«Салют-7»: как два космонавта долетели до заброшенной станции и починили ее. Станция салют 7 спасение


Спасти «Салют-7». Подлинная история подвига советских космонавтов | История | Общество

12 февраля 1985 года Центр управления полетами потерял связь с орбитальной станцией «Салют-7». На тот момент станция совершала полет в автоматическом режиме.

Что именно произошло на борту, с Земли установить не представлялось возможным. Исключили только возможность полного разрушения станции: с помощью оптических средств системы противоракетной обороны «Салют-7» воспринимался как цельный объект.

Чудо советской техники

Выведенная на орбиту в апреле 1982 года станция «Салют-7» была последним словом конструкторской мысли своего времени. Она представляла собой второе поколение проекта «Долговременная орбитальная станция» (ДОС). Эксплуатационный ресурс «Салюта-7» был рассчитан на 5 лет: ни один орбитальный комплекс до этого не разрабатывался для использования в течение столь длительного срока.

В начале восьмидесятых Советский Союз за счет орбитальных станций стремительно отыгрывался за отставание в космической программе, возникшее после проигранной «лунной гонки». Американцы плотно застряли в программе «Спейс Шаттл», которая не обеспечивала нахождение на орбите в течение продолжительного времени. В октябре 1984 года экипаж третьей основной экспедиции «Салюта-7» в составе Леонида Кизима, Владимира Соловьева и Олега Атькова довел рекорд продолжительности одного космического полета до фантастических по тем временам 237 суток.

И вот теперь, за два года до истечения планового ресурса, станция превратилась в груду мертвого металла, несущегося по орбите. Вся пилотируемая программа СССР оказалась под угрозой срыва.

Макет станции «Салют-7» с пристыкованными кораблями «Союз» и «Прогресс» в павильоне ВДНХ. Фото 1985 года. Макет станции «Салют-7» с пристыкованными кораблями «Союз» и «Прогресс» в павильоне ВДНХ. Фото 1985 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Экспедиция на мертвую станцию

Среди специалистов было немало тех, кто считал ситуацию неразрешимой и предлагал смириться со случившимся. Но большинство поддержало другой вариант: отправить на «Салют-7» спасательную экспедицию.

Ничего подобного история космонавтики не знала. Экипажу предстояло отправиться к мертвой станции, не подающей сигналов, которая к тому же хаотично вращается в пространстве. Нужно было состыковаться с ней и установить, возможно ли восстановление работоспособности.

Риск был колоссальным: космонавты могли столкнуться с неуправляемой станцией, могли, состыковавшись, застрять на ней навсегда, могли отравиться продуктами горения, если на «Салюте-7» был пожар.

Для подобной миссии нужна была специальная подготовка, но время для нее было крайне ограниченным. Баллистики предполагали, что «Салют-7» будет медленно снижаться и примерно через полгода сойдет с орбиты. Тогда к потере станции добавится ее неконтролируемое падение: возможно, на один из крупных городов или даже на АЭС.

Лучшие из лучших

Бортинженера для экспедиции выбрали сразу. Виктор Савиных имел за плечами 20 лет работы в ЦКБ экспериментального машиностроения, бывшем ОКБ-1 Сергея Королева. Непосредственным руководителем Савиных был один из основоположников отечественной космонавтики Борис Раушенбах. Отдел Виктора Савиных занимался разработкой систем управления космических кораблей, оптических приборов для кораблей «Союз» и станции «Салют». В отряде космонавтов не было человека, который знал «Салют-7» лучше.

Виктор Савиных. Виктор Савиных. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

С командиром экипажа было сложнее. Ему предстояло в ручном режиме состыковаться, как говорили впоследствии эксперты, с булыжником.

Бортинженер проводил тренировки с несколькими потенциальными кандидатами, хотя имя главного претендента было известно. Дважды Герой Советского Союза, полковник Владимир Джанибеков имел за плечами четыре космических полета и репутацию человека, который способен в экстремальных ситуациях принимать единственно верное решение.

Но Джанибеков вернулся с орбиты только в июле 1984 года и должен был пройти медицинскую комиссию на предмет возможного участия в новом полете. Когда медики дали Джанибекову добро на экспедицию продолжительностью не более 100 суток, стало ясно, что экипаж сформирован.

Владимир Джанибеков. Владимир Джанибеков. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Как указ по борьбе с алкоголизмом помешал проводам космонавтов

Суеверным людям в космосе делать нечего, но и те, кто отвергает мистику, наверняка поежились бы, узнав, что в самую сложную в истории космонавтики экспедицию придется лететь на корабле под номером «13».

«Союз Т-13» прошел специальное переоборудование. Были демонтированы кресло третьего космонавта и система автоматического сближения, бесполезная в данном случае. На боковой иллюминатор был установлен лазерный дальномер, предназначенный для ручной стыковки. За счёт освободившегося места были взяты дополнительные запасы топлива и воды, установлены дополнительные регенераторы очистки воздуха, позволявшие увеличить длительность автономного полета.

Запуск «Союза Т-13» назначили на 6 июня 1985 года. Перед отлетом на космодром Байконур должны были состояться традиционные проводы, и здесь произошла анекдотичная ситуация, вовсе не соответствующая серьезности предстоящей миссии.

Виктор Савиных в своей книге «Записки с мертвой станции» описал случившееся так: «В то утро оба экипажа (основной и дублирующий — прим. Ред.) пришли с семьями в столовую, на столе стоят бутылки с шампанским, а провожающих нет. Мы не понимали, что происходит. Потом вспомнили, что с 1 июня вышел указ о борьбе с алкоголизмом. Было 25 мая. Военные выполнили этот указ досрочно. Мы сели завтракать, никто не заходит... затем пришел А. Леонов, который сообщил, что все начальство ждет на выходе из профилактория и мы опаздываем на аэродром».

Экипаж космического корабля «Союз Т-13» Владимир Джанибеков (слева) и Виктор Савиных (справа) перед стартом. Экипаж космического корабля «Союз Т-13»: Владимир Джанибеков (слева) и Виктор Савиных (справа) перед стартом. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Стыковка при помощи ПРО

6 июня 1985 года в 10:39 по московскому времени «Союз Т-13» стартовал с Байконура. О запуске в советской прессе сообщали, однако о том, что речь идет об уникальной миссии, не было ни слова. Лишь спустя несколько недель журналисты начнут понемногу рассказывать советскому народу о том, что этот полет, мягко говоря, необычный.

8 июня была запланирована стыковка с «Салютом-7». Впервые в истории наведение космического корабля на объект обеспечивалось средствами советской противоракетной обороны (ПРО). Понятно, что в середине восьмидесятых и этот факт для прессы не предназначался.

Джанибеков и Савиных успешно состыковали «Союз Т-13» со станцией. «Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить, — все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», — вспоминал бортинженер первые минуты после стыковки.

«Опыт ручного управления у меня имелся. Не получилась бы стыковка — все грустно покачали бы головой и разошлись. По расчетной траектории через два-три дня „Салют“ упал бы в Индийский или Тихий океан. А мы бы с Виктором спустились на Землю», — спокойно рассказывал о происшедшем невозмутимый Владимир Джанибеков.

«Колотун, братцы!»

Но это было только начало. Когда «Союз Т-13» приблизился к станции, космонавты обратили внимание на то, что не работала система ориентации солнечных батарей, а это влекло за собой отключение системы энергопитания «Салюта-7».

«Медленно, ощупывая пустую холодную темноту, в космическую станцию вплыли двое в противогазах... Так, наверное, мог бы начинаться какой-нибудь фантастический триллер. Этот эпизод, несомненно, очень эффектно выглядел бы на кинопленке. На самом же деле увидеть нас было невозможно: вокруг жуткая тишина, непроницаемая темень и космический холод. Такой обнаружили мы станцию „Салют-7“, которая к тому же теряла высоту, не отвечала на позывные с Земли. Двое землян в мертвой станции, где-то посреди бесконечного космоса...» — так писал Виктор Савиных в предисловии к книге «Записки с мертвой станции».

В день, когда Джанибеков и Савиных зашли в «Салют-7», командир бросил реплику, которую оперативно убрали из всех отчетов: «Колотун, братцы!»

Станция не была разгерметизирована, и атмосфера ее не была отравлена угарным газом, чего опасались в ЦУПе. Но «Салют-7» полностью замерз. Температура внутри станции была не выше 4 градусов тепла.

Экипаж космического корабля «Союз Т-13». Владимир Джанибеков (справа) и Виктор Савиных. Экипаж космического корабля «Союз Т-13». Владимир Джанибеков (справа) и Виктор Савиных. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Шапки в космосе, или Откуда появился Лев Андропов

Первую ночь «Памиры» — такой позывной был у экипажа «Союза Т-13» — провели не на станции, а в своем корабле. А в ЦУПе инженеры ломали головы над тем, какие меры по реанимации «Салюта-7» можно предпринять немедленно. Было очевидно, что долго в таких условиях экипаж работать не сможет.

И снова рядом с драмой соседствует анекдот. Жена Виктора Савиных перед полетом связала мужу и его товарищу по экипажу пуховые шапки, не догадываясь, насколько они придутся кстати. Фото космонавтов в этих шапках облетят весь мир и войдут в историю. А много лет спустя создатели американского блокбастера «Армагеддон», вдохновившись этими фотографиями, придумают образ разваливающейся российской станции и вечно пьяного русского космонавта Льва Андропова в шапке-ушанке.

В июне 1985 года было не до анекдотов. В комбинезонах, шапках и варежках космонавты по очереди работали на борту «Салюта-7», страхуя друг друга и пытаясь запустить «умершие» системы. Когда становилось особенно холодно, грелись при помощи самогреющихся банок с консервированными продуктами.

Плевок замерзал за три секунды

Записи переговоров с Землей зафиксировали и такой факт: в первые дни работы на «Салюте-7» Джанибекова попросили ... плюнуть, чтобы проверить, замерзнет ли слюна. Командир экипажа плюнул и доложил: слюна замерзла в течение трех секунд.

На четвертый день полета при помощи двигателей «Союза» удалось развернуть солнечные батареи к Солнцу. Долго и кропотливо разбирались с химическими батареями, без которых нельзя было начать зарядку солнечных. 11 июня удалось зарядить пять блоков батарей и подключить часть систем станции. Это был ключевой момент: если бы батареи не ожили, «Салют-7» пришлось бы покинуть.

12 июня Джанибеков и Савиных провели первый телерепортаж с борта «Салюта-7». Поскольку для советской общественности полет оставался «плановым», а не аварийно-спасательным, космонавтов попросили на время эфира снять шапки. После окончания сеанса связи экипаж снова утеплился.

Между нами тает лед...

По узлу, по агрегату, космонавты возвращали станцию к жизни. И в благодарность за это «Салют-7» едва их не убил.

По признанию Виктора Савиных, самый страшный момент случился тогда, когда начал таять лед на борту. В условиях невесомости вся станция покрылась тонкой пленкой воды. В любой момент могло произойти короткое замыкание, а вслед за этим пожар.

О такой проблеме на Земле не подумали, и средствами для уборки воды (то есть банальными тряпками) экипаж не обеспечили. Пришлось пустить в дело все, что хорошо впитывало влагу, разорвать на лоскуты даже комбинезоны.

«Объем работы был большой, конечно. Электронных блоков около тысячи и кабелей три с половиной тонны. Из-за того, что долго не работали вентиляторы, скопился углекислый газ. Приходилось часто прерываться и размахивать чем-нибудь, чтобы разогнать воздух. Но справлялись. А когда тяжело становилось, то шутили и дружно матерились», — признавался Джанибеков.

«Салют» реанимирован

23 июня 1985 года, благодаря проведенным работам, к «Салюту-7» смог пристыковаться грузовой корабль «Прогресс-24». Грузовик доставил дополнительные запасы воды и топлива, оборудование для замены вышедшего из строя и для предстоящего выхода в космос.

Экипаж не только продолжал ремонтные работы, но и начал проводить научные эксперименты. 2 августа Джанибеков и Савиных осуществили выход в открытый космос продолжительностью 5 часов, во время которого были установлены дополнительные солнечные батареи и оборудование для проведения экспериментов.

После этого стало окончательно ясно, что «Салют-7» спасен. 18 сентября 1985 года к «Салюту-7» пристыковался корабль «Союз Т-14» с экипажем в составе Владимира Васютина, Георгия Гречко и Александра Волкова. Предполагалось, что Джанибеков, отработавший на орбите разрешенные врачами 100 дней, вместе с Гречко вернется на Землю, а Савиных продолжит длительную экспедицию вместе с Васютиным и Волковым.

Члены основного экипажа космического корабля «Союз Т-14» (слева направо): бортинженер Георгий Гречко, космонавт-исследователь Александр Волков, командир корабля Владимир Васютин. Члены основного экипажа космического корабля «Союз Т-14» (слева направо): бортинженер Георгий Гречко, космонавт-исследователь Александр Волков, командир корабля Владимир Васютин. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Трижды Герой — космонавт? Не положено

Джанибеков и Гречко действительно вернулись на Землю 26 сентября. А вот экспедиция Савиных, Васютина и Волкова закончилась гораздо раньше запланированного. Почему — это отдельная история, к спасению «Салюта-7» прямого отношения не имеющая. Желающие легко могут узнать, почему усилия Джанибекова и Савиных во многом пошли насмарку, а Советский Союз так и не запустил в космос первый полностью женский экипаж.

За уникальную операцию по спасению космической станции Виктор Савиных получил вторую звезду Героя Советского Союза. А вот Владимир Джанибеков трижды Героем не стал: по сложившейся традиции космонавтам больше двух звезд Героя не давали, и даже с учетом уникальности полета исключения не сделали. Командира экспедиции удостоили ордена Ленина и присвоили ему звание генерал-майора.

Космическая кувалда, или Чего не было на самом деле

Что касается истории о планировавшемся американцами захвате «Салюта-7» при помощи космического корабля «Челленджер», то Джанибеков и Савиных относятся к ней скептически. Да, есть данные, что такая идея действительно была в НАСА, но решить эту задачу было чрезвычайно сложно. «Поймать» двадцатитонный «Салют», демонтировать с него солнечные батареи и приборы, закрепить и спустить на Землю — такая миссия выглядит нереально даже в глазах тех, кто совершил невозможное, спасая мертвую станцию.

И последнее: об отношении реальных героев к тем, которых зрители видят в картине, посвященной этой истории. Люди, хотя бы на любительском уровне интересовавшиеся космонавтикой, сразу поймут, что некоторые вещи придуманы исключительно ради потехи несведущей аудитории.

«Категорически был против эпизода, где космонавт кувалдой чинит солнечный датчик. Высказал свое мнение, но эпизод в фильме все-таки остался. Не хочу никого и ничего критиковать. Скажу только: на съемки меня не пригласили», — рассказал в интервью «Российской газете» Виктор Савиных.

Ну что ж, россиянам не привыкать к вольной трактовке реальных подвигов от отечественных кинотворцов. Но не стоит и забывать о том, как было на самом деле.

www.aif.ru

подлинная история спасения космической станции «Салют-7» — Рамблер/новости

Космическая бездна лишь с Земли кажется необитаемой и обозначает себя далеким мерцанием звезд, Там, на орбите, кипит своя жизнь, вертятся сотни искусственных спутников, туда вторгаются инородные тела, там случаются свои трагедии и катастрофы.

11 февраля 1985 произошло непредвиденное — орбитальная космическая станция «Салют-7», на которой к тому времени отработали несколько советских и международных экипажей космонавтов, вышла из под контроля. Падение 20-тонной махины, казалось, было неминуемым…

У этой истории оказался счастливый конец, практически как в кино — мужественные космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных, которых послали «оживить» мертвую станцию, со своей задачей справились. «Салют-7» благодаря их поистине героическим усилиям удалось не просто спасти, но и вернуть в рабочее состояние. Савиных вручили вторую Звезду Героя, Джанибекову (тогда уже дважды Герою) присвоили звание генерал-майора. О подвиге космонавтов сообщили в сводках информагенств, написали статьи, впоследствии сняли документальный фильм, а сейчас снимается и игровое кино.

Под авторством Виктора Савиных вышла книга «Записки с мертвой станции». Кажется, что вся эта история пошагово известна и ничего нового уже не придумаешь. Всё так, за исключением разве что так называемого «человеческого фактора» — ощущений двух человек, которым выпало шагнуть в полную неизвестность и сделать то, чего они до конца так и не представляли.

«В памяти стоят тряпки, обычные половые тряпки, — с улыбкой вспоминает Виктор Петрович Савиных. — Мы еще на Земле отмоделировали сотни разных нештатных ситуаций, научились на ощупь разбираться с самыми сложными приборами, десятки часов провели в бассейне и на тренажерах, отрабатывая переход на станцию. Были готовы, казалось, ко всему. А тут понадобились тряпки. Начал таять иней и станция стала наполняться водой — приборы, провода, все было в воде.

Мы с Джаном (так называют Джанибекова друзья) как уборщицы по всем закуткам с тряпками метались. А тряпок-то и не было! Никто не подумал, что такая возникнет проблема, пришлось с себя снимать белье, рвать на лоскуты комбинезоны. Мы в тот момент ни о чем так не мечтали, как о коробке с обычными тряпками».

На подготовку к этому полету у космонавтов было всего три месяца. На Владимира Джанибекова выбор пал как на наиболее подготовленного летчика-космонавта, способного на ручном пилотировании состыковаться с неуправляемой станцией. Виктор Савиных уже проявил себя к тому времени опытным космонавтом исследователем и бортинженером. Оба считались наиболее подготовленными и опытными космонавтами. Брался в расчет и психологический фактор совместимости — они были не просто коллегами, но и настоящими друзьями. В подобной ситуации, когда жизнь каждого была подвешена на волосок, а неизвестность и сложность выполняемой задачи могла сломать самую крепкую психику, был нужен именно такой слаженный тандем, в котором люди понимают друг друга без слов.

6 июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур на космическом корабле «Союз Т-13». На «несчастливый номер» никто старался не обращать внимания — лететь надо было без промедлений, ждать подготовки нового корабля просто не было времени. Во-первых, законсервированная и не подающая признаков жизни станция медленно, но неуклонно меняла орбиту и в любой момент могла «спикировать» на Землю — местом такой неплановой, аварийной посадки могла стать как территория Западной Европы, так и США или даже Японии.

И если в Советском Союзе о ситуации со станцией «Салют-7» знал только узкий круг специалистов, то мировые СМИ уже в феврале того года сообщили, что огромная неуправляемая советская станция может в любой момент упасть где угодно, нагоняя ужас на обывателей стран, оказавшихся в «черном списке» аварийного «Салюта». Тем более, что прецедент уже случился в 1979 году, когда из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». По счастью большая часть ее обломков рухнула в безлюдных районах Западной Австралии.

Было и «во-вторых». Американцы всерьез озадачились идеей… забрать нашу станцию. Наш коллега, обозреватель телеканала «Звезда» Алексей Самолетов, детально разобрал этот план США в документальном фильме «Битва за „Салют“. Космический детектив» (2011), автором сценария которого он являлся. (К слову — Алексей соавтор и игрового кино «Салют-7». История одного подвига», режиссера Клима Шипенко, премьера которого состоялась 6 апреля 2017 года.)

«Катастрофическое положение советского «Салюта» американцам было очень на руку, — рассказывает журналист и сценарист Алексей Самолетов. — США уже объявили на весь мир о запуске программы СОИ — стратегической оборонной инициативы, однако орбитальной платформы, на которой могли быть размещены системы, сбивающие баллистические ракеты, у них так и не появилось. Американцы, потеряв при похожих обстоятельствах свою станцию «Скайлэб» шестью годами раньше, новую сделать так и не смогли.

Зато у Америки был «Шаттл» и уже не один, который мог снять с Орбиты любой находящийся там объект. Причем ближайший полет одного из них — «Челленджера», должен состояться буквально через месяц, в конце февраля 85. К тому же, в составе и основного экипажа, и дублирующего, были люди, досконально знавшие русскую станцию».

Именно французские летчики Патрик Бодри и Жан–Лу Кретьен, прошедшие советскую космическую подготовку, были определены в состав американского «Челленджера», который предполагалось отправить на перехват «Салюта». Жан–Лу Кретьен уже был на борту этой космической станции в советско-французском экипаже с Владимиром Джанибековым (Патрик Бодри тогда выступал в роли космонавта-дублера). В 1985-м в погоне за «Салютом» их роли поменялись. Оба хорошо знали эту станцию и были способны с ней состыковаться и взять управление на себя. Лучшего «трофея» американцы не могли себе и представить.

«Для американцев, в случае удачи, выигрыш оправдывал все, — рассказывает Алексей Самолетов. — О русском космосе можно было бы просто забыть, плюс технологии, которых у Америки пока так и появилось. К тому же, космическое пиратство в данном конкретном случае, можно было оправдать высокой идеей спасения человечества от советской угрозы. Начался второй виток истерии по поводу русского монстра летящего на головы жителям Земли. Вслед за американскими газетами и телевидением о падающей русской космической станции начинают кричать европейские газеты. А потом и японские.

В Европе пишут о том, что может быть разрушен Париж, на приемах в Вашингтоне и Нью-Йорке обсуждаются последствия падения станции на статую Свободы, в Японии всерьез говорят о русском Салюте, который сотрет с лица Земли Токио и о радиоактивном заражении островов. Ситуация была непредсказуемой и фактически выходила из-под контроля. И тогда, на очередном заседании руководителей полета, было принято решение — срочно формировать самый опытный экипаж, станцию срочно спасать. А заодно и спасать престиж страны».

Советская космическая экспедиция стартовала раньше американской — престиж страны не пострадал. Но взлететь с Байконура «Союзу Т-13» была не самая главная проблема, а они, проблемы, начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Тем не менее, восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.

Они сделали все возможное и невозможное. Сблизились. Состыковались. Перешли. К счастью, станция была герметична и в ней можно было работать. При этом система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем. Когда 10 июня космонавты вышли в телеэфир, с Земли первым делом их попросили «дыхнуть» — убедиться, что пар не идет изо рта. Пар не шел, температура была в норме. Как впрочем, и все остальные параметры были вскоре восстановлены, а сам «Салют» занял заданную орбиту.

Уже 23 июня к «Салюту» пристыковался грузовой корабль «Прогресс-24», который доставил оборудование, запасы воды и топлива. Вскоре космонавты совершили выход в открытый космос и установили дополнительные секции солнечных батарей, взамен поврежденных. Помимо восстановления станции космонавты занимались и научной работой, проводили эксперименты. И даже выращивали… хлопок и перец! 100 суток провели на вернувшемся к жизни «Салют-7» Владимир Джанибеков и Виктор Савиных в совместном полете. 18 сентября к станции «причалил» «Союз Т-14» с космонавтами Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту. Джанибеков, которому врачи настоятельно рекомендовали вернуться на Землю для реабилитации, покинул станцию вместе с Гречко, а Савиных еще несколько месяцев оставался на орбите.

«Всё, что происходило тогда на орбите, мне лично кино особо не напоминает, — говорит Виктор Петрович Савиных. — На экране все сжато, все динамично, импульсивно, а там одна простейшая, казалось бы, операция, могла растянуться и на несколько часов, и на несколько дней. И при действительно практически полной неизвестности, мы с Джаном сантиметр за сантиметром, шажочком, бочком вживались в пространство станции. Совсем не по героически, в вязаных шапочках, с тряпками в руках. И каждый день победой не считали, а лишь очередной выполненной задачей, которая помогала справиться со следующей проблемой».

…Расследование инцидента тогда установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции. Одни люди совершили просчет на земле. Вторые люди его устранили в Космосе. Полёт нормальный!

news.rambler.ru

реальная история о том, как два космонавта долетели до заброшенной станции и починили ее

12 октября на киноэкраны выходит фильм «Салют-7», повествующий об одной из самых героических страниц покорения космоса — спасении вышедшей из строя орбитальной станции силами всего двух человек. «Disgusting Men» традиционно рассказывают о том, как это было в действительности. И это — поразительна история, из которой становится ясно, насколько захватывающей и опасной некогда была работа космонавта. 

«Салют-7» — самая сложная работа в космосе

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Первый искусственный спутник, первый человек за пределами земной атмосферы, первый выход в открытый космос, первая пилотируемая орбитальная станция — все это было советским. Страна Советов плотно держала свое лидерство в космическом пространстве и долгое время была на передовой развития космических технологий. Но это лидерство давалось немалой ценой. Люди рисковали своими жизнями и отдавали их во имя большого дела, ради приобретения крупиц опыта, двигающих вперед все человечество.

Программа «Салют»

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

В 1971 году СССР вывел на околоземную орбиту первую в мире пилотируемую орбитальную станцию «Салют-1» (она летала с именем «Заря» на своем борту). Серия станций «Салют» была разработана Центральном конструкторском бюро экспериментального машиностроения (КБ Королева) и предназначалась для проведения научных экспериментов, исследования космического пространства и отработки технологий для создания более масштабных и долговременных пилотируемых станций в будущем.

Первая станция пробыла на орбите всего 175 суток, большую часть которых работала в автоматическом режиме из-за проблем со стыковкой первого планового экипажа. Второй экипаж на корабле «Союз-11» (Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев) смог пристыковаться успешно и космонавты на протяжении 22 дней в плотном графике работали на «Салюте». Они проводили астрофизические наблюдения, испытывали работу бортовых систем и агрегатов в различных режимах, отрабатывали методы ориентации и навигации с помощью автономных средств и системы управления космическим комплексом при маневрировании на орбите.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

По завершении всей программы испытаний 29 июня 1971 года космонавты перенесли научные материалы из станции в свой «Союз» и отстыковались от станции. 30 июня 1971 года «Союз-11» приземлился в четко в заданном районе, но поисковая группа обнаружила внутри мертвых космонавтов. Во время снижения произошла разгерметизация спускаемого аппарата и все трое мгновенно погибли.

Опыт эксплуатации первого «Салюта» выявил ряд серьезных конструктивных недостатков в их конструкции, которые значительно сокращали время работы станции на орбите. Следующие станции были значительно доработаны и усовершенствованы.

Всего с 1973 года по 1986 год были запущены шесть орбитальных станций под названием «Салют», на которых успели поработать не только советские, но и зарубежные космонавты.

Конструкция «Салютов» стала основой для постройки орбитального комплекса 2-ого поколения «Мир» (именно «Салют-8» стал базовым блоком этой станции) и в некоторой степени даже российского сегмента Международной Космической Станции успешно функционирующей и по сей день.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Помимо гражданской программы «Салютов», параллельно была запущена и военная программа «Алмаз» с похожими станциями. «Алмазы» были рассчитаны на экипаж из двух человек и разрабатывались для фототелевизионного наблюдения за поверхностью Земли — это были своеобразные обитаемые спутники-шпионы. Для наблюдения за секретными объектами вероятного противника станции оснащались телескопом-фотоаппаратом «Агат-1» и еще четырнадцатью длиннофокусными фотокамерами.

Для защиты от вражеских спутников-перехватчиков и угрозы похищения в космосе (например при помощи американских шаттлов), станции оснащались автоматической пушкой НР-23 конструкции Нудельмана — Рихтера калибром 23 мм. Для доставки разведданных на Землю использовались «капсулы спуска информации», в которые время от времени загружались отснятые фотопленки, чтобы затем отправиться на Землю. Такую капсулу выталкивали из шлюзового отсека, и она отправлялась в корректируемое свободное падение по баллистической траектории. При приближении к поверхности земли включался тормозной твердотопливный двигатель и выбрасывался парашют. В случае если капсула попадала на территорию противника, активировался взрывной заряд, полностью уничтожавший все секретное содержимое.

«Седьмой»

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Орбитальная станция «Салют-7» выведенная на орбиту 19 апреля 1982 года, стала последней полноценной станцией этой программы. При ее конструировании были учтены недостатки всех предыдущих. Она получила сразу два стыковочных узла, чтобы принимать одновременно два космических корабля («Союзы» с экипажем, грузовые «Прогрессы» и тяжелые автоматические корабли снабжения ТКС).

«Салют-7» состоял из трех основных отсеков: обитаемых, переходного и рабочего, а также негерметичного агрегатного отсека, в котором размещалось научное оборудование и системы обеспечения жизнедеятельности. Переходный отсек был предназначен для перехода экипажа из «Союза» на станцию, а также для выхода в открытый космос. Из рабочего отсека выполнялось управление всей станцией, тут проводилась основная часть научных экспериментов, и тут же космонавты спали и принимали пищу. Длина станции составляла 14,4 метра, а максимальный диаметр — 4,15 метра. С наружной стороны к ней крепились три солнечные батареи, обеспечивавшие электроэнергией все оборудование. Благодаря наличию двух шлюзов для стыковки и системы дозаправки двигательной установки «Салют-7» фактически мог находиться на орбите неограниченное время. Его пребывание в космосе было ограничено лишь сроком службы основных систем корабля, которые были рассчитаны минимум на 5 лет беспрерывной работы.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Станция «Салют-6» не так уж сильно отличалась от седьмой. Они были почти близнецами.

На это время была запланирована обширная научная программа: космонавты на «Салюте-7» должны были производить фотосъемку земной поверхности, исследование географических объектов, астрономические исследования космоса при помощи рентгеновского телескопа, выращивать в невесомости кристаллы полупроводников и земные растения, проводить сотни других астрофизических, биологических и технологических экспериментов. Помимо этого предстояло отработать работу в открытом космосе, опробовать новые инструменты: резаки, универсальные дрели, плазменные паяльники. Советские космонавты даже снимали настоящее кино! Экипаж второй основной экспедиции снял несколько сцен в открытом космосе для художественного фильма «Возвращение с орбиты» (1983 год).

Работа на «Салюте-7» строилась по сменному принципу. Основные экипажи, сменяя друг друга через неравные промежутки времени, работали на станции по нескольку месяцев, «экспедиции посещения» прибывали на «Салют» на краткое время для выполнения каких-то специфических работ. В перерывах между посещениями космонавтов, станция переводилась в автоматический режим и управлялась с Земли.

Молчание

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

В течение трех лет все (ну или почти все) шло по плану, пока ранним утром 11 февраля 1985 года после полугода автономного полета система телеметрии не сообщила в Центр Управления Полетами о неполадках с электрооборудованием. Сработала автоматическая защита от перегрузок и основной радиопередатчик, обеспечивавший связь с Землей, выключился. Согласно алгоритму «автопилота» тут же включились резервные передатчики и связь со станцией удалось восстановить. Операторы, работавшие в ЦУПе, связались с инженерами конструкторского бюро, проектировавшего станцию, и запросили анализ ситуации и рекомендации по устранению неполадок. Пока конструкторы станции оценивали серьезность проблемы, в ЦУПе заступила на дежурство следующая смена контроля.

Что вы делаете, когда компьютер работает не так как надо? Выкл/вкл — первая реакция любого пользователя, точно так же поступили и дежурные новой смены. Зачем ждать ответа техподдержки, ведь наверняка защита от перегрузки сработала случайно и можно просто перезапустить всю систему, устранив неполадку наименьшей ценой?

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

В 13:20 по московскому времени операторы ЦУП выдали команду на включение основного радиопередатчика. Через 50 секунд станция замолчала насовсем. Последний отчет со станции свидетельствовал о серии коротких замыканий, которые теоретически и вывели из строя всю радиоаппаратуру на борту.

Это была настоящая катастрофа. Совершенно неуправляемый кусок металла, весом в 20 тонн, напичканный дорогостоящей аппаратурой и оборудованием теперь болтался в космосе, рискуя свалиться на какой-нибудь небольшой европейский городишко, похоронив под собой его жителей и весь престиж советской космической программы.

Во всех концах Москвы затрещали правительственные телефоны, черные «Чайки» с людьми в строгих костюмах устремились в подмосковный Калининград (так до 1996 года называлась нынешняя столица отечественной космонавтики Королев), чтобы держать совет о дальнейшей судьбе «Салюта-7». На совещании обсуждались только два варианта.

Можно оставить все как есть и лишь контролировать системами слежения с Земли траекторию станции, чтобы своевременно предупредить об опасности в районе ее неизбежного и скорого падения.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Можно попытаться спасти станцию, отправив туда квалифицированный экипаж «ремонтников», но в этом случае появлялся очевидный риск потерпеть еще больший крах и потерять космонавтов.

На фоне всех предшествовавших неудач программы «Салютов» и успехов американской программы шаттлов первый вариант был бы несмываемым позором для космической державы Советов. К тому же потеря «Салюта-7» означала бы и потерю ценных научных сведений и результатов испытаний оборудования, которые были необходимы для успешного запуска новой станции «Мир», планировавшегося в течение ближайшего года. Специалисты оценивали шансы на успех операции в 70-80%, и правительство пришло к выводу, что такой процент их вполне устраивает.

Станцию решили спасать. В кратчайшие сроки нужно было подготовить экипаж и отправить его на корабле «Союз» к станции, чтобы починить ее изнутри.

Экипаж

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Итак, решение принято, предварительный план работы составлен. Экипажу нового «Союза» предстояло «поймать» на околоземной орбите неуправляемый, потенциально дезориентированный и беспорядочно вращающийся объект на скорости 8 км/с и пристыковаться к нему с допуском в несколько сантиметров. Затем космонавты должны зайти внутрь, быстро обнаружить неисправность и устранить ее скудными инструментами, имеющимися в их распоряжении. Такую задачу до этого не пытался выполнить никто.

Для этой работы нужны были лучшие пилот и бортмеханик, лучшие из лучших.

Виктор Савиных был сразу же утвержден в качестве бортинженера. В 1981 году он провел 74 дня на борту «Салюта-6», станции-близнеца 7-ого «Салюта». Никто лучше него не знал станцию изнутри, ведь он принимал участие в ее проектировании. Более того, он уже был готов к полету. По плану Виктор входил в состав следующего экипажа на «Салют-7», который должен был принять дежурство в мае 1985 года.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

С пилотом было несколько сложнее. Он должен был иметь опыт ручной стыковки на орбите. И если на тренажерах эту операцию проделывали все пилоты, то реальным опытом на тот момент могли похвастаться только три советских космонавта: Леонид Кизим, Юрий Малышев и Владимир Джанибеков. Первые двое не подходили: Кизим только что вернулся из длительного полета и проходил реабилитацию, а у Малышева не было опыта работы в открытом космосе. Очевидный выбор пал на Джанибекова, который уже дважды успел слетать на «Салют-7».

К середине марта состав экипажа был утвержден, и космонавты приступили к изнуряющим тренировкам на Земле. На симуляторе стыковки отрабатывались тысячи самых разнообразных ситуаций, Джанибеков сутками не вылезал из-за рычагов, доводя свои навыки до автоматизма. Савиных изучал всю документацию по аппаратуре, привыкал ориентироваться в отсеках наощупь и в полной темноте. Ситуацию осложняло то, что никто не мог с достаточной степенью уверенности сказать, что же произошло на станции и какая система потребует ремонта в первую очередь, поэтому предстояло готовиться к любым сюрпризам.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Специальной подготовки потребовал и «Союз», который должен был доставить космонавтов к молчащей станции. Предстояло убрать систему автоматической стыковки, которая была совершенно бесполезна для этой миссии, установить в кабине лазерный дальномер и продублировать органы управления, чтобы можно было наблюдать за процессом сближения из бокового иллюминатора корабля. Экипаж обеспечили приборами ночного видения на случай, если придется стыковаться на ночной стороне Земли. Вместо кресла третьего члена экипажа разместили дополнительные запасы еды и провизии, так как рассчитывать на пользование возможно замерзшими от космического холода припасами «Салюта-7» было нельзя.

Тренировки космонавтов и подготовка корабля длились без малого 4 месяца и, наконец, ранним утром 6 июня 1985 года «Союз Т-13» с Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных стартовал с космодрома Байконур и устремился к «Салюту-7», безмолвно вращавшемуся где-то в космосе у них над головами.

Стыковка

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Теперь больше никто не мог им помочь. Да, за их спиной стоял весь ЦУП с квалифицированными специалистами: пилотами, инженерами и медиками, все конструкторское бюро и завод, проектировавшие и собиравшие станцию по винтикам, но там, на высоте 300 километров над Землей, они должны были оказаться один на один со сломанной станцией.

Старт «Союза» прошел в штатном режиме и спасательная команда начала свой длинный путь к мертвому «Салюту-7». По истечении вторых суток полета, корабль, получающий данные о положении «Салюта» с наземных станций слежения, приблизился к нему на расстояние в 10 километров. Отсюда он казался маленьким сверкающим пятнышком на черном фоне безграничного космоса.

В режиме автоматического сближения Джанибеков сократил расстояние между кораблями до 2,5 километров и перешел на ручное управление. Постоянно оценивая расстояние с помощью лазерного дальномера и визуально контролируя положения корабля, Джанибеков подвел «Союз» на 200 метров к станции и погасил скорость до нуля. В этот момент стало ясно, что «Салют-7» развернут к ним не тем боком! Стыковочный узел на ближней стороне не работал, и космонавтам пришлось в ручном режиме совершать облет станции. Савиных произвел все сложнейшие расчеты, пользуясь координатами с Земли, а Джанибеков блестяще претворил их в жизнь.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

«Салют-7» медленно вращался вокруг своей оси, свет внутри не горел, панели солнечных батарей были развернуты как попало, что означало, что они больше не контролируются бортовой электроникой. Космонавты не могли знать, что ждало их внутри, но снаружи станция выглядела вполне целой и не имела признаков разгерметизации. Более-менее стабилизированное вращение позволяло провести ручную стыковку, после недолгих переговоров с ЦУПом было принято решение приступать к маневру.

Владимир Джанибеков ЦУПу:

«Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся… Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться, потому что по солнышку у нас не все хорошо… Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске… Нормально идет управление, гашу скорость… ждем касания…»*

*этот и другие диалоги приводятся по книге В. П. Савиных «Записки с мертвой станции

Как ловкая кошка, на одних подушечках лап «Союз» медленно подкрадывался к стыковочному узлу. Малейший промах и корабль мог удариться об обшивку станции и повредить стыковочный шлюз или вовсе получить пробоину. Цена ошибки была очень высока.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Виктор Савиных ЦУПу: «Есть касание. Есть мехзахват».

Корабль резко затормозился, лязгнули стебли автоматических запоров, теперь «Союз» был надежно прикреплен к «Салюту». Сложнейший этап операции по спасению оказался позади. Вспотевший Джанибеков бросил рукоятки управления двигателями, еще не вполне осознавая, что сделал, возможно, самую важную работу в своей жизни. Впервые в истории человек совершил стыковку с неуправляемым космическим объектом. Это был триумф человеческой мысли и воли. Поймать песчинку за сотни километров от Земли, приблизиться к ней на бешеной скорости и сходу попасть ниткой в игольное ушко — настоящее чудо, если бы оно не было просчитано сотнями инженеров и ученых еще на Земле.

Но успешная стыковка еще не означала окончательной победы. Станция молчала, электропитание на «Салюте», судя по всему, вовсе отсутствовало. Космонавты не получили никакой обратной связи с той стороны шлюзового люка. Экраны датчиков внутреннего давления станции ничего не показывали, индикация об успешной стыковке также молчала. С той стороны люка таилась зловещая тишина. Не было слышно ни привычного шума агрегатов, ни потрескивания контрольной аппаратуры.

Джанибеков медленно отвернул пробку, закрывающую небольшое отверстие в люке между переходным отсеком станции и стыковочным узлом. Негромко зашипел воздух, перетекающий из «Союза» в атмосферу «Салюта-7» — давление начало выравниваться.

Внутри

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

ЦУП: «Если вы готовы к открытию люка станции, можно приступать».

Владимир Джанибеков: «Готовы. Открываю люк. Оп-а, открыл».

ЦУП: «Что ты видишь?»

Владимир Джанибеков: «Нет. Я имею в виду — замок открыл. Сейчаc пытаюсь открыть люк. Заходим».

ЦУП: «Первое ощущение? Температура какая?»

Владимир Джанибеков: «Колотун, братцы!»

Круглая крышка люка медленно отъехала в сторону, за ним были полная темнота и холод. Лучи фонариков высветили иллюминаторы, покрытые изнутри толстой коркой льда, иней на приборных панелях, безжизненные светодиоды и тумблеры. Станция была мертва, электропитание отсутствовало. Это означало, что были отключены все системы жизнеобеспечения и терморегуляции, запасы воды заморожены. Но хуже всего было то, что все приборы подверглись воздействию отрицательных температур и их работоспособность теперь была под вопросом.

Джанибеков и Савиных в противогазах и зимних куртках медленно выплыли из своего корабля и приступили к оценке ситуации. Цепь энергопитания не реагировала на включение, первым делом необходимо было решить вопрос с регенерацией воздуха и вентиляцией. Временную систему запитали от энергоустановки «Союза», тихо зажужжали вентиляторы. После анализа атмосферы станции, не показавшего каких-либо значимых отклонений, противогазы решено было снять — они сильно мешали обзору. Предстояло продвигаться дальше, в рабочий отсек.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Обстановка внутри него была точно такой же: иней на стенах, темнота и абсолютная тишина. На столе, приклеенные изолентой, лежали сухарики и солевые таблетки — традиционные «хлеб-соль» от предыдущего экипажа. Выглядело это довольно жутковато. Бортовые журналы и многочисленные инструкции были аккуратно расставлены по полкам, всюду было чисто, никаких следов пожара, наводнения или другого бедствия космонавты не наблюдали. В отсеке было очень холодно, температура едва превышала 0оС.

ЦУП: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»

Владимир Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».

ЦУП: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»

Владимир Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стала как камень твердая».

ЦУП: «Это нас не воодушевляет».

Владимир Джанибеков: «А нас — тем более…»

Станция была похожа на заброшенный дом, разве что ставни на окнах не хлопали на ветру —  в космосе нет ни ветра, ни окон. Хозяева покинули его уже очень давно, и пора было наводить порядок.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Следуя инструкциям с Земли, Савиных принялся за проверку энергосистем корабля. Выяснилось, что два из восьми аккумуляторов совсем «сдохли» из-за долгого простоя и зарядить их невозможно. Нужно было попытаться оживить остальные шесть. Запитать их от энергосистемы «Союза» — слишком опасно. Если в цепи было короткое замыкание, то существовал риск вывести из строя всю электронику и на «Союзе», что означало бы гарантированную смерть экипажа.

Оставался только один способ — подать питание напрямую с солнечных батарей. Для этого было необходимо вручную на морозе и в свете тусклого фонарика скрутить жилы 16 кабелей. Когда эта работа была закончена, космонавты перебрались в «Союз» и с помощью его двигателей сориентировали солнечные панели под более выгодным углом к Солнцу. Удача! Приборы показали, что зарядка потихоньку началась. Оставалось терпеливо ждать. Космонавты вернулись обратно в свой теплый корабль и принялись перебирать в уме все возможные причины неполадки с аккумуляторами.

Спустя сутки Савиных решился подключить аккумуляторы к энергосистеме станции. Несколько щелчков тумблерами — и произошло настоящее чудо. Одна за другой начали зажигаться лампы освещения, заработало терморегулирование, зашипела система регенерации воздуха. Все системы корабля начали постепенно просыпаться. «Салют-7» ожил.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

За несколько дней Джанибеков и Савиных проделали огромную работу. Нужно было одну за другой проверить все системы станции, испытать на работоспособность узлы, подвергшиеся чрезмерному охлаждению, прощупать все кабели, удалить огромное количество конденсата, который буквально плескался за панелями обшивки. Все что можно было заменить — заменили, все что нельзя — отключили.

В процессе этой работы и обнаружилась причина отключения электропитания станции. Один из датчиков, контролировавших заряд аккумуляторов, оказался неисправен и начал подавать ложный сигнал о том, что они заряжены под завязку. Бортовой компьютер верил этому и раз за разом отключал поступление электроэнергии с солнечных батарей, прерывая зарядку. Из-за короткого замыкания в цепи радиопередатчика и потери связи с Землей отключить неисправный датчик было невозможно и когда аккумуляторы оказались выжаты до конца,  станция погрузилась в бесконечный космический сон. Как это часто бывает, причиной дорогостоящей поломки, которую пришлось ремонтировать, рискуя жизнями людей, оказалось стечение незначительных обстоятельств. Капля конденсата, попавшая на контакты радиопередатчика и неисправный копеечный датчик аккумулятора едва не стоили космической программе СССР всего ее престижа.

13 июня, на седьмой день полета, экипаж полностью заменил сгоревшую из-за короткого замыкания систему коммуникации и ЦУП и смог восстановить контроль над станцией.

После

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Ценой невероятных усилий, подвергая свои жизни реальному риску, двое советских космонавтов смогли спасти потерянную орбитальную станцию. Все системы жизнеобеспечения заработали в штатном режиме, запасы воды и провизии разморозились, система автоматической стыковки была проверена и перепроверена, так что экипаж смог продолжить рутинную работу. Их героический поступок отнюдь не отменял необходимости тяжелой последовательной работы. Савиных и Джанибеков провели на «Салюте-7» больше 100 суток, занимаясь научной работой и контролируя состояние всех систем станции.

Только 18 сентября на «Салют-7» прибыла новая смена из Георгия Гречко, Владимира Васютина и Александра Волкова. Джанибеков отправился домой на «Союзе Т-13» вместе с Гречко, а Савиных вернулся на Землю с остальными только в ноябре.

Виктор Савиных был награжден за этот полет второй звездой Героя СССР, а Владимир Джанибеков получил внеочередное звание генерал-майора авиации (две звезды у него уже были).

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Через три месяца Советский Союз запустил в космос новую орбитальную станцию «Мир» и «Салют-7» потерял свою актуальность для космической программы СССР.

Последние люди посетили «Салют-7» в мае следующего года. Экипаж «Союза Т-15» совершил уникальный (первый и до сих пор единственный!) перелет со станции «Мир» на «Салют-7» и забрал оттуда некоторое важное оборудование и результаты экспериментов.

«Салют-7» закончил свою работу, но «выбрасывать» его было бы безумным расточительством. Станция продолжала работать в автоматическом режиме и отсылать регулярные отчеты о состоянии бортовых систем, в ЦУПе планировали использовать ее для изучения работоспособности всех приборов и агрегатов в течение как минимум 10 лет. Чтобы сохранить ей жизнь, в августе 1986 года станцию подняли на более высокую орбиту при помощи двигателей беспилотного транспортника ТКС-4.

Там она и провела остаток своих дней. На приборных панелях включались светодиоды, время от времени жужжали вентиляторы, без всякой пользы гонявшие воздух через регенерационную систему, на столе все так же лежали сухарики и солевые таблетки, оставленные для будущего экипажа.

салют 7 советские космические станции советская космическая программа космонавты герои космос савиных джанибеков отвратительные мужики disgusting men

Кадры из фильма «Салют-7»

Высокая солнечная активность 1990-го года увеличила плотность верхних слоев земной атмосферы и орбитальная станция начала неконтролируемо снижаться. Запасы топлива в ТКС-4 и баках самой станции были исчерпаны, и с Земли оставалось лишь беспомощно наблюдать, как она умирает. В ночь с 6 на 7 февраля 1991 года «Салют-7» вошел в плотные слои атмосферы и на скорости выше 30 000 км/ч разрушился над малонаселенными районами Чили и Аргентины. Так закончилась его история.

Однако героическое спасение «Салюта» в 1985-м навсегда запомнится тем, что оказалось не менее драматичным и потребовало не меньше мужества, чем первый выход в открытый космос:

Леонов первый в открытом космоссе

Из всей серии станций «Салют», на долю седьмой выпали самые серьезные испытания. В отличие от других, переведенных в автоматический режим или потерянных навсегда, «Салют-7» в сложный момент удалось спасти. Уникальная операция подарила бесценный опыт для всей мировой космической отрасли. Она доказала, что можно найти решение даже для самых безвыходных ситуаций. Этот опыт продолжает использоваться до сих пор. Международная Космическая Станция, несущая свое дежурство на околоземной орбите сегодня, точно так же страдает от системных сбоев, отказов оборудования, пожаров и прочих неприятностей. И только упорное мужество, талант и знания инженеров, конструкторов, операторов, космонавтов и астронавтов (ну и, конечно же, сила притяжения и центробежная сила) до сих пор удерживают ее на орбите.

disgustingmen.com

Как спасали станцию «Салют 7»? / Назад в СССР / Back in USSR

11 февраля 1985 года в 9 часов 23 минуты по московскому времени станция «Cалют-7», на которой к тому времени уже полгода не было людей, вышла из-под контроля и стала постепенно приближаться к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики… На «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов. Владимир Джанибеков родился в 1942 году в селе Искандер Казахской ССР (ныне Узбекистан). Джан, как называли его друзья, — самый опытный советский летчик-космонавт, совершивший с 1978 по 1985 год четыре полета в космос в качестве командира корабля и имевший опыт ручной стыковки. На момент полета к «Салюту-7» ему было уже дважды присвоено звание Героя СССР. Из своего четвертого полета Джанибеков вернулся в июле 1984-го, поэтому в начале 1985-го у него имелись медицинские ограничения на продолжительность нового полета. Виктор Савиных родился в 1940 году в деревне Березкины Кировской области. К 1985 году участвовал в одном космическом полете под командованием Джанибекова в качестве бортинженера, было присвоено звание Героя СССР. Экипаж космического корабля «Союз Т-13» Владимир Джанибеков (слева) и Виктор Савиных (справа) перед стартом. Руководивший полетом с Земли космонавт Валерий Рюмин очень точно описал сложившуюся ситуацию: космонавтам на корабле «Союз-Т» нужно было состыковаться фактически с 20-тонным булыжником, который «Салют-7» представлял собой на тот момент. Ничего подобного история космонавтики еще не знала. Было также неизвестно, что именно произошло на станции и в каком она состоянии — можно ли ее восстановить или хотя бы сдвинуть с орбиты, чтобы управлять падением. В Советском Союзе о ситуации с «Салютом-7» знали только специалисты. А мировые СМИ в феврале сообщили о том, что над головой землян крутится огромная неуправляемая советская станция, которая в любой момент может упасть где угодно — в Америке, Европе или Японии. Подобный прецедент уже был: в 1979 году из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». Часть обломков позже нашли в Западной Австралии. «Мы начали усиленные тренировки. Оттачивалась техника пилотирования, чтобы достичь поистине ювелирной точности. Режим за режимом, стыковка за стыковкой. Инструкторы придумывали все новые и новые трудности, изобретали отказы различных приборов и систем, вводя различные угловые скорости вращения станции по всем осям. Раз в две недели мы летали на космодром «Байконур» и работали на доработанном под эту программу тренажере «бивни», прилетали в Москву, выполняли тренировки в гидробассейне, отрабатывали выход в открытый космос для установки дополнительных солнечных батарей. Поначалу были ошибки. Потом их становилось все меньше и меньше. Мы научились летать на тренажерах с новыми приборами, по новой методике, в новых условиях. Когда стало ясно, что наши навыки и знания позволят осуществить намеченное, было принято решение о старте», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции». Особенная экспедиция требовала и специальной подготовки космического корабля «Союз-Т»: освободили вес, убрав ненужное оборудование, добавили емкости для воды и продовольствия, а также для горючего, которое позволит осуществлять маневры ручной стыковки. На иллюминатор был установлен прибор ночного видения и лазерный дальномер, чтобы космонавты могли сами отслеживать подход к станции.Космонавты Владимир Джанибеков (справа) и Виктор Савиных (слева) тренируются на модели корабля «Союз-Т» У советских космонавтов на подготовку было всего три месяца. 6 июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур на космическом корабле «Союз Т-13». На «несчастливый номер» никто старался не обращать внимания – лететь надо было без промедлений, ждать подготовки нового корабля просто не было времени. Во-первых, законсервированная и не подающая признаков жизни станция медленно, но неуклонно меняла орбиту и в любой момент могла «спикировать» на Землю – местом такой неплановой, аварийной посадки могла стать как территория Западной Европы, так и США или даже Японии. И если в Советском Союзе о ситуации со станцией «Салют-7» знал только узкий круг специалистов, то мировые СМИ уже в феврале того года сообщили, что огромная неуправляемая советская станция может в любой момент упасть где угодно, нагоняя ужас на обывателей стран, оказавшихся в «черном списке» аварийного «Салюта». Тем более, что прецедент уже случился в 1979 году, когда из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». По счастью большая часть ее обломков рухнула в безлюдных районах Западной Австралии. Было и «во-вторых». Американцы всерьез озадачились идеей… забрать нашу станцию. «Катастрофическое положение советского «Салюта» американцам было очень на руку, – рассказывает журналист Алексей Самолетов. – США уже объявили на весь мир о запуске программы СОИ – стратегической оборонной инициативы, однако орбитальной платформы, на которой могли быть размещены системы, сбивающие баллистические ракеты, у них так и не появилось. Американцы, потеряв при похожих обстоятельствах свою станцию «Скайлэб» шестью годами раньше, новую сделать так и не смогли. Зато у Америки был «Шаттл» и уже не один, который мог снять с Орбиты любой находящийся там объект. Причем ближайший полет одного из них – «Челленджера», должен состояться буквально через месяц, в конце февраля 85. К тому же, в составе и основного экипажа, и дублирующего, были люди, досконально знавшие русскую станцию. Для американцев, в случае удачи, выигрыш оправдывал все, – о русском космосе можно было бы просто забыть, плюс технологии, которых у Америки пока так и появилось. К тому же, космическое пиратство в данном конкретном случае, можно было оправдать высокой идеей спасения человечества от советской угрозы. Начался второй виток истерии по поводу русского монстра летящего на головы жителям Земли. Вслед за американскими газетами и телевидением о падающей русской космической станции начинают кричать европейские газеты. А потом и японские. В Европе пишут о том, что может быть разрушен Париж, на приемах в Вашингтоне и Нью-Йорке обсуждаются последствия падения станции на статую Свободы, в Японии всерьез говорят о русском Салюте, который сотрет с лица Земли Токио и о радиоактивном заражении островов. Ситуация была непредсказуемой и фактически выходила из-под контроля. И тогда, на очередном заседании руководителей полета, было принято решение – срочно формировать самый опытный экипаж, станцию срочно спасать. А заодно и спасать престиж страны». Советская космическая экспедиция стартовала раньше американской – престиж страны не пострадал. Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза: «В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета». Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе. Запись в бортовом журнале: В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек… Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек… Расхождение полтора километра». В. Савиных: «Мы идем не в графике… Станция уже в стороне, далеко… Нам надо переходить в ручной режим...». «С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком. В руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим. Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек… Сближение идет устойчиво… Все время видим Солнце сбоку… Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным… 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции». В этот момент космонавты поняли, что станция развернута к кораблю нерабочим стыковочным узлом. Нужно было совершить облет станции. Вручную. Маневр просчитывал Савиных, Земля помогала с координатами. Из бортового журнала: В. Джанибеков: «Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся… Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться потому, что по солнышку у нас не все хорошо… Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске… Нормально идет управление, гашу скорость… ждем касания...» В. Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват». «Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить — все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции». «А чего там сложного? Я умею это делать, это мое ремесло. Вот мне сложно уголь добывать: я когда в шахту спустился — однажды меня погрузили ребята в Луганской области — мне страшно там стало. Здесь герои настоящие работают, вкалывают! А я к этому всю жизнь шел, я об этом мечтал!» — Владимир Джанибеков. Восьмое июня 1985 года вошло в историю пилотируемой космонавтики. Однако для экипажа экспедиции основная работа только начиналась. Самое страшное, что могло случиться с «Салютом» — его разгерметизация. Кислорода, который был в распоряжении «Союза», не хватило бы на всю станцию, и работа на ней была бы невозможна. После нескольких волнительных минут открывания люков выяснилось, что станция герметична. Из бортового журнала: Земля: «Первое ощущение? Температура какая?» В. Джанибеков: «Колотун, братцы!» Система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха была ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем. «Подплыл к столу, там нас ждали приклеенные липкой лентой сухарики в пакете и при них — таблетки с солевыми добавками. Это хлеб-соль от предыдущих хозяев. Согреваясь резкими движениями, стал изучать обстановку», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции». «Я представил себе глубокий погреб где-то в пустыне Каракум ночью: сухо, холодно. Я из тех краев и знаю, что такое сухой холод. И абсолютная гробовая тишина. До того тихо, что слышно, как кровь струится по жилам», — Владимир Джанибеков. Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза: «Сегодня, 8 июня 1985 года, в 12 часов 50 минут московского времени осуществлена стыковка космического корабля “Союз Т-13” с орбитальной станцией “Салют-7”. После проверки герметичности стыковочного узла космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных перешли в помещение станции. В соответствии с программой полета экипаж проводит проверку состояния бортовых систем и оборудования станции. Самочувствие Джанибекова и Савиных хорошее». Первым делом космонавты открыли иллюминаторы на станции и развернули ее к Солнцу с помощью двигателей «Союза». Земля разрешила космонавтам работать на «Салюте» не больше восьми часов в сутки с перерывами и только по одному: другой должен был оставаться на корабле и оттуда контролировать напарника. Владимир ДЖАНИБЕКОВ и Виктор САВИНЫХ на станции «Салют-7» Разогреть еду на станции не представлялось возможным: чай и кофе сначала грели под мышкой, затем — под лампой освещения на корабле. Воду приходилось экономить, о душе — только мечтать. Из бортового журнала: Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?» В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд». Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?» В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стал как камень твердая». Земля: «Это нас не воодушевляет». В. Джанибеков: «А нас — тем более...» Десятого июня космонавты вышли в телеэфир. В ЦУПе предусмотрительно попросили их «дыхнуть» и остались довольны — пара изо рта не было видно. На время эфира Савиных и Джанибекову пришлось снять теплые полосатые шапочки, взятые из дома. На Земле по-прежнему сообщалось, что полет проходит в штатном режиме. В этот же день космонавты смогли подключить аккумуляторы станции, соединив их напрямую с солнечными батареями: голыми руками скручивали электрические провода и обматывали их изолентой. И так 16 раз. На следующий день включили часть освещения, подключили регенераторы воздуха, разогрели консервы и хлеб. Станция начала оживать. Лед растаял, что принесло космонавтам новые проблемы: что делать с водой? «Я как-то раз засунул руку за панель и замер: рука по локоть в воде!.. Пошли в ход тряпки. А где их взять? Начали раздирать одежду: сначала белье, потом костюмы. Достаю упаковку Светланы Евгеньевны Савицкой (Вторая женщина-космонавт работала на станции в 1982 году. – Прим. РИА). Светочка, извини, пожалуйста! Я бы вернул тебе вот этот красивый наряд, но вынужден был использовать его не по назначению. Когда пришел «грузовик» с огромным количеством вафельных полотенец, это был большой подарок!» — Владимир Джанибеков.

«Грузовик» — корабль «Прогресс-24» — пристыковался 23 июня. Привез оборудование, запасы воды и топлива, а также несколько номеров газеты «Правда». О ресурсах можно было больше не беспокоиться. Космонавты начали готовиться к выходу в открытый космос и установке дополнительных секций солнечных батарей: те, что были на станции, за годы нахождения на орбите потеряли свою эффективность под ударами микрометеоритов. Второго августа Владимир Джанибеков и Виктор Савиных осуществили эту операцию. При этом снова не обошлось без проблем: при развертывании батарей заел трос. «Начал откидывать лебедку, она не снимается с фиксатора. Нужно было выдернуть шпильку, которая крепит фиксатор. Шпилька не выдергивается. Подошел Володя, тоже подергал за веревку, которая привязана к фиксатору. Затем эта веревка оборвалась. Земля посоветовала резким откидыванием лебедки срезать шпильку. В бассейне это получалось. Здесь после двух ударов с основной солнечной батареи посыпались элементы. Не помогла и «кочерга». Решили работать без фиксации, раскрыли ручки, но лебедка не вращается. Володя занял мое место, попробовал, но безрезультатно. В это время у нас уплыла «кочерга» и дополнительный поручень. Видимо, пока менялись местами, они расфиксировались. Ситуация сложная. Возвращаться назад нельзя—нужна наращенная батарея. Поняли, что дело не в лебедке — трос приварился к лиркам, в которых он был уложен. Володя отошел подальше к люку с наконечником в руке, а я остался у лебедки. Он резко дергал, а я пытался сдвинуть трос с места. После нескольких рывков трос пошел. Ура!» — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции». Помимо восстановления станции, космонавты занимались на «Салюте» и научной работой: проводили эксперименты, вели наблюдения, выращивали хлопок и перец. Так прошло 100 суток, которые врачи отвели Владимиру Джанибекову на экспедицию. 18 сентября к станции «причалил» «Союз Т-14» с космонавтами Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту. Джанибеков, которому врачи настоятельно рекомендовали вернуться на Землю для реабилитации, покинул станцию вместе с Гречко, а Савиных еще несколько месяцев оставался на орбите.

На Земле, уже после возвращения Савиных, месяц решали: наградить космонавтов или наказать — те не всегда действовали строго по инструкции и в соответствии с командами ЦУПа. Но в итоге Виктору Савиных вручили вторую звезду Героя, а Джанибекову присвоили звание генерал-майора авиации. «Всё, что происходило тогда на орбите, мне лично кино особо не напоминает, – говорит Виктор Петрович Савиных. – На экране все сжато, все динамично, импульсивно, а там одна простейшая, казалось бы, операция, могла растянуться и на несколько часов, и на несколько дней. И при действительно практически полной неизвестности, мы с Джаном сантиметр за сантиметром, шажочком, бочком вживались в пространство станции. Совсем не по героически, в вязаных шапочках, с тряпками в руках. И каждый день победой не считали, а лишь очередной выполненной задачей, которая помогала справиться со следующей проблемой». Расследование инцидента установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции.

back-in-ussr.com

«Салют-7»: история реального подвига - РИА Новости, 10.02.2017

Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:

«В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета».

Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.

Запись в бортовом журнале:

В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек... Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек... Расхождение полтора километра». В. Савиных: «Мы идем не в графике... Станция уже в стороне, далеко... Нам надо переходить в ручной режим...».

«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком. В руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим.Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек... Сближение идет устойчиво... Все время видим Солнце сбоку... Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным... 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

ria.ru

Спасение «Салют-7» | Великий СССР

Космический корабль «Союз Т-13» с двумя космонавтами на борту стартовал с Байконура 6 июня 1985 года. Он направлялся к орбитальной станции «Салют-7», которая несколько месяцев не подавала признаков жизни. Экипажа на ней не было, она работала в автоматическом режиме, но из-за неполадок с электроникой связь пропала. Многотонная махина грозила упасть на Землю.

Это было в самый разгар холодной войны, когда противостояние СССР и США дошло до предела. В Штатах торопились с разработкой СОИ — Стратегической оборонной инициативы, способной уничтожить на орбите любой спутник или ракету. Если бы американцам удалось украсть наш «Салют», это неизбежно привело бы к глобальной войне. Еще и поэтому добраться до станции первыми было архиважно.

Салют-7

Информация о ЧП держалась в строгом секрете. В ЦУПе ломали голову: попытаться восстановить работу аппарата в космосе или аккуратно спустить его с орбиты? Чтобы решить это, нужно было попробовать пристыковаться к станции. Это и предстояло сделать командиру экипажа Владимиру Джанибекову и бортинженеру Виктору Савиных. На подготовку к полету было всего три месяца. Космонавты моделировали нештатные ситуации, учились на ощупь разбираться со сложными приборами, часами отрабатывали переход из корабля на станцию в бассейне и на тренажерах. Но что ждет их на орбите, было неизвестно.

Владимир Джанибеков и Виктор Савиных

Даже когда экипаж оказался на станции, ЦУП не мог определиться: остаётся он там или возвращается на Землю, обрекая «Салют» на гибель. И только когда нашим героям удалось наладить системы жизнеобеспечения, судьба «космического дома» была решена.

Владимир Джанибеков и Виктор Савиных

Найти «Салют-7» — такой была первая задача экипажа. На вторые сутки после старта недалеко от Луны космонавты увидели в иллюминатор красную точку. Она была ярче всех звезд и росла по мере сближения.

Космонавты сделали все, что отрабатывали на Земле. Перешли в ручной режим стыковки.

«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее…» — описывал операцию Виктор Савиных в книге «Записки с мертвой станции».

«Догнали, не врезались, провели «зависание», сократив скорость сближения до нуля. Причалили, открыли люк станции. Это была первая победа.»

До полёта 1985 года командир экипажа ДЖАНИБЕКОВ уже работал на «Салюте-7» и имел опыт ручной стыковки.

До полёта 1985 года командир экипажа ДЖАНИБЕКОВ уже работал на «Салюте-7» и имел опыт ручной стыковки.

Оказавшись на борту, космонавты выяснили, что внутренние отсеки герметичны, а значит, здесь можно находиться. Стояла кромешная тьма, стены и приборы покрывал слой льда. На станции было около минус семи.

На фото, появившихся позднее, Джанибеков и Савиных работают в вязаных пуховых шапках: ими «Памиров» — таким был их позывной — перед полетом снабдила супруга Виктора. Пригодились.

За несколько дней космонавты починили оборудование, и станция начала оттаивать. Вскоре все — приборы, провода — оказалось в воде.

— Мы с Джаном (так называют Джанибекова друзья), как уборщицы, по всем закуткам с тряпками метались. А тряпок-то и не было! Никто не подумал, что такая возникнет проблема, пришлось с себя снимать белье, рвать на лоскуты комбинезоны, — вспоминал Савиных.

Джанибеков и Савиных

Космонавтам пришлось провести несколько дней в холоде и кромешной тьме. «Выглядели мы необычно: в шапках, тёплых комбинезонах и варежках», — вспоминал бортинженер Савиных.

Владимир Джанибеков:

— Нормально было. Работали за сантехника, слесаря, монтажника. У меня ведь огромный гаражный опыт — в 14 лет уже права мотоциклиста имел. Я в суворовском учился — там в 16 лет на день рождения нам вручали водительское удостоверение. Автомобиль «Волга» я полностью перебрал. «Лудить, паять, кастрюли, ведра чинить» — это про меня.

Объем работы был большой, конечно. Электронных блоков около тысячи и кабелей три с половиной тонны. Из-за того что долго не работали вентиляторы, скопился углекислый газ. Приходилось часто прерываться и размахивать чем-нибудь, чтобы разогнать воздух. Но справлялись. А когда тяжело становилось, шутили и дружно матерились.

 

Союз T-13 и Салют-7

Любопытно было. Хотелось узнать, в чем же дело. Опыт ручного управления у меня имелся. Не получилась бы стыковка — все грустно покачали бы головой и разошлись. По расчетной траектории через два-три дня «Салют» упал бы в Индийский или Тихий океан. А мы бы с Виктором спустились на Землю.

Но когда мы поняли, что на станции можно обитать, решили тянуть ее всеми силами. Не хотелось осрамиться. Пишут, что запас питания у нас был на пять дней. Это не так, имелся небольшой резерв. Мы провели инвентаризацию продуктов на замороженной станции — на пару месяцев нам хватило бы. И хотя в ЦУПе велели все повыбрасывать, мы не стали этого делать, решили, что в холоде продукты хорошо сохранились. Когда еще ничего не работало, грели пищу в карманах, за пазухой. Потом приспособили фотолампу. Втыкали ее в кофр, который набивали банками, пакетами с чаем или кофе.

Союз T-13 и Салют-7

Спасенная станция «Салют-7» проработала на орбите еще шесть лет. К ней летали 11 пилотируемых кораблей «Союз Т», 12 грузовых кораблей «Прогресс» и три грузовых корабля серии «Космос». Из станции было осуществлено 13 выходов в открытый космос.

7 февраля 1991 г. «Салют-7» был затоплен. Станцию, которую планировали вывести на орбиту под названием «Салют-8», переименовали в «Мир». Виктор Савиных работал на нем в 1988 году. А Владимир Джанибеков после экспедиции на «Салют-7» в космос больше не летал.

Хронология событий:

19 апреля 1982 г. Станция «Салют-7» выведена на околоземную орбиту.

2 октября 1984 г. Космонавты покинули «Салют-7», после чего станция находилась в режиме автоматического полета. Однако в феврале 1985-го случилось непредвиденное.

11 февраля. Из-за сбоя одного из датчиков аккумуляторы «Салюта-7» отключились от солнечных батарей и разрядились. Станция потеряла управление. Информация об этом тут же поступила в космический центр НАСА в Хьюстоне (США). Шаттл «Челленджер», стоящий на старте на мысе Канаверал, получил задание доставить «Салют-7» на Землю.

24 февраля. Стало известно, что в состав экипажа шаттла включен француз Патрик Бодри. Его дублер Жан-Лу Кретьен летал на «Салют-7» три года назад. Бодри тогда был его дублером. Оба знали станцию досконально.

10 марта. «Челленджер» был готов к пуску. Но в СССР умер Генсек ЦК КПСС Константин Черненко. Решив, что русским сейчас не до космоса, американцы перенесли старт на конец апреля.

Март — апрель. В ЦПК начались тренировки спасателей «Салюта-7». Медлить было нельзя: американцы могли полететь в космос в любой момент.

29 апреля. «Челленджер» вышел на орбиту. Установленная на борту лаборатория «Спейслаб» фиксировала все, что происходило с «Салютом-7». Американцы убедились: взять русскую станцию на абордаж в космосе реально.

6 июня. Владимир Джанибеков и Виктор Савиных отправились в экспедицию к «Салюту-7».

8 июня. Произошла стыковка.

16 июня Космонавты наладили работу солнечных батарей, подключили аккумуляторы, восстановили работоспособность станции.

23 июня. К «Салюту-7» пристыковался грузовой корабль «Прогресс-24» с оборудованием, запасами воды и топлива.

2 августа. Джанибеков и Савиных вышли в открытый космос и установили дополнительные элементы на солнечной батарее.

13 сентября. США провели испытание противоспутникового оружия.

19 сентября. К «Салюту-7» пристыковался корабль «Союз Т-14» с экипажем в составе Владимира Васютина, Георгия Гречко и Александра Волкова.

26 сентября. Джанибеков вернулся на Землю вместе с Гречко. Звезду Героя Советского Союза ему за тот полет не дали, так как две у него уже были.

26 ноября. Савиных приземлился вместе с Васютиным и Волковым. Он стал дважды Героем Советского Союза.

 

back-in-ussr.info

подлинная история спасения космической станции «Салют-7»

Космическая бездна лишь с Земли кажется необитаемой и обозначает себя далеким мерцанием звезд, Там, на орбите, кипит своя жизнь, вертятся сотни искусственных спутников, туда вторгаются инородные тела, там случаются свои трагедии и катастрофы. 11 февраля 1985 произошло непредвиденное – орбитальная космическая станция «Салют-7», на которой к тому времени отработали несколько советских и международных экипажей космонавтов, вышла из под контроля. Падение 20-тонной махины, казалось, было неминуемым…

Картинка

  У этой истории оказался счастливый конец, практически как в кино – мужественные космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных, которых послали «оживить» мертвую станцию, со своей задачей справились. «Салют-7» благодаря их поистине героическим усилиям удалось не просто спасти, но и вернуть в рабочее состояние. Савиных вручили вторую Звезду Героя, Джанибекову (тогда уже дважды Герою) присвоили звание генерал-майора. О подвиге космонавтов сообщили в сводках информагенств, написали статьи, впоследствии сняли документальный фильм, а сейчас снимается и игровое кино.

Под авторством Виктора Савиных вышла книга «Записки с мертвой станции». Кажется, что вся эта история пошагово известна и ничего нового уже не придумаешь. Всё так, за исключением разве что так называемого «человеческого фактора» – ощущений двух человек, которым выпало шагнуть в полную неизвестность и сделать то, чего они до конца так и не представляли.

Картинка

  «В памяти стоят тряпки, обычные половые тряпки, – с улыбкой вспоминает Виктор Петрович Савиных. – Мы еще на Земле отмоделировали сотни разных нештатных ситуаций, научились  на ощупь разбираться с самыми сложными приборами, десятки часов провели в бассейне и на тренажерах, отрабатывая переход на станцию. Были готовы, казалось, ко всему. А тут понадобились тряпки. Начал таять иней и станция стала наполняться водой – приборы, провода, все было в воде.

Мы с Джаном (так называют Джанибекова друзья) как уборщицы по всем закуткам с тряпками метались. А тряпок-то и не было! Никто не подумал, что такая возникнет проблема, пришлось с себя снимать белье, рвать на лоскуты комбинезоны. Мы в тот момент ни о чем так не мечтали, как о коробке с обычными тряпками».  

Картинка

На подготовку к этому полету у космонавтов было всего три месяца. На Владимира Джанибекова выбор пал как на наиболее подготовленного летчика-космонавта, способного на ручном пилотировании состыковаться с неуправляемой станцией. Виктор Савиных уже проявил себя к тому времени опытным космонавтом исследователем и бортинженером. Оба считались наиболее подготовленными и опытными космонавтами. Брался в расчет и психологический фактор совместимости – они были не просто коллегами, но и настоящими друзьями. В подобной ситуации, когда жизнь каждого была подвешена на волосок, а неизвестность и сложность выполняемой задачи могла сломать самую крепкую психику, был нужен именно такой слаженный тандем, в котором люди понимают друг друга без слов.

  6 июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур на космическом корабле «Союз Т-13». На «несчастливый номер» никто старался не обращать внимания – лететь надо было без промедлений, ждать подготовки нового корабля просто не было времени. Во-первых, законсервированная и не подающая признаков жизни станция медленно, но неуклонно меняла орбиту и в любой момент могла «спикировать» на Землю – местом такой неплановой, аварийной посадки могла стать как территория Западной Европы, так и США или даже Японии.

Картинка

И если в Советском Союзе о ситуации со станцией «Салют-7» знал только узкий круг специалистов, то мировые СМИ уже в феврале того года сообщили, что огромная неуправляемая советская станция может в любой момент упасть где угодно, нагоняя ужас на обывателей стран, оказавшихся в «черном списке» аварийного «Салюта». Тем более, что прецедент уже случился в 1979 году, когда из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». По счастью большая часть ее обломков рухнула в безлюдных районах Западной Австралии.

  Было и «во-вторых». Американцы всерьез озадачились идеей… забрать нашу станцию. Наш коллега, обозреватель телеканала «Звезда» Алексей Самолетов, детально разобрал этот план США в документальном фильме «Битва за «Салют». Космический детектив» (2011), автором сценария которого он являлся. (К слову – Алексей соавтор и игрового кино «Салют-7». История одного подвига», режиссера Клима Шипенко, премьера которого состоялась 6 апреля 2017 года.)

Картинка

  «Катастрофическое положение советского «Салюта» американцам было очень на руку, – рассказывает журналист и сценарист Алексей Самолетов. – США уже объявили на весь мир о запуске программы СОИ – стратегической оборонной инициативы, однако орбитальной платформы, на которой могли быть размещены системы, сбивающие баллистические ракеты, у них так и не появилось. Американцы, потеряв при похожих обстоятельствах свою станцию «Скайлэб» шестью годами раньше, новую сделать так и не смогли.

Зато у Америки был «Шаттл» и уже не один, который мог снять с Орбиты любой находящийся там объект. Причем ближайший полет одного из них – «Челленджера», должен состояться буквально через месяц, в конце февраля 85. К тому же, в составе и основного экипажа, и дублирующего, были люди, досконально знавшие русскую станцию».

Картинка

  Именно французские летчики Патрик Бодри и Жан–Лу Кретьен, прошедшие советскую космическую подготовку, были определены в состав американского «Челленджера», который предполагалось отправить на перехват «Салюта». Жан–Лу Кретьен уже был на борту этой космической станции в советско-французском экипаже с Владимиром Джанибековым (Патрик Бодри тогда выступал в роли космонавта-дублера). В 1985-м в погоне за «Салютом» их роли поменялись. Оба хорошо знали эту станцию и были способны с ней состыковаться и взять управление на себя. Лучшего «трофея» американцы не могли себе и представить.

  «Для американцев, в случае удачи, выигрыш оправдывал все, – рассказывает Алексей Самолетов. – О русском космосе можно было бы просто забыть, плюс технологии, которых у Америки пока так и появилось. К тому же, космическое пиратство в данном конкретном случае, можно было оправдать высокой идеей спасения человечества от советской угрозы. Начался второй виток истерии по поводу русского монстра летящего на головы жителям Земли. Вслед за американскими газетами и телевидением о падающей русской космической станции начинают кричать европейские газеты. А потом и японские.

Картинка

В Европе пишут о том, что может быть разрушен Париж, на приемах в Вашингтоне и Нью-Йорке обсуждаются последствия падения станции на статую Свободы, в Японии всерьез говорят о русском Салюте, который сотрет с лица Земли Токио и о радиоактивном заражении островов. Ситуация была непредсказуемой и фактически выходила из-под контроля. И тогда, на очередном заседании руководителей полета, было принято решение – срочно формировать самый опытный экипаж, станцию срочно спасать. А заодно и спасать престиж страны».

  Советская космическая экспедиция стартовала раньше американской – престиж страны не пострадал. Но взлететь с Байконура «Союзу Т-13» была не самая главная проблема, а они, проблемы, начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Тем не менее, восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.  

Они сделали все возможное и невозможное. Сблизились. Состыковались. Перешли. К счастью, станция была герметична и в ней можно было работать. При этом система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем. Когда 10 июня космонавты вышли в телеэфир, с Земли первым делом их попросили «дыхнуть» – убедиться, что пар не идет изо рта. Пар не шел, температура была в норме. Как впрочем, и все остальные параметры были вскоре восстановлены, а сам «Салют» занял заданную орбиту.

  Уже 23 июня к «Салюту» пристыковался грузовой корабль «Прогресс-24», который доставил оборудование, запасы воды и топлива. Вскоре космонавты совершили выход в открытый космос и установили дополнительные секции солнечных батарей, взамен поврежденных. Помимо восстановления станции космонавты занимались и научной работой, проводили эксперименты. И даже выращивали… хлопок и перец! 100 суток провели на вернувшемся к жизни «Салют-7» Владимир Джанибеков и Виктор Савиных в совместном полете. 18 сентября к станции «причалил» «Союз Т-14» с космонавтами Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту. Джанибеков, которому врачи настоятельно рекомендовали вернуться на Землю для реабилитации, покинул станцию вместе с Гречко, а Савиных еще несколько месяцев оставался на орбите.

  «Всё, что происходило тогда на орбите, мне лично кино особо не напоминает, – говорит Виктор Петрович Савиных. – На экране все сжато, все динамично, импульсивно, а там одна простейшая, казалось бы, операция, могла растянуться и на несколько часов, и на несколько дней. И при действительно практически полной неизвестности, мы с Джаном сантиметр за сантиметром, шажочком, бочком вживались в пространство станции. Совсем не по героически, в вязаных шапочках, с тряпками в руках. И каждый день победой не считали, а лишь очередной выполненной задачей, которая помогала справиться со следующей проблемой».

  …Расследование инцидента тогда установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции. Одни люди совершили просчет на земле. Вторые люди его устранили в Космосе. Полёт нормальный!

tvzvezda.ru