В России возрождён проект лазерного комплекса «Сжатие». Сжатие лазерный комплекс


Выжигатель: самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие»

Лазерная система 1К11 монтировалась на шасси ГМЗ (гусеничный минный заградитель) свердловского завода «Уралтрансмаш». Были изготовлены всего две машины, отличающиеся между собой: в процессе испытаний лазерная часть комплекса дорабатывалась и изменялась.

Формально СЛК «Стилет» по сей день стоит на вооружении Российской армии и, как гласит историческая брошюра НПО «Астрофизика», отвечает современным требованиям ведения оборонно-тактических операций. Но источники на «Уралтрансмаше» утверждают, что экземпляры 1К11, кроме двух опытных, на заводе не собирались. Пару десятилетий спустя обе машины были обнаружены в разукомплектованном виде, со снятой лазерной частью. Одна — на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом, вторая — на танкоремонтном заводе в Харькове.

«Сангвин»: в зените

Разработка лазерного оружия в НПО «Астрофизика» шла стахановскими темпами, и уже в 1983 году на вооружение был сдан СЛК «Сангвин». Его главное отличие от «Стилета» заключалось в том, что боевой лазер наводился на цель без использования крупногабаритных зеркал. Упрощение оптической схемы положительно сказалось на поражающей способности оружия. Но наиболее важным улучшением стала увеличенная подвижность лазера в вертикальной плоскости. «Сангвин» предназначался для поражения оптико-электронных систем воздушных целей.

Верхний и нижний ряды линз СЛК «Сжатие» — это излучатели многоканального боевого лазера с индивидуальной системой наведения. В среднем ряду располагаются объективы систем наведения.

Специально разработанная для комплекса система разрешения выстрела позволяла ему успешно стрелять по движущимся мишеням. На испытаниях СЛК «Сангвин» продемонстрировал способность стабильно определять и поражать оптические системы вертолета на дальностях более 10 км. На близких расстояниях (до 8 км) аппарат полностью выводил из строя прицелы противника, а на предельных дальностях ослеплял их на десятки минут.

Лазерный комплекс «Сангвина» устанавливался на шасси зенитной самоходной установки «Шилка». Помимо боевого лазера на башне монтировались маломощный зондирующий лазер и приемное устройство системы наведения, фиксирующее отражения луча зондировщика от бликующего объекта.

Через три года после «Сангвина» арсенал советской армии пополнился корабельным лазерным комплексом «Аквилон» с принципом действия, аналогичным наземным СЛК. Морское базирование имеет важное преимущество перед наземным: энергетическая система военного корабля может предоставить значительно больше электроэнергии для накачки лазера. А значит, можно повысить мощность и скорострельность орудия. Комплекс «Аквилон» предназначался для поражения оптико-электронных систем береговой охраны противника.

«Сжатие»: лазерная радуга

СЛК 1К17 «Сжатие» был сдан на вооружение в 1992 году и был намного совершеннее «Стилета». Первое отличие, которое бросается в глаза — применение многоканального лазера. Каждый из 12 оптических каналов (верхний и нижний ряд линз) имел индивидуальную систему наведения. Многоканальная схема позволяла сделать лазерную установку многодиапазонной. В качестве противодействия подобным системам противник мог защищать свою оптику светофильтрами, блокирующими излучение определенной частоты. Но против одновременного поражения лучами сразной длиной волны светофильтр бессилен.

Объективы в среднем ряду относятся к системам прицеливания. Маленькая и большая линзы справа — это зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Такая же пара линз слева — это оптические прицелы: маленький дневной и большой ночной. Ночной прицел оснащался двумя лазерными подсветчиками-дальномерами. В походном положении и оптика систем наведения, и излучатели закрывались бронированными щитками.

СЛК «Сангвин» фактически представляет собой лазерную зенитную установку и служит для поражения оптико-электронных устройств воздушных целей. В башне СЛК 1К11 «Стилет» располагалась система наведения боевого лазера на основе крупногабаритных зеркал.

В СЛК «Сжатие» использовался твердотельный лазер с люминесцентными лампами накачки. Такие лазеры достаточно компактны и надежны для использования в самоходных установках. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт: в американской системе ZEUS, устанавливаемой на вездеход Humvee и призванной «поджигать» вражеские мины на расстоянии, преимущественно применялся лазер с твердым рабочим телом.

В любительских кругах ходит байка о 30-килограммовом кристалле рубина, выращенном специально для «Сжатия». На самом деле рубиновые лазеры устарели практически сразу после своего рождения. В наши дни они используются разве что для создания голограмм и сведения татуировок. Рабочим телом в 1К17 вполне мог быть алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Так называемые YAG-лазеры в импульсном режиме способны развивать внушительную мощность.

Генерация в YAG происходит с длиной волны 1064 нм. Это излучение инфракрасного диапазона, которое в сложных погодных условиях подвержено рассеиванию в меньшей степени, чем видимый свет. Благодаря большой мощности YAG-лазера на нелинейном кристалле можно получить гармоники — импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом формируется многодиапазонное излучение.

Главная проблема любого лазера — это чрезвычайно низкий КПД. Даже в самых современных и сложных газовых лазерах отношение энергии излучения к энергии накачки не превышает 20%. Лампы накачки требуют очень много электричества. Мощные генераторы и вспомогательная силовая установка заняли б? льшую часть увеличенной рубки самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С» (и без того немаленькой), на базе которой был построен СЛК «Сжатие». Генераторы заряжают батарею конденсаторов, которая, в свою очередь, дает мощный импульсный разряд на лампы. На «заправку» конденсаторов требуется время. Скорострельность СЛК «Сжатие» — это, пожалуй, один из самых загадочных его параметров и, возможно, один из главных тактических недостатков.

По секрету всему свету

Важнейшее преимущество лазерного оружия — стрельба прямой наводкой. Независимость от капризов ветра и элементарная схема прицеливания без баллистических поправок означает точность стрельбы, недоступную обычной артиллерии. Если верить официальной брошюре НПО «Астрофизика», утверждающей, что «Сангвин» мог поражать цели на расстоянии свыше 10 км, дальность действия «Сжатия» как минимум вдвое превышает дальность стрельбы, скажем, современного танка. А значит, если гипотетический танк приближается к 1К17 на открытой местности, то он будет выведен из строя раньше, чем откроет огонь. Звучит заманчиво.

Однако прямая наводка — это как главное преимущество, так и главный недостаток лазерного оружия. Для его работы необходима прямая видимость. Даже если воевать в пустыне, 10-километровая отметка скроется за горизонтом. Чтобы встречать гостей слепящим светом, самоходный лазер нужно выставить на горе на всеобщее обозрение. В реальных условиях такая тактика противопоказана. К тому же подавляющее большинство театров военных действий имеют хоть какой-то рельеф.

А когда те же гипотетические танки оказываются на расстоянии выстрела от СЛК, они сразу же получают преимущества в виде скорострельности. «Сжатие» может обезвредить один танк, но пока конденсаторы зарядятся вновь, второй сможет отомстить за ослепшего товарища. Кроме того, есть оружие куда более дальнобойное, чем артиллерия. К примеру, ракета Maverick с радиолокационной (неослепляемой) системой наведения запускается с расстояния 25 км, и обозревающий окрестности СЛК на горе — отличная для нее мишень.

www.popmech.ru

Сжатие (лазерный комплекс) — WiKi

У этого термина существуют и другие значения, см. Сжатие.

1К17 «Сжатие» — советский и российский самоходный лазерный комплекс для противодействия оптико-электронным приборам противника. Серийно не производился.

1К17 «Сжатие» Классификация Боевая масса, т История Производитель Годы производства Количество выпущенных, шт. Размеры Длина корпуса, мм Ширина, мм Клиренс, мм Бронирование Тип брони Вооружение Пулемёты Другое вооружение Подвижность Тип двигателя Мощность двигателя, л. с. Скорость по шоссе, км/ч Запас хода по шоссе, км Тип подвески Преодолеваемый подъём, град. Преодолеваемая стенка, м Преодолеваемый ров, м Преодолеваемый брод, м
Сжатие
Лазерный комплекс 1К17 в Военно-техническом музее в подмосковном селе Ивановское
Самоходный лазерный комплекс
41
1990
1
6040
3584
435
гомогенная стальная
1 х 12,7-мм НСВТ
Лазерный излучатель

В-84А

Производитель:ЧТЗ
Марка:В-84А
Тип:дизельный с наддувом
Объём:38 880 см3
Максимальная мощность:618 кВт (840 л. с.), при 2000  об/мин
Конфигурация:V12
Цилиндров:12
Диаметр цилиндра:150 мм
Ход поршня:180 мм
Тактность (число тактов):4
Рекомендованное топливо:многотопливный
840
60
500
независимая с длинными торсионами
30
0,85
2,8
1,2
 Сжатие на Викискладе

История создания

Разработкой лазерного комплекса нового поколения «Сжатие» занималось НПО «Астрофизика». Главным конструктором по направлению был Н.Д. Устинов. Разработкой шасси и установкой бортового специального комплекса занимался «Уралтрансмаш», под руководством Ю.В. Томашова[1].

В декабре 1990 года был собран опытный образец машины, в 1991 году 1К17 был отправлен на государственные испытания, которые окончились в 1992 году, после чего комплекс был рекомендован к принятию на вооружение. Однако, несмотря на положительные результаты испытаний, распад СССР, пересмотр государственного финансирования оборонных программ, высокая стоимость комплекса, а так же возможно низкая скорострельность[2], заставили Министерство обороны РФ усомниться в необходимости подобных комплексов, поэтому в серийное производство машина отправлена не была[1].

В феврале 2017 года стало известно о подготовке для принятия на вооружение мобильного лазерного комплекса (МЛК) на основе разработок комплексов 1К11 «Стилет» и 1К17 «Сжатие»[3].

Описание конструкции

Комплекс 1К17 имел автоматический поиск и наведение на объекты, бликующие от излучения многоканального рубинового твердотельного лазера. Специально для 1К17 был выращен искусственный кристалл рубина массой 30 кг. Кристалл был выполнен в форме цилиндра. Торцы отполированы, покрыты серебром и выполняли роль зеркал для лазера. Вокруг рубинового стержня в форме спирали были обвиты ксеноновые импульсные газоразрядные лампы-вспышки для освещения кристалла[1]. Согласно другому источнику, рабочим телом лазера мог быть не кристалл рубина, а алюмоиттриевый гранат с добавками неодима, позволяющий в импульсном режиме развивать большую мощность[2].

В многоканальном лазере каждый из 12 оптических каналов был оборудован индивидуальной системой наведения. В качестве противодействия подобным системам противник мог блокировать светофильтрами излучение определенной частоты, однако против одновременного поражения лучами разных длин волн описанный метод был бы бессилен. Две дополнительные линзы использовались для автоматической системы наведения. Аналогичная пара линз с другой стороны использовалась как оптические прицелы дневной и ночной диапазона. Последний дополнительно оснащался двумя лазерными дальномерами. В походном положении оптика систем наведения и излучатели закрывались бронированными щитами[2].

Броневой корпус и башня

При создании комплекса 1К17 в качестве базы использовалась самоходная гаубица 2С19 «Мста-С». Башня машины по сравнению с 2С19 была значительно увеличена с целью размещения оптико-электронного оборудования. Кроме того, в задней части башни размещалась автономная вспомогательная силовая установка для питания мощных генераторов. В передней части башни вместо орудия был установлен оптический блок, состоявший из 15 объективов. На марше объективы закрывались броневыми крышками.

В средней части башни располагались рабочие места операторов. На крыше была установлена башенка командира с зенитным 12,7-мм пулемётом НСВТ[1].

Ходовая часть

Ходовая часть идентична базовому изделию — самоходной гаубице 2С19 «Мста-С»[1].

Сохранившиеся экземпляры

Единственный сохранившийся экземпляр находится в Военно-техническом музее в подмосковном селе Ивановское[1].

По утверждению блогера А. Ю. Хлопотова, было выпущено более десяти экземпляров комплекса 1К17[3].

Примечания

Ссылки

ru-wiki.org

Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие» (СССР)

Самоходный лазерный комплекс 1К17 Сжатие Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие» предназначен для противодействия оптико-электронным приборам противника. Серийно не производился. Первый рабочий образец лазера был создан в 1960 году, а уже в 1963-м группа специалистов конструкторского бюро «Вымпел» приступила к разработке экспериментального лазерного локатора ЛЭ-1. Именно тогда сформировался основной костяк ученых будущего НПО «Астрофизика». В начале 1970-х специализированное лазерное КБ окончательно оформилось как отдельное предприятие, получило собственные производственные мощности и стендово-испытательную базу. Был создан межведомственный научно-исследовательский центр ОКБ «Радуга», укрывшийся от посторонних глаз и ушей в номерном городе Владимир-30.

СЛК 1К17 «Сжатие» был сдан на вооружение в 1992 году и был намного совершеннее аналогичного комплекса «Стилет». Первое отличие, которое бросается в глаза,– применение многоканального лазера. Каждый из 12 оптических каналов (верхний и нижний ряд линз) имел индивидуальную систему наведения. Многоканальная схема позволяла сделать лазерную установку многодиапазонной. В качестве противодействия подобным системам противник мог защищать свою оптику светофильтрами, блокирующими излучение определенной частоты. Но против одновременного поражения лучами сразной длиной волны светофильтр бессилен.

Самоходный лазерный комплекс 1К17 Сжатие

Объективы в среднем ряду относятся к системам прицеливания. Маленькая и большая линзы справа – это зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Такая же пара линз слева – это оптические прицелы: маленький дневной и большой ночной. Ночной прицел оснащался двумя лазерными подсветчиками-дальномерами. В походном положении иоптика систем наведения, и излучатели закрывались бронированными щитками. В СЛК 1К17 «Сжатие» использовался твердотельный лазер с люминесцентными лампами накачки. Такие лазеры достаточно компактны и надежны для использования в самоходных установках. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт: в американской системе ZEUS, устанавливаемой на вездеход Humvee и призванной «поджигать» вражеские мины на расстоянии, преимущественно применялся лазер с твердым рабочим телом.

Самоходный лазерный комплекс 1К17 Сжатие

В любительских кругах ходит байка о 30-килограммовом кристалле рубина, выращенном специально для «Сжатия». На самом деле рубиновые лазеры устарели практически сразу после своего рождения. В наши дни они используются разве что для создания голограмм и сведения татуировок. Рабочим телом в 1К17 вполне мог быть алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Так называемые YAG-лазеры в импульсном режиме способны развивать внушительную мощность. Генерация в YAG происходит с длиной волны 1064 нм. Это излучение инфракрасного диапазона, которое всложных погодных условиях подвержено рассеиванию в меньшей степени, чем видимый свет. Благодаря большой мощности YAG-лазера на нелинейном кристалле можно получить гармоники – импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом формируется многодиапазонное излучение.

Главная проблема любого лазера – это чрезвычайно низкий КПД. Даже в самых современных и сложных газовых лазерах отношение энергии излучения к энергии накачки не превышает 20%. Лампы накачки требуют очень много электричества. Мощные генераторы и вспомогательная силовая установка заняли бoльшую часть увеличенной рубки самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С» (и без того немаленькой), на базе которой был построен СЛК «Сжатие». Генераторы заряжают батарею конденсаторов, которая, в свою очередь, дает мощный импульсный разряд на лампы. На «заправку» конденсаторов требуется время. Скорострельность СЛК 1К17 «Сжатие» – это, пожалуй, один из самых загадочных его параметров и, возможно, один из главных тактических недостатков.

Самоходный лазерный комплекс 1К17 Сжатие

Важнейшее преимущество лазерного оружия – стрельба прямой наводкой. Независимость от капризов ветра и элементарная схема прицеливания без баллистических поправок означает точность стрельбы, недоступную обычной артиллерии. Если верить официальной брошюре НПО «Астрофизика», утверждающей, что «Сангвин» мог поражать цели на расстоянии свыше 10 км, дальность действия 1К17 «Сжатие» как минимум вдвое превышает дальность стрельбы, скажем, современного танка. А значит, если гипотетический танк приближается к 1К17 на открытой местности, то он будет выведен из строя раньше, чем откроет огонь. Звучит заманчиво.

Однако прямая наводка – это как главное преимущество, так и главный недостаток лазерного оружия. Для его работы необходима прямая видимость. Даже если воевать в пустыне, 10-километровая отметка скроется за горизонтом. Чтобы встречать гостей слепящим светом, самоходный лазер нужно выставить на горе на всеобщее обозрение. В реальных условиях такая тактика противопоказана. К тому же подавляющее большинство театров военных действий имеют хоть какой-то рельеф.

А когда те же гипотетические танки оказываются на расстоянии выстрела от СЛК, они сразу же получают преимущества в виде скорострельности. 1К17 «Сжатие» может обезвредить один танк, но пока конденсаторы зарядятся вновь, второй сможет отомстить за ослепшего товарища. Кроме того, есть оружие куда более дальнобойное, чем артиллерия. К примеру, ракета Maverick с радиолокационной (неослепляемой) системой наведения запускается с расстояния 25 км, и обозревающий окрестности СЛК на горе – отличная для нее мишень.

Не стоит забывать, что пыль, туман, атмосферные осадки, дымовые завесы если не сводят на нет действие инфракрасного лазера, то как минимум значительно уменьшают дальность его действия. Так что самоходный лазерный комплекс имеет, мягко говоря, весьма узкую область тактического применения.

При создании комплекса 1К17 «Сжатие» в качестве базы использовалась самоходная гаубица 2С19 «Мста-С». Башня машины по сравнению с 2С19 была значительно увеличена с целью размещения оптико-электронного оборудования. Кроме того, в задней части башни размещалась автономная вспомогательная силовая установка для питания мощных генераторов. В передней части башни, вместо орудия был установлен оптический блок, состоявший из 15 объективов. На марше объективы закрывались броневыми крышками В средней части башни располагались рабочие места операторов. На крыше была установлена башенка командира с зенитным 12,7-мм пулемётом НСВТ.

Зачем появились на свет СЛК 1К17 «Сжатие» и его предшественники? На сей счет существует немало мнений. Возможно, эти аппараты рассматривались как испытательные стенды для отработки будущих военных и военно-космических технологий. Возможно, военное руководство страны было готово вкладывать средства в технологии, эффективность которых в тот момент представлялась сомнительной, в надеже опытным путем нащупать супероружие будущего. А может быть, три загадочные машины на букву «С» родились потому, что генеральным конструктором был Устинов. Точнее, сын Устинова.

Существует версия, что СЛК 1К17 «Сжатие» – это оружие психологического действия. Одна лишь вероятность присутствия такой машины на поле боя заставляет наводчиков, наблюдателей, снайперов с опаской относиться к оптике под страхом лишиться зрения. Вопреки распространенному мнению, 1К17 «Сжатие» не попадает под действие Протокола ООН, запрещающего применение ослепляющего оружия, так как предназначено для поражения оптико-электронных систем, а не личного состава. Использование оружия, для которого ослепление людей является возможным побочным эффектом, не запрещено. Эта версия отчасти объясняет тот факт, что новости о создании в СССР строжайше засекреченного оружия, в том числе «Стилета» и «Сжатия», оперативно появлялись в свободной американской прессе, в частности в журнале Aviation Week & Space Technology. На данный момент единственный сохранившийся экземпляр находится в Военно-техническом музее в подмосковном селе Ивановское.

Тактико-технические характеристики 1К17 «Сжатие»Длина корпуса, мм 6040 Ширина корпуса, мм 3584 Клиренс, мм 435 Тип брони гомогенная стальная Вооружение: Пулемёты 1 x 12,7-мм НСВТ Двигатель - В-84А дизельный с наддувом, макс. мощность: 618 кВт (840 л.с.)Скорость по шоссе, км/ч 60 Тип подвески независимая с длинными торсионами Преодолеваемый подъём, град. 30 Преодолеваемая стенка, м 0,85 Преодолеваемый ров, м 2,8 Преодолеваемый брод, м 1,2

www.dogswar.ru

Самоходные лазерные комплексы: masterok

Вторую половину XX века можно с полным правом назвать эпохой лазерной эйфории. Теоретические преимущества лазерного оружия, со скоростью света поражающего цель прямой наводкой, независимо от ветра и баллистики, были очевидны не только для фантастов. Первый рабочий образец лазера был создан в 1960 году, а уже в 1963-м группа специалистов конструкторского бюро «Вымпел» приступила к разработке экспериментального лазерного локатора ЛЭ-1. Именно тогда сформировался основной костяк ученых будущего НПО «Астрофизика».

В начале 1970-х специализированное лазерное КБ окончательно оформилось как отдельное предприятие, получило собственные производственные мощности и стендово-испытательную базу. Был создан межведомственный научно-исследовательский центр ОКБ «Радуга», укрывшийся от посторонних глаз и ушей в номерном городе Владимир-30.

В 1978 году было образовано НПО «Астрофизика», пост генерального конструктора в котором занял Николай Дмитриевич Устинов, сын министра обороны СССР Дмитрия Устинова. Трудно сказать, сказалось ли это на и без того успешных разработках НПО в области военных лазеров. Так или иначе, уже в 1982 году на вооружение Советской армии был сдан первый самоходный лазерный комплекс 1К11 «Стилет».

«Стилет» был призван вывести из строя оптико-электронные системы наведения оружия противника. Его потенциальные цели – танки, самоходные артиллерийские установки и даже низколетящие вертолеты. Обнаружив цель средствами радиолокации, «Стилет» производил ее лазерное зондирование, пытаясь обнаружить оптическое оборудование по бликующим линзам. Точно локализовав «электронный глаз», аппарат поражал его мощным лазерным импульсом, ослепляя или выжигая чувствительный элемент (фотоэлемент, светочувствительную матрицу или даже сетчатку глаза прицелившегося бойца).

Наведение боевого лазера по горизонтали осуществлялось поворотом башни, по вертикали – с помощью системы точно позиционируемых крупногабаритных зеркал. Точность прицеливания «Стилета» сомнений не вызывает. Чтобы составить представление о ней, достаточно вспомнить, что лазерный локатор ЛЭ-1, с которого начиналось НПО «Астрофизика», был способен за доли секунды навести 196 лазерных лучей в пространство цели – баллистической ракеты, летящей со скоростью 4–5 км/с.

Лазерная система 1К11 монтировалась на шасси ГМЗ (гусеничный минный заградитель) свердловского завода «Уралтрансмаш». Были изготовлены всего две машины, отличающиеся между собой: в процессе испытаний лазерная часть комплекса дорабатывалась и изменялась.

Формально СЛК «Стилет» по сей день стоит на вооружении Российской армии и, как гласит историческая брошюра НПО «Астрофизика», отвечает современным требованиям ведения оборонно-тактических операций. Но источники на «Уралтрансмаше» утверждают, что экземпляры 1К11, кроме двух опытных, на заводе не собирались. Пару десятилетий спустя обе машины были обнаружены в разукомплектованном виде, со снятой лазерной частью. Одна – на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом, вторая – на танкоремонтном заводе в Харькове.

Разработка лазерного оружия в НПО «Астрофизика» шла стахановскими темпами, и уже в 1983 году на вооружение был сдан СЛК «Сангвин». Его главное отличие от «Стилета» заключалось в том, что боевой лазер наводился на цель без использования крупногабаритных зеркал. Упрощение оптической схемы положительно сказалось на поражающей способности оружия. Но наиболее важным улучшением стала увеличенная подвижность лазера в вертикальной плоскости. «Сангвин» предназначался для поражения оптико-электронных систем воздушных целей.

Специально разработанная для комплекса система разрешения выстрела позволяла ему успешно стрелять по движущимся мишеням. На испытаниях СЛК «Сангвин» продемонстрировал способность стабильно определять и поражать оптические системы вертолета на дальностях более 10 км. На близких расстояниях (до 8 км) аппарат полностью выводил из строя прицелы противника, а на предельных дальностях ослеплял их на десятки минут.

Лазерный комплекс «Сангвина» устанавливался на шасси зенитной самоходной установки «Шилка». Помимо боевого лазера на башне монтировались маломощный зондирующий лазер и приемное устройство системы наведения, фиксирующее отражения луча зондировщика от бликующего объекта.

Через три года после «Сангвина» арсенал советской армии пополнился корабельным лазерным комплексом «Аквилон» с принципом действия, аналогичным наземным СЛК. Морское базирование имеет важное преимущество перед наземным: энергетическая система военного корабля может предоставить значительно больше электроэнергии для накачки лазера. А значит, можно повысить мощность и скорострельность орудия. Комплекс «Аквилон» предназначался для поражения оптико-электронных систем береговой охраны противника.

СЛК 1К17 «Сжатие» был сдан на вооружение в 1992 году и был намного совершеннее «Стилета». Первое отличие, которое бросается в глаза – применение многоканального лазера. Каждый из 12 оптических каналов (верхний и нижний ряд линз) имел индивидуальную систему наведения. Многоканальная схема позволяла сделать лазерную установку многодиапазонной. В качестве противодействия подобным системам противник мог защищать свою оптику светофильтрами, блокирующими излучение определенной частоты. Но против одновременного поражения лучами сразной длиной волны светофильтр бессилен.

Объективы в среднем ряду относятся к системам прицеливания. Маленькая и большая линзы справа – это зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Такая же пара линз слева – это оптические прицелы: маленький дневной и большой ночной. Ночной прицел оснащался двумя лазерными подсветчиками-дальномерами. В походном положении и оптика систем наведения, и излучатели закрывались бронированными щитками.

В СЛК «Сжатие» использовался твердотельный лазер с люминесцентными лампами накачки. Такие лазеры достаточно компактны и надежны для использования в самоходных установках. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт: в американской системе ZEUS, устанавливаемой на вездеход Humvee и призванной «поджигать» вражеские мины на расстоянии, преимущественно применялся лазер с твердым рабочим телом.

В любительских кругах ходит байка о 30-килограммовом кристалле рубина, выращенном специально для «Сжатия». На самом деле рубиновые лазеры устарели практически сразу после своего рождения. В наши дни они используются разве что для создания голограмм и сведения татуировок. Рабочим телом в 1К17 вполне мог быть алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Так называемые YAG-лазеры в импульсном режиме способны развивать внушительную мощность.

Генерация в YAG происходит с длиной волны 1064 нм. Это излучение инфракрасного диапазона, которое в сложных погодных условиях подвержено рассеиванию в меньшей степени, чем видимый свет. Благодаря большой мощности YAG-лазера на нелинейном кристалле можно получить гармоники – импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом формируется многодиапазонное излучение.

Главная проблема любого лазера – это чрезвычайно низкий КПД. Даже в самых современных и сложных газовых лазерах отношение энергии излучения к энергии накачки не превышает 20%. Лампы накачки требуют очень много электричества. Мощные генераторы и вспомогательная силовая установка заняли бóльшую часть увеличенной рубки самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С» (и без того немаленькой), на базе которой был построен СЛК «Сжатие». Генераторы заряжают батарею конденсаторов, которая, в свою очередь, дает мощный импульсный разряд на лампы. На «заправку» конденсаторов требуется время. Скорострельность СЛК «Сжатие» – это, пожалуй, один из самых загадочных его параметров и, возможно, один из главных тактических недостатков.

Тактико-технические характеристики 1К17 «Сжатие»Длина корпуса, мм 6040Ширина корпуса, мм 3584Клиренс, мм 435Тип брони гомогенная стальнаяВооружение:Пулемёты 1 x 12,7-мм НСВТДвигатель - В-84А дизельный с наддувом, макс. мощность: 618 кВт (840 л.с.)Скорость по шоссе, км/ч 60Тип подвески независимая с длинными торсионамиПреодолеваемый подъём, град. 30Преодолеваемая стенка, м 0,85Преодолеваемый ров, м 2,8Преодолеваемый брод, м 1,2

СЛК «Сжатие» выставлен  в Военно-техническом музее, недавно открывшемся в селе Ивановском Московской области. Там редкий экспонат тоже выставлен без аннотации. Говорят, списанный экземпляр в весьма удручающем состоянии передала музею некая военная часть под Коломной. О назначении аппарата тамошние вояки не рассказали: не потому что секретно, а потому что сами как-то не задумывались. Иначе бы не отдали.

Военный аппарат, которым НПО «Астрофизика» действительно может гордиться, лазерный комплекс дистанционной химической разведки КДХР-1Н «Даль», был сдан на вооружение в 1988 году.

В качестве носителя был использован бронетранспортер-амфибия МТ-ЛБу. На его башне стояли зондирующий лазер и два приемных канала, позволявшие в реальном времени наблюдать образование облаков отравляющих веществ, не входя в непосредственный контакт с ядовитыми парами. Аппаратура способна определять дальность до облака аэрозоля, его размеры и глубину, высоту над земной поверхностью и координаты эпицентра. Спектроскопия рассеяния позволяла определить тип отравляющего вещества. Кроме того, КДХР-1Н «Даль» оснащался приборами дистанционной радиационной разведки и контроля и всеми необходимыми средствами коллективной и индивидуальной защиты личного состава. Основные преимущества КДХР-1Н перед аналогичными машинами касаются условий работы экипажа. Машина оснащалась телевизионным визиром, позволявшим операторам уверенно действовать на местности. Управление химической разведкой велось с единого пульта, сопряженного с бортовой ЭВМ. Информационная система отображала состояние работоспособности всех элементов системы и ее основные неисправности. Для работы в жарком климате предусматривалась возможность установки малогабаритного кондиционера. КДХР-1Н «Даль» в настоящее время состоит на вооружении Российской армии. Информация о нем не засекречена.

КДХР-1Н «Даль»

1. Телевизионный визир2. Приемный канал сравнения3. Рабочий приемный канал4. Зондирующий лазер5. Блок питания лазера6. Блоки термостабилизации приемных устройств7. Бесконтактное вращающееся устройство8. Блок охлаждения лазера9. Система прецизионного наведения10. Информационный дисплей11. Пульт контроля и управления аппаратурой дистанционного зондирования12. Пульт управления аппаратурой сопряжения

Важнейшее преимущество лазерного оружия – стрельба прямой наводкой. Независимость от капризов ветра и элементарная схема прицеливания без баллистических поправок означает точность стрельбы, недоступную обычной артиллерии. Если верить официальной брошюре НПО «Астрофизика», утверждающей, что «Сангвин» мог поражать цели на расстоянии свыше 10 км, дальность действия «Сжатия» как минимум вдвое превышает дальность стрельбы, скажем, современного танка. А значит, если гипотетический танк приближается к 1К17 на открытой местности, то он будет выведен из строя раньше, чем откроет огонь. Звучит заманчиво.

Однако прямая наводка – это как главное преимущество, так и главный недостаток лазерного оружия. Для его работы необходима прямая видимость. Даже если воевать в пустыне, 10-километровая отметка скроется за горизонтом. Чтобы встречать гостей слепящим светом, самоходный лазер нужно выставить на горе на всеобщее обозрение. В реальных условиях такая тактика противопоказана. К тому же подавляющее большинство театров военных действий имеют хоть какой-то рельеф.

А когда те же гипотетические танки оказываются на расстоянии выстрела от СЛК, они сразу же получают преимущества в виде скорострельности. «Сжатие» может обезвредить один танк, но пока конденсаторы зарядятся вновь, второй сможет отомстить за ослепшего товарища. Кроме того, есть оружие куда более дальнобойное, чем артиллерия. К примеру, ракета Maverick с радиолокационной (неослепляемой) системой наведения запускается с расстояния 25 км, и обозревающий окрестности СЛК на горе – отличная для нее мишень.

Не стоит забывать, что пыль, туман, атмосферные осадки, дымовые завесы если не сводят на нет действие инфракрасного лазера, то как минимум значительно уменьшают дальность его действия. Так что самоходный лазерный комплекс имеет, мягко говоря, весьма узкую область тактического применения.

Зачем появились на свет СЛК «Сжатие» и его предшественники? На сей счет существует немало мнений. Возможно, эти аппараты рассматривались как испытательные стенды для отработки будущих военных и военно-космических технологий. Возможно, военное руководство страны было готово вкладывать средства в технологии, эффективность которых в тот момент представлялась сомнительной, в надеже опытным путем нащупать супероружие будущего. А может быть, три загадочные машины на букву «С» родились потому, что генеральным конструктором был Устинов. Точнее, сын Устинова.

Существует версия, что СЛК «Сжатие» – это оружие психологического действия. Одна лишь вероятность присутствия такой машины на поле боя заставляет наводчиков, наблюдателей, снайперов с опаской относиться к оптике под страхом лишиться зрения. Вопреки распространенному мнению, «Сжатие» не попадает под действие Протокола ООН, запрещающего применение ослепляющего оружия, так как предназначено для поражения оптико-электронных систем, а не личного состава. Использование оружия, для которого ослепление людей является возможным побочным эффектом, не запрещено.

Эта версия отчасти объясняет тот факт, что новости о создании в СССР строжайше засекреченного оружия, в том числе «Стилета» и «Сжатия», оперативно появлялись в свободной американской прессе, в частности в журнале Aviation Week & Space Technology.

источникАвтор: Сергей Апресов, Алексей Хлопотовhttp://www.popmech.ru/article/8352-vyizhigatel/

masterok.livejournal.com

"Стилет" и "Сжатие" - лазерные самоходки, которые "дадут прикурить"

Страсть к выжиганию у рядового гражданина СССР, как правило, ограничивалась паяльником и парой дощечек. Но у советских военных это увлечение вылилось в ряд фантастических машин, которые "дадут прикурить" где угодно и кому угодно. Мы расскажем об удивительных самоходных лазерных комплексах, созданных совместными усилиями московских и уральских ученых. 

1К11 "Стилет" В середине 60-х годов прошлого века умами конструкторов страны Советов овладела новая идея - боевые лазеры, а именно мобильные комплексы, которые могли бы одновременно быть использованы для прицеливания баллистических ракет, так и для ослепления электронных "глаз" вражеской техники.

Над разработкой таких технологий ломали головы сразу несколько конструкторских бюро, но конкурс выиграло московское научно-производственное объединение "Астрофизика". За установку шасси и бортового комплекса отвечал Уральский завод транспортного машиностроения, на котором тогда работал один из отцов-основателей самоходной артиллерии страны Юрий Томашов. Выбор "Уралтрансмаша" был не случаен, к тому времени этот уральский завод был уже признанным авторитетом в выпуске самоходной артиллерии. 

- Генеральным конструктором этой системы был сын министра обороны СССР Николай Дмитриевич Устинов. Машина предназначалась для разрушения, но не всего, что попадет в прицел: лазерный луч подавляет оптико-электронные системы боевой техники неприятеля. Представьте стекло, которое изнутри расходится мелкими трещинами: ничего не видно, невозможно прицелиться. Оружие становится "слепым" и превращается в груду металла. Понятно, что здесь необходим очень точный механизм прицеливания, который бы не сбивался при движении машины. Задача нашего КБ состояла в том, чтобы создать броневой носитель, способный нести лазерную установку бережно, как стеклянный шар. И мы сумели это сделать, - рассказал в интервью "РГ" Юрий Томашов.

Опытные образцы "Стилета" появились в 1982 году. Спектр его применения в бою был даже шире, чем изначально предполагалось. Ни одна из существующих на тот момент оптико-электронных систем наведения не выдерживала его "взгляда". В бою это выглядело бы примерно так: вертолет, танк или любая другая военная техника пытается прицелиться, а в этот момент "Стилет" уже посылает ослепляющий луч, который выжигает светочувствительные элементы наведения орудия врага.

Полигонные исследования также показали, что и сетчатка человеческого глаза буквально выгорает от попадания "снаряда" новейшей лазерной самоходки. Но что там медленные вражеские танки или самолеты: "Стилет" способен вывести из строя даже баллистические ракеты, которые летят со скоростью в 5-6 километров в секунду. Прицеливание и наведение "лазерного танка" ведется либо поворотом башни по горизонтали, либо с помощью специальных крупногабаритных зеркал, положение которых можно менять.

Всего было построено два прототипа. В массовое производство их не пустили, но их судьба не так печальна, как могла бы быть. Несмотря на эксклюзивность "серии", оба комплекса все еще числятся на вооружении российской армии, а их боевые характеристики и сейчас бы заставили восхититься и ужаснуться любого возможного противника.

СЛК 1К17 "Сжатие" Своим появлением на свет "Сжатие" также обязано НПО "Астрофизика" и "Уралтрансмашу". Как и раньше, москвичи были ответственны за техническую составляющую и "умную начинку" комплекса, а свердловчане - за его ходовые качества и грамотный монтаж конструкций.

Первая и единственная машина была выпущена в 1990 году и внешне напоминала "Стилет", но только внешне. За те 10 лет, которые прошли между выпуском этих двух машин, объединение "Астрофизика" превзошло само себя и полностью модернизировало лазерную систему. Теперь она состояла из 12 оптических каналов, каждый из которых имел индивидуальную и независимую систему наведения. Сделано это нововведение было для уменьшения шансов противника защитить себя от лазерной атаки с помощью светофильтров. Да, если бы излучение в "Сжатии" происходило из одного или двух каналов, то условный пилот вертолета и его машина могли бы спастись от "слепоты", но 12 лазерных лучей разной длины волны сводили их шансы к нулю. 

Существует красивая легенда, согласно которой специально для этой машины был выращен синтетический кристалл рубина массой 30 килограмм. Этот рубин, покрытый сверху тонким слоем серебра, играл роль зеркала для лазера. Экспертам это кажется маловероятным - даже на момент появления единственной лазерной машины этот рубиновый лазер был бы уже морально устаревшим. Скорее всего, в самоходном комплексе "Сжатие" использовался алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Эта технология называется YAG и лазеры на ее базе значительно мощнее.

Помимо своей главной задачи - выведения из строя электронной оптики вражеских машин - "Сжатие" могло использоваться для прицельного наведения союзных машин в условиях плохой видимости и сложных климатических условиях. Например, во время тумана установка может найти цель и обозначить ее для других машин. 

КДХР-1Н "Даль", СЛК 1К11 «Стилет», СЛК «Сангвин» 

Единственная выпущенная машина находится в музее техники села Ивановское в Подмосковье. Увы, массового выпуска этих двух лазерных самоходок никогда не было: распад СССР и недальновидность военного руководства тех лет, а затем абсолютное безденежье зарубили эти гениальные технические проекты на корню.

- Испытания прошли сразу два варианта: "Стилет" и более мощный "Сжатие". За эту работу группа удостоилась Ленинской премии. Лазерную самоходку приняли на вооружение, но, к сожалению, в серию она так и не поступила. В девяностые годы комплекс посчитали слишком дорогостоящим, - вспоминает Юрий Томашов.

interpolit.ru

В России возрождён проект лазерного комплекса «Сжатие» » Военное обозрение

Объединение «Астрофизика» (входит в холдинг «Швабе») разрабатывает малогабаритный мобильный лазерный комплекс (МЛК), способный на расстоянии нескольких десятков километров ослеплять оптику самолетов и вертолетов, головки самонаведения ракет, а также оптико-электронные системы танков, бронемашин и противотанковых ракетных комплексов, сообщают Известия. Лазерный комплекс 1к17 «Сжатие»

В изделии имеется несколько объединенных в один блок лазерных излучателей, поэтому МЛК может одновременно глушить большое количество целей либо сконцентрировать все лучи лазера на одном объекте.

«В настоящее время комплекс находится в высокой степени готовности. Правда, точные сроки окончания работ и характеристики машины я назвать не могу», – сказал газете один из осведомленных источников.

«МЛК – это развитие систем 1К11 "Стилет" и 1К17 "Сжатие". Последняя была разработана и принята на вооружение в начале 1990-х годов. Но из-за высокой стоимости система "Сжатие" не стала массовой серийной машиной», – рассказали собеседники.

По их словам, одна машина 1К17 могла защитить от самолетов, вертолетов и высокоточного оружия несколько танковых или мотострелковых рот. К настоящему времени сохранился единственный экземпляр комплекса «Сжатие», который находится в Военно-техническом музее в подмосковном селе Ивановское.

Военный историк Алексей Хлопотов:

До недавнего времени считалось, что всего было выпущено два "Сжатия". Но, по последним данным, таких машин было выпущено более десятка. И часть из них поступила в войска. Единственный недостаток 1К17 – это большие габариты и меньшая подвижность по сравнению с танками и боевыми машинами, которые "Сжатие" должно было прикрывать. В отличие от своего прародителя МЛК – это более компактное изделие. Благодаря этому комплекс, установленный на шасси танка, БМП или БТР, отличается высокой подвижностью. Поэтому, действуя в боевом порядке мотострелковых или танковых подразделений, мобильный лазерный комплекс сможет непрерывно защищать технику от летательных аппаратов и высокоточного оружия противника.

По его словам, «мобильные лазерные комплексы – это современное, перспективное и очень технологичное направление развития систем вооружения». Но они не являются летальным оружием.

Он (комплекс) никого не убивает, ничего физически не разрушает. Хотя очень эффективно "глушит" оптико-электронные станции наблюдения, прицелы и головки самонаведения крылатых ракет и высокоточных боеприпасов,

пояснил Хлопотов.

topwar.ru

САМОХОДНЫЙ ЛАЗЕРНЫЙ КОМПЛЕКС 1К17 «СЖАТИЕ» (фотодетализация) « « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»

 

В мире не проходит и секунды, чтобы радио, ТВ или телеграфные агентства не произнесли слово «спецназ». Чтобы не рассказали о спецмероприятии, которое провело какое-либо спецподразделение в связи с очередным террористическим актом.

Терроризм становится глобальным. Такова печальная реальность. О ней говорят простые люди. Об этом говорят руководители государств. Говорит Президент России. Эскалация терроризма, захлестнувшая когда-то Ближний Восток, распространилась по всему миру. На земле не осталось, похоже, места, где бы террористы не угрожали безвинным жертвам: ни на улицах, ни в метро. Ни в театрах, ни в самолетах.

Ни при солнце — днем. Ни при луне — ночью.

 

Поверхностные, пустые люди считают, что это — преувеличение. Паникерство. Для тех, кто потерял в терактах родных и близких — а таких на земле уже сотни тысяч, — трагедия.

Проницательные умы, как и глупцы с их гипертрофированной душевной прозорливостью, и вовсе считают, что человечеству предстоит пройти через еще одну ужасную болезнь. Болезнь, не равную чуме, но столь же губительную. У любой войны — даже мировой — есть какие-никакие правила. У терроризма правил нет.

Терроризм — особый вид чумы.

Что можно противопоставить террористической неожиданности? Его безусловной силе?

Только постоянную готовность встретить эту неожиданность. Только соответствующую силу. А еще лучше — превосходящую. И не слепую, а умную.

Прошлое оставило нам немало добротных заготовок. Прежде всего, это многопрофильные подразделения специального назначения — спецназы. Это огромный опыт победных и провальных антитеррористических операций. Побеждали и несли потери спецназы Германии и Израиля, Америки и СССР, Франции и Англии.

Было все. Но не было главного — единого фронта борьбы с терроризмом. Но ведь не было его и у террористов. Спецназы сражались с отдельными головорезами. С их национальными бандами.

Объяснять это излишне: трещали морозы «холодной войны». Единение разнополюсных антитеррористических сил было невозможно.

Но вот мир явил собой новый ландшафт. Льды, в сущности, растаяли. «Террористы всех стран объединились». Антитеррористические силы с натугой, но осознали: время единого фронта борьбы с мировым злом пробило.

В каких странах сегодня реально, а не формально существуют дееспособные спецназы? Как они подготовлены? Чем вооружены? Что ожидает террористов при их столкновении с подразделениями спецназа лоб в лоб?

В самой доступной форме ответ на последний вопрос был получен при недавнем штурме московского театрального центра на Дубровке «Альфой» и «Вымпелом». Это в России.

Но ведь масштабы проблемы требуют ответа и на другие вопросы. Попробуем их дать.

Сегодня антитеррористические подразделения созданы и акселеративно развиваются более чем в 50 государствах мира. Включая, разумеется, и Россию. Западные СМИ постоянно пишут о своих спецназах. Люди знают о технической и боевой оснащенности борцов с террором, об их подготовке. Даже некогда самое маниакально засекреченное антитеррористическое подразделение Англии «SAS» занялось собственным паблисити. Недавно в английском секторе Интернета был создан сайт «SAS» с игрой, в которой воссоздаются вполне реальные ситуации, в которые попадали офицеры этой спецслужбы. Все, казалось бы, открыто. Все прозрачно. А что закрыто? Что недоступно любознательному уму потенциального террориста? Недоступно главное: приемы и методы действий спецназа. Специфика каждой операции. Ее боевая или психологическая «изюминка». Что, безусловно, разумно.

На западном, а, в сущности, и на мировом фоне не совсем логичным представляются некоторые изменения и дополнения, которые столь стремительно вносятся в российский Закон о СМИ. Хотя, например, запрет прямых радио- и телетрансляций с мест освобождения заложников и других антитеррористических операций, несомненно, назрел. Жаль только, что путь к нему был столь долог: понадобились абсолютно недопустимые действия квадратоголовых «умельцев» с телекамерами при штурме «Норд-Оста», чтобы законодатели, наконец, встрепенулись.

Но без оговорки здесь, видимо, не обойтись. Прецедент был создан все же не россиянами. А немцами. В 1976 году, во время мюнхенской (олимпийской) трагедии. Один из немецких тележурналистов установил в доме напротив здания со спортсменами-заложниками телекамеру. И за всеми действиями спецназовцев, готовившихся к освобождению заложников, с неослабевающим вниманием наблюдали в прямом эфире не только миллионы зрителей, но и сами террористы. Чем это закончилось известно: реками крови.

Это был один из самых удручающих уроков электронной журналистики.

Но не для нас.

Уроки забываются не только школьниками. Взрослыми — тоже. Хотя для того, чтобы понимать, что твоя телекамера невольно помогает террористам, захватившим в «Норд-Осте» около тысячи человек, вполне достаточно и одной извилины, две — слишком много.

Прежде чем перейти к отечественным «Альфе» и «Вымпелу», ознакомим читателя с мировым арсеналом антитеррористических подразделений.

 

 

КТО ПОДЖИДАЕТ ТЕРРОРИСТОВ

 

Ни один спецназ не рождается в церковном приходе, ни в среде художников или хлеборобов. «Родильные дома» любого спецназа — это вооруженные силы государства — ВС. Их лучшие соединения, например, ВДВ.

Ни один спецназ не рождается также и без серьезного повода.

Террор — повод более чем серьезный. Пример: один из лучших спецназов Европы — австрийская «Кобра» был создан в связи с целой серией террористических актов: нападением на участников венского совещания ОПЕК, попыткой захвата в заложники высокого визитера: премьер-министра Швеции, кровавого инцидента в здании легендарной венской оперы.

Несколько раньше австрийской «Кобры» специализированные подразделения по борьбе с террором появились во Франции. Страну допекли теракты выходцев из Алжира и других ее африканских колоний.

Спецподразделений во Франции больше, чем в других странах Европы. Французы готовили разнопрофильные группы, деятельность которых, по сути, не пересекалась. Вполне разумно предположить, что французы были первыми, кто стал откликаться на просьбы о помощи других стран. Например, Саудовской Аравии в дни известной драмы — захвата террористами заложников в мусульманской святыне Мекки — Кааба. Неспособность местных правительственных сил освободить мечеть штурмом вынудила короля Халеда обратиться к Франции.

Помощь была оказана.

На счету французских спецназовцев — более 100 успешных антитеррористических операций. В их числе — блестящее, бескровное освобождение в Марселе заложников из захваченного террористами самолета (1994 г.), другие, в высшей степени профессиональные действия. Это дается непросто.

Западные СМИ сообщают, что, например, на тренировку в меткости стрельбы каждому французскому спецназовцу отпускается 400000 патронов в год, боец должен уметь совершать марш-бросок на 8 км с грузом II кг за 45 минут, подняться по канату на высоту 7 метров без помощи ног за 9 секунд, проплыть 50 метров кролем за 33 секунды и под водой, без дыхательных аппаратов, — 50 метров, пройти по бревну с завязанными глазами, сразиться с бойцовой собакой и т.д., и т.п.

Я хотел бы видеть террориста, который добровольно, без приказа Аллаха, пожелал бы встретиться с подобным «оппонентом».

 

* * *

 

Первой и самой известной в мире операцией 70-х годов немецкого спецназа была, как известно, провальная операция в дни Олимпиады-76. Затем, однако, немецкие спецназовцы смогли сорганизоваться, создать мощное и мобильное подразделение. Сегодня их профессионализму, их техническому и боевому оснащению могут позавидовать многие коллеги из других стран. У немцев самое современное оружие, вертолеты, бронированные катера и т.д. Спецназ ФРГ имеет своих боевых пловцов, своих суперсвязистов, авторемонтников, аквалангистов. Любопытно, кстати, что технические средства, которыми оснащен, может быть, самый «негромкий» спецназ Европы — испанский, также почти не уступают немецкому. По данным некоторых газет, испанцы имеют самые совершенные приборы ночного видения, микрофоны направленного действия, позволяющие прослушивать разговоры на расстоянии до километра. Или, например, уникальное устройство (Интернет уже, правда, давно не называет это устройство уникальным), которое позволяет через глухую стену определить количество находящихся за стеной террористов, даже если кто-то из них отдыхает и в данный момент неподвижен.

 

* * *

 

…»Кто рискует, тот побеждает» — девиз основной антитеррористической силы Великобритании — «SAS» (О собственном сайте «SAS» в Интернете я уже упоминал в начале статьи. — Г.Б.). При этом страна, как и континентальная Франция, имеет несколько специализированных подразделений. Самая громкая операция «SAS» — освобождение заложников в иранском посольстве в Лондоне.

Знатоки утверждают: по уровню подготовки спецназ «SAS» сравним только с израильскими контртеррористическими силами. Но превосходит их по качеству вооружения.

 

* * *

 

…Несмотря на отставание в вооружении, израильский спецназ, надо отдать ему должное, воспринимается сегодня все же как некий образец. Тому есть много подтверждений. Оглушительный резонанс получила в свое время одна из самых дерзких его операций — «Удар грома» — спасение 103 заложников в Энтебе. Об этой операции написаны сотни статей, репортажей, отчетов, книг.

Тем не менее, как и немецкий спецназ, израильские спецподразделения также возмужали и окрепли лишь после нескольких поистине трагических провалов. Первый — в 1974 году, когда арабские террористы захватили школу в Маалоте. Бойцы подразделений (проходившие тогда лишь обычную армейскую подготовку) убили двух террористов, но заодно и 22 школьника, ранив еще 100.

В 1977 году уже другое подразделение справилось с задачей не лучше: операция по освобождению заложников из автобуса близ Тель-Авива закончилась смертью 33 из них. Более 70 человек получили тяжелые ранения.

Несомненно, подобные неудачи, как и нарастание числа самих терактов, сподвигли израильское руководство на создание подлинно профессиональных спецподразделений. Что и принесло свои плоды.

 

* * *

 

…Любимец экс-президента США Рональда Рейгана американский антитеррористический отряд «Дельта» буквально повторил историю позора и славы израильтян. Ослепительной славы в дни битвы в Заливе. Позора — в Иране (1980 г.). Тогда, как помнит не только старшее, но и среднее поколение, во время попытки освободить американских заложников спецназовцы случайно подожгли чуть ли не весь спасательный арсенал: вертолет, горючее, автобус и т.д. В довершение ко всему на район операции обрушилась сильнейшая песчаная буря. Все это и привело к полному краху американцев.

Сегодня «Дельта» — наиболее мощная антитеррористическая «боеголовка» в мире. По данным американской печати, даже минимальное перечисление требований к ее бойцам весьма впечатляет. Требуется, например, 37 скоростных гимнастических упражнений, плавание в обмундировании, спуск с платформы по канату с последующим падением в воду с высоты 7 метров, проход по балке на высоте 20 метров и многое другое, совершенно непосильное для обычного человека.

 

* * *

 

Ну а разве англичанину легче? Он, например, обязан в процессе тренировки уметь мгновенно поразить выстрелами из пистолета манекены в захваченном помещении так, чтобы в каждую мишень влепить по 2 пули в область груди с расстояния не менее 18 метров.

От испанского бойца спецназа требуется умение попасть в 25-пенсовую монету (аналог российской монеты достоинством в 1 коп. — Г.Б.) с расстояния 150 метров. Время на вскид, на прицел — 0,7 секунды.

Более всего, однако, впечатляет не физическая, а психологическая подготовка бойцов спецназа.

Приведу лишь один пример: требования, с которыми подходит специальная комиссия к отбору в спецподразделения новичков, «абитуриентов» в Австрии.

Комиссией определяется «общий уровень интеллекта кандидата, точность мышления, темп мышления, логика, способность мыслить абстрактно, культура речи (!), сила воли, отношение к работе, активность и соразмерность в рабочих ситуациях… Основанием для негативной оценки комиссии служат, прежде всего, личные качества кандидата: неуверенность в себе, внутреннее волнение, напряженность, излишняя подозрительность, неумение расположить к себе собеседника, негативное восприятие мира…

Да.

Зная это лучше меня, заместитель начальника ЦОС ФСБ полковник Сергей Игнатченко, сказал мне, размышляя о достоинствах спецназовцев: «Выгодное отличие наших спецназовцев от их западных коллег заключается в том, что наши бойцы — это не герои-одиночки, а крепко спаянная команда единомышленников».

 

 

ОДНАЖДЫ В РОССИИ

 

Действия «Альфы» и «Вымпела» при освобождении заложников в «Норд-Осте», без преувеличения, ошеломили весь мир. Но это не главное — чем ошеломить мир, у Бога найдется всегда. Дело в другом: в том, что безукоризненно четкие, смелые, самоотверженные действия российских спецназовцев ободрили, всколыхнули миллионы приунывших российских душ. В этом, помимо спасения беззащитных людей, и состоял их гражданский и профессиональный подвиг.

Группа «А» («Альфа») была создана около 30 лет назад. Как и водится в подобных случаях, ее советская сверхзасекреченность очень быстро привела к тому, что о создании, существовании и могуществе «Альфы» узнала все страна.

Недолго пребывало в безвестности и другое ударное подразделение — «В» («Вымпел»).

Все, что происходило в последнее десятилетие с КГБ, с разведкой, специальными группами, структурами, подразделениями, агентурой, хорошо известно.

В то время как спецназ США, Франции, Израиля, Германии, Испании и других государств мира, перевооружаясь, осваивал новые методы борьбы с терроризмом, российские спецназовцы — цвет силового потенциала страны — превращались в искателей работы, а их «А» и «В» — в памятные знаки былого могущества.

Слияние, переподчинение, разъединение, сокращение спецслужб не могло не коснуться — причем наихудшим образом — элитных, специфических структур спецназа.

Каждая профессия, если ей отдается сердце, укрепляет человека, подчеркивает его личное, человеческое достоинство, усиливает природный ресурс — жизнелюбие. Отними такую профессию, лиши человека магнетизма его любимого дела — и он останется один на один не только с самим собой, но и с общей никчемностью жизни. Это — трагедия силы в пустоте.

Перевод человека в другую сферу — пусть и близкую к прежней — не спасение. Профанация. Однако именно так, например, и произошло в окаянные девяностые с «Вымпелом». «Вымпел» переименовали в плюгавую кличку «Вега» и передали в ведение милиции. Узнав об этом, практически весь состав элитного подразделения ушел в бестолковую российскую толкучку: каждый устраивался, как мог.

Из «Альфы» также ушла за ненадобностью, невостребованностью большая часть чемпионов своего опасного и благородного дела.

Куда?

Россия большая. И Москва не маленькая.

Разговаривая об этом с бывшим спецназовцем в чине генерала, я думал о том, что это все равно что высококлассного летчика-аса из знаменитых «Русских витязей», рисующих в небе на «МиГах» чуть ли не знаки Зодиака, взять и пересадить на фанерный самолет братьев Райт.

Вот почему так желанна, так жгуче необходима была победа восставших из пепла, подобно птице Феникс, «Альфы» и «Вымпела» (можно лишь догадываться, каких усилий, какой самоотверженности, умения и воли это потребовало). Вот почему не кажутся высокопарными слова спецназовцев о том, что террористы не смогли и никогда не смогут поставить Россию на колени.

Сегодня «Альфа» и «Вымпел» снова вместе. Снова в ФСБ. В составе Центра специального назначения. Их функции несколько разнятся. Но при особых обстоятельствах — действия совместны. Синхронны: единая ответственность, единая стратегия, единая цель. Ибо спецназ — это элемент целой системы.

Как и должно быть.

Иначе пропьем и заболтаем и эту победу.

 

 

* * *

 

Теперь о том, что требует особых действий и особых усилий. А именно: создание (пока хотя бы в гипотетическом плане) международных антитеррористических подразделений. С единым центром управления, единой информационно-аналитической службой, боевыми средствами и т.д. Ведь даже самые сильные, но разобщенные спецназы, о которых здесь рассказано, — не сильнее международного, коварно сплетенного союза террористов. Время, обстановка требуют создания антитеррористической коалиции. Но, конечно, при безусловном сохранении национальных приоритетов, национальных спецназов, с сохранением и приумножением тех или иных секретов, методик, которые учитывают национальную специфику: и в подготовке, и в структуре, и даже в униформе.

Положительный опыт объединений есть: силы быстрого реагирования НАТО.

Отрицательный тоже — и внутри государств и в мировом масштабе. Вот лишь одно из признаний директора ФБР: «…самым главным недостатком, сказывающимся на мобилизационной готовности к действиям в кризисной обстановке, является отсутствие системы централизованного сбора разведывательной информации о терроризме. Разведывательная информация — это первая линия обороны по противодействию террористическим группам».

…Что ж, колокол Джона Дона звонит уже не по каждому из нас в отдельности. Звонит по всем вместе.

 

 

P.S. Известно, с каким пиететом западные СМИ пишут о своих спецназовцах. Известно и другое: с каким небрежением и неряшливостью некоторые российские СМИ подают своих. На столе — одна из самых популярных газет страны. Читаю запоздалое интервью офицеров «Альфы» и «Вымпела» после штурма «Норд-Оста». Цитата из «ответов» безымянных офицеров «Альфы»: «…израильские и американские спецназовцы против нас щенки», «пошли они все на… провокаторы», «победу у нас никому не отнять…», «но эти сучки ждали приказа Бараева, а тот в это время жрал спиртное»… и т.д., и т.п. Я только что расстался с офицерами «Альфы» и «Вымпела». С руководителем группы «Альфа», заместителем начальника Центра специального назначения ФСБ Валентином Григорьевичем. Ни разу, ни в один из моментов нашего долгого разговора я не услышал от офицеров ни единого слова, похожего на те, которые газета приписала им, вываляв в грязи бахвальства, пошлости, тупой, бездушной агрессивности. Я слушал интеллигентных, спокойных, рассудительных и светлых людей с прекрасным русским языком, с чувством собственного достоинства и сострадания, а не тупой агрессивностью робота. «Мы радовались своей победе, — сказал один из них, прощаясь. — Но лишь до тех пор, пока не узнали о числе погибших. Тогда я, например, почувствовал, каким тяжелым может быть сердце. Да и каждый из нас почувствовал. Не только я».

Что же нужно сделать в России, чтобы защитить сильного хотя бы от пошлости?

Что?

Не знаю

 

otvaga2004.ru