Стечкин, Борис Сергеевич. Стечкин википедия


Стечкин Игорь Яковлевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин.

И́горь Я́ковлевич Сте́чкин (15 ноября 1922, Алексин, Тульская область — 28 ноября 2001, Тула) — советский и российский конструктор стрелкового оружия. Работал в Тульском ЦКИБ СОО.

Племянник академика Бориса Сергеевича Стечкина.

Биография

Родился 15 ноября 1922 года в городе Алексине Тульской области в дворянской семье. Его отец, Яков Сергеевич Стечкин, был удостоен звания заслуженного врача РСФСР, а его именем названа Косогорская бальнеологическая лечебница.

В 1935 году вместе с семьей переехал в посёлок (ныне — микрорайон) Косая Гора под Тулой.

По окончании школы, в 1941 году, Стечкин стал студентом оружейно-пулемётного факультета, Тульского механического института. В октябре 1941 года был эвакуирован вместе с семьёй в город Бузулук Оренбургской области (тогда область называлась Чкаловской), откуда, в декабре этого же года, он переехал на работу в Ижевск[1] и поступил на обучение в МГТУ имени Баумана. В течение обучения продолжал работать шлифовальщиком на мотозаводе.

В 1942 году возвратился в Тулу и продолжил обучение в институте [1]. В 1948 году защитил диплом на тему «Самозарядный пистолет калибра 7,65 мм», консультантом его был Н. Ф. Макаров. По окончании института Стечкин был распределен в ЦКБ-14[1], где занимались разработкой стрелкового оружия, и в мае 1948 года — зачислен на должность инженера.

В 1971 году был переведён в ЦКИБ СОО где работал до самой смерти[1].

По состоянию здоровья с сентября 2001 года перестал выходить на рабочее место, хотя и не прекратил своей деятельности по отработке системы нового револьвера ОЦ-38[1]. Скончался 28 ноября 2001 года, похоронен в Туле на почётной аллее Смоленского (1-е Городское) кладбища.

Трудовая деятельность

В рамках первого производственного задания на создание армейского автоматического пистолета разработал оригинальную конструкцию, которая была принята на вооружение в 1951 году под названием Автоматический пистолет Стечкина[1]. В 1952 году за создание этого пистолета был удостоен Сталинской премии 2-й степени[1].

С 1951 года занимался проблематикой бесшумности стрельбы и созданием систем оружия, замаскированных под предметы бытового обихода (например — портсигар)[1].

Помимо этого в разные годы принимал участие во многих разработках в области стрелкового и ракетного вооружения, например — участвовал в конкурсе ОКР «Абакан» на разработку нового общевойскового автомата со своей системой ТКБ-0146[1].

В 90-х годах предпочёл вернуться к созданию систем личного стрелкового оружия:

В общей сложности на счету конструктора — более 60 разработок и свыше 50 изобретений.

Стечкин участвовал в создании противотанковых управляемых ракет «Фагот» и «Конкурс», среди его разработок — автоматы ТКБ-0116 «Модерн»[1], «Абакан», револьверы «Кобальт» и «Гном» и другое оружие.

В последние годы он разработал несколько моделей пистолетов («Дротик», «Бердыш», «Пернач»), предлагавшихся для замены пистолета Макарова и автоматического пистолета Стечкина.

Разработки

  • АПС — автоматический пистолет Стечкина
  • ТКБ-486 — прототип пистолета-пулемёта под патрон 9x18мм ПМ[2]
  • ТКБ-506 — прототип пистолета, оформленного в виде портсигара
  • ТКБ-0116 — прототип укороченного автомата, уступившего в конкурсе АКС74У[3]
  • ТКБ-0146 — прототип автомата в рамках конкурса Абакан, уступившего АН-94
  • ОЦ-01 Кобальт — револьвер с УСМ двойного действия под патрон 9x18мм ПМ
  • ОЦ-23 Дротик — автоматический пистолет под патрон 5,45×18мм
  • ОЦ-27 Бердыш — пистолет, способный после замены ствола и магазина использовать различные типы патронов (7,62×25 мм ТТ, 9×18 мм ПМ и ПММ, 9×19 мм Парабеллум)
  • ОЦ-33 Пернач — автоматический пистолет для замены АПС
  • ОЦ-38 — бесшумный пятизарядный револьвер под патрон 7,62×41,5мм СП-4
  • Пистолет гражданского типа — первый пистолет Стечкина[4]

Награды и звания

Примечания

Литература

  • Монетчиков С. Из плеяды конструкторов-самородков // Братишка : Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. — М.: ООО «Витязь-Братишка», 2003. — № 03. — С. 40-43.
  • Измайлов И. Неизвестный Стечкин (рус.) // Оружие : журнал. — 1999. — № 03. — С. 2-11. — ISSN 1728-9203.

Ссылки

wikiredia.ru

Стечкин, Игорь Яковлевич - Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин. Род деятельности: Дата рождения: Место рождения: Гражданство: Дата смерти: Место смерти: Награды и премии:
Игорь Яковлевич Стечкин

Конструктор стрелкового оружия

15 ноября 1922(1922-11-15)

Алексин, Тульская область, РСФСР

СССР СССР → Россия Россия

28 ноября 2001(2001-11-28) (79 лет)

Тула, Россия

И́горь Я́ковлевич Сте́чкин (15 ноября 1922, Алексин, Тульская область — 28 ноября 2001, Тула) — советский и российский конструктор

encyclopaedia.bid

Стечкин, Борис Сергеевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин.

Бори́с Серге́евич Сте́чкин (1891—1969) — советский учёный и конструктор в области тепловых и авиационных двигателей, академик АН СССР с 1953 года (член-корреспондент с 1946 года), Герой Социалистического Труда (1961), лауреат Ленинской (1957) и Сталинской (1946) премий.

Биография

Родился 24 июля (5 августа) 1891 года в деревне Труфаново Алексинского уезда Тульской губернии (ныне городского округа Тула) в дворянской семье Стечкиных.

Среднее образование получил в Орловском кадетском корпусе (окончил в 1908 году). По окончании корпуса поступил на механический факультет Императорского Московского технического училища. В это время там преподавал профессор Н. Е. Жуковский, и Стечкин стал членом его авиационного кружка.

Во время обучения Стечкин плодотворно работает в качестве инженера и конструктора. Совместно с В. П. Ветчинкиным он рассчитывает для П. Н. Нестерова его знаменитую «мёртвую петлю».

Чтобы продолжать работу с Жуковским, подал прошение о продлении обучения в училище и учился там до 1918 года.

С 1915 по 1917 год Стечкин совместно с А. А. Микулиным работал в лаборатории по военным изобретениям Н. Н. Лебеденко. Там они создали прицел для бомбометания с легендарного «Ильи Муромца». Также в процессе работы над проектом «Царь-танка» создали свой первый мотор АМБС-1 (сокращение от Александр Микулин и Борис Стечкин). Двигатель имел выдающиеся по тем временам характеристики и конструкторские решения (например, впрыск топлива в цилиндры), но был изготовлен из некачественных материалов и проработал всего несколько минут, после чего его шатуны погнулись. События 1917 года в России и прекращение финансирования остановили доработку этого двигателя, но опыт пригодился и Стечкину, и Микулину, который стал впоследствии ведущим конструктором поршневых авиационных двигателей в СССР.

Окончил училище в 1918 году. По представлению Жуковского остался работать на кафедре для подготовки к званию профессора. В 1921 году Б. С. Стечкин избран профессором.

В 1920-х годах Стечкин стал одним из наиболее авторитетных специалистов в стране в области авиамоторостроения, вносившим заметный вклад в теорию поршневых двигателей внутреннего сгорания. В 1929 в журнале «Техника Воздушного Флота» он опубликовал статью «Теория воздушного реактивного двигателя», где впервые сформулировал принципы, ставшие основополагающими в этой отрасли техники.

Б. С. Стечкин является автором многих теоретических работ и практических методик тепловых и газодинамических расчётов тепловых двигателей и лопаточных машин. В то же время он проявил себя и как значительный конструктор-практик. С 1931 по 1933 год в конструкторском бюро под его руководством были спроектированы, построены и успешно прошли стендовые испытания быстроходные авиационные дизели ЯГГ, ПГЕ и КОДЖУ, была завершена работа над тысячесильным ФЭД-8. Хотя эти двигатели и не пошли в серийное производство, заложенные в них на стадии проектирования прогрессивные идеи стали фундаментом для создания под руководством Стечкина и при его участии в 1933—1937 годах двух оригинальных авиационных дизелей.

Работая в различных научных и конструкторских организациях, Б. С. Стечкин тесно сотрудничал с выдающимися деятелями отечественной науки и техники, в том числе: с Н. Е. Жуковским, Ф. А. Цандером, С. П. Королёвым, А. Н. Туполевым, А. А. Микулиным и другими.

Принимал активное участие в создании целого ряда ведущих научно-исследовательских центров по изучению проблем авиации и ракетостроения, в том числе: ЦАГИ, ВВИА имени Жуковского, Института двигателей АН СССР (1951), первым директором которого он являлся. В начале 1930 года стал заместителем директора по науке Научно-исследовательского института авиамоторостроения (впоследствии ЦИАМ).

Значительную часть научной деятельности Б. С. Стечкина составляла преподавательская работа. Он был профессором МВТУ (1921—1927), МАИ (1933—1937), ВВИА имени Н. Е. Жуковского (1921—1954), МАДИ (1954—1969).

В романе Александра Бека «Талант (жизнь Бережкова)», посвящённом биографии конструктора авиационных двигателей А. А. Микулина, учёный выведен под именем Сергея Ганьшина.

Репрессии

Несмотря на все свои заслуги перед страной, Стечкин дважды подвергся сталинским репрессиям. В первый раз он был арестован 20 октября 1930 года по делу Промпартии, осуждён на тюремное заключение сроком 3 года, но, благодаря вмешательству академика С. А. Чаплыгина, освобождён досрочно в конце 1931 года в связи с пересмотром дела. Во второй раз он был арестован в декабре 1937 года. До 1943 года Б. С. Стечкин находился в заключении, работая в закрытом конструкторском бюро НКВД ЦКБ-29 («Туполевская шарага»). Это помешало поступлению в Московский университет его сыну — С. Б. Стечкину, впоследствии ставшему профессором этого университета.

Данный период жизни Стечкина затронут в романе А. И. Солженицына «В круге первом»[1], а также в книге воспоминаний Л. Л. Кербера «Туполевская шарага»[2] .

В 1943 году Б. С. Стечкин был освобождён по ходатайству А. А. Микулина перед Сталиным в связи с созданием завода опытных образцов авиадвигателей, на роль научного руководителя которого Микулин предлагал кандидатуру Стечкина. Начиная с 1943 года Стечкин являлся заместителем Микулина по научной части.

С 1962 года Стечкин работал у С. П. Королёва, в ОКБ-1[3].

Умер 2 апреля 1969 года на 78-м году жизни. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 3).

Награды

Семья

  • Приходился Н. Е. Жуковскому двоюродным племянником (мать Жуковского была из рода Стечкиных).
  • Отец — Сергей Яковлевич Стечкин (Соломин), русскийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2710 дней] писатель-фантаст.
  • Сын  — Сергей Борисович Стечкин, математик, профессор МГУ.
  • Внук — Борис Сергеевич Стечкин, математик, сотрудник МИАН, академик Академии космонавтики.
  • Племянник — Игорь Яковлевич Стечкин, изобретатель, оружейник, создатель автоматического пистолета Стечкина.
  • Дочь — Ирина Борисовна Стечкина, физик, кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института атомной энергии имени И. В. Курчатова
  • Дочь — Вера Борисовна Стечкина.

Труды

  • Стечкин Б. С. Теория тепловых двигателей: Изобранные труды. М.: Наука, 1977. — 410 с.: ил. — Список опубл. тр. Б. С. Стечкина. — С. 405—407 (64 назв.).
  • Стечкин Б. С. Избранные труды. М.: Физматлит, 2005. — 488 с. — ISBN 5-9221-0587-6

Напишите отзыв о статье "Стечкин, Борис Сергеевич"

Литература

Примечания

  1. ↑ [lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/vkp1.txt Солженицын А. И. В круге первом // Библиотека Максима Мошкова]
  2. ↑ [www.lib.ru/MEMUARY/KERBER/tupolewskaya_sharaga.txt Кербер Л. Л. Туполевская шарага // Библиотека Максима Мошкова]
  3. ↑ [www.mosoblpress.ru/kalin/show.shtml?d_id=882 Воспоминания В. П. Бурдакова]

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10822 Стечкин, Борис Сергеевич]. Сайт «Герои Страны».

Отрывок, характеризующий Стечкин, Борис Сергеевич

– Ma bonne amie, [Мой добрый друг,] – сказала маленькая княгиня утром 19 го марта после завтрака, и губка ее с усиками поднялась по старой привычке; но как и во всех не только улыбках, но звуках речей, даже походках в этом доме со дня получения страшного известия была печаль, то и теперь улыбка маленькой княгини, поддавшейся общему настроению, хотя и не знавшей его причины, – была такая, что она еще более напоминала об общей печали. – Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.] – А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке. – Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.) – И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты. – Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания. – Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной. – Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя. Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка. – Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку. – Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует. – Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.) – Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет. Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое. Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату. – С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув. – Ах как я рада, няня. – Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту. В большой девичьей не слышно было смеха. В официантской все люди сидели и молчали, на готове чего то. На дворне жгли лучины и свечи и не спали. Старый князь, ступая на пятку, ходил по кабинету и послал Тихона к Марье Богдановне спросить: что? – Только скажи: князь приказал спросить что? и приди скажи, что она скажет. – Доложи князю, что роды начались, – сказала Марья Богдановна, значительно посмотрев на посланного. Тихон пошел и доложил князю. – Хорошо, – сказал князь, затворяя за собою дверь, и Тихон не слыхал более ни малейшего звука в кабинете. Немного погодя, Тихон вошел в кабинет, как будто для того, чтобы поправить свечи. Увидав, что князь лежал на диване, Тихон посмотрел на князя, на его расстроенное лицо, покачал головой, молча приблизился к нему и, поцеловав его в плечо, вышел, не поправив свечей и не сказав, зачем он приходил. Таинство торжественнейшее в мире продолжало совершаться. Прошел вечер, наступила ночь. И чувство ожидания и смягчения сердечного перед непостижимым не падало, а возвышалось. Никто не спал.

Была одна из тех мартовских ночей, когда зима как будто хочет взять свое и высыпает с отчаянной злобой свои последние снега и бураны. Навстречу немца доктора из Москвы, которого ждали каждую минуту и за которым была выслана подстава на большую дорогу, к повороту на проселок, были высланы верховые с фонарями, чтобы проводить его по ухабам и зажорам. Княжна Марья уже давно оставила книгу: она сидела молча, устремив лучистые глаза на сморщенное, до малейших подробностей знакомое, лицо няни: на прядку седых волос, выбившуюся из под платка, на висящий мешочек кожи под подбородком. Няня Савишна, с чулком в руках, тихим голосом рассказывала, сама не слыша и не понимая своих слов, сотни раз рассказанное о том, как покойница княгиня в Кишиневе рожала княжну Марью, с крестьянской бабой молдаванкой, вместо бабушки. – Бог помилует, никогда дохтура не нужны, – говорила она. Вдруг порыв ветра налег на одну из выставленных рам комнаты (по воле князя всегда с жаворонками выставлялось по одной раме в каждой комнате) и, отбив плохо задвинутую задвижку, затрепал штофной гардиной, и пахнув холодом, снегом, задул свечу. Княжна Марья вздрогнула; няня, положив чулок, подошла к окну и высунувшись стала ловить откинутую раму. Холодный ветер трепал концами ее платка и седыми, выбившимися прядями волос. – Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то! – сказала она, держа раму и не затворяя ее. – С фонарями, должно, дохтур… – Ах Боже мой! Слава Богу! – сказала княжна Марья, – надо пойти встретить его: он не знает по русски. Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то. – Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка? – Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу. Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру. – Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.

Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее. – Душенька моя, – сказал он: слово, которое никогда не говорил ей. – Бог милостив. – Она вопросительно, детски укоризненно посмотрела на него. – Я от тебя ждала помощи, и ничего, ничего, и ты тоже! – сказали ее глаза. Она не удивилась, что он приехал; она не поняла того, что он приехал. Его приезд не имел никакого отношения до ее страданий и облегчения их. Муки вновь начались, и Марья Богдановна посоветовала князю Андрею выйти из комнаты. Акушер вошел в комнату. Князь Андрей вышел и, встретив княжну Марью, опять подошел к ней. Они шопотом заговорили, но всякую минуту разговор замолкал. Они ждали и прислушивались.

wiki-org.ru

Стечкин — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сте́чкин — фамилия. Известные носители:

  • Стечкин, Борис Сергеевич (1891—1969) — советский инженер, академик АН СССР; сын Сергея Яковлевича Стечкина.
  • Стечкин, Борис Сергеевич — математик, сотрудник МИАН, академик Академии космонавтики; сын Стечкина Сергея Борисовича.
  • Стечкин, Игорь Яковлевич (1922—2001) — изобретатель, оружейник, создатель автоматического пистолета Стечкина, племянник Бориса Сергеевича Стечкина-старшего.
  • Стечкин, Сергей Яковлевич (1864—1913) — русский журналист, публицист и писатель-фантаст.
  • Стечкин, Сергей Борисович (1920—1995) — математик, профессор МГУ; сын Бориса Сергеевича Стечкина.

См. также

__DISAMBIG__

Напишите отзыв о статье "Стечкин"

Отрывок, характеризующий Стечкин

– Посадите. Садитесь, милый, садитесь. Подстели шинель, Антонов. Юнкер был Ростов. Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи. Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера. На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова. – Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов. – Нет, контужен. – Отчего же кровь то на станине? – спросил Тушин. – Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие. Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились. Стало уже так темно, что в десяти шагах нельзя было различить мундиров солдат, и перестрелка стала стихать. Вдруг близко с правой стороны послышались опять крики и пальба. От выстрелов уже блестело в темноте. Это была последняя атака французов, на которую отвечали солдаты, засевшие в дома деревни. Опять всё бросилось из деревни, но орудия Тушина не могли двинуться, и артиллеристы, Тушин и юнкер, молча переглядывались, ожидая своей участи. Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.

wiki-org.ru

Стечкин, Борис Сергеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин.

Бори́с Серге́евич Сте́чкин (1891—1969) — выдающийся советский учёный и конструктор в области тепловых и авиационных двигателей, академик АН СССР с 1953 года (член-корреспондент с 1946 года), Герой Социалистического Труда (1961), лауреат Ленинской (1957) и Сталинской (1946) премий.

Родился 24 июля (5 августа) 1891 года в деревне Труфаново Алексинского уезда Тульской губернии (ныне городского округа Тула) в дворянской семье Стечкиных.

Среднее образование получил в Орловском кадетском корпусе (окончил в 1908 году). По окончании корпуса поступил на механический факультет Императорского Московского технического училища. В это время там преподавал профессор Н. Е. Жуковский, и Стечкин стал членом его авиационного кружка.

Во время обучения Стечкин плодотворно работает в качестве инженера и конструктора. Совместно с В. П. Ветчинкиным он рассчитывает для П. Н. Нестерова его знаменитую «мёртвую петлю».

Чтобы продолжать работу с Жуковским, подал прошение о продлении обучения в училище и учился там до 1918 года.

С 1915 по 1917 год Стечкин совместно с А. А. Микулиным работал в лаборатории по военным изобретениям Н. Н. Лебеденко. Там они создали прицел для бомбометания с легендарного «Ильи Муромца». Также в процессе работы над проектом «Царь-танка» создали свой первый мотор АМБС-1 (сокращение от Александр Микулин и Борис Стечкин). Двигатель имел выдающиеся по тем временам характеристики и конструкторские решения (например, впрыск топлива в цилиндры), но был изготовлен из некачественных материалов и проработал всего несколько минут, после чего его шатуны погнулись. События 1917 года в России и прекращение финансирования остановили доработку этого двигателя, но опыт пригодился и Стечкину, и Микулину, который стал впоследствии ведущим конструктором поршневых авиационных двигателей в СССР.

Окончил училище в 1918 году. По представлению Жуковского остался работать на кафедре для подготовки к званию профессора. В 1921 году Б. С. Стечкин избран профессором.

В 1920-х годах Стечкин стал одним из наиболее авторитетных специалистов в стране в области авиамоторостроения, вносившим заметный вклад в теорию поршневых двигателей внутреннего сгорания. В 1929 в журнале «Техника Воздушного Флота» он опубликовал статью «Теория воздушного реактивного двигателя», где впервые сформулировал принципы, ставшие основополагающими в этой отрасли техники.

Б. С. Стечкин является автором многих теоретических работ и практических методик тепловых и газодинамических расчётов тепловых двигателей и лопаточных машин. В то же время он проявил себя и как значительный конструктор-практик. С 1931 по 1933 год в конструкторском бюро под его руководством были спроектированы, построены и успешно прошли стендовые испытания быстроходные авиационные дизели ЯГГ, ПГЕ и КОДЖУ, была завершена работа над тысячесильным ФЭД-8. Хотя эти двигатели и не пошли в серийное производство, заложенные в них на стадии проектирования прогрессивные идеи стали фундаментом для создания под руководством Стечкина и при его участии в 1933—1937 годах двух оригинальных авиационных дизелей.

Работая в различных научных и конструкторских организациях, Б. С. Стечкин тесно сотрудничал с выдающимися деятелями отечественной науки и техники, в том числе: с Н. Е. Жуковским, Ф. А. Цандером, С. П. Королёвым, А. Н. Туполевым, А. А. Микулиным и другими.

Принимал активное участие в создании целого ряда ведущих научно-исследовательских центров по изучению проблем авиации и ракетостроения, в том числе: ЦАГИ, ВВИА имени Жуковского, Института двигателей АН СССР (1951), первым директором которого он являлся. В начале 1930 года стал заместителем директора по науке Научно-исследовательского института авиамоторостроения (впоследствии ЦИАМ).

Значительную часть научной деятельности Б. С. Стечкина составляла преподавательская работа. Он был профессором МВТУ (1921—1927), МАИ (1933—1937), ВВИА имени Н. Е. Жуковского (1921—1954), МАДИ (1954—1969).

В романе Александра Бека «Талант (жизнь Бережкова)», посвящённом биографии конструктора авиационных двигателей А. А. Микулина, учёный выведен под именем Сергея Ганьшина.

Могила Стечкина на Новодевичьем кладбище Москвы.

Несмотря на все свои заслуги перед страной, Стечкин дважды подвергся сталинским репрессиям. В первый раз он был арестован 20 октября 1930 года по делу Промпартии, осуждён на тюремное заключение сроком 3 года, но, благодаря вмешательству академика С. А. Чаплыгина, освобождён досрочно в конце 1931 года в связи с пересмотром дела. Во второй раз он был арестован в декабре 1937 года. Во время следствия в одной камере с ним сидел В. П. Глушко, будущий академик и знаменитый конструктор ракетных двигателей. Именно Стечкин (уже имевший опыт отсидки) посоветовал Глушко подать прошение об использовании его как специалиста, тем самым спас его от безвестного пропадания в лагерях.

До 1943 года Б. С. Стечкин находился в заключении, работая в закрытом конструкторском бюро НКВД ЦКБ-29 («Туполевская шарага»). Это помешало поступлению в Московский университет его сыну — С. Б. Стечкину, впоследствии ставшему профессором этого университета.

Данный период жизни Стечкина затронут в романе А. И. Солженицына «В круге первом»[1], а также в книге воспоминаний Л. Л. Кербера «Туполевская шарага»[2] .

В 1943 году Б. С. Стечкин был освобождён по ходатайству А. А. Микулина перед Сталиным в связи с созданием завода опытных образцов авиадвигателей, на роль научного руководителя которого Микулин предлагал кандидатуру Стечкина. Начиная с 1943 года Стечкин являлся заместителем Микулина по научной части.

С 1962 года Стечкин работал у С. П. Королёва, в ОКБ-1[3].

Умер 2 апреля 1969 года на 78-м году жизни. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 3).

  • Приходился Н. Е. Жуковскому двоюродным племянником (мать Жуковского была из рода Стечкиных).
  • Отец — Сергей Яковлевич Стечкин (Соломин), русский[источник не указан 2608 дней] писатель-фантаст.
  • Сын  — Сергей Борисович Стечкин, математик, профессор МГУ.
  • Внук — Борис Сергеевич Стечкин, математик, сотрудник МИАН, академик Академии космонавтики.
  • Племянник — Игорь Яковлевич Стечкин, изобретатель, оружейник, создатель автоматического пистолета Стечкина.
  • Дочь — Ирина Борисовна Стечкина, физик, кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института атомной энергии имени И. В. Курчатова
  • Дочь — Вера Борисовна Стечкина.
  • Стечкин Б. С. Теория тепловых двигателей: Изобранные труды. М.: Наука, 1977. — 410 с.: ил. — Список опубл. тр. Б. С. Стечкина. — С. 405—407 (64 назв.).
  • Стечкин Б. С. Избранные труды. М.: Физматлит, 2005. — 488 с. — ISBN 5-9221-0587-6

 Стечкин, Борис Сергеевич. Сайт «Герои Страны».

wp.wiki-wiki.ru

Стечкин, Игорь Яковлевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин.

И́горь Я́ковлевич Сте́чкин (15 ноября 1922, Алексин, Тульская область — 28 ноября 2001, Тула) — советский и российский конструктор стрелкового оружия. Работал в Тульском ЦКИБ СОО.

Племянник академика Бориса Сергеевича Стечкина.

Биография

Родился 15 ноября 1922 года в городе Алексине Тульской области в дворянской семье. Его отец, Яков Сергеевич Стечкин, был удостоен звания заслуженного врача РСФСР, а его именем названа Косогорская бальнеологическая лечебница.

В 1935 году вместе с семьей переехал в посёлок (ныне — микрорайон) Косая Гора под Тулой.

По окончании школы, в 1941 году, Стечкин стал студентом Тульского механического института на оружейно-пулемётный факультет. В октябре 1941 года был эвакуирован вместе с семьёй в Челябинскую область, город Базулук, откуда, в декабре этого же года, он переехал на работу в Ижевск[1] и поступил на обучение в МГТУ имени Баумана. В течение обучения продолжал работать шлифовальщиком на мотозаводе.

В 1942 году возвратился в Тулу и продолжил обучение в институте [1]. В 1948 году защитил диплом на тему «Самозарядный пистолет калибра 7,65 мм», консультантом его был Н. Ф. Макаров. По окончании института Стечкин был распределен в ЦКБ-14[1], где занимались разработкой стрелкового оружия, и в мае 1948 года — зачислен на должность инженера.

В 1971 году был переведён в ЦКИБ СОО где работал до самой смерти[1].

По состоянию здоровья с сентября 2001 года перестал выходить на рабочее место, хотя и не прекратил своей деятельности по отработке системы нового револьвера ОЦ-38[1]. Скончался 28 ноября 2001 года, похоронен в Туле на почётной аллее Смоленского (1-е Городское) кладбища.

Трудовая деятельность

В рамках первого производственного задания на создание армейского автоматического пистолета разработал оригинальную конструкцию, которая была принята на вооружение в 1951 году под названием Автоматический пистолет Стечкина[1]. В 1952 году за создание этого пистолета был удостоен Сталинской премии 2-й степени[1].

С 1951 года занимался проблематикой бесшумности стрельбы и созданием систем оружия, замаскированных под предметы бытового обихода (например — портсигар)[1].

Помимо этого в разные годы принимал участие во многих разработках в области стрелкового и ракетного вооружения, например — участвовал в конкурсе ОКР «Абакан» на разработку нового общевойскового автомата со своей системой ТКБ-0146[1].

В 90-х годах предпочёл вернуться к созданию систем личного стрелкового оружия:

В общей сложности на счету конструктора — более 60 разработок и свыше 50 изобретений.

Стечкин участвовал в создании противотанковых управляемых ракет «Фагот» и «Конкурс», среди его разработок — автоматы ТКБ-0116 «Модерн»[1], «Абакан», револьверы «Кобальт» и «Гном» и другое оружие.

В последние годы он разработал несколько моделей пистолетов («Дротик», «Бердыш», «Пернач»), предлагавшихся для замены пистолета Макарова и автоматического пистолета Стечкина.

Разработки

  • АПС — автоматический пистолет Стечкина
  • ТКБ-486 — прототип пистолета-пулемёта под патрон 9x18мм ПМ
  • ТКБ-506 — прототип пистолета, оформленного в виде портсигара
  • ТКБ-0116 — прототип укороченного автомата, уступившего в конкурсе АКС74У
  • ТКБ-0146 — прототип автомата в рамках конкурса Абакан, уступившего АН-94
  • ОЦ-01 Кобальт — револьвер с УСМ двойного действия под патрон 9x18мм ПМ
  • ОЦ-23 Дротик — автоматический пистолет под патрон 5,45×18мм
  • ОЦ-27 Бердыш — пистолет, способный после замены ствола и магазина использовать различные типы патронов (7,62×25 мм ТТ, 9×18 мм ПМ и ПММ, 9×19 мм Парабеллум)
  • ОЦ-33 Пернач — автоматический пистолет для замены АПС
  • ОЦ-38 — бесшумный пятизарядный револьвер под патрон 7,62×41,5мм СП-4

Награды и звания

Напишите отзыв о статье "Стечкин, Игорь Яковлевич"

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Зеленко В., Трухачёв В. Стечкин — конструктор и пистолет (рус.) // журнал «Оружие». — 2013. — № 01. — С. 8-17.

Литература

  • Монетчиков С. [www.bratishka.ru/archiv/2003/3/2003_3_6.php Из плеяды конструкторов-самородков] // Братишка : Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. — М.: ООО «Витязь-Братишка», 2003. — № 03. — С. 40-43.
  • Измайлов И. Неизвестный Стечкин (рус.) // Оружие : журнал. — 1999. — № 03. — С. 2-11. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1728-9203&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1728-9203].

Ссылки

  • [www.gewehr.ru/constr/231-igor-jakovlevich-stechkin.html Стечкин И. Я. — Биография]
  • [guns.arsenalnoe.ru/m/4951 Стечкин Игорь Яковлевич]
  • [www.nvkz.kuzbass.net/michael/raznoe/0146.htm Автомат ТКБ-0146, представленный на конкурс по теме «Абакан»]
  • [stechkin.info И. Я. Стечкин и его оружие]

Отрывок, характеризующий Стечкин, Игорь Яковлевич

Через неделю князь вышел и начал опять прежнюю жизнь, с особенной деятельностью занимаясь постройками и садами и прекратив все прежние отношения с m lle Bourienne. Вид его и холодный тон с княжной Марьей как будто говорил ей: «Вот видишь, ты выдумала на меня налгала князю Андрею про отношения мои с этой француженкой и поссорила меня с ним; а ты видишь, что мне не нужны ни ты, ни француженка». Одну половину дня княжна Марья проводила у Николушки, следя за его уроками, сама давала ему уроки русского языка и музыки, и разговаривая с Десалем; другую часть дня она проводила в своей половине с книгами, старухой няней и с божьими людьми, которые иногда с заднего крыльца приходили к ней. О войне княжна Марья думала так, как думают о войне женщины. Она боялась за брата, который был там, ужасалась, не понимая ее, перед людской жестокостью, заставлявшей их убивать друг друга; но не понимала значения этой войны, казавшейся ей такою же, как и все прежние войны. Она не понимала значения этой войны, несмотря на то, что Десаль, ее постоянный собеседник, страстно интересовавшийся ходом войны, старался ей растолковать свои соображения, и несмотря на то, что приходившие к ней божьи люди все по своему с ужасом говорили о народных слухах про нашествие антихриста, и несмотря на то, что Жюли, теперь княгиня Друбецкая, опять вступившая с ней в переписку, писала ей из Москвы патриотические письма. «Я вам пишу по русски, мой добрый друг, – писала Жюли, – потому что я имею ненависть ко всем французам, равно и к языку их, который я не могу слышать говорить… Мы в Москве все восторжены через энтузиазм к нашему обожаемому императору. Бедный муж мой переносит труды и голод в жидовских корчмах; но новости, которые я имею, еще более воодушевляют меня. Вы слышали, верно, о героическом подвиге Раевского, обнявшего двух сыновей и сказавшего: «Погибну с ними, но не поколеблемся!И действительно, хотя неприятель был вдвое сильнее нас, мы не колебнулись. Мы проводим время, как можем; но на войне, как на войне. Княжна Алина и Sophie сидят со мною целые дни, и мы, несчастные вдовы живых мужей, за корпией делаем прекрасные разговоры; только вас, мой друг, недостает… и т. д. Преимущественно не понимала княжна Марья всего значения этой войны потому, что старый князь никогда не говорил про нее, не признавал ее и смеялся за обедом над Десалем, говорившим об этой войне. Тон князя был так спокоен и уверен, что княжна Марья, не рассуждая, верила ему. Весь июль месяц старый князь был чрезвычайно деятелен и даже оживлен. Он заложил еще новый сад и новый корпус, строение для дворовых. Одно, что беспокоило княжну Марью, было то, что он мало спал и, изменив свою привычку спать в кабинете, каждый день менял место своих ночлегов. То он приказывал разбить свою походную кровать в галерее, то он оставался на диване или в вольтеровском кресле в гостиной и дремал не раздеваясь, между тем как не m lle Bourienne, a мальчик Петруша читал ему; то он ночевал в столовой. Первого августа было получено второе письмо от кня зя Андрея. В первом письме, полученном вскоре после его отъезда, князь Андрей просил с покорностью прощения у своего отца за то, что он позволил себе сказать ему, и просил его возвратить ему свою милость. На это письмо старый князь отвечал ласковым письмом и после этого письма отдалил от себя француженку. Второе письмо князя Андрея, писанное из под Витебска, после того как французы заняли его, состояло из краткого описания всей кампании с планом, нарисованным в письме, и из соображений о дальнейшем ходе кампании. В письме этом князь Андрей представлял отцу неудобства его положения вблизи от театра войны, на самой линии движения войск, и советовал ехать в Москву. За обедом в этот день на слова Десаля, говорившего о том, что, как слышно, французы уже вступили в Витебск, старый князь вспомнил о письме князя Андрея. – Получил от князя Андрея нынче, – сказал он княжне Марье, – не читала? – Нет, mon pere, [батюшка] – испуганно отвечала княжна. Она не могла читать письма, про получение которого она даже и не слышала. – Он пишет про войну про эту, – сказал князь с той сделавшейся ему привычной, презрительной улыбкой, с которой он говорил всегда про настоящую войну. – Должно быть, очень интересно, – сказал Десаль. – Князь в состоянии знать… – Ах, очень интересно! – сказала m llе Bourienne. – Подите принесите мне, – обратился старый князь к m llе Bourienne. – Вы знаете, на маленьком столе под пресс папье. M lle Bourienne радостно вскочила. – Ах нет, – нахмурившись, крикнул он. – Поди ты, Михаил Иваныч. Михаил Иваныч встал и пошел в кабинет. Но только что он вышел, старый князь, беспокойно оглядывавшийся, бросил салфетку и пошел сам. – Ничего то не умеют, все перепутают. Пока он ходил, княжна Марья, Десаль, m lle Bourienne и даже Николушка молча переглядывались. Старый князь вернулся поспешным шагом, сопутствуемый Михаилом Иванычем, с письмом и планом, которые он, не давая никому читать во время обеда, положил подле себя. Перейдя в гостиную, он передал письмо княжне Марье и, разложив пред собой план новой постройки, на который он устремил глаза, приказал ей читать вслух. Прочтя письмо, княжна Марья вопросительно взглянула на отца. Он смотрел на план, очевидно, погруженный в свои мысли. – Что вы об этом думаете, князь? – позволил себе Десаль обратиться с вопросом. – Я! я!.. – как бы неприятно пробуждаясь, сказал князь, не спуская глаз с плана постройки. – Весьма может быть, что театр войны так приблизится к нам… – Ха ха ха! Театр войны! – сказал князь. – Я говорил и говорю, что театр войны есть Польша, и дальше Немана никогда не проникнет неприятель. Десаль с удивлением посмотрел на князя, говорившего о Немане, когда неприятель был уже у Днепра; но княжна Марья, забывшая географическое положение Немана, думала, что то, что ее отец говорит, правда. – При ростепели снегов потонут в болотах Польши. Они только могут не видеть, – проговорил князь, видимо, думая о кампании 1807 го года, бывшей, как казалось, так недавно. – Бенигсен должен был раньше вступить в Пруссию, дело приняло бы другой оборот… – Но, князь, – робко сказал Десаль, – в письме говорится о Витебске… – А, в письме, да… – недовольно проговорил князь, – да… да… – Лицо его приняло вдруг мрачное выражение. Он помолчал. – Да, он пишет, французы разбиты, при какой это реке? Десаль опустил глаза. – Князь ничего про это не пишет, – тихо сказал он. – А разве не пишет? Ну, я сам не выдумал же. – Все долго молчали. – Да… да… Ну, Михайла Иваныч, – вдруг сказал он, приподняв голову и указывая на план постройки, – расскажи, как ты это хочешь переделать… Михаил Иваныч подошел к плану, и князь, поговорив с ним о плане новой постройки, сердито взглянув на княжну Марью и Десаля, ушел к себе. Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.

wiki-org.ru

Стечкин, Игорь Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Стечкин.

И́горь Я́ковлевич Сте́чкин (15 ноября 1922, Алексин, Тульская область — 28 ноября 2001, Тула) — советский и российский конструктор стрелкового оружия. Работал в Тульском ЦКИБ СОО.

Племянник академика Бориса Сергеевича Стечкина.

Биография

Родился 15 ноября 1922 года в городе Алексине Тульской области в дворянской семье. Его отец, Яков Сергеевич Стечкин, был удостоен звания заслуженного врача РСФСР, а его именем названа Косогорская бальнеологическая лечебница.

В 1935 году вместе с семьей переехал в посёлок (ныне — микрорайон) Косая Гора под Тулой.

По окончании школы, в 1941 году, Стечкин стал студентом оружейно-пулемётного факультета, Тульского механического института. В октябре 1941 года был эвакуирован вместе с семьёй в город Бузулук Оренбургской области (тогда область называлась Чкаловской), откуда, в декабре этого же года, он переехал на работу в Ижевск[1] и поступил на обучение в МГТУ имени Баумана. В течение обучения продолжал работать шлифовальщиком на мотозаводе.

В 1942 году возвратился в Тулу и продолжил обучение в институте [1]. В 1948 году защитил диплом на тему «Самозарядный пистолет калибра 7,65 мм», консультантом его был Н. Ф. Макаров. По окончании института Стечкин был распределен в ЦКБ-14[1], где занимались разработкой стрелкового оружия, и в мае 1948 года — зачислен на должность инженера.

В 1971 году был переведён в ЦКИБ СОО где работал до самой смерти[1].

По состоянию здоровья с сентября 2001 года перестал выходить на рабочее место, хотя и не прекратил своей деятельности по отработке системы нового револьвера ОЦ-38[1]. Скончался 28 ноября 2001 года, похоронен в Туле на почётной аллее Смоленского (1-е Городское) кладбища.

Трудовая деятельность

В рамках первого производственного задания на создание армейского автоматического пистолета разработал оригинальную конструкцию, которая была принята на вооружение в 1951 году под названием Автоматический пистолет Стечкина[1]. В 1952 году за создание этого пистолета был удостоен Сталинской премии 2-й степени[1].

С 1951 года занимался проблематикой бесшумности стрельбы и созданием систем оружия, замаскированных под предметы бытового обихода (например — портсигар)[1].

Помимо этого в разные годы принимал участие во многих разработках в области стрелкового и ракетного вооружения, например — участвовал в конкурсе ОКР «Абакан» на разработку нового общевойскового автомата со своей системой ТКБ-0146[1].

В 90-х годах предпочёл вернуться к созданию систем личного стрелкового оружия:

В общей сложности на счету конструктора — более 60 разработок и свыше 50 изобретений.

Стечкин участвовал в создании противотанковых управляемых ракет «Фагот» и «Конкурс», среди его разработок — автоматы ТКБ-0116 «Модерн»[1], «Абакан», револьверы «Кобальт» и «Гном» и другое оружие.

В последние годы он разработал несколько моделей пистолетов («Дротик», «Бердыш», «Пернач»), предлагавшихся для замены пистолета Макарова и автоматического пистолета Стечкина.

Разработки

  • АПС — автоматический пистолет Стечкина
  • ТКБ-486 — прототип пистолета-пулемёта под патрон 9x18мм ПМ[2]
  • ТКБ-506 — прототип пистолета, оформленного в виде портсигара
  • ТКБ-0116 — прототип укороченного автомата, уступившего в конкурсе АКС74У[3]
  • ТКБ-0146 — прототип автомата в рамках конкурса Абакан, уступившего АН-94
  • ОЦ-01 Кобальт — револьвер с УСМ двойного действия под патрон 9x18мм ПМ
  • ОЦ-23 Дротик — автоматический пистолет под патрон 5,45×18мм
  • ОЦ-27 Бердыш — пистолет, способный после замены ствола и магазина использовать различные типы патронов (7,62×25 мм ТТ, 9×18 мм ПМ и ПММ, 9×19 мм Парабеллум)
  • ОЦ-33 Пернач — автоматический пистолет для замены АПС
  • ОЦ-38 — бесшумный пятизарядный револьвер под патрон 7,62×41,5мм СП-4
  • Пистолет гражданского типа — первый пистолет Стечкина[4]

Награды и звания

Примечания

Литература

  • Монетчиков С. Из плеяды конструкторов-самородков // Братишка : Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. — М.: ООО «Витязь-Братишка», 2003. — № 03. — С. 40-43.
  • Измайлов И. Неизвестный Стечкин (рус.) // Оружие : журнал. — 1999. — № 03. — С. 2-11. — ISSN 1728-9203.

Ссылки

wikiredia.ru