули, сминал эту штуку в аккуратный шарик, за счет чего достигалось сверхкритическое состояние.

В случае пуль калибра 7,62 мм диаметр этого шарика составлял почти 8 мм. Для срабатывания взрывчатки использовался контактный взрыватель, специально разработанный для этой программы. В итоге пуля получилась перетяжеленной, и для того, чтобы сохранить привычную для стрелка-пулеметчика баллистику, пришлось изготовить и специальный порох, который давал пуле правильный разгон в стволе пулемета.

Но это еще не все трудности, которые предстояло преодолеть создателям уникального боеприпаса. Главная проблема, которая в итоге решила его судьбу, — тепловыделение. Все радиоактивные материалы греются, и чем меньше период полураспада, тем сильнее тепловыделение. Пуля с калифорниевым сердечником выделяла около 5 ватт тепла. Из-за разогрева менялись характеристики взрывчатки и взрывателя, а при сильном разогреве пуля могла застрять в патроннике или в стволе, или, что еще хуже, самопроизвольно сдетонировать.

Поэтому патроны хранились в специальном холодильнике, представлявшем собой массивную (толщиной около 15 см) медную плиту с гнездами под 30 патронов. Пространство между гнездами было заполнено каналами, по которым под давлением циркулировал жидкий аммиак, обеспечивая пулям температуру около минус 15 градусов.

Эта холодильная установка потребляла около 200 ватт электропитания и весила примерно 110 кг, поэтому перевозить ее можно было только на специально оборудованном уазике. В классических атомных бомбах система теплосъема является составной частью конструкции, но тут она по необходимости была внешней.

Однако даже замороженную до минус 15 пулю нужно было использовать в течение 30 минут после извлечения из термостата, то есть зарядить в магазин, занять позицию, выбрать нужную цель и выстрелить. Если это не происходило вовремя, патрон нужно было вернуть в холодильник и снова термостатировать. Если же пуля пробыла вне холодильника больше часа, то она подлежала утилизации.

Другим непреодолимым недостатком стала невоспроизводимость результатов.

Энерговыделение при взрыве каждого конкретного экземпляра колебалось от 100 до 700 килограммов тротилового эквивалента в зависимости от партии, времени и условий хранения, а главное — материала цели, в которую попадала пуля.

Дело в том, что сверхмалые ядерные заряды взаимодействуют с окружающей средой принципиально иначе, чем классические ядерные заряды. Не похож результат и на обычную химическую взрывчатку. Ведь при взрыве тонны химической взрывчатки образуются тонны горячих газов, равномерно нагретых до температуры в две-три тысячи градусов. А тут — крошечный шарик, который никак не может передать окружающей среде энергию ядерного распада.

Поэтому ударная волна получалась довольно слабой по сравнению с химической взрывчаткой такой же мощности, а вот радиация, наоборот, получала намного большую долю энергии. Из-за этого стрелять нужно было на максимальную прицельную дальность пулемета, но даже и в этом случае стреляющий мог получить заметную дозу облучения. Так что максимальная очередь, которую разрешалось выпустить, была ограничена тремя выстрелами.

Впрочем, и одного выстрела обычно было достаточно. Несмотря на то, что активная броня современных танков не позволяла такому боезаряду пробить защиту насквозь, мощное энерговыделение нагревало место попадания до испарения компонентов брони и оплавления металла, так что гусеницы и башня намертво приваривались к корпусу. Попав же в кирпичную стену, такая пуля испаряла около кубометра кладки, и здание обрушивалось.

Наиболее странным был эффект от попадания пули в бак с водой. Ядерного взрыва при этом не происходило — вода замедляла и отражала нейтроны. Медленные нейтроны делят ядра более эффективно, и реакция начинается до того, как пуля ударится о стенку бака, а это приводит к разрушению конструкции пули из-за сильного нагрева. Полученный эффект пытались применить для защиты танков от сверхминиатюрных ядерных боеприпасов, навешивая на них так называемую «водную броню», а проще, емкости с тяжелой водой.

Реализация этой программы дала много интересных научных результатов. Но запас калифорния, «наработанного» во время сверхмощных ядерных взрывов, неуклонно таял. После введения моратория на испытание ядерного оружия проблема встала еще острее: калифорний из реактора стоил гораздо дороже, а объемы его производства были невелики. Конечно, военных не остановили бы расходы, если бы они чувствовали острую потребность в таком оружии. Генералы, однако, были в сомнении, что и послужило причиной прекращения этой программы незадолго до смерти Брежнева.

Срок хранения уникальных калифорниевых пуль не превышал шести лет, так что ни одна из них не дожила до нашего времени. Калифорний из них был изъят и использован для чисто научных целей, таких, например, как получение сверхтяжелых элементов.

Несомненно, что именно те пули не дожили до нашего времени, но никто не возьмется утверждать, что разработки были действительно остановлены и с тех пор не велись и не совершенствовались результаты. Это наталкивает на размышления возможного появления такого оружия у террористов — вопрос лишь в цене.

Ядерные боеприпасы для танков

В 1950-е годы противостоящие военные блоки вовсю занимались подготовкой к тотальной ядерной войне. При этом США удалось обогнать СССР в вопросах миниатюризации ядерных боеприпасов. В самом начале 1960-х годов американцы приняли на вооружение 120-мм и 155-мм безоткатные орудия «Дэви Крокет». Это были сравнительно небольшие и легкие орудия (вес примерно 50 кг у первого и 180 кг у второго). «Дэви Крокет» мог запустить 35-кг снаряд на дальность от 2 до 4 км, соответственно. По разным оценкам, мощность одного заряда достигала до 1 килотонны.

Безоткатное орудие «Дэви Крокет»

Данные безоткатные орудия транспортировались при помощи обычных джипов и состояли на вооружении десантников и сухопутных войск. Создав такое оружие, американцы решили пойти еще дальше. В конце 1950-х годов в США начались работы по созданию 152-мм управляемого боеприпаса «Шиллелейла», который должен был войти в боекомплект легкого танка М551 «Шеридан» и ОБТ М-60А2. В серийном варианте такая ракета весила 4,1 кг, и помимо ядерной боевой части могла оснащаться обычной кумулятивной боевой частью. Наведение ракеты на цель осуществлялось по инфракрасному лучу. Максимальная дальность огня достигала 4-5 км.

Легкий танк М551 «Шеридан»

Первым новое 152-мм орудие-пусковую установку получил легкий танк «Шеридан» с броней всего 13-мм и общим весом в 16 тонн. В этот танк можно было загрузить до 12 управляемых снарядов. Всего было произведено примерно 1700 данных боевых машин, часть из которых даже успела повоевать во Вьетнаме, где танки продемонстрировали свою плохую живучесть.

Программа по созданию М-60А2 весом в 44 тонны развивалась также не совсем благополучно. Несмотря на тот факт, что данный танк был оснащен самой передовой на тот момент времени автоматизированной СУО, имеющей аналого-цифровой баллистический вычислитель и лазерный дальномер, танк быстро разочаровал военных, в первую очередь своим 152-мм орудием и ракетой к нему.

Танк добрался до армии к тому моменту, когда ядерные варианты подобных боеприпасов уже были сняты с вооружения. В обычном же варианте он был крайне ненадежным и не столь эффективным. В результате М-60А2 недолго оставался на вооружении, и достаточно быстро все они были переделаны в инженерные машины.

Стоит отметить, что многое из того, что касается оснащения американских танков ядерным оружием, остается малоизученной областью истории развития бронетанковых войск. В СССР в конце 1960-х годов также велись конструкторские работы по созданию бронетехники с ядерным оружием. Правда, речь шла о 150-кг неуправляемых ракетах с БЧ до 0,3 килотонн и дальностью стрельбы до 8 км. В качестве базы для их установки рассматривались БМП-1 и танк Т-64А, но ни один из этих вариантов серийно не производился.

Опубликовано в издании  Эхо России

В тему:

argumentua.com

Тактическое ядерное оружие в Европе » Военное обозрение

В конце сентября на сайте «Военное обозрение» появился ряд публикаций, посвященных планируемому размещению в Германии на авиабазе Бюхель 20 американских ядерных бомб B61-12. Эту новость, подхваченную другими мировыми СМИ, опубликовал немецкий телеканал ZDF.

Дошло до того, что это неподтвержденное сообщение журналистов телеканала ZDF прокомментировал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он заявил буквально следующее: "Это потребует от России принятия соответствующих контршагов, контрмер для восстановления этого стратегического баланса и паритета".

Попробуем разобраться, о каком «нарушении баланса» идёт речь, и что наша страна может этому противопоставить.

С момента обретения ядерной монополии США атомная бомба рассматривалась как стратегическое «супероружие» для уничтожения крупных административно-политических и промышленных центров и о применении её на поле боя речь первоначально не шла. Это обусловлено несколькими причинами. Носителями первых американских ядерных бомб, которые весили порядка 5 тонн, были стратегические бомбардировщики Boeing B-29 Superfortress, сбрасывавшие свой смертоносный груз с высоты 10-11 км. Понятно, что точность бомбометания при этом была не слишком высокой, и существовал риск нанесения удара по своим войскам. Кроме того, поначалу ядерные заряды были «штучным товаром», другими словами их было недостаточно даже для «стратегических целей».

Одновременно с разработкой ядерных бомб и боеголовок большой мощности для стратегических бомбардировщиков и баллистических ракет в США велись работы по миниатюризации ядерных зарядов.

В начале 50-х американские военные стали рассматривать ядерное оружие как средство поражения на поле боя. Это было обусловлено разными причинами.

С одной стороны, применение ядерного заряда мощностью даже в несколько килотонн позволяло создать брешь в обороне противника или уничтожить одним внезапным ударом скопление войск в местах сосредоточения. С другой стороны после утраты «ядерной монополии» в 1949 году американцы прекрасно понимали, что применение «стратегических ядерных зарядов» по территории СССР немедленно вызовет ответный удар по США.

В связи с этим в головах американских генералов и политиков возникла доктрина «ограниченной ядерной войны». Согласно этой доктрине применение ядерного оружия должно было ограничиться локальной территорией за пределами США. В качестве ТВД для применения тактического ядерного оружия (ТЯО) рассматривались: Западная Европа, Корея, Индокитай и Куба.

Основными носителями тактических ядерных бомб стали истребители-бомбардировщики. Впрочем, на флоте первым палубным носителем ядерной бомбы был относительно малоскоростной P2V-3С с поршневыми двигателями. Этот самолёт был создан на базе базового патрульного самолёта Lockheed P-2 Neptune.

На самолёте вместо частично демонтированного вооружения с целью увеличения радиуса действия установили дополнительны топливные баки. В хвостовой части для сокращения разбега при взлёте крепились пороховые ускорители. Все выпущенные в количестве 16 единиц « атомные палубные бомбардировщики» оборудовались радиолокационным бомбардировочным прицелом AN/ASB-1.

Испытательный взлёт P2V-3С с палубы авианосца «Корал Си»

Впервые взлёт с авианосца «Корал Си» с нагрузкой на борту весом 4500 кг состоялся 7 марта 1949 года. Взлётный вес P2V-3С составил более 33 тонн. На тот момент это был самый тяжёлый самолет, взлетавший с авианосца.

Никаких средств для посадки на авианосец самолёт не имел. В случае боевого вылета бомбардировщик был одноразовым, он должен был сесть на сухопутный аэродром или лётчики выбрасывались на парашютах.

Какова была вероятность выжить в случае встречи с реактивными МиГами у этого достаточно крупного самолёта, развивавшего скорость чуть более 500 км/ч, можно только догадываться. Скорее всего американские адмиралы тоже задумывались об этом. После появления достаточно компактных ядерных бомб, которые могли нести палубные реактивные ударные самолёты и крылатые ракеты, все P2V-3B были исключены из списка палубных носителей ядерного оружия.

При всех многочисленных достоинствах реактивных истребителей-бомбардировщиков в качестве носителей тактических ядерных бомб они имели и недостатки. Например, точность бомбометания позволяла наносить удары только в глубине обороны противника, эффективность применения боевой авиации находится в прямой зависимости от погоды и времени суток, к тому же боевые самолёты уязвимы от средств ПВО.

Для «ядерного оружия поля боя» требовались достаточно точные, всепогодные, неуязвимые для средств ПВО и по возможности мобильные и компактные средства доставки.

Такими носителями стали тактические (ТР) и оперативно-тактические (ОТР) ракеты. В 50-70-е годы в США был создан ряд ракет с двигателями, работающими как на твёрдом, так и на жидком топливе.

Ракеты «Онест Джон», «Литтл Джон», «Сержант», «Капрал», «Лакросс», «Ланс» имели достаточно высокую мобильность, их точность позволяла наносить удары по объектам, расположенным вблизи линии боевого соприкосновения войск.

Самоходная пусковая ТР «Ланс»

Часть этих ракет была передана американским союзникам. Например, ракеты «Ланс» (дальность пуска с ЯБЧ -120 км) поставлялись в Великобританию, ФРГ, Нидерланды, Италию, Бельгию.

Следуя соглашениям, заключённым США с этими странами, ядерные боевые части, хранящиеся на американских базах в Европе, передавались в ракетные подразделения стран — сателлитов в случае угрозы начала войны. В том числе предполагалось передавать и «нейтронные заряды», производство которых было налажено в начале 80-х. Всего было изготовлено 380 нейтронных боевых частей к ракетам «Ланс».

Успехи, достигнутые в области миниатюризации ядерных зарядов, позволили создать «атомные снаряды» для артиллерийских орудий.

В начале 50-х для усиления армейских корпусов армии США в Европе поступило 280 мм «атомное орудие» М-65 со снарядом Т-124 (с ядерным зарядом мощностью 15 кт).

Орудие М-65

Это орудие могло вести огонь на дальность до 24 км, при этом половина снарядов попадала в круг диаметром 130 метров. Вес артиллерийской системы в походном положении составлял 75 тонн.

Пушка М-65 состояла на вооружении не долго, из-за чрезмерной массы её проходимость и мобильность были неудовлетворительными.Оборудование огневой позиции занимало несколько часов.

В 1957 года на вооружение был принят 203 мм артиллерийский снаряд М-422 с ЯБЧ, мощность которого в зависимости от модификации составляла 5-40 кт. 203 мм ядерными снарядами могут вести огонь 203 мм самоходные артиллерийские установки М55 и M 110.

Специально для гаубиц типа M 110 в конце 70-х создан активно-реактивный снаряд М753 с ЯБЧ мощностью до 1,1 кт. Ядерная боевая часть изготавливалась в двух вариантах: с «обычным» ядерным зарядом и с ядерным зарядом, который имеет при взрыве повышенный выход нейтронов.

В 1963 году на вооружение поступил 155-мм снаряд М-454, оснащенный ядерной боевой частью W-48 мощностью 0,1 кт. В 1989 году был принят на вооружение 155-мм снаряд М-785 с ядерной боевой частью W-82 мощность 1,5 кт.

Эти 155-мм снаряды могут входить в боекомплект наиболее распространенных в НАТО самоходных гаубиц М109 и FH70, а также буксируемых гаубиц М114А1 и М198.

Самыми лёгкими и необычными стали американские «ядерные безоткатки» системы «Деви Крокет»: 120-мм М28 и 155-мм М29. В 1962 году они поступили на вооружение американских пехотных дивизий в Европе.

155 мм безоткатное орудие М29

Оба орудия, стрелявшие одинаковым надкалиберным снарядом М-388 с ядерным зарядом мощностью до 1 кт, были системами «ближнего боя» с дальностью стрельбы до 2 км у М28 и до 4 км у М29.

В 60-е годы тактическое ядерное оружие поступало во все рода войск американских вооруженных сил. Кроме наступательных вооружений ядерными боеголовками оснащались и сугубо оборонительные системы.

Так более половины американских зенитных ракет противовоздушных комплексов «Найк Аякс» и «Найк Геркулес» несли ядерные боеголовки. Размещённые в США и Канаде сверхдальние ЗРК «Бомарк» были вооружены только ими.

Дело дошло до того, что ядерными боевыми частями снабжались авиационные неуправляемые реактивные снаряды, которые предполагалось применять по советским дальним бомбардировщикам.

В Западной Германии вдоль транспортных магистралей была создана сеть колодцев для закладки американских ядерных фугасов. Таким образом, командование военными силами НАТО предполагало бороться с советскими таковыми клиньями, рвущимися к Ламаншу. Правда, мнением по этому поводу немцев, живущих в ФРГ, никто не интересовался.

Запуск ракеты советского тактического ракетного комплекса «Луна-М»

До начала 70-х годов СССР значительно уступал США по насыщенности войск тактическим ядерным оружием. Советским ответом на массовое развёртывание американского ТЯО в Европе стали твёрдотопливные ракеты мобильных комплексов «Марс», «Филин» и «Луна», а также жидкостные, имеющие большую дальность стрельбы Р-11 и Р-17. Свою нишу заняли крылатые ракеты ФКР-1 (КС-7) и ФКР-2 (С-5).

Самоходная пусковая установка ФКР-2

Носителями советских тактических «спецбоеприпасов» стали бомбардировщики Ил-28 и Як-28Б, истребители-бомбардировщики Су-7Б и специально «заточенные» для применения ядерной бомбы РН-25 истребители МиГ-21СН и МиГ-21СМТ.

Ядерными зарядами оснащались противокорабельные ракеты морского и воздушного базирования, торпеды и глубинные бомбы.

Для поражения групповых целей в условиях сложной помеховой обстановки зенитные ракеты со «спецбоеприпасами» были введены в боекомплект ЗРК: С-25, С-75, С-200 и С-125. Причем С-125 мог применять их по морским и наземным радиоконтрастным целям.

По всей видимости, первыми отечественными «атомными» артиллерийскими системами стали 240 мм самоходные миномёты «Тюльпан» и 203 мм гаубицы Б-4М. Вскоре снаряды с ЯБЧ получили 152 мм самоходные «Акация» и буксируемые Д-20.

В 80-е годы Советский Союз обогнал по количеству развёрнутых тактических ядерных зарядов США. По некоторым данным по состоянию на конец 80-х годов в советских вооруженных силах имелось около 22000 единиц ТЯО.

В 1990-2000 годы количество американского и российского тактического ядерного оружия сократилось в разы. Так как этот вид ядерного оружия не попадает под какие либо международные договорённости, США и Россия не публикуют официальной статистики, касающейся этой области.

По экспертным оценкам в вооруженных силах США имеется около 500 единиц ТЯО. В это число входят примерно 100 ЯБЧ для крылатых ракет (на складах) и 400 ядерных свободнопадающих авиабомб В61 разных модификаций. Около 200 таких авиабомб находится в хранилищах американских авиабаз в Европе.

Стоит подробней остановиться на семействе американских ядерных свободнопадающих бомб В61. Этот тип ядерного оружия средней мощности разработан Лос-Аламосской научной лабораторией специально как боеприпас, который мог бы доставляться фронтовой авиацией на внешней подвеске.

Это была достаточно совершенная конструкция, за прошедшие годы техническая и технологическая часть бомб мало изменилась. Основные изменения в конструкции коснулись повышения уровня надёжности и безопасности. В настоящее время свободнопадающие ядерные авиабомбы В61 практически вытеснили все остальные образцы из ВВС США.

Ядерная бомба B-61

Первая модификация В61-0 поступила на вооружение в далёком 1967 году. С тех пор появилось 9 серийных модификаций и в общей сложности собрано более 3000 ядерных бомб этого типа, которые поступили на вооружение тактической и стратегической авиации.

Особенностью В61 является возможность изменения уровня мощности заряда перед боевым применением в зависимости от типа цели и тактической обстановки. Максимальная мощность бомб этого семейства находится в пределах 340 кт.

Бомба имеет сварной металлический корпус, длиной 3580 мм и шириной 330 мм. Вес большинства В61 находится в пределах 330 кг, но может изменяться в зависимости от конкретной модификации. По некоторым данным масса перспективной разрабатываемой В61-12 будет превышать 500 кг.

Большинство бомб семейства В61 снабжены тормозным нейлоново-кевларовым парашютом. Он нужен для того, чтобы дать время самолёту-носителю безопасно покинуть зону поражения, что существенно облегчает боевое применение.

В 50-60-годы основным приёмом применения ядерных свободнопадающих бомб истребителями-бомбардировщиками, было бомбометание с кабрирования (так называемая «петля самоубийцы). Для выполнения этого манёвра требовалось очень хорошая натренированность и лётная подготовка пилотов, но риск при этом был весьма существенным.

Ядерная бомба B-61 на разных стадиях сборки

В настоящее время из 9 модификаций В61, 5 остаются на вооружении. Это бомбы моделей: В61-3, В61-4, В61-7, В61-10(в резерве), В61-11. Последняя 11-я самая современная модификация весом около 540 кг принята на вооружение в 1997 году. Всего было собрано около 50 бомб В61-11.

Больший вес 11-й модификации по сравнению с более ранними объясняется более прочным и толстым корпусом бомбы, специально созданной для разрушения хорошо укреплённых бункеров. Эта бомба рассчитана на подрыв с задержкой после заглубления в твёрдый грунт на глубину несколько метров.

По своей эффективности по подземным укрытиям взрыв В61-11 эквивалентен 9-мегатонному заряду, подорванному на поверхности без заглубления. Но в зависимости от задачи взрыватель бомбы может быть установлен на наземный или воздушный подрыв.

После окончания «холодной войны» США и Россия существенно сократили свои ядерные потенциалы, это коснулось и тактического ядерного оружия, размещённого в Европе.

В начале 2000-х были вывезены ядерные бомбы В61 с крупнейшей американской авиабазы в Европе — «Рамштайн» в Рейнланд-Пфальце. В настоящее время эта авиабаза ВВС США в ФРГ используется только самолётами военно-транспортной авиации.

«Торнадо» IDS 33-й тактической авиационной эскадры Люфтваффе

Ядерные бомбы В61 в количестве, приблизительно, 20 единиц остались на территории Германии в хранилище немецкой военно-воздушной базы в Бюхеле, где располагается 33-я авиаэскадра люфтваффе, на вооружении которой состоят истребители-бомбардировщики «Торнадо».

Спутниковый снимок Google earth: предполагаемое место размещения хранилища ядерных бомб на авиабазе Бюхель

Впрочем, в ФРГ размещено не самое большое количество американских ядерных бомб. Примерно 90 В61 хранятся в Италии и Турции. Также они имеются на территории Бельгии и Нидерландов.

Может показаться странным, но в сохранении тактического ядерного оружия в Европе заинтересована в первую очередь Россия. В настоящее время наши «партнёры» по НАТО имеют значительное превосходство в области обычных вооружений. Тактическое ядерное оружие, которого в распоряжении российской армии значительно больше, чем в американской, является тем козырем, которым можно это превосходство свести к нулю.

Официальные сведения по российскому ТЯО никогда не публиковались и являются закрытой информацией. Согласно большинству экспертных оценок, в настоящее время российский тактический ядерный потенциал оценивается примерно в 2000 боеголовок.

Сюда входят около 500 свободнопадающих ядерных бомб и авиационных ракет для бомбардировщиков Ту-22М3 и Су-24М и М2. Ещё около 1000 единиц — это боевые части, устанавливаемые на противокорабельные, противовоздушные и ракеты системы ПРО А-135, торпеды, глубинные бомбы и крылатые ракеты большой дальности многоцелевых АПЛ. Остальное — это ядерные мины и снаряды для ствольной артиллерии, а также боеголовки для оперативно тактических ракетных комплексов.

В мирное время большая часть тактических ядерных зарядов хранится на объектах ядерно-технических подразделений 12-го ГУМО, которые отвечают за обслуживание и безопасность российского ядерного оружия. Но доставка и подготовка российского ТЯО к боевому применению отрабатывается в войсках ежегодно.

США неоднократно подымали вопрос о сокращении российского тактического ядерного оружия до «приемлемого уровня международной безопасности», стремясь лишить российскую армию этого козыря.

Грань между тактическим и стратегическим ядерным оружием достаточна условна. Можно вспомнить события «Карибского кризиса», когда на Кубе помимо баллистических ракет были размещены крылатые ракеты ФКР-1 и фронтовые бомбардировщики Ил-28, которые в силу близкого базирования к США стали, по сути, стратегическими носителями.

Тоже относится и к планам развёртывания в Калининградской области ОТР «Искандер». С их помощью можно успешно решать стратегические задачи по нейтрализации элементов американской ПРО в Европе.

Таким образом, базы НАТО в Европе куда уязвимей для более многочисленного российского тактического ядерного оружия, чем объекты на нашей территории.

Что касается американских ядерных бомб в ФРГ, из-за которых началась шумиха, то они не играют особой роли в ядерном балансе на континенте. В конце концов, та же Франция, являющаяся активным членом военной структуры НАТО, обладает куда более внушительным тактическим ядерным арсеналом, но почему-то этот факт никаких заявлений «пресс-секретаря» это не вызывает. Очевидно, что в данном случае речь идёт о новом витке «информационной войны».

Новая модификация американских ядерных бомб В61-12 только проходит цикл испытаний, завершение которых планируется в 2018 году. Реализация этого проекта должна уменьшить расходы на содержание и обслуживание тактических ядерных бомб.

Американские военные намерены поэтапно заменить модификацией B61-12 все ядерные бомбы этого семейства, за исключением В61-11. Кроме того, предполагается повысить надёжность и безопасность новых бомб.

Испытательный сброс В61-12

В61-12 должны также стать первыми корректируемыми ядерными бомбами. В зависимости от боевой обстановки предполагается использовать инерциальную или систему наведения аналогичную JDAM.

В целом речь идёт не об усилении тактического ядерного арсенала США, а о попытке создания унифицированного образца, более гибкого в применении, призванного заменить большинство ранних вариантов В61.

Но немецким истребителям-бомбардировщикам «Торнадо» вряд ли суждено стать носителями новых ядерных бомб В61-12. К 2020 году ввиду выработки ресурса планируется списать все самолёты этого типа. Только журналисты телеканала ZDF, опубликовавшие очередную «сенсацию», очевидно, этого не знали.

По материалам:http://atomas.ru/milit/mk61.htmhttps://www.flightglobal.comhttp://www.nationaldefense.ru/includes/periodics/geopolitics/2011/0310/10165834/detail.shtml

topwar.ru

Тактическое ядерное оружие Википедия

Количество ядерных боеголовок у России и США (включая тактическое ядерное оружие) Макет 155-мм ядерного снаряда W48 с тротиловым эквивалентом 72 тонн (0,072 килотонн)

Такти́ческое я́дерное ору́жие (ТЯО), или нестратегическое ядерное оружие (НСЯО) — боеприпасы для поражения крупных целей и скоплений сил противника на фронте и в ближайших тылах.

В отличие от стратегического ядерного оружия, тротиловый эквивалент тактических боезарядов обычно не превышает нескольких килотонн, а часто бывает меньше одной килотонны. Однако, однозначного определения тактического ядерного оружия, отделяющего его от стратегического, не существует. ТЯО может существовать в виде весьма широкой номенклатуры боеприпасов — авиационных бомб, головных частей ракет (оперативно-тактического и тактического класса), артиллерийских снарядов, мин, глубинных бомб, торпед и т. д.

Тактическое ядерное оружие имеется на вооружении у всех ядерных держав, кроме Великобритании, которая оставила ядерное оружие только стратегического класса (хотя в прошлом ТЯО имелось и у неё).

История

Первоначально, ядерное оружие представлялось средством исключительно стратегического применения, что обусловливалось как его исключительной мощностью, так и техническими ограничениями ранних атомных боеприпасов. Однако, еще в 1945-ом году, военные США начали рассматривать возможности применения разрушительной мощи ядерного оружия для решения тактических задач — например, прорыва укрепленной обороны противника. Подавление такой обороны обычными боеприпасами требовало длительной артиллерийской подготовки (иногда длившейся целыми днями), которая выдавала неприятелю место готовящейся атаки и позволяла ему заранее сосредоточить резервы для противодействия. Применение же ядерного оружия позволяло одним внезапным ударом разрушить целый сектор обороны противника, и немедленно перейти к наступлению, полностью захватив оппонента врасплох.

В ходе планирования предполагавшейся высадки в Японии, американские военные предлагали использовать ядерные бомбы в тактических целях, для быстрого уничтожения японской обороны на предполагавшихся плацдармах. Вторая Мировая война завершилась раньше, чем эти планы могли быть воплощены. В 1946 году, американцы провели серию ядерных испытаний «Crossroads», направленную на изучение вопроса применения ядерного оружия против военных кораблей; по результатам этой операции были сделаны ценные выводы о необходимости обеспечения противоатомной защиты и деактивации боевых единиц для противодействия возможным ядерным ударам. В дальнейшем, была проведена серия учений с применением ядерного оружия, в том числе с учебными марш-бросками через область, подвергшуюся ядерному удару с подрывом настоящего ядерного заряда. Целью этих испытаний было отработать тактику действий в условиях применения ядерного оружия и ознакомить солдат с его поражающим эффектом.

В СССР первое ядерное испытание было проведено в 1949 году; в ходе него изучались вопросы действия ядерного оружия на военную технику и оборонительные сооружения. Первые масштабные учения с подрывом настоящего ядерного заряда были проведены на Тоцком полигоне в 1954 году.

Тактическое ядерное оружие в США

Военные США уделяли значительное внимание тактическому ядерному оружию, считая его эффективным способом нивелировать значительное численное превосходство вооружённых сил ОВД на потенциальном европейском театре. Поскольку основная часть мобилизационного потенциала армии США находилась за Атлантикой, американские военные исходили из того, что в случае любого конфликта с участием СССР, таковой будет обладать значительным исходным перевесом в континентальной Европе, которое попытается реализовать с целью достигнуть стратегических успехов на европейском театре до того, как европейские армии будут полностью мобилизованы и американская — переброшена через океан.

Эффективным способом нивелировать начальное советское превосходство в 1950-ых виделось тактическое ядерное оружие, которое могло бы применяться как для срыва наступлений противника, так и для быстрого прорыва фронта и тактических контрнаступлений. В 1950-ых США располагали значительным количественным и качественным превосходством в ядерном арсенале. Массовое развертывание оснащенных тактическим ядерным оружием частей — требующих относительно небольшого персонала — рассматривалось как существенно более дешевое решение, чем оборона Европы при помощи только конвенционных вооружённых сил.

Для применения непосредственно вблизи поля боя, армией, ВВС и ВМФ США в начале 1950-ых были созданы первые образцы тактических атомных бомб (способных доставляться к цели авиацией поля боя), тактических ракет с ядерными боевыми частями и атомных артиллерийских снарядов. Особое внимание уделялось небольшим габаритам, простоте обслуживания и высокой точности применения — позволявшей задействовать подобное оружие вблизи линии фронта без риска для своих войск. Ряд крупномасштабных военных учений — с подрывом реальных ядерных боеприпасов — был проведен для того, чтобы изучить влияние поражающих факторов ядерного оружия, его действие на войска, проблемы преодоления зараженного пространства. На основании этих данных были разработаны тактические схемы и приемы, позволявшие добиться максимально эффективного взаимодействия между тактическим ядерным оружием и обычными войсками.

В середине 1950-ых, миниатюризация ядерных боезарядов позволила использовать их как боеголовки ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух». Применение ядерных зарядов на ракетах такого типа позволяло эффективно компенсировать несовершенство систем наведения того времени и добиться значительной эффективности таковых боеприпасов. В это же время для флота США были созданы образцы ядерных глубинных бомб и ядерных торпед, для эффективного поражения подводных лодок.

На рубеже 1960-ых, американские вооружённые силы располагали наиболее крупным арсеналом тактического ядерного оружия в мире, что обеспечивало им эффективный паритет с любым потенциальным противником. Дальнейшее развитие теории ядерного оружия позволило добиться ряда актуальных усовершенствований в области ядерных боеприпасов поля боя:

  • Общая миниатюризация и повышение эффективности ядерных устройств привели к возможности создания артиллерийских снарядов для орудий обычного калибра — а не специализированных крупнокалиберных «атомных пушек» — а также к созданию особо компактных ядерных устройств, переносимых вручную или же выстреливаемых из пехотных гранатометов.
  • Появилась возможность тщательной калибровки мощности ядерного заряда непосредственно на поле боя, без необходимости создавать различные модели одного и того же боеприпаса с разной мощностью.
  • Основным поражающим фактором для тактического ядерного оружия стало считаться нейтронное излучение, а не ударная волна. Это было связно во многом с широким распространением боевой техники, оснащенной противоатомной защитой и оптимизацией тактики войск на поле боя.

В 1970-ых, с увеличением дальности и точности ракетного оружия, границы между стратегическими и тактическими ракетами были в значительной степени размыты, что повлекло за собой рост международной напряженности и в итоге — подписание между СССР и США соглашений о взаимном снятии с вооружения баллистических ракет малой и средней дальности, вне зависимости от их предполагавшегося назначения. В период 1970-1980-ых годах вооружёнными силами США был разработан ряд видов тактических ядерных боеприпасов для замены устаревших, предшествующих моделей. В целом, в 1980-ых годах в вооружённых силах США наметилось снижение интереса к тактическому ядерному оружию ввиду появления иных способов решения соответствующих тактических задач — в частности боеприпасов объемного взрыва и кластерных боеприпасов.

После распада СССР в 1990-ых, арсенал тактического ядерного оружия США был значительно сокращен, в том числе была выведена половина тактических арсеналов США в Европе[1]. Значительный прогресс в области систем связи и развитие высокоточного оружия сделали возможным решение задач на поле боя без применения ядерных боеприпасов. Были полностью сняты с вооружения и демонтированы все артиллерийские ядерные снаряды, боеголовки тактических ракет. В настоящее время, американский арсенал тактического ядерного оружия поддерживается в первую очередь в виде свободнопадающих авиационных бомб, доставляемых тактической авиацией. Тактическое ядерное оружие более не является неотъемлемой частью американской боевой доктрины. Однако, вооружённые силы США поддерживают значительный резерв снятых с средств доставки ядерных боевых блоков, которые могут быть в перспективе использованы для оснащения новых видов тактического вооружения.

Тактическое ядерное оружие в СССР

Имея изначально меньшие ресурсы, СССР испытывал определенные трудности в создании тактического ядерного оружия, несмотря на понимание советским руководством его возможностей. Вплоть до конца 1950-х единственным типом тактического ядерного оружия в арсенале СССР были авиабомбы (первой из которых стала в 1954—1956 РДС-4). Ввиду отказа промышленности СССР от создания бомб «пушечного» типа — дорогих и неэффективных, но на тот момент более компактных, чем имплозионные — первые образцы советских ядерных артиллерийских снарядов имели чудовищные габариты около 400—410 миллиметров, и на вооружение не поступили. Аналогичные проблемы имели место и при разработке боевых частей к зенитным и тактическим ракетам.

10 октября 1957 года прошли первые испытания советской торпеды с ядерным боевым зарядным отделением (БЗО). Торпеда 53-58, выпущенная с подводной лодки С-144 (капитан 1-го ранга Г. В. Лазарев) проекта 613, пройдя 10 километров, взорвалась на глубине 35 метров. Результатом её действия стало потопление всех кораблей, предназначенных для испытаний (двух эсминцев, двух подводных лодок и двух тральщиков). Стало ясно, что новое оружие может определить результат не отдельного морского боя, а целой операции. Уже в 1958 году Военно-морской флот СССР принимает на вооружение торпеду 53-58 с ядерной боевой частью РДС-9.

В 1960-ых СССР, успешно разрешив технологические проблемы, принял на вооружение широкую гамму различных тактических боеприпасов, включая артиллерийские снаряды к орудиям обычного калибра, боеголовки тактических и противовоздушных ракет, а также боевые части для противокорабельных крылатых ракет. К концу 1960-ых тактический ядерный арсенал СССР занимал второе место в мире после только американского. Дефицит информации по конкретным типам тактических ядерных боеприпасов не дает установить точные характеристики и тенденции развития таковых. В доктрине СССР, тактическое оружие занимало важное место как средство быстрого развития успеха наступательных операций и препятствования таковым со стороны противника.

Тактическое ядерное оружие в других странах

По некоторым оценкам, Пакистан может разрабатывать тактическое ядерное оружие[2].

Виды тактического ядерного оружия

Авиационные бомбы

К тактическим обычно относятся авиационные ядерные бомбы, предназначенные для применения авиацией поля боя — истребителями-бомбардировщиками и фронтовыми бомбардировщиками — способными, в отличие от стратегической авиации, обеспечить сброс тактического ядерного оружия с высокой точностью, необходимой для применения вблизи линии фронта. Эквивалент тактических ядерных бомб как правило варьирует от килотонны и до сотен килотонн; однако, известны тактические ядерные бомбы как субкилотонного, так и мегатонного эквивалента.

Наиболее массовым тактическим носителем является истребитель-бомбардировщик F-16 с радиусом действия 930 км, оснащенный одной авиабомбой B61.

На вооружении авианосной авиации и авиации морской пехоты состоят штурмовики А-6Е с радиусом 1250 км, несущие на себе по 3 бомбы В-61 и многоцелевые самолёты F/А-18 с радиусом 850 км, оснащенные двумя такими же бомбами.[3]

В 2014 году, ВВС США испытали управляемую модификацию B61-12 ядерной бомбы B61, предназначенную для сброса с особой точностью и поражения хорошо защищенных объектов. Ожидается интеграция данного варианта на самолётах США и стран НАТО, в том числе F-16 A/B/C/D, PA-200 Tornado, F-15E, F-35B, LRS-B, B2-A.[4] Модификации B61 могут относится к стратегическому или тактическому вооружению.[5]

Артиллерийские снаряды

См. Ядерная артиллерия

Ядерные артиллерийские снаряды появились в начале 1950-ых как средство применять ядерное оружие с высокой точностью непосредственно на линии фронта. Авиация в то время не могла еще обеспечить сброс ядерных бомб с достаточной точностью, чтобы применять их вблизи дружественных войск; ракетное оружие было еще недостаточно надежным и также имело неудовлетворительную точность. Проблема была решена путём создания ядерных боеприпасов, достаточно компактных для размещения в корпусе артиллерийского снаряда.

Первоначально, орудия были специализированными крупнокалиберными системами. К началу 1960-ых, однако, удалось создать ядерные снаряды, применяемые артиллерией обычного калибра. Ядерные снаряды рассматривались как ценное дополнение к обычной артиллерии, способное качественно увеличить её возможности и эффективность при действий против оборонительных порядков неприятеля, его войск и тыловых объектов, а также в контрбатарейной борьбе. Обычно ядерная артиллерия развертывалась на дивизионном и полковом уровне; в 1961—1971, армия США создала тактическое ядерное оружие батальонного уровня, в виде безоткатного орудия «Дэйви Кроккет», способного стрелять надкалиберным субкилотонным ядерным снарядом W54.

Тактические ракеты

Ядерные боеголовки широко применялись для оснащения ракет «земля-земля» и «земля-воздух», в том числе и тактического применения. Первые образцы тактических баллистических и тактических крылатых ракет были созданы еще в 1950-ых; в дальнейшем, именно оперативно-тактические ракеты составили основу арсенала тактического ядерного оружия. К их достоинствам относится высокая точность, мобильность и значительная дальность действия, позволяющая применять их как для поражения объектов на линии фронта, так и в ближнем тылу противника.

Проблемой тактического ракетного оружия является сложность его дифференциации от стратегического. Рост точности боеприпасов в 1970-ых позволил применять в тактических целях как ОТРК, так и БРМД и даже БРСД.

В СССР с 1950-ых и до 1980-ых ядерными боевыми частями оснащались некоторые противокорабельные крылатые ракеты. В других странах разработки ядерных противокорабельных ракет предпринимались неоднократно, но по причинам в основном экономического характера не были доведены до практического результата.

Зенитные ракеты и ракеты «воздух-воздух»

Тактическое ядерное оружие является также эффективным способом борьбы с самолётами и крылатыми ракетами противника. Значительный радиус поражения ядерной боеголовки компенсирует любой мыслимый промах, сводит на нет эффективность средств радиоэлектронной борьбы и позволяет уничтожить одним ударом несколько самолётов в плотном построении. Первым в мире зенитным ядерным комплексом стал американский MIM-14 Nike-Hercules; в дальнейшем подобные виды боеприпаса были созданы и в СССР. Ядерные боевые части использовались также корабельными зенитными ракетами, в основном как средство гарантированного поражения сверхзвуковых противокорабельных ракет.

В 1950-ых в США также были созданы образцы атомных ракет «воздух-воздух». Компактные системы наведения, необходимые для создания УРВВ, в то время были еще недостаточно надежны, и инженеры рассчитывали компенсировать ошибки наведения применением ядерной боеголовки. Два образца такого оружия — неуправляемая ракета AIR-2 Genie и управляемая ракета AIM-26 Falcon — были приняты на вооружение. Вторая находилась на вооружении недолго, но первая оставалась в арсенале до 1984 года.

Противоракеты

См. Противоракетная оборона

Ядерные боеголовки на противоракетах рассматривались изначально как эффективное средство перехвата боевых частей баллистических ракет противника. Так как точность электронной аппаратуры 1950-1970-ых не позволяла гарантировать прямого попадания в боеголовку баллистической ракеты, ядерная боевая часть, с её обширным радиусом поражения, была единственным надежным способом перехвата баллистической цели.

Так как перехват баллистических ракет предполагался за пределами атмосферы, то основным поражающим фактором должен был стать нейтронный поток. Нейтронное излучение от детонации боеголовки противоракеты пронизывало боеголовку ракеты противника, выводя из строя электронную аппаратуру и нагревая ядерное топливо внутри до разрушения. В дальнейшем, были созданы термоядерные боевые части с увеличенным выходом рентгеновского излучения, которое испаряло и разрушало саму конструкцию боеголовки противника.

В настоящее время, ядерные боевые части на противоракетах не считаются перспективными. Развитие электроники позволило обеспечить прямое попадание противоракетой в боеголовку противника. Кроме того, высотные ядерные взрывы противоракет создавали помехи своим же радарам, затрудняя последующие перехваты.

Инженерные фугасы

См. Специальный ядерный фугас

В 1960-ых, как в США так и в СССР были разработаны ряд типов инженерных ядерных зарядов — предназначенных для закладки и последующего подрыва на позиции. Подобные заряды предполагалось использовать как в инженерных целях (как особо мощный эквивалент обычных инженерных зарядов), так и в боевых, в качестве своеобразных ядерных мин. Ряд зарядов такого типа был выполнен переносными, и мог быть использован специальными подразделениями для скрытного проведения диверсий в тылах противника.

Подводные атомные заряды

Как США так и СССР разработали значительное количество ядерных зарядов, приспособленных для подводного применения — в виде боевых частей торпед, глубинных бомб, якорных и донных мин, предназначенных для уничтожения кораблей и подводных лодок неприятеля.

Проблема классификации

В настоящее время не существует однозначного и исчерпывающего определения, какое ядерное оружие следует считать тактическим. Грань между тактическим и стратегическим оружием весьма условна и может меняться в зависимости от условий применения. Делались попытки классифицировать тактическое ядерное оружие по:

  • Мощности — в целом, тактическое ядерное оружие обычно менее мощное чем стратегическое (что обусловлено возможностью применения вблизи линии фронта, то есть возле дружественных объектов). Однако, эта классификация не является исчерпывающей, так как большинство видов современного ядерного оружия имеют варьирующую мощность. Так, например, считающаяся тактической американская ядерная бомба B61 имеет эквивалент от 0,3 и до 340 килотонн — больше, чем считающаяся стратегической боеголовка W87.
  • Носителям — предполагается, что тактическое ядерное оружие должно развертываться на носителях, не предназначенных для действий на больших дистанциях порядка тысяч километров. Однако, ввиду значительной унифицированности современных видов вооружений, не существует принципиальных помех к установке тактических ядерных боеприпасов на стратегические носители — к примеру, подвески тактических ядерных бомб под стратегические бомбардировщики. Помимо этого, увеличение дальности действия тактической авиации, возможность дозаправки в воздухе и появление дальнобойных крылатых ракет, запускаемых с тактических самолётов, в значительной степени стерли границу между стратегическими и тактическими носителями.
  • Назначению — предполагается, что тактическое ядерное оружие предназначено для применения вблизи линии фронта и в ближнем тылу неприятеля, а стратегическое — для поражения глубокого тыла неприятеля. Однако, формальное назначение не препятствует применению тактического оружия в стратегических целях (например, вооружение стратегического бомбардировщика тактическими бомбами), равно как и применению стратегического оружия в тактических целях (например, нанесение удара БРПЛ по важному прифронтовому аэродрому)
  • Точности — для тактического ядерного оружия точность является ключевым параметром, так как такое оружие создается исходя из возможности применения его в непосредственной близости от своих войск. Для стратегического оружия эти требования, как правило, менее актуальны, так как стратегическое оружие применяется вдали от дружественных объектов. Однако, общее повышение точности ядерного оружия в 1980-ых привело к тому, что грань между тактическим и стратегическим практически стерлась.

В связи с этим, существуют затруднения в формировании международных соглашений о тактическом ядерном оружии, так как не вполне ясно, как точно определить таковое. Однозначно тактическим ядерным оружием могут считаться только ядерные противоракеты, не имеющие термозащитных обтекателей (то есть не способные к повторному входу в атмосферу) и ядерные глубинные бомбы, предназначенные для борьбы с подводными лодками.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

  • TACTICAL NUCLEAR WEAPONS AND NATO, SSI, April 2012 (англ.)
  • A Shevtsov, Tactical Nuclear Weapons. A perspective from Ukraine, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-138-6 (англ.)
  • William C. Potter, Tactical Nuclear Weapons. Options for Control, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-136-X (англ.)
  • Amy F. Woolf, Nonstrategic Nuclear Weapons, Congressional Research Service, March 23, 2016 (англ.)
  • Gunnar Arbman, Charles Thornton, Russia’s Tactical Nuclear Weapons, SWEDISH DEFENCE RESEARCH AGENCY, Systems Technology. November 2003, ISSN 1650—1942 (англ.)
  • Andrei Zagorski, Russia’s Tactical Nuclear Weapons: Posture, Politics and Arms Control, Universität Hamburg, Februar 2011, ISSN 0936-0018 (англ.)
  • ТАКТИЧЕСКОЕ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ / Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. ПИР-Центр

wikiredia.ru

Мнение военного эксперта. Тактическое ядерное оружие: проблема или необходимость?

То, что происходит сегодня, пользуясь спортивным сленгом, можно назвать прессингом по всему полю. Оставим в стороне санкции, антидопинговую компанию против наших спортсменов и обратимся к тому, что воздействует на массовое сознание европейцев и тамошних военных экспертов. В фильмах и моделях рассматривается виртуальная война: вторжение РФ в Прибалтику, атака на Швецию, захват Норвегии. Сценарии пишутся на базе военных игр, проводившихся аналитическим центром Rand Corp в 2014—2015 годах. Обнаружилось, что силы НАТО в Европе проигрывают российской армии! И все это от того, что у России есть тактическое ядерное оружие (ТЯО), которое она-де не постесняется применить. И надо заставить русских эту угрозу миру ликвидировать. Желательно поскорее.Предыдущий приступ обеспокоенности нашим ТЯО случился пять лет назад, сразу после подписания СНВ-3 в Праге. Тогда глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен требовал начать переговоры с Москвой об этом немедленно. Мол, перед Россией вопрос о ТЯО уже ставился в ходе переговоров по СНВ, однако Москва сочла его обсуждение в контексте работы над СНВ «неформатным».

Официально Россия не против переговоров по ТЯО, но глава российского МИДа Сергей Лавров не раз говорил: «Россия многие годы призывает сделать первый шаг, а именно, убрать все тактическое оружие на территорию государств, которым оно принадлежит», но так и не может «достучаться до своих партнеров».Да нет же, our partners are very knockability. Только вот странным образом. «Мы понимаем, что Россия – европейская держава, но призываем Москву взять на себя обязательство по выводу ядерного оружия из районов, прилегающих к границам государств-членов ЕС», - написали в The New York Times два министра иностранных дел, шведский и польский. По их мнению «есть место и для серьезных односторонних шагов, направленных на укрепление доверия», – добавляли они. Словом, все как обычно: Россия? Вперед! Иначе шведам опять привидятся перископы русских субмарин в Стокгольмском фьорде, а поляки вновь сочтут, что именно русские убили их президента совокупно со всей шляхетной элитой под Смоленском. Нам припомнят Нотебург с Катынью, Шереметева с Сусаниным, русских казаков в Париже, взятие Берлина и небо рухнет на землю. Уж тогда-то никакой безопасности в Европе не бывать. Да и как иначе, если у России по подсчетам американцев сейчас 3800 тактических боезарядов, в то время как у США (по их заявлениям) – только 400, из которых в Европе всего 200!Примечательно, что сами США в военном отношении не очень-то были этим озабочены до недавнего времени: их преимущество в обычных и высокоточных вооружениях огромно. Тем более, что в начале 1990-х Москва в одностороннем порядке объявила о сокращении арсеналов ТЯО и выводе носителей из передовых пограничных районов. Правда, потом мы неоднократно угрожали вернуть все на свои места. Но было ли что возвращать? Это был дежурный элемент реакции на всякого рода «расширения» НАТО на Восток. Нежные европейцы вздрагивали: там до сих пор помнят нашу «Елочку» – ежегодные рождественские учения в группах войск. Так ТЯО превратилось в то, чем никогда не было – в политическую карту – и очень полюбилось нашему руководству. Американцы, вероятно, это оценили, и довели до всеобщего сведения изменившуюся позицию администрации США. В чем, как говорится, фишка? Вот, к примеру, оперативно-тактические комплексы «Искандер». Разве не могут его ракеты 9М723К1 превратиться из обычных в ядерные: наивно предполагать, что разработчик «Оки», «Точки» и «Искандера» – Коломенское КБ машиностроения – не предусмотрел такую возможность, верно, джентльмены? Тем более, что из калининградского эксклава для «Искандера» досягаемы не только почти вся Польша, Литва, Латвия, но даже – страшно подумать! – нейтральная Швеция. А с ракетой Р-500 – уже вся Европа! К тому же, как можно доверять этим русским, они ведь только что явили миру свою агрессивную сущность, испытав крылатые ракеты «Калибр» на безобидной умеренной оппозиции в Сирии. То что «Калибр» оружие вполне конвенциональное и точь-в-точь такое же под названием «Томагавк» имеется у США, никого не интересует. Равно как и то, что Р-500 с дальностью в полтысячи километров отнюдь не крылатые ракеты Р-55 «Рельеф» образца 1986 г. с дальностью 2600 верст, пару лет спустя уничтоженные в присутствии американцев под Елгавой согласно договору по РСМД. Неужто инженеры екатринбургского «Новатора» не сподобились предвидеть возможность замены обычной боеголовки «Калибра» и Р-500 на ядерную? Проконтролировать такой процесс крайне затруднительно.

Мысль изреченная

Следуя этой парадигме, члены Североатлантического альянса полагают, что ядерные боеприпасы (ЯБП) России находятся в тревожной близости от носителей – оперативно-тактических и тактических ракет и самолетов фронтовой авиации. То есть, ТЯО уже давно дислоцировано в Калининградской области, на Кольском полуострове и в Крыму. Разубедить их в этом могло бы соглашение о соответствующем контроле. Однако его можно эффективно осуществлять только на уровне ядерно-технических частей и соединений. Именно на этом с библейской простотой настаивал сенатор Нанн: «Нам нужна окончательная цифра по тактическому ядерному оружию. Это переносные вооружения малого размера, и их могут украсть или продать. Мы не знаем, сколько их у русских». Последняя фраза объясняет все. Наши американские партнеры блуждают между 22000 ядерных боеприпасов (ЯБП) ТЯО у России – цифрой совершенно мифической, базирующейся на данных Greenpeace, поскольку даже у СССР не было такого количества средств доставки – и 3800, которая представляется им более реальной, постольку ближе к собственно американским арсеналам ТЯО. Однако и она взята из эпического труда под названием «Тактическое ядерное оружие в Европе: перспективы обеспечения стабильности», изданного Днепропетровским филиалом Национального института стратегических исследований в 1999 г. Незалэжная, однако, сильна свидомыми хлопцами…В нашем Институте США и Канады РАН одно время также считали, что следует поддержать инициативу сенатора. Дескать, это действительно необходимо, но не с точки зрения проблемы двусторонних отношений России и США, а с точки зрения противодействия распространению ядерного оружия в мире. И подписание российско-американского соглашения покажет пример другим странам и облегчит путь к вовлечению их в договорную тематику по тактическому ядерному оружию. Но как при нынешнем уровне «взаимного доверия» подобный договор появится в обозримом будущем, не так ли, джентльмены? Тогда давайте настаивать на полном уничтожении ТЯО! Русского, в первую очередь. Ведь всем известно, что именно в классе тактического ядерного оружия русские – и они сами это признают! – сохраняют превосходство перед США.

Истина – в соцсетях…

И вот уже в ядерной доктрине США особо отмечается обеспокоенность по поводу российских нестратегических ядерных вооружений. Поэтому давление Вашингтона и Брюсселя на Москву в этом вопросе усилится. Для обоснования подобного подхода (помимо превосходства в ТЯО, подтвержденного обитающими в Интернете и разнообразных институтах РАН никогда и нигде не служившими и не имевшими допуска к ЯБП русскими экспертами) приводится несколько «конкретных» доводов:

- в военное время российское ТЯО развертывается в составе сил общего назначения и может быть сразу вовлечено в конфликт с высоким риском быстрой ядерной эскалации. Комментарий: ТЯО является комбинацией нестратегического носителя (средства доставки) и ЯБП. До получения приказа на выдачу в части боевого применения (истребительные авиаполки, ракетные дивизионы и бригады, артбригады и артдивизии) ЯБП находятся в ядерно-технических частях. Те и другие части имеют разные линии подчиненности. Приказ на выдачу, равно как и на применение ЯБП, может быть отдан только Верховным Главнокомандующим по процедуре еще более сложной, чем отдача команды «Пуск!» для СЯС. Инициативная попытка командующих менее высокого ранга ни к чему не приведет: ЯБП блокированы специальными устройствами, деактивацию которых проводят и вовсе специальные люди по специальному приказу. А до этого ЯБП надо каким-то образом доставить на аэродромы, огневые позиции и в позиционные районы. И все – под огневым воздействием противника. Кстати, наши европейские друзья решили доставкой не заморачиваться: все 200 штук американских бомб В-61 хранятся в «гротах» - подземных хранилищах прямо под местами стоянок самолетов-носителей на базах в Германии, Италии, Турции, Бельгии и Нидерландах.

- предположительно российское ТЯО не оснащено столь же надежными системами предотвращения несанкционированного применения, как СЯС, в связи с чем опасность непреднамеренного ядерного удара соответственно выше. Комментарий: Именно что предположительно: в этом сила экспертов и дипломатов. Американцы не сомневаются в надежности своих PAL (permissive action link), включаемых ими в конструкцию своих тактических ЯБП с 1966 года, а в надежности наших устройств предупреждения НСД (несанкционированного доступа) – все, включая наших «экспертов, должны сомневаться. PAL – всего лишь выключатель, блокирующий цепи подрыва боеприпаса. Блокировка снимается по указанию верховного командования при подготовке оружия к боевому применению или с началом боевых действий (sic!). Нажимаешь четыре кнопочки, поворачиваешь ручку, потом вытаскиваешь ее и сдаешь офицеру-контролеру для учета. Вот и все. А у нас пока приказа на выдачу дождешься, пока отечественное специзделие доставишь, да блокировки отключишь – семь потов сойдет. Так у кого безопасность выше? Но Тому Клэнси верят все: он же оракул, а русские генералы даже для своих экспертов не авторитет: они же всегда врут!

- утверждается, что средства российского ТЯО (особенно старых типов) на передовых базах менее сохранны от угрозы хищения, имеют меньшие массогабаритные характеристики и менее эффективные кодоблокирующие устройства, а потому представляют собой заманчивый объект для террористов. Комментарий: Ни одной, подчеркиваю, ни одной подтвержденной попытки не то что нападения-хищения с/из ядерно-технических частей, а даже разведподходов к ним ни до декабря 1991 года, ни позднее не зафиксировано. А в ходе боевых действий предупредительных выстрелов караула террористам ждать не стоит: a la guerre comme a la guerre... Кстати, кто терял ядерные бомбы у побережья и над территорией США, Великобритании, Испании, Марокко, Гренландии, а? Кто отправлял компоненты ядерных боеприпасов обычным транспортом в Южную Корею вместо Гаваев? Хорошо, хоть не посылкой Fedex. И таких случаев аж 93! При таком отношении к службе никаких террористов не надо… Но русские все равно – угроза!

Когнитивный диссонанс

Ничуть не больше ясности и с самим предметом обсуждения. В договорно-правовом плане логично было бы отнести к ТЯО те ядерные вооружения, которые не охвачены существующими договорами по СНВ и РСМД. Тогда в качестве носителей сюда следует отнести баллистические и крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) с дальностью полета менее 500 км, боевые самолеты, не оснащенные КРВБ большой дальности (до 600 км), и баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) с дальностью до 600 км. Кроме того, существуют параллельные обязательства США и СССР/ России начала 1990-х годов о сокращении и ликвидации средств ТЯО. К ним относятся ракеты малой дальности, артсистемы и ядерные мины (фугасы) сухопутных войск, зенитные ракеты ПВО, ракеты и бомбы (в том числе глубинные) ударной нестратегической авиации ВВС и ВМС/ВМФ, а также разнообразные тактические зенитные, противокорабельные и противолодочные ракеты, глубинные бомбы и торпеды боевых кораблей и многоцелевых подводных лодок.Но куда отнести ядерные КРМБ с дальностью более 600 км, размещаемые на кораблях и многоцелевых подводных лодках? По характеристикам носителей эта система идентична системе (КРНБ), запрещенной и ликвидированной по Договору РСМД, и системе КРВБ, охваченной договорами СНВ, а также КРМБ в обычном оснащении, широко развертываемой в ВВС и ВМС США. В Договоре СНВ-1 такие ядерные КРМБ были отдельно ограничены потолком 880 единиц для каждой из сторон, но для них не предусматривалось мер контроля, а в Договоре СНВ-3 они вообще не упомянуты.Не забудем ядерные бомбы свободного падения (такие, как американские В-61 в Европе), которые подвешиваются как на тяжелые бомбардировщики, так и на самолеты тактической авиации.Кто, помимо США и РФ, имеет системы средней дальности и тактического назначения? Ядерные Франция, КНР, Индия, Пакистан, Израиль, КНДР. И для некоторых из них они представляют весь их ядерный потенциал. Но эти государства не считают такие вооружения достратегическими. Если говорить о НАТО, то «ударные силы» Франции включают 60 самолетов «Мираж 2000Н» и 24 палубных истребителя-бомбардировщика «Супер Этандар», способных доставить к целям в сумме примерно 60 ракет «воздух-земля» типа ASMP. Эти средства следует отнести к ТЯО, но Франция считает их частью своих стратегических сил: колыбель западной цивилизации так тесна.Главная проблема состоит в том, что ТЯО использует носители двойного назначения. То есть средние бомбардировщики, истребители-бомбардировщики, ракеты малой дальности и зенитные ракеты, боевые средства кораблей и подводных лодок и артсистемы. Таким образом, ограничение, сокращение или ликвидацию ТЯО в отличие от СЯС невозможно осуществлять и контролировать через ликвидацию пусковых установок (ПУ), носителей или платформ вроде ПЛАРБ. Ведь почти все они относятся к вооружениям сил общего назначения. Поэтому сколько-нибудь существенное сокращение ТЯО по методике СНВ повлекло бы радикальное урезание систем и вооружений ВВС, ВМС, сухопутных войск и ПВО ядерных держав. Это NATO надо? Российская же позиция по названному вопросу сводится к требованию вывода американских ТЯО из Европы на национальную территорию как условия начала любого диалога по этой теме.

О пользе планирования

Роль и место ядерного оружия (ЯО) в отечественной военной доктрине исчерпывается следующим положением – «п.27. Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». Нас вообще-то должна интересовать вторая часть основного тезиса, начинающаяся со слов «а также в случае…». Но все по порядку.За первой частью тезиса скрывается ответно-встречный удар, а никак не превентивный, который в Доктрине даже не рассматривается. Если, конечно, разведка не проспит и СПРН сработает. А главное – если Генштаб все правильно спланирует и Верховный Главнокомандующий воспользуется терминалом «Чегет». Дальше все просто – под землей, в подвешенных на амортизаторах стальных стаканах командных пунктов ракетных полков оживет табло «Пуск произвести!» и … Словом, как в известной песне: «Если мы обидели кого-то зря, сбросив пару лишних мегатонн…». Спрашивать-то будет некому и не с кого. Именно так, поскольку вера автора в изделия Р-36М2 «Воевода», РТ-2ПМ2 «Тополь-М», РС-24 «Ярс», РС-26 «Рубеж» и прочее «сатанинское» наследие, включая управляемые боевые блоки с чудовищным радиусом разведения, по-прежнему крепка. О ракетоносных подлодках не говорим: они у нас – оружие возмездия.При реализации второй части тезиса, там, где про обычное оружие, вновь встает задача планирования. Ведь как было раньше, при узколобых коммунистах, которых от сопоставления сексуальной ориентации и титула сэра Элтона Джона на фоне восторга нашей элиты при лицезрении последнего хватил бы инсульт?Генштаб направлял оперативные директивы округам и группам войск (читай, фронтам), «нарезая» им задачи. Округа планировали их выполнение по вариантам (наступление/оборона в безъядерном и ядерном вариантах) с учетом своих возможностей, в том числе по количеству носителей и ЯБП, а также условий их применения. Разумеется, при этом выбирались объекты поражения и варианты нанесения ударов, рассчитывалась их ожидаемая эффективность при возможных уровнях потерь носителей и ЯБП. Затем планы представлялись в Генштаб, где их «стыковали» с планами применения СЯС в глобальном масштабе и на театрах военных действий (ТВД), а также увязывали с планами флотских и совместных операций. При этом уточнялось, какие задачи в интересах фронтов/флотов решались силами старших начальников и необходимое дополнительное количество носителей и ЯБП. После этого штабы фронтов вносили в свои планы и расчеты необходимые изменения. Разумеется, главные штабы видов ВС привлекались к этим работам в части их касающейся по вопросам применения оперативно-тактического ЯО. Особенности ТВД и соотношение сил на них уже тогда вынуждали нас планировать поражение целей «с запасом» и разными носителями/средствами доставки, благо имевшееся количество ТЯО позволяло. Но переизбыток ЯБП в полосах фронтов не допускался: их подача предусматривалась по мере необходимости и с учетом того, что живучесть ЯБП выше живучести носителей типа самолет/ракета.Отметим, что Генштаб провел в 1980 году штабную игру с целью оценки последствий применения ЯО сторонами во фронтовой операции на Западном ТВД. Применение новых методик расчета распространения продуктов деления привело к неожиданному выводу: такой способ ведения боевых действий крайне нежелателен – слившиеся в одну полосу черного цвета зоны опасного заражения протянулись от Рейна до Урала. Планы действий фронтов были пересмотрены. Перевесила идея безъядерного удара и наступления под прикрытием угрозы применения РСМД «Пионер» и «евростратегов» Ту-22М. Разумеется, это сподвигло руководство страны на сокращение количества ЯБП ТЯО. Что произойдет сейчас? Напомним, что вновь созданным военным округам (ВО) придется выполнять задачи наличным составом: маршевые возможности бригад ограничены, а способность оптимизированных органов ВОСО организовать массовые межтеатровые переброски войск опытом учений подтверждается лишь отчасти. Кроме того, маневр через территорию Украины исключен. Про мобразвертывание не упоминаем. Оно исчезло как явление в ходе реформы им. А.Сердюкова. Рассмотрим (в терминах и духе военной доктрины) наши возможности при отражении агрессии в широкомасштабной войне в Европе и региональной – на Дальнем Востоке.

Помнят Альпы, помнит Вена и Дунай?

Военные делят Европу на три ТВД: Западный, Юго-Западный и Северо-Западный. Основной – Западный. Всего в военной организации НАТО 28 государств с общей численностью ВС около 4 000 000 военнослужащих. Боевые действия предпочитают вести в коалиции: спросу меньше. Но могут и по отдельности. Понятно, что наиболее опасным противником, как правило, является тот, который ближе. При оценке противника первоочередное внимание – сильнейшему. На Западном ТВД ближе всех – Польша, сильнее – Германия. Кроме того на территории Германии дислоцируются соединения 5 армейского корпуса США (танковая и механизированная дивизия). Для сравнимости дивизии и прочие части пересчитаем в бригады. Получим: всего бригад – 62. Это если не считать 2-ую дивизию корпуса морской пехоты США, а по сути – тоже корпус численностью 45 тысяч «штыков», что равноценно девяти бригадам. С давних, еще советских времен ее оперативным предназначением были Прибалтика или Кольский полуостров. А теперь с нашей стороны – Западный ВО. Что имеем, если учебные центры, полки и базы ремонта и хранения техники (БРХТ) засчитывать за полноценные бригады? В пределах бывшего ЛенВО – 6-ю общевойсковую армию (ОА), состоящую из бригад. На территории бывшего МВО: 20-я гвардейская общевойсковая армия, состоящая из бригад, и 1-я гвардейская танковая армия аж из двух дивизий. Впрочем, дивизии-то худосочные, двухполковые, не чета советским. Да и саму армию с той, 1-й гв. ТА образца 1991 г., ровнять нельзя. Итого: 45 бригад, из которых применять ТЯО могут семь. Если получат… (Комментарий: В ту, в предшественницу, в 1991 году входили 9-я и 11-я гвардейская танковые дивизии, 20-я гвардейская мотострелковая дивизия, 181-я гвардейская и 432-я ракетные бригады, 53-я зенитная ракетная бригада, 308-я артиллерийская бригада, 443-я отдельная инженерно-саперная бригада, два отдельных вертолетных полка. И множество других частей и подразделений поменьше. Всего — 687 танков, 957 боевых машин пехоты, 324 САУ, 54 РСЗО. В советские годы против Североатлантического альянса в боевой готовности у нас стояли не одна, а аж восемь танковых армий. Возможно, именно поэтому марш к Ла-Маншу, которого так ждала Европа, не потребовался, несмотря на все послевоенные кризисы и обострения.). Какое же получим соотношение сил, если удастся перебросить части с Северо-Запада? Но это вряд ли: не хватит возможностей бригад ПВО прикрыть переброску, да и морпехов американских забывать нельзя – оставлять им Кольский не годится. Поэтому половина танковых и мотострелковых бригад 6-й ОА будет уничтожена еще до того, как войдет в соприкосновение с противником: не зря же натовские самолеты облетывают аэродромы Прибалтики. Или половина их не тронется с места, ощетинившись штыками в сторону побережья. В этом случае соотношение составит 1:2,6. В пользу НАТО, естественно. Участие белорусской армии мало что изменит: ее восемь бригад тоже от души хлебнут горячего.На Юго-Западном ТВД положение было не лучше. Теперь же, в силу известных событий на Украине оно только ухудшилось. Кто может гарантировать, что однажды натовские войска не развернутся неподалеку от Белгорода, Курска и Ростова-на-Дону, чтобы отработать первые операции? Посмотрим на авиацию, которая в современном бою решает до 80% огневых задач. На Центрально-Европейском (для нас – Западном) ТВД сосредоточено две трети самолетов альянса (вдвое больше, чем во всех ВКС РФ), часть которых несет круглосуточное дежурство в 15-минутной готовности к вылету. Помните, где хранятся бомбы В-61 и где свои храним мы? И это еще не все: какой процент из наших пилотов фронтовой авиации способен выполнять задачи по применению ЯО? Когда-то мог каждый второй… Говорите, можно перебросить самолеты из других округов? Вот только где их принимать, ведь все мы знаем, во что превращается аэродром после того, как полк улетел… В целом же на европейских ТВД картина такая: НАТО превосходит нас по людям - в 5 раз; по авиации - в 6; по "броне" - в 3; по флоту - в 6. Вот и ответьте себе: как и чем остановить эту махину?

Дурной сон

Что на Дальнем Востоке? Здесь все иначе, чем на западе. Это на карте все зеленое и гладкое. А на деле здесь – горы, крупные реки, тайга и отсутствие дорог. Боевые действия возможны только по доступным направлениям. На них и были нацелены военные округа НОАК. Правда, в ходе последних преобразований они превратилось в зоны боевых командований. Теперь к нашим границам прилегают Северная и Западная зоны боевого командования. К первой отошли Шэньянский — один из самых сильных округов – и Пекинский ВО. Ко второй – Ланьжоуский и Чэндуский. Для тех, кому лень тянуться за картой: Северная зона напротив нашего Дальнего Востока и Корейского полуострова, а Западная – там, где Монголия, Казахстан и Западная Сибирь. Вглядимся пристальнее в Шеньянский ВО. В пересчете имеем 60 бригад. Все – кадровые, с высокой маршевой и не только маршевой подготовкой. Это не погрязшие в эпикурействе и гедонизме европейцы. Полагаю, все помнят про учения НОАК «Большой шаг – 2009»?С нашей стороны у Восточного военного округа (от Владивостока до Байкала) всего 29 бригад, но восемь из них – БРХТ. То есть склады и гаражи, охраняемые тетками-вохровками с наганами и никаких солдат. Личный состав прибывает по мобилизации. Или может быть переброшен из других округов, чтобы сразу расчехлять, заводить моторы и прочее. Это если штабные ничего не напутают и не направят тех, кто освоил БМП-3 на ту БРХТ, где ничего кроме БМП-1 никогда не стояло. И любая из таких бригад, по словам прежнего начальника нашего Генштаба, способна вести боевые действия в течение 45 суток. Применять ТЯО могут четыре бригады. Мы уже упоминали направления. Наиболее угрожаемые – Даурское и Байкальское протяженностью по госгранице почти в две тысячи километров. Но это не равнина: каждое из них природа поделила на участки-проходы поуже. Перекрыть их и предназначены бригады, созданные из остатков соединений «старого», дореформенного облика. По нашим тактическими нормативами мотострелковая бригада может обороняться на фронте до 20 километров. Это ничего, что раньше такая полоса нарезалась дивизии, имевшей втрое большую численность и, соответственное количество огневых средств? Но в соответствии с нормативами НОАК в такой полосе будет наступать до трех (sic!) мехдивизий. То есть, армия. На этих двадцати километрах! Вот и догадайтесь, каким будет соотношение сил. Да не меньше, чем 1:15. Понятно, в чью пользу…

No comment!

Исход подобного боя представить нетрудно. Какие 45 суток? Часы! Особенно если учесть, что ВВС Китая имеют подавляющее превосходство на любом направлении, а наши бригады ПВО будут развернуты к исходу второй недели мобилизации. То есть наши самолеты сгорят еще на аэродромах в ходе первого массированного авиаудара. Да и что там осталось, на пространстве от Урала до Тихого океана? Одна база фронтовых бомберов в Хурбе, да три десятка Су-24 в Челябинске. Хорошо, хоть 266-й отдельный штурмовой авиаполк, прикрывавший направление с аэродрома Степь-Оловянная решили возродить. Надеемся, он послужит основой для создания смешанной авиадивизии.Что дальше? Командующий армией, сидящий в четырехстах километрах, узнает о гибели бригады не сразу, если узнает вообще. Вполне возможно, что первыми вестниками будут ханьцы, ворвавшиеся на его КП. А если и узнает, то ничего не сможет предпринять. Впрочем, как и командующий округом. У них просто нет резервов и времени, чтобы организовать контрудар. Да и как ты его организуешь при таких расстояниях… Просить у Ставки? Однако переброска одной бригады из состава Центрального округа займет неделю, а то и все две. Но Транссиб, до которого в некоторых местах можно из-за границы добросить камнем, будет перерезан во многих местах куда раньше...Напомним – в утвержденной Военной доктрине РФ, первой в перечне основных внешних военных опасностей упомянута Организация Североатлантического Договора (НАТО), и ничего не сказано о Китае... Так что будем дружить!Но все же, чисто теоретически, какой выбор будет у Верховного, когда и если до него дойдет весть о том, что на даурском направлении в каком-то Забайкалье зияет брешь, откуда до Читы – два суточных перехода? Вспомнит ли о том, что не так давно там стояла целая 39-я армия? Пять дивизий и девять бригад. Только одна из них – бригада инженерных заграждений – могла прикрыть за сутки минными полями полосу до 120 км. А то, что на вооружении саперов были ядерные фугасы – давно не тайна. Только скажите и нате вам - сплошная полоса радиоактивного заражения, куда не сунется даже сумасшедший. А если и сунется, то жить ему меньше суток, захлебываясь рвотой и исходя кровавым поносом. Спасибо Борису Николаевичу, повелевшему – хотя никто не просил – изничтожить эту гадость.Выбор у Верховного будет небогатый и потребует изрядной решимости и мужества. На ракетчиков-«стратегов» надежды мало: участвовать в ударе смогут только Владимирская ракетная армия да подлодки СФ. Причина проста – у баллистических ракет есть «мертвая зона», равная примерно половине максимальной дальности стрельбы. Но все МБР и БРПЛ годятся только для ударов по стационарным объектам с известными координатами. Против войск в поле они бесполезны. То же самое справедливо и в отношении крылатых ракет Ту-160 и Ту-95МС из Энгельса, которые способны нести ракеты Х-55 с дальностью 2500-3000 км. Что касается Ту-95МС и Ту-22М3 на аэродромах Украинка и Воздвиженка, то, скорее всего, они будут уже уничтожены авиацией противника прямо на стоянках. Но это еще не самое плохое, поскольку в ответ мы получим удар 118 китайских DF-3A, DF-4 и DF-21, которые, будучи ракетами средней дальности, для России являются вполне стратегическими, ибо покрывают всю нашу страну.Между видами ядерного оружия для нас существуют принципиальные различия. Они проявляются в том случае, если сдерживание не имело успеха: стратегическое оружие выполняет функцию возмездия, а тактическое – обеспечивает отражение агрессии. Выходит, нужно решиться на применение ТЯО, причем по своей территории. Это позволит купировать конфликт в рамках региона, поскольку другая сторона, располагающая примерно четырьмя сотнями тактических ЯБП, вряд ли заинтересована в том, чтобы сосед испепелил ее наиболее населенные промышленные районы стратегическим оружием. Так что подобный конфликт даже теоретически рассматривать не хочется. А между тем целый ряд наших «экспертов» ставит Путину в вину «разворот на Восток» и дружбу с Китаем. И все же, чем располагаем мы?

Что имеем – не храним

ВС СССР к середине 1980-х годов располагали логичной и стройной системой средств доставки «света и тепла» к целям на всех ТВД. Предметом данной статьи является ТЯО, поэтому остановимся на нем.В первую очередь это комплексы ОТР фронтового и армейского комплектов. Фронты имели одну-две ракетных бригады комплексов «Темп-С» с ракетой 9М76. Основной задачей, возлагаемой на «Темп-С», было обеспечить командование фронтом возможностью наносить ядерные удары на соответствующем ТВД: дальность стрельбы – 900 км, точность (КВО) – 370 м, мощность ГЧ – 0,5 Мт. Главным средством армейского командования были одна-две бригады комплексов «Эльбрус» с ракетой 8К14. Комплекс мог наносить удары на всю глубину армейской операции – 300 км, с КВО – 50 м. Это позволяло применять ракеты не только с ядерной ГЧ мощностью 20-200 Кт, но фугасные и химические боеприпасы. Тактическое звено – дивизия – имела отдельный ракетный дивизион, оснащенный комплексом «Луна-М» с ракетой 9М21: дальность – 70 км, КВО – 500 м, мощность – 5-20 Кт. Но все эти комплексы были итогом разработок 1950-1960-х годов: громоздкими, с длительным временем развертывания и невысокой точностью. Последняя, как известно, предопределяет мощность, зачастую избыточную для решения тактических задач. Поэтому на смену им должны были придти новые: фронтовой – «Искандер», армейский – «Ока» и дивизионный «Точка».Однако мудрое решение Михаила Горбачева и его соратника Эдуарда Шеварднадзе, согласившихся на включение «Оки» в перечень подлежащих уничтожению по договору о РСМД ракет, разрушило систему и лишило наши СВ основной ударной силы, оставив их с устаревшими ракетными комплексами и полевой артиллерией. Да, для орудий армейских артбригад большой мощности и артдивизий РВГК калибром 52 и 203 мм, а так же для минометов калибром 240 мм имелись ЯБП. Досягаемость пушек по дальности составляла до 47 км, что позволяло решать часть тактических задач. Но использование их в ядерном ударе представлялось нежелательным: ЯБП пришлось бы заранее подавать на огневые позиции в глубине боевых порядков войск и заранее отключать кодоблокирующие устройства. Это, во-первых, могло повлечь их потерю, а во-вторых, несанкционированное применение при ухудшении обстановки.Использование фронтовой авиации (ФА) при наличии у противника мощной системы ПВО всегда выглядело проблематичным. Су-24, Су-25, МиГ-27, все модификации Су-27 (Су-34 в т.ч.) и МиГ-29, а также МиГ-25 могут применять только бомбы свободного падения с заходом в зону ПВО. Последствия – понятны.И тем не менее – каким количеством тактических ЯБП и средств их применения, то есть ТЯО располагают наши «стратегические партнеры» и мы?

Война – дело счетное

Соединенные штаты. К 1990-м годам США имели более 11 500 таких средств (свыше 7000 в Европе, 1000 единиц в Азии, плюс 2500 в ВМС и 200-300 на американской территории в составе ПВО). Еще 4000 ядерных средств содержались в резерве. Утверждается, что после 1991 года американцы вывели с зарубежных баз на свою территорию и ликвидировали все тактические ЯБП сухопутных войск, сняли все ТЯО с кораблей и многоцелевых подводных лодок, кроме КРМБ большой дальности, и уничтожили 50% их количества. Данное утверждение проверить невозможно, но джентльмены должны доверять друг другу, не так ли?Ныне, по разнообразным оценкам, Соединенные Штаты располагают отнюдь не 400, а примерно 4100 единицами ТЯО. Сюда входят 100 КРМБ и 190 боеголовок для них на складах. Также есть 400 авиабомб свободного падения В-61, из которых около 200 размещены на шести авиабазах ВВС США в Бельгии, Италии, Нидерландах, Турции и ФРГ и пройдут программу модернизации. Планируется создать их унифицированный вариант В61−12. Новое изделие будет обладать повышенной точностью и станет пригодным для применения как тактической, так и стратегической авиацией. Эта бомба способна проникать в грунт и взрываться на глубине. При этом эффект от такого взрыва существенно возрастает: боезаряд в 300 Кт выдает эффект равный 9 Мт! На территории США хранится еще около 2000-3500 боезарядов резерва.Прочие ядерные державы имеют следующее количество ТЯО: КНР - 400, Израиль – до 200, Франция – 60, Пакистан – 60, Индия – 50, КНДР – 6-10. Это баллистические и крылатые ракеты средней и малой дальности, а также авиабомбы ударной авиации. Для некоторых из перечисленных стран такие средства представляют весь их ядерный потенциал или его преобладающую часть и расцениваются ими как стратегические средства ядерного сдерживания.Российская Федерация. Уже к 2000-му году все ЯБП ТЯО сухопутных войск, авиации, ПВО и флота были перемещены на склады централизованного хранения. При этом как минимум половина ЯБП ВВС и ПВО, треть ЯБП флота и практически все ЯБП сухопутных войск (тактических ракет, артснаряды и мины) были уничтожены к тому же 2000-му году, что подтверждалось докладами МИД и Минобороны РФ. По сведениям SIPRI (Стокгольмского международного института исследований проблем мира), которым принято доверять, у России на 2015 год было не более 2000 таких ЯБП, а вовсе не 3800 единиц ЯО средней дальности и тактического назначения. Это около 500 боеголовок ракет и бомб для самолетов дальней и фронтовой авиации. Еще примерно 300 боеголовок ракет, бомб свободного падения и глубинных бомб для самолетов морской авиации, а также 500 единиц ТЯО для кораблей и подводных лодок ВМФ. Около 700 ЯБЧ приписывается ракетам систем ПВО территории. Что же приходится в этом случае на долю сухопутных войск, которые и должны прикрыть наши границы?Конечно, оперативно-тактические и тактические средства доставки обновляются. Но боеголовку от «эльбрусовской» Р-17 не поставишь на «Искандер», а БЧ «Луны» - на «Точку». Все эти торпеды, бомбы, боеголовки зенитных и тактических ракет с дальностью полета до 500 километров, а тем более мины, не могут непосредственно угрожать территории США. Наше тактическое ядерное оружие может обеспокоить США только при попытке установить военный контроль над территорией России. Поэтому оно необходимо нам для обеспечения собственной безопасности.

riata.ru

Тактическое ядерное оружие Википедия

Количество ядерных боеголовок у России и США (включая тактическое ядерное оружие) Макет 155-мм ядерного снаряда W48 с тротиловым эквивалентом 72 тонн (0,072 килотонн)

Такти́ческое я́дерное ору́жие (ТЯО), или нестратегическое ядерное оружие (НСЯО) — боеприпасы для поражения крупных целей и скоплений сил противника на фронте и в ближайших тылах.

В отличие от стратегического ядерного оружия, тротиловый эквивалент тактических боезарядов обычно не превышает нескольких килотонн, а часто бывает меньше одной килотонны. Однако, однозначного определения тактического ядерного оружия, отделяющего его от стратегического, не существует. ТЯО может существовать в виде весьма широкой номенклатуры боеприпасов — авиационных бомб, головных частей ракет (оперативно-тактического и тактического класса), артиллерийских снарядов, мин, глубинных бомб, торпед и т. д.

Тактическое ядерное оружие имеется на вооружении у всех ядерных держав, кроме Великобритании, которая оставила ядерное оружие только стратегического класса (хотя в прошлом ТЯО имелось и у неё).

История[ | код]

Первоначально, ядерное оружие представлялось средством исключительно стратегического применения, что обусловливалось как его исключительной мощностью, так и техническими ограничениями ранних атомных боеприпасов. Однако, еще в 1945-ом году, военные США начали рассматривать возможности применения разрушительной мощи ядерного оружия для решения тактических задач — например, прорыва укрепленной обороны противника. Подавление такой обороны обычными боеприпасами требовало длительной артиллерийской подготовки (иногда длившейся целыми днями), которая выдавала неприятелю место готовящейся атаки и позволяла ему заранее сосредоточить резервы для противодействия. Применение же ядерного оружия позволяло одним внезапным ударом разрушить целый сектор обороны противника, и немедленно перейти к наступлению, полностью захватив оппонента врасплох.

В ходе планирования предполагавшейся высадки в Японии, американские военные предлагали использовать ядерные бомбы в тактических целях, для быстрого уничтожения японской обороны на предполагавшихся плацдармах. Вторая Мировая война завершилась раньше, чем эти планы могли быть воплощены. В 1946 году, американцы провели серию ядерных испытаний «Crossroads», направленную на изучение вопроса применения ядерного оружия против военных кораблей; по результатам этой операции были сделаны ценные выводы о необходимости обеспечения противоат

ru-wiki.ru

Тактическое ядерное оружие — Википедия

Количество ядерных боеголовок у России и США (включая тактическое ядерное оружие) Макет 155-мм ядерного снаряда W48 с тротиловым эквивалентом 72 тонн (0,072 килотонн)

Такти́ческое я́дерное ору́жие (ТЯО), или нестратегическое ядерное оружие (НСЯО) — боеприпасы для поражения крупных целей и скоплений сил противника на фронте и в ближайших тылах.

В отличие от стратегического ядерного оружия, тротиловый эквивалент тактических боезарядов обычно не превышает нескольких килотонн, а часто бывает меньше одной килотонны. Однако, однозначного определения тактического ядерного оружия, отделяющего его от стратегического, не существует. ТЯО может существовать в виде весьма широкой номенклатуры боеприпасов — авиационных бомб, головных частей ракет (оперативно-тактического и тактического класса), артиллерийских снарядов, мин, глубинных бомб, торпед и т. д.

Тактическое ядерное оружие имеется на вооружении у всех ядерных держав, кроме Великобритании, которая оставила ядерное оружие только стратегического класса (хотя в прошлом ТЯО имелось и у неё).

История

Первоначально, ядерное оружие представлялось средством исключительно стратегического применения, что обусловливалось как его исключительной мощностью, так и техническими ограничениями ранних атомных боеприпасов. Однако, еще в 1945-ом году, военные США начали рассматривать возможности применения разрушительной мощи ядерного оружия для решения тактических задач — например, прорыва укрепленной обороны противника. Подавление такой обороны обычными боеприпасами требовало длительной артиллерийской подготовки (иногда длившейся целыми днями), которая выдавала неприятелю место готовящейся атаки и позволяла ему заранее сосредоточить резервы для противодействия. Применение же ядерного оружия позволяло одним внезапным ударом разрушить целый сектор обороны противника, и немедленно перейти к наступлению, полностью захватив оппонента врасплох.

В ходе планирования предполагавшейся высадки в Японии, американские военные предлагали использовать ядерные бомбы в тактических целях, для быстрого уничтожения японской обороны на предполагавшихся плацдармах. Вторая Мировая война завершилась раньше, чем эти планы могли быть воплощены. В 1946 году, американцы провели серию ядерных испытаний «Crossroads», направленную на изучение вопроса применения ядерного оружия против военных кораблей; по результатам этой операции были сделаны ценные выводы о необходимости обеспечения противоатомной защиты и деактивации боевых единиц для противодействия возможным ядерным ударам. В дальнейшем, была проведена серия учений с применением ядерного оружия, в том числе с учебными марш-бросками через область, подвергшуюся ядерному удару с подрывом настоящего ядерного заряда. Целью этих испытаний было отработать тактику действий в условиях применения ядерного оружия и ознакомить солдат с его поражающим эффектом.

В СССР первое ядерное испытание было проведено в 1949 году; в ходе него изучались вопросы действия ядерного оружия на военную технику и оборонительные сооружения. Первые масштабные учения с подрывом настоящего ядерного заряда были проведены на Тоцком полигоне в 1954 году.

Тактическое ядерное оружие в США

Военные США уделяли значительное внимание тактическому ядерному оружию, считая его эффективным способом нивелировать значительное численное превосходство вооруженных сил ОВД на потенциальном европейском театре. Поскольку основная часть мобилизационного потенциала армии США находилась за Атлантикой, американские военные исходили из того, что в случае любого конфликта с участием СССР, таковой будет обладать значительным исходным перевесом в континентальной Европе, которое попытается реализовать с целью достигнуть стратегических успехов на европейском театре до того, как европейские армии будут полностью мобилизованы и американская — переброшена через океан.

Эффективным способом нивелировать начальное советское превосходство в 1950-ых виделось тактическое ядерное оружие, которое могло бы применяться как для срыва наступлений противника, так и для быстрого прорыва фронта и тактических контрнаступлений. В 1950-ых США располагали значительным количественным и качественным превосходством в ядерном арсенале. Массовое развертывание оснащенных тактическим ядерным оружием частей — требующих относительно небольшого персонала — рассматривалось как существенно более дешевое решение, чем оборона Европы при помощи только конвенционных вооруженных сил.

Для применения непосредственно вблизи поля боя, армией, ВВС и ВМФ США в начале 1950-ых были созданы первые образцы тактических атомных бомб (способных доставляться к цели авиацией поля боя), тактических ракет с ядерными боевыми частями и атомных артиллерийских снарядов. Особое внимание уделялось небольшим габаритам, простоте обслуживания и высокой точности применения — позволявшей задействовать подобное оружие вблизи линии фронта без риска для своих войск. Ряд крупномасштабных военных учений — с подрывом реальных ядерных боеприпасов — был проведен для того, чтобы изучить влияние поражающих факторов ядерного оружия, его действие на войска, проблемы преодоления зараженного пространства. На основании этих данных были разработаны тактические схемы и приемы, позволявшие добиться максимально эффективного взаимодействия между тактическим ядерным оружием и обычными войсками.

В середине 1950-ых, миниатюризация ядерных боезарядов позволила использовать их как боеголовки ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух». Применение ядерных зарядов на ракетах такого типа позволяло эффективно компенсировать несовершенство систем наведения того времени и добиться значительной эффективности таковых боеприпасов. В это же время для флота США были созданы образцы ядерных глубинных бомб и ядерных торпед, для эффективного поражения подводных лодок.

На рубеже 1960-ых, американские вооруженные силы располагали наиболее крупным арсеналом тактического ядерного оружия в мире, что обеспечивало им эффективный паритет с любым потенциальным противником. Дальнейшее развитие теории ядерного оружия позволило добиться ряда актуальных усовершенствований в области ядерных боеприпасов поля боя:

  • Общая миниатюризация и повышение эффективности ядерных устройств привели к возможности создания артиллерийских снарядов для орудий обычного калибра — а не специализированных крупнокалиберных «атомных пушек» — а также к созданию особо компактных ядерных устройств, переносимых вручную или же выстреливаемых из пехотных гранатометов.
  • Появилась возможность тщательной калибровки мощности ядерного заряда непосредственно на поле боя, без необходимости создавать различные модели одного и того же боеприпаса с разной мощностью.
  • Основным поражающим фактором для тактического ядерного оружия стало считаться нейтронное излучение, а не ударная волна. Это было связно во многом с широким распространением боевой техники, оснащенной противоатомной защитой и оптимизацией тактики войск на поле боя.

В 1970-ых, с увеличением дальности и точности ракетного оружия, границы между стратегическими и тактическими ракетами были в значительной степени размыты, что повлекло за собой рост международной напряженности и в итоге — подписание между СССР и США соглашений о взаимном снятии с вооружения баллистических ракет малой и средней дальности, вне зависимости от их предполагавшегося назначения. В период 1970-1980-ых вооруженными силами США был разработан ряд видов тактических ядерных боеприпасов для замены устаревших, предшествующих моделей. В целом, в 1980-ых в вооруженных силах США наметилось снижение интереса к тактическому ядерному оружию ввиду появления иных способов решения соответствующих тактических задач — в частности боеприпасов объемного взрыва и кластерных боеприпасов.

После распада СССР в 1990-ых, арсенал тактического ядерного оружия США был значительно сокращен, в том числе была выведена половина тактических арсеналов США в Европе[1]. Значительный прогресс в области систем связи и развитие высокоточного оружия сделали возможным решение задач на поле боя без применения ядерных боеприпасов. Были полностью сняты с вооружения и демонтированы все артиллерийские ядерные снаряды, боеголовки тактических ракет. В настоящее время, американский арсенал тактического ядерного оружия поддерживается в первую очередь в виде свободнопадающих авиационных бомб, доставляемых тактической авиацией. Тактическое ядерное оружие более не является неотъемлемой частью американской боевой доктрины. Однако, вооруженные силы США поддерживают значительный резерв снятых с средств доставки ядерных боевых блоков, которые могут быть в перспективе использованы для оснащения новых видов тактического вооружения.

Тактическое ядерное оружие в СССР

Имея изначально меньшие ресурсы, СССР испытывал определенные трудности в создании тактического ядерного оружия, несмотря на понимание советским руководством его возможностей. Вплоть до конца 1950-х единственным типом тактического ядерного оружия в арсенале СССР были авиабомбы (первой из которых стала в 1954—1956 РДС-4). Ввиду отказа промышленности СССР от создания бомб «пушечного» типа — дорогих и неэффективных, но на тот момент более компактных, чем имплозионные — первые образцы советских ядерных артиллерийских снарядов имели чудовищные габариты около 400—410 миллиметров, и на вооружение не поступили. Аналогичные проблемы имели место и при разработке боевых частей к зенитным и тактическим ракетам.

10 октября 1957 года прошли первые испытания советской торпеды с ядерным боевым зарядным отделением (БЗО). Торпеда 53-58, выпущенная с подводной лодки С-144 (капитан 1-го ранга Г. В. Лазарев) проекта 613, пройдя 10 километров, взорвалась на глубине 35 метров. Результатом её действия стало потопление всех кораблей, предназначенных для испытаний (двух эсминцев, двух подводных лодок и двух тральщиков). Стало ясно, что новое оружие может определить результат не отдельного морского боя, а целой операции. Уже в 1958 году Военно-морской флот СССР принимает на вооружение торпеду 53-58 с ядерной боевой частью РДС-9.

В 1960-ых СССР, успешно разрешив технологические проблемы, принял на вооружение широкую гамму различных тактических боеприпасов, включая артиллерийские снаряды к орудиям обычного калибра, боеголовки тактических и противовоздушных ракет, а также боевые части для противокорабельных крылатых ракет. К концу 1960-ых тактический ядерный арсенал СССР занимал второе место в мире после только американского. Дефицит информации по конкретным типам тактических ядерных боеприпасов не дает установить точные характеристики и тенденции развития таковых. В доктрине СССР, тактическое оружие занимало важное место как средство быстрого развития успеха наступательных операций и препятствования таковым со стороны противника.

Тактическое ядерное оружие в других странах

По некоторым оценкам, Пакистан может разрабатывать тактическое ядерное оружие[2].

Видео по теме

Виды тактического ядерного оружия

Авиационные бомбы

К тактическим обычно относятся авиационные ядерные бомбы, предназначенные для применения авиацией поля боя — истребителями-бомбардировщиками и фронтовыми бомбардировщиками — способными, в отличие от стратегической авиации, обеспечить сброс тактического ядерного оружия с высокой точностью, необходимой для применения вблизи линии фронта. Эквивалент тактических ядерных бомб как правило варьирует от килотонны и до сотен килотонн; однако, известны тактические ядерные бомбы как субкилотонного, так и мегатонного эквивалента.

Наиболее массовым тактическим носителем является истребитель-бомбардировщик F-16 с радиусом действия 930 км, оснащенный одной авиабомбой B61.

На вооружении авианосной авиации и авиации морской пехоты состоят штурмовики А-6Е с радиусом 1250 км, несущие на себе по 3 бомбы В-61 и многоцелевые самолеты F/А-18 с радиусом 850 км, оснащенные двумя такими же бомбами.[3]

В 2014 году, ВВС США испытали управляемую модификацию B61-12 ядерной бомбы B61, предназначенную для сброса с особой точностью и поражения хорошо защищенных объектов. Ожидается интеграция данного варианта на самолетах США и стран НАТО, в т.ч. F-16 A/B/C/D, PA-200 Tornado, F-15E, F-35B, LRS-B, B2-A.[4] Модификации B61 могут относится к стратегическому или тактическому вооружению.[5]

Артиллерийские снаряды

См. Ядерная артиллерия

Ядерные артиллерийские снаряды появились в начале 1950-ых как средство применять ядерное оружие с высокой точностью непосредственно на линии фронта. Авиация в то время не могла еще обеспечить сброс ядерных бомб с достаточной точностью, чтобы применять их вблизи дружественных войск; ракетное оружие было еще недостаточно надежным и также имело неудовлетворительную точность. Проблема была решена путём создания ядерных боеприпасов, достаточно компактных для размещения в корпусе артиллерийского снаряда.

Первоначально, орудия были специализированными крупнокалиберными системами. К началу 1960-ых, однако, удалось создать ядерные снаряды, применяемые артиллерией обычного калибра. Ядерные снаряды рассматривались как ценное дополнение к обычной артиллерии, способное качественно увеличить её возможности и эффективность при действий против оборонительных порядков неприятеля, его войск и тыловых объектов, а также в контрбатарейной борьбе. Обычно ядерная артиллерия развертывалась на дивизионном и полковом уровне; в 1961—1971, армия США создала тактическое ядерное оружие батальонного уровня, в виде безоткатного орудия «Дэйви Кроккет», способного стрелять надкалиберным субкилотонным ядерным снарядом W54.

Тактические ракеты

Ядерные боеголовки широко применялись для оснащения ракет «земля-земля» и «земля-воздух», в том числе и тактического применения. Первые образцы тактических баллистических и тактических крылатых ракет были созданы еще в 1950-ых; в дальнейшем, именно оперативно-тактические ракеты составили основу арсенала тактического ядерного оружия. К их достоинствам относится высокая точность, мобильность и значительная дальность действия, позволяющая применять их как для поражения объектов на линии фронта, так и в ближнем тылу противника.

Проблемой тактического ракетного оружия является сложность его дифференциации от стратегического. Рост точности боеприпасов в 1970-ых позволил применять в тактических целях как ОТРК, так и БРМД и даже БРСД.

В СССР с 1950-ых и до 1980-ых ядерными боевыми частями оснащались некоторые противокорабельные крылатые ракеты. В других странах разработки ядерных противокорабельных ракет предпринимались неоднократно, но по причинам в основном экономического характера не были доведены до практического результата.

Зенитные ракеты и ракеты «воздух-воздух»

Тактическое ядерное оружие является также эффективным способом борьбы с самолетами и крылатыми ракетами противника. Значительный радиус поражения ядерной боеголовки компенсирует любой мыслимый промах, сводит на нет эффективность средств радиоэлектронной борьбы и позволяет уничтожить одним ударом несколько самолетов в плотном построении. Первым в мире зенитным ядерным комплексом стал американский MIM-14 Nike-Hercules; в дальнейшем подобные виды боеприпаса были созданы и в СССР. Ядерные боевые части использовались также корабельными зенитными ракетами, в основном как средство гарантированного поражения сверхзвуковых противокорабельных ракет.

В 1950-ых в США также были созданы образцы атомных ракет «воздух-воздух». Компактные системы наведения, необходимые для создания УРВВ, в то время были еще недостаточно надежны, и инженеры рассчитывали компенсировать ошибки наведения применением ядерной боеголовки. Два образца такого оружия — неуправляемая ракета AIR-2 Genie и управляемая ракета AIM-26 Falcon — были приняты на вооружение. Вторая находилась на вооружении недолго, но первая оставалась в арсенале до 1984 года.

Противоракеты

См. Противоракетная оборона

Ядерные боеголовки на противоракетах рассматривались изначально как эффективное средство перехвата боевых частей баллистических ракет противника. Так как точность электронной аппаратуры 1950-1970-ых не позволяла гарантировать прямого попадания в боеголовку баллистической ракеты, ядерная боевая часть, с её обширным радиусом поражения, была единственным надежным способом перехвата баллистической цели.

Так как перехват баллистических ракет предполагался за пределами атмосферы, то основным поражающим фактором должен был стать нейтронный поток. Нейтронное излучение от детонации боеголовки противоракеты пронизывало боеголовку ракеты противника, выводя из строя электронную аппаратуру и нагревая ядерное топливо внутри до разрушения. В дальнейшем, были созданы термоядерные боевые части с увеличенным выходом рентгеновского излучения, которое испаряло и разрушало саму конструкцию боеголовки противника.

В настоящее время, ядерные боевые части на противоракетах не считаются перспективными. Развитие электроники позволило обеспечить прямое попадание противоракетой в боеголовку противника. Кроме того, высотные ядерные взрывы противоракет создавали помехи своим же радарам, затрудняя последующие перехваты.

Инженерные фугасы

См. Специальный ядерный фугас

В 1960-ых, как в США так и в СССР были разработаны ряд типов инженерных ядерных зарядов — предназначенных для закладки и последующего подрыва на позиции. Подобные заряды предполагалось использовать как в инженерных целях (как особо мощный эквивалент обычных инженерных зарядов), так и в боевых, в качестве своеобразных ядерных мин. Ряд зарядов такого типа был выполнен переносными, и мог быть использован специальными подразделениями для скрытного проведения диверсий в тылах противника.

Подводные атомные заряды

Как США так и СССР разработали значительное количество ядерных зарядов, приспособленных для подводного применения — в виде боевых частей торпед, глубинных бомб, якорных и донных мин, предназначенных для уничтожения кораблей и подводных лодок неприятеля.

Проблема классификации

В настоящее время не существует однозначного и исчерпывающего определения, какое ядерное оружие следует считать тактическим. Грань между тактическим и стратегическим оружием весьма условна и может меняться в зависимости от условий применения. Делались попытки классифицировать тактическое ядерное оружие по:

  • Мощности — в целом, тактическое ядерное оружие обычно менее мощное чем стратегическое (что обусловлено возможностью применения вблизи линии фронта, то есть возле дружественных объектов). Однако, эта классификация не является исчерпывающей, так как большинство видов современного ядерного оружия имеют варьирующую мощность. Так, например, считающаяся тактической американская ядерная бомба B61 имеет эквивалент от 0,3 и до 340 килотонн — больше, чем считающаяся стратегической боеголовка W87.
  • Носителям — предполагается, что тактическое ядерное оружие должно развертываться на носителях, не предназначенных для действий на больших дистанциях порядка тысяч километров. Однако, ввиду значительной унифицированности современных видов вооружений, не существует принципиальных помех к установке тактических ядерных боеприпасов на стратегические носители — к примеру, подвески тактических ядерных бомб под стратегические бомбардировщики. Помимо этого, увеличение дальности действия тактической авиации, возможность дозаправки в воздухе и появление дальнобойных крылатых ракет, запускаемых с тактических самолетов, в значительной степени стерли границу между стратегическими и тактическими носителями.
  • Назначению — предполагается, что тактическое ядерное оружие предназначено для применения вблизи линии фронта и в ближнем тылу неприятеля, а стратегическое — для поражения глубокого тыла неприятеля. Однако, формальное назначение не препятствует применению тактического оружия в стратегических целях (например, вооружение стратегического бомбардировщика тактическими бомбами), равно как и применению стратегического оружия в тактических целях (например, нанесение удара БРПЛ по важному прифронтовому аэродрому)
  • Точности — для тактического ядерного оружия точность является ключевым параметром, так как такое оружие создается исходя из возможности применения его в непосредственной близости от своих войск. Для стратегического оружия эти требования, как правило, менее актуальны, так как стратегическое оружие применяется вдали от дружественных объектов. Однако, общее повышение точности ядерного оружия в 1980-ых привело к тому, что грань между тактическим и стратегическим практически стерлась.

В связи с этим, существуют затруднения в формировании международных соглашений о тактическом ядерном оружии, так как не вполне ясно, как точно определить таковое. Однозначно тактическим ядерным оружием могут считаться только ядерные противоракеты, не имеющие термозащитных обтекателей (то есть не способные к повторному входу в атмосферу) и ядерные глубинные бомбы, предназначенные для борьбы с подводными лодками.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

  • TACTICAL NUCLEAR WEAPONS AND NATO, SSI, April 2012  (англ.)
  • A Shevtsov, Tactical Nuclear Weapons. A perspective from Ukraine, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-138-6  (англ.)
  • William C. Potter, Tactical Nuclear Weapons. Options for Control, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-136-X  (англ.)
  • Amy F. Woolf, Nonstrategic Nuclear Weapons, Congressional Research Service, March 23, 2016  (англ.)
  • Gunnar Arbman, Charles Thornton, Russia's Tactical Nuclear Weapons, SWEDISH DEFENCE RESEARCH AGENCY, Systems Technology. November 2003, ISSN 1650-1942 (англ.)
  • Andrei Zagorski, Russia’s Tactical Nuclear Weapons: Posture, Politics and Arms Control, Universität Hamburg, Februar 2011, ISSN 0936-0018  (англ.)
  • ТАКТИЧЕСКОЕ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ / Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. ПИР-Центр

www.wikipedia.green

Тактическое ядерное оружие — Википедия

Статья из Википедии — свободной энциклопедии

Количество ядерных боеголовок у России и США (включая тактическое ядерное оружие) Макет 155-мм ядерного снаряда W48 с тротиловым эквивалентом 72 тонн (0,072 килотонн)

Такти́ческое я́дерное ору́жие (ТЯО), или нестратегическое ядерное оружие (НСЯО) — боеприпасы для поражения крупных целей и скоплений сил противника на фронте и в ближайших тылах.

В отличие от стратегического ядерного оружия, тротиловый эквивалент тактических боезарядов обычно не превышает нескольких килотонн, а часто бывает меньше одной килотонны. Однако, однозначного определения тактического ядерного оружия, отделяющего его от стратегического, не существует. ТЯО может существовать в виде весьма широкой номенклатуры боеприпасов — авиационных бомб, головных частей ракет (оперативно-тактического и тактического класса), артиллерийских снарядов, мин, глубинных бомб, торпед и т. д.

Тактическое ядерное оружие имеется на вооружении у всех ядерных держав, кроме Великобритании, которая оставила ядерное оружие только стратегического класса (хотя в прошлом ТЯО имелось и у неё).

История

Первоначально, ядерное оружие представлялось средством исключительно стратегического применения, что обусловливалось как его исключительной мощностью, так и техническими ограничениями ранних атомных боеприпасов. Однако, еще в 1945-ом году, военные США начали рассматривать возможности применения разрушительной мощи ядерного оружия для решения тактических задач — например, прорыва укрепленной обороны противника. Подавление такой обороны обычными боеприпасами требовало длительной артиллерийской подготовки (иногда длившейся целыми днями), которая выдавала неприятелю место готовящейся атаки и позволяла ему заранее сосредоточить резервы для противодействия. Применение же ядерного оружия позволяло одним внезапным ударом разрушить целый сектор обороны противника, и немедленно перейти к наступлению, полностью захватив оппонента врасплох.

В ходе планирования предполагавшейся высадки в Японии, американские военные предлагали использовать ядерные бомбы в тактических целях, для быстрого уничтожения японской обороны на предполагавшихся плацдармах. Вторая Мировая война завершилась раньше, чем эти планы могли быть воплощены. В 1946 году, американцы провели серию ядерных испытаний «Crossroads», направленную на изучение вопроса применения ядерного оружия против военных кораблей; по результатам этой операции были сделаны ценные выводы о необходимости обеспечения противоатомной защиты и деактивации боевых единиц для противодействия возможным ядерным ударам. В дальнейшем, была проведена серия учений с применением ядерного оружия, в том числе с учебными марш-бросками через область, подвергшуюся ядерному удару с подрывом настоящего ядерного заряда. Целью этих испытаний было отработать тактику действий в условиях применения ядерного оружия и ознакомить солдат с его поражающим эффектом.

В СССР первое ядерное испытание было проведено в 1949 году; в ходе него изучались вопросы действия ядерного оружия на военную технику и оборонительные сооружения. Первые масштабные учения с подрывом настоящего ядерного заряда были проведены на Тоцком полигоне в 1954 году.

Тактическое ядерное оружие в США

Военные США уделяли значительное внимание тактическому ядерному оружию, считая его эффективным способом нивелировать значительное численное превосходство вооружённых сил ОВД на потенциальном европейском театре. Поскольку основная часть мобилизационного потенциала армии США находилась за Атлантикой, американские военные исходили из того, что в случае любого конфликта с участием СССР, таковой будет обладать значительным исходным перевесом в континентальной Европе, которое попытается реализовать с целью достигнуть стратегических успехов на европейском театре до того, как европейские армии будут полностью мобилизованы и американская — переброшена через океан.

Эффективным способом нивелировать начальное советское превосходство в 1950-ых виделось тактическое ядерное оружие, которое могло бы применяться как для срыва наступлений противника, так и для быстрого прорыва фронта и тактических контрнаступлений. В 1950-ых США располагали значительным количественным и качественным превосходством в ядерном арсенале. Массовое развертывание оснащенных тактическим ядерным оружием частей — требующих относительно небольшого персонала — рассматривалось как существенно более дешевое решение, чем оборона Европы при помощи только конвенционных вооружённых сил.

Для применения непосредственно вблизи поля боя, армией, ВВС и ВМФ США в начале 1950-ых были созданы первые образцы тактических атомных бомб (способных доставляться к цели авиацией поля боя), тактических ракет с ядерными боевыми частями и атомных артиллерийских снарядов. Особое внимание уделялось небольшим габаритам, простоте обслуживания и высокой точности применения — позволявшей задействовать подобное оружие вблизи линии фронта без риска для своих войск. Ряд крупномасштабных военных учений — с подрывом реальных ядерных боеприпасов — был проведен для того, чтобы изучить влияние поражающих факторов ядерного оружия, его действие на войска, проблемы преодоления зараженного пространства. На основании этих данных были разработаны тактические схемы и приемы, позволявшие добиться максимально эффективного взаимодействия между тактическим ядерным оружием и обычными войсками.

В середине 1950-ых, миниатюризация ядерных боезарядов позволила использовать их как боеголовки ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух». Применение ядерных зарядов на ракетах такого типа позволяло эффективно компенсировать несовершенство систем наведения того времени и добиться значительной эффективности таковых боеприпасов. В это же время для флота США были созданы образцы ядерных глубинных бомб и ядерных торпед, для эффективного поражения подводных лодок.

На рубеже 1960-ых, американские вооружённые силы располагали наиболее крупным арсеналом тактического ядерного оружия в мире, что обеспечивало им эффективный паритет с любым потенциальным противником. Дальнейшее развитие теории ядерного оружия позволило добиться ряда актуальных усовершенствований в области ядерных боеприпасов поля боя:

  • Общая миниатюризация и повышение эффективности ядерных устройств привели к возможности создания артиллерийских снарядов для орудий обычного калибра — а не специализированных крупнокалиберных «атомных пушек» — а также к созданию особо компактных ядерных устройств, переносимых вручную или же выстреливаемых из пехотных гранатометов.
  • Появилась возможность тщательной калибровки мощности ядерного заряда непосредственно на поле боя, без необходимости создавать различные модели одного и того же боеприпаса с разной мощностью.
  • Основным поражающим фактором для тактического ядерного оружия стало считаться нейтронное излучение, а не ударная волна. Это было связно во многом с широким распространением боевой техники, оснащенной противоатомной защитой и оптимизацией тактики войск на поле боя.

В 1970-ых, с увеличением дальности и точности ракетного оружия, границы между стратегическими и тактическими ракетами были в значительной степени размыты, что повлекло за собой рост международной напряженности и в итоге — подписание между СССР и США соглашений о взаимном снятии с вооружения баллистических ракет малой и средней дальности, вне зависимости от их предполагавшегося назначения. В период 1970-1980-ых годах вооружёнными силами США был разработан ряд видов тактических ядерных боеприпасов для замены устаревших, предшествующих моделей. В целом, в 1980-ых годах в вооружённых силах США наметилось снижение интереса к тактическому ядерному оружию ввиду появления иных способов решения соответствующих тактических задач — в частности боеприпасов объемного взрыва и кластерных боеприпасов.

После распада СССР в 1990-ых, арсенал тактического ядерного оружия США был значительно сокращен, в том числе была выведена половина тактических арсеналов США в Европе[1]. Значительный прогресс в области систем связи и развитие высокоточного оружия сделали возможным решение задач на поле боя без применения ядерных боеприпасов. Были полностью сняты с вооружения и демонтированы все артиллерийские ядерные снаряды, боеголовки тактических ракет. В настоящее время, американский арсенал тактического ядерного оружия поддерживается в первую очередь в виде свободнопадающих авиационных бомб, доставляемых тактической авиацией. Тактическое ядерное оружие более не является неотъемлемой частью американской боевой доктрины. Однако, вооружённые силы США поддерживают значительный резерв снятых с средств доставки ядерных боевых блоков, которые могут быть в перспективе использованы для оснащения новых видов тактического вооружения.

Тактическое ядерное оружие в СССР

Имея изначально меньшие ресурсы, СССР испытывал определенные трудности в создании тактического ядерного оружия, несмотря на понимание советским руководством его возможностей. Вплоть до конца 1950-х единственным типом тактического ядерного оружия в арсенале СССР были авиабомбы (первой из которых стала в 1954—1956 РДС-4). Ввиду отказа промышленности СССР от создания бомб «пушечного» типа — дорогих и неэффективных, но на тот момент более компактных, чем имплозионные — первые образцы советских ядерных артиллерийских снарядов имели чудовищные габариты около 400—410 миллиметров, и на вооружение не поступили. Аналогичные проблемы имели место и при разработке боевых частей к зенитным и тактическим ракетам.

10 октября 1957 года прошли первые испытания советской торпеды с ядерным боевым зарядным отделением (БЗО). Торпеда 53-58, выпущенная с подводной лодки С-144 (капитан 1-го ранга Г. В. Лазарев) проекта 613, пройдя 10 километров, взорвалась на глубине 35 метров. Результатом её действия стало потопление всех кораблей, предназначенных для испытаний (двух эсминцев, двух подводных лодок и двух тральщиков). Стало ясно, что новое оружие может определить результат не отдельного морского боя, а целой операции. Уже в 1958 году Военно-морской флот СССР принимает на вооружение торпеду 53-58 с ядерной боевой частью РДС-9.

В 1960-ых СССР, успешно разрешив технологические проблемы, принял на вооружение широкую гамму различных тактических боеприпасов, включая артиллерийские снаряды к орудиям обычного калибра, боеголовки тактических и противовоздушных ракет, а также боевые части для противокорабельных крылатых ракет. К концу 1960-ых тактический ядерный арсенал СССР занимал второе место в мире после только американского. Дефицит информации по конкретным типам тактических ядерных боеприпасов не дает установить точные характеристики и тенденции развития таковых. В доктрине СССР, тактическое оружие занимало важное место как средство быстрого развития успеха наступательных операций и препятствования таковым со стороны противника.

Тактическое ядерное оружие в других странах

По некоторым оценкам, Пакистан может разрабатывать тактическое ядерное оружие[2].

Виды тактического ядерного оружия

Авиационные бомбы

К тактическим обычно относятся авиационные ядерные бомбы, предназначенные для применения авиацией поля боя — истребителями-бомбардировщиками и фронтовыми бомбардировщиками — способными, в отличие от стратегической авиации, обеспечить сброс тактического ядерного оружия с высокой точностью, необходимой для применения вблизи линии фронта. Эквивалент тактических ядерных бомб как правило варьирует от килотонны и до сотен килотонн; однако, известны тактические ядерные бомбы как субкилотонного, так и мегатонного эквивалента.

Наиболее массовым тактическим носителем является истребитель-бомбардировщик F-16 с радиусом действия 930 км, оснащенный одной авиабомбой B61.

На вооружении авианосной авиации и авиации морской пехоты состоят штурмовики А-6Е с радиусом 1250 км, несущие на себе по 3 бомбы В-61 и многоцелевые самолёты F/А-18 с радиусом 850 км, оснащенные двумя такими же бомбами.[3]

В 2014 году, ВВС США испытали управляемую модификацию B61-12 ядерной бомбы B61, предназначенную для сброса с особой точностью и поражения хорошо защищенных объектов. Ожидается интеграция данного варианта на самолётах США и стран НАТО, в том числе F-16 A/B/C/D, PA-200 Tornado, F-15E, F-35B, LRS-B, B2-A.[4] Модификации B61 могут относится к стратегическому или тактическому вооружению.[5]

Артиллерийские снаряды

См. Ядерная артиллерия

Ядерные артиллерийские снаряды появились в начале 1950-ых как средство применять ядерное оружие с высокой точностью непосредственно на линии фронта. Авиация в то время не могла еще обеспечить сброс ядерных бомб с достаточной точностью, чтобы применять их вблизи дружественных войск; ракетное оружие было еще недостаточно надежным и также имело неудовлетворительную точность. Проблема была решена путём создания ядерных боеприпасов, достаточно компактных для размещения в корпусе артиллерийского снаряда.

Первоначально, орудия были специализированными крупнокалиберными системами. К началу 1960-ых, однако, удалось создать ядерные снаряды, применяемые артиллерией обычного калибра. Ядерные снаряды рассматривались как ценное дополнение к обычной артиллерии, способное качественно увеличить её возможности и эффективность при действий против оборонительных порядков неприятеля, его войск и тыловых объектов, а также в контрбатарейной борьбе. Обычно ядерная артиллерия развертывалась на дивизионном и полковом уровне; в 1961—1971, армия США создала тактическое ядерное оружие батальонного уровня, в виде безоткатного орудия «Дэйви Кроккет», способного стрелять надкалиберным субкилотонным ядерным снарядом W54.

Тактические ракеты

Ядерные боеголовки широко применялись для оснащения ракет «земля-земля» и «земля-воздух», в том числе и тактического применения. Первые образцы тактических баллистических и тактических крылатых ракет были созданы еще в 1950-ых; в дальнейшем, именно оперативно-тактические ракеты составили основу арсенала тактического ядерного оружия. К их достоинствам относится высокая точность, мобильность и значительная дальность действия, позволяющая применять их как для поражения объектов на линии фронта, так и в ближнем тылу противника.

Проблемой тактического ракетного оружия является сложность его дифференциации от стратегического. Рост точности боеприпасов в 1970-ых позволил применять в тактических целях как ОТРК, так и БРМД и даже БРСД.

В СССР с 1950-ых и до 1980-ых ядерными боевыми частями оснащались некоторые противокорабельные крылатые ракеты. В других странах разработки ядерных противокорабельных ракет предпринимались неоднократно, но по причинам в основном экономического характера не были доведены до практического результата.

Зенитные ракеты и ракеты «воздух-воздух»

Тактическое ядерное оружие является также эффективным способом борьбы с самолётами и крылатыми ракетами противника. Значительный радиус поражения ядерной боеголовки компенсирует любой мыслимый промах, сводит на нет эффективность средств радиоэлектронной борьбы и позволяет уничтожить одним ударом несколько самолётов в плотном построении. Первым в мире зенитным ядерным комплексом стал американский MIM-14 Nike-Hercules; в дальнейшем подобные виды боеприпаса были созданы и в СССР. Ядерные боевые части использовались также корабельными зенитными ракетами, в основном как средство гарантированного поражения сверхзвуковых противокорабельных ракет.

В 1950-ых в США также были созданы образцы атомных ракет «воздух-воздух». Компактные системы наведения, необходимые для создания УРВВ, в то время были еще недостаточно надежны, и инженеры рассчитывали компенсировать ошибки наведения применением ядерной боеголовки. Два образца такого оружия — неуправляемая ракета AIR-2 Genie и управляемая ракета AIM-26 Falcon — были приняты на вооружение. Вторая находилась на вооружении недолго, но первая оставалась в арсенале до 1984 года.

Противоракеты

См. Противоракетная оборона

Ядерные боеголовки на противоракетах рассматривались изначально как эффективное средство перехвата боевых частей баллистических ракет противника. Так как точность электронной аппаратуры 1950-1970-ых не позволяла гарантировать прямого попадания в боеголовку баллистической ракеты, ядерная боевая часть, с её обширным радиусом поражения, была единственным надежным способом перехвата баллистической цели.

Так как перехват баллистических ракет предполагался за пределами атмосферы, то основным поражающим фактором должен был стать нейтронный поток. Нейтронное излучение от детонации боеголовки противоракеты пронизывало боеголовку ракеты противника, выводя из строя электронную аппаратуру и нагревая ядерное топливо внутри до разрушения. В дальнейшем, были созданы термоядерные боевые части с увеличенным выходом рентгеновского излучения, которое испаряло и разрушало саму конструкцию боеголовки противника.

В настоящее время, ядерные боевые части на противоракетах не считаются перспективными. Развитие электроники позволило обеспечить прямое попадание противоракетой в боеголовку противника. Кроме того, высотные ядерные взрывы противоракет создавали помехи своим же радарам, затрудняя последующие перехваты.

Инженерные фугасы

См. Специальный ядерный фугас

В 1960-ых, как в США так и в СССР были разработаны ряд типов инженерных ядерных зарядов — предназначенных для закладки и последующего подрыва на позиции. Подобные заряды предполагалось использовать как в инженерных целях (как особо мощный эквивалент обычных инженерных зарядов), так и в боевых, в качестве своеобразных ядерных мин. Ряд зарядов такого типа был выполнен переносными, и мог быть использован специальными подразделениями для скрытного проведения диверсий в тылах противника.

Подводные атомные заряды

Как США так и СССР разработали значительное количество ядерных зарядов, приспособленных для подводного применения — в виде боевых частей торпед, глубинных бомб, якорных и донных мин, предназначенных для уничтожения кораблей и подводных лодок неприятеля.

Проблема классификации

В настоящее время не существует однозначного и исчерпывающего определения, какое ядерное оружие следует считать тактическим. Грань между тактическим и стратегическим оружием весьма условна и может меняться в зависимости от условий применения. Делались попытки классифицировать тактическое ядерное оружие по:

  • Мощности — в целом, тактическое ядерное оружие обычно менее мощное чем стратегическое (что обусловлено возможностью применения вблизи линии фронта, то есть возле дружественных объектов). Однако, эта классификация не является исчерпывающей, так как большинство видов современного ядерного оружия имеют варьирующую мощность. Так, например, считающаяся тактической американская ядерная бомба B61 имеет эквивалент от 0,3 и до 340 килотонн — больше, чем считающаяся стратегической боеголовка W87.
  • Носителям — предполагается, что тактическое ядерное оружие должно развертываться на носителях, не предназначенных для действий на больших дистанциях порядка тысяч километров. Однако, ввиду значительной унифицированности современных видов вооружений, не существует принципиальных помех к установке тактических ядерных боеприпасов на стратегические носители — к примеру, подвески тактических ядерных бомб под стратегические бомбардировщики. Помимо этого, увеличение дальности действия тактической авиации, возможность дозаправки в воздухе и появление дальнобойных крылатых ракет, запускаемых с тактических самолётов, в значительной степени стерли границу между стратегическими и тактическими носителями.
  • Назначению — предполагается, что тактическое ядерное оружие предназначено для применения вблизи линии фронта и в ближнем тылу неприятеля, а стратегическое — для поражения глубокого тыла неприятеля. Однако, формальное назначение не препятствует применению тактического оружия в стратегических целях (например, вооружение стратегического бомбардировщика тактическими бомбами), равно как и применению стратегического оружия в тактических целях (например, нанесение удара БРПЛ по важному прифронтовому аэродрому)
  • Точности — для тактического ядерного оружия точность является ключевым параметром, так как такое оружие создается исходя из возможности применения его в непосредственной близости от своих войск. Для стратегического оружия эти требования, как правило, менее актуальны, так как стратегическое оружие применяется вдали от дружественных объектов. Однако, общее повышение точности ядерного оружия в 1980-ых привело к тому, что грань между тактическим и стратегическим практически стерлась.

В связи с этим, существуют затруднения в формировании международных соглашений о тактическом ядерном оружии, так как не вполне ясно, как точно определить таковое. Однозначно тактическим ядерным оружием могут считаться только ядерные противоракеты, не имеющие термозащитных обтекателей (то есть не способные к повторному входу в атмосферу) и ядерные глубинные бомбы, предназначенные для борьбы с подводными лодками.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

  • TACTICAL NUCLEAR WEAPONS AND NATO, SSI, April 2012 (англ.)
  • A Shevtsov, Tactical Nuclear Weapons. A perspective from Ukraine, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-138-6 (англ.)
  • William C. Potter, Tactical Nuclear Weapons. Options for Control, UN UNIDIR, 2000. ISBN 92-9045-136-X (англ.)
  • Amy F. Woolf, Nonstrategic Nuclear Weapons, Congressional Research Service, March 23, 2016 (англ.)
  • Gunnar Arbman, Charles Thornton, Russia’s Tactical Nuclear Weapons, SWEDISH DEFENCE RESEARCH AGENCY, Systems Technology. November 2003, ISSN 1650—1942 (англ.)
  • Andrei Zagorski, Russia’s Tactical Nuclear Weapons: Posture, Politics and Arms Control, Universität Hamburg, Februar 2011, ISSN 0936-0018 (англ.)
  • ТАКТИЧЕСКОЕ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ / Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. ПИР-Центр

wiki.sc