святой. Свт что это


Святой, святость - что значит быть святым?

Что значит быть святым? Что такое святость? Проповедь о святости и ответы на вопросы об этом от профессора Осипова Вы найдёте в данной статье!

Что значит быть святым?

Апостол Павел называл святыми всех христиан без исключения. Эти слова можно понимать как императив: «Каждый христианин обязан стремиться к святости». Но встречая нравственного или просто порядочного человека, мы тоже говорим: «Вот посмотрите, просто святой человек!» Об этой ли святости проповедовал апостол? Что значит — быть святым? На наши вопросы ответил профессор МДА, известный апологет и богослов Алексей ОСИПОВ.

Что такое святость?

Святость Православие рассматривает как самую высшую ступень духовного развития человека. Но эта категория включает в себя и две предшествующие ступени: начальную, которую условно можно назвать спасенностью, и вторую — праведность. Поэтому прежде чем говорить о святости, необходимо сказать о двух предыдущих ступенях.

Первая, низшая, ярко изображена в Евангелии, когда Христос разбойнику, справа от Него распятому, говорит: ныне же будешь со Мною в раю (Лк. 23, 43). Как понять эти слова Христа? Ведь, разбойник не только ничего праведного не сделал, но, напротив, у него, образно говоря, руки по локоть были в крови?!

Однако если мы посмотрим на евангельский контекст, то встречаемся не раз с тем же поразительным явлением. Так, фарисеям Христос ставит в пример мытаря, сборщика налогов, который налево и направо обманывает своих собратьев. А кто такие фарисеи? Их можно по принятым обетам сравнить, чтобы это было понятно для современного человека, с монашеством, — и те, и другие целью своей жизни ставят тщательное исполнение всего закона Божьего.

Христос оправдывает блудницу, взятую в явном грехе, а фарисеям говорит: «истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31). Фарисеев за их гордость и превозношение над прочими людьми, за их лицемерие Спаситель называет ехиднами, змеями, гробами окрашенными, которые снаружи кажутся святыми, а внутри исполнены мерзости и хищения. Что Христос называет мерзостью и хищением? Видение себя праведным.

Эта самовлюбленность, закрывающая от человека его грехи, прежде всего внутренние, такие, например, как тщеславие, зависть, лукавство, гордость и т.д., делает человека неспособным к принятию Божественной чистоты и святости. Для спасения же человеку, оказывается, нужно совсем другое — осознание своей духовной и нравственной нечистоты. Лишь способный увидеть и осознать свои мерзости и внутренне отвергнуть их, раскаяться, приобретает состояние спасенности и получает спасение, как видим это из случая с разбойником. В этом и заключается первая и важнейшая ступень духовного развития человека, ведущая его к полноценной святости.

Что из себя представляет вторая ступень, праведность? Мы видим людей, старающихся жить по совести, стремящихся никого не обижать, не угнетать. Все эти люди, которые искренно стремится жить по совести и исполнять золотое правило человеческой жизни: как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними (Мф. 7, 12) и есть праведные.

Однако такая жизнь до тех пор, пока в человеке еще живут страсти, не может иметь совершенной духовной чистоты. Страсти непременно искажают поведение и заставляют одних любить больше, других меньше, гневаться и раздражаться, осуждать, проявлять скупость и т.д. Поэтому, праведность еще далека от того, что именуется в Церкви святостью.

Святым является только тот человек, который не только не нарушает нравственных норм жизни (то есть живет праведно), но и приобрел то, что именуется чистотой сердца, которая является плодом правильной духовной жизни. Такая жизнь с необходимостью предполагает праведность, но далеко не исчерпывается ею. Духовная жизнь заключается в борьбе со своими страстями, в постоянном внимании к своим мыслям, чувствам, желаниям, настроению с целью очищения ума и сердца от всего злого, скверного, противного заповедям Христовым. Эта жизнь требует тщательного изучения Священного Писания и творений святых Отцов, преимущественно аскетических, и сопряжена с постоянной молитвой (большей частью Иисусовой: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня»), с постом и воздержанием всех своих чувств телесных и душевных. Духовная жизнь требует и особых внешних условий, которые всегда создавали себе ищущие духовного совершенства: отказа от семейной жизни, имущества (кроме самого необходимого), от связей с мирской деятельностью и мирскими людьми — вообще от всего, что рассеивает ум, мешает молитве, внутренней сосредоточенности. Такая жизнь издревле называется монашеской. Именно монахи-подвижники и достигали такого бесстрастия, совершенного смирения и богоподобной любви, которые делали их причастниками Духа Божьего.

Церковь канонизирует и некоторых не достигших подобного совершенного состояния. Но она это делает, чтобы показать верующим пример или подвига страданий и смерти за Христа (мученики), или доброй христианской жизни тех, кто среди мира сумел сохраниться от соблазна и греха (праведники). В последнем случае, конечно, всегда присутствует большая осторожность, чтобы не ошибиться, не поддаться мирским оценкам жизни человека, придав несвойственное значение его внешней церковной или социальной деятельности, забыв о духовных критериях. Ибо в таком случае святцы могут превратиться в пантеон, в котором «святыми» становятся славные мира сего: цари, князья, высшие иерархи, политики, полководцы, писатели, художники, музыканты… Но это уже другая тема.

Зачем молятся святым?

В состоянии святости многие получают дары чудотворения, прозорливости, исцелений. И часто, исходя из этих признаков, человека начинают считать святым. Но необходимо заметить, что это глубоко неверно — сами по себе никакие дары еще не являются показателем святости. Христос предупредил: «восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24-25).

Особенно это нужно иметь в виду в наше время. Почему? Сейчас, к великому сожалению, очень многие верующие ищут именно чудес, прозорливости, предсказаний, а не спасения и святости. Потому обращаются к колдунам, экстрасенсам, лжестарцам, получая в результате вред и душе, и телу. Христианину нужно искать не чудес, а исцеления от страстей.

В настоящее время выпускается множество книг, которые буквально рекламируют отдельных святых в качестве помощников и целителей от конкретных болезней: кто помогает от печенки, кто от селезенки, кто в приобретении квартир — и так далее. Все это очень напоминает язычество, предлагающее помощь того или иного бога-специалиста в зависимости от возникшей проблемы.

В Православии молитвы святым носят совершенно иной характер. Каждый святой, к кому мы искренне обращаемся, является нашим сомолитвенником Богу. И каждый из них может быть нашим помощником. Нельзя специализировать святых, как врачей и адвокатов — это признак явного суеверия.

Почему и зачем мы молимся святым? Если я обращаюсь к другу: «Помолись, завтра мне предстоит трудное дело…», то почему же не могу обратиться с такой же просьбой к святителю Николаю? У Бога нет мертвых, у Него все живы. И к святым мы обращаемся, ибо их молитвы более действенны, чем у нас, грешных. Но при этом важно помнить, что святые — это наши сомолитвенники Богу, а не «спасители» сами по себе. Если мы забудем об этом, то превратимся в тех же язычников.

Каждый пятый — святой!

Итак, есть три ступени духовного развития человека. Но на пути к святости есть важное обстоятельство, без учета которого человек, даже праведно живущий, может оказаться в гибельном состоянии.

Очень часто у нас есть устойчивое чувство, что мы хорошие, праведные. Я же верующий, православный, хожу в церковь, исповедуюсь, причащаюсь. Я никого не убил, не ограбил, не обворовал, что еще нужно?! Право слово, святой, да и только!

Вот такое непонимание сейчас очень глубоко заразило христианское общество во всем мире. Недавно в США был опрос, который дал поразительные результаты: двадцать один процент американцев назвали себя святыми — то есть каждый пятый! А ведь попробуйте задеть самолюбие или кошелек этого «святого»? Подавляющее число христиан замечают лишь самые грубые свои нравственные падения, то есть большие грехи. Они не видят ни глубины повреждения самой природы человека, ни силы своих страстей, ни своего бессилия искоренить их.

Но присмотревшись к своим словам, желаниям, чувствам и сопоставив их с голосом совести, с учением Евангелия, мы начинаем видеть и нечто другое. Оказывается, я не могу не осуждать, не завидовать, не объедаться… Даже когда делаю, как кажется, доброе дело — и то оскверняю его тщеславием, расчетом. Остается одно — воскликнуть вместе с преподобным Макарием Великим: «Боже, очисти мя грешного, яко николиже (никогда) сотворих благое пред Тобою». Это является и началом, и критерием правильной духовной жизни. Преп. Петр Дамаскин потому и сказал: «первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих, бесчисленных как песок морской».

 

Вы прочитали статью Святой, святость – что значит быть святым? Читайте также:

Нескучный сад №2 2009

Нескучный сад – Архив по номерам

Словарь “Правмира” – Святые, святость

www.pravmir.ru

святой - это... Что такое святой?

Морфология: свя́т, свята́, свя́то, свя́ты; святе́е; нар. свя́то

1. Святая Троица — это Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух.

2. Святой Дух — одна из трёх ипостасей Бога.

По церковному преданию, в это время на апостолов сошёл Святой Дух.

3. Святое семейство — дева Мария, её муж Иосиф и младенец Христос.

4. Святая вода освящается церковью и используется верующими в быту, при лечении больных и т. п.

 

жизнь, обряды церкви

5. Святым называют то, что связано с религиозным поклонением и церковными обрядами.

Святая церковь. | Святой орден. | Ходить по святым местам.

6. Святым Писанием называют Библию, Евангелие.

7. Святой землёй называют Палестину.

8. Святые Дары — это хлеб и вино, которые хранятся в даровнице и даются священником верующим во время причастия как символ тела и крови Иисуса Христа.

9. Святой (неделей) называют неделю празднования Пасхи.

Он задержался в Москве и писал, что вернётся к Святой.

 

10. Святой отец — это форма обращения к лицам духовного звания, священнослужителям у католиков.

11. Святыми Отцами называют первых толкователей христианского вероучения (например, Блаженного Августина и т. п.).

12. Фраза свято место пусто не бывает означает, что какое-либо освобождённое кем-либо место, вакансия и т. п. занимается кем-либо, оказывается востребованным и т. п.

13. Святым называют того, кто провёл всю свою жизнь в служении Богу, Церкви, а также пострадавший за христианскую веру и признанный Церковью небесным покровителем верующих, чудотворцем.

Святой апостол Пётр. | Святые угодники, праведники, схимники, отшельники. | Святой был официально канонизирован. | Жизнеописание святого.

14. Святым называют безупречного в отношениях со всеми, бескорыстного человека.

Святая женщина! | Такое терпение — да вы просто святой!

15. Святая простота — так говорят об очень наивном человеке.

16. Святым называют то, что ощущается кем-либо как благородное, почётное дело.

Святая задача, цель. | Святая обязанность. | Считать своим святым долгом. | Родина — понятие святое. | Любовь — святое чувство.

17. Если для кого-либо нет ничего святого, то это означает, что этот человек ведёт себя жестоко, немилосердно по отношению к кому-либо.

Неужели в самом деле нет для него ничего святого?

18. Святая Русь — это народно-поэтическое название Руси, России.

19. Святая святых — это какое-либо место, которое считается недоступным для непосвящённых (первоначально так называлась часть Иерусалимского храма, в которую мог входить только первосвященник).

Операционная — святая святых этого центра. | Душа — святая святых человеческой личности.

= заветный

20. Если кто-либо питается святым духом, то это означает, что этот человек очень мало ест, недоедает, живёт впроголодь.

• свя́тость

Святость в лице. | Святость долга.

• свято́ша

• святы́ня

dic.academic.ru

SWT - это... Что такое SWT?

Standard Widget Toolkit (произносится «свит») — библиотека с открытым исходным кодом для разработки графических интерфейсов пользователя на языке Java.

Разработана фондом Eclipse, лицензируется под Eclipse Public License, одной из лицензий открытого ПО.

SWT не является самостоятельной графической библиотекой, а представляет собой кросс-платформенную оболочку для графических библиотек конкретных платформ, например, под GNU/Linux SWT использует библиотеку Gtk+. SWT написана на стандартной Java и получает доступ к OS-специфичным библиотекам через Java Native Interface, который рассматривается в качестве сильного средства, несмотря на то, что это не является чистой Java.

SWT — альтернатива AWT и Swing (Sun Microsystems) для разработчиков, желающих получить привычный внешний вид программы в данной OS и избежать части проблем, связанных с переучиванием пользователей. Использование SWT делает Java-приложение более эффективным, но снижает независимость от OS и оборудования, требует ручного освобождения ресурсов и в некоторой степени нарушает Sun-концепцию платформы Java.

Пример

Результат в среде GTK import org.eclipse.swt.*; import org.eclipse.swt.widgets.*; public class HelloWorld { public static void main (String[] args) { Display display = new Display(); Shell shell = new Shell(display); Label label = new Label(shell, SWT.NONE); label.setText("Hello World"); label.pack(); shell.pack(); shell.open(); while (!shell.isDisposed()) { if (!display.readAndDispatch ()) display.sleep (); } display.dispose (); } }

См. также

Ссылки

Инструментарии виджетов Низко-уровневые Высоко-уровневые
Macintosh Toolbox/Carbon · Windows API · Intrinsics · Intuition · Xlib

dic.academic.ru

SWT - это... Что такое SWT?

Standard Widget Toolkit (произносится «свит») — библиотека с открытым исходным кодом для разработки графических интерфейсов пользователя на языке Java.

Разработана фондом Eclipse, лицензируется под Eclipse Public License, одной из лицензий открытого ПО.

SWT не является самостоятельной графической библиотекой, а представляет собой кросс-платформенную оболочку для графических библиотек конкретных платформ, например, под GNU/Linux SWT использует библиотеку Gtk+. SWT написана на стандартной Java и получает доступ к OS-специфичным библиотекам через Java Native Interface, который рассматривается в качестве сильного средства, несмотря на то, что это не является чистой Java.

SWT — альтернатива AWT и Swing (Sun Microsystems) для разработчиков, желающих получить привычный внешний вид программы в данной OS и избежать части проблем, связанных с переучиванием пользователей. Использование SWT делает Java-приложение более эффективным, но снижает независимость от OS и оборудования, требует ручного освобождения ресурсов и в некоторой степени нарушает Sun-концепцию платформы Java.

Пример

Результат в среде GTK import org.eclipse.swt.*; import org.eclipse.swt.widgets.*; public class HelloWorld { public static void main (String[] args) { Display display = new Display(); Shell shell = new Shell(display); Label label = new Label(shell, SWT.NONE); label.setText("Hello World"); label.pack(); shell.pack(); shell.open(); while (!shell.isDisposed()) { if (!display.readAndDispatch ()) display.sleep (); } display.dispose (); } }

См. также

Ссылки

Инструментарии виджетов Низко-уровневые Высоко-уровневые
Macintosh Toolbox/Carbon · Windows API · Intrinsics · Intuition · Xlib

dik.academic.ru

СВЯТОЙ - это... Что такое СВЯТОЙ?

СВЯТОЙ, духовно и нравствено непорочный, чистый, совершенный; все, что относится к Божеству, к истинам веры, предмет высшего почитания, поклонения нашего, духовный, божественый, небесный. Святой Дух, третья ипостась, выражающая деятельность Божественную.

| о человеке: непорочный и угодный Богу, первообраз человека. Святые делятся церковью на лики, разряды: Св. Праотцы, древние патриархи, ветхозаветные праведники: Адам, Ной, Авраам и пр. Пророки, все ветхозаветные, предрекавшие пришествие Христа, а последний Предтеча, Креститель. Апостолы, кроме 12-ти еще семьдесят; Равноапостольные: Мария Магдалина, Владимир Киевский и пр. Святители, Св. Отцы, пастыри и учители, преемники апостолов и епископы; мученики, страстотерпцы и исповедники, убитые за веру свою; иные из них великомученики, а если они притом были и пастырями, то священномученики; преподобные, б.ч. пустынножители, подвижники, отрекшиеся от мира, плотоубийцы, скитальцы, в числе их и верижники, столпники, юродивые и блаженные; есть и преподобные мученики. Постники и великопостники, томившие себя сухоядением и голодом; милостивые и бессребренники, раздававшие все мирское стяжание свое; затворники, налагавшие на себя одиночество; молчальники, принимавшие обет немоты. Иным придаются звания чудотворцев, за чудеса, ими содеянные; Богоносцев, носивших в сердце своем Бога; праведники вообще угодники Божии. Иных чествуют: славномучениками, многострадальными и пр. Пять дней, пять ночей святым покою не давала! в страхе была, все молилась. Святой отец, почет черному духовенству и папе.

| Такой содом, что хоть святых вон неси, образа, иконы. Наменял святых. Святая святых, святейшее место, тайник святыни; в ветхозаветной скинии и в Иерусалимском храме: задний притвор, где был ковчег завета, где ныне у нас алтарь. Свят муж: только пеленой обтереть да в рай пустить! Свят, свят, да не искусен, приличился в ханжестве. Бес не ест, не пьет, а свят не живет (о посте). Не знаешь, какому святому молиться. Поди ко святым! Голый - что святой: беды не боится. Бедностьсвятое дело. ятая душа на костылях. Не всякому под святыми сидеть. Не всем большим под святыми сидеть. Честь да место - Господь над нами - садись под святые! Уж он под святыми лежит, умирает, от обычая обмывать и класть под образа еще заживо. Он из под святых встал, ожил от тяжкой болезни. Так врет, что вынеси святых, да и сам уходи!

| Святым зовут вообще все заветное, дорогое, связанное с истиною и с благом. Святая отчизна. Это мой святой долг. Слово свято, нерушимо. Что взято, то свято, кощунное выраженье; что добыл, то мое, не отдам. Святой угол, где киот и иконы. Одно слово - аминь, а святые дела вершит! Хороша святая правда-да в люди не годится. В день свят суеты спят. День свят, и дела наши спят. Разоделся как в свят день до обедни (после обедни во многих местах праздничное платье сымается). На святой дождь-добрая рожь (орл. ). Что Бог дал, свято! Одолели черти святое место. Что сделано, то и свято. Святой воздух, помоги нам! говорят касп. мореходы. Седни свято ср., южн., зап., пск. вообще праздник. | новг. святая вода. Попы со святом ходят. Святвечер, канун Рождества, рождественский сочельник. Святый мел, зап. освящаемый, по ·стар. обычаю в крещенск. сочельник; крестьяне ставять им кресты на дверях, а остаток сберегают, как лекарство. Святая неделя, пасхальная, пасха. Святое дерево, растение, род полыни, Artemisia abrotanum. Наше место свято, и свято над (под) нами! отгон нечистой силы. Свят Бог, или: как свят Бог! божба. Святая жен. пасха, светлое Христово воскресенье, велик-день. Коли Дмитриев день по снегу, то и Святая по снегу - а Дмитриев по голу, и Святая по тому. Святая пришла, благодать Божью принесла. На Святой да на Блоговещенье солнышко на восходе играет. Не навеки и Святая. В заутреню на Святой можно застать и увидать домового в хлеву. От Святой до Вознесенья люди христосуются. Святость жен. состоянье святого. Святость присяги; - церкви. | ·стар. святыня, святые предметы либо вещи, чтимые верою. Святить что, чтить или блюсти свято, хранить в святости, нерушимо. Помни день субботний, еже святити его, Исх .

| Освящать, посвящать, делать святым, по церковному чиноположенью. На Иордань пошли, воду святить. Новые знамена святили. Священные, свяченые просвиры. Несвяченной иконе не молятся. Ныне архиерея святили, посвящали, поставляли. Хоть его святи не святи, а оно все в болото лезет (сказал хохол, уронив на улице в грязь пасхального поросенка). -ся чествоваться за свято, прославляться всеми, как святыня. Да святится имя Твое!

| Освящаться или быть святиму. Священье, действие по гл. Святец муж., ·стар. святой, праведный муж Святче Божий! привет монаху. | Святоша, ханжа, лицемер. Святки муж., мн. время от Рождества до Крещенья. Кто на Святки рожу надевал, купается на Иордани. Славят Христа, ходят с вертепами, и со звездой, гадают и пр. Гадают о зиме, по печени и селезенке. О Святках гнутой работы не работают (напр. обручей, полозьев), а то приплода скота не будет. Темные Святки - молочные коровы; светлые Святки-ноские куры. Коли лапти плести на Рождество, родится кривой, а шить-уродится слепой. Святковать южн., зап. праздновать, не работать, чтя праздник. -ванье, действие по гл. Святочные игры, песни. Святочничать, праздновать Святки.

| Святочные, сущ., муж. мн. Окрутни, наряженные, которые, по святочному обычаю, ходят по домам, святочник муж. -ница. Святилище ср. святое место; дом, здание, посвященное святому делу: храм, церковь.

| Святилище наук, высшее ученое или же учебное заведенье. Святилищный, к сему относящийся. Святитель муж. священноначальник, архиерей, епископ. -телев, что лично его; -тельский, к нему относящийся -тельство, сан, звание это; -ствовать, быть святителем. Святок муж., ·стар. свято, великий праздник, святдень. Дати причастие о святку, в святок. Я ношу платьице это только в святдень до обеда! берегу его. Святье, собир., ниж. святые, боги, иконы, образа, домашня святыня. | архан., вят. святки. Святина жен., сиб. освященье храма, церкви. Быть на святине. Святыня жен. святость, что кому свято, чему поклоняемся, что чтим нерушимо. Береги совесть, как святыню. Священник со святынею пришел, с крестом и евангелием. Святынный, к святыне относящийся. Святцы, церк. книга; месяцеслов, с полным означеньем на всяк день памяти святым; пасхалия, тропари и кондаки, избранные каноны и молитвы. | Двенадцать икон, с изображеньем святых, поденно чтимых; это святцы личные, в лицах. Он в святцы не глядит; ему душа праздники сказывает. Не поглядев в святцы, да бух в колокол (да в большой колокол)! Святик влад. святой ключ, родник, колодезь. Святиковой водицы испить. Над святиком ставят часовенку. У нас медведь пить ходит на святик. Святоша ·об., ·стар. святой или угодник, праведник.

| Ныне это ханжа, лицемер, святец, пустосвят, исполнитель внешних обрядов для виду, а внутренно дурной, лживый, притворный человек.

| Святоша, орл. нечистый, бес, который является о Святках тому, кто рядится, накладывая на себя рожу. Святошный, к святоше, ханже относящийся. Святошначать, жить в личине святости, быть ханжею, ханжить, лицемерить. Святошество, -шничество и святошничанье ср. ханжество, пустосвятство, притворное, лукавое Богопочитание. Святош архан. инок, чернец; либо пустынник, скитник. Святоянское зелье, зап. растение Hypericum perforatum. Святейший, -шество, почет православных патриархов и синода. Священный, святой;

| освященный;

| заветный, нерушимый. Священное писанье. Слово Божье, Ветхий и Нов. Завет. Священная утварь, церковная. Священник, иерей, пресвитер, поп, рукоположенный служитель алтаря, совершающий ·св. тайны. -ничий, -ческий, к нему относящийся -ничество ср. сан, звание, состоянье это; священство, то же; | вообще священнослужители. Священство встретило царя со крестами и хоругвями. Священье твер. освященье, напр. церкви. Священничать, быть священником; священствовать, то же; | собственно священнодействовать. Священнейший, -шество, встарь, почет митрополитов. Наречия свято и священно, слитно с другими словами, образуют сложные слова, б.ч. по себе понятные. Муромцы святогоны, изгнали в XIII веке епископа Св. Василия. Святожительные монахи. Монастырское -жительство. -жизненный муж. -зрачная икона. -купство ср. симония, покупка священного сана. -купный грешник, или святокупец. Святолеп(н)ый образ. -ненавистник муж. -ница, святоборец, -отступный, -ник, противник всему святому и всего священного. Святопомазанный, -ник, православный государь. Святопочивший, блаженной памяти. Святотать ·об. -татец муж. -тица жен. похититель священных и церковных вещей, церковный тать или вор. Святотатный, -тственный, к церковной татьбе, краже, воровству, хищничеству относящийся

| * Кощунный, поругательный, посягающий чем-либо на святыню, богохульный. -ство ср. преступленье это. Законы карают святотатство строже, чем простую кражу. -вовать, зорить и грабить храмы, святыню, церк. богатства;

| ругаться над ними, кощунить. Святохульначество, -хульство, различные действия святохульника, -ницы, того, кто -хульничает, или -чанье, порицанье или отрицанье святыни, и поруганье, обесчещенье кощунство. Священноархамандрит, архимандрит настоятель монастыря, -блаженный, ублажаемый ·св. церковью святитель. Священнограбитель, святотать. Священнодиаконская жен., ·стар. священнодействие (некогда допущенное) диакона, ныне запрещенное. -достояние, сан священства. -действовать, отправлять литургию и совершать таинства, или вообще священную, духовную службу, -ся, страд. -вованье, -действие, -действо, отправленье литургии, самая служба Божественная, по уставу. -действенник, -действитель, -вователь, -детель, совершитель священнослуженья. -действенный, к сему относящийся священноинок, иеромонах; -иночество, званье и состоянье это. -иноческий, к сему относящийся -исповедник, священнослужитель, потерпевший мученья за веру. Священноиерей, священник, иерей. -мученик, священник, пострадавший за веру. -мученичество, состоянье это. -ческий венец. -началие, -начальство ср. иерархия, церковная власть. -ник или иерарх. -одеяние, одежда служителей церкви, по уставу. Священнопомазанье, помазание святым елеем. -предстоятель, всякий глава и старший из священников. -проповедник, говорящий духовные речи, проповедник слова, -протопоп, протоиерей. -родный, в духовном звании рожденный. -служитель, ставленый в чин, иерей и диакон; -льский, к ним относящийся-тельство, -жение, отправленье священной службы. Церковное священнопение. Священносподвижник муж. кто ратует за истины веры. -страдалец, -мученик. -страдальческий, к нему, или к -честву относящийся -тайный, ко ·св. тайнам относящийся;

| получивший откровение тайн сих. - ученик, последователь -учителя, наставника веры.

Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863-1866.

dic.academic.ru

Святой человек

Кто такой святой?

Святой – это преображенный и наполненный божественной благодатью человек, который достиг абсолютного слияния с Творцом. Он находится вне пределов времени и пространства и зачастую неподвластен законам «тварного бытия». Даже закон всемирного тяготения может потерять свою силу при встрече со святым. Святой человек несет в мир настолько мощный духовный заряд, что его импульс и помощь может дойти практически до любого человека, желающего ее получить.

Святых часто называют просветленными, реализованными или освобожденными, а в Индии используют такие определения как «Бхагаван», «Дживанмукта», «Махатма», «Бодхисаттва», «Будда», но смысл их в своей основе похожий – «вышедший за мирские пределы», «озаренный Истиной», «излучающий Свет», «воплощенная Любовь».

На санскрите святой (sveta), означает «чистый, светлый», то есть это тот, кто излучает и несет Свет Истины во мрак тьмы и невежества. В христианстве святые получают эпитет «преподобный», то есть «уподобившийся Богу». То же самое означает приставка «Шри» в индуизме, «архат» в буддизме и «джина» в джайнизме. То есть святой это не «посланник Бога», но «сам Бог во плоти».

Когда святой рядом с вами, узнать его совсем не просто. Это сложно даже имея его в качестве попутчика или собеседника – так уж мы устроены, что не видим то, что у нас перед глазами и не слышим, что нам говорят.

Святость человека можно скорее ощутить, чем определить, узнать или увидеть. Тем не менее, попробуем описать святого. У него также как и у нас – 2 руки и 2 ноги, пара глаз и ушей, рот и нос…(шутка). Но ведь действительно, святой от нас формально ничем не отличается! У генерала есть лампасы и погоны, у олигарха – мигалка и охранники, у попа – ряса и большой крест на груди…. Только у святого ничего этого нет. И только если прислушаться к собственным ощущениям, то можно ощутить безупречные качества святого и почувствовать силу любви, гармонии и света, которую он излучает.

Святой – это мягкий и спокойный человек с умными, теплыми и постоянно излучающими свет глазами. Он всегда прост, непритязателен и имеет крайне мало требований или желаний. Он честен и искренен. Он никуда не торопится, для него нет понятия «завтра», он всегда «здесь и сейчас». Он просто дает, просто помогает, просто делает и в этом вся его суть. Причем, действует он, как правило, не словами, а личным примером.

Святой никогда не просит и не призывает, он ничего не замышляет и не утверждает. У него нет специальных проектов или планов, он не предлагает курс техник или практик, он никому не дает даже «соломинки», чтобы за нее уцепиться. То, что дает святой – это совсем другое. Просто присутствие святого рядом с нами неожиданно для нас рассеивает хаос и создает гармонию. Святой очень похож на костер, который горит во тьме, освещает все вокруг и не дает нашему сердцу замерзнуть.

Главное отличие святого от обычного человека в том, что святой принимает и нас и окружающий мир целиком, таким, какой он есть. Приятие – это фундаментальное качество, лежащее в основе каждого действия святого. Он просто «присутствует», он просто «позволяет случаться всему, что должно произойти», все просто «происходит через него». Святой – это отражение настоящего, а мы можем только ощутить целостность, уравновешенность и сладостный покой, которые наполняют святого.

Действия святого зачастую парадоксальны. Его образ жизни не понятен для других людей и часто он воспринимается как «не от мира сего».

Например:

– чтобы достичь, он не берет, а отдает;

– чтобы иметь, он не желает;

– у него нет денег, а он щедр;

– он не добивается благополучия, но всегда счастлив;

– он не стремится к власти, но его всегда окружают благодарные последователи и преданные ученики;

– он не ищет любовь, но всегда оказывается окруженный ею и так далее…

Иногда молчаливость, внутренний покой, и способ существования святого крайне беспокоит окружающих. Святого пытаются оценить, проанализировать и разгадать, но всегда терпят фиаско. И это естественно – нельзя рациональным умом или «логической линейкой» измерить запредельное и иррациональное. Из-за этого святых начинают подозревать и хулить, а иногда преследовать, покушаться и уничтожать…

Святой легко может предложить свою помощь, поделиться и даже надолго увлечься деланием чужих дел, мало вспоминая о собственных. Это проявляется, например, в виде того, что он не сядет кушать, не позвав кого-то разделить с ним трапезу. Но святому не нужен какой-либо результат или отдача от его действий. Он просто дает каждому и зачастую дает много больше желаемого. Многие даже не осознают, что святой дает то главное, чего больше всего нам не хватает – это божественную Любовь и свет Истины.

Святой искренне рад, когда ему удается помочь кому-либо, и в первую очередь помочь стать лучше. Он не только сопереживает (на что способны многие), но и «сорадуется» когда что-то хорошо получается или удачно складывается. Хотя нет, конечно, это не так плоско, ведь святой всегда находится в ананде – блаженстве или «истинном счастье». Причем это блаженство не имеет определенного источника или явной причины. Оно непостижимо, так не является радостью победы, восторгом свершения, счастьем обладания, чувством «глубокого удовлетворения» или чем-либо другим. Ананда святого – это есть возвышенное и любвеобильное состояние сознания, ощущение единства всего сущего и радостной полноты бытия вне каких-либо несовершенств и недостатков. Только тот, кто пережил состояние такого блаженства, знает его и никогда его не спутает.

Поэтому для любого искателя Истины так важно побывать в присутствии святого, или на «даршане», что означает «видение божественности». Естественно, что здесь в большей степени имеется в виду «духовное видение», а не физическое, и взгляд «на сущее», а не на формальное. И хотя ученик может видеть только то, что он способен видеть, тем не менее, в присутствии святого у него всегда ускоряется интеграция духа и развивается различение (вивека). И по мере своего духовного роста ученик начинает видеть все больше божественности вокруг и сам наполняется блаженством, которое приносит ему духовное видение.

Интересно, что божественная сила святого лучше всего ощущается именно в молчании, а не в диалогах или речах. Святой отличается от обычных людей тем, что может проливать свет осознания на все, что происходит только своим присутствием. Святой не «учит» в общепринятом смысле – призывом или лозунгом, которые всегда обращены к уму. Он учит «присутствием святости», «благодатью Божией», которое обращено не к уму, а к сознанию сердца. Поэтому даршан святого - это для каждого человека есть драгоценная возможность подняться над мирским и обыденным и ощутить безграничную возможность человеческого совершенства.

Святой не ищет знаний в книгах, он не познает Истину у других святых. Никто не может обрести знание высшей Истины благодаря чужим описаниям или путем умозаключений. Познание Истины – это есть всегда озарение, это есть всегда непосредственное и прямое ее осознание. И святой обладает именно этим качеством, он уже сияет светом божественной Истины. Поэтому святой ни к чему не стремиться, даже к божественному, так как он уже соединен с божественным. Сама жизнь святого, его труд и деяния являются для него и Смыслом, и Путем, и Истиной, и Любовью, и Блаженством. Поэтому жизнь святого – это всегда: «Каждый день, как последний», поэтому завет святого: «Люби всех, служи всем», поэтому призыв святого: «Спешите делать добро».

Святой медитирует, но не в общепринятом смысле, он не сидит дважды в день по 20 минут с закрытыми глазами и скрещенными ногами. Его медитация – это есть вся его праведная жизнь, которая продолжается 7 дней в неделю и 24 часа в сутки. В результате такой жизни-медитации святой часто обретает особые способности или сиддхи, то есть трансцендентные (запредельные) силы. Это есть способности совершенного сознания, проявляющиеся как в отношении мира, так и самого себя.

Патанджали описывает ряд таких экстраординарных способностей, наиболее значительные из которых следующие:

1. Знание прошлого и будущего;

2. Знание предыдущих воплощений и момента смерти;

3. Знание мыслей других людей, также как и понимание значения звуков, издаваемых животными;

4. Ясновидение или знание скрытых, удаленных или микроскопических объектов;

5. Левитация;

6. Яснослышание;

7. Самадхи или погруженное состояние, которое достигается осознанием «высшего Я».

8. Власть сознания над материей, что достигается осознанием объективных и тонких свойств материальных объектов (их характера и формы, природы и субстанций, качеств и взаимосвязей, назначения и пользы).

Однако не обретение сверхъестественных сил делает святых святыми. Наоборот, именно сиддхи, которые хотя и свидетельствуют об определенных достижениях, зачастую для многих искателей становятся непреодолимым препятствием на пути к освобождению. Говоря о материализациях и других чудесах, Сатья Саи Баба, просил нас не придавать им значения, а направить свое внимание в первую очередь на самого себя, на постижение собственной природы, на осознание истинного Я.

Качество, которое отличает святого от простого смертного, называется святость. В разных духовных традициях святость называют по-разному: кайвалья, сатори, мокша, сатчитананда, самадхи, нирвана и так далее. Смысл каждого понятия отличается не настолько принципиально, чтобы не попробовать их обобщить. Получается что святость – это есть чистое и совершенное сознание, не подверженное влиянию ни окружающего мира, ни тела, ни собственного разума. Такое божественное сознание не может быть ничем запятнано, повреждено или соблазнено. Это есть максимально полное сознание, при котором человека можно назвать совершенным или Богочеловеком.

Святость – это окончательный и непреходящий покой, это полная независимость и свобода человека от неведения и сомнений, желаний и привязок, это его выход за пределы колеса сансары и действия кармического закона. Это есть непреходящее божественное состояние, при котором зачастую только само присутствие такого человека на земле гармонизирует бытие, явления и пространство.

Святость – это состояние освобожденного, но все еще воплощенного в теле человека. Но если обычный человек осознает себя как разум, заключенный в теле, то святой – как Атму, растворившуюся во Вселенском сознании. И хотя святость – это окончательное духовное достижение, предназначенное человеческому существу, однако оно не происходит автоматически, и добивается его человек только в своем земном существовании.

Еще раз – святой, это человек, достигший абсолютного совершенства и безукоризненности, то есть наивысшей точки своего земного духовного развития, а святость – это просто качество, присущее святому. Но интересно, что сами святые никогда не считают себя святыми. Так же, как и никогда не говорят о собственной святости. Святые считают себя обычными людьми. И это воистину так. Святые – это обычные люди, отличающиеся от подавляющего большинства только тем, что они просто преодолели свою животную природу и полностью реализовали свои качества.

Внутренний покой святого, который является также одним из признаков святости, есть результат полного отсутствия у святого страданий. Причем это совсем не означает, что у святого не бывают счастливых или печальных дней, что его организм не может испугаться, разозлиться или разочароваться. Святой, также как и любой из нас, имеет внутренние потребности, – ему необходимы воздух, пища, вода, свет, общение, любовь, комфорт и т.д. Но в этом поиске у святого, в отличие от любого из нас, нет побуждения найти чего-то недостающего ему для «полного счастья», как и желания, наполнить себя чем-то, чего не хватает. У святого этого нет, так как он уже наполнен и завершен, он уже свободен и счастлив, он уже целостен!

Чему же учит святой?

Святой учит нас тому, что видимый нашими глазами мир, мир в котором происходит вся наша жизнь – это не есть все мироздание. Что мы видим только его малую часть, но по собственному невежеству принимаем эту часть за целое. Что за проявленным миром видимых вещей, чувств и инстинктов есть невидимый и тонкий мир, где открыт доступ ко всем истинным знаниям. И проникнуть в этот мир можно, только успокоив свой Ум и остановив мысли, которые создают постоянный шум у нас в голове.

Святой учит нас тому, что причина кажущегося разделения мироздания находится не в самом мироздании, а в нас самих. Что это просто проделки нашего Ума, сумевшего убедить нас поверить в реальность этого иллюзорного мира, созданного нашим же воображением. И что причиной всех наших проблем является ложное отождествление себя с физическим телом, что мир поделен на «мое» и «чужое» только в нашем Уме.

Он просит нас не привязываться к объектам этого мира, так как именно это вызывает страдания. Почему нет смысла привязываться к чему-либо? Потому что все преходяще. И если мы к чему-либо привязываемся, а оно уходит из нашей жизни, то мы чувствуем боль. Это не значит, что мы не должны радоваться прекрасным вещам или добрым взаимоотношениям. Просто мы не должны ощущать это как «мои» вещи или «мои» отношения.

Святой учит нас тому, что все имеет начало и конец, что жизнь приходит с рождением и уходит со смертью, и что одно без другого не происходит. Он говорит, что любая монета имеет две стороны и невозможно отнять одну из сторон – монета перестанет существовать. И если одна сторона – это счастье, а другая – страдание, то нам нужно принять обе стороны. И если мы предпочитаем из двух состояний только одно без другого, то страдания возникнут внутри нас неизбежно.

Поэтому он учит принимать мир таким, каков он есть. Он говорит нам: «То, что дано на сегодня, берите сегодня. То, что дано на завтра, берите завтра. Живите день за днем, каждый момент – без прошлого, без воспоминаний, без умозаключений. Никогда не требуйте, чтобы этот день соответствовал вашим представлениям или желаниям». Он учит нас, что наша Жизнь сама по себе есть чудо. И что нам нужно всего лишь только научиться контролировать свой Ум и доверять Жизни. Не более, но и не менее…

И хотя я несколько раз написал, что святой учит, но это неправда, это совсем не так! Святой никого и ничему не учит! Он просто реагирует на то, что происходит рядом с ним. Поэтому когда мы задаем святому вопрос: «Что мне сделать, чтобы добиться этого? Или что лучше – то или это?», он отвечает просто: «Делайте то, что в данную минуту кажется вам правильным, и выбирайте то, что вы считаете в данный момент наилучшим». То есть святой учит нас всегда только приятию, приятию Жизни и всего того, что она нам несет.

Иногда может показаться, что святой безучастен к нашему горю, что он совсем нам не сострадает, особенно тогда, когда он отбирает у нас «любимую игрушку», ставит нас в некомфортную ситуацию или назойливо задает нам трудные вопросы. И мы уходим от святого еще более несчастными с мыслью, что тот нас совсем не жалеет. Но сострадание святого в том, что он никогда ничего не замышляет. Его миссия – разрушить ложные концепции нашего Ума и помочь нам услышать собственное Сердце. Поэтому все действия святого по отношению к нам – это всегда любовь, это всегда помощь и сострадание, причем даже тогда, когда святой дает нам подзатыльник.

Но ведь и мы сами так иногда поступаем. Например, если мы увидим в руках нашего малыша нож и отберем его, то ребенок заплачет, ему покажется, что мы поступили с ним неправильно, плохо: «Это была МОЯ игрушка, я с ней так хорошо играл»…. Но то, что вы не дали ребенку порезаться – это ведь есть акт любви и сострадания, это есть безусловное ДОБРО, даже, несмотря на безутешные слезы и крики ребенка…

К сожалению, по жизни мы зачастую остаемся такими похожими на этих малышей, продолжающих играть в куколки и машинки, только время от времени меняющих надоевшую старую игрушку на новую. Нам самоуверенно кажется, что мы сами хозяева своей судьбы, что мы – «цари природы» и наивысшие существа на планете Земля. Но ведь, например, даже животные или птицы не убивают других животных или птиц из прихоти. А тем более не пытают и не насилуют друг друга, – это может делать только «царь природы» – человек…

Мы абсолютно слепы в собственном невежестве, мы беспредельно жестоки в попытках удовлетворить собственные амбиции, сегодня мы страшнее самых страшных сказочных животных, драконов или «кощеев». Мы никак уймемся, никак не насытимся, никак не успокоимся. И все только потому, что никак не поймем ни цели нашей жизни, ни ее смысла, ни причины всего того, что происходит с нами….

И вот в такие самые темные времена на землю и приходят святые – Будда и Иисус, Франциск Ассизский и Сергий Радонежский, Вивекананда и Мать Тереза, Бабаджи и Саи Баба….

Святые говорят, что каждый человек может достичь состояния святости, стоит только ему это захотеть. Более того, любой человек не просто может, но и должен раньше или позже реализовать себя и «стать святым», ибо это есть единственный смысл прихода человека на землю. Таким образом «святость» – это просто следующий этап развития человека и человечества. И если предыдущий этап был переходным от животного состояния к «Homo Sapiens» – «Человеку разумному», то наступающий – это переход от «Homo Sapiens» к «Homo Divine», то есть – «Человеку духовному» или «Человеку Божественному».

Кстати говоря, корень «див» в русских словах «удивительный» или «диво», так же как и в английских – «divinity», «divine», есть ни что иное, как санскритское слово «див», буквально означающее «сиять», а также «божественность» или «Бог». Это «диво» и «божественность» и есть не только первичная основа существования самого мироздания, но также и та самая божественная искра - Атма, которая находится в каждом человеке. И задача человека – пробудить и раздуть эту божественную искру.

Святые убеждены, что мы с вами раньше или позже станем такими же, как они, то есть – «обычными» людьми «сияющие отблесками божественной Атмы». Именно поэтому святые никогда не считают себя Героями или Лидерами, хотя априори ими являются. Именно поэтому святые редко называют себя Гуру, Мастерами или Учителями, хотя именно они прокладывают дорогу для эволюционного развития человечества.

Возвеличивание и обожествление святых происходит не по их воле, а по воле окружающей толпы, желающей только поклоняться и тем самым перекладывать ответственность с самих себя на других. Именно эти животные инстинкты толпы и людская молва создают из святых – Монументы, из их учений – Догмы, а из ашрамов – Секты. Не стоит упрекать святых в том, к чему они вовсе не причастны….

Не святые, а мы с вами виноваты в том, что «святость» превращается в бизнес, а духовностью «торгуют». Это мы с вами никак не можем понять, что «просветление» невозможно обрести вовне себя – вычитать в книжке, купить в эзотерическом магазине «Белые облака» или получить из рук Учителя.

Событие, которое создает из обычного человека «человека святого» всегда только одно – это отмирание ложной концепции, что никакого отдельного «меня» никогда не было. Истинная природа каждого человека – это Сат-Чит-Ананда или Бытие-Сознание-Блаженство, но только просветляясь можно раскрыть эту Истину.

Поэтому когда святой оказывается рядом с нами, то рядом с нами – чистое сознание, достигнувшее абсолютного слияния с Творцом. Рядом с нами находится преображенный и наполненный божественной благодатью человек, который просто проливает на нас Свет Истины и Божественную Любовь, и мы прозреваем, иногда даже неожиданно для самого себя…

Мы все – Боги!

www.ashram.ru

святое - это... Что такое святое?

        СВЯТОЕ, священное, сакральное (лат. sacer, франц. sacre, англ. sacred) — категория, обозначающая свойство, обладание которым ставит объект в положение исключительной значимости, непреходящей ценности и на этом основании требует благоговейного к нему отношения. Представления о С. включают важнейшие характеристики сущего: онтологически С. — отличное от обыденного бытия и относящееся к высшему уровню реальности; гносеологически — заключающее истинное знание, в сути своей непостижимое; феноменологически — дивное, поразительное; аксиологически — абсолютное, императивное, глубоко чтимое. Представления о С. с наибольшей полнотой выражены в религиозном мировоззрении. С. — универсальная категория религиозного сознания, характеризующая фундаментальный уровень религии. С. — предикат тех сущностей, которые являются объектом поклонения. Убеждение в существовании С. и влечение быть ему сопричастным составляет суть религии. В развитом религиозном сознании С. — сотериологическая ценность высокого достоинства, поскольку стяжание святости выступает непременным условием и целью спасения. В философии религии 20 в. учение о С. как конституирующем элементе религии получает развернутое обоснование с различных религиоведческих позиций. Э. Дюркгейм в работе «Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система з Австралии» (1912) подверг критическому пересмотру мысль о том, что религию следует определять из понятия божества или понятия сверхъестественного. Понятие божества, по Дюркгейму, не универсально и не объясняет всего многообразия религиозной жизни; понятие сверхъестественного возникает поздно — за пределами классической античности. Напротив, полагал франц. социолог, всем без исключения религиям уже на ранней стадии присуще разделение мира на две области — мирскую (профанную) и священную, — которые поставлены религиозным сознанием в положение антагонистов. Основанием такой оппозиции является, согласно Дюркгейму, важнейший признак С. — его неприкосновенность, отделенность, запретность. Запретность, табуированность С. есть коллективное установление. Это положение позволило Дюркгейму утверждать, что С. в сущности своей социально: общественные группы придают своим высшим социальным и моральным побуждениям облик священных образов, символов и норм поведения, добиваясь тем самым от индивида категорического подчинения коллективным требованиям. Подход Дюркгейма был поддержан М. Моссом, который, редуцируя С. к социальным ценностям, настаивал на том, что сакральные явления есть, в сущности, явления социальные, которые в силу их важности для той или иной группы объявлены неприкосновенными. В социологической концепции Т. Лукмана С. приобретает статус «страты значений», к которой повседневная жизнь отнесена как к конечной инстанции. Резко расходится с социологической трактовкой С. позиция нем. теолога и философа религии Р. Отто. Если Дюркгейм, опираясь на учение о коллективных представлениях, надеялся преодолеть в объяснении категории С. крайности априоризма и эмпиризма, то Отто, последователь И. Канта, построил свою книгу «Святое» (1917) на идее априорности категории С. Категория С. формируется, согласно Отто, в процессе синтеза рациональных и иррациональных моментов познания при первичности иррациональных начал. Обратившись к исследованию религиозного опыта, Отто обнаружил в «основании души» априорный источник категории С. и религиозности вообще — особую «настроенность духа» и интуицию С. «Настроенность духа», из развития которой вырастает категория С, нем. теолог и религиовед назвал «нуминозной», выделив важнейшие психологические составляющие нуминозного. Априоризм позволил Отто обосновать отказ от редукции категории С. (и религии в целом) к каким бы то ни было социальным, рациональным или этическим началам. По Отто, рационализация и этизация категории С. — плод позднейших приращений к нуминозному ядру, а нуминозная ценность — первоисток всех иных объективных ценностей. Исследование Отто внесло крупный вклад в становление феноменологического подхода к изучению категории С и в развитие феноменологии религии в целом. Голл. феноменолог религии Г. ван дер Леув в работе «Введение в феноменологию религии» (1925) в сравнительном ключе рассмотрел категорию С. в исторической перспективе от начальной архаической ступени до категории христианского сознания. Вандер Леув, как прежде до него Н. Зёдерблом, акцентировал в категории святости значения силы и власти и сблизил категорию С. с заимствованным из этнологии термином «мана». Открыв посредством такого сближения широкий доступ к исторически конкретным архаическим реалиям, голландский религиовед задал теологическое («Бог»), антропологическое («святой человек»), пространственно-временное («священное время», «священное место»), ритуальное («священное слово», «табу») и др. измерения категории С. Дальнейшее развитие категория С. получила в работах М. Элиаде. В центре его внимания стоит иерофания — обнаружение С. в профанной, мирской сфере. В понятиях иерофании Элиаде интерпретирует религиозную символику, мифологию, ритуалы, картину мира религиозного человека. Идеи и обоснованность выводов Элиаде вызвали серьезную критику. Принципиально важно, что центральный тезис Элиаде об универсальности антагонизма «сакрального» и «профанного», сближающий его позицию с позицией Дюркгейма, не находит своего подтверждения в реальной истории религий. Психологизация категории святости, укоренение ее оснований в иррациональных пластах духовной жизни — характерная черта феноменологии религии. Однако феноменологический подход, особенно подход теологической феноменологии, подразумевает, что в акте религиозного опыта или в событии иерофании дает знать о себе некая трансцендентная реальность, которая выступает объективно сущей субстанцией С. В учении 3. Фрейда и в психоаналитическом религиоведении (Г. Рохайм и др.) категория С. не имеет иных оснований, кроме психологических. С. в своем происхождении и бытии есть для Фрейда «нечто такое, к чему нельзя притрагиваться»; священные образы олицетворяют, прежде всего, запрет, изначально — запрет инцеста («Человек Моисей и монотеистическая религия», 1939). У С, как его представил основоположник психоанализа, нет качеств, существующих независимо от инфантильных желаний и страхов, ибо С, по Фрейду, есть «длящаяся воля праотца» — длящаяся в психическом пространстве осознанного и бессознательного как некий «психический конденсат». Данные религиозного языка, вероучения, культовая практика разных религий свидетельствуют, что категория С, будучи универсальной категорией религиозного сознания, обладает в каждом из своих конкретно-исторических проявлений специфическим содержанием. Сравнительное изучение показывает, что исторические типы категории С. не могут быть описаны посредством подведения под какой-либо один сущностный признак («табуированное», «иное» и т.п.) или универсальную комбинацию признаков («повергающее в ужас и восхищающее» и др.). Содержательно категория С. столь же многообразна и подвижна, сколь своеобразны и динамичны этнорелигиозные традиции.

        А.П. Забияко

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

epistemology_of_science.academic.ru