Тот самый лейтенант Шмидт и его сын. Сын лейтенанта шмидта


Тот самый лейтенант Шмидт и его сын

Тот самый лейтенант Шмидт и его сынСловосочетание «сын лейтенанта Шмидта» хорошо известно нам по роману Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Однако, как правило, мы забываем, что лейтенант Шмидт существовал на самом деле. А уж о том, что у него был настоящий, не фальшивый сын, и вовсе мало кто знает. Впрочем, советские граждане 1920-х тоже знали далеко не подлинную историю лейтенанта Шмидта. И именно поэтому так много было мошенников — его «сыновей». Кем же был легендарный лейтенант и куда делся его сын?

Имя Петра Петровича Шмидта было известно всей России. Недаром в мае 1917 года его останки торжественно перезахоронили в Севастополе и Александр Керенский, который тогда занимал должность военного и морского министра, даже возложил на его могилу Георгиевский крест. На могилу человека, не участвовавшего ни в одном сражении...

Удивительно, но советская власть, превозносившая Шмидта как героя, одновременно не запрещала над ним подсмеиваться, как это делали Ильф и Петров в «Золотом теленке». «Бескровная» Февральская революция ознаменовалась массовым убийством офицеров, в том числе — морских. Озверевшие матросы убили 120 адмиралов и офицеров. Потребовалось доказать матросам, что не все морские офицеры — крепостники и реакционеры, были среди них и «положительные». И на эту роль был «назначен» Шмидт.

Он родился в 1867 году в семье потомственных моряков. Его отец — герой обороны Севастополя в Крымскую войну, дослужившийся до контрадмирала. Будущий революционер рано потерял мать, а мачеху ненавидел, что сказалось на психике. Петр Шмидт пошел по стопам предков, стал морским офицером.

Молодой человек отличался большими способностями в учебе, отлично пел, музицировал и рисовал. Но все отмечали его повышенную нервозность и возбудимость. Уже во время учебы у него не складывались отношения с товарищами, а периоды эйфории сменялись депрессиями.

Его восприятие действительности было, мягко говоря, странным. Например, иногда он искренне считал себя самым ценным офицером флота. Но, пожалуй, самым ярким моментом этого периода биографии Шмидта была его женитьба. Он женится на уличной проститутке Доминике Павловой с целью ее духовного перевоспитания. В этом нет ничего удивительного: Петр был начитанным юношей, а в русской литературе проститутка — это страдательный, положительный и даже романтический образ. Однако в офицерской среде этих взглядов не разделяли. От греха подальше Шмидт подает в отставку и... оказывается в лечебнице для нервных и душевнобольных.

По некоторым данным, в этот период, неожиданно получив наследство после смерти тетушки, Шмидт с женой и маленьким сыном уезжает в Париж и поступает в школу воздухоплавания Эжена Годара. Под именем Леона Аэра он пытается освоить полеты на воздушном шаре. Но избранное предприятие не сулило успеха, семья бедствовала, и в начале 1892 года они переехали в Польшу, затем в Лифляндию, Петербург, Киев, где полеты Леона Аэра также не дали желаемых сборов. В России в одном из показательных полетов отставной лейтенант потерпел аварию, и в результате весь остаток жизни он страдал от болезни почек, вызванной жестким ударом корзины аэростата о землю. Дальнейшие полеты пришлось прекратить, Шмидты задолжали за гостиницу. Шар вместе с оборудованием для обеспечения полетов пришлось продать.

Отец Шмидта, не в силах перенести все эти события, умер. Но у него остался дядя — полный адмирал и член Адмиралтейств-совета. Дядя становится покровителем своего непутевого племянника.

Безденежье заставляет Петра Шмидта вновь проситься во флот. Благодаря протекции дяди, его отправляют на канонерскую лодку «Бобр» на Дальнем Востоке. Семья поехала за ним, но Петру Петровичу от этого было только хуже. Жена его в грош не ставила и открыто ему изменяла. Вскоре он опять попадает в лечебницу — после скандала с хозяином гостиницы в Нагасаки.

Дядя добивается для Шмидта отставки, но с правом служить в коммерческом флоте. Он становится капитаном парохода «Диана», который возит грузы по Черному морю. На время все успокаивается, но начинается Русско-японская война.

Вернувшегося на военную службу Шмидта, которому тогда было уже под сорок, произвели в чин лейтенанта и отправили на Балтику. Его назначают старшим офицером угольного транспорта «Иртыш». Это дается Шмидту нелегко: из капитанов он переходит в подчиненное положение. Да и должность ему не подходит: в обязанности старшего офицера входит поддержание строгой дисциплины, а лейтенант держится с матросами на равных, может с ними и покурить, и почитать им книжки, а они зовут его «Петро».

В сентябре 1904 года в Либаве, где готовился к походу «Иртыш», Шмидт устроил драку на балу, организованном обществом Красного Креста. Старший офицер Муравьёв, танцевавший с баронессой Крюденер, сидел и разговаривал со своей дамой. Шмидт, бывший на другом конце зала, подошёл вплотную к Муравьёву и, не говоря ни слова, закатил ему пощёчину. Баронесса Крюденер вскрикнула и упала в обморок, а лейтенанты сцепились в мёртвой схватке и, нанося друг другу удары, свалились на пол, продолжая драться. Когда их вывели в прихожую, большие окна хрустального стекла которой выходили на проспект, Шмидт схватил тяжёлый жёлтый стул и запустил им в стёкла. По предположению начальника штаба Либавской крепости Рерберга, описавшего этот инцидент в своих воспоминаниях, Шмидт устроил скандал специально, чтобы его выгнали со службы.

Кончилось всё тем, что на стоянке в Порт-Саиде, у входа в Суэцкий канал, капитан списывает лейтенанта Шмидта «по болезни» и отправляет в Россию. Это спасло его от гибели в Цусимском сражении.

Шмидт оказывается опять на Черном море, где вовсю идут революционные брожения. В октябре 1905 года толпа народа, возбужденная царским Манифестом о свободах, пытается освободить из тюрьмы заключенных. В толпу стреляют. Есть жертвы. На похоронах погибших демонстрантов лейтенант Шмидт произносит речь, полную революционной романтики. Его арестовывают, однако вскоре отпускают.

Шмидт превращается в известного революционера. И поэтому матросы с крейсера «Очаков», которые взбунтовались и прогнали офицеров, обращаются к нему за советом, что делать дальше.

И тогда Шмидт отправляется на «Очаков» и провозглашает себя командующим Черноморским флотом, дав сигнал: «Командую флотом. Шмидт». В тот же день он отправил телеграмму Николаю II:

«Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от Вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и не повинуется более Вашим министрам. Командующий флотом П. Шмидт». Шмидт берет в заложники офицеров с нескольких кораблей и грозится их расстрелять, если по крейсеру будет совершен хоть один выстрел.

К восставшему «Очакову» присоединяется миноносец «Свирепый». По приказу самопровозглашенного командующего флотом миноносец попытался захватить и подвести к борту «Очакова» минный транспорт «Буг», на котором находилось 300 мин. Так Шмидт хочет шантажировать власти: если стрелять по «Очакову», то последует такой взрыв, что пол-Севастополя разнесет.

Однако черноморская эскадра не пошла за лейтенантом. Миноносец «Свирепый» был обстрелян, и захват «Буга» не удался. На следующий день эскадра открыла огонь по «Очакову». Мятеж был подавлен.

Раньше историки уверяли, что Шмидт последним покинул капитанский мостик. Теперь доказывают, что первым. Так или иначе, он был захвачен, осужден и расстрелян. Жена и сестра пытались спасти его, убеждая судей в его невменяемости. Однако сам лейтенант упорно отрицал душевную болезнь и уверял, что абсолютно здоров. Жизнь Петра Шмидта закончилась, началась легенда.

А что же сын лейтенанта Шмидта? Он, представьте себе, находился рядом с отцом, на «Очакове». Евгению Петровичу было тогда 16 лет, он учился в реальном училище. Его судьба, пожалуй, не менее поучительна, чем судьба отца.

Отец и сын

В 1905 году Евгений Шмидт был всецело захвачен революционными идеями. Он сам добрался до «Очакова», как только узнал о начавшемся восстании. Когда крейсер начал тонуть, бросился в море. 40 дней находился под арестом, но суда избежал.

Между тем революционные события в стране продолжали кипеть, и очень скоро после казни лейтенанта на митингах различных партий стали появляться молодые люди, которые, назвавшись «сыном лейтенанта Шмидта», от имени погибшего за свободу отца призывали мстить, бороться с царским режимом или оказывать посильную помощь революционерам, жертвуя устроителям митинга кто сколько может.

Под «сына лейтенанта» революционеры делали хорошие сборы, но так как партий было много и каждый хотел «воспользоваться случаем», то «сыновей» развелось совершенно неприличное количество. Мало того: откуда-то возникли даже «дочери Шмидта»!

Дальше — больше: появились «сыновья», не имевшие к партиям никакого отношения, а работающие «на себя». Газеты, что ни день, писали о поимке очередного «молодого человека, называвшего себя сыном лейтенанта Шмидта», и эта газетная формула буквально навязла в зубах у обывателя. Около года «дети лейтенанта» вполне процветали, а потом, когда со спадом революционных настроений кончились митинги и сходки, на которых можно было обходить с шапкой публику, распаленную до безумия речами ораторов, они куда-то исчезли, сменив, видимо, репертуар.

Евгений Шмидт

Тем временем юнкер Петроградской школы подготовки прапорщиков инженерных войск Евгений Шмидт Февральскую революцию также принял с воодушевлением. Он просит у Временного правительства разрешения именоваться не просто Шмидтом, а Шмидтом-Очаковским. Временное правительство разрешает. Это было в мае. А уже в ноябре 1917 года, после октябрьского переворота, Шмидт-Очаковский вопрошает в бессильной ярости: «За что ты погиб, отец! Ужели для того, чтобы сын твой увидел, как рушатся устои тысячелетнего государства, как великая нация сходит с ума, как с каждым днем, как с каждой минутой все более втаптываются в грязь те идеи, ради которых ты пошел на Голгофу?» Евгений Шмидт служил в белой армии, покинул Крым вместе с последними частями врангелевской армии. В 1921 году, после эвакуации в Галлиполи, в составе первой сотни галлиполийцев отправился для завершения высшего образования в Прагу, где окончил Высшую техническую школу. Состоял в Общества галлиполийцев в Праге, в Обществе русских, окончивших вузы в Чехословакии.

Советское правительство не раз предлагало сыну прославленного революционера вернуться, но он неизменно отвечал отказом.

Евгений Шмидт умер в 1951 году в Париже в бедности. В эмиграции он написал воспоминания об отце, в которых признал, что «совершилась полная переоценка ценностей». Увы, слишком поздно.

Источники: Википедия, fox2name.wordpress.com,blackseafleet-21.com, Liveinternet

www.izbrannoe.com

Сыновья лейтенанта Шмидта - это... Что такое Сыновья лейтенанта Шмидта?

 Сыновья лейтенанта Шмидта Сыновья лейтенанта Шмидта Из романа «Золотой теленок» (1931) советских писателей Ильи Ильфа (1897—1937) и Евгения Петрова (1903—1942). Остап Бендер, Шура Балаганов и Паниковский выдают себя за сыновей героя революции 1905 г. лейтентанта Шмидта, вымогая у местных советских властей деньги и льготы. Иносказательно: мошенники, выдающие себя за родственников знаменитого человека (ирон., презрит.).

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». Вадим Серов. 2003.

.

  • Сын за отца не отвечает
  • Сюда я больше не ездок!

Смотреть что такое "Сыновья лейтенанта Шмидта" в других словарях:

  • Сыновья лейтенанта Шмидта — Разг. Шутл. О мошенниках, выдающих себя не за тех, кто они есть на самом деле. /em> В романе И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой телёнок» (1931 г.) рассказывается о ловких мошенниках, выдававших себя за сыновей лейтенанта Шмидта, руководителя… …   Большой словарь русских поговорок

  • СЫН — Бархатный сын. Помор. Флк. Сын Бабы Яги. ЖРКП, 20. Блудный сын. Разг. 1. О том, кто покинул свой дом, а затем вернулся. 2. О том, кто раскаялся в чём л. после постигших его неудач. /em> Выражение возникло из библейской притчи (Лука, 15, 11–32).… …   Большой словарь русских поговорок

  • ЛЕЙТЕНАНТ ШМИДТ — Военный моряк, лейтенант Черноморского флота, руководитель восстания на крейсере «Очаков» во время Революции 1905–ЛЕЙТЕНА/НТ ШМИДТ1907 гг. Петр Петрович Шмидт родился в 1867 г. в семье морского офицера. Окончил Морское училище в Петербурге*,… …   Лингвострановедческий словарь

  • Пиво — только членам профсоюза — Из романа (гл. 2) «Золотой теленок» (1931) советских писателей Ильи Ильфа (1897 1937) и Евгения Петрова (1903 1942): «...Частновладельческого сектора в городе не оказалось, и братья («сыновья лейтенанта Шмидта» Остап Бендер и Шура Балаганов. Сост …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Луганск — У этого термина существуют и другие значения, см. Луганск (значения). Город Луганск укр. Луганськ Флаг Герб …   Википедия

  • Сюзор, Павел Юльевич — Павел Юльевич Сюзор Основные сведения Гражданство Российская империя Дата рождения …   Википедия

dic.academic.ru

Сын лейтенанта Шмидта » Русский Клуб г.Тампере

Подлинную историю сына лейтенанта от советских людей тщательно скрывали, и это давало козырь аферистам. Революционный миф о лейтенанте и смутная память о том, что у него был то ли сын, то ли сыновья, вполне могли прокормить не один десяток жуликов, гастролирующих по Стране Советов с былинными рассказами о героическом папаше. "Поди ему не дай, что просит, а он накатает жалобу в партийную инстанцию, и потом пришьют политическую близорукость", – примерно так рассуждали бюрократы на местах, снабжая "сыновей" всем необходимым. Отдавали бюрократы не свое, а казенное. И вдобавок себя не забывали, списав на подачку "чаду" очаковского героя много больше, чем на самом деле перепадало Шуре Балаганову или Михаилу Самуэлевичу Паниковскому…Имя лейтенанта Петра Петровича Шмидта было известно всей России.Недаром в мае 1917 года его останки торжественно перезахоронили в Севастополе.Александр Керенский, который тогда занимал должность военного и морского министра, даже возложил на его могилу Георгиевский крест.На могилу человека, не участвовавшего ни в одном сражении...

Удивительно, но советская власть, превозносившая Шмидта как героя, одновременно не запрещала над ним подсмеиваться, как это делали Ильф и Петров в "Золотом теленке". "Великая" и "бескровная" Февральская революция ознаменовалась массовым убийством офицеров, в том числе - морских. Озверевшие матросы убили 120 адмиралов и офицеров. Требовалось доказать матросам, что не все морские офицеры - крепостники и реакционеры, были среди них и "положительные". И на эту роль был "назначен" Шмидт.

Он родился в 1867 году в семье потомственных моряков. Его отец - герой обороны Севастополя в Крымскую войну, дослужившийся до контрадмирала. Будущий революционер рано потерял мать, а мачеху ненавидел. Что, разумеется, сказалось на психике. Естественно, Петр Шмидт пошел по стопам предков. Стал морским офицером.

Молодой человек отличался большими способностями в учебе, отлично пел, музицировал и рисовал. Но наряду с этими прекрасными качествами все отмечали его повышенную нервозность и возбудимость. Корпусное и училищное начальство на странности кадета, а потом гардемарина Шмидта закрывало глаза, полагая, что со временем все образуется само собой: суровая практика корабельной службы вытравливала из флотских "фендриков" и более опасные наклонности.

Отношения с товарищами не заладились еще во время учебы. Периоды эйфории сменялись у него глубочайшими депрессиями. Он совершенно не мог адекватно оценивать действительность. Эта особенность сохранится у него на всю жизнь. Иногда он мнил себя самым ценным офицером флота, затем называл гражданской женой женщину, с которой лишь переписывался. Закончилось все это печально - лейтенант Шмидт назначил себя командующим Черноморским флотом.

Пожалуй, самый героический момент в биографии Шмидта - это женитьба. Он женится на уличной проститутке Доминике Павловой с целью ее духовного перевоспитания. Петр был начитанным юношей, так что в этом нет ничего удивительного. В русской литературе проститутка - это всегда страдательный, положительный и даже романтический образ. Однако в офицерской среде этих взглядов не разделяли. От греха подальше Шмидт подает в отставку и... попадает в лечебницу доктора Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных. Известие о женитьбе сына на проститутке свело отца в могилу.

Но у него остался дядя - полный адмирал и член Адмиралтейств-совета. Дядя становится покровителем своего непутевого племянника. Безденежье заставляет Петра Шмидта вновь проситься во флот. Дядя подсуетился, и племянника взяли. Отправили его на канонерскую лодку "Бобр", входившую в состав Сибирской флотилии на Дальнем Востоке. Семья поехала за ним, но Петру Петровичу от этого было только хуже. Жена же все его рассуждения и поучения считала придурью, в грош его не ставила и открыто ему изменяла. И снова - лечебница для нервнобольных. На этот раз в Нагасаки, где Шмидт устроил такой скандал с японцем - хозяином гостиницы, что пришлось вмешиваться русскому консулу. И опять на помощь приходит дядя. Он добивается для Петра Шмидта отставки, но с правом служить в коммерческом флоте.

Петр Петрович устроился в "Добровольческий флот", а оттуда ушел в "Общество пароходства и торговли", став капитаном парохода "Диана", который занимался перевозкой грузов по Черному морю. Жена оставалась с ним, но семья фактически развалилась: за Домникией волочился шлейф скандальных слухов, а Петр Петрович, спасаясь от них, дома почти не бывал, большую часть года проводя в плаваниях и безвылазно живя в капитанской каюте на "Диане". Шмидт служит. Неплохо себя чувствует. Но начинается Русско-японская война.

Вернувшегося на флот Шмидта, которому тогда было уже под сорок лет, произвели в чин лейтенанта и отправили на Балтику. Его назначили старшим офицером угольного транспорта "Иртыш", готовившегося к переходу на Тихоокеанский театр военных действий в составе эскадры Рожественского. Это очень тяжело: побывав капитаном, полновластным хозяином корабля и экипажа, снова перейти в чье-то подчинение. Да и должность "судового дракона" была совсем не для Петра Петровича. В обязанности старшего офицера военного корабля входит поддержание строгой дисциплины, а лейтенант не желал "подтягивать гайки": у себя на "Диане" он запросто покуривал с матросами, читал им книжки, а они его звали "Петро".

Капитан "Иртыша" считал, что старший офицер-либерал разлагает дисциплину на судне, и мечтал избавиться от этого чудака, свалившегося ему на голову перед дальним океанским походом. Масла в огонь подлила авария во время выхода "Иртыша" в море: случилась она во время вахты Шмидта, и хотя его действия в сложной обстановке фактически спасли корабль, согласно старинной флотской традиции, "крайним" сделали вахтенного офицера, и по рапорту капитана командующий эскадрой посадил лейтенанта под арест.

Причин для наказания старшего офицера можно отыскать сколько угодно, ибо он отвечает на судне за все сразу, а потому взыскания сыпались на голову несчастного Петра Петровича, как из кошмарного рога изобилия. Кончилось дело тем, что на стоянке в Порт-Саиде, у входа в Суэцкий канал, лейтенанта Шмидта "по болезни" списали с "Иртыша" и отправили в Россию. Так он волей судьбы избежал гибели в Цусимском сражении.

Болезнь была явно несерьезная, иначе Шмидта списали бы на берег, а не отправили командовать миноносцем на Черное море, где никаких военных действий не велось. Зато вовсю шло революционное брожение. Лейтенант Шмидт сочувствует революции. Но сочувствие выражается как-то странно. Он похищает казенные деньги, предназначенные для тех самых бесправных матросов, которых революционеры вроде бы должны защищать. Позже Шмидт оправдывается, что деньги, мол, потерял. И снова появляется вездесущий ангел-хранитель - дядя, который покрывает растрату.

В октябре 1905 года толпа народа, возбужденная царским Манифестом о свободах, пытается освободить из тюрьмы заключенных. В толпу стреляют. Есть жертвы. На похоронах погибших демонстрантов лейтенант Шмидт произносит речь, полную революционной романтики. Его арестовывают, однако вскоре отпускают. Время смутное, власти не могут разобраться, как себя вести в связи с Манифестом. Лейтенант Шмидт превращается в известного революционера. А тут как раз взбунтовались и прогнали офицеров матросы с крейсера "Очаков". Они обращаются к нему за советом, что делать дальше.А дальше Шмидт отправляется на "Очаков" и провозглашает себя командующим Черноморским флотом. Берет в заложники офицеров с нескольких кораблей и грозится их расстрелять, если по крейсеру будет совершен хоть один выстрел.

Одновременно он произносит бессвязную речь, что за ним стоит весь русский народ, что он требует от царя созыва Учредительного собрания, а в случае отказа отделит Крым от России и будет там "царствовать". Кроме речей, Шмидт предпринимает и кое-какие действия. К восставшему "Очакову" присоединился миноносец "Свирепый". По приказу самопровозглашенного командующего флотом миноносец попытался захватить и подвести к борту "Очакова" минный транспорт "Буг", на котором находилось 300 мин.

Своеобразный шантаж. Если начнете стрелять по "Очакову", то последует такой взрыв, что пол-Севастополя разнесет. Однако черноморская эскадра не пошла за бравым лейтенантом. Миноносец "Свирепый" был обстрелян, и захват "Буга" не удался. На следующий день эскадра открыла огонь по "Очакову". Мятеж был подавлен.

Шмидт утверждал, что по крейсеру велся огонь, какого еще не знала мировая история. Правда, крейсер почему-то не только не потонул, но и не получил сколько-нибудь серьезных повреждений. Впрочем, откуда было знать лейтенанту Шмидту, благополучно избежавшему Цусимского сражения, какой бывает огонь в морских битвах?Раньше историки уверяли, что Шмидт последним покинул капитанский мостик. Теперь доказывают, что первым. Так или иначе, он был захвачен, осужден и расстрелян. Жена и сестра пыталаись спасти его, убеждая судей в его невменяемости. Однако сам лейтенант упорно отрицал душевную болезнь и уверял, что абсолютно здоров. Жизнь Петра Шмидта закончилась, началась легенда.

На "Очакове" вместе с лейтенантом находился его сын. Самый настоящий сын лейтенанта Шмидта - Евгений Петрович. Ему в то время было 16 лет, он учился в реальном училище. Его судьба, пожалуй, более поучительна, чем судьба отца.

В 1905 году Евгений Шмидт всецело захвачен революционными идеями. Он сам добрался до "Очакова", как только узнал о начавшемся восстании. 40 дней юноша находился под арестом, но суда избежал. Как сообщают источники, его "вызволили родственники". Не иначе как вездесущий дядя лейтенанта, которому Евгений приходился внучатым племянником.

Между тем революционные события в стране продолжали кипеть, и очень скоро после казни лейтенанта на митингах различных партий стали появляться молодые люди, которые, назвавшись "сыном лейтенанта Шмидта", от имени погибшего за свободу отца призывали мстить, бороться с царским режимом или оказывать посильную помощь революционерам, жертвуя устроителям митинга кто сколько может. Под "сына лейтенанта" революционеры делали хорошие сборы, но так как партий было много и каждый хотел "воспользоваться случаем", то "сыновей" развелось совершенно неприличное количество. Мало того: откуда-то возникли даже "дочери Шмидта"!

Дальше – больше: появились "сыновья", не имевшие к партиям никакого отношения, а работающие "на себя". Газеты, что ни день, писали о поимке очередного "молодого человека, называвшего себя сыном лейтенанта Шмидта", и эта газетная формула буквально навязла в зубах у обывателя. Около года "дети лейтенанта" вполне процветали, а потом, когда со спадом революционных настроений кончились митинги и сходки, на которых можно было обходить с шапкой публику, распаленную до безумия речами ораторов, они куда-то исчезли, сменив, видимо, репертуар.

Февральскую революцию юнкер Петроградской школы подготовки прапорщиков инженерных войск Евгений Шмидт также принял с воодушевлением. Он просит у Временного правительства разрешения именоваться не просто Шмидтом, а Шмидтом-Очаковским. Временное правительство разрешает. Это было в мае. А уже в ноябре 1917 года, после октябрьского переворота, Шмидт-Очаковский вопрошает в бессильной ярости: "За что ты погиб, отец! Неужели для того, чтобы сын твой увидел, как рушатся устои тысячелетнего государства, как великая нация сходит с ума, как с каждым днем, как с каждой минутой все более втаптываются в грязь те идеи, ради которых ты пошел на Голгофу?"

Евгений Шмидт служил в белой армии, покинул Крым вместе с последними частями врангелевской армии. В 1921 году, после эвакуации в Галлиполи, в составе первой сотни галлиполийцев отправился для завершения высшего образования в Прагу, где окончил Высшую техническую школу. Состоял в Общества галлиполийцев в Праге, в Обществе русских, окончивших вузы в Чехословакии.

Советское правительство не раз предлагало сыну прославленного революционера вернуться, но он неизменно отвечал отказом. Евгений Шмидт умер в 1951 году в Париже в бедности. В эмиграции он написал воспоминания об отце, в которых признал, что "совершилась полная переоценка ценностей". Увы, слишком поздно.

www.tampereclub.ru

Сын лейтенанта Шмидта.

Подлинную историю сына лейтенанта от советских людей тщательно скрывали, и это давало козырь аферистам. Революционный миф о лейтенанте и смутная память о том, что у него был то ли сын, то ли сыновья, вполне могли прокормить не один десяток жуликов, гастролирующих по Стране Советов с былинными рассказами о героическом папаше. "Поди ему не дай, что просит, а он накатает жалобу в партийную инстанцию, и потом пришьют политическую близорукость", – примерно так рассуждали бюрократы на местах, снабжая "сыновей" всем необходимым. Отдавали бюрократы не свое, а казенное. И вдобавок себя не забывали, списав на подачку "чаду" очаковского героя много больше, чем на самом деле перепадало Шуре Балаганову или Михаилу Самуэлевичу Паниковскому…

Имя лейтенанта Петра Петровича Шмидта было известно всей России.Недаром в мае 1917 года его останки торжественно перезахоронили в Севастополе.Александр Керенский, который тогда занимал должность военного и морского министра, даже возложил на его могилу Георгиевский крест.На могилу человека, не участвовавшего ни в одном сражении...

Удивительно, но советская власть, превозносившая Шмидта как героя, одновременно не запрещала над ним подсмеиваться, как это делали Ильф и Петров в "Золотом теленке". "Великая" и "бескровная" Февральская революция ознаменовалась массовым убийством офицеров, в том числе - морских. Озверевшие матросы убили 120 адмиралов и офицеров. Требовалось доказать матросам, что не все морские офицеры - крепостники и реакционеры, были среди них и "положительные". И на эту роль был "назначен" Шмидт.

Он родился в 1867 году в семье потомственных моряков. Его отец - герой обороны Севастополя в Крымскую войну, дослужившийся до контрадмирала. Будущий революционер рано потерял мать, а мачеху ненавидел. Что, разумеется, сказалось на психике. Естественно, Петр Шмидт пошел по стопам предков. Стал морским офицером.

Молодой человек отличался большими способностями в учебе, отлично пел, музицировал и рисовал. Но наряду с этими прекрасными качествами все отмечали его повышенную нервозность и возбудимость. Корпусное и училищное начальство на странности кадета, а потом гардемарина Шмидта закрывало глаза, полагая, что со временем все образуется само собой: суровая практика корабельной службы вытравливала из флотских "фендриков" и более опасные наклонности.

Отношения с товарищами не заладились еще во время учебы. Периоды эйфории сменялись у него глубочайшими депрессиями.Он совершенно не мог адекватно оценивать действительность. Эта особенность сохранится у негона всю жизнь. Иногда он мнил себя самым ценным офицером флота, затем называл гражданской женой женщину, с которой лишь переписывался. Закончилось все это печально - лейтенант Шмидт назначил себя командующим Черноморским флотом.

Пожалуй, самый героический момент в биографии Шмидта - это женитьба. Он женится на уличнойпроститутке Доминике Павловой с целью ее духовного перевоспитания. Петр был начитанным юношей, так что в этом нет ничего удивительного. В русской литературе проститутка - это всегда страдательный, положительный и даже романтический образ. Однако в офицерской среде этих взглядов не разделяли. От греха подальше Шмидт подает в отставку и... попадает в лечебницу доктора Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных.Известие о женитьбе сына на проститутке свело отца в могилу.

Но у него остался дядя - полный адмирал и член Адмиралтейств-совета. Дядя становится покровителем своего непутевого племянника.Безденежье заставляет Петра Шмидта вновь проситься во флот. Дядя подсуетился, и племянника взяли. Отправили его на канонерскую лодку "Бобр", входившую в состав Сибирской флотилии на Дальнем Востоке. Семья поехала за ним, но Петру Петровичу от этого было только хуже. Жена же все его рассуждения и поучения считала придурью, в грош его не ставила и открыто ему изменяла. И снова - лечебница для нервнобольных. На этот раз в Нагасаки, где Шмидт устроил такой скандал с японцем - хозяином гостиницы, что пришлось вмешиваться русскому консулу. И опять на помощь приходит дядя. Он добивается для Петра Шмидта отставки, но с правом служить в коммерческом флоте.

Петр Петрович устроился в "Добровольческий флот", а оттуда ушел в "Общество пароходства и торговли", став капитаном парохода "Диана", который занимался перевозкой грузов по Черному морю. Жена оставалась с ним, но семья фактически развалилась: за Домникией волочился шлейф скандальных слухов, а Петр Петрович, спасаясь от них, дома почти не бывал, большую часть года проводя в плаваниях и безвылазно живя в капитанской каюте на "Диане". Шмидт служит. Неплохо себя чувствует. Но начинается Русско-японская война.

Вернувшегося на флот Шмидта, которому тогда было уже под сорок лет, произвели в чин лейтенанта и отправили на Балтику. Его назначили старшим офицером угольного транспорта "Иртыш", готовившегося к переходу на Тихоокеанский театр военных действий в составе эскадры Рожественского. Это очень тяжело: побывав капитаном, полновластным хозяином корабля и экипажа, снова перейти в чье-то подчинение. Да и должность "судового дракона" была совсем не для Петра Петровича. В обязанности старшего офицера военного корабля входит поддержание строгой дисциплины, а лейтенант не желал "подтягивать гайки": у себя на "Диане" он запросто покуривал с матросами, читал им книжки, а они его звали "Петро".

Капитан "Иртыша" считал, что старший офицер-либерал разлагает дисциплину на судне, и мечтал избавиться от этого чудака, свалившегося ему на голову перед дальним океанским походом. Масла в огонь подлила авария во время выхода "Иртыша" в море: случилась она во время вахты Шмидта, и хотя его действия в сложной обстановке фактически спасли корабль, согласно старинной флотской традиции, "крайним" сделали вахтенного офицера, и по рапорту капитана командующий эскадрой посадил лейтенанта под арест.Причин для наказания старшего офицера можно отыскать сколько угодно, ибо он отвечает на судне за все сразу, а потому взыскания сыпались на голову несчастного Петра Петровича, как из кошмарного рога изобилия. Кончилось дело тем, что на стоянке в Порт-Саиде, у входа в Суэцкий канал, лейтенанта Шмидта "по болезни" списали с "Иртыша" и отправили в Россию. Так он волей судьбы избежал гибели в Цусимском сражении

Болезнь была явно несерьезная, иначе Шмидта списали бы на берег, а не отправили командовать миноносцем на Черное море, где никаких военных действий не велось. Зато вовсю шло революционное брожение. Лейтенант Шмидт сочувствует революции.Но сочувствие выражается как-то странно. Он похищает казенные деньги, предназначенные для тех самых бесправных матросов, которых революционеры вроде бы должны защищать. Позже Шмидт оправдывается, что деньги, мол, потерял.И снова появляется вездесущий ангел-хранитель - дядя, который покрывает растрату.

В октябре 1905 года толпа народа, возбужденная царским Манифестом о свободах, пытается освободить из тюрьмы заключенных. В толпу стреляют. Есть жертвы. На похоронах погибших демонстрантов лейтенант Шмидт произносит речь, полную революционной романтики. Его арестовывают, однако вскоре отпускают. Время смутное, власти не могут разобраться, как себя вести в связи с Манифестом.Лейтенант Шмидт превращается в известного революционера. А тут как раз взбунтовались и прогнали офицеров матросы с крейсера "Очаков". Они обращаются к нему за советом, что делать дальше.

Крейсер "Очаков".

А дальше Шмидт отправляется на "Очаков" и провозглашает себя командующим Черноморским флотом.Берет в заложники офицеров с нескольких кораблей и грозится их расстрелять, если по крейсеру будет совершен хоть один выстрел.

Одновременно он произносит бессвязную речь, что за ним стоит весь русский народ, что он требует от царя созыва Учредительного собрания, а в случае отказа отделит Крым от России и будет там президентствовать.

Кроме речей, Шмидт предпринимает и кое-какие действия. К восставшему "Очакову" присоединился миноносец "Свирепый". По приказу самопровозглашенного командующего флотом миноносец попытался захватить и подвести к борту "Очакова" минный транспорт "Буг", на котором находилось 300 мин.

Своеобразный шантаж. Если начнете стрелять по "Очакову", то последует такой взрыв, что пол-Севастополя разнесет.Однако черноморская эскадра не пошла за бравым лейтенантом. Миноносец "Свирепый" был обстрелян, и захват "Буга" не удался. На следующий день эскадра открыла огонь по "Очакову". Мятеж был подавлен.

Шмидт утверждал, что по крейсеру велся огонь, какого еще не знала мировая история. Правда, крейсер почему-то не только не потонул, но и не получил сколько-нибудь серьезных повреждений. Впрочем, откуда было знать лейтенанту Шмидту, благополучно избежавшему Цусимского сражения, какой бывает огонь в морских битвах?

Раньше историки уверяли, что Шмидт последним покинул капитанский мостик. Теперь доказывают, что первым. Так или иначе, он был захвачен, осужден и расстрелян.Жена и сестра  пыталаись спасти его, убеждая судей в его невменяемости. Однако сам лейтенант упорно отрицал душевную болезнь и уверял, что абсолютно здоров. Жизнь Петра Шмидта закончилась, началась легенда.

На "Очакове" вместе с лейтенантом находился его сын. Самый настоящий сын лейтенанта Шмидта - Евгений Петрович. Ему в то время было 16 лет, он учился в реальном училище. Его судьба, пожалуй, более поучительна, чем судьба отца.

В 1905 году Евгений Шмидт всецело захвачен революционными идеями. Он сам добрался до "Очакова", как только узнал о начавшемся восстании. 40 дней юноша находился под арестом, но суда избежал. Как сообщают источники, его "вызволили родственники". Не иначе как вездесущий дядя лейтенанта, которому Евгений приходился внучатым племянником.

Петр Шмидт был хорошим отцом, несмотря на то что иногда закатывал сыну истерики.Фото с сайта Крымский блог

Между тем революционные события в стране продолжали кипеть, и очень скоро после казни лейтенанта на митингах различных партий стали появляться молодые люди, которые, назвавшись "сыном лейтенанта Шмидта", от имени погибшего за свободу отца призывали мстить, бороться с царским режимом или оказывать посильную помощь революционерам, жертвуя устроителям митинга кто сколько может. Под "сына лейтенанта" революционеры делали хорошие сборы, но так как партий было много и каждый хотел "воспользоваться случаем", то "сыновей" развелось совершенно неприличное количество. Мало того: откуда-то возникли даже "дочери Шмидта"!

Дальше – больше: появились "сыновья", не имевшие к партиям никакого отношения, а работающие "на себя". Газеты, что ни день, писали о поимке очередного "молодого человека, называвшего себя сыном лейтенанта Шмидта", и эта газетная формула буквально навязла в зубах у обывателя. Около года "дети лейтенанта" вполне процветали, а потом, когда со спадом революционных настроений кончились митинги и сходки, на которых можно было обходить с шапкой публику, распаленную до безумия речами ораторов, они куда-то исчезли, сменив, видимо, репертуар.

Крейсер «Очаков» после мятежа прослужил еще двадцать семь лет.В ноябре 1920-го он ушел с эмигрантами на борту в Турцию, где был интернирован.В 1933-м его разобрали на металл

Февральскую революцию юнкер Петроградской школы подготовки прапорщиков инженерных войск Евгений Шмидт также принял с воодушевлением. Он просит у Временного правительства разрешения именоваться не просто Шмидтом, а Шмидтом-Очаковским. Временное правительство разрешает. Это было в мае. А уже в ноябре 1917 года, после октябрьского переворота, Шмидт-Очаковский вопрошает в бессильной ярости: "За что ты погиб, отец!Ужели для того, чтобы сын твой увидел, как рушатся устои тысячелетнего государства, как великая нация сходит с ума, как с каждым днем, как с каждой минутой все более втаптываются в грязь те идеи, ради которых ты пошел на Голгофу?"

Евгений Шмидт служил в белой армии, покинул Крым вместе с последними частями врангелевской армии. В 1921 году, после эвакуации в Галлиполи, в составе первой сотни галлиполийцев отправился для завершения высшего образования в Прагу, где окончил Высшую техническую школу. Состоял в Общества галлиполийцев в Праге, в Обществе русских, окончивших вузы в Чехословакии.

Советское правительство не раз предлагало сыну прославленного революционера вернуться, но он неизменно отвечал отказом.Евгений Шмидт умер в 1951 году в Париже в бедности. В эмиграции он написал воспоминания об отце, в которых признал, что "совершилась полная переоценка ценностей". Увы, слишком поздно.

источник

feldgrau.info

Сын лейтенанта Шмидта.

Подлинную историю сына лейтенанта от советских людей тщательно скрывали, и это давало козырь аферистам. Революционный миф о лейтенанте и смутная память о том, что у него был то ли сын, то ли сыновья, вполне могли прокормить не один десяток жуликов, гастролирующих по Стране Советов с былинными рассказами о героическом папаше. "Поди ему не дай, что просит, а он накатает жалобу в партийную инстанцию, и потом пришьют политическую близорукость", – примерно так рассуждали бюрократы на местах, снабжая "сыновей" всем необходимым. Отдавали бюрократы не свое, а казенное. И вдобавок себя не забывали, списав на подачку "чаду" очаковского героя много больше, чем на самом деле перепадало Шуре Балаганову или Михаилу Самуэлевичу Паниковскому…

Имя лейтенанта Петра Петровича Шмидта было известно всей России.Недаром в мае 1917 года его останки торжественно перезахоронили в Севастополе.Александр Керенский, который тогда занимал должность военного и морского министра, даже возложил на его могилу Георгиевский крест.На могилу человека, не участвовавшего ни в одном сражении...

Удивительно, но советская власть, превозносившая Шмидта как героя, одновременно не запрещала над ним подсмеиваться, как это делали Ильф и Петров в "Золотом теленке". "Великая" и "бескровная" Февральская революция ознаменовалась массовым убийством офицеров, в том числе - морских. Озверевшие матросы убили 120 адмиралов и офицеров. Требовалось доказать матросам, что не все морские офицеры - крепостники и реакционеры, были среди них и "положительные". И на эту роль был "назначен" Шмидт.

Он родился в 1867 году в семье потомственных моряков. Его отец - герой обороны Севастополя в Крымскую войну, дослужившийся до контрадмирала. Будущий революционер рано потерял мать, а мачеху ненавидел. Что, разумеется, сказалось на психике. Естественно, Петр Шмидт пошел по стопам предков. Стал морским офицером.

Молодой человек отличался большими способностями в учебе, отлично пел, музицировал и рисовал. Но наряду с этими прекрасными качествами все отмечали его повышенную нервозность и возбудимость. Корпусное и училищное начальство на странности кадета, а потом гардемарина Шмидта закрывало глаза, полагая, что со временем все образуется само собой: суровая практика корабельной службы вытравливала из флотских "фендриков" и более опасные наклонности.

Отношения с товарищами не заладились еще во время учебы. Периоды эйфории сменялись у него глубочайшими депрессиями.Он совершенно не мог адекватно оценивать действительность. Эта особенность сохранится у негона всю жизнь. Иногда он мнил себя самым ценным офицером флота, затем называл гражданской женой женщину, с которой лишь переписывался. Закончилось все это печально - лейтенант Шмидт назначил себя командующим Черноморским флотом.

Пожалуй, самый героический момент в биографии Шмидта - это женитьба. Он женится на уличнойпроститутке Доминике Павловой с целью ее духовного перевоспитания. Петр был начитанным юношей, так что в этом нет ничего удивительного. В русской литературе проститутка - это всегда страдательный, положительный и даже романтический образ. Однако в офицерской среде этих взглядов не разделяли. От греха подальше Шмидт подает в отставку и... попадает в лечебницу доктора Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных.Известие о женитьбе сына на проститутке свело отца в могилу.

Но у него остался дядя - полный адмирал и член Адмиралтейств-совета. Дядя становится покровителем своего непутевого племянника.Безденежье заставляет Петра Шмидта вновь проситься во флот. Дядя подсуетился, и племянника взяли. Отправили его на канонерскую лодку "Бобр", входившую в состав Сибирской флотилии на Дальнем Востоке. Семья поехала за ним, но Петру Петровичу от этого было только хуже. Жена же все его рассуждения и поучения считала придурью, в грош его не ставила и открыто ему изменяла. И снова - лечебница для нервнобольных. На этот раз в Нагасаки, где Шмидт устроил такой скандал с японцем - хозяином гостиницы, что пришлось вмешиваться русскому консулу. И опять на помощь приходит дядя. Он добивается для Петра Шмидта отставки, но с правом служить в коммерческом флоте.

Петр Петрович устроился в "Добровольческий флот", а оттуда ушел в "Общество пароходства и торговли", став капитаном парохода "Диана", который занимался перевозкой грузов по Черному морю. Жена оставалась с ним, но семья фактически развалилась: за Домникией волочился шлейф скандальных слухов, а Петр Петрович, спасаясь от них, дома почти не бывал, большую часть года проводя в плаваниях и безвылазно живя в капитанской каюте на "Диане". Шмидт служит. Неплохо себя чувствует. Но начинается Русско-японская война.

Вернувшегося на флот Шмидта, которому тогда было уже под сорок лет, произвели в чин лейтенанта и отправили на Балтику. Его назначили старшим офицером угольного транспорта "Иртыш", готовившегося к переходу на Тихоокеанский театр военных действий в составе эскадры Рожественского. Это очень тяжело: побывав капитаном, полновластным хозяином корабля и экипажа, снова перейти в чье-то подчинение. Да и должность "судового дракона" была совсем не для Петра Петровича. В обязанности старшего офицера военного корабля входит поддержание строгой дисциплины, а лейтенант не желал "подтягивать гайки": у себя на "Диане" он запросто покуривал с матросами, читал им книжки, а они его звали "Петро".

Капитан "Иртыша" считал, что старший офицер-либерал разлагает дисциплину на судне, и мечтал избавиться от этого чудака, свалившегося ему на голову перед дальним океанским походом. Масла в огонь подлила авария во время выхода "Иртыша" в море: случилась она во время вахты Шмидта, и хотя его действия в сложной обстановке фактически спасли корабль, согласно старинной флотской традиции, "крайним" сделали вахтенного офицера, и по рапорту капитана командующий эскадрой посадил лейтенанта под арест.Причин для наказания старшего офицера можно отыскать сколько угодно, ибо он отвечает на судне за все сразу, а потому взыскания сыпались на голову несчастного Петра Петровича, как из кошмарного рога изобилия. Кончилось дело тем, что на стоянке в Порт-Саиде, у входа в Суэцкий канал, лейтенанта Шмидта "по болезни" списали с "Иртыша" и отправили в Россию. Так он волей судьбы избежал гибели в Цусимском сражении

Болезнь была явно несерьезная, иначе Шмидта списали бы на берег, а не отправили командовать миноносцем на Черное море, где никаких военных действий не велось. Зато вовсю шло революционное брожение. Лейтенант Шмидт сочувствует революции.Но сочувствие выражается как-то странно. Он похищает казенные деньги, предназначенные для тех самых бесправных матросов, которых революционеры вроде бы должны защищать. Позже Шмидт оправдывается, что деньги, мол, потерял.И снова появляется вездесущий ангел-хранитель - дядя, который покрывает растрату.

В октябре 1905 года толпа народа, возбужденная царским Манифестом о свободах, пытается освободить из тюрьмы заключенных. В толпу стреляют. Есть жертвы. На похоронах погибших демонстрантов лейтенант Шмидт произносит речь, полную революционной романтики. Его арестовывают, однако вскоре отпускают. Время смутное, власти не могут разобраться, как себя вести в связи с Манифестом.Лейтенант Шмидт превращается в известного революционера. А тут как раз взбунтовались и прогнали офицеров матросы с крейсера "Очаков". Они обращаются к нему за советом, что делать дальше.

Крейсер "Очаков".

А дальше Шмидт отправляется на "Очаков" и провозглашает себя командующим Черноморским флотом.Берет в заложники офицеров с нескольких кораблей и грозится их расстрелять, если по крейсеру будет совершен хоть один выстрел.

Одновременно он произносит бессвязную речь, что за ним стоит весь русский народ, что он требует от царя созыва Учредительного собрания, а в случае отказа отделит Крым от России и будет там президентствовать.

Кроме речей, Шмидт предпринимает и кое-какие действия. К восставшему "Очакову" присоединился миноносец "Свирепый". По приказу самопровозглашенного командующего флотом миноносец попытался захватить и подвести к борту "Очакова" минный транспорт "Буг", на котором находилось 300 мин.

Своеобразный шантаж. Если начнете стрелять по "Очакову", то последует такой взрыв, что пол-Севастополя разнесет.Однако черноморская эскадра не пошла за бравым лейтенантом. Миноносец "Свирепый" был обстрелян, и захват "Буга" не удался. На следующий день эскадра открыла огонь по "Очакову". Мятеж был подавлен.

Шмидт утверждал, что по крейсеру велся огонь, какого еще не знала мировая история. Правда, крейсер почему-то не только не потонул, но и не получил сколько-нибудь серьезных повреждений. Впрочем, откуда было знать лейтенанту Шмидту, благополучно избежавшему Цусимского сражения, какой бывает огонь в морских битвах?

Раньше историки уверяли, что Шмидт последним покинул капитанский мостик. Теперь доказывают, что первым. Так или иначе, он был захвачен, осужден и расстрелян.Жена и сестра  пыталаись спасти его, убеждая судей в его невменяемости. Однако сам лейтенант упорно отрицал душевную болезнь и уверял, что абсолютно здоров. Жизнь Петра Шмидта закончилась, началась легенда.

На "Очакове" вместе с лейтенантом находился его сын. Самый настоящий сын лейтенанта Шмидта - Евгений Петрович. Ему в то время было 16 лет, он учился в реальном училище. Его судьба, пожалуй, более поучительна, чем судьба отца.

В 1905 году Евгений Шмидт всецело захвачен революционными идеями. Он сам добрался до "Очакова", как только узнал о начавшемся восстании. 40 дней юноша находился под арестом, но суда избежал. Как сообщают источники, его "вызволили родственники". Не иначе как вездесущий дядя лейтенанта, которому Евгений приходился внучатым племянником.

Петр Шмидт был хорошим отцом, несмотря на то что иногда закатывал сыну истерики.Фото с сайта Крымский блог

Между тем революционные события в стране продолжали кипеть, и очень скоро после казни лейтенанта на митингах различных партий стали появляться молодые люди, которые, назвавшись "сыном лейтенанта Шмидта", от имени погибшего за свободу отца призывали мстить, бороться с царским режимом или оказывать посильную помощь революционерам, жертвуя устроителям митинга кто сколько может. Под "сына лейтенанта" революционеры делали хорошие сборы, но так как партий было много и каждый хотел "воспользоваться случаем", то "сыновей" развелось совершенно неприличное количество. Мало того: откуда-то возникли даже "дочери Шмидта"!

Дальше – больше: появились "сыновья", не имевшие к партиям никакого отношения, а работающие "на себя". Газеты, что ни день, писали о поимке очередного "молодого человека, называвшего себя сыном лейтенанта Шмидта", и эта газетная формула буквально навязла в зубах у обывателя. Около года "дети лейтенанта" вполне процветали, а потом, когда со спадом революционных настроений кончились митинги и сходки, на которых можно было обходить с шапкой публику, распаленную до безумия речами ораторов, они куда-то исчезли, сменив, видимо, репертуар.

Крейсер «Очаков» после мятежа прослужил еще двадцать семь лет.В ноябре 1920-го он ушел с эмигрантами на борту в Турцию, где был интернирован.В 1933-м его разобрали на металл

Февральскую революцию юнкер Петроградской школы подготовки прапорщиков инженерных войск Евгений Шмидт также принял с воодушевлением. Он просит у Временного правительства разрешения именоваться не просто Шмидтом, а Шмидтом-Очаковским. Временное правительство разрешает. Это было в мае. А уже в ноябре 1917 года, после октябрьского переворота, Шмидт-Очаковский вопрошает в бессильной ярости: "За что ты погиб, отец!Ужели для того, чтобы сын твой увидел, как рушатся устои тысячелетнего государства, как великая нация сходит с ума, как с каждым днем, как с каждой минутой все более втаптываются в грязь те идеи, ради которых ты пошел на Голгофу?"

Евгений Шмидт служил в белой армии, покинул Крым вместе с последними частями врангелевской армии. В 1921 году, после эвакуации в Галлиполи, в составе первой сотни галлиполийцев отправился для завершения высшего образования в Прагу, где окончил Высшую техническую школу. Состоял в Общества галлиполийцев в Праге, в Обществе русских, окончивших вузы в Чехословакии.

Советское правительство не раз предлагало сыну прославленного революционера вернуться, но он неизменно отвечал отказом.Евгений Шмидт умер в 1951 году в Париже в бедности. В эмиграции он написал воспоминания об отце, в которых признал, что "совершилась полная переоценка ценностей". Увы, слишком поздно.

источник

feldgrau.info

Сын лейтенанта Шмидта Википедия

Пётр Петро́вич Шмидт (5 (17) февраля 1867, Одесса — 6 (19) марта 1906, остров Березань) — революционный деятель, один из руководителей Севастопольского восстания 1905 года, известен также как лейтенант Шмидт.

Биография

Рождение, ранние годы

Родился 5 (17) февраля 1867 года в городе Одессе Одесского уезда Херсонской губернии в семье дворянина. Его отец, Петр Петрович Шмидт — потомственный морской офицер, впоследствии контр-адмирал, градоначальник Бердянска и начальник Бердянского порта. Мать Шмидта — Екатерина Яковлевна Шмидт, в девичестве фон Вагнер.

В 1880—1886 годах Шмидт учился в Петербургском морском училище. Окончив Морское училище, был произведён по экзамену в мичманы и назначен на Балтийский флот.

Послужной список

  • 12.09.1880 поступил в младший приготовительный класс Морского училища
  • 14.12.1885 присвоено звание гардемарина.
  • 29.09.1886 — окончил Морской кадетский корпус 53-м по списку и приказом по Морскому ведомству за № 307 произведён по экзамену в мичманы и получил назначение на Балтийский флот. Некоторое время работает рабочим литейного цеха на заводе Д.Гриевза в Бердянске[источник не указан 1889 дней].
  • В 1886 г. зачислен в 8-й флотский экипаж.
  • С 1.01.1887 мичман Шмидт приступил к исполнению служебных обязанностей в учебно-стрелковой команде 8-го флотского экипажа.
  • На 1888—1889 гг. Шмидт — 4-й по рангу.
  • 21.01.1888 отчисляется от должности в 6-месячный отпуск «по болезни с последующим переводом на Черноморский флот по причине не подходящего ему климата».
  • 17.07.1888 Приказом Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала по Морскому ведомству № 86 переведён из Балтийского в Черноморский флот с зачислением во 2-й Черноморский флотский Его Королевского Высочества Герцога Эдинбургского экипаж.
  • 5.12.1888 Высочайшим приказом по Морскому ведомству № 432 уволен в отпуск, по болезни, внутри Империи и за границу, на 6 месяцев.
  • В 1888 г. назначен на эскадру Тихого океана.
  • В 1889 г. подал прошение на Высочайшее Имя: «Болезненное мое состояние лишает меня возможности продолжать службу Вашему Императорскому Величеству, а потому прошу уволить меня в отставку».
  • 10.03-10.04.1889 проходил курс лечения в «частной лечебнице доктора Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных в г. Москве».
  • 24.06.1889 Высочайшим приказом по Морскому ведомству № 467 уволен от службы по болезни мичманом (по причине нарушения офицерского кодекса по вопросу о женитьбе). Проживал в Бердянске, Таганроге, Одессе, уезжал в Париж[1]. В столице Франции, в числе прочего, обучался воздухоплаванию у Эжена Годара[2].
  • 27.03.1892 обращается с прошением на высочайшее имя «о зачислении на военно-морскую службу».
  • 22.06.1892 отставной лейтенант 2-го флотского Черноморского экипажа Высочайшим приказом по Морскому ведомству № 631 определён в службу с прежним чином мичмана с зачислением в 18-й флотский экипаж вахтенным офицером на строившийся крейсер 1 ранга «Рюрик».
  • 5.03.1894 Приказом Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала по Морскому ведомству № 23 переведён из Балтийского флота в Сибирский флотский экипаж. Назначен вахтенным начальником миноносца «Янчихе», затем крейсера «Адмирал Корнилов».
  • На 1894 — 1895 гг. Шмидт — 3-й по рангу.
  • 6.12.1895 Высочайшим приказом по Морскому ведомству № 59 произведён в лейтенанты, по линии, на основании ст. 118 и 128, кн. VIII Свода Морских Постановлений, по продолжению 1892 г.
  • До 04.1896 штабной офицер ЛД «Силач», транспорта «Ермак».
  • 04.1896 приказом командующего Владивостокского порта назначен вахтенным начальником брандвахты канонерской лодки «Горностай».
  • В 1896—1897 г. вахтенный начальник и командир роты КЛ «Бобр». В заграничных плаваниях: 1896—1897 гг. на КЛ «Бобр». Последнее плавание в 1897 году.
  • 14.01.1897 отправлен в Нагасакский береговой лазарет для лечения от болезни неврастении.
  • 20.02-1.03.1897 находился на лечении в береговом лазарете в Нагасаки, затем отозван во Владивосток.
  • До конца августа 1897 г. — и. д. старшего штабного офицера ЛД «Надежный».
  • 30.08.1897 приказом командира Владивостокского порта контр-адмирала Г. П. Чухнина «… За противодисциплинарные поступки относительно судового командира и за таковой же рапорт, поданный 23 августа, лейтенант Шмидт арестовывается с содержанием на гауптвахте на три недели».
  • В августе 1897 списан с ЛД «Надежный» за отказ участвовать в подавлении забастовки и за рапорт на командира Н. Ф. Юрьева, связанного с браконьерами.
  • 28.10.1897 следует приказ командира Владивостокского порта контр-адмирала Г. Чухнина: «…Вследствие рапорта лейтенанта Шмидта предлагаю главному доктору Владивостокского госпиталя В. Н. Попову назначить комиссию из врачей и при депутате от Экипажа освидетельствовать здоровье лейтенанта Шмидта… Акт комиссии предоставить мне».
  • 08.1897-07.1898 вахтенный начальник на брандвахте Владивостокского рейда.
  • В августе 1898 г. после конфликта с командующим эскадрой Тихого океана подал прошение об увольнении в запас.
  • 24.09.1898 приказом по Морскому ведомству за № 204 лейтенант Шмидт был вторично уволен от службы в запас флота, но уже с правом службы в коммерческом флоте.
  • В 1898 г. поступил на службу в Добровольный флот. 2-й помощник капитана П/Х «Кострома» (служил 2 года).
  • В 1900 г. переходит на службу в Российское Общество Пароходства и Торговли (РОПиТ)
  • В 1900—1901 гг. старший помощник капитана П/Х «Ольга».
  • В 1901 г. назначен капитаном П/Х «Игорь».
  • В 1901—1902 гг. капитан П/Х «Святой Николай», «Полезный».
  • В 1903—1904 гг. капитан П/Х «Диана».
  • 12.04.1904, по обстоятельствам военного времени, Петра Шмидта, как офицера запаса флота, вновь призвали на действительную военную службу и направили в распоряжение штаба Черноморского флота с зачислением в 33-й флотский экипаж.
Пётр Петрович Шмидт
  • 2.05.1904 Высочайшим приказом по Морскому ведомству № 541 определен в службу, с 30.03.1904.
  • 14.05.1904 получил назначение старшим офицером на угольный транспорт «Иртыш», приписанный к 2-й Тихоокеанской эскадре, который в декабре 1904 года с грузом угля и обмундирования вышел вдогонку эскадре.
  • На 1904 г. Шмидт — 3-й по рангу.
  • 12.06.1904 в чине за пребывание в запасе флота.
  • В сентябре 1904 г. арестован в Либаве на 10 суток с часовым, за дисциплинарный поступок (нанесение публичного оскорбления другому офицеру флота[3]).
  • На 1904 г. состоял в 9-м флотском экипаже.
  • В январе 1905 г. списан в Порт-Саиде с ТР по болезни (приступ почек) и убыл в Севастополь.
  • 21.02.1905 Приказом Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала по Морскому ведомству № 36 переведён в Черноморский флот с прикомандированием к 28-му флотскому экипажу.
  • 21.02.1905 Приказом по Морскому ведомству за № 36 назначен командиром ММ «№ 253»(в Измаиле).
  • В августе 1905 г. возвращается в Севастополь, где ведёт антиправительственную пропаганду.
  • 25.10.1905 на митинге с ним случился припадок, и он на глазах толпы бьётся в судорогах.[4]
  • В конце октября 1905 г. арестован за антиправительственную пропаганду.
  • 7.11.1905 Высочайшим приказом по Морскому ведомству лейтенант (9-й класс в табели о рангах) Шмидт уволен от службы капитаном второго ранга (7-й класс в табели о рангах) в отставке. (В Российском Императорском флоте с 1764 до 1907 года не существовало звания, соответствующего 8-му классу в табели о рангах. Очередной чин после лейтенанта — капитан второго ранга, то есть лейтенант — 3-й по рангу, а мичман — 4-й.)
  • 14.11.1905 поднимается на борт КР «Очаков» в качестве руководителя восставших матросов, самовольно присваивает себе чин капитана 2-го ранга действительной службы. Вечером того же дня на совещании на «Очакове» было решено предпринять целый ряд наступательных действий как на море, так и в самом Севастополе: захватить суда и арсеналы, арестовать офицеров и т. д. Но активных действий флот под руководством Шмидта не предпринял. На следующий день мятеж был подавлен.

Революция 1905 года

Команда крейсера «Очаков» за две недели до восстания 1905 г. и лейтенант Шмидт (в верхнем правом углу) "Клятва лейтенанта Шмидта" , иллюстрация из итальянской газеты Il Secolo[it], 1905 г.

В начале Революции 1905 года организовал в Севастополе «Союз офицеров — друзей народа», затем участвовал в создании «Одесского общества взаимопомощи моряков торгового флота». Ведя пропаганду среди матросов и офицеров, Шмидт называл себя внепартийным социалистом.

18 (31) октября Шмидт возглавил толпу народа, окружившую городскую тюрьму, требуя освободить заключённых.

20 октября (2 ноября) 1905 года на похоронах восьми человек, погибших в ходе беспорядков, произнёс речь, ставшую известной как «клятва Шмидта»: «Клянёмся в том, что мы никогда не уступим никому ни одной пяди завоёванных нами человеческих прав». В тот же день Шмидт был арестован.

Вечером 13 ноября депутатская комиссия, состоявшая из матросов и солдат, делегированных от разных родов оружия, в том числе от семи судов, пригласила для военного руководства отставного флотского лейтенанта Шмидта, завоевавшего большую популярность во время октябрьских митингов. «Он мужественно принял приглашение и с этого дня стал во главе движения»[5].

14 (27) ноября возглавил мятеж на крейсере «Очаков» и других судах Черноморского флота. Шмидт объявил себя командующим Черноморским флотом, дав сигнал: «Командую флотом. Шмидт». В тот же день он отправил телеграмму Николаю II: «Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от Вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и не повинуется более Вашим министрам. Командующий флотом П. Шмидт».

Выбросив на «Очакове» адмиральский флаг и дав сигнал: «командую флотом, Шмидт», с расчетом сразу привлечь этим к восстанию всю эскадру, он направил свой крейсер к «Пруту», чтобы освободить потемкинцев. Сопротивления никакого не было оказано. «Очаков» принял матросов-каторжан на борт и обошел с ними всю эскадру. Со всех судов раздавалось приветственное «ура». Несколько из судов, в том числе броненосцы «Потемкин» и «Ростислав», подняли красное знамя; на последнем оно, впрочем, развевалось лишь несколько минут.

15 ноября в 9 час. утра на «Очакове» был поднят красный флаг. Против восставшего крейсера правительство немедленно начало военные действия. 15 ноября в 3 часа дня начался морской бой, а в 4 часа 45 мин. царский флот уже одержал полную победу. Шмидт вместе с другими руководителями восстания был арестован.

Смерть и похороны

Шмидта под конвоем ведут к зданию суда

Шмидт вместе с соратниками был приговорён к смертной казни закрытым военно-морским судом, проходившим в Очакове с 7 по 18.02.1906. Предание капитана второго ранга в отставке Шмидта военно-полевому суду было незаконно[источник не указан 1889 дней], поскольку военно-полевой суд имел право судить только находившихся на действительной военной службе.К сожалению, подобное явление случается и в наши дни, так как военному ведомству гораздо легче решать свои вопросы посредством военного суда. Обвинители утверждали, что Шмидт, якобы, готовил заговор, будучи ещё лейтенантом на действительной службе. Адвокаты Шмидта убедительно опровергали и этот недоказанный факт тем, что из патриотических соображений добровольно вступившего во время русско-японской войны на действительную службу Шмидта считали подлежащим военно-полевому суду незаконно, так как по состоянию здоровья он призыву не подлежал независимо от его патриотического порыва, состояние его здоровья совершенно очевидно, и его законное воинское звание — уже много лет не существовавший тогда чин флотского лейтенанта, предание которого военно-полевому суду — не просто юридический казус, а вопиющее беззаконие.

20 февраля был вынесен приговор, по которому Шмидт и 3 матроса приговаривались к смертной казни.

06.03.1906 на острове Березань расстрелян вместе с Н. Г. Антоненко (член революционного судового комитета), машинистом А. Гладковым и старшим баталёром С. Частником. В советские годы общепринятой была версия, что командовал расстрелом товарищ детства Шмидта и сокурсник его по училищу (который сидел с ним за одной партой) Михаил Ставраки, расстрелянный за это советской властью в 1923 году[6]. Однако сам Ставраки на суде вины своей в казни Шмидта так и не признал, заявив, что он присутствовал при казни только как офицер связи, а командовал казнью командир транспорта «Прут» капитан 2-го ранга В. И. Радецкий[7].

8 (21) мая 1917 г.  после того как стали известны планы народных масс, находящихся под влиянием революционного порыва, выкопать прах «контрреволюционных адмиралов» — участников Обороны Севастополя во время Крымской войны и на их месте перезахоронить лейтенанта Шмидта и его товарищей, расстрелянных за участие в ноябрьском 1905-го года Севастопольском восстании, останки Шмидта и расстрелянных вместе с ним матросов были по приказу командующего Черноморским флотом вице-адмирала А. В. Колчака в ускоренном порядке перевезены в Севастополь, где в Покровском соборе состоялось их временное захоронение. Это распоряжение Колчака позволило сбить накал революционных страстей на Черноморском фронте и окончательно пресечь все разговоры на тему эксгумации останков адмиралов, погибших во время Крымской войны и покоившихся во Владимирском соборе Севастополя[8].

14.11.1923 Шмидт с товарищами перезахоронен в Севастополе на городском кладбище Коммунаров. Памятник на их могиле был сделан из камня, ранее стоявшего на могиле командира броненосца «Князь Потемкин − Таврический», капитана 1-го ранга Е. Н. Голикова, погибшего в 1905 году. Для постамента использовали гранит, конфискованный в бывших имениях и оставшийся после возведения памятника Ленину[9].

Семья

Сын: Шмидт, Евгений ПетровичДочь: Шмидт, Екатерина Петровна (6.12.1904 — ?)[10]

Награды

Оценки

Капитан второго ранга в отставке Пётр Шмидт был единственным известным офицером русского флота, примкнувшим к революции 1905—1907 года. Чтобы объяснить переход племянника генерал-адмирала на сторону революции классовой борьбой Петру Шмидту был «присвоен» чин младшего офицера флота — лейтенанта. Так, 14 ноября 1905 года В. И. Ленин писал: «Восстание в Севастополе всё разрастается… Командование „Очаковым“ принял лейтенант в отставке Шмидт…, севастопольские события знаменуют полный крах старого, рабского порядка в войсках, того порядка, который превращал солдат в вооруженные машины, делал их орудиями подавления малейших стремлений к свободе».

Но сам Шмидт, пусть и социал-демократ, много лет участвовавший в подпольной деятельности, по воспоминаниям близко знавшей его Ростковской, к моменту начала восстания уже отошёл от революционной деятельности и был «конституционным монархистом».

На суде Шмидт заявил, что если бы действительно готовил заговор, то заговор победил бы, и он согласился возглавить готовившееся левыми и вспыхнувшее без его участия восстание только для того, чтобы избежать резни матросами всех представителей привилегированных классов и нерусских и ввести бунт в конституционное русло.

Память

Имя Петра Петровича Шмидта носят улицы в городах: Астрахань, Батайск, Бердянск, Винница, Вологда, Вязьма, Бердянск, Тверь (бульвар), Владивосток, Ейск, Гатчина, Днепропетровск, Донецк, Егорьевск, Иркутск, Казань, Лысьва, Мурманск, Бобруйск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Новороссийск, Одесса, Первомайск, Очаков, Самара, Севастополь, Симферополь, Таганрог, Тюмень, Керчь, Кременчуг, Каменец-Подольский, Краснодар, Хабаровск, Харьков, Люботин, Мелитополь, Петропавловск РК. Именем Лейтенанта Шмидта названы набережные в Санкт-Петербурге и городе Великие Луки, Благовещенский мост в Санкт-Петербурге носил имя «Лейтенанта Шмидта» в период с 1918 по 14 августа 2007 года. Также в честь Шмидта названы Яхта «Лейтенант Шмидт», завод имени Лейтенанта Шмидта в Баку.

Поскольку улицы Шмидта расположены в нескольких городах на разных берегах Таганрогского залива, журналисты говорят о неформальной «самой широкой улице в мире» (десятки километров)[11] (официальным рекордсменом — 110 метров — является улица 9 июля в Буэнос-Айресе, Аргентина).

На острове Березань в 1968 году архитекторы Н. Галкина и В. Очаковский установили памятник в память расстрелянным руководителям восстания.

Мемориальный дом-музей П. П. Шмидта с 1980 года работает в Бердянске, помещаясь в доме, где семья бердянского градоначальника П. П. Шмидта проживала более десяти лет. В Бердянске имя П. П. Шмидта также носит центральный городской парк (перед ним установлен бюст П. П. Шмидта) — один из двух скверов, разбитых в своё время градоначальником П. П. Шмидтом. Перед входом в Бердянский государственный педагогический университет (здание, в котором до революции помещалась гимназия, которую окончил Петр Шмидт), также установлен бюст П. П. Шмидта (бюст революционера стоит справа от входа, слева — бюст выдающегося врача, изобретателя вакцин от холеры и чумы В. А. Хавкина).

Музей имени П. П. Шмидта в г. Очаков был открыт в 1962 г., в настоящее время музей закрыт, часть экспонатов была перенесена в бывший Дворец Пионеров.

С 1926 года П. П. Шмидт — почётный член Севастопольского совета депутатов трудящихся.

Лейтенант Шмидт в искусстве

Дети лейтенанта Шмидта
  • В романе Ильфа и Петрова «Золотой телёнок» упоминаются «тридцать сыновей и четыре дочери лейтенанта Шмидта» — мошенников-самозванцев, кочующих по глубинке и выпрашивающих материальную помощь у местных властей, под имя своего знаменитого «отца». Тридцать пятым потомком лейтенанта Шмидта стал О. Бендер. Настоящий сын Петра Петровича — Евгений Шмидт-Завойский (мемуары об отце изданы под фамилией «Шмидт-Очаковский») — был эсером и эмигрантом.
  • В Бердянске имя П. П. Шмидта носит центральный городской парк, названный так в честь его отца, основателя парка, а недалеко от входа в парк возле ДК им. Н. А. Островского установлена парная скульптура (работы Г. Франгуляна), изображающая сидящих на скамейке «сыновей лейтенанта Шмидта» — Остапа Бендера и Шуру Балаганова.
  • В фильме «Доживём до понедельника» судьба П. Шмидта становится предметом обсуждения на уроке истории, который ведёт учитель Илья Семёнович Мельников (Вячеслав Тихонов). Там же, один из учеников упоминает и роман Ильфа и Петрова, где «Остап Бендер и его кунаки работали под сыновей лейтенанта Шмидта».
  • «Дети лейтенанта Шмидта» — команда КВН.
  • "Дети лейтенанта Шмидта" - международный, российско-белорусский мотоклуб.Основан 14.10.2014г.

Литература

  • Водовозов В. В. Шмидт, Петр Петрович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • «Крымский вестник», 1903—1907.
  • «Исторический вестник». 1907, № 3.
  • Вице-адмирал Г. П. Чухнин. По воспоминаниям сослуживцев. СПб. 1909.
  • Нерадов И. И. Красный адмирал : [Лейтенант П.П. Шмидт] : рассказ-быль из революции 1905 г. М. : Воля, [1917].
  • Календарь Русской революции. Из-во «Шиповник», СПб, 1917.
  • Лейтенант Шмидт : письма, воспоминания, документы / П. П. Шмидт; ред. и предисл. В. Максаков . — М. : Новая Москва, 1922.
  • А. Избаш. Лейтенант Шмидт. Воспоминания сестры. М. 1923.
  • И. Вороницын. Лейтенант Шмидт. М-Л. Госиздат. 1925.
  • Избаш А. П. Лейтенант Шмидт Л., 1925 (сестра ППШ)
  • Генкин И. Л. Лейтенант Шмидт и восстание на «Очакове», М.,Л. 1925
  • Платонов А. П. Восстание на Черноморском флоте в 1905 г. Л., 1925
  • Революционное движение в 1905 году. Сборник воспоминаний. М. 1925. Об-во политкаторжан.
  • «Каторга и ссылка». М. 1925—1926.
  • Карнаухов-Краухов В. И. Красный лейтенант. — М., 1926. — 164 с.
  • Шмидт-Очаковский. Лейтенант Шмидт. «Красный адмирал». Воспоминания сына. Прага. 1926.
  • Революция и самодержавие. Подборка документов. М. 1928.
  • А. Федоров. Воспоминания. Одесса. 1939.
  • А. Куприн. Сочинения. М. 1954.
  • Революционное движение в Черноморском флоте в 1905—1907 годах. М. 1956.
  • Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М. 1957.
  • С. Витте. Воспоминания. М. 1960.
  • В. Долгий. Предназначение. Роман. Калининград. 1976.
  • Р. Мельников. Крейсер Очаков. Ленинград. «Судостроение». 1982.
  • Попов М. Л. Красный адмирал. Киев, 1988
  • В. Острецов. Чёрная сотня и Красная сотня. М. Воениздат. 1991.
  • С. Ольденбург. Царствование императора Николая Второго. М. «Терра». 1992.
  • В. Королев. Бунт на коленях. Симферополь. «Таврия». 1993.
  • В. Шульгин. Что нам в них не нравится. М. Русская книга. 1994.
  • А. Подберезкин. Русский путь. М. РАУ-Университет. 1999.
  • Л. Замойский. Масонство и глобализм. Невидимая империя. М. «Олма-пресс». 2001.
  • Шигин. Неизвестный лейтенант Шмидт. «Наш современник» № 10. 2001.
  • А. Чикин. Севастопольское противостояние. Год 1905. Севастополь. 2006.
  • Л.Ноздрина, Т.Вайшля. Путеводитель по мемориальному дому-музею П. П. Шмидта. Бердянск, 2009.
  • И. Гелис. Ноябрьское восстание в Севастополе в 1905 году.
  • Ф. П. Рерберг. Исторические тайны великих побед и необъяснимых поражений

Примечания

  1. ↑ По некоторым данным, неожиданно получив наследство после смерти тетушки по матери, А. Я. Эстер, Шмидт с женой и маленьким Женей уезжает в Париж и поступает в школу воздухоплавания Эжена Годара. Под именем Леона Аэра пытается освоить полеты на воздушном шаре. Но избранное предприятие не сулило успеха, семья бедствовала, и в начале 1892 года они переехали в Польшу, затем в Лифляндию, Петербург, Киев, где полеты Леона Аэра также не дали желаемых сборов. В России в одном из показательных полетов отставной лейтенант потерпел аварию, и в результате весь остаток жизни он страдал от болезни почек, вызванной жестким ударом корзины аэростата о землю. Дальнейшие полеты пришлось прекратить, Шмидты задолжали за гостиницу. Шар вместе с оборудованием для обеспечения полетов, пришлось продать.
  2. ↑ Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  3. ↑ В сентябре 1904 года в Либаве, где готовился к походу «Иртыш», Шмидт устроил драку на балу, организованном обществом Красного Креста. «В самый разгар бала, во время передышки в танцах, старший офицер транспорта „Анадырь“ Муравьёв, танцевавший с голубоглазой, белокурой красоткой — баронессой Крюденер, сидел и разговаривал со своей дамой. В это время старший офицер транспорта „Иртыш“ Шмидт, бывший на другом конце зала, подошёл вплотную к Муравьёву и, не говоря ни слова, закатил ему пощёчину. Баронесса Крюденер вскрикнула и упала в обморок; к ней бросились несколько человек из близ сидевших, а лейтенанты сцепились в мёртвой схватке и, нанося друг другу удары, свалились на пол, продолжая драться. Из-под них, как из под дерущихся собак, летели бумажки, конфети, окурки. Картина была отвратительная. Первым кинулся к дерущимся 178-го пехотного полка штабс-капитан Зенов, его примеру последовали другие офицеры, которые силою растащили дерущихся. Тотчас же они были арестованы и отправлены в порт. Когда их вывели в прихожую, большие окна хрустального стекла которой выходили на кургаузский проспект, где стояли в очереди сотни извозчиков, то Шмидт схватил тяжёлый жёлтый стул и запустил им в стёкла.» По предположению Рерберга, этот инцидент Шмидт устроил специально для того, чтобы его выгнали со службы. Фрагмент из воспоминаний начальника штаба Либавской крепости Ф. П. Рерберга В мемуарах сослуживца Шмидта по транспорту «Иртыш» Гаральда Графа причина драки изложена следующим образом: «Лейтенант Шмидт, вместе со старшим механиком П. пошли на берег и попали на танцевальный вечер в кургауз. Шмидт здесь увидел лейтенанта Д., который в дни их молодости был причиной его семейной драмы. С тех пор он Д. не встречал, но и не забывал своего обещания „посчитаться“ при первой встрече. В тот злополучный вечер, спустя много лет, произошла эта встреча, и, когда танцы закончились и почти вся публика разошлась, Шмидт подошел к Д. и, без долгих разговоров, ударил его по лицу.» /Г. К. Граф «Очерки из жизни морского офицера. 1897—1905 гг»./
  4. ↑ Владимир Шигин НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛЕЙТЕНАНТ ШМИДТ
  5. ↑ Л. Троцкий. Красный флот
  6. ↑ Бросок на юг
  7. ↑ Служение богу во флоте
  8. ↑ Смолин А. В. Два адмирала: А. И. Непенин и А. В. Колчак в 1917 г. — СПб.:"ДМИТРИЙ БУЛАНИН", 2012. — 200 с.: ил. ISBN 978-5-86007-700-3, С. 166
  9. ↑ Сергей Тюляков. Герой двух войн // Независимое военное обозрение, 20 июня 2014
  10. ↑ Выписка из Метрической книги Севастопольского Адмиралтейского Собора о рождении Екатерины Петровны Шмидт
  11. ↑ Самую широкую улицу мира делят сразу три города.
  12. ↑ Музыкальная энциклопедия. Гл. ред. Ю. В. Келдыш. Т 6. Хейнце — Яшугин. 1008 стб. илл. М.: Советская энциклопедия, 1982 (стб. 1002)

Ссылки

wikiredia.ru

Отец всех «сыновей». Подлинная история революционного лейтенанта Шмидта | История | Общество

Заложник «Золотого телёнка»

Выражение «сын лейтенанта Шмидта» прочно закрепилось в русском языке как синоним афериста и мошенника благодаря роману Ильфа и Петрова «Золотой телёнок».

А вот о человеке, за сыновей которого выдавали себя ушлые мошенники во времена создания романа, сегодня знают куда меньше.

Прославленный как герой первой русской революции, спустя десятилетия Пётр Петрович Шмидт оказался где-то на периферии внимания историков, не говоря уже о простых обывателях.

Те же, кто помнят о Шмидте, в своих оценках расходятся кардинально — для одних он идеалист, мечтавший о создании в России общества справедливости, для других — психически нездоровый субъект, патологический лживый, падкий на деньги, за высокими речами скрывавший эгоистические устремления.

Как правило, оценка Шмидта зависит от отношения людей к революционным событиям в России в целом. Те, кто считает революцию трагедией, склонны к негативному отношению к лейтенанту, те, кто полагает крушение монархии неизбежностью, относятся к Шмидту как к герою.

Женитьба с целью перевоспитания

Пётр Петрович Шмидт родился 5 (17) февраля 1867 года в Одессе. Практически все мужчины рода Шмидтов посвятили себя службе на флоте. Отец и полный тёзка будущего революционера Пётр Петрович Шмидт дослужился до звания контр-адмирала, был градоначальником Бердянска и Бердянского порта. Дядя, Владимир Петрович Шмидт, носил чин полного адмирала, являлся кавалером всех российских орденов, был старшим флагманом Балтийского флота.

Пётр Шмидт в 1886 году окончил Петербургское морское училище, был произведён в мичманы и назначен на Балтийский флот.

Среди своих сослуживцев Пётр Шмидт выделялся неординарностью мышления, разносторонними интересами, любовью к музыке и поэзии. Молодой моряк был идеалистом — ему претили жёсткие нравы, царившие в ту пору на царском флоте. Избиения низших чинов, «палочная» дисциплина казались Петру Шмидту чудовищными. Сам он в отношениях с подчинёнными быстро обрёл славу либерала.

Но дело не только в особенностях службы, Шмидту казались неправильными и несправедливыми устои царской России в целом. Офицеру флота предписывалось чрезвычайно тщательно выбирать спутницу жизни. А Шмидт влюбился буквально на улице, в молодую девушку, которую звали Доминика Павлова. Проблема заключалась в том, что возлюбленная моряка оказалась… проституткой.

 

Шмидта это не остановило. Возможно, сказалось его увлечение Достоевским, но он решил, что женится на Доминике и перевоспитает её.

Они обвенчались сразу после того, как Пётр окончил училище. Этот смелый шаг лишал Шмидта надежд на большую карьеру, но это его не испугало. В 1889 году у пары родился сын, которого назвали Евгением.

Добиться исправления своей возлюбленной Шмидту не удалось, хотя брак их продлился больше полутора десятилетий. После развода сын остался с отцом.

Капитан торгового флота

Отец Петра Шмидта брак сына принять и понять не смог, вскоре скончавшись. Пётр уволился со службы по болезни в чине лейтенанта, отправился с семьёй в путешествие в Европу, где увлёкся воздухоплаванием, пытался зарабатывать с помощью показательных полётов, но в одном из них получил травму при приземлении и вынужден был оставить это увлечение.

В 1892 году он восстановился на службе во флоте, однако характер и взгляды приводили к постоянным конфликтам с консервативно настроенными сослуживцами.

В 1889 году, увольняясь со службы, Шмидт сослался на «нервное заболевание». Впоследствии при каждом новом конфликте его оппоненты будут намекать на психические проблемы офицера.

В 1898 году Пётр Шмидт снова уволен с военного флота, но получил право служить на флоте коммерческом.

Период с 1898 по 1904 годы в его жизни стал, пожалуй, самым счастливым. Служба на кораблях Российского общества пароходства и торговли (РОПиТ) была трудной, но хорошо оплачиваемой, профессиональными навыками Шмидта работодатели были довольны, а «палочной» дисциплины, претившей ему, тут не было и в помине.

Однако в 1904 году Петра Шмидта вновь призывают на службу как офицера запаса флота в связи с началом русско-японской войны.

Любовь за 40 минут

Лейтенант был назначен старшим офицером на угольный транспорт «Иртыш», приписанный к 2-й Тихоокеанской эскадре, который в декабре 1904 года с грузом угля и обмундирования вышел вдогонку эскадре.

2-ю Тихоокеанскую эскадру ждала трагическая судьба — она была разгромлена в Цусимском сражении. Но сам лейтенант Шмидт в Цусиме не участвовал. В январе 1905 года в Порт-Саиде он был списан с корабля из-за обострения болезни почек. Проблемы с почками у Шмидта начались как раз после травмы, полученной во время увлечения воздухоплаванием.

 

Лейтенант возвращается на Родину, где уже гремят первые залпы первой русской революции. Шмидт переведён на Черноморский флот и назначен командиром миноносца № 253, базирующегося в Измаиле.

В июле 1904 года лейтенант, не получая разрешения у командования, выехал в Керчь, чтобы помочь сестре, у которой возникли серьёзные семейные проблемы. Ехал Шмидт на поезде, проездом остановившись в Киеве. Там на Киевском ипподроме Пётр познакомился с Зинаидой Ивановной Ризберг. Она же вскоре оказалась его попутчицей в поезде Киев – Керчь. Ехали вместе 40 минут, 40 минут говорили. И Шмидт, идеалист и романтик, влюбился. У них возник роман в письмах — именно о нём вспоминает герой Вячеслава Тихонова в фильме «Доживём до понедельника».

Этот роман протекал на фоне всё более разгорающихся событий, которые докатились и до главной базы Черноморского флота в Севастополе.

Клятва над могилой

Пётр Шмидт не участвовал ни в каких революционных комитетах, но с энтузиазмом встретил царский манифест от 17 октября 1905 года, гарантирующий «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

Офицер в восторге — его мечты о новом, более справедливом устройстве русского общества начинают реализовываться. Он оказывается в Севастополе и участвует в митинге, на котором призывает освободить политических заключённых, томящихся в местной тюрьме.

Толпа идёт к тюрьме и попадает под огонь правительственных войск. 8 человек убито, более полусотни ранено.

Для Шмидта это становится глубоким потрясением. В день похорон убитых, которые вылились в манифестацию с участием 40 тысяч человек, у могилы Пётр Шмидт произносит речь, которая буквально за пару дней делает его знаменитым на всю Россию: «У гроба подобает творить одни молитвы. Но да уподобятся молитве слова любви и святой клятвы, которую я хочу произнести здесь вместе с вами. Души усопших смотрят на нас и вопрошают безмолвно: «Что же вы сделаете с этим благом, которого мы лишены навсегда? Как вы воспользуетесь свободой? Можете ли вы обещать нам, что мы последние жертвы произвола?» И мы должны успокоить смятенные души усопших, мы должны поклясться им в этом. Клянёмся им в том, что мы никогда не уступим ни одной пяди завоёванных нами человеческих прав. Клянусь! Клянёмся им в том, что всю работу, всю душу, самую жизнь мы положим на сохранение нашей свободы. Клянусь! Клянёмся им в том, что свою общественную работу мы всю отдадим на благо рабочего неимущего люда. Клянёмся им в том, что между нами не будет ни еврея, ни армянина, ни поляка, ни татарина, а что все мы отныне будем равные и свободные братья великой свободной России. Клянёмся им в том, что мы доведём их дело до конца и добьёмся всеобщего избирательного права. Клянусь!»

Лидер восстания

За эту речь Шмидт был немедленно арестован. Предавать его суду власти не собирались — за крамольные речи офицера намеревались отправить в отставку.

Но в городе в тот момент уже фактически началось восстание. Власти всеми силами пытались подавить недовольство.

В ночь на 12 ноября был избран первый Севастопольский Совет матросских, солдатских и рабочих депутатов. На следующее утро началась всеобщая забастовка. Вечером 13 ноября депутатская комиссия, состоявшая из матросов и солдат, делегированных от разных родов оружия, в том числе от семи судов, пришла к Шмидту, освобождённому и ждавшему отставки, с просьбой возглавить восстание.

К этой роли Пётр Шмидт был не готов, однако, прибыв на крейсер «Очаков», чья команда стала ядром восставших, он оказывается увлечён настроениями моряков. И лейтенант принимает главное решение в своей жизни — он становится военным руководителем восстания.

14 ноября Шмидт объявил себя командующим Черноморским флотом, дав сигнал: «Командую флотом. Шмидт». В тот же день он отправил телеграмму Николаю II: «Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от Вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и не повинуется более Вашим министрам. Командующий флотом П. Шмидт». На корабль к отцу прибывает и его 16-летний сын Евгений, который участвует в восстании вместе с отцом.

Команде «Очакова» удаётся освободить часть ранее арестованных матросов с броненосца «Потёмкин». Власти тем временем блокируют мятежный «Очаков», призывая восставших сдаться.

15 ноября над «Очаковом» поднято красное знамя, и революционный крейсер принимает свой первый и последний бой.

На других кораблях флота восставшим не удалось взять ситуацию под свой контроль. После полуторачасового сражения восстание было подавлено, а Шмидт и другие его руководители арестованы.

От расстрела до почестей

Суд над Петром Шмидтом проходил в Очакове с 7 по 18 февраля 1906 года в закрытом режиме. Лейтенанта, присоединившегося к восставшим матросам, обвиняли в том, что он готовил мятеж, находясь на действительной военной службе.

20 февраля 1906 года Пётр Шмидт, а также трое зачинщиков восстания на «Очакове» — Антоненко, Гладков, Частник — были приговорены к смертной казни.

6 марта 1906 года приговор был приведён в исполнение на острове Березань. Командовал расстрелом сокурсник Шмидта по училищу, друг его детства Михаил Ставраки. Самого Ставраки спустя 17 лет, уже при советской власти, нашли, судили и тоже расстреляли.

 

После Февральской революции останки Петра Петровича Шмидта были перезахоронены с воинскими почестями. Приказ о перезахоронении отдал будущий Верховный правитель России адмирал Александр Колчак. В мае 1917 года военный и морской министр Александр Керенский возложил на могильную плиту Шмидта офицерский Георгиевский крест.

Беспартийность Шмидта сыграла на руку его посмертной славе. После Октябрьской революции он остался среди самых почитаемых героев революционного движения, что, собственно, и стало причиной появления людей, выдававших себя за сыновей лейтенанта Шмидта.

 

Настоящий сын Шмидта воевал в армии Врангеля

Единственный реальный сын Петра Шмидта, Евгений Шмидт, в 1906 году был освобождён из тюрьмы как несовершеннолетний. Уже после Февральской революции Евгений Шмидт подал прошение Временному правительству о разрешении присоединить к носимой им фамилии слово «Очаковский». Молодой человек пояснил, что это желание вызвано стремлением сохранить в своём потомстве воспоминание об имени и трагической смерти его отца-революционера. В мае 1917 года такое разрешение сыну лейтенанта Шмидта было дано.

Октябрьскую революцию Шмидт-Очаковский не принял. Более того, он воевал в Белой армии, в ударных частях барона Врангеля, и покинул Россию после окончательного поражения Белого движения. Он скитался по разным странам; прибыл в Чехословакию, где в 1926 году выпустил книгу «Лейтенант Шмидт. Воспоминания сына», полную разочарования в идеалах революции. Книга, однако, успеха не имела. В среде эмиграции к сыну лейтенанта Шмидта относились даже не с подозрением, его просто не замечали. В 1930 году он перебрался в Париж, и последние двадцать лет его жизни ничем примечательным отмечены не были. Он жил в бедности и умер в Париже в декабре 1951 года.

 

Последняя возлюбленная лейтенанта, Зинаида Ризберг, в отличие от его сына, осталась в Советской России и даже получала от властей персональную пенсию. На основе сохранённой ей переписки с Петром Шмидтом были созданы несколько книг, и даже снят фильм.

Но лучше всего имя лейтенанта Шмидта сохранилось в истории благодаря сатирическому роману Ильфа и Петрова. Удивительная ирония судьбы…

www.aif.ru