Репрессии в СССР: социально-политический смысл. Сталинские репрессии 30 х годов


Репрессии в СССР в 20-30 годы: причины, события, жертвы

Массовые репрессии в СССР проводились в период 1927 — 1953 года. Эти репрессии напрямую связывают с именем Иосифа Сталина, который в эти годы осуществлял руководство страной. Социальные и политические гонения в СССР начались после завершения последнего этапа гражданской войны. Данные явления стали набирать обороты во второй половине 30-х годов и не сбавили обороты во время второй мировой войны, а также после ее окончания. Сегодня мы поговорим о том, что собой представляли социальные и политические репрессии советского союза, рассмотрим какие явления лежат в основе тех событий, а также к каким последствиям это привело.

Говорят: целый народ нельзя подавлять без конца. Ложь! Можно! Мы же видим, как наш народ опустошился, одичал, и снизошло на него равнодушие уже не только к судьбам страны, уже не только к судьбе соседа, но даже к собственной судьбе и судьбе детей.Равнодушие, последняя спасительная реакция организма, стала нашей определяющей чертой. Оттого и популярность водки – невиданная даже по русским масштабам. Это – страшное равнодушие, когда человек видит свою жизнь не надколотой, не с отломанным уголком, а так безнадежно раздробленной, так вдоль и поперек изгаженной, что только ради алкогольного забвения еще стоит оставаться жить. Вот если бы водку запретили – тотчас бы у нас вспыхнула революция.

Александр Солженицын

Начало репрессий в Советском Союзе

Причины репрессии:

  • Принуждение населения к труду на неэкономической основе. Работы в стране нужно было сделать много, а денег на все не хватало. Идеология формировала новое мышление и восприятие, а также должна была мотивировать людей работать практически бесплатно.
  • Усиление личной власти. Для новой идеологии был нужен кумир, человек которому беспрекословно доверяют. После убийства Ленина этот пост был вакантным. Сталин должен был занять это место.
  • Укрепление истощения тоталитарного общества.

Если пытаться найти начало репрессий в союзе, то отправной точкой, безусловно, должен служить 1927 год. Этот год ознаменовался тем, что в стране начали проходить массовые расправы, с так называемыми, вредителями, а также саботажниками. Мотив же этих событий следует искать во взаимоотношениях СССР и Великобритании. Так, в начале 1927 года Советский Союз оказался замешан в крупный международный скандал, когда страну открыто обвиняли в попытках перебросить очаг советской революции в Лондон. В ответ на эти события Великобритания разорвала все взаимоотношения с СССР, как политические, так и экономические. Внутри страны данный шаг был преподнесен, как подготовка со стороны Лондона новой волны интервенции. На одном из партийных заседаний Сталин заявил о том, что стране «нужно уничтожать все остатки империализма и всех сторонников белогвардейского движения». Отличный повод для этого у Сталина появился 7 июня 1927 года. В этот день в Польше был убит политический представитель СССР - Войков.

В результате начался террор. Например, ночью на 10 июня было расстреляно 20 человек, которые связывались с империей. Это были представители древних дворянских семей. Всего же в июне 27-го года было арестовано более 9 тыс человек, которых обвиняли в государственной измене, пособничество империализму и прочих вещах, которые грозно звучат, но очень тяжело доказываются. Большая часть арестованных была отправлена в тюрьмы.

Борьба с вредителями

После этого в СССР начался ряд крупных дел, которые были направлены на борьбу с вредительством и саботажем. Волна этих репрессий была основана на том, что в большинстве крупных компании, которые работали внутри советского союза, руководящие должности занимали выходцы из имперской России. Разумеется, эти люди в большинстве своем не испытывали симпатии к новой власти. Поэтому советский режим искал предлоги, по которым эту интеллигенцию можно было отстранить от руководящих постов и по возможности уничтожить. Проблема заключалась в том, что для этого нужны были весомые и законные основания. Такие основания были найдены в ряде судебных процессов, которые прокатились по советскому союзу в 20-х годах.

Среди наиболее ярких примеров таких дел можно выделить следующие:

  • Шахтинское дело. В 1928 году репрессии в СССР коснулись горняков из Донбасса. Из этого дела устроили показательный процесс. Все руководство Донбасса, а также 53 инженера были обвинены в шпионской деятельности с попыткой вредительства новому государству. В результате разбирательства 3 человека были расстреляны, 4 оправданы, остальные получили тюремный срок от 1 до 10 лет. Это был прецедент – общество с восторгом восприняло репрессии против врагов народа… В 2000 году прокуратура России реабилитировал всех участников Шахтинского дела, в виду отсутствие состава преступления.
  • Пулковское дело. В июне 1936 года на территории СССР должно было быть видно крупное солнечное затмение. Пулковская обсерватория обратилась к мировой общественности, чтобы привлечь кадры для изучения этого явления, а также получить необходимое заграничное оборудование. В результате организация была обвинена в шпионских связях. Число жертв - засекречено.
  • Дело промпартии. Обвиняемыми по данному делу привлекались те, кого советская власть называла буржуями. Данный процесс проходил в 1930 году. Подсудимых обвинили в попытке срыва индустриализации в стране.
  • Дело крестьянской партии. Широко известна эсеровская организация, под названием группы Чаянова и Кондратьева. В 1930 году представители этой организации обвинили в попытках срыва индустриализации и во вмешательстве в дела сельского хозяйства.
  • Союзное бюро. Дело о союзном бюро было открыто в 1931 году. Обвиняемыми по нему были представители меньшевиков. Их обвинили в подрыве создания и реализация экономической деятельности внутри страны, а также в связях с иностранной разведкой.

В этот момент в СССР проходила массовая идеологическая борьба. Новый режим всеми силами пытался объяснить населению свою позицию, а также оправдать свои действия. Но Сталин понимал, что одна идеология не может навести порядок в стране и не может позволить ему удержать власть. Поэтому наряду с идеологии в ссср начались репрессии. Выше мы уже привели некоторые примеры дел, с которых репрессии начинались. Эти дела во все времена вызывали большие вопросы, а сегодня, когда по многим из них документы рассекречены, становится абсолютно понятно, что большинство обвинений были необоснованными. Не случайно прокуратура России, рассмотрев документы Шахтинскго дела, реабилитировала всех участников процесса. И это несмотря на то, что в 1928 году ни у кого из партийного руководства страны не возникало мысли о невиновности этих людей. Почему так происходило? Это было связано с тем, что под видом репрессий, как правило, уничтожались все, кто был не согласен с новым режимом.

События 20 годов были только началом, основные события были впереди.

Социально-политический смысл массовых репрессий

Репрессии в СССР в 30-е годы

Новая массовая волна репрессий внутри страны развернулась в начале 1930 года. В этот момент началась борьба не только с политическими конкурентами, но и с, так называемыми, кулаками. Фактически начался новый удар советской власти по богатым, и этот удар зацепил не только состоятельных людей, но и середняков и даже бедняков. Одним из этапов нанесение этого удара встало раскулачивание. В рамках данного материала мы не будем подробно останавливаться на вопросах раскулачивания, поскольку этот вопрос уже подробно изучен в соответствующей статье на сайте.

Партийный состав и органы управления в репрессиях

Новая волна политических репрессий в СССР началась в конце 1934 года. На тот момент времени произошло существенное изменение структуры аппарата управления внутри страны. В частности 10 июля 1934 года произошла реорганизация спецслужб. В этот день был создан народный комиссариат внутренних дел СССР. Этот отдел известен под аббревиатурой НКВД. В состав этого подразделения входили такие службы как:

  • Главное управление государственной безопасности. Это был один из основных органов, который занимался практически всеми делами.
  • Главное управление рабоче-крестьянской милиции. Это аналог современной милиции, со всеми функциями и обязанностями.
  • Главное управление пограничной службы. Управление занималась пограничными и таможенными делами.
  • Главное управление лагерей. Это управлением сегодня широко известно под аббревиатурой ГУЛАГ.
  • Главное управление пожарной охраны.

Кроме того в ноябре 1934 года был создан специальный отдел, который получил название «Особое совещание». Этот отдел получал широкие полномочия по борьбе с врагами народа. Фактически этот отдел мог без присутствия обвиняемого, прокурора и адвоката отправлять людей в ссылку или в ГУЛАГ сроком до 5 лет. Разумеется, это относилось только к врагам народа, но проблема в том, что никто достоверно не знал, как этого врага определить. Именно поэтому Особое совещание имело уникальные функции, поскольку врагом народа можно было объявить фактические любого человека. Любого человека можно было по одному простому подозрению отправить в ссылку на 5 лет.

Массовые репрессии в СССР

Поводом для массовых репрессий стали события 1 декабря 1934 года. Тогда в Ленинграде был убит Сергей Миронович Киров. В результате этих событий в стране был утвержден особый порядок судебных разбирательств. Фактически речь идет об ускоренных судебных разбирательствах. Под упрощенную систему разбирательств переносились все дела, где людей обвиняли в терроризме и пособничестве терроризму. Опять же, проблема была в том, что под данную категорию относились практически все люди, которые попали под репрессии. Выше мы уже говорили о ряде громких дел, которые характеризуют репрессии в СССР, где отчетливо видно, что всех людей, так или иначе, обвиняли в пособничестве терроризму. Специфика же упрощенной системы разбирательства заключалась в том, что приговор должен был быть вынесен в срок до 10 дней. Обвиняемый получил повестку за сутки до разбирательства. Само разбирательство проходило без участия прокуроров и адвокатов. По завершении разбирательства любые просьбы о помиловании запрещались. Если в ходе разбирательств человека приговаривали к расстрелу, то это мера наказания исполнялась незамедлительно.

Политические репрессии, чистка партии

Сталин устроил активные репрессии внутри самой партии Большевиков. Одним из показательных примеров репрессий, которые коснулись большевиков, случился 14 января 1936 года. В этот день было объявлено о замене партийных документов. Этот шаг давно уже обсуждался и не был неожиданностью. Но при замене документов новые удостоверения вручались не всем участникам партии, а только тем, кто «заслужил доверие». Так началась чистка партии. Если верить официальным данным, то при выдаче новых партийных документов 18% большевиков были отчислены из партии. Это были те люди, к которым репрессии применялись, прежде всего. И это мы говорим только об одной из волн этих чисток. Всего же чистка партии проводилось в несколько этапов:

  • В 1933 году. Из высшего руководства партии была исключена 250 человек.
  • В 1934 - 1935 годах из партии большевиков исключили 20 тыс человек.

Сталин активно уничтожал людей, которые могли претендовать на власть, которые обладали силой. Для демонстрации этого факта необходимо только сказать, что из всех членов политбюро 1917 года, после чистки в живых остался только Сталин (4 члена были расстреляны, а Троцкий исключен из партии и выслан из страны). Всего членами политбюро тогда было 6 человек. На промежутке времени между революцией и гибелью Ленина, было собрано новое политбюро из 7 человек. К концу чистки в живых остались только Молотов и Калинин. В 1934 году состоялся очередной съезд партия ВКП(б). В съезде участвовало 1934 человека. 1108 из них была арестована. Большинство расстреляны.

Убийство Кирова обострило волну репрессий, а сам Сталин обратился с заявлением к членам партии о необходимости окончательного истребления всех врагов народа. В результате были внесены изменения уголовный кодекс СССР. Эти изменения обуславливали, что все дела по политическим заключенным рассматривались в ускоренном порядке без адвокатов прокуроров в течение 10 дней. Расстрелы приводились в исполнение незамедлительно. В 1936 году состоялся политический процесс над  оппозицией. Фактически же на скамье подсудимых оказались ближайшие соратники Ленина - Зиновьев и Каменев. Их обвинили в убийстве Кирова, а так же в покушении на Сталина. Начался новый этап политических репрессий над ленинской гвардией. На этот раз репрессиям был подвергнут Бухарин, а также глава правительства Рыков. Социально-политический смысл репрессий в этом смысле был связан с укреплением культа личности.

Репрессии в армии

Начиная с июня 1937 года репрессии в СССР коснулись армии. В июне случился первый судебный процесс над высшим командованием рабоче-крестьянской красной армии (РККА), включая главнокомандующего маршала Тухачевского. Руководство армии обвинялось в попытке государственного переворота. По заявлению прокуроров переворот должен был состояться 15 мая 1937 года. Обвиняемые были признаны виновными и большую часть из них расстреляли. Расстрелян был и Тухачевский.

Интересный факт заключается в том, что из 8 членов судебного разбирательства, которые приговорил Тухачевского к расстрелу, в дальнейшем пятеро сами были репрессированы и расстреляны. Однако с этих пор начались репрессии в армии, которые коснулись всего руководящего состава. В результате таких событий были репрессированы 3 маршала советского союза, 3 командарм 1 ранга, 10 командармов 2 ранга , 50 командиров корпусов, 154 командира дивизии, 16 армейских комиссаров, 25 корпусах комиссаров, 58 дивизионных комиссаров, 401 командиров полков. Всего же репрессиям в красной армии подверглись 40 тыс человек. Это было 40 тыс руководителей армии. В результате более 90% командного состава была уничтожено.

Усиление репрессий

Начиная с 1937 года, волна репрессий в СССР стала усиливаться. Причиной стал приказ №00447 НКВД СССР от 30 июля 1937 года. Этот документ заявлял и немедленном репрессировании всех антисоветских элементов, а именно:

  • Бывшие кулаки. Всех тех, кого советская власть назвала кулаками, но которые избежали наказания, или находились в трудовых поселках или в ссылках, подлежало репрессировать.
  • Все представители религии. Репрессировать подлежало всех, кто имеет хоть какое-то отношение к религии.
  • Участники антисоветских действий. Под такими участниками занимались все, кто когда-либо выступал активно или пассивно против советской власти. Фактически к этой категории относились тех, кто новую власть не поддерживал.
  • Антисоветские политические деятели. Внутри страны антисоветским политиками назывались всех, кто не входил в состав партии большевиков.
  • Белогвардейцы.
  • Люди с судимостью. Люди имевшие судимость автоматически считались врагами советской власти.

Все эти категории необходимо было репрессировать. Согласно приказу НКВД всех людей, которые относились к этим категориям необходимо было разделить на два лагеря:

  • Враждебные элементы. Любой человек, которого называли враждебным элементом, приговаривался к расстрелу.
  • Неактивные элементы. Остальных, кого не приговорили к расстрелу, отправляли в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет.

Все дела теперь рассматривались в еще более ускоренном режиме, где большинство дел рассматривалось массово. Согласно тем же распоряжением НКВД репрессии относились не только к осужденным, но и к их семьям. В частности, к семьям репрессированных применялись следующие меры наказания:

  • Семьи репрессированных за активные антисоветские действия. Все члены таких семей отправлялись в лагерях и трудовые поселки.
  • Семьи репрессированных, кто проживал в пограничной полосе, подлежали переселению вглубь страны. Часто для них образовались специальные поселки.
  • Семья репрессированных, проживавших в крупных городах СССР. Таких людей также переселяли вглубь страны.

В 1940 году был создан секретный отдел НКВД . Этот отдел занимался уничтожением политических противников советской власти, находящихся за рубежом. Первой жертвой этого отдела стал Троцкий, который в августе 1940 года был убит в Мексике. В дальнейшем этот секретный отдел занимался уничтожением участников белогвардейского движения, а также представителей империалистической эмиграции России.

В дальнейшем репрессии продолжались, хотя их основные события уже прошли. Фактически репрессии в СССР продолжались до 1953 года.

Итоги репрессий

Всего с 1930 по 1953 года по обвинениям в контрреволюции было репрессировано 3 мил 800 тыс человек. Из них 749 421 человек были расстреляны… И это только по официальной информации… А сколько еще людей погибло без суда и следствия, чьи имена и фамилии не занесены в список?

istoriarusi.ru

Сталинские репрессии 30-х годов

Одной из самых чёрных страниц в истории всего постсоветского пространства стали годы с 1928 по 1952, когда у власти находился Сталин. Биографы долгое время замалчивали или старались исказить некоторые факты из прошлого тирана, но их оказалось вполне реально восстановить. Дело в том, что страной управлял зэк-рецидивист, бывший в тюрьме 7 раз. Насилие и террор, силовые методы решения проблемы были ему хорошо знакомы с ранней молодости. Они же нашли отражение и в его политике.

С чего начались сталинские репрессии?

сталинские репрессии

Официально курс был взят в июле 1928 года Пленумом ЦК ВКП(б). Именно там выступил Сталин, который заявил, что дальнейшее продвижение коммунизма будет встречать всё большее сопротивление враждебных, антисоветских элементов, и с ними необходимо жёстко бороться. Многие исследователи считают, что репрессии 30 стали продолжением политики красного террора, взятой на вооружение ещё в 1918 году. Стоит отметить, что в число жертв репрессий никто не включает тех, кто пострадал во времена Гражданской войны с 1917 по 1922 год, потому что после Первой мировой войны перепись населения не проводилась. И непонятно, как установить причину смерти.

Начало сталинских репрессий было направлено на политических противников, официально – на диверсантов, террористов, шпионов, ведущих подрывную деятельность, на антисоветские элементы. Однако на практике шла борьба с зажиточными крестьянами и предпринимателями, а также с определёнными народами, не желавшими жертвовать национальным самосознанием в угоду сомнительных идей. Очень многие раскулачивались и силой отправлялись на переселения, но обычно это означало не только потерю дома, но и угрозу смерти.

Дело в том, что такие поселенцы не обеспечивались продуктами и медикаментами. Власти не считались со временем года, поэтому если дело происходило зимой, то люди нередко замерзали и умирали с голоду. Точное количество пострадавших до сих пор устанавливается. В обществе и сейчас идут об этом споры. Некоторые защитники сталинского режима считают, что речь идёт о сотнях тысяч «всего». Другие указывают на миллионы насильственно переселённых, причём из них погибло в связи с полным отсутствием каких-либо условий для жизни примерно от 1/5 до половины.

В 1929 году власти решили отказаться от обычных форм заключения и перейти к новым, реформировать систему в этом направлении, ввести исправительные работы. Началась подготовка к созданию ГУЛАГа, который многие совершенно обоснованно сравнивают с немецкими лагерями смерти. Характерно то, что советские власти часто использовали различные события, например, убийство полномочного представителя Войкова в Польше, чтобы расправиться с политическими противниками и просто неугодными. В частности, Сталин на это отреагировал требованием немедленной ликвидации монархистов любыми мерами. При этом даже не устанавливалась какая-то связь между жертвой и теми, к кому применялись такие меры. В итоге было расстреляно 20 представителей бывшей российской знати, арестовано и подвергнуто репрессиям около 9 тысяч человек. Точное количество пострадавших не устанавливается до сих пор.

Вредительство

Необходимо отметить, что советский режим полностью зависел от специалистов, подготовленных в Российской империи. Во-первых, на момент 30-х годов прошло не так много времени, и собственные специалисты, по факту, отсутствовали или же были слишком молодыми, неопытными. А все без исключения учёные получили подготовку в монархических учебных заведениях. Во-вторых, очень часто наука откровенно противоречила тому, что делала советская власть. Последняя, к примеру, отрицала генетику как таковую, считая её слишком буржуазной. Изучения психики человека отсутствовало, психиатрия носила карательную функцию, то есть, фактически, она не выполняла свою основную задачу.

В итоге советские власти стали обвинять многих специалистов во вредительстве. СССР не признавал таких понятий как некомпетентность, в том числе возникшую и в связи со слабой подготовкой или же неверным назначением, ошибкой, просчётом. Игнорировалось реальное физическое состояние сотрудников ряда предприятий, из-за чего иногда допускались обычные ошибки. Кроме того, массовые репрессии могли возникнуть на основании подозрительно частых, по мнению властей, контактов с иностранцами, публикацией работ в западной прессе. Яркий пример – Пулковское дело, когда пострадало огромное число астрономов, математиков, инженеров и других научных деятелей. Причём реабилитировано было в итоге только небольшое количество: многих расстреляли, часть умерла во время допросов или в тюрьме.

Пулковское дело очень ярко демонстрирует и ещё один ужасный момент сталинских репрессий: угроза для близких, а также оговоры других под пытками. Пострадали не только учёные, но и поддерживавшие их жёны.

сталинские репрессии кратко

Хлебозаготовки

Постоянное давление на крестьян, полуголодное существование, отъём зерна, нехватка рабочей силы негативно сказывались на темпах хлебозаготовок. Однако Сталин не умел признавать ошибок, что стало официальной государственной политикой. Кстати, именно по этой причине любая реабилитация, даже тех, кто был осуждён случайно, по ошибке или вместо однофамильца, происходила уже после смерти тирана.

Но вернёмся к теме хлебозаготовок. По объективным причинам выполнить норму далеко не всегда и не везде становилось возможным. И в связи с этим «виновных» наказывали. Причём в некоторых местах были репрессированы полностью целые станицы. Советская власть обрушивалась и на головы тех, кто просто разрешал крестьянам оставить себе зерно в качестве страхового фонда или для посева на следующий год.

Дела были практически на любой вкус. Дела Геологического комитета и Академии наук, «Весны», Сибирской бригады… Полное и подробное описание способно занять много томов. И это при том, что все подробности до сих пор не раскрыты, множество документов НКВД продолжают оставаться засекреченными.

Некоторое послабление, наступившее в 1933 – 1934 годы, историки связывают в первую очередь с тем, что тюрьмы оказались переполнены. К тому же необходимо было реформировать карательную систему, которая не была нацелена на такую массовость. Так возник ГУЛАГ.

Большой террор

Основной террор пришёлся на 1937-1938 годы, когда, по разным данным, пострадало до 1,5 миллиона человек, причём больше 800 тысяч из них были расстреляны или убиты иным способом. Впрочем, точная численность до сих пор устанавливается, идут довольно активные споры на этот счёт.

Характерным стал приказ НКВД № 00447, который совершенно официально запускал механизм массовых репрессий в отношении бывших кулаков, эсеров, монархистов, реэмигрантов и так далее. При этом все делились на 2 категории: более и менее опасных. Аресту подлежала и та, и иная группа, первую нужно было расстрелять, второй дать срок от 8 до 10 лет в среднем.

Среди жертв сталинских репрессий было довольно много родственников взятых под стражу. Даже если членов семей нельзя было ни в чём уличить, они всё равно автоматически ставились на учёт, а иногда и насильственно переселялись. Если отец и (или) мать объявлялись «врагами народа», то это ставило крест на возможности сделать карьеру, часто – на получении образования. Такие люди нередко оказывались окружены атмосферой ужаса, их подвергали бойкоту.

Советские власти также могли преследовать на основании национальности и наличия хотя бы в прошлом гражданства определённых стран. Так, только в 1937 году были расстреляны 25 тысяч немцев, 84,5 тысяч поляков, почти 5,5 тысяч румын, 16,5 тысяч латышей, 10,5 тысяч греков, 9 тысяч 735 эстонцев, 9 тысяч финнов, 2 тысячи иранцев, 400 афганцев. При этом из промышленности увольнялись лица той национальности, в отношении которой проводились репрессии. А из армии – лица, принадлежавшие к национальности, не представленной на территории СССР. Всё это происходило под руководством Ежова, но, что не требует даже отдельных доказательств, вне всякого сомнения, имело прямое отношение к Сталину, постоянно лично им контролировалось. Под многими расстрельными списками стоят его подписи. И речь идёт о, в общей сложности, сотнях тысяч людей.

Иронично, что недавние преследователи часто становились жертвой. Так, один из руководителей описанных репрессий Ежов в 1940 году расстрелян. Приговор был приведён в действие на следующий же день после суда. Главой НКВД стал Берия.

Репрессии сталинские распространялись на новые территории вместе с самой советской властью. Чистки шли постоянно, они были обязательным элементов контроля. И с наступлением 40 х годов не прекратились.

Репрессивный механизм во время Великой Отечественной войны

Даже Великая отечественная война не смогла остановить репрессивную машину, хотя отчасти и погасила масштабы, потому что СССР были нужны люди на фронте. Впрочем, теперь появился отличный способ избавления от неугодных – отправка на передовую. Неизвестно, какое точно количество погибло, исполняя такие приказы.

В то же время военная обстановка стала намного жёстче. Достаточно было одного только подозрения, чтобы расстрелять даже без видимости суда. Такую практику называли «разгрузкой тюрем». Особенно широко она применялась в Карелии, в Прибалтике, в Западной Украине.

Усилился произвол НКВД. Так, расстрел стал возможным даже не по приговору суда или же какого-нибудь внесудебного органа, а просто по приказу Берии, чьи полномочия начали возрастать. Этот момент не любят широко освещать, но НКВД не прекращало свою деятельность даже в Ленинграде во время блокады. Тогда ими были арестованы по сфабрикованным обвинениям до 300 учащихся высших учебных заведений. 4 расстреляли, многие погибли в изоляторах или в тюрьмах.

Ее все в состоянии однозначно сказать, можно ли считать заградотряды формой репрессий, но они совершенно точно позволяли избавляться от неугодных, причём довольно эффективно. Впрочем, власти продолжали преследовать и в более традиционных формах. Всех, кто побывал в плену, ждали фильтрационные отряды. Причём если рядовой солдат ещё мог доказать свою невиновность, особенно если он попал в плен раненным, без сознания, больным или обмороженным, то офицеров, как правило, ждал ГУЛАГ. Некоторых расстреливали.

По мере распространения советской власти по Европе разведка занималась там, что силой возвращала и судила эмигрантов. Только в Чехословакии, по некоторым данным, от её действий пострадало 400 лиц. Довольно серьёзный ущерб в этом плане был причинён Польше. Нередко репрессивный механизм затрагивал не только русских граждан, но и поляков, часть из которых была расстреляна во внесудебном порядке за то, что оказывали сопротивление советской власти. Тем самым СССР нарушал обещания, которые давал союзникам.

Послевоенные события

После войны репрессивный аппарат развернулся снова. Под угрозой оказывались слишком влиятельные военные, особенно близкие Жукову, врачи, контактировавшие с союзниками (и учёные). НКВД могло арестовать и немцев в советской зоне ответственности за попытку контактировать с жителями других регионов, находившихся под контролем западных стран. Чёрной иронией смотрится развернувшаяся кампания против лиц еврейской национальности. Последним громким процессом стало так называемое «Дело врачей», которое развалилось только в связи со смертью Сталина.

Применение пыток

Позднее, во время хрущёвской оттепели, советская прокуратура сама занималась исследованием дел. Были признаны факты массовой фальсификации и получения признаний под пытками, которые применялись очень широко. Маршал Блюхер был убит в результате многочисленных побоев, а в процессе выбивания показаний из Эйхе тому сломали позвоночник. Известны случаи, когда Сталин лично требовал избить тех или иных заключённых.

Кроме побоев, практиковалось также лишение сна, помещение в слишком холодное или, напротив, чрезмерно горячее помещение без одежды, голодовка. Наручники периодически не снимали сутками, а иногда и месяцами. Запрещали переписку, какой-либо контакт с окружающим миром. О некоторых «забывали», то есть арестовывали, а потом не рассматривали дела и не выносили какого-то конкретного решения до смерти Сталина. На это, в частности, указывает приказ, подписанный Берией, который предписывал амнистировать тех, кто был арестован до 1938 года, и по ком до сих пор не было вынесено решения. Речь идёт о людях, ждавших решения своей судьбы, как минимум, 14 лет! Это тоже можно считать своеобразной пыткой.

Заявления сталинистов

Понимание самой сути сталинских репрессий в настоящем имеет принципиальное значение уже хотя бы потому, что кое-кто до сих пор считает Сталина впечатляющим лидером, спасшим страну и мир от фашизма, без которого СССР был бы обречён. Многие стараются оправдать его действия, говоря о том, что таким способом он поднимал экономику, обеспечивал индустриализацию или защищал страну. Кроме того, некоторые стараются преуменьшить количество пострадавших. Вообще, точное количество жертв – это один из самых оспариваемых на сегодня моментов.

Однако на самом деле для оценки личности этого человека, а также всех, кто выполнял его преступные приказы, достаточно даже признаваемого минимума осуждённых и расстрелянных. Во время фашистского режима Муссолини в Италии всего было подвергнуто репрессиям 4,5 тысячи человек. Его политические враги либо высылались из страны, либо помещались в тюрьмы, где им давалась возможность писать книги. Безусловно, никто не говорит о том, что Муссолини от этого становится лучше. Фашизм невозможно оправдать.

Но какую оценку в то же время можно дать сталинизму? А с учётом репрессий, которые проводились по национальному признаку, у него, как минимум, есть один из признаков фашизма – расизм.

Характерные признаки репрессий

У сталинских репрессий можно выделить несколько характерных признаков, которые только подчёркивают то, чем они были. Это:

  1. Массовость. Точные данные сильно зависят от оценок, от того, принимаются ли во внимание родственники или нет, вынужденные переселенцы или нет. В зависимости от способа подсчёта речь идёт от 5 до 40 миллионов.
  2. Жестокость. Репрессивный механизм не щадил никого, людей подвергали жестокому, бесчеловечному обращению, морили голодом, пытали, убивали на их глазах родственников, угрожали близким, заставляли отказываться от членов семей.
  3. Направленность на защиту власти партии и против интересов народа. Фактически, можно говорить о геноциде. Ни Сталина, ни других его приспешников совершенно не интересовало, как постоянно уменьшающее крестьянство должно обеспечивать всех хлебом, что на самом деле выгодно производственной сфере, как наука будет двигаться вперёд при аресте и расстреле видных деятелей. Это наглядно демонстрирует, что реальные интересы народа игнорировались.
  4. Несправедливость. Пострадать могли люди просто за то, что у них в прошлом было имущество. Обеспеченные крестьяне и бедные, встававшие на их сторону, поддерживавшие, каким-то образом защищавшие. Лица «подозрительной» национальности. Родственники, вернувшиеся из-за границы. Иногда караться могли академики, видные научные деятели, которые связались со своими заграничными коллегами для публикации данных об изобретённых лекарствах после того, как получили на такие действия официальное разрешение властей.
  5. Связь со Сталиным. То, насколько всё было завязано на этой фигуре, красноречиво видно хотя бы по прекращению ряда дел сразу после его смерти. Лаврентия Берию многие совершенно справедливо обвиняли в жестокости и неадекватном поведении, но даже он своими действиями признавал фальшивый характер многих дел, неоправданную жестокость, которую применяли сотрудники НКВД. И именно он запретил физические меры по отношению к заключённым. Опять же, как и в случае с Муссолини, здесь не идёт речь об оправдании. Просто – о подчёркивании.
  6. Незаконность. Часть расстрелов производилась не только без суда, но и без участия судебных органов как таковых. Но даже когда суд был, речь шла исключительно о так называемом «упрощённом» механизме. Это означало, что рассмотрение осуществлялось без защиты, исключительно с заслушиванием стороны обвинения и обвиняемого. Практика пересмотра дел отсутствовала, решение суда было окончательным, часто приводилось в исполнение на следующий день. При этом наблюдались повсеместные нарушения даже законодательства самого СССР, действовавшего на тот момент.
  7. Антигуманность. Репрессивный аппарат нарушал базовые права и свободы человека, провозглашённые в цивилизованном мире на тот момент уже несколько столетий как. Исследователи не видят разницы между обращением с заключёнными в застенках НКВД и тем, как вели себя по отношению к пленным фашисты.
  8. Необоснованность. Несмотря на попытки сталинистов продемонстрировать наличие какой-то подоплёки, нет ни малейшего основания полагать, что что-то было направлено на какую-то благую цель или помогло её достичь. Действительно, силами заключённых ГУЛАГа было построено немало, но это был вынужденный труд сильно ослабевших из-за условия содержания и постоянной нехватки еды людей. Следовательно, ошибки на производстве, брак и в целом очень низкий уровень качества – всё это неизбежно возникало. Подобное положение также не могло не сказываться на темпах строительства. С учётом расходов, которые советское правительство понесло на создание ГУЛАГа, его содержания, а также на настолько масштабный аппарат в целом, было бы намного рациональнее просто оплатить тот же труд.

Оценка сталинских репрессий окончательно всё ещё не сделана. Однако вне всякого сомнения понятно, что это одна из худших страниц мировой истории.

Похожие статьи

Рекомендуем почитать:

karate-ege.ru

Сталинские репрессии 30-х годов. А вы уверены, что они сталинские? Часть 2: awas1952

Александр Курляндчик: «Сталинские репрессии 30-х годов. А вы уверены, что они сталинские?» На всякий случай копирую полностью (с исправлением очепаток и уточнением препинаков).

Продолжение. Начало — «Сталинские репрессии 30-х годов. А вы уверены, что они сталинские? Часть 1».

Состоявшийся в июне 1936 года Пленум ЦК ВКП(б) прямо нацеливал партийную верхушку на новые времена. При обсуждении проекта новой конституции А. Жданов в своём обширном докладе высказался совершенно недвусмысленно: «Новая избирательная система… даст мощный толчок к улучшению работы советских органов, ликвидации бюрократических органов, ликвидации бюрократических недостатков и извращений в работе наших советских организаций. А эти недостатки, как вы знаете, очень существенны. Наши партийные органы должны быть готовы к избирательной борьбе…» И далее он говорил, что выборы эти будут серьёзной, нешуточной проверкой советских работников, потому что тайное голосование даёт широкие возможности отвести нежелательных и неугодных массам кандидатов, что партийные органы обязаны отличать подобную критику ОТ ВРАЖДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, что к беспартийным кандидатам следует относиться со всей поддержкой и вниманием, потому что их, деликатно говоря, в несколько раз больше, чем партийцев.

В докладе Жданова во всеуслышание были озвучены термины «внутрипартийный демократизм», «демократический централизм», «демократические выборы». И были выдвинуты требования: запретить «выдвигать» кандидатов без выборов, запретить на партийных собраниях голосовать «списком», обеспечить «неограниченное право отвода членами партии выдвигаемых кандидатур и неограниченное право критики этих кандидатур».

Последняя фраза целиком относилась к выборам сугубо партийных органов, где давным-давно не было ни тени демократизма. Но, как мы видим, и всеобщие выборы в советские и партийные органы не забыты.

Сталин и его люди требуют демократии! И если это не демократия, то объясните мне, что же тогда демократией считать?!

И как же на доклад Жданова реагируют партийные вельможи, собравшиеся на пленуме — первые секретари обкомов, крайкомов, ЦК национальных компартий? А они пропускают всё это мимо ушей! Потому что подобные новшества отнюдь не по вкусу той самой «старой ленинской гвардии», которая ещё не уничтожена Сталиным, а как раз и восседает на пленуме во всём величии и блеске.

Потому что хвалёная «ленинская гвардия» — скопище мелких сатрапчиков. Они привыкли жить в своих вотчинах баронами, единолично распоряжаться жизнью и смертью людей. Прения по докладу Жданова были практически сорваны.

Несмотря на прямые призывы Сталина серьёзно и подробно обсудить реформы, старая гвардия с параноидальным упорством сворачивает на более приятные и понятные темы: террор, террор, террор! Какие, к чёртовой матери, реформы?!

Есть более насущные задачи: бей затаившегося врага, жги, лови, выявляй! Наркомы, первые секретари — все талдычат о том же: как они азартно и масштабно выявляют врагов народа, как намерены поднять эту кампанию до космических высот…

Сталин теряет терпение. При появлении на трибуне очередного оратора, не дожидаясь, когда тот откроет рот, иронически бросает: «— Всех врагов выявили или ещё остались?» Оратор, первый секретарь Свердловского обкома Кабаков (ещё одна будущая «безвинная жертва сталинского террора») пропускает иронию мимо ушей и привычно трещит о том, что избирательная активность масс, чтоб вы знали, как раз «сплошь и рядом используется враждебными элементами для контрреволюционной работы».

Они неизлечимы!!! Они просто не умеют иначе! Им не нужны ни реформы, ни тайное голосование, ни несколько кандидатов в бюллетене. Они с пеной у рта отстаивают прежнюю систему, где нет никакой демократии, а есть лишь «боярская волюшка»…

На трибуне — Молотов. Он говорит дельные, толковые вещи: нужно выявлять действительных врагов и вредителей, а не поливать грязью всех без исключения «капитанов производства». Нужно научиться, наконец, ОТЛИЧАТЬ ВИНОВНЫХ ОТ НЕВИНОВНЫХ.

Нужно реформировать раздутый бюрократический аппарат, НУЖНО ОЦЕНИВАТЬ ЛЮДЕЙ ПО ИХ ДЕЛОВЫМ КАЧЕСТВАМ И НЕ СТАВИТЬ В СТРОКУ ПРОШЛЫЕ ОШИБКИ. А партийные бояре — всё о том же: искать и ловить врагов со всем пылом! Искоренять глубже, сажать больше! Для разнообразия они увлечённо и громогласно начинают топить друг друга: Кудрявцев — Постышева, Андреев — Шеболдаева, Полонский — Шверника, Хрущёв — Яковлева.

Молотов, не выдержав, открытым текстом говорит: «— В ряде случаев, слушая выступающих ораторов, можно было прийти к выводу, что наши резолюции и наши доклады прошли мимо ушей выступающих…»

В яблочко! Не просто прошли — просвистели… Большинство собравшихся в зале не умеют ни работать, ни реформировать. Зато они прекрасно умеют ловить и выявлять врагов, они обожают это занятие и жизни без него не мыслят.

Вам не кажется странным, что этот «палач» Сталин прямо-таки навязывал демократию, а его будущие «невинные жертвы» от этой демократии бегали, как чёрт от ладана. Да ещё и требовали репрессий, и побольше.

Короче говоря, не «тиран Сталин», а именно «космополитичная ленинская партийная гвардия», правившая бал на июньском пленуме 1936 года, похоронила все попытки демократической оттепели. Не дала Сталину возможности отделаться от них, что называется, ПО-ХОРОШЕМУ, через выборы.

Авторитет Сталина был столь велик, что открыто протестовать партийные бароны не рискнули, и в 1936 г. была принята Конституция СССР, так и прозванная сталинской, которая предусматривала переход к реальной советской демократии. Однако партноменклатура встала на дыбы и провела массированную атаку на вождя с целью убедить его отложить проведение свободных выборов до завершения борьбы с контрреволюционным элементом.

Региональные партбоссы, члены ЦК ВКП(б), принялись нагнетать страсти, ссылаясь на недавно раскрытые заговоры троцкистов и военных: мол, стоит только дать такую возможность, как затаившиеся кулацкие недобитки, священнослужители, бывшие белые офицеры и дворяне, троцкисты-вредители ринутся в политику.

Они потребовали не просто свернуть любые планы по демократизации, но и усилить чрезвычайные меры, и даже ввести специальные квоты на массовые репрессии по регионам — мол, чтобы добить тех троцкистов, кто ушёл от наказания. Партноменклатура требовала полномочий для репрессий этих врагов, и она эти полномочия себе выбила.

И тут же местечковые партийные бароны, составлявшие большинство в ЦК, испугавшиеся за свои руководящие кресла, начинают репрессии, в первую очередь, против тех честных коммунистов, которые могли стать конкурентами на будущих выборах при тайном голосовании.

Характер репрессий против честных коммунистов был таков, что состав некоторых райкомов и обкомов сменился за год два-три раза. Коммунисты на партийных конференциях отказывались входить в состав горкомов и обкомов. Понимали, что через некоторое время можно оказаться в лагере. И это в лучшем случае…

За 1937 год из партии было исключено около 100 тысяч человек (в первом полугодии 24 тыс. и во втором — 76 тыс.). В райкомах и обкомах скопилось около 65 тысяч апелляций, которые некому и некогда было рассматривать, поскольку партия занималась процессом обличения и исключения.

На январском пленуме ЦК 1938 года Маленков, делавший доклад по этому вопросу, говорил, что в некоторых областях Комиссия партийного контроля восстановила от 50 до 75% исключённых и осуждённых.

Более того, на июньском 1937 года Пленуме ЦК номенклатура, главным образом из числа первых секретарей, фактически поставила Сталину (и его политбюро) ультиматум: или он одобряет подаваемые «снизу» списки подлежащих репрессиям, или его самого сместят.

Партноменклатура на этом пленуме требовала полномочий для репрессий. И Сталин был вынужден дать им разрешение, но он поступил очень хитро: он дал им короткий срок, пять дней. Из этих пяти дней один день — это воскресенье. Он рассчитывал, что они не уложатся в такое короткое время.

А оказывается, эти мерзавцы уже имели списки. Они просто взяли списки отсидевших ранее (а порой и не сидевших) кулаков, бывших белых офицеров и дворян, троцкистов-вредителей, священников и просто рядовых граждан, отнесённых к классово чуждым элементам.

Буквально на второй же день пошли телеграммы с мест. Первыми — товарищи Хрущёв и Эйхе. Потом своего дружка Роберта Эйхе, которого в 1939 г. расстреляли по справедливости за все его жестокости, Никита Хрущёв реабилитировал первым в 1954 году.

О бюллетенях с несколькими кандидатами на Пленуме речь уже не шла: планы реформ свелись исключительно к тому, что кандидатов на выборах будут выдвигать «совместно» коммунисты с беспартийными. И в каждом бюллетене отныне будет по одному-единственному кандидату — ради отпора проискам.

А в придачу — очередное многословное словоблудие о необходимости выявлять массы засевших врагов.

Была у Сталина и еще одна ошибка. Он чистосердечно полагал, что Н.И.Ежов человек его команды. Ведь столько лет они работали вместе в ЦК, плечом к плечу. А Ежов уже давно был лучшим другом Евдокимова, ярого троцкиста.

За 1937–38 г.г. тройками в Ростовской области, где Евдокимов был первым секретарём обкома, было расстреляно 12 445 человек, более 90 тысяч репрессировано. Именно такие цифры высечены обществом «Мемориал» в одном из ростовских парков на памятнике жертвам… сталинских (?!) репрессий.

Впоследствии, когда Евдокимова расстреляли, проверкой было установлено, что в Ростовской области лежало без движения и не было рассмотрено более 18,5 тысяч апелляций. А сколько их было не написано! Уничтожались лучшие партийные кадры, опытные хозяйственники, интеллигенция… А что, он такой был один?

Интересны в этом плане воспоминания известного поэта Николая Заболоцкого: «В моей голове созревала странная уверенность в том, что мы находимся в руках фашистов, которые под носом у нашей власти нашли способ уничтожать советских людей, действуя в самом центре советской карательной системы. Эту свою догадку я сообщил одному старому партийцу, сидевшему со мной, и с ужасом в глазах он сознался мне, что и сам думает то же, но не смеет никому заикнуться об этом. И действительно, чем иным могли мы объяснить все ужасы, которые происходили с нами…»

Но вернёмся к Николаю Ежову. К 1937 г. нарком внутренних дел Г. Ягода укомплектовал НКВД подонками, явными предателями и теми, кто подменил свою работу халтурой. Сменивший его Н. Ежов пошёл у халтурщиков на поводу и при чистке страны от «пятой колонны», чтобы отличиться, закрыл глаза на то, что следователи НКВД завели сотни тысяч халтурных дел на людей, большей частью совершенно невиновных (скажем, в тюрьму были посажены генералы А. Горбатов и К. Рокоссовский.)

И завертелся маховик «большого террора» с его печально известными внесудебными тройками и лимитами на высшую меру. К счастью, этот маховик быстро перемолол и тех, кто инициировал сам процесс, а заслуга Сталина в том, что он максимально использовал возможности для зачистки высших эшелонов власти от всякого рода сволоты.

Не Сталин, а Роберт Индрикович Эйхе предложил создать органы внесудебной расправы, знаменитые «тройки», по типу столыпинских, состоявшие из первого секретаря, местного прокурора и главы НКВД (города, области, края, республики). Сталин был против. Но политбюро голоснуло.

Ну, а в том, что год спустя именно такая тройка прислонила к стене товарища Эйхе, нет, по моему глубокому убеждению, ничего, кроме грустной справедливости. Партийная верхушка прямо-таки с упоением включилась в резню!

А присмотримся попристальнее к нему самому, к репрессированному региональному партийному барону. А, собственно, что они собой представляли из себя, как в деловом, так и в моральном, и в чисто человеческом плане? Чего они стоили как люди и специалисты? ТОЛЬКО НОС СПЕРВА ЗАЖМИТЕ, ДУШЕВНО РЕКОМЕНДУЮ.

Короче говоря, партийцы, военные, ученые, писатели, композиторы, музыканты и все прочие, вплоть до знатных кролиководов и комсомольцев с упоением жрали друг друга. Кто искренне верил, что обязан истребить врагов, кто сводил счеты. Так что не надо болтать о том, били ли в НКВД по благородной физиономии того или иного «безвинно пострадавшего деятеля» или нет.

Партийная региональная номенклатура добилась самого главного: ведь в условиях массового террора свободные выборы невозможны. Сталин так и не смог их провести. Конец недолгой оттепели. Сталин так и не продавил свой блок реформ. Правда, на том пленуме он сказал примечательные слова: «Партийные организации будут освобождены от хозяйственной работы, хотя произойдёт это далеко не сразу. Для этого необходимо время».

Но опять вернёмся к Ежову Н.И. Николай Иванович был человек в «органах» новый, начал хорошо, но быстро попал под влияние своего заместителя Фриновского (бывшего начальника Особого отдела Первой конной армии). Тот обучал нового наркома азам чекистской работы прямо «на производстве». Азы были крайне простые: чем больше врагов народа поймаем, тем лучше. Бить можно и нужно, а бить и пить — ещё веселее.

Пьяный от водки, крови и безнаказанности, нарком вскоре откровенно «поплыл». Свои новые взгляды он не особенно скрывал от окружающих. «Чего вам бояться? — говорил он на одном из банкетов. — Ведь вся власть в наших руках. Кого хотим — казним, кого хотим - милуем: ведь мы — это всё. Нужно, чтобы все, начиная от секретаря обкома, под тобой ходили».

Если секретарь обкома должен был ходить под начальником областного управления НКВД, то кто, спрашивается, должен был ходить под Ежовым? С такими кадрами и такими взглядами НКВД стал смертельно опасен и для власти, и для страны.

Трудно сказать, когда в Кремле стали осознавать происходящее. Вероятно, где-то в первой половине 1938 года. Но осознать — осознали, а как обуздать монстра? Ясно, что НКВД стал к тому времени смертельно опасен, и его надо было «нормализовывать».

Но как? Что, поднять войска, вывести всех чекистов во дворы управлений и шеренгой поставить к стенке? Иначе никак, ибо, едва почувствовав опасность, они попросту смели бы власть.

Ведь охраной Кремля ведал всё тот же НКВД, так что члены Политбюро умерли бы, даже не успев ничего понять. После чего на их места посадили бы десяток «кровью умытых», и вся страна превратилась бы в одну большую Западно-Сибирскую область с Робертом Эйхе во главе. ПРИХОД ГИТЛЕРОВСКИХ ВОЙСК НАРОДЫ СССР ВОСПРИНЯЛИ БЫ, КАК СЧАСТЬЕ.

Выход был один — посадить своего человека в НКВД. Причём человека такого уровня лояльности, смелости и профессионализма, чтобы он смог, с одной стороны, справиться с управлением НКВД, а с другой — остановить чудовище. Едва ли у Сталина был большой выбор подобных людей. Хорошо, хоть один нашёлся. Зато какой! Берия Лаврентий Павлович.

Первый секретарь ЦК компартии Грузии, бывший чекист, талантливый управленец, никоим образом не партийный пустомеля, человек дела. И как появляется! Четыре часа «тиран» Сталин и Маленков уламывают Ежова, чтобы он взял к себе Первым замом Лаврентия Павловича. Четыре часа!!!

Ежова давят медленно: Берия потихоньку забирает в свои руки управление наркоматом государственной безопасности, не спеша расставляет на ключевых постах верных людей, таких же молодых, энергичных, умных, деловых, ничуть не похожих на прежних зажравшихся баронов.

Елена Прудникова — журналист и писатель, посвятившая несколько книг исследованиям деятельности И.В.Сталина и Л.П.Берия — в одной из ТВ передач говорила, что Ленин, Сталин, Берия — это три титана, которых Господь Бог в великой милости Своей послал России, потому что, видимо, Россия ему тогда была ещё нужна. Надеюсь, что она — Россия — и в наше время скоро Ему потребуется.

Вообще термин «сталинские репрессии» носит спекулятивный характер, потому как не Сталин их инициировал.

Единодушное мнение одной части либеральных перестроечных и нынешних идеологов о том, что Сталин таким образом укреплял свою власть, физически устраняя оппонентов, легко объяснимо. Эти умырки просто по себе судят о других: они, имей такую возможность, с готовностью сожрут каждого, в ком видят опасность. Не зря Александр Сытин — политолог, доктор исторических наук, видный неолиберал — в одной из недавних ТВ передач у В.Соловьёва доказывал, что в России НЕОБХОДИМО СОЗДАТЬ ДИКТАТУРУ ДЕСЯТИ ПРОЦЕНТОВ ЛИБЕРАЛЬНОГО МЕНЬШИНСТВА, которое тогда точно выведет народы России в светлое капиталистическое завтра. О цене этого похода он скромно умалчивал.

Другая часть этих господ считает, что якобы Сталин, возжелавший окончательно превратиться в Господа Бога на советской земле, решил расправиться со всеми, кто мало-мальски сомневался в его гениальности. И прежде всего с теми, кто вместе с Лениным творил Октябрьскую революцию. Мол, именно поэтому под топор безвинно пошла почти вся «ленинская гвардия», а заодно и верхушка Красной армии, которых обвинили в никогда не существовавшем заговоре против Сталина.

Однако при более внимательном изучении этих событий возникает немало вопросов, ставящих под сомнение эту версию.

В принципе, сомнения у думающих историков возникли уже давно. И сомнения были посеяны не какими-то сталинскими историками, а теми очевидцами, которые сами недолюбливали «отца всех советских народов».

К примеру, на Западе в своё время были опубликованы мемуары бывшего советского разведчика Александра Орлова (Лейбы Фельдбина), бежавшего из нашей страны в конце 30-х годов, прихватив огромную сумму казённых долларов. Орлов, который хорошо знал «внутреннюю кухню» родного ему НКВД, прямо написал о том, что в Советском Союзе готовился государственный переворот. Среди заговорщиков, по его словам, были как представители руководства НКВД, так и Красной армии в лице маршала Михаила Тухачевского и командующего Киевским военным округом Ионы Якира. О заговоре стало известно Сталину, который предпринял очень жёсткие ответные действия…

А в 80-е годы в США были рассекречены архивы самого главного противника Иосифа Виссарионовича — Льва Троцкого. Из этих документов стало ясно, что Троцкий имел в Советском Союзе разветвлённую подпольную сеть. Проживая за границей, Лев Давидович требовал от своих людей решительных действий по дестабилизации ситуации в Советском Союзе, вплоть до организации массовых террористических акций.

В 90-е годы уже наши архивы открыли доступ к протоколам допросов репрессированных лидеров антисталинской оппозиции. По характеру этих материалов, по обилию изложенных в них фактов и свидетельств сегодняшние независимые эксперты сделали три важных вывода.

Во-первых, общая картина широкого заговора против Сталина выглядит очень и очень убедительно. Такие показания невозможно было как-то срежиссировать или подделать в угоду «отцу народов». Особенно в той части, где речь шла о военных планах заговорщиков. Вот что по этому поводу сказал известный историк-публицист Сергей Кремлёв: «Возьмите и прочитайте показания Тухачевского, данные им после ареста. Сами признания в заговоре сопровождаются глубоким анализом военно-политической обстановки в СССР середины 30-х годов, с детальными выкладками по общей ситуации в стране, с нашими мобилизационными, экономическими и иными возможностями. Спрашивается, мог ли такие показания выдумать рядовой следователь НКВД, который вёл дело маршала и который якобы задался целью сфальсифицировать показания Тухачевского?! Нет, эти показания, причём добровольно, мог дать лишь знающий человек никак не меньше уровня заместителя наркома обороны, каковым и был Тухачевский».

Во-вторых, сама манера собственноручных признаний заговорщиков, их почерк говорили о том, что писали их люди сами, фактически добровольно, без физического воздействия со стороны следователей. Это рушило миф о том, что показания всегда грубо выбивались силой «сталинских палачей», хотя и такое было.

В третьих. Западные советологи и эмигрантская публика, не имея доступа к архивным материалам, свои суждения о масштабах репрессий вынуждены были фактически высасывать из пальца. В лучшем случае они довольствовались интервью с диссидентами, которые либо сами в прошлом прошли через заключение, либо приводили рассказы тех, кто прошёл через ГУЛАГ.

Верхнюю планку в оценке числа «жертв коммунизма» задал А. Солженицын, заявив в 1976 году в интервью испанскому телевидению о 110 млн. жертв. Озвученный Солженицыным потолок в 110 миллионов планомерно снижался до 12.5 млн. человек общества «Мемориал».

Однако по итогам 10 лет работы «Мемориалу» удалось собрать данные только о 2.6 миллиона жертв репрессий, что вплотную приближается к озвученному В.Земсковым почти 20 лет назад числу — 4 млн. человек.

После открытия архивов Запад не поверил, что число репрессированных значительно меньше, чем указывал тот же Р.Конквест или А.Солженицин. Всего, по архивным данным, за период с 1921 по 1953 год осуждено 3 777 380, из которых приговорено к высшей мере наказания — 642 980 человек.

Впоследствии эта цифра была увеличена до 4 060 306 человек за счёт 282 926 расстрелянных по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193 п.24 (военный шпионаж и диверсии). Куда вошли умытые кровью басмачи, бандеровцы, прибалтийские «лесные братья» и другие особо опасные, кровавые бандиты, шпионы и диверсанты. Крови людской на них больше, чем воды в Волге. И их тоже считают невинными жертвами сталинских репрессий. И во всём этом обвиняют Сталина (напомню, что до 1928 года Сталин не был единовластным руководителем СССР. А ПОЛНУЮ ВЛАСТЬ НАД ПАРТИЕЙ, АРМИЕЙ И НКВД ОН ПОЛУЧИЛ ТОЛЬКО С КОНЦА 1938 ГОДА).

Приведенные цифры на первый взгляд страшные. Но только на первый. Давайте сравним. 28 июня 1990 года в центральных газетах появилось интервью замминистра МВД СССР, где он сказал: «Нас буквально захлёстывает волна уголовщины. За последние 30 лет под судом, следствием, в тюрьмах и колониях перебывало 38 МИЛЛИОНОВ НАШИХ СОГРАЖДАН. Это же страшная цифра! Каждый девятый…»

Итак. В СССР в 1990 году приехала толпа западных журналистов. Цель — ознакомиться с открытыми архивами. Ознакомились с архивами НКВД — не поверили. Потребовали архивы Наркомата железных дорог. Ознакомились — получилось 4 млн. Не поверили. Потребовали архивы Наркомата Продовольствия. Ознакомились — получилось 4 млн. репрессированных. Ознакомились с вещевым довольствием лагерей. Получилось — 4 млн. репрессированных.

Вы думаете, что после этого в западных СМИ пачками пошли статьи с правильными цифрами репрессий? Да ничего подобного. Там по-прежнему пишут и говорят о десятках миллионов жертв репрессий.

Окончание — «Сталинские репрессии 30-х годов. А вы уверены, что они сталинские? Часть 3».

По материалам книг и статей Елены Анатольевны Прудниковой, Юрия Игнатьевича Мухина и других авторов.

© Copyright: Александр Курляндчик, 2017

Свидетельство о публикации №217061300060

awas1952.livejournal.com

Репрессии 30-х годов в СССР

Верховный Совет СССР принял Декларацию о репрессированных народах.

В истории России XX века репрессии 30-х годов занимают особое место. Критика Советского режима часто опирается наосуждение именно этого периода, как доказательства жестокости, и беспринципности действий лидеров в это время. Хронологический порядок событий, произошедших в это время, мы можем найти в любом учебнике истории. На эту тему рассуждали многие историки, но высказывая свою личную точку зрения по поводу тех или иных событий, они неизменно опирались на те цели, которые преследовались властью в данный период, а так жеанализировали результаты этого кровавого времени в истории России и СССР.

Полагают, что эпоха насилия и репрессий началась с самого захвата власти в 1917 году. Однако, именно на 30-е гг. приходитсяпик, в это время было посажено в лагеря и расстреляно наибольшее количество людей. История свидетельствует, что в это время каждый 3-ий был либо репрессированным, либо родственникомрепрессированного.

Первое, что было сделано в этот период это проведение показательных процессов, цель которых значится в самом названии это демонстрация карательной силы власти, и того факта, что каждый можетбыть наказан за противодействие. Примечательным является тот факт, что дела для этих процессов были сфабрикованы, и для большей наглядности, было заявлено, что все обвиняемые сами признались в своемпреступлении.

С одной стороны, стремление власти укрепиться в своём господствующем положении понятно и естественно, с другой для этого был избран слишком аморальный, с человеческой точки зрения, и жестокийпуть.

Сейчас мы понимаем, что господствующая власть всегда нуждается в некоем противовесе, который позволяет достигнуть равновесия в мнениях и взглядах государственных деятелей, которые ответственны заразные аспекты жизни гражданина государства. Советская власть отчаянно пыталась полностью уничтожить и убрать этот противовес.

Сталинские политические репрессии 30-х годов

Репрессии 30 х годов, анимированные картинки, фотопечать, каталогСталинскими называют политические репрессии, проводившиеся в Советском Союзе в период, когда правительство страны возглавлял И.В.Сталин.

Массовый характер политические преследования приобрели с началом коллективизации и форсированной индустриализации, а своего пика достигли в период, датируемый 1937-1938 г.г. - Большой террор.

За время Большого террора службами НКВД было арестовано около 1,58 млн. человек, из них 682 тысяч - приговорено к расстрелу.

До настоящего момента историки не пришли к единому мнению относительно исторической подоплёки сталинских политических репрессий 30-х годов и их институциональной основы.

Но для большинства исследователей является неоспоримым тот факт, что именно политическая фигура Сталина играла определяющую роль в карательном ведомстве государства.

Согласно рассекреченным архивным материалам массовые репрессии на местах осуществлялись в соответствии со спущенными сверху плановыми заданиями по выявлению и наказанию врагов народа. Причём на многих документах требование всех расстрелять или бейте ещё было написано рукой советского вождя.

Считается, что идеологической основой для Большого террора послужила сталинская доктрина об усилении классовой борьбы. Сами же механизмы террора были заимствованы ещё со времён гражданской войны, во время которой несудебные расстрелы широко применялись большевиками.

Ряд исследователей оценивает сталинские репрессии как извращение политики большевизма, подчёркивая, что среди репрессированных было немало членов компартии, руководителей и военных.

Например, в период 1936 1939 г.г. репрессиям подверглись более 1,2 млн. коммунистов - половина общей численности партии. Причём согласно существующим данным вышли на свободу только 50 тыс. человек, остальные же погибли в лагерях или были расстреляны.

Кроме того, по мнению российских историков, репрессивная политика Сталина, основанная на создании внесудебных органов, являлась грубым нарушением действующих на тот момент законов советской Конституции.

Исследователи выделяют несколько основных причин Большого террора. Главная из них это сама большевистская идеология, которой свойственно разделять людей на своих и врагов.

Следует отметить, что сложную экономическую ситуацию, сложившуюся в стране в рассматриваемый период времени, действующей власти было выгодно объяснять как результат вредительской деятельности врагов советского народа.

Помимо этого, наличие миллионов заключённых позволяло решать и серьёзные экономические проблемы например, обеспечение дешёвой рабочей силой масштабных строек страны.

Наконец, одной из причин политических репрессий многие склонны считать психическое заболевание Сталина, страдавшего паранойей.Страх, посеянный в массах, стал надёжным фундаментом для полного подчинения центральной власти. Таким образом, благодаря тотальному террору в 30-х годах Сталину удалось избавиться от возможных политических оппонентов и превратить оставшихся работников аппарата в бездумных исполнителей.

Политика Большого террора нанесла огромный ущерб экономике и военной мощи советского государства.

Источники: prezentacii.com, www.skachatreferat.ru, revolution.allbest.ru, rhistory.ucoz.ru, otherreferats.allbest.ru

Это интересно

17 Век в истории России

Годы Великой Смуты обернулись для Руси утратой многих земель. Важнейшей задачей в период правления Михаила Федоровича стало преодоление ...

Атаялы и двойные солнца

Когда светило голубое солнце, была ночь, птицы продолжали петь, а животные бегали, так что шум стоял, как в ...

Ассирия

Ассирия исходно была небольшим государством номового типа, созданным на базе города Ашшур, который располагался на западном ...

Дома из бруса

Особую популярность в последние годы приобретают дома из дерева. Разработаны современные технологии постройки домов из бруса, из ...

  • Мифы звездного неба

    Среди многочисленных еретических воззрений особую роль зпанимали офиты. Они стали предвестниками гностицизма. Эти люди опровергали основополагающие истины, которые...

  • Одежда древних египтян

    Долго странствовали троянцы по морю, и вот однажды они попали в жестокую бурю и были вынуждены остановиться...

objective-news.ru

О политических репрессиях в СССР 30-х годов

О политических репрессиях в СССР 30-х годов

Тема политических репрессий в СССР при Сталине является одной из самых обсуждаемых исторических тематик нашего времени. Для начала определим термин "политические репрессии". Вот что говорят словари.

Репрессии (лат. repressio — подавление, угнетение) — карательная мера, наказание, применяемые государственными органами, государством. Политические репрессии — это меры принуждения, применяемые исходя из политических мотивов, такие как лишения свободы, высылка, ссылка, лишение гражданства, привлечение к принудительному труду, лишения жизни и т. п.

Очевидно, что причиной возникновения политических репрессий является политическая борьба в государстве, вызывающая некие "политические мотивы" к карательным мерам. И чем ожесточеннее эта борьба ведется, тем больше размах репрессий. Таким образом, для объяснения причин и масштабов проводившейся репрессивной политики в СССР необходимо разобраться, какие политические силы действовали на данном историческом этапе. Какие цели они преследовали. И чего им удалось добиться. Только такой подход может привести нас к глубокому пониманию этого явления.

В отечественной исторической публицистике в отношении вопроса репрессий 30-хгодов сложилось два направления, которые условно можно назвать "антисоветское" и "патриотическое". Антисоветская публицистика представляет это историческое явление в упрощенной черно-белой картине, приписывая большую часть причинно-следственных связей личным качествам Сталина. Используется сугубо обывательский подход к истории, заключающийся в объяснении событий только действиями отдельных личностей.

Из патриотического лагеря видение процесса политических репрессий тоже страдает предвзятостью. Это положение, на мой взгляд, объективно и связано с тем, что просоветские историки изначально находились в меньшинстве и как бы в обороне. Им постоянно приходилось защищать и оправдывать, а не выдвигать свою версию событий. Поэтому их труды, как антитезис, содержат только знаки "+". Но благодаря их критике антисоветизма удалось как-то разобраться в проблемных местах советской истории, увидеть прямую ложь, уйти от мифов. Теперь, как мне кажется, пришло время восстанавливать объективную картину событий.

Доктор исторических наук Юрий Жуков

Касательно политических репрессий довоенного СССР (так называемый "большой террор"), одной из первых попыток воссоздать эту картину стала работа "Иной Сталин" доктора исторических наук Юрия Николаевича Жукова, вышедшая в 2003 году. О его выводах мне и хотелось бы рассказать в этой статье, а также высказать некоторые свои мысли по этому вопросу. Вот что сам Юрий Николаевич пишет о своей работе

"Мифы о Сталине далеко не новы. Первый, апологетический, начал слагаться еще в тридцатых годах, приняв законченные очертания к началу пятидесятых. Второй, разоблачительный, — вслед за тем, после закрытого доклада Хрущева на XX съезде КПСС. Он фактически явился зеркальным отображением предыдущего, просто превратился из „белого“ в „черный“, отнюдь не изменив своей природы...... Отнюдь не претендуя на законченность и потому бесспорность, отважусь только на одно: уйти от обеих предвзятых точек зрения, от обоих мифов; попытаться восстановить старое, некогда хорошо известное, а теперь старательно забытое, решительно незамечаемое, игнорируемое всеми."

Ну что ж, весьма похвальное желание для историка (без кавычек).

"Я только ученик Ленина..." — И. Сталин

Для начала хотелось бы поговорить о Ленине и Сталине, как его преемнике. Как у либеральных, так и у патриотических историков часто встречается противопоставление Сталина Ленину. Причем, если первые противопоставляют портрет жестокого диктатора Сталина, как бы более демократичному Ленину (как-никак ввел НЭП и т. п.). То вторые, наоборот, выставляют Ленина радикалом-революционером в противовес государственнику Сталину, убравшему распоясавшуюся "ленинскую гвардию" с политической сцены.

На самом деле, мне кажется, такие противопоставления неверными, разрывающими логику становления Советского государства на два противостоящих друг другу этапа. Более правильным было бы говорить о Сталине, как о продолжателе начатого Лениным (тем более Сталин всегда об этом говорил, и отнюдь не из скромности). И пытаться найти в них общие черты.

Вот что, например, говорит об этом историк Юрий Емельянов:

"Прежде всего, Сталин постоянно руководствовался ленинским принципом творческого освоения марксистской теории, отвергая "догматический марксизм". Постоянно внося коррективы в повседневную реализацию политики, чтобы она отвечала реальной обстановке, Сталин в то же время следовал главным ленинским ориентирам. Выдвигая задачу построения социалистического общества в одной отдельно взятой стране, Сталин последовательно продолжал деятельность Ленина, которая привела к победе первой в мире социалистической революции в России. Сталинские пятилетние планы логично вытекали из ленинского плана ГОЭЛРО. Сталинская программа коллективизации и модернизации деревни отвечала задачам по механизации сельского хозяйства, поставленных Лениным."</p>

С ним согласен и Юрий Жуков (1, стр. 5): "Для понимания воззрений Сталина важен его подход к решению всех без исключения проблем — „конкретно-исторические условия“. Именно они, а не чье-либо авторитетное высказывание, официальные догмы и теории стали для Сталина основными. Они, а не что-либо иное, объясняют его приверженность политике такого же, как и он сам, прагматика Ленина, объясняют его собственные колебания и переломы, готовность под воздействием реальных условий, ничуть не смущаясь, отказаться от ранее высказанных предложений и настаивать на иных, подчас диаметрально противоположных."

Есть веские основания утверждать, что сталинская политика являлась продолжением ленинской. Возможно, окажись Ленин на месте Сталина, в тех же "конкретно-исторических условиях" он действовал сходным образом. Кроме этого стоит отметить феноменальную работоспособность этих людей, и постоянное стремление к развитию и самообучению.

Борьба за ленинское наследство

Еще при жизни Ленина, но когда он был уже тяжело болен, развернулась борьба за лидерство в партии между группой Троцкого и "левыми" (Зиновьев, Каменев), а также "правыми" (Бухарин, Рыков) и "центристской группой" Сталина. Не будем особо вдаваться в перипетии этой борьбы, но отметим следующее. В бурном процессе партийных дискуссий выделилась и получила поддержку партии именно сталинская группа, изначально занимавшая гораздо худшие "стартовые позиции". Антисоветски настроенные историки говорят, что этому способствовали особая хитрость и коварство Сталина. Он, дескать, умело лавировал среди противников, сталкивал их друг с другом, использовал их идеи и так далее.

Не будем отрицать умение Сталина вести политическую игру, но факт остается фактом: партия большевиков поддержала именно его. И способствовала этому, во-первых, позиция Сталина, пытавшегося не смотря на все разногласия, не допустить раскола партии в это непростое время. А, во-вторых, нацеленность и способность сталинской группы к практической государственной деятельности, жажда к которой, видимо, очень сильно ощущалась среди победивших в гражданской войне большевиков.

Сталин и его соратники, в отличие от своих оппонентов, объективно оценив сложившуюся ситуацию в мире, поняли невозможность мировой революции на данном историческом этапе и, исходя из этого, стали закреплять достигнутые успехи в России, а не "экспортировать" их вовне. Из доклада Сталина XVII съезду:"Мы ориентировались в прошлом и ориентируемся в настоящем на СССР и только на СССР".

Нельзя достаточно точно сказать с какой даты началось полноценное доминирование сталинской группы в руководстве страны. Видимо, это период 1928 — 1929 годов, когда можно сказать, что эта политическая сила стала проводить самостоятельную политику. На данном этапе репрессии против партийной оппозиции носили довольно мягкий характер. Обычно для лидеров оппозиции поражение заканчивалось снятием с руководящих постов, высылкой из Москвы или из страны, исключением из партии.

Масштабы репрессий

Теперь настало время поговорить о цифрах. Каковы же были масштабы политических репрессий в Советском государстве? По дискуссиям с антисоветчиками (см. "Суд истории" или "Исторический процесс") именно такой вопрос вызывает болезненную реакцию с их стороны и обвинения в "оправдывании, негуманности" и т. п. Но разговор о цифрах на самом деле имеет значение, так как количество зачастую многое говорит о характере репрессий. На данный момент наиболее широкую известность получили исследования д. и. н. В. Н. Земскова3.

Таблица 1. Сравнительная статистика осужденных в 1921-1952 гг.по политическим мотивам (по данным I спецотдела МВД СССР и КГБ СССР)

В таблице 1 приведены данные Земскова, полученные из двух источников: статистической отчетности ОГПУ—НКВД—МВД—МГБ и данных I спецотдела бывшего МВД СССР.

В. Н. Земсков:

"В начале 1989 г. по решению Президиума Академии наук СССР была создана комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом Академии наук Ю. А. Поляковым по определению потерь населения. Будучи в составе этой комиссии, мы в числе первых историков получили доступ к ранее не выдававшейся исследователям статистической отчетности ОГПУ—НКВД—МВД—МГБ...

... Подавляющее их большинство было осуждено по знаменитой 58-й статье. В статистических выкладках указанных двух ведомств присутствует довольно существенное расхождение, которое, по нашему мнению, объясняется отнюдь не неполнотой сведений бывшего КГБ СССР, а тем, что сотрудники I спецотдела МВД СССР более широко трактовали понятие "политические преступники" и в составленной ими статистике присутствовала значительная "уголовная примесь".

Следует отметить, что пока среди историков нет единства в оценке процесса раскулачивания. Относить ли раскулаченных к политически репрессированным? В таблицу 1 вошли только раскулаченные по1-ойкатегории, то есть это те, которые были арестованы и осуждены. Высланные на спецпоселение(2-аякатегория) и просто раскулаченные, но не высланные(3-якатегория) в таблицу не попали.

Теперь давайте по этим данным выявим некоторые особые периоды. Это 1921 год, 35 тыс. осужденных из них 6 тыс. к высшей мере — завершение гражданской войны. 1929 — 1930 гг. — проведение коллективизации. 1941 — 1942 гг. — начало войны, возрастание числа расстрелянных до 23 — 26 тыс. связано с ликвидацией "особо опасных элементов" в тюрьмах, попадавших под оккупацию. И особое место занимают 1937 — 1938 годы (так называемый "большой террор"), именно в этот период происходит резкий всплеск политических репрессий, особенно приговоренных к ВМН 682 тыс. (или свыше 82% за весь период). Что же произошло в это период? Если с другими годами все более менее ясно, то 1937 год выглядит воистину очень ужасающе. Как раз объяснению этого феномена и посвящена работа Юрия Жукова.

Такая картина вырисовывается по архивным данным. И по поводу этих цифр идут яростные споры. Очень уж они не совпадают с озвучиваемыми нашими либералами десятками миллионов жертв.

Конечно же, нельзя сказать, что масштаб репрессий был очень низким, отталкиваясь только от того, что реальное число репрессированных оказалось на порядок меньше чисел либералов. Репрессии были значительными в обозначенные особые годы, когда совершались масштабные для всей страны события, по сравнению с уровнем "спокойных" годов. Но в то же время мы должны понимать, что репрессированный по политическим мотивам не значит автоматически невиновный. Были осужденные за серьезные преступления против государства (разбой, террор, шпионаж и др.).

Курс Сталина

Теперь после разговора о цифрах перейдем к описанию исторических процессов. Но при этом хочу сделать одно отступление. Тема статьи — весьма тягостна и мрачна: политические интриги и репрессии мало кого вдохновляют. Однако, мы должны понимать, что жизнь советского народа в эти годы была наполнена отнюдь не этим. В20-е —30-егоды в Советской России происходили поистине глобальные изменения, в которых народ принимал непосредственное участие. Страна развивалась невероятными темпами. Рывок был не только индустриальным: народное образование, здравоохранение, культура и труд подымались на качественно новый уровень, и граждане СССР видели это своими глазами. "Русское чудо" сталинских пятилеток советские люди справедливо воспринимали как плод собственных усилий.

В чем же заключалась политика нового руководства страны? В первую очередь — усиление СССР. Выражалось это в проведении ускоренных коллективизации и индустриализации. В поднятии экономики страны на совершенно новый уровень. Создании современной армии на основе новой военной промышленности. На эти цели были брошены все ресурсы страны. Источником служили сельхозпродукция, минеральное сырье, лес, и даже культурные и церковные ценности. Сталин здесь был самым жестким проводником такой политики. И, как показала история, совсем не зря...

В международной политике новый курс заключался в сворачивании деятельности по "экспорту мировой революции", нормализации отношений с капиталистическими странами, поиску союзников перед войной. В первую очередь это было связано с нарастанием напряженности на международной арене и с ожиданием новой войны. СССР по "предложению" ряда стран вступает в Лигу наций. Эти шаги на первый взгляд идут в разрез с догматами марксизма-ленинизма.

Когда-то Ленин говорил о Лиге наций:

"Ничем не прикрытый инструмент империалистических англо-французских вожделений... Лига наций — опасный инструмент, направленный своим острием против страны диктатуры пролетариата".

Тогда как Сталин в одном из интервью:

"Несмотря на уход Германии и Японии из Лиги наций — или, может быть, именно поэтому — Лига может стать некоторым тормозом для того, чтобы задержать возникновение военных действий или помешать им. Если это так, если Лига сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя бы несколько затруднить дело войны и облегчить в некоторой степени дело мира, то тогда мы не против Лиги. Да, если таков будет ход исторических событий, то не исключено, что мы поддержим Лигу, наций, несмотря на ее колоссальные недостатки".

Также в международной политике происходит корректировка деятельности Коминтерна, организации призванной проводить мировую пролетарскую революцию. Сталин при помощи Г. Димитрова, вернувшегося из нацистских застенков, призывает компартии стран Европы вступать в "Народные фронты" с социал-демократами, что опять же может быть растолковано, как "оппортунизм". Из речи Димитрова на VII всемирном конгрессе Коммунистического интернационала:

"Пусть коммунисты признают демократию, выступят на ее защиту, тогда мы готовы на единый фронт. Мы сторонники советской демократии, демократии трудящихся, самой последовательной в мире демократии. Но мы защищаем и будем защищать в капиталистических странах каждую пядь буржуазных демократических свобод, на которые покушаются фашизм и буржуазная реакция, потому что это диктуется интересами классовой борьбы пролетариата"!

При этом сталинская группа (во внешней политике это Молотов, Литвинов) шла на создание Восточного пакта в составе СССР, Франции, Чехословакии, Англии, подозрительно похожему по составу на прежнюю Антанту.

Такой новый курс во внешней политике не мог не вызвать протестных настроений в некоторых партийных кругах, но он был объективно нужен Советскому союзу.

Внутри страны также происходила нормализация общественной жизни. Вернулись новогодние праздники с ёлкой и карнавалом, свернулась деятельность коммун, в армии ввели офицерские звания (о ужас!), и многое другое. Вот одна иллюстрация, которая, как мне кажется, передает атмосферу того времени. Из решения Политбюро:

"Предложить наркомпросам союзных республик и ЦК ВЛКСМ (по линии пионерорганизации) немедленно прекратить проработку решений XVII съезда партии и вопросов марксистско-ленинской теории в начальной школе... В средней школе не допускать перегрузки детей общественно-политическими занятиями".

Несомненно, все эти меры вызывали противоречивые чувства у ортодоксальных "революционеров". Сталинская группа не могла это не понимать.

www.dal.by

Сталинские репрессии 30-50-х годов - MicroArticles

Очень тяжёлым оказался период «большого террора» вместе с его последствиями для многих граждан страны. Репрессии в 30-е годы стали нормой жизни советских государств. «Репрессия , карательная мера, наказание, применяемые государственными органами». Советским людям того времени пришлось многое пережить: потерять дорогих и близких людей, лишиться прав и свобод, потерять себя морально и физически. «Всего в 1937 - 1938 годах, когда Наркомат Внутренних Дел возглавлял Николай Ежов, было арестовано по политическим мотивам не менее 1 миллиона 700 тысяч человек, т.е. примерно в триста раз больше, чем в 1936 году. Семьсот тысяч из них были расстреляны».

За период действия сталинской репрессивной машины «более 2 млн. 600 тыс. человек были репрессированы по национальному признаку. По решению высшего партийного – государственного руководства СССР на территории Российской Федерации подверглись полной депортации 11 народов , а 48 народов – частичной». Жертвами политических репрессий становились люди различных национальностей, возрастов, должностей.

«По данным опубликованных в 1992 г. материалов Всесоюзной переписи населения 1937 году на территории АССР немцев Поволжья проживало 322 652 немца, 106 466 русских, 1989 представителей других национальностей». Моя бабушка, Шнайдер Эльвира Готфридовна, родилась в 1931 году в АССР немцев Поволжья, село Фишер, прожила там 10 лет.

По указу Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года №21-160 «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» была ликвидирована АССР немцев Поволжья. Российских немцев расселяли в принудительном порядке в северных и восточных районах Российской Федерации, в республиках Средней Азии и Казахстана, часть попали и в Коми АССР.

Однако, этому процессу предшествовали события 1937-1938 гг., которые уничтожили тысячи высокорентабельных крестьянских немецких хозяйств, а их владельцы были арестованы и посажены в тюрьмы, высланы, в лучшем случае стали батраками государства в кулацких спецпоселках. Противопоставить произволу и беззаконию властей было почти нечего. Применение военной силы и массовые репрессии позволили осуществить раскулачивание и вывоз кулаков в отдалённые районы страны. Так «по переписи 1939 г. в Коми АССР числилось 2617 немцев, в том числе 1358 мужчин и 1259 женщин. Из них только 122 человека проживали в городе; остальные в сёлах и посёлках».

Состав репрессированных в 1937-1938 гг., исходя из содержания приказа НКВД № 00447, можно разделить на три блока:

  • «Традиционный блок». В него входили осуждённые по политическим мотивам
  • «Крестьянско-эсеровский блок». Главный удар был нанесен по крестьянам, шло «очищение» советской деревни от эсеровских элементов.
  • «Национальный блок». Сюда попали поляки, немцы, финны, латыши, эстонцы и др.

В Оперативном приказе Народного комиссара внутренних дел С.С.С.Р. № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов, были определены квоты - эти цифры были не окончательными, так как ряд регионов еще не прислал свои «соображения». Как и при раскулачивании, во всех районах были получены из Центра квоты для каждой из двух категорий . Так в Поволжской АССР, как свидетельствует этот документ, планировалось расстрелять - 200 человек, менее активных, но всё же враждебных, также ждал арест или заключение в лагере – 700 человек. Осуществление этого приказа возлагалось на «особые тройки», которые занимались рассмотрением материалов арестованных, ведением протоколов заседаний, принятием решений по дальнейшей судьбе многих людей. В республике Поволжья в «тройку входили: председатель – Далингер, члены – Люфт, Анисимов». Эти люди определяли дальнейшую судьбу спецпереселенцев, распоряжались их жизнями. Отец моей бабушки, Шнайдер Готфрид Викторович, имел звание старшего лейтенанта милиции, работал в структуре НКВД и имел отношение к работе районной тройки. Ему приходилось производить аресты, осуществлять выселение и дальнейшую отправку на спецпоселения родственников репрессированных односельчан. Возможно, тогда он и не предполагал, что на их месте вскоре может оказаться и его семья. Жили в те времена они довольно неплохо, но в связи с началом Великой Отечественной войны их жизнь резко изменилась и заставила испытать немало трудностей.

С 6 августа по 21 декабря 1937 года, около 10 операций того же типа, что проводились по приказу НКВД № 00447, были запущены Политбюро и исполнителем его воли НКВД с целью «ликвидировать» национальность за национальностью как «шпионские и диверсионные группы»: немцев, поляков, японцев, румын, финнов, литовцев, эстонцев, латышей, греков, турок. За 15 месяцев с августа 1937 по ноябрь 1938 года в ходе операций, направленных против «шпионов», многие сотни тысяч были арестованы.

Среди прочих операций, можно назвать:

  • «польскую операцию» ; в результате этой операции в период с 25 августа 1937 по 15 ноября 1938 года было осуждено 139 085 человек, из них приговорен к смерти 111 091;
  • операцию по «ликвидации немецких контингентов, работающих на оборонных предприятиях», 20 июля 1937 года;
  • операцию по репрессиям в отношении семей арестованных врагов народа » .

Этого краткого и очень неполного перечня операций, запущенных НКВД по решению Политбюро, достаточно, чтобы подчеркнуть централизованный характер репрессий, которые велись по приказу Центра местными чиновниками; было ли это раскулачивание, чистка городов, охота на специалистов, они шли планомерно, без резких поворотов и отступлений. Во-первых, террор был направлен против лиц, отдельных категорий и групп граждан, которые могли представлять некоторую угрозу для Сталина или его строя. Истребление потенциальной «пятой колонны» стало важным условием подготовки страны к предстоящей войне. Во-вторых, массовые политические репрессии 1937 – 1938 года завершили формирование жестокого тоталитарного режима в СССР. С помощью террора большевики решали сложные политические, экономические, социальные, национальные, культурные и иные проблемы.

Вместе с другими народами Советского Союза немцы пережили военно-коммунистический эксперимент, продразвёрстку и голод, коллективизацию и раскулачивание, колхозно-крепостническую систему 1930-х годов и порождённый ею новый голод, «большой террор» и, конечно, последствия Великой Отечественной войны. В использовании репрессий к российским немцам имелась своя специфика. К концу 1930-х гг. советскому руководству удалось отнять у немцев их собственность, заменить традиционную школу на советскую, ликвидировать церковь и ограничить религиозную жизнь, сделав её фактически нелегальной. Часть поволжских немцев стала разделять новые «социалистические» ценности. Все эти события послужили шагом к уничтожению их национальной самобытности, через последующую ликвидацию немецкой автономной республики.

Судьба немецких спецпереселенцев

Таким образом, репрессии по отношению к немцам, начавшись с раскулачивания, насильственного переселения, принудительной мобилизация в трудармию, всё более приобретали карательный характер. Депортация включала в себя насильственное переселение немцев из европейской части СССР в Сибирь и Казахстан, проходила в основном с августа 1941 г. по январь 1942 г. Трудармия - особое явление: мобилизация через военкоматы дееспособных мужчин и женщин, создание из них военизированных формирований, имевших трехзвенную структуру и сочетавших в себе элементы военной службы, производственной деятельности и гулаговского режима содержания. Трудармии просуществовали до конца 1946 г., а когда были ликвидированы, трудармейцы смогли вызвать к себе семьи и перешли в категорию спецпереселенцев. Спецпоселения - это ограничение прав граждан по месту жительства, прежде всего, право на свободное передвижение. Оно существовало для немцев с момента переселения до конца 1955 г. Начиная с 30 –х годов, массовые переселения репрессированных в Республику Коми, в том числе и спецпереселение, стали неотъемлемой, трагической частью истории нашего края.

В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. №21-160 и последующих постановлений ГКО, СНК «в 1941г было переселено 799459 немцев. Переселение продолжалось и в последующие военные годы».

В 1941 году среди депортированных оказалась и семья моей бабушки, попавшая по распределению в Северный Казахстан, в деревню Вознесенка. «Гражданка Шнайдер Эльвира Готфридовна, уроженка Саратовской области, 1931 года рождения на основании постановления ГОКО СССР № 698 от 21 сентября 1941 года в 1941 году была переселена в административном порядке на вечное жительство с постоянного места проживания в Саратовской области в Акмолинскую область Казахской ССР, где находилась на учёте в спецкомендатуре МВД СССР как лицо немецкой национальности…».

Для сбора немецким семьям давалось до пяти дней, с собой разрешалось брать 20 кг вещей, всё нажитое за долгие годы приходилось бросать. Везли жителей Поволжья в так называемых вагонах - теплушках. В дороге, которая для многих немцев затянулась на месяцы, сотни из них умерли от голода и болезней. Моим родственникам повезло, так как зима их ещё не застигла в дороге, по прибытию на место бабушку с матерью и ещё двумя детьми приютила местная семья казахов; для проживания им предоставили сараи, в которых они жили до самых холодов, после им выделили маленькую комнату. Голодали всю войну, да и после времена были не лучшие. А отца бабушки в1941 году отправили в Подмосковье, в трудармию. Там он работал начальником цеха на протяжении всей войны. После её окончания он поехал к своей семье в Казахстан.

26 ноября 1948г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за побеги из мест поселения лиц, выселенных в отдельные районов Советского Союза в период Великой Отечественной войны», в котором сообщалось, что переселение немцев проведено навечно, без права возврата к прежним местам жительства.

Вплоть до 1956 года немцы-спецпоселенцы не имели права на выезд куда-либо, им приходилось каждый день отмечаться в комендатуре. После смерти Сталина это перестало входить в их обязанности. После восстановления в правах 1 середине 50-х семья бабушки смогла переехать в районный центр тех лет - город Макинск, в котором и прожили до 2000 года. Полная реабилитация последовала лишь в 90-е годы «В соответствии со статьёй 1 Указа Президента СССР от 13 августа 1990 года «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50 годов» Шнайдер Эльвира Готфридовна РЕАБИЛИТИРОВАНА».

Так сложилась судьба моей бабушки в те непростые годы. Истории советских немцев во многом схожи, независимо от того, куда забросила их судьба - в Казахстан или Коми. «Всего в 1941–1942 годах было переселено из республики Поволжья 1 млн. 209 тыс. 430 человек. Так же переселялись немцы из прифронтовой территории – как “лица, враждебные на период войны”. В 1941 году в Коми прибыло 18 тыс. 399 человек, в том числе 7 тыс. 290 – из Карело-Финской ССР . Наибольшее число перевозимых в республику немцев приходится на 1942 год – 25 тыс. 77 человек».

Из рассказа жительницы села Усть–Цильма Шишеловой Татьяны Гавриловны, приказ народного комиссара внутренних дел № 002217 «О проведении дополнительной мобилизации немцев» 10.10.1942 г, положил начало её беспокойной жизни. Мобилизации подлежали немцы-мужчины в возрасте от 15-16 – 50-55 лет и немки-женщины от 16 до 45 лет, годные к физическому труду. Не подлежали мобилизации беременные немки. Дети до 3 лет передавались на воспитание родственникам или в немецкие колхозы.

Волею судьбы семья Мейдер из далёкого тёплого села Видумка Житомирской области , где у них был дом, крепкое хозяйство, скот, птица, была направлена на поселение в Коми АССР. Везли всех вместе, как скот, в вагонах, на баржах. Во время переезда потерялся отец бабушки , и мать бабушки с шестью детьми оказались в Усть-Цилемском районе. Первоначально они попали в местечко Низовое, затем были Мыза, Уег и в 1951 году прибыли на Опытное поле .

В конце 1941-начале 1942 гг. началось формирование трудармии по национальному признаку. Отец бабушки был зачислен в ряды трудармии, его статус отличался от статуса спецпереселенцев – официально, но реально – мало чем: голод, холод, 12-часовой рабочий день, отсутствие человеческих условий. Немцы называли эти колонны «гробколониями», и было за что.

Когда семья Мейдер прибыла в Усть-Цилемский район, то столкнулась не только с суровым климатом, но и с суровым отношением к ним. Так, они обязаны были каждый день являться в 17:00 в Усть-Цильму и отмечаться . Но местное население относилось к ним милосердно, чем могли, помогали, подкармливали. Первоначально в местечке Низовое жили все вместе – большое количество народа в каких-то лачугах. Но постепенно уже на Опытном поле стали кое-как обзаводиться хозяйством. Местное население к ним тянулось, потому что это были порядочные, вежливые, сильные духом люди. Немцы, не смотря на все невзгоды и суровое отношение, выстояли, помогая друг другу, жили в большом доме по несколько семей.

Со временем быт стал налаживаться: небольшой участок, корова. Дети ходили в школу. Татьяна Гавриловна окончила 7 классов в Усть-Цильме. Позже семья разъехалась: бабушка и её старшая сестра жили и работали в посёлке Нижняя Омра Троицко-Печорского района, кто-то уехал в Сыктывкар, Мейдер Т.Г., после получения профессии, вернулась в Усть-Цилемский район, а её дочь, Шарафетдинова Е.В., работает в нашей школе учителем. Семья большая, но во время войны и мобилизации многих потеряли и, как оказалось, некоторые попали в Казахстан.

Десятки других семей разделили эту участь и, покинув свой дом, оказались волею судьбы в Коми АССР, которая стала для них второй родиной и в частности Усть-Цилемский район, где и сейчас живут немцы – деревни и сёла Крестовка, Медвежка, Новый бор. Благодаря сильному характеру и силе духа они обустроили своё жильё, вырастили детей, одним словом, выжили.

И хотя семья Мейдер не проживала в Поволжской АССР, основной причиной, почему они оказались в числе спецпереселенцев, прибывших в Коми АССР, стала их принадлежность к немецкой национальности.

Рассказ Мейдер Татьяны Гавриловны о жизни немецких спецпереселенцев в Коми подтверждается и материалами исторических исследований, представленных в сборнике Покаяние: Мартиролог. Т.4. Ч.2. Сыктывкар: Коми книжное издательство, 2001.

Судьбы многих людей, переселённых в Коми в 1937-1939 гг., известны нам. Так, например, семья Вернер обвинялись в контрреволюционной шпионской деятельности. За это они были арестованы, был вынесен смертный приговор, но указ о реабилитации спас их жизни.

Семья Штах была разлучена в годы войны. Иосифа Иосифовича призвали в армию, где он был ранен, и попал в плен. Затем его отправили на спецпоселение в Коми Республику. Через долгие девять лет любящие люди вновь встретились.

Загерта Рихарда Робертовича тоже переселили в Коми АССР, он начал работать в 13 лет. За воровство картошки 1,5 года он просидел в лагере. Борясь за жизнь, он выжил .

В Коми АССР высланный народ размещали в посёлках в центральных и южных районах. Распоряжались спецпосёлками комендатуры ОГПУ, а спецпереселенцы были подвластны тресту «Комилес». Основной целью пребывания спецпереселенцев в Коми являлась помощь в различных отраслях промышленности: лесозаготовительные работы, работы по освоению неиспользованных земель, разработка недр для рыбных промыслов и многие другие работы, которые стояли на месте в те времена. Спецпоселенцы Коми должны были осуществить подъём во многих отраслях с желанием или без него.

Основной целью переселения немцев в Коми являлось развитие лесозаготавливающей промышленности. «К 1 декабря 1938 года трест «Комилес» должен был иметь 8 тысяч рабочих постоянного кадра, т.е. рабочих, состоящих только их спецпереселенцев, но практически по спискам предприятия Комилес значилось 3711 постоянных рабочих.» C началом войны немцы в армию не призывались, т.к. считались людьми враждебной национальности, но они привлекались на производство и строительство в обязательном порядке. Из мобилизованных немцев были сформированы рабочие колонны, которые направлялись на предприятия различных отраслей промышленности, а также в лагеря НКВД. «Немцев-спецпоселенцев в Коми АССР мобилизовывали для работы в лесной промышленности. Было организовано 29 взводов на 7 участках в Усть-Немском ЛПХ , Локчимском ЛПХ , Сысольском и Койгородском ЛПХ . Женщины и дети проживали в спецпосёлках, а мужчины работали на дальних лесных делянках». К немцам предъявляли жёсткие требования: работали в день около 10 часов, в связи с болезнью отпусков не давали. Условия были очень тяжёлыми, лёгкой жизни не было. «В Коми АССР, по состоянию на 1 июля 1938г., было заселено 20 172 человека, число трудпосёлков составляло 37» .

Как мы видим, политический террор имел ярко выраженный экономический аспект. Все крупные промышленные задачи решались с использованием дешёвого, принудительного труда заключённых, в том числе и политических, трудармейцев и спецпереселенцев.

Для моей бабушки самый счастливый день в жизни – это 9 мая 1945 года, совпавший с днём её рождения. Несмотря на то, что было много неудобств, лишений в правах, осознание того, что закончилась война, было счастьем. У советских людей появилась надежда не перемены. Многие люди оправдывали действия руководства страны по депортации, объясняя это войной. Её окончание, самоотверженный боевой и трудовой подвиг наших сограждан в эти годы заслуживал и иного отношения к их правам и свободам, но вернуть их они смогли ещё не скоро. Несмотря на все усилия, вопрос о восстановлении немецкой автономной республики так и не был решен советским руководством, что стало одной из важнейших причин массового возвращения на историческую родину в Германию, которое началось в начале 90-х гг. продолжается по сей день.

www.microarticles.ru

Репрессии 30-х годов

Февральско-мартовский Пленум 1937 г. ознаменовал момент, начиная с которого волны «массового террора» стали нарастать, словно во время океанского прилива. НКВД боролся не только против любых признаков антисталинского сопротивления, но и против пар­тии в целом. За считанные месяцы число арестованных по обвинению в политических преступлениях выросло в десять раз. Органам НКВД официально разрешалось применять пытки. Уже через несколько месяцев тюрьмы были переполнены. По стране расползался страх. Никто не чувствовал себя в безопасности, особенно из руководящих кругов и активистов. Удары обрушивались не только на бывших участников оппозиции и даже не только на тех, кто прежде поддерживал с ними отношения, но и на куда более широкий круг людей, границ которого никто не знал. Неуверенность парализовала всякую способность к отпору.

В те времена подлинная цель Сталина была трудно различима. Ныне, опираясь на постепенно становившиеся известными факты, можно выделить некоторые категории людей, подвергшихся особенно жестоким ударам: именно их истребление проливает свет на политический смысл террора.

Поголовной ликвидации подверглись обкомы партии. Один за другим были арестованы и расстреляны все сталинские «железные секретари». Хрущев позже рассказал: «Свердловское областное управление НКВД «раскрыло» так называемую Уральскую повстанческую группу — орган блока правых уклонистов, троцкистов, эсеров и церковников, главой которого якобы являлся секретарь обкома Кабаков, член партии с 1914 г.». Хрущев добавил, что, по данным тогдашних следственных органов, почти во всех районах, областях и республиках существовали «организации и центры троцкистов и правых по проведению шпионажа, диверсионно-террористической вредительской деятельности». Руководителями таких организаций, как правило, без каких бы то ни было доказательств объявлялись первые секретари обкомов или Центральных Комитетов в республиках. По прошествии многих лет выяснилось, что все эти обвинения оказались вымышленными от начала до конца.

Ликвидировать руководство областных партийных организаций было, однако, не так-то просто. Секретарей обкомов зачастую предварительно переводили подальше от прежнего места работы, а затем арестовывали с помощью самых разнообразных уловок: например, в поезде по пути в Москву, куда их внезапно вызывали. Вместе с ними репрессировали весь штат их сотрудников. Всех их объявляли «врагами народа», самых главных по должности расстреливали. Подобно тому как произошло в Свердловске, аресту подвергались обкомы партии и исполкомы Советов в полном составе, но в немалом числе случаев назначенные на их место новые люди (или по крайней мере руководители) некоторое время спустя сами оказывались в тюрьме. С областного уровня репрессии перемещались в районы, где повторялась та же процедура. Из 136 секретарей райкомов партии в Москве и Московской области на своих местах осталось лишь 7, все остальные исчезли. Опустошительными в самом прямом смысле слова были репрессии в Ленинграде, где аресты начались гораздо раньше и где удары страшного молота падали целых четыре года кряду. Уничтожены были все старые соратники Кирова, начиная с самых видных — Чудова, Кодацкого, Позерна, Угарова. Коммунисты погибали тысячами: практически истреблен был весь городской актив. Получить назначение в Ленинград в те годы было равносильно «шагу на край пропасти». В бывшей северной столице также была предпринята попытка устроить публичный процесс, но здесь она не удалась.

Убийственным был террор в национальных республиках, как союзных, так и автономных. В мае 1937 г. в Тбилиси собрался съезд Коммунистической партии Грузии, на котором, учитывая об­стоятельства момента, как пишет в наши дни историк, «вообще ни о какой критике не могло быть речи»: из 644 делегатов 425, то есть две трети, были в следующие месяцы «арестованы, сосланы и расстреляны». Нечто аналогичное произошло в Армении и Азербайджане. На Украине и в Белоруссии почти половина членов партии были исключены в ходе последовательно проводившихся чисток; хотя невозможно точно установить, какая часть их оказалась за решеткой, не будет преувеличением предположить, что эта участь выпала на долю большинства. Репрессии выкосили руководящих политических работников обеих республик на всех уровнях, от столичного до областного. Тяжкие репрессии обрушились на Татарию. Столь же тяжелыми, впрочем, были удары, нанесенные Узбекистану, Казахстану, Таджикистану, Туркмении. Руководители повсюду были расстреляны.

Вместе с тем неверно было бы считать, что террор ограничивался лишь провинцией, хотя именно здесь, без сомнения, находился один из его эпицентров. Трагической участи не избежали и центральные аппараты партии, государства, народного хозяйства. Они были обезглавлены все до одного. Большая часть членов правительства была арестована и расстреляна: в том числе такие прославленные деятели, как Бубнов и Межлаук, глава Госплана после Куйбышева. То же произошло с заведующими многими отделами ЦК, включая Яковлева, который в бытность свою наркомом земледелия явился одним из главных творцов коллективизации. Во всех этих случаях арест главных руководителей сопровождался (предварялся или дополнялся краткое время спустя) арестом их сотрудников.

Поскольку наиболее распространенным, особенно после февральско-мартовского Пленума, сделалось обвинение во вредительстве, в числе наиболее опустошенных оказались хозяйственные ведомства. Штабы промышленных наркоматов были ликвидированы почти поголовно. В особенности это относится к Госплану и Центральному статистическому управлению. С особой частотой удары сыпались на те участки, где по прошлому опыту можно было хотя бы отдаленно заподозрить вероятность сопротивления или зерно потенциальной оппозиции. Ураганный шквал прошелся по химической промышленности, в прошлом руководимой Томским и Пятаковым. Не лучшей была участь ответственных работников тяжелой промышленности, и в частности металлургии, как и вообще всех соратников Орджо­никидзе, начиная с членов его семьи, которые были арестованы в полном составе, причем один из братьев — еще до самоубийства Серго. Погибли многочисленные «капитаны» советской индустрии, стоявшие во главе строек индустриализации, и в том числе — если ограничиться только теми именами, которые уже назывались, — прославленные Франкфурт и Гвахария. Каганович свирепствовал на транспорте. «Я не могу назвать ни одной дороги, — заявил он в марте 1937 г., — ни одной сети, где не было бы вредительства троцкистско-японского… И мало того, Нет ни одной отрасли железно­дорожного транспорта, где не оказалось бы таких вредителей…» Арестованы были все его замы, начальники главков и политотделов, а также другие руководящие работники; репрессирован был почти весь персонал старой Китайско-Восточной железной дороги в Маньчжурии.

histerl.ru