Сталинградская Мадонна. Сталинградская мадонна


Сталинградская Мадонна и солдат-иконописец - Ильичёв Андрей

Волгоградский художник Владислав Коваль написал картину, посвященную рисунку немецкого военного врача Курта Ройбера, сделанного им в ночь с 24 на 25 декабря 1942 года...Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри мистического круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет... Вокруг - надписи на немецком языке: «Licht. Leben. Liebe. Weihnachten im Kessel. Festung Stalingrad» — «Свет. Жизнь. Любовь. Рождество в котле. Крепость Сталинград»

Сталинградская Мадонна

Этот рисунок, ставший иконой, немецкий пастор и врач 16-й танковой дивизии Курт Ройбер нарисовал в Сталинграде в ночь с 24 на 25 декабря 1942 года. Нарисовал в землянке, на оборотной стороне советской географической карты.

Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь - знак свыше, посылаемое небесами спасение.

«Когда открылась дверь и вошли мои товарищи, они остановились как вкопанные в благоговейном молчании, пораженные висящей на глиняной стене картиной, под которой горел огонек на вбитом в земляную стену полене, - писал Курт Ройбер в одном из своих писем. Весь рождественский праздник прошел под впечатлением от рисунка и слов, обрамляющих его: свет, любовь, жизнь».

25 декабря, в католическое Рождество, кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось...

- Несколько лет назад священник волгоградского католического собора Альфред Манько обратился ко мне с просьбой выполнить копию с рисунка немецкого пастора и врача Курта Ройбера, - рассказывает волгоградский художник Владислав Коваль. - Когда я стал работать с ксерокопией рисунка, меня поразило то, что я увидел. Расфокусировав взгляд, как это делают художники, чтобы обобщить детали и перенести характер рисунка на полотно, я увидел... лицо немца Курта Ройбера. Разумеется, сам Курт этого не делал, но для меня, как основоположника того направления, в котором я работаю, это было лучшим решением темы, которую я собирался писать. На следующий день я проснулся с идеей создать картину, посвященную «Сталинградской Мадонне» Ройбера.

- Немецкие солдаты на моей картине - уже не захватчики, а просто воины, которые, вероятнее всего, останутся в этом окопе навсегда. Но последняя их надежда - вера в Бога, которого они вспоминают в последние минуты своей жизни, а вовсе не в Адольфа Гитлера. Уж он-то здесь абсолютно ни при чем. Немецкие солдаты вызывают жалость, они закутаны в платки, они перестают быть бравыми рыцарями рейха. Ноги Богородицы Курт Ройбер нарисовал обнаженными, постаравшись сказать тем самым, что она точно так же как они, немецкие солдаты в окопе, замерзает и кутает своего младенца, пытаясь спасти его от лютого сталинградского мороза. Она - с ними и среди них, в этом окопе близка и понятна как никогда раньше в их жизни.

Это знаковая работа, считает Владислав Коваль. Картина была написана за день, накануне католического Рождества и перед годовщиной победы в Сталинградской битве.

- Тем, кому было 20 лет в то время, сейчас по 90, их - единицы, - говорит художник. - Дай-то Бог, чтобы кто-нибудь остался к 70-летию. Эта картина - и Прощание, и Прощение... Кстати, копия рисунка Курта Ройбера находится в волгоградском католическом храме Святого Николая: ее привезли в 1993 году приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, бывшие воины-австрийцы.

Волгоградские католики называют ее «Дева Мария Примирения».

Курт Ройбер. Автопортрет

Курт Ройбер (нем. Kurt Reuber; 26 мая 1906 — 20 января 1944) — немецкий военный врач, воевавший в 16-й танковой дивизии вермахта в Сталинграде.

Курт Ройбер родился 26 марта 1906 года, в немецком городе Касселе в небогатой крестьянской семье. Родители Курта были набожны, вследствие чего он получил воспитание, соответствующее как крестьянским традициям, так и религиозным ценностям. Склонность к рисованию у мальчика проявилась рано, но вопреки своим художественным интересам учиться он идет не в художественную академию, а на теолога в университеты Марбурга и Тюбингена, поскольку это обучение было бесплатным. По вечерам после занятий он посещает курсы рисования. В Касселе он познакомился с Альбертом Швейцером, автором всемирно известных трудов по истории христианства и философии культуры. По окончании учебы Ройбер служит в церкви села Вихманхаузен, разрываясь при этом, что ему выбрать — медицину или церковь. Дилемму разрешил Швейцер: Ройбер начал служить в немецкой глухомани на реке Швальм. Здесь он под «влиянием» местных природных красот вернулся к рисованию. Интерес к медицине тоже взял свое: он изучает ее в Марбурге, и в 1933 г. защищает диссертацию, а в 1938 г. — докторскую на тему «Этика врачующего сословия». С этого момента день доктора Ройбера разделен следующим образом: полдня он работает в клинике, полдня посвящает церкви — читает проповеди. Времени на рисование почти нет.

Потребность во фронтовых врачах привела к тому, что в октябре 1939 г. Ройбера призывают на военную службу на Балканы. Работая в госпиталях и санитарных поездах, он прошёл Румынию, Болгарию, Грецию, где был ранен.

После излечения он был отправлен в район сосредоточения войск вермахта перед нападением на СССР. С лета по зиму 1941 г. врач Ройбер обслуживал участки оккупированной территории, знакомился с русскими людьми, рисовал их. До лета 1942 г. он сделал около 150 рисунков, которые во время отпуска привез домой. Позже рисунки, сделанные Ройбером под Сталинградом, были вывезены его командиром. В 1942 году Ройбер оказался среди тех, кто участвовал в битве под Сталинградом.

«Каждое лицо для него было прозрачным...» - скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений «людей Востока». Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

«Я постоянно всматриваюсь в лица людей и не могу от них оторваться. Я вижу, как врожденная русская меланхолия владеет всем - смехом и плачем, жизнеутверждением и отрицанием, - писал Курт. - Какие темные силы ведут здесь свою игру? Русский человек во всем остается для меня загадкой. Постоянно оказываешься перед славянской душой, как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму».

13 июня 1942 года он пишет: «Иду по домам. Хочу рисовать детей. Одна мать умоляет меня о помощи. У ее ребенка тяжелейшее заболевание почек. Советы? Помощь? Диета? Нет, он умрет. Пытаюсь сделать наброски нескольких младенцев, их матери рады моему вниманию к их несчастным детям...»

Что интересно – насколько человек, который ежедневно видит ужасы войны, горе людей, голод, страдания – желал добра и любви. Он верил в лучшее. Что за всем этим горем и страхами есть что-то светлое. И оно придет. Он не потерял надежды, он не очерствел, не потерял человечности.

После окончания битвы под Сталинградом Курт Ройбер попал в лагерь НКВД № 97 в городе Елабуга.

Мадонна Заключенная

Курт Ройбер не дотянул даже до конца войны, он умер 20 января 1944 года, 38 лет от роду, в плену для военнопленных под Елабугой, но рисунки Курта выжили, их спас его тяжелораненый друг. Он вывез их на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского котла. Этот человек потом расскажет, что в плену Ройбер нарисовал еще одну Деву Марию - «Мадонну заключенную». Она так же крепко держит в руке дитя, но как изменился ее лик! Это изможденное страданием лицо рано постаревшей женщины, глаза, полные ужаса... А незадолго до своей смерти Курт Ройбер переслал из Елабуги в Германию своей семье свой последний рисунок - «Елабужскую Мадонну».

А «Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме Поминовения в центре Берлина. В 1990 году ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Вольский и Саратовский Пимен.

Присланные из Европы колокола с изображением Сталинградской Мадонны.Подробнее читать по ссылке.

Эта резная деревянная икона находится в одном из костёлов г. Баден. Она посвящена матерям Сталинграда, а сам костёл - жертвам 2-й мировой войны.

СсылкаСсылка СсылкаСсылкаСсылкаСсылка

iav-69.livejournal.com

Сталинградская Богородица - Медиапроект s-t-o-l.com

2 февраля 1943 года, 75 лет тому назад, завершилась Сталинградская битва. «Стол» вспоминает самый мистический и радостный эпизод сражения, когда в самый отчаянный час посреди всеобщей гибели и разрушения, люди вдруг увидели утешающий знак Божьего Милосердия

11 ноября 1942 года в Сталинграде был самым обычным днём, который, казалось, ничем не отличался от десятков других дней в бесконечной и изматывающей мясорубке войны, когда все дни и ночи слипались в один кошмарный липкий ком из грязи, человеческой крови и гари сгоревшего города. Фронт тогда проходил всего в одном километре от берега Волги – прямо через заводские цеха заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады»: в одном конце цеха были наши окопы, в другом – немецкие. И каждую минуту пулемётные очереди хлестали свинцом по мёрзлым комьям земли и обломкам кирпичных стен, надеясь нащупать живую человеческую плоть.

Военкор газеты «Правда» в тот день писал из осаждённого Сталинграда, что на рассвете 11 ноября гитлеровцы бросились в атаку на позиции 64-й армии генерала Чуйкова, оборонявшего берег Волги. На отдельных участках немцам удалось даже сдвинуть линию фронта на десяток метров, захватив отдельные здания, где начинались ожесточённые бои за этажи, комнаты, лестничные площадки…

Но в общем и целом, как сообщал диктор Левитан из Советского Информбюро, никаких значительных изменений обстановки на Сталинградском фронте в этот день не наблюдалось.

Но именно 11 ноября 1942 года произошло самое удивительное за всю историю Великой Отечественной войны событие – явление Пресвятой Богородицы в небе Сталинграда, и свидетелем этого чуда стали десятки советских солдат.

Казанская икона Богоматери с младенцем Медиапроект s-t-o-l.com

Казанская икона Богоматери с младенцем

Как утверждает проректор по научной работе Поволжского государственного университета сервиса доктор исторических наук Вадим Николаевич Якунин, свидетельство о явлении Богородицы сохранилось даже в архивах НКВД.

– Во время работы в Государственном архиве Российской Федерации мне попался по-своему уникальный документ: донос, написанный уполномоченным Совета по делам Русской православной церкви по УССР товарищем Ходченко на имя генерал-майора Георгия Карпова, занимавшего тогда пост председателя Совета по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров СССР. В этом доносе товарищ Ходченко информировал начальство, что бойцы 64-й армии, прибывшие на Украину из-под Сталинграда, рассказывали о том, что во время Сталинградской битвы солдаты видели в небе что-то необычное, необъяснимое. Правда, в донесениях уполномоченного не описывалось, что конкретно видели наши воины в небе над Сталинградом, но по сохранившимся рассказам других очевидцев можно предположить, что это было явление Божией Матери. Также говорилось, что явление это явно было в нашу поддержку…

Также солдаты говорили, что в память о чудесном явлении в освобождённом Сталинграде в чудом сохранившемся храме во имя Казанской иконы Божией Матери был отслужен благодарственный молебен, в котором принял участие и сам командарм Василий Иванович Чуйков, «окопный генерал», как его тогда называли.

«Ильич! Пока ты на брюхе полз, мы все такое видели – Божия Матерь была в небе! В рост и с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет»

Есть и другие свидетельства необычного события. Так, в книге Л. Красника и Ф. Андреева «Чудеса Божии во время Великой Отечественной войны» есть упоминание о Георгии Ильиче Голубеве, который до войны служил в охране наркома обороны маршала Ворошилова. В самом начале войны Георгия Ильича направили на фронт, но не в пехоту, а офицером военной контрразведки (СМЕРШ) армии. В ноябрьские дни 1942 года он оказался в самом пекле Сталинграда, по нескольку раз в день переправляясь через Волгу с секретными донесениями. В тот день он едва не попал под вражеские бомбы.

«Когда Георгий Ильич, весь грязный и мокрый, ползком наконец добрался до своих и начал переодеваться в чистое, чтобы явиться с секретными документами к командованию, один из встречавших и помогавших ему бойцов сказал: “Ильич! Пока ты на брюхе полз, мы все такое видели – Божия Матерь была в небе! В рост и с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет”».

Известный художник Лев Сергеевич Тырин в воспоминаниях о военном детстве тоже упомянул о мистическом явлении Богородицы: «Была пасмурная погода, мелкая изморозь, то ли дождь, то ли мокрый снег. Шла обычная перестрелка между воюющими сторонами. Серое небо со стороны Заволжья стало медленно раздвигаться, в появившемся пространстве безоблачного чистого неба появилось изображение женщины с ребёнком на руках. Бабушка несколько раз, превозмогая боль от раненой челюсти, сказала: “Это икона Казанской Божьей Матери”. Перестрелка между позициями стала затихать и прекратилась совсем. Значит, это явление наблюдали не только мы, но и воюющие стороны. Явление это держалось в небе почти час. В Ельшанском овраге тоже это явление было замечено как добрый духовный знак для нашего народа, для нашей страны…» (Источник: Тырин Л.С. «Дневник моего сталинградского детства».)

Но самое интересное, что Богородицу видели и немецкие солдаты.

Один из них – военный врач Курт Ройбер из 16-й танковой дивизии 11-го армейского корпуса 6-й армии вермахта. Помимо работы в полевом лазарете Ройбер выполнял и обязанности полкового пастора, проводя воскресные службы и отпевая умирающих солдат. Он действительно был пастором – до призыва служил в церкви родной деревни Вихманнсхаузен, что в земле Гессен, а за год до начала Второй мировой войны Ройбер защитил докторскую диссертацию по теме «Этика врачующего сословия».

Сталинградская Мадонна, Немецкий солдат Курт Ройбер Медиапроект s-t-o-l.com

Немецкий пастырь Курт Ройбер

Увиденный над руинами Сталинграда знак Божьего присутствия настолько потряс Ройбера, что он решился зарисовать образ Пречистой Девы с Младенцем. И сделал это обычным куском угля на обороте какой-то русской географической карты.

Такой Богоматери мир ещё не видел: измождённая и усталая Дева Мария держит спящего Младенца на руках, бережно прижимая его к себе, чтобы согреть и защитить от всего враждебного мира. По периметру нарисованной углем иконы он сделал надпись: «Свет, жизнь, любовь. Рождество в “котле”. Крепость Сталинград, 1942».

Позднее икону Ройбера стали называть «Сталинградской Мадонной».

24 декабря 1942 года, вечером перед католическим Рождеством, доктор Ройбер прикрепил икону на стену в своём блиндаже – он хотел служить Рождественскую службу, но других икон у него не было.

Сталинградская Мадонна. Рисунок Курта Ройбера Медиапроект s-t-o-l.com

Сталинградская Мадонна. Рисунок Курта Ройбера

Вот как сам Ройбер отозвался о реакции солдат, впервые увидевших его рисунок Богородицы: «Они остановились как вкопанные в благоговейном молчании, поражённые висящей на глиняной стене картиной, под которой горел огонёк на вбитом в земляную стену полене. Весь рождественский праздник прошёл под впечатлением рисунка и слов, обрамляющих его: свет, жизнь, любовь».

Солдаты негромко спели рождественские песни, командир батальона Вильгельм Гроссe поздравил подчинённых, а затем блиндаж с «Мадонной» стал местом паломничества немецких солдат – все хотели увидеть своими глазами это чудо.

Именно командир батальона Вильгельм Гроссe и спас «Сталинградскую Мадонну». Вскоре тяжело раненого Гроссе решили эвакуировать санитарным самолетом из «котла» на большую землю, и вместе с командиром Ройбер передал своим родным письма и 150 рисунков из «Восточного альбома».

Оказывается, доктор Ройбер стремился понять русских людей. «Я постоянно всматриваюсь в их лица, – делился чувствами медик в письмах родным. – Русский человек во всём для меня загадка. Часто оказываешься перед славянской душой, как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнётся: мягкий тёплый свет или ещё большую тьму».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Рисунок Курта Ройбера

Вместе с альбомом в Германию был вывезен и рисунок «Сталинградской Мадонны», которую Гроссе передал жене пастора Марте Ройбер-Иске.

В послевоенное время рисунки и письма Ройбера были опубликованы и получили в Германии широкую известность. А его «Сталинградская Мадонна» стала символом покаяния, прощения и надежды. Ведь если бы командир 6-й армии Фридрих Паулюс принял бы предложение советского командования сдаться, то удалось бы спасти десятки тысяч жизней немецких и советских солдат. Но высокомерные немецкие генералы поначалу даже не допускали и мысли о капитуляции. Только оказавшись в январе 1943 года запертым в подвале сталинградского ЦУМа (своём последнем логове), Паулюс смог посмотреть правде в лицо. Выбор был невелик. Гитлер ждал от своего верного фельдмаршала самоубийства, но тот, обрёкший на смерть сотни тысяч своих солдат, приказывавший расстреливать советских парламентёров, внезапно понял, что больше всего он хочет жить – пусть в плену, но жить.

В 1944 году фельдмаршал Паулюс в советском плену присоединится к движению немецких офицеров «Свободная Германия» и подпишет заявление к немецкому народу: «Для Германии война проиграна. Германия должна отречься от Адольфа Гитлера и установить новую государственную власть, которая прекратит войну и создаст нашему народу условия для дальнейшей жизни и установления мирных, даже дружественных отношений с нашими теперешними противниками». На Нюрнбергском процессе Паулюс выступит как свидетель, приводя факты, обличавшие главарей фашистского рейха. По странному стечению обстоятельств он умрёт в Дрездене в 1957 году – в очередную годовщину разгрома немецких войск в Сталинграде.

А вот Курт Ройбер так и не дожил до окончания войны.

2 февраля 1943 года он, как и все остальные выжившие в «котле» солдаты 6-й армии вермахта, сдался в советский плен. Его направили в лагерь НКВД № 97 в районе Елабуги (это в 215 километрах к востоку от Казани). Ройбер попал туда сильно ослабевшим, с подорванным голодом и морозами здоровьем. Он перенес сыпной тиф и страдал хроническим воспалением среднего уха.

Под Елабугой 20 января 1944 года Курт Ройбер и умер. Ему было 38 лет.

Фигурка Богоматери с младенцем, сделанная по рисунку Курта Ройбера Медиапроект s-t-o-l.com

Фигурка Богоматери с младенцем, сделанная по рисунку Курта Ройбера

Впрочем, не он один: из 91 тысячи сдавшихся в плен солдат 6-й армии в Германию вернулось только 5 тысяч немцев – остальные пленные скончались от голода и бушевавшей в стране эпидемии сыпного тифа.

Дети пастора Ройбера узнали о смерти отца только в 1956 году.

В 1983 году дочь пастора Уте Толькмитт передала икону «Сталинградской Мадонны» в дар берлинской церкви поминовения Кайзера Вильгельма. Позже её освятили иерархи трёх городов Европы: архиепископ Вольский и Саратовский Пимен (Хмелевский) и церковные представители городов, переживших во время Второй мировой массированные бомбардировки, – английского Ковентри (побратима Волгограда) и немецкого Берлина.

Ныне же в городе-герое на Волге в одном из местных храмов хранится копия иконы Ройбера. Такая же подарена немецкой стороной англиканскому собору в Ковентри.

s-t-o-l.com

Gaudete.ru | Сталинградская Мадонна

На углу Пражской и Коммунистической улиц в Волгограде, в окружении советских пятиэтажек, стоит возведенная еще в конце XIX века католическая церковь св. Николая. В алтарной части храма, под распятием установлен резной образ «Сталинградской» Божией Матери. Это копия с рисунка, написанного немецким пастором Куртом Ройбером. Нередко этот образ называют Богоматерью Примирения. 

Курт Ройбер, офицер медицинской службы 16-й танковой дивизии, входившей в состав 6-й армии под командованием генерала Фридриха Паулюса, был человеком непростой судьбы. Он родился в крестьянской семье, изучал богословие, был рукоположен в пасторы и служил в деревенской церквушке в Вихманхаузен. Еще учась в университете, он близко познакомился с философом, богословом и врачом, будущим Нобелевским лауреатом  Альбертом Швейцером. Именно под его влиянием Ройбер увлекся медициной и не только получил диплом врача, но и защитил докторскую диссертацию на тему «Этика врачующего сословия». С этого момента день пастора Курта Ройбера был разделен пополам: утром больница, вечером служба в церкви. Тут надо добавить еще и замечательные способности к рисованию, которые он развивал с детства. Богослов, врач, художник, отец троих детей… Вместе с тем, утверждают, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных. В проповедях он порой критиковал власти, а однажды, в период расцвета гонений на евреев, отправился в соседний город, чтобы демонстративно посетить еврейского портного и заказать у него новый костюм.

kurt_05

Гляда на фотографии этого улыбающегося шутника, сложно понять, что занесло его в поля России. Пишут, что он был призван в армию в качестве военврача в 1939 году. Работая в госпиталях и санитарных поездах, он прошёл Румынию, Болгарию, Грецию. Был ранен. После возвращения из госпиталя, летом 1941 года был отправлен в СССР. За его плечами были операция «Барбаросса», Киевская операция… Работал на оккупированной территории, в свободное время рисовал местное население. 150 графических портретов он привез домой во время отпуска. К августу 1942 года военврач Ройбер вместе со своей 16-й танковой дивизией оказался в Сталинграде.

Все эти фронтовые письма, как и рисунки Курта Ройбера бережно хранятся в доме его дочери Уте Толкимитт.  Он писал своей жене: «Мы ведём крестовый поход без креста… За год участия в русской войне становишься объективнее и справедливее в оценках. Я познакомился с прекрасными людьми. Сколько потоков крови и слёз, террора души и тела прокатилось через эту страну».

К декабрю положение немецких войск было фатальным. Армия генерала Паулюса уже находилась в окружении и безуспешно пыталась порвать кольцо. Многие понимали, что дело движется к полному разгрому, надежд никаких. Тем временем приближалось Рождество.

«Кто-то из солдат спросил меня, могу ли я нарисовать для них картину к Рождеству», — писал Ройбер своей жене. — «Когда я начал рисовать ее, из отдельных линий и штрихов стало складываться единое целое. Она стала выглядеть и как фреска, и как скульптура. На картине мать с ребенком склонили друг ко другу головы, укрытые одним большим полотном ткани. Когда открылась дощатая дверь моего бункера, и мои товарищи вошли внутрь, они остановились как зачарованные, потрясенные и благоговейно молчали, стоя над картиной, висящей на глинобитной стене. Под самой картиной горел огонек на вбитом в стену полене. Все торжество, вся светлая радость Рождества засияли в этой иконе».

 Die Stalingrad-Madonna

Написанную углем на обратной стороне трофейной советской карты Богоматерь, военврач окружил надписями: «Свет. Жизнь. Любовь. Рождество в котле. Крепость Сталинград».

В рождественскую ночь самой исполняемой была песня «Тихая ночь, святая ночь». Солдаты хриплыми голосами распевали ее в своих землянках при свете заранее припасенных свечных огарков. На генерала Штрекера, объезжавшего передовые позиции, это произвело впечатление. «Здесь, в пекле войны, звучит «Тихая ночь». Вот что значит настоящее солдатское братство!» — записал он в своем дневнике.

Впрочем, благочестивой картинки «Рождество в окопах» не получится. Даже пастор не совершал праздничного богослужения. Вместе с другими медиками он распил последнюю бутылку шампанского «за всех, кого любим». Но даже пригубить из бокалов не удалось. Как пишет Ройбер,  в непосредственной близости от них разорвались бомбы. Курт, схватив докторскую сумку выскочил наружу. Вскоре украшенный рождественскими венками бункер превратился в лазарет, куда затащили всех пострадавших. Ройбер писал: «Один из них был ранен в голову, и я уже ничего мог сделать для него. Он был одним из тех, кто праздновал вместе с нами, но должен был отправиться на дежурство. Выходя он пообещал, что еще споет с нами. Но уже через несколько минут он был мертв. Все еще длится рождественская ночь, но как вокруг много печали».

В последующие недели положение немецких войск ухудшилось. 13 января 1943 года «Сталинградская Мадонна» была вывезена из окружения на последнем самолёте в руках тяжелораненого командира подразделения Вильгельма Гроссе. Землянка, в которой была нарисован образ Богородицы, была уничтожена через неделю прямым попаданием бомбы.

Вскоре советские войска заняли Сталинград. Из более 300 тысяч солдат 6 армии, попавшей в окружение, 90 тысяч выживших попали в плен. Среди них был и Ройбер. Он был отправлен в лагерь для военнопленных в Селе Оранки, обустроенный в бывшем Оранском Богородицком монастыре.

plen2

«Военнопленных стали перебрасывать сюда после Сталинградской битвы, — рассказывает директор оранской сельской библиотеки Татьяна Ковалева. — Первоначально это были немцы, венгры, румыны, итальянцы, испанцы, бельгийцы и даже французы. Старики из нашего села рассказывали, что многие из прибывших зимой 1943 года, были страшно обморожены, истощены и основательно изъедены ядреной солдатской вошью. Немудрено, что пленных повели в баню. Когда им дали приказ раздеваться, пленные неожиданно стали один за другим падать на колени, рыдать и молить о пощаде. Оказывается, они решили, что их собираются вести в газовые камеры!»

В лагерной больнице медики проводили многочисленные операции по ампутированию обмороженных конечностей. Лагерное начальство разрешало пленным врачам попытаться спасти других военнопленных. Врачевал ли Курт Ройбер неизвестно. Но именно здесь он заболел сыпным тифом.  Выздоровел и даже был переведен в лагерь в Елабугу, но там впал в кому и умер 20 января 1944 года. Незадолго до своей смерти Ройбер переслал в Германию своей семье свой последний рисунок — «Мадонна военнопленных».

«Сталинградская Мадонна» долгие годы хранилась в семье пастора и врача в Вихманхаузене. 26 августа 1983 года, по просьбе Федерального президента Германии Карла Карстенса, образ был передан в Мемориальную церковь кайзера Вильгельма в Берлине. Этот храм был разрушен в результате бомбового налёта союзников в ноябре 1943 года. В середине церковь отстроили, оставив нетронутыми руины колокольни, и она стала своеобразным мемориалом разрушения и созидания.

37cdd865125c465b38547384215

В 1990 году «Сталинградская Мадонна» была освящена иерархами трех христианских конфессий из трёх европейских городов, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятелем англиканского собора в Ковентри, лютеранским епископом из Берлина и православным епископом Сраратовским и Волгоградским Пименом (Хмелевским).

Спустя три года бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, подарили местному приходу резную копию Сталинградской Мадонны.

В этом образе и его истории переплетено много противоречий. Странным образом слились воедино Сталин и Богородица, страдающие нацисты и бравые красноармейцы, лютеране, православные, англикане… Может не случайно волгоградские католики почитают ее, как икону «Девы Марии Примирения».

Михаил Фатеев

Михаил Фатеев

Режиссер, продюсер, журналист. Отец троих детей.

gaudete.ru

Сталинградская мадонна / История / Независимая газета

история, сталинград, война Мадонна Курта Ройбера. Фото предоставлено автором

«Над заметенными следами погибших, умерших с голоду, замерзших немецких солдат никогда не станет крест, не будет водружен надгробный камень». Эти строки о сокрушительном для захватчиков финале Сталинградской битвы позднее написал генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. По его словам, осталась только память о непередаваемых страданиях и смерти.

Таким был конец для одной из лучших в германском вермахте 6-й армии, которой командовал генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс. Беспримерная по масштабам, ожесточенности и военно-политическим последствиям Сталинградская битва 2 февраля 1943 года завершилась полной победой советских войск.

Те из солдат 6-й армии Паулюса, кто, пройдя через плен, вернулся домой и дожил до наших дней, рассказывают о видении, посетившем их в ночь на Рождество 1942 года. Там, в сталинградском «котле», в траншеях и занесенных снегом землянках, перед их взором предстала икона Божией Матери. Изможденные холодом и голодом, охваченные чувством обреченности люди поначалу восприняли ее как мистическое видение, а кое-кто из офицеров решил, что это галлюцинация.

Но икона действительно была. По просьбе своих ослабевших «камераден» ее создал военный врач из 16-й танковой дивизии Курт Ройбер. Это был интеллигент, широко образованный человек: доктор, художник, теолог. В дивизии он выполнял еще и обязанности пастора. На обороте русской географической карты для школьников Ройбер нарисовал Богоматерь со спящим маленьким Иисусом. Дева Мария держит младенца на руках, бережно прижимая его к себе, чтобы согреть. По периметру нарисованной углем иконы надпись: «Свет, жизнь, любовь. Рождество в «котле». Крепость Сталинград, 1942». Позднее икону Ройбера стали называть «Сталинградская мадонна».

Но еще до того, как сослуживцы попросили Курта нарисовать икону, он как пастор внутренне уже был готов к этому, видя не только их лишения, но и страдания местного населения. «Я постоянно всматриваюсь в их лица, – делился своими чувствами Ройбер в письмах родным. – Русский человек во всем остается для меня загадкой. Постоянно оказываешься перед славянской душой как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму».

Ройбер воспринимал душой молитвы мирных жителей о спасении. В молитвах же пастора, по воспоминаниям немецких ветеранов, звучала мысль о том, чтобы человечество научилось различать добро и зло. Но когда он приступил к написанию «Мадонны», о спасении пришлось молиться уже его соотечественникам. Кольцо окружения в Сталинграде вокруг 6-й армии неумолимо сжалось. Танковые соединения под командованием генерал-полковника Германа Гота попытались прорвать советское кольцо и деблокировать окруженную группировку Паулюса. Но в ходе проведенных советскими войсками Котельниковской и Среднедонской операциях были не только остановлены, но и далеко отброшены. 23 декабря 1942 года, в канун католического Сочельника, надежда на помощь извне рухнула.

Поначалу Ройбер вывесил свое творение в своем блиндаже. Вот как он сам отозвался о реакции сослуживцев: «Когда открылась дверь и вошли мои товарищи, они остановились как вкопанные в благоговейном молчании, пораженные висящей на глиняной стене картиной, под которой горел огонек на вбитом в земляную стену полене. Весь рождественский праздник прошел под впечатлением рисунка и слов, обрамляющих его: свет, жизнь, любовь».

Блиндаж, где находилась «Мадонна», стал местом паломничества немецких солдат. А затем врач и священник Ройбер стал обходить с иконой другие промерзшие солдатские блиндажи, чтобы таким образом подбодрить их перед Рождеством.

Казалось бы, позднее для десятков тысяч пленных немецких солдат армии Паулюса уже было не до иконы Ройбера. Последние из них вернулись в послевоенный фатерланд только в 1956 году. Но все эти годы о ней помнили, говорили в лагерных бараках долгими зимними вечерами. Сам же автор «Сталинградской мадонны» тоже оказался в советском плену. Его направили в лагерь НКВД № 97 в районе Елабуги. Это небольшой старинный город в Татарии, окруженный лесами, на правом берегу Камы, в 215 км к востоку от Казани. Там, под Елабугой, 20 января 1944 года Курт Ройбер умер. Но сохранился автопортрет Ройбера (его фотокопия есть в моей коллекции).

А главное, сохранилась сама «Сталинградская мадонна». Друг Курта Ройбера, получивший ранение, в числе других раненых офицеров был эвакуирован из Сталинграда. Он-то и вывез икону из сталинградского «котла» на последнем самолете в Германию. В 1983 году родственники Ройбера передали ее берлинской Протестантской церкви Кайзера Вильгельма. Она известна как Храм поминовения. Икона Курта Ройбера признана канонической. Ее освятили церковные иерархи трех городов Европы: архиепископ Вольский и Саратовский Пимен и церковные представители городов, серьезно пострадавших во время Второй мировой войны: английского Ковентри (побратима Волгограда) и немецкого Берлина.

Недавно в Германии побывали школьники волгоградской гимназии № 9. Поездка состоялась в рамках российско-германского проекта «Искусство в окопах». Волгоградские школьники со знанием дела рассказали немецким сверстникам о «Сталинградской мадонне». Ее копия находится в волгоградском католическом храме Святого Николая. Ее подарили храму бывшие солдаты вермахта, приезжавшие в город на Волге из Австрии. Зашла речь и о картине местного художника Владислава Коваля, посвященной иконе Ройбера. На ней изображены четверо согбенных, осунувшихся немецких солдат в окопе. Двое в касках, двое других обмотаны платками. Склоненная над Иисусом Дева Мария очерчена кругом, который источает свет. Это свет жизни, надежды и мира.

nvo.ng.ru

Сталинградская мадонна | Александро-Невский вестник

Рисунок Богоматери, сделанный немецким священником и врачом Куртом Ройбером накануне Рождества 1942 года в сталинградском блиндаже, стал после войны известным всему миру символом покаяния, прощения и примирения, победы человеческого в человеке.Уже после войны этот рисунок, разойдясь по всему миру, получил название «Сталинградская Мадонна».

Сталинград, мороз, темнота. Той рождественской ночью – с 24 на 25 декабря 1942 г. – врач Курт Ройбер развернул перед собой в землянке русскую школьную географическую карту. Его не интересовали русские земли – он повернул карту чистой стороной. Тусклая лампа мерцала над белым бумажным полем – белым, как та бескрайняя, жгучая и зимой, и летом сталинградская степь, в которую занесла его судьба. Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. Раненые попросили доктора, чтобы он нарисовал им в подарок рождественскую картинку.

Доктор Курт взял в руку кусок угля, поднес его к белому листу. Что может произойти в маленькой холодной землянке от соприкосновения угля и бумаги? Свершилось чудо. Появился на свет рисунок Богоматери. Ему выпала судьба стать иконой, которую назовут «Сталинградской Мадонной».

Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Ее материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет.

В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь – знак свыше. Но именно 25 декабря 1942 г. стало днем, когда ловушка захлопнулась. Армия Паулюса согласно приказу немецкого командования начиная с 19 декабря пыталась в последний раз прорвать окружение русских. Но именно 25 декабря, в католическое Рождество кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось.

Позднее в своих мемуарах фельдмаршал Манштейн напишет о тех событиях: «Чего не могли сделать тягчайшие бои, жестокий голод и лютые морозы русской степи, то довершил советский плен. Такова была судьба этих солдат». Такова оказалась и судьба офицера вермахта, главного врача больничного бункера Курта Ройбера. Он не дотянул даже до конца войны – умер 20 января 1944 г. в плену для военнопленных под Елабугой.Кажется, древние римляне говорили: истина – в конце. Так для чего же явилась и в праздник Рождества «Сталинградская Мадонна», если конец немцев был так близок и так безысходен? Почему не спасла она даже своего автора – фронтового врача Курта Ройбера?

* * *

У Сталинградской битвы, так, казалось бы, хорошо знакомой нам еще по школьным учебникам, есть неизвестное лицо. Сталинградский «котел» – не только сражения, потери и победы, это еще и «варево» эмоций, поиска смысла жизни и смерти.Из этой малоизвестной истории –сохраненные сталинградскими музейными работницами последние письма немцев, которые так и не дошли до их семей. Это отчаянные строки о любви, о жизни и смерти, о Боге: «Иногда я молюсь, иногда думаю о своей судьбе. При этом все представляется мне бессмысленным и бесцельным. Когда и как придет избавление? И что это будет: смерть от бомбы или гранаты? Или болезнь? К тому же мучительные мысли о доме, тоска по родине стали уже болезнью. Как может все это вынести человек? Или все эти страдания – наказание Божие?»

Вот она, еще одна правда Сталинграда.Также мало известно, что в местный музей до сих пор приносят найденные немецкие обручальные кольца, что соскользнули с исхудавших пальцев и потерялись в глубоком снегу той трагической зимой. А их владельцы выводили когда-то отчаянные строки своим любимым: «В начале недели я потерял твое обручальное кольцо. Я искал его, но в таком высоком снегу это бесполезно. Ты можешь себе представить, как тяжело мне тебе в этом признаться». Но вопреки этому отчаянию сталинградская земля хранит кольца погибших и по сей день.

Судьба Курта Ройбера – из той же неизвестной истории. Как оказался на священнике мундир?

Родился он в 1906 г. в религиозной лютеранской семье. Учился теологии в Марбурге, стал священником в деревенской церквушке в Вихмансхаузене.Судьба свела его с Альбертом Швейцером, необыкновенным человеком – выдающимся мыслителем, музыковедом, врачом и миссионером. По совету Швейцера деревенский священник стал изучать медицину. Накануне войны, в 1938-м, получил степень доктора медицины – его научным интересом стала этика врачебного дела. Как и его наставник, Курт Ройбер увлекался вопросами этики и истории культуры. В последние годы перед войной у него открылся еще один дар – художника. В общем, его жизнь била ключом: священник, врач, художник, философ, деятельный, сильного духа счастливый человек, отец трех детей.Неудивительно, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных. Как пастор Ройбер читал проповеди, в которых открыто критиковал национал-социализм. Каким чудом удалось ему избежать участи своих коллег-священников – немецкого концлагеря, неизвестно.

В России Курт Ройбер продолжал идти своими путями. Он рисовал русских женщин, стариков, детей.«Я постоянно всматриваюсь в их лица, – делился своими чувствами Ройбер в письмах родным. – Русский человек во всем остается для меня загадкой. Постоянно оказываешься перед славянской душой как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму». «Каждое лицо для него было прозрачным,» – скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений «людей Востока». Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. И продолжал оставаться для всех вне зависимости от вероисповедания священником. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

Пришло время – и Курт Ройбер с однополчанами оказался в окопах Сталинграда в кольце смерти. Он писал домой: «Мы зарылись глубоко в землю, которую так бесконечно любим. Все остальное, я знаю, зависит от судьбы.»Умер Курт Ройбер 38 лет от роду. Истина – в конце. Но, собственно, что считать финалом? Ведь рисунки Курта выжили. Тяжело раненный друг Курта вывез их из России. Он спасся на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского «котла».

«Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме в центре Берлина. В 1990 г. ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Волгоградский и Саратовский.

А спустя много лет после Сталинградской битвы свершилось еще одно чудо. В 1993 г. бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, привезли городу в подарок копию «Сталинградской Мадонны». Они случайно узнали о том, что в Волгограде католическая община пытается восстановить католический храм. Кому-то из австрийцев пришла в голову идея помочь восстановить костел и сделать в нем «Сталинградскую Божью Матерь» центральной иконой.

Публикуется в сокращении

Елена СеренкоВолгоград, http://www.ng.ru/

anvestnik.ru

Сталинградская мадонна | Авва

Икона, написанная в России немецким священником и врачом, стала символом примирения

Елена Серенко

Cталинград, мороз, темнота. Той рождественской ночью — с 24 на 25 декабря 1942 г. — врач Курт Ройбер развернул перед собой в землянке русскую школьную географическую карту.

Его не интересовали русские земли — он повернул карту чистой стороной. Тусклая лампа мерцала над белым бумажным полем — белым, как та бескрайняя, жгучая и зимой, и летом сталинградская степь, в которую занесла его судьба. Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. Раненые попросили доктора, чтобы он нарисовал им в подарок рождественскую картинку.

Доктор Курт взял в руку кусок угля, поднес его к белому листу… Что может произойти в маленькой холодной землянке от соприкосновения угля и бумаги? Свершилось чудо. Появился на свет рисунок Богоматери. Ему выпала судьба стать иконой, которую назовут «Сталинградской Мадонной».

Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Ее материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри мистического круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет.

В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь — знак свыше, посылаемое небесами спасение. Но по злой ли иронии судьбы или согласно приговору истории, обжалованию не подлежащему, именно 25 декабря 1942 г. стало днем, когда ловушка захлопнулась. Армия Паулюса согласно приказу немецкого командования начиная с 19 декабря пыталась в последний раз прорвать окружение русских. Но именно 25 декабря, в католическое Рождество, капкан захлопнулся — кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось.

Позднее в своих мемуарах фельдмаршал Манштейн напишет о тех событиях: «Чего не могли сделать тягчайшие бои, жестокий голод и лютые морозы русской степи, то довершил советский плен. Такова была судьба этих солдат…» Такова оказалась и судьба офицера вермахта, главного врача больничного бункера Курта Ройбера. Он не дотянул даже до конца войны — умер 20 января 1944 г. в плену для военнопленных под Елабугой.

Кажется, древние римляне говорили: истина — в конце. Так для чего же явилась и в праздник Рождества «Сталинградская Мадонна», если конец немцев был так близок и так безысходен? Почему не спасла она даже своего автора — фронтового врача Курта Ройбера?

* * *

У Сталинградской битвы, так, казалось бы, хорошо знакомой нам еще по школьным учебникам, есть неизвестное лицо. Сталинградский «котел» — не только сражения, потери и победы, это еще и «варево» эмоций, поиска смысла жизни и смерти.

Из этой малоизвестной истории — сохраненные сталинградскими музейными работницами последние письма немцев, которые так и не дошли до их семей. Это отчаянные строки о любви, о жизни и смерти, о Боге: «Иногда я молюсь, иногда думаю о своей судьбе. При этом все представляется мне бессмысленным и бесцельным. Когда и как придет избавление? И что это будет: смерть от бомбы или гранаты? Или болезнь? К тому же мучительные мысли о доме, тоска по родине стали уже болезнью. Как может все это вынести человек? Или все эти страдания — наказание Божие?»

Вот она, еще одна правда Сталинграда.

Также мало известно, что в местный музей до сих пор приносят найденные немецкие обручальные кольца, что соскользнули с исхудавших пальцев и потерялись в глубоком снегу той трагической зимой. А их владельцы выводили когда-то отчаянные строки своим любимым: «В начале недели я потерял твое обручальное кольцо… Я искал его, но в таком высоком снегу это бесполезно. Ты можешь себе представить, как тяжело мне тебе в этом признаться». Но вопреки этому отчаянию сталинградская земля хранит кольца погибших и по сей день.

Судьба Курта Ройбера — из той же неизвестной истории. Как оказался на священнике мундир?

Родился он в 1906 г. в религиозной лютеранской семье. Учился теологии в Марбурге, стал священником в деревенской церквушке в Вихмансхаузене.

Судьба свела его с Альбертом Швейцером, необыкновенным человеком — выдающимся мыслителем, музыковедом, врачом и миссионером. По совету Швейцера деревенский священник стал изучать медицину. Накануне войны, в 1938-м, получил степень доктора медицины — его научным интересом стала этика врачебного дела. Как и его наставник, Курт Ройбер увлекался вопросами этики и истории культуры. В последние годы перед войной у него открылся еще один дар — художника. В общем, его жизнь била ключом: священник, врач, художник, философ, деятельный, сильного духа счастливый человек, отец трех детей.

Неудивительно, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных. Как пастор Ройбер читал проповеди, в которых открыто критиковал национал-социализм. Однажды он устроил скандал на всю округу, отправясь в соседнюю большую общину, где демонстративно примерял костюм у еврея-портного. Каким чудом удалось ему избежать участи своих коллег-священников — немецкого концлагеря, неизвестно.

В России Курт Ройбер продолжал идти своими путями. Он рисовал русских женщин, стариков, детей. «Каждое лицо для него было прозрачным…» — скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений «людей Востока». Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. И продолжал оставаться для всех вне зависимости от вероисповедания священником. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

Пришло время — и Курт Ройбер с однополчанами оказался в окопах Сталинграда в кольце смерти. Он писал домой: «Мы зарылись глубоко в землю, которую так бесконечно любим. Все остальное, я знаю, зависит от судьбы…»

Но и в плену Ройбер не терял присутствия духа. Здесь он нарисовал еще одну Деву Марию — «Мадонну заключенную». Она так же крепко держит в руке дитя, но как изменился ее лик! Это изможденное страданием лицо рано постаревшей женщины, глаза, полные ужаса…

Умер Курт Ройбер 38 лет от роду. Истина — в конце. Но, собственно, что считать финалом? Ведь рисунки Курта выжили. Тяжело раненный друг Курта вывез их из России. Он спасся на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского «котла».

«Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме в центре Берлина. В 1990 г. ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Волгоградский и Саратовский.

А спустя много лет после Сталинградской битвы свершилось еще одно чудо. В 1993 г. бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, привезли городу в подарок копию «Сталинградской Мадонны». Они случайно узнали о том, что в Волгограде католическая община пытается восстановить католический храм. И сколько бы длиться в наши нестабильные и безденежные времена этому восстановлению… Кому-то из австрийцев пришла в голову идея помочь восстановить костел и сделать в нем «Сталинградскую Божью Матерь» центральной иконой.

...Новый костел недавно открылся. Он очень красивый. Сколько на это потребовалось средств! Нынешний настоятель костела польский ксенз Антоний пошутил по этому поводу: «Таких денег нет даже у новых русских…»

У отца Антония есть заветная мечта. Он хочет переименовать «Сталинградскую Мадонну», считая, что это название наводит на воспоминания о битве и Сталине, а не приближает к Спасителю и Его Матери. Отец-настоятель мечтает назвать икону «Богородица Примирения».

Отец Антоний часто задумывается о своей судьбе: почему он оказался здесь, в России, в костеле, бывшую территорию которого сегодня неумолимо разрезала улица Коммунистическая?.. И пытается объяснить это для себя: «Наверное, меня призвала сюда кровь тех 150 католических священников, которые умерли в России мученической смертью после коммунистической революции…»

Так или иначе, он делает то, что угодно Богу: смиренно служит рядом со «Сталинградской Мадонной» — Матерью Примирения и Прощения.

Волгоград

Источник: Независимая газета

на Ваш сайт.

svavva.ru

Сталинградская мадонна / Стиль жизни / Независимая газета

CТАЛИНГРАД, мороз, темнота. Той рождественской ночью - с 24 на 25 декабря 1942 г. - врач Курт Ройбер развернул перед собой в землянке русскую школьную географическую карту. Его не интересовали русские земли - он повернул карту чистой стороной. Тусклая лампа мерцала над белым бумажным полем - белым, как та бескрайняя, жгучая и зимой, и летом сталинградская степь, в которую занесла его судьба. Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. Раненые попросили доктора, чтобы он нарисовал им в подарок рождественскую картинку.

Доктор Курт взял в руку кусок угля, поднес его к белому листу┘ Что может произойти в маленькой холодной землянке от соприкосновения угля и бумаги? Свершилось чудо. Появился на свет рисунок Богоматери. Ему выпала судьба стать иконой, которую назовут "Сталинградской Мадонной".

Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Ее материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри мистического круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет.

В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь - знак свыше, посылаемое небесами спасение. Но по злой ли иронии судьбы или согласно приговору истории, обжалованию не подлежащему, именно 25 декабря 1942 г. стало днем, когда ловушка захлопнулась. Армия Паулюса согласно приказу немецкого командования начиная с 19 декабря пыталась в последний раз прорвать окружение русских. Но именно 25 декабря, в католическое Рождество, капкан захлопнулся - кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось.

Позднее в своих мемуарах фельдмаршал Манштейн напишет о тех событиях: "Чего не могли сделать тягчайшие бои, жестокий голод и лютые морозы русской степи, то довершил советский плен. Такова была судьба этих солдат┘" Такова оказалась и судьба офицера вермахта, главного врача больничного бункера Курта Ройбера. Он не дотянул даже до конца войны - умер 20 января 1944 г. в плену для военнопленных под Елабугой.

Кажется, древние римляне говорили: истина - в конце. Так для чего же явилась и в праздник Рождества "Сталинградская Мадонна", если конец немцев был так близок и так безысходен? Почему не спасла она даже своего автора - фронтового врача Курта Ройбера?

* * *

У Сталинградской битвы, так, казалось бы, хорошо знакомой нам еще по школьным учебникам, есть неизвестное лицо. Сталинградский "котел" - не только сражения, потери и победы, это еще и "варево" эмоций, поиска смысла жизни и смерти.

Из этой малоизвестной истории - сохраненные сталинградскими музейными работницами последние письма немцев, которые так и не дошли до их семей. Это отчаянные строки о любви, о жизни и смерти, о Боге: "Иногда я молюсь, иногда думаю о своей судьбе. При этом все представляется мне бессмысленным и бесцельным. Когда и как придет избавление? И что это будет: смерть от бомбы или гранаты? Или болезнь? К тому же мучительные мысли о доме, тоска по родине стали уже болезнью. Как может все это вынести человек? Или все эти страдания - наказание Божие?"

Вот она, еще одна правда Сталинграда.

Также мало известно, что в местный музей до сих пор приносят найденные немецкие обручальные кольца, что соскользнули с исхудавших пальцев и потерялись в глубоком снегу той трагической зимой. А их владельцы выводили когда-то отчаянные строки своим любимым: "В начале недели я потерял твое обручальное кольцо┘ Я искал его, но в таком высоком снегу это бесполезно. Ты можешь себе представить, как тяжело мне тебе в этом признаться". Но вопреки этому отчаянию сталинградская земля хранит кольца погибших и по сей день.

Судьба Курта Ройбера - из той же неизвестной истории. Как оказался на священнике мундир?

Родился он в 1906 г. в религиозной лютеранской семье. Учился теологии в Марбурге, стал священником в деревенской церквушке в Вихмансхаузене.

Судьба свела его с Альбертом Швейцером, необыкновенным человеком - выдающимся мыслителем, музыковедом, врачом и миссионером. По совету Швейцера деревенский священник стал изучать медицину. Накануне войны, в 1938-м, получил степень доктора медицины - его научным интересом стала этика врачебного дела. Как и его наставник, Курт Ройбер увлекался вопросами этики и истории культуры. В последние годы перед войной у него открылся еще один дар - художника. В общем, его жизнь била ключом: священник, врач, художник, философ, деятельный, сильного духа счастливый человек, отец трех детей.

Неудивительно, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных. Как пастор Ройбер читал проповеди, в которых открыто критиковал национал-социализм. Однажды он устроил скандал на всю округу, отправясь в соседнюю большую общину, где демонстративно примерял костюм у еврея-портного. Каким чудом удалось ему избежать участи своих коллег-священников - немецкого концлагеря, неизвестно.

В России Курт Ройбер продолжал идти своими путями. Он рисовал русских женщин, стариков, детей. "Каждое лицо для него было прозрачным┘" - скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений "людей Востока". Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. И продолжал оставаться для всех вне зависимости от вероисповедания священником. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

Пришло время - и Курт Ройбер с однополчанами оказался в окопах Сталинграда в кольце смерти. Он писал домой: "Мы зарылись глубоко в землю, которую так бесконечно любим. Все остальное, я знаю, зависит от судьбы┘"

Но и в плену Ройбер не терял присутствия духа. Здесь он нарисовал еще одну Деву Марию - "Мадонну заключенную". Она так же крепко держит в руке дитя, но как изменился ее лик! Это изможденное страданием лицо рано постаревшей женщины, глаза, полные ужаса┘

Умер Курт Ройбер 38 лет от роду. Истина - в конце. Но, собственно, что считать финалом? Ведь рисунки Курта выжили. Тяжело раненный друг Курта вывез их из России. Он спасся на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского "котла".

"Сталинградская Мадонна" находится теперь на родине Ройбера, в храме в центре Берлина. В 1990 г. ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Волгоградский и Саратовский.

А спустя много лет после Сталинградской битвы свершилось еще одно чудо. В 1993 г. бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, привезли городу в подарок копию "Сталинградской Мадонны". Они случайно узнали о том, что в Волгограде католическая община пытается восстановить католический храм. И сколько бы длиться в наши нестабильные и безденежные времена этому восстановлению┘ Кому-то из австрийцев пришла в голову идея помочь восстановить костел и сделать в нем "Сталинградскую Божью Матерь" центральной иконой.

...Новый костел недавно открылся. Он очень красивый. Сколько на это потребовалось средств! Нынешний настоятель костела польский ксенз Антоний пошутил по этому поводу: "Таких денег нет даже у новых русских┘"

У отца Антония есть заветная мечта. Он хочет переименовать "Сталинградскую Мадонну", считая, что это название наводит на воспоминания о битве и Сталине, а не приближает к Спасителю и Его Матери. Отец-настоятель мечтает назвать икону "Богородица Примирения".

Отец Антоний часто задумывается о своей судьбе: почему он оказался здесь, в России, в костеле, бывшую территорию которого сегодня неумолимо разрезала улица Коммунистическая?.. И пытается объяснить это для себя: "Наверное, меня призвала сюда кровь тех 150 католических священников, которые умерли в России мученической смертью после коммунистической революции┘"

Так или иначе, он делает то, что угодно Богу: смиренно служит рядом со "Сталинградской Мадонной" - Матерью Примирения и Прощения.

Волгоград

www.ng.ru