Полки нового строя: возрождение русской армии. Создание полков нового строя


Полки нового строя: возрождение русской армии

Изматывающие войны на протяжении всего неспокойного 17 века, ослабление воинства и его неспособность защитить государство от вражеских посягательств – все эти причины в совокупности создали необходимые условия для создания другого русского воинства, начало которому положили полки нового строя.

полки нового строя

Начало

Впервые задуматься над созданием новых войск пришлось в сложный и неспокойный период нашей истории – в Смутное время, опаленное страшной угрозой иноземного вторжения. В этот период раздоров иностранные легионеры нанимались в отряды ополченцев для борьбы с польским войском. Именно тогда Михаил Скопин-Шуйский, искренне пораженный слаженными грамотными действиями шведской пехоты, стойко отражающей атаки польских гусар, принял решение организовать войско по иноземному образцу – нидерландскому и шведскому. Полки нового строя, состоявшие в своей основе из ополченцев-крестьян, были собраны в Новгороде и насчитывали 18 тысяч человек. Обучал их грамотному владению оружием бельгиец Христиер Сомме, акцентируя внимание на тактике борьбы с кавалерией, в которой ряд пикинеров прикрывал мушкетеров с пищалями – основным оружием того времени.

Первые успехи

Даже наспех обученные, полки нового строя в сентябре 1609 года одержали несколько весомых побед над поляками: прорвали блокаду Москвы и вернули несколько городов, отбросив войска захватчиков назад. Но Смутное время внесло коррективы в дальнейшие события. После отравления Скопина-Шуйского войско разбрелось.полки нового строя при алексее михайловичеТак окончилась пробная удачная организация полков по иноземному образцу.

Вторая попытка

Стратегическая необходимость возврата Смоленска, отданного полякам, и возрождения сильной боеспособной армии стала очередным толчком к созданию новых полков в 1630 году. Приступившие к этому нелегкому делу шведские и голландские специалисты к концу 1631 года сформировали 2 полка, в каждом из которых числилось по 1600 человек. Изначально комплектование полков планировалось производить из детей беспоместных бояр, но те не интересовались пехотной службой, и было решено принимать в войско казаков и детей стрельцов.

Командование полками осуществляли в основном иностранные начальные люди. Каждый полк, состоявший из 8 рот, находился под управлением полковника, подполковника, майора и пяти капитанов. В роте насчитывалось 200 солдат, из которых 120 были мушкетёрами и 80 - пикинерами. Численность полков быстро росла: к началу 1632 года их было уже 6 (9 тысяч человек).

С середины 1632 года началось создание первого рейтарского полка из боярских и дворянских детей, численность которого к концу года выросла до 1721 человека.полки нового строя этоВ его составе была впервые организована драгунская рота, а вскоре образован и отдельный драгунский полк, состоящий из 12 рот. Полки нового строя в период 1632-1634 гг. представляли собой костяк войска, было создано 10 боеспособных частей численностью 17 тысяч человек. Они смело воевали, были храбры и отчаянны, героически проявив себя в сражениях с превосходящими силами противника, но победить в войне Россия не смогла. И по окончании боевых действий полки нового строя были распущены. Вторая попытка организации войска тоже удалась только наполовину.

Третий этап

По прошествии нескольких лет, в 1638 году, правительством было возобновлено формирование частей нового образца для охраны границ юга России. Руководил подготовкой войск, располагающихся в Новгородском разряде, роялист и генерал, англичанин Томас Далейль.

Формирование полков обусловило проведение принудительного набора даточных людей, служивших с весны до осени, а на зиму распускавшихся по домам. Такая практика себя не оправдала: сказался недостаточный уровень обучения, связанный с большими отпусками. Поэтому в 1643-1648 годах была проведена национализация некоторых южных сёл и деревень, а крестьян записали в драгуны.

Военная реформа Алексея Михайловича

полки нового строя в период 1632 1634 гг

Середина 17 века в России ознаменовалась исключительно важным для страны событием – по указу царя Алексея Михайловича началось кардинальное реформирование армии: усиление лучших частей старого строя – элитной московской поместной конницы, московских стрельцов и пушкарей, а также создание боевых частей по подобию уже проявивших свое воинское умение полков.

В условиях Русско-польской войны 1654-1667 гг. именно эти соединения стали крепкой основой вооруженных сил страны. Полки нового строя при Алексее Михайловиче – это солдатские и драгунские части, скомплектованные из даточных людей, рекрутированных на пожизненную службу. Была введена общегосударственная повинность.

Рейтарские полки формировались не только из даточных, но и из обедневших или беспоместных дворян, казачьих и боярских детей. Дворянские сотни в полном составе переводились в рейтарский строй. Стратегически важным ходом стало выделение из состава рейтар конных копейщиков — гусар. Шведский опыт в ведении боевых действий и оснащении воина был безмерно полезен, сказалось сходство русской и шведской конниц. Безупречная выучка и великолепное снаряжение гусар выгодно отличали эти соединения в среде русской конницы.

Гордость России

Полки нового строя в сер. 17в. формировались под руководством хорошо подготовленного офицерского состава.полки нового строя в сер 17в формировалисьВо время войны было набрано и обучено не менее ста тысяч воинов, доказавших состоятельность идеи создания подобных боевых соединений. К концу века полки нового строя – это уже лучшая часть войск, образовавшая в дальнейшем основу регулярной победоносной русской армии.

fb.ru

ПОЛКИ НОВОГО СТРОЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПОЛКИ НОВОГО СТРОЯ (пол­ки ино­зем­но­го строя) - во­ин­ские час­ти русской ар­мии XVII века, сфор­ми­ро­ван­ные на но­вой ор­га­ни­за­ци­он­ной ос­но­ве (вме­сто де­ся­тич­ной сис­те­мы вве­де­на рот­ная ор­га­ни­за­ция) в хо­де во­енной ре­фор­мы 1630-1632 годов, наи­бо­лее пол­но от­ве­чав­шие так­тическим тре­бо­ва­ни­ям сво­его вре­ме­ни.

Хо­тя полки нового строя не яв­ля­лись по­сто­ян­ным вой­ском, но в них от­чёт­ли­во про­смат­ри­ва­лись эле­мен­ты ре­гу­ляр­но­сти, за­ло­жив­шие пред­по­сыл­ки для соз­да­ния национальной ре­гу­ляр­ной ар­мии. Полки нового строя фор­ми­ро­ва­лись с учё­том опы­та ор­га­ни­за­ции на­ём­ных западно-ев­ропейских ар­мий. По срав­не­нию с по­ме­ст­ным вой­ском они име­ли бо­лее чёт­кую струк­ту­ру, од­но­об­раз­ное воо­ру­же­ние и фор­му оде­ж­ды, оп­ре­де­лён­ную сис­те­му ие­рар­хии ко­манд­но­го со­ста­ва, про­хо­ди­ли сис­те­ма­тическое во­енное обу­че­ние. Впер­вые в русской ар­мии для полков нового строя вве­ли во­ин­ские зва­ния, со­от­вет­ст­во­вав­шие оп­ре­де­лён­ным штат­ным долж­но­стям, что упо­ря­до­чи­ло во­про­сы под­чи­нён­но­сти и чёт­ко рег­ла­мен­ти­ро­ва­ло долж­но­ст­ные обя­зан­но­сти ко­манд­но­го со­ста­ва от кап­ра­ла до пол­ков­ни­ка. Полки нового строя на­хо­ди­лись в ве­де­нии Ино­зем­ско­го при­ка­за (с 1649 года так­же Рей­тар­ско­го при­ка­за), так как зна­чительная часть их ко­манд­но­го со­ста­ва и час­тич­но ря­до­во­го со­став­ля­ли на­ём­ни­ки-ино­стран­цы. В 1630-1632 годы сфор­ми­ро­ва­ли 7 полков нового строя (6 сол­дат­ских и 1 рей­тар­ский). Сол­дат­ский (пехотный) полк чис­лен­но­стью 1,8 тысяч человек со­сто­ял из 8 рот по 200 сол­дат в ка­ж­дой (120 муш­ке­тё­ров и 80 ко­пей­щи­ков (смотреть Пи­ки­нё­ры)) и имел пол­ко­вую ар­тил­ле­рию (6-12 ору­дий ка­либ­ром 1-3 фун­та). Ко­манд­ный со­став, управ­ле­ния пол­ка и рот на­счи­ты­ва­ли 200 человек. Пе­хо­та бы­ла воо­ру­же­на муш­ке­та­ми, копь­я­ми и шпа­га­ми. Рей­тар­ский полк (тя­жё­лая ка­ва­ле­рия) чис­лен­но­стью 2 тысячи человек вклю­чал 12 рот по 167 человек в ка­ж­дой, 1/3 из ко­то­рых со­став­ля­ли ко­пей­щи­ки, 2/3 - рей­та­ры. На воо­ру­же­нии рей­та­ров бы­ли муш­ке­ты, па­ла­ши, из средств за­щи­ты - ме­тал­лические ла­ты; ко­пей­щи­ков - ко­пья и шпа­ги. Ком­плек­то­ва­ние полков нового строя про­во­ди­лось за счёт воль­ных «охо­чих лю­дей» (доб­ро­воль­цев), по­сту­пав­ших на во­енную служ­бу по най­му. Воо­ру­же­ни­ем, в от­ли­чие от по­ме­ст­но­го вой­ска, их обес­пе­чи­ва­ло го­су­дар­ст­во. По­ми­мо жа­ло­ва­нья, ря­до­вым сол­да­там вы­да­ва­лись «кор­мо­вые день­ги». Ко­манд­ный со­став со­сто­ял из дво­рян (смотреть Дво­рян­ст­во) и иностранных на­ём­ни­ков. Все 7 полков нового строя при­ни­ма­ли уча­стие в Смо­лен­ской вой­не 1632-1634 годов (смотреть в статье Рус­ско-поль­ские вой­ны XVII века), про­явив до­воль­но вы­со­кие бое­вые ка­че­ст­ва. В хо­де вой­ны сфор­ми­ро­ва­ли ещё 3 полка нового строя (2 сол­дат­ских и 1 дра­гун­ский). При этом из-за не­дос­тат­ка доб­ро­воль­цев для вновь фор­ми­руе­мых пол­ков пра­ви­тель­ст­во при­бег­ло к на­бо­ру да­точ­ных лю­дей (по­жиз­нен­но во­ен­но­обя­зан­ные в XVI-XVII века, вы­став­ляв­шие­ся городским и сель­ским на­се­ле­ни­ем для служ­бы в вой­ске в во­енное вре­мя). Дра­гун­ский полк имел чис­лен­ность 1,6 тысяч человек и со­сто­ял из 12 рот по 120 человек в ка­ж­дой. В его со­став вхо­ди­ла так­же кон­ная ар­тил­ле­рия (12 лёг­ких ору­дий). Дра­гу­ны име­ли на воо­ру­же­нии муш­кет, саб­лю и 2 пис­то­ле­та. Об­щая чис­лен­ность полков нового строя к кон­цу вой­ны дос­ти­га­ла 17 тысяч человек. По­сле Смо­лен­ской вой­ны полки нового строя рас­фор­ми­ро­ва­ли. В даль­ней­шем они не­од­но­крат­но вновь соз­да­ва­лись в свя­зи с уг­ро­зой вой­ны или не­об­хо­ди­мо­стью уси­ле­ния ох­ра­ны гра­ниц, но за­тем сно­ва рас­пус­ка­лись. Полки нового строя хо­ро­шо за­ре­ко­мен­до­ва­ли се­бя в вой­нах, ко­то­рые Рос­сия в середине XVII века ве­ла с Ре­чью По­спо­ли­той и Шве­ци­ей. Тем не ме­нее с их уком­плек­то­ва­ни­ем в этот пе­ри­од воз­ни­ка­ли боль­шие труд­но­сти. Важ­ную роль в уст­ра­не­нии это­го не­до­стат­ка сыг­ра­ла во­енная ре­фор­ма 1679-1682 годов, в ре­зуль­та­те ко­то­рой вве­ли стро­гий учёт слу­жи­лых лю­дей и уч­ре­ди­ли по­ря­док их рас­пре­де­ле­ния по пол­кам в со­от­вет­ст­вии с раз­ря­дом (тер­ри­то­ри­аль­ные рай­оны). С это­го вре­ме­ни фор­ми­ро­ва­ние полков нового строя ста­ло осу­ще­ст­в­лять­ся пу­тём на­бо­ра да­точ­ных и «охо­чих» лю­дей. Рей­тар­ские пол­ки уком­плек­то­вы­ва­лись главным образом дво­ря­на­ми (мел­ко­по­ме­ст­ны­ми и бес­по­ме­ст­ны­ми), а так­же го­ро­до­вы­ми ка­за­ка­ми. В по­след­ней четверти XVII века полки нового строя со­стоя­ли из 10 рот (пехотная ро­та - 150 человек, кон­ная - 100 человек) и име­ли свою ар­тил­ле­рию (до 20 лёг­ких ору­дий). На воо­ру­же­нии сол­дат вме­сто ко­пья и шпа­ги поя­ви­лись пи­ка и саб­ля, у дра­гун - до­пол­ни­тель­но ко­рот­кая пи­ка и вме­сто муш­ке­та ка­ра­бин, у рей­та­ров муш­кет за­ме­ни­ли ка­ра­би­ном и до­ба­ви­ли 2 пис­то­ле­та. В ка­че­ст­ве за­щит­но­го воо­ру­же­ния ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли ме­тал­лические ла­ты. Воо­ру­же­ние и сна­ря­же­ние полки нового строя по-преж­не­му по­лу­ча­ли от го­су­дар­ст­ва. Про­ве­дён­ная ре­фор­ма по­зво­ли­ла рез­ко уве­ли­чить ко­ли­че­ст­во полков нового строя. В середине 1680-х годов их на­счи­ты­ва­лось уже 67 (41 сол­дат­ский, 26 дра­гун­ских, ко­пей­ных и рей­тар­ских) об­щей чис­лен­но­стью около 92 тысяч человек (свыше 61 тысячи пе­хо­ты и свыше 30 тысяч кон­ни­цы), что со­став­ля­ло бо­лее по­ло­ви­ны всех воо­руженных сил Русского государства. К концу XVII века дос­туп ино­стран­цев в русскую ар­мию был рез­ко ог­ра­ни­чен (к 1696 году их ос­та­ва­лось лишь около 1 тысячи человек), что обу­сло­ви­ло национальную од­но­род­ность ко­манд­но­го со­ста­ва полков нового строя. С на­ча­лом строи­тель­ст­ва русской ре­гу­ляр­ной ар­мии в конце XVII - начале XVIII веков. Пполки нового строя рас­фор­ми­ро­ва­ли, а их лич­ный со­став об­ра­ти­ли на фор­ми­ро­ва­ние но­вых час­тей.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Во­ен­ная ис­то­рия Оте­че­ст­ва с древ­них вре­мен до на­ших дней / Под ред. В.А. Зо­ло­та­ре­ва. М., 1995. Т. 1-3
  • Ис­то­рия во­ен­но­го ис­кус­ст­ва. СПб., 1994. Т. 1–5
  • Чер­нов А.В. Воо­ру­жен­ные си­лы рус­ско­го го­су­дар­ст­ва в XV–XVII вв. М., 1954
Статью разместил(а)

Шибин Владимир Эдуардович

редактор

w.histrf.ru

Создание полков иноземного строя дата

В Допетровский период (1650 — 1700 гг.) в русском войске, наряду со «стрелецкими», появились «солдатские», или «иноземного строя», полки. Первоначально они состояли из западноевропейских наемников, принесших в Московию элементы европейской военной системы.

Иноземные войска, или полки «иноземного строя» состояли из пехотных солдатских, конных рейтарских полков (тяжело вооруженная конница), и драгунских полков (конница, обученная пешему бою).Пехотные полки делились на мушкетерские и пикинерские роты. Одежда иноземного войска отражала все особенности и национальные черты русской народной одежды. Она состояла из железного шлема, короткого кафтана, штанов — панталон, лат, длинных чулок и башмаков.

Считается, что впервые войско иноземного строя появилось при Годунове еще во время царствования Федора. Годунов осознает превосходство других западных держав в военном искусстве. Он принимает на службу всех способных иностранцев: уговаривает, приглашает через агентов, послов и берет из пленных прежних воин. Так возникла «иноземная дружина» в 2500 человек.

Наибольшее число среди этих воинов занимают поляки и ливонцы. Есть шотландцы, датчане, шведы, греки, французы. Они получали хорошее жалование и награждались поместьями. Командовали этой «дружиной» француз Маржерет и ливонец Вальтер фон Розен.

В 1630–1632 гг. были сформированы шесть солдатских полков (9000 человек), куда привлекали иностранцев, мелкопоместных дворян (детей боярских), татар, казаков и другие категории свободного населения («вольных охочих людей»).

Состав каждого солдатского полка был установлен в 1600 рядовых и 176 начальных людей. Полки делились на восемь рот во главе с полковником, подполковником, майором и пятью капитанами.

В каждой роте было по 120 мушкетеров и по 80 пикинеров. Солдатские полки носили имена своих командиров, у них были свои знамена, барабаны и пушки.

К лету 1632 г.

был сформирован рейтарский полк – 2000 всадников. В его состав вскоре включили драгунскую роту – 400 всадников.

Личный состав набирался из мелкопоместных дворян. Рейтарский полк состоял из 14 рот во главе с ротмистрами. Затем драгунскую роту развили в драгунский полк – 1600 человек. Полк делился на 12 рот, по 120 рядовых в роте. Вооружение состояло из мушкета и пики, иногда бердышей. Драгунский полк имел свою артиллерию в составе 12 малых пушек. К началу Смоленской войны 1632 – 1634 гг. было сформировано 10 полков нового строя общей численностью до 17 000 человек.

Появление в 1630-х гг.

в русской армии полков европейского образца привело к тому, что весь XVII в. в ней параллельно существовали два уклада: актуальный для своего времени европейский и русский, сложившийся в XVI в. Данная система была характерна в то время для Польши, Австрии, Турции и некоторых других государств.

Ссылка на источник: http://www.runivers.ru/vh/analitics_history.php

Реорганизация русской армии в 30–50-х гг. XVII в

Создание полков «нового строя»

Опыт вооруженной борьбы против польской и шведской интервенции указал на необходимость создания обученного пехотного и конного войска. В 1630 г. в наиболее крупные города России царь разослал грамоты о наборе людей в «ратное научение», которые знаменовали начало формирования полков «нового строя». Эти полки представляли собой принципиально новую, по сравнению с дворянским ополчением, военную организацию.

Полки) «нового или иноземного строя» по существу являлись постоянным, но еще не регулярным войском. Первоначально они комплектовались на принципах добровольного, из «охотчих людей», а затем принудительного набора даточных людей. Этот шаг в Российском военном строительстве имел подлинно реформаторский характер.

В солдатские полки записывали «беспоместных» детей боярских и казаков, призывали вступать всяких «вольных и гулящих людей.

Вновь набранным ратникам выдавали оружие и снаряжение за счет казны. Также им выплачивали «государево жалование». Для содержания солдат правительство вынуждено было брать внешние займы у Англии и Голландии ружья, порох и холодное оружие. Закупалось за счет продажи зерна за границу. Тем не менее средств на войско хронически не хватало.

Боевое крещение русские полки «нового строя» получили в войне с поляками за возвращение Смоленска (1632—1634 годы).

Несмотря на короткий срок обучения, полки неплохо себя показали. Однако иностранные офицеры и солдаты в ходе боевых действий зачастую переходили на сторону поляков. Наемники дорого обошлись казне русского государства, а их помощь оказалась призрачной.

Дворянская конница также не проявила себя. Помещики, узнав о том, что на южные окраины государства напали крымские татары, стали уходить из лагеря для защиты своих поместий. Еще раз на практике русское правительство убедилось, что для военных действий необходима коренная реорганизация всей военной системы.

Русские полки нового строя — участники Смоленского похода 1632-1634— государства были распущены по домам, но от комплектования этих войск не отказались.

На военных реформах настаивали наиболее опытные деятели того времени — профессиональные военные и дипломаты.

Одним из них был князь Ф. Ф. Волконский. Он начал свою службу в 1618 году. Происходил из древнего рода. За отвагу и личную храбрость молодой, рослый, богатырского вида князь оказался в «чести» у царя Михаила Федоровича, а впоследствии и у нового царя Алексея Михайловича (1645—1676 годы).

В 1648 г.

вместе с наиболее образованными боярами Н. И. Одоевским, дьяком Ф. А. Грибоедовым и другими князь Волконский приступил к выработке свода основных законов — Соборного Уложения. Всего два с половиной месяца понадобилось комиссии, чтобы создать не только новый кодекс феодального права, но и своеобразный дисциплинарный устав русского войска.

Соборное Уложение сыграло решающую роль в проведении военных реформ.

Наиболее яркой фигурой из плеяды преобразователей России XVII века являлся А. Л. Ордин-Нащокин, сын псковского помещика. При дворе царя Михаила он выполнял важные дипломатические обязанности, был известен и как военачальник.

Образованный и вдумчивый дипломат Ордин-Нащокин считал необходимым перенимать передовой опыт военного строительства западноевропейских стран.

Он выступал за повышение самостоятельности воевод, которые, по его мнению, должны были, лично принимать решения и руководить подчиненными, а не ждать «на всякую мелочь» указа из столицы. Но при этом от военачальников требовалась и большая ответственность. В проекты Ордина-Нащокина входило сделать войско более боеспособным, за счет комплектования его даточными, пешими и конными, людьми, организации регулярной боевой подготовки.

Следовательно, уже в середине XVII века русской военной мыслью была обоснована идея регулярной армии, комплектуемой наборами из всех сословий.

Значительная часть предложений А. Л. Ордина-Нащекина осталась нереализованной, в большей степени, из-за ограниченных финансово-экономических возможностей государства.

Тем не менее, преобразования вооруженных сил продолжались.

Изменения осуществлялись в системе высшего военного управления. Наряду со старыми приказами, такими как Разрядный, Стрелецкий, Пушкарский, началось формирование новых управленческих структур. Воссозданная в 1613 году как приказ Оружейная палата ведала изготовлением легкового огнестрельного и холодного оружия. В ее состав впоследствии вошли временные приказы: Мушкетного дела (1654 год) и Ствольный (1647—1666 годы). С 1613 по 1643 годы функционировал Казачий приказ.

В 1614—1623 годах существовал Панский приказ, набиравший иностранцев на русскую службу. С 1624 года эти функции были возложены на Иноземский приказ.

В 1633 году был образован приказ Сбора даточных людей. В его обязанности входило комплектование из крестьян и посадского населения (1 человек от 20—25 дворов) контингента войсковых частей, предназначенных для устройства и ремонта засечных линий. В период военных действий они исправляли дороги и несли обозную службу.

В 1654 году дела приказа были переданы в Разрядный и Рейтарский приказы. Из даточных людей начали формировать полки «нового строя».

С 1637 по 1654 год функционировал приказ Сбора ратных людей, который формировал солдатские (пехота) и драгунские (конная и пешая служба) полки «нового строя». Они комплектовались из населения порубежных деревень и городов по 1 человеку от 3—5 дворов для несения воинской службы на засечных линиях. Полки собирались весной, а осенью их распускали.

Оружие и коней солдаты и драгуны возвращали государству. Им прекращалась выплата жалованья. Временные наборы показали, что содержание ратных людей обходится дорого казне. Кроме того, на службу приходили люди необученные, а за несколько месяцев они не могли получить необходимые ратные навыки. Учитывая это, правительство предприняло ряд дальнейших шагов. Начиная с 1642 года, в драгуны стали записывать крестьян, оставляя за ними землю и освобождая от повинностей.

Эти «поселенные драгуны» не получали жалованья, и вместе с тем обязаны были нести пограничную службу по месту жительства. Такой порядок комплектования драгун снижал финансовые затраты на их содержание, а постоянная охрана собственных родных мест способствовала повышению их боеспособности. Таким же образом, начиная с 1649 года, стали комплектоваться и солдатские полки — «пашенных солдат».

С крестьянских и посадских дворов, из трех-четырех имеющихся в семье мужчин, одного-двух в возрасте от 20 до 50 лет записывали в солдаты. Вновь набранные ратники проходили воинское обучение.

Но и этот способ формирования полков «нового строя» не выдержал испытания. До тех пор, пока драгуны и солдаты несли службу по месту жительства, особых проблем не возникало. Однако в период военных действий полкам «нового строя» приходилось уходить из районов проживания.

Солдаты и драгуны надолго отрывались от хозяйства. И, как следствие этого, крестьяне и посадское население пограничных городов разорялись и военная служба не только для них, но и для их семей превращалась в непосильное бремя.

Определенные трудности возникли и в Рейтарском (кавалерийском) приказе.

Первоначально в рейтары набирали исключительно из дворян и детей боярских. Позднее, начиная со второй половины XVII века, Рейтарский приказ стал формировать полки копейщиков и гусар.

Они имели такие же права, что и рейтары. Это была дворянская конница «нового строя». За прилежную службу рейтары получали жалованье. Сохранялись за ними и поместья. За неявку на службу («нетство») у дворян отбирали поместья, переводили в солдатские полки.

Верное в целом направление военного реформирования имело и недостатки.

Разнобой в комплектовании, порядке прохождения службы в полках «нового строя» — солдатских, рейтарских, драгунских — вынуждали царя и правительство искать более совершенные формы организации войск. Это приобретало особую остроту в условиях, когда перед Россией стояли сложные задачи вооруженной борьбы с Польшей, Турцией, крымскими татарами. В первую очередь, требовалось изменить порядок комплектования солдатских полков, для чего провели несколько наборов даточных людей.

В 1658 году с 25 дворов брали одного пешего ратника. Призывники связывались круговой порукой: в случае их уклонения от службы в полки забирали поручителей. Наборы даточных людей были также проведены в 1659 и 1660 годах. За три сбора войско пополнилось на 51 тысячу солдат, которые обеспечивались оружием, боеприпасами и жалованием за счет государства. Эти наборы предвосхитили рекрутскую систему комплектования.

Сложнее оказалось формировать драгунские полки.

Драгуны обязаны были явиться на службу на коне и при своем оружии. Маломощные хозяйства драгун, несмотря на то, что они освобождались от налогов, лишаясь рабочих рук, приходили в упадок.

Рейтар, копейщиков и гусар, набранных из дворян, детей боярских, а также из казаков и даточных людей, оказалось более 20 тыс.

человек. Государство выплачивало рейтарам более высокое жалованье, чем солдатам.

Во второй половине XVII века полки «нового строя» в русском войске утвердились окончательно. В отличие от стран Западной Европы (за исключением Швеции), в которых процветало наемничество, в России наметилась система обязательной военной службы всех социальных слоев коренного населения. В военное время все ратники полков «нового строя» получали жалованье, одежду и вооружение.

Они оставались на содержании государства и после окончания военных действий, если не распускались по домам.

Полки «нового строя» составляли постоянную вооруженную силу, имели четкое военное устройство. Драгунские полки были обучены действиям в конном и пешем строях, Драгун имел облегченный мушкет или карабин и шпагу. Рейтары сражались только в конном строю.

В составе рейтарских полков имелись небольшие подразделения легкой конницы — копейщиков и гусар. Рейтар имел на вооружении карабин, два пистолета, шпагу и латы. Копейщики вооружались копьями и пистолетами.

Гусар вооружался копьем меньшего размера, чем у копейщика, двумя пистолетами и латами. Пешее войско составляли солдатские полки, вооруженные мушкетами и бердышами. В качестве защитного вооружения иногда употреблялись латы. Старший офицерский состав вооружался протазанами, а младший — алебардами.

Полкам «нового строя» придавалась артиллерия — от 6 до 20 пушек на каждый полк.

В целом в армии насчитывалось до 400, а в крепостях — до 2500 пушек. В 1677 году в России был образован «Пушкарский полк» с 30 офицерами и 1261 пушкарем. В артиллерии происходила замена устаревших орудий (затинных пищалей, тюфяков) более унифицированными по типам и калибрам пушек. Во второй половине XVII века артиллерийский парк русской армии качественно обновился. Пушечные мастера улучшали способы литья пушек и ядер, положили начало производству однотипных по весу и калибру полковых пушек, мортир и гаубиц.

Прослеживалось четкое подразделение на осадную и крепостную артиллерию и «полковой наряд» — полевую артиллерию, приданную полкам,

Войска «нового строя» получили единую организацию. Все полки, как конные, так и пешие, имели по 10 рот.

В конных ротах числилось по 100 человек, в пеших — по 160 человек. В полках вводились новые чины: полковник, майор, капитан, ротмистр, поручик. Это определяло четкий порядок соподчинения начальствующих лиц.



ekoshka.ru

Реорганизация русской армии в 30–50-х гг. XVII в

Создание полков «нового строя»

Опыт вооруженной борьбы против польской и шведской интервенции указал на необходимость создания обученного пехотного и конного войска. В 1630 г. в наиболее крупные города России царь разослал грамоты о наборе людей в «ратное научение», которые знаменовали начало формирования полков «нового строя». Эти полки представляли собой принципиально новую, по сравнению с дворянским ополчением, военную организацию. Полки) «нового или иноземного строя» по существу являлись постоянным, но еще не регулярным войском. Первоначально они комплектовались на принципах добровольного, из «охотчих людей», а затем принудительного набора даточных людей. Этот шаг в Российском военном строительстве имел подлинно реформаторский характер.

В солдатские полки записывали «беспоместных» детей боярских и казаков, призывали вступать всяких «вольных и гулящих людей. Вновь набранным ратникам выдавали оружие и снаряжение за счет казны. Также им выплачивали «государево жалование». Для содержания солдат правительство вынуждено было брать внешние займы у Англии и Голландии ружья, порох и холодное оружие. Закупалось за счет продажи зерна за границу. Тем не менее средств на войско хронически не хватало.

Боевое крещение русские полки «нового строя» получили в войне с поляками за возвращение Смоленска (1632—1634 годы). Несмотря на короткий срок обучения, полки неплохо себя показали. Однако иностранные офицеры и солдаты в ходе боевых действий зачастую переходили на сторону поляков. Наемники дорого обошлись казне русского государства, а их помощь оказалась призрачной.

Дворянская конница также не проявила себя. Помещики, узнав о том, что на южные окраины государства напали крымские татары, стали уходить из лагеря для защиты своих поместий. Еще раз на практике русское правительство убедилось, что для военных действий необходима коренная реорганизация всей военной системы.

Русские полки нового строя — участники Смоленского похода 1632-1634— государства были распущены по домам, но от комплектования этих войск не отказались.

На военных реформах настаивали наиболее опытные деятели того времени — профессиональные военные и дипломаты. Одним из них был князь Ф. Ф. Волконский. Он начал свою службу в 1618 году. Происходил из древнего рода. За отвагу и личную храбрость молодой, рослый, богатырского вида князь оказался в «чести» у царя Михаила Федоровича, а впоследствии и у нового царя Алексея Михайловича (1645—1676 годы).

В 1648 г. вместе с наиболее образованными боярами Н. И. Одоевским, дьяком Ф. А. Грибоедовым и другими князь Волконский приступил к выработке свода основных законов — Соборного Уложения. Всего два с половиной месяца понадобилось комиссии, чтобы создать не только новый кодекс феодального права, но и своеобразный дисциплинарный устав русского войска. Соборное Уложение сыграло решающую роль в проведении военных реформ.

Наиболее яркой фигурой из плеяды преобразователей России XVII века являлся А. Л. Ордин-Нащокин, сын псковского помещика. При дворе царя Михаила он выполнял важные дипломатические обязанности, был известен и как военачальник.

Образованный и вдумчивый дипломат Ордин-Нащокин считал необходимым перенимать передовой опыт военного строительства западноевропейских стран. Он выступал за повышение самостоятельности воевод, которые, по его мнению, должны были, лично принимать решения и руководить подчиненными, а не ждать «на всякую мелочь» указа из столицы. Но при этом от военачальников требовалась и большая ответственность. В проекты Ордина-Нащокина входило сделать войско более боеспособным, за счет комплектования его даточными, пешими и конными, людьми, организации регулярной боевой подготовки. Следовательно, уже в середине XVII века русской военной мыслью была обоснована идея регулярной армии, комплектуемой наборами из всех сословий.

Значительная часть предложений А. Л. Ордина-Нащекина осталась нереализованной, в большей степени, из-за ограниченных финансово-экономических возможностей государства.

Тем не менее, преобразования вооруженных сил продолжались. Изменения осуществлялись в системе высшего военного управления. Наряду со старыми приказами, такими как Разрядный, Стрелецкий, Пушкарский, началось формирование новых управленческих структур. Воссозданная в 1613 году как приказ Оружейная палата ведала изготовлением легкового огнестрельного и холодного оружия. В ее состав впоследствии вошли временные приказы: Мушкетного дела (1654 год) и Ствольный (1647—1666 годы). С 1613 по 1643 годы функционировал Казачий приказ. В 1614—1623 годах существовал Панский приказ, набиравший иностранцев на русскую службу. С 1624 года эти функции были возложены на Иноземский приказ.

В 1633 году был образован приказ Сбора даточных людей. В его обязанности входило комплектование из крестьян и посадского населения (1 человек от 20—25 дворов) контингента войсковых частей, предназначенных для устройства и ремонта засечных линий. В период военных действий они исправляли дороги и несли обозную службу. В 1654 году дела приказа были переданы в Разрядный и Рейтарский приказы. Из даточных людей начали формировать полки «нового строя».

С 1637 по 1654 год функционировал приказ Сбора ратных людей, который формировал солдатские (пехота) и драгунские (конная и пешая служба) полки «нового строя». Они комплектовались из населения порубежных деревень и городов по 1 человеку от 3—5 дворов для несения воинской службы на засечных линиях. Полки собирались весной, а осенью их распускали. Оружие и коней солдаты и драгуны возвращали государству. Им прекращалась выплата жалованья. Временные наборы показали, что содержание ратных людей обходится дорого казне. Кроме того, на службу приходили люди необученные, а за несколько месяцев они не могли получить необходимые ратные навыки. Учитывая это, правительство предприняло ряд дальнейших шагов. Начиная с 1642 года, в драгуны стали записывать крестьян, оставляя за ними землю и освобождая от повинностей. Эти «поселенные драгуны» не получали жалованья, и вместе с тем обязаны были нести пограничную службу по месту жительства. Такой порядок комплектования драгун снижал финансовые затраты на их содержание, а постоянная охрана собственных родных мест способствовала повышению их боеспособности. Таким же образом, начиная с 1649 года, стали комплектоваться и солдатские полки — «пашенных солдат». С крестьянских и посадских дворов, из трех-четырех имеющихся в семье мужчин, одного-двух в возрасте от 20 до 50 лет записывали в солдаты. Вновь набранные ратники проходили воинское обучение.

Но и этот способ формирования полков «нового строя» не выдержал испытания. До тех пор, пока драгуны и солдаты несли службу по месту жительства, особых проблем не возникало. Однако в период военных действий полкам «нового строя» приходилось уходить из районов проживания. Солдаты и драгуны надолго отрывались от хозяйства. И, как следствие этого, крестьяне и посадское население пограничных городов разорялись и военная служба не только для них, но и для их семей превращалась в непосильное бремя.

Определенные трудности возникли и в Рейтарском (кавалерийском) приказе. Первоначально в рейтары набирали исключительно из дворян и детей боярских. Позднее, начиная со второй половины XVII века, Рейтарский приказ стал формировать полки копейщиков и гусар. Они имели такие же права, что и рейтары. Это была дворянская конница «нового строя». За прилежную службу рейтары получали жалованье. Сохранялись за ними и поместья. За неявку на службу («нетство») у дворян отбирали поместья, переводили в солдатские полки.

Верное в целом направление военного реформирования имело и недостатки. Разнобой в комплектовании, порядке прохождения службы в полках «нового строя» — солдатских, рейтарских, драгунских — вынуждали царя и правительство искать более совершенные формы организации войск. Это приобретало особую остроту в условиях, когда перед Россией стояли сложные задачи вооруженной борьбы с Польшей, Турцией, крымскими татарами. В первую очередь, требовалось изменить порядок комплектования солдатских полков, для чего провели несколько наборов даточных людей. В 1658 году с 25 дворов брали одного пешего ратника. Призывники связывались круговой порукой: в случае их уклонения от службы в полки забирали поручителей. Наборы даточных людей были также проведены в 1659 и 1660 годах. За три сбора войско пополнилось на 51 тысячу солдат, которые обеспечивались оружием, боеприпасами и жалованием за счет государства. Эти наборы предвосхитили рекрутскую систему комплектования.

Сложнее оказалось формировать драгунские полки. Драгуны обязаны были явиться на службу на коне и при своем оружии. Маломощные хозяйства драгун, несмотря на то, что они освобождались от налогов, лишаясь рабочих рук, приходили в упадок.

Рейтар, копейщиков и гусар, набранных из дворян, детей боярских, а также из казаков и даточных людей, оказалось более 20 тыс. человек. Государство выплачивало рейтарам более высокое жалованье, чем солдатам.

Во второй половине XVII века полки «нового строя» в русском войске утвердились окончательно. В отличие от стран Западной Европы (за исключением Швеции), в которых процветало наемничество, в России наметилась система обязательной военной службы всех социальных слоев коренного населения. В военное время все ратники полков «нового строя» получали жалованье, одежду и вооружение. Они оставались на содержании государства и после окончания военных действий, если не распускались по домам.

Полки «нового строя» составляли постоянную вооруженную силу, имели четкое военное устройство. Драгунские полки были обучены действиям в конном и пешем строях, Драгун имел облегченный мушкет или карабин и шпагу. Рейтары сражались только в конном строю. В составе рейтарских полков имелись небольшие подразделения легкой конницы — копейщиков и гусар. Рейтар имел на вооружении карабин, два пистолета, шпагу и латы. Копейщики вооружались копьями и пистолетами. Гусар вооружался копьем меньшего размера, чем у копейщика, двумя пистолетами и латами. Пешее войско составляли солдатские полки, вооруженные мушкетами и бердышами. В качестве защитного вооружения иногда употреблялись латы. Старший офицерский состав вооружался протазанами, а младший — алебардами.

Полкам «нового строя» придавалась артиллерия — от 6 до 20 пушек на каждый полк. В целом в армии насчитывалось до 400, а в крепостях — до 2500 пушек. В 1677 году в России был образован «Пушкарский полк» с 30 офицерами и 1261 пушкарем. В артиллерии происходила замена устаревших орудий (затинных пищалей, тюфяков) более унифицированными по типам и калибрам пушек. Во второй половине XVII века артиллерийский парк русской армии качественно обновился. Пушечные мастера улучшали способы литья пушек и ядер, положили начало производству однотипных по весу и калибру полковых пушек, мортир и гаубиц. Прослеживалось четкое подразделение на осадную и крепостную артиллерию и «полковой наряд» — полевую артиллерию, приданную полкам,

Войска «нового строя» получили единую организацию. Все полки, как конные, так и пешие, имели по 10 рот. В конных ротах числилось по 100 человек, в пеших — по 160 человек. В полках вводились новые чины: полковник, майор, капитан, ротмистр, поручик. Это определяло четкий порядок соподчинения начальствующих лиц.



biofile.ru

Вооружение полков «нового строя» в России XVII в. Часть I

В XVI–XVII вв. в Европе совершалась настоящая революция в военном деле, названная «пороховой революцией», «gunpowder revolution». Переворот в военном деле был связан с все возрастающей ролью огнестрельного оружия, что повлекло за собой перестройку тактики, организационной структуры вооруженных сил и пр. Во второй четверти XVII в. Россия также вступила в этот процесс.

Полки «нового строя» в России были впервые организованы в период подготовки к войне с Речью Посполитой, получившей название Смоленской войны 1632–1634 гг. Основа русского войска, поместная конница, после Смуты пребывала в состоянии упадка. Русское правительство затрачивало немало средств для восстановления поместной системы. Уже с 1619 года, после возвращения патриарха Филарета Никитича из польского плена, предпринимались усилия, связанные с налоговыми льготами и призванные увеличить благосостояние дворян и детей боярских. Русским правительством продолжались и денежные выплаты, направленные на достижение той же цели (Воробьев В. М. «Конность, людность, оружность и сбруйность» служилых «городов» при первых Романовых // Исторический опыт русского народа и современность: Дом Романовых в истории России. Сб. статей. СПб., 1995. С. 93–94). Однако накануне Смоленской войны 1632–1634 гг. поместная конница была далека от своего идеального состояния. Другими словами, традиционное поместное войско не могло гарантировать успех, и правительство царя Михаила Федоровича пошло на решительный шаг, начав организовывать полки западноевропейского типа: солдатские, драгунские и рейтарские.

Одной из отличительных черт полков «нового строя» в России было вооружение. Поместная конница всю первую половину XVII века продолжала использовать саадак, то есть лук и стрелы в качестве основного оружия для ведения боя на расстоянии просуществовали всю первую половину XVII в. Однако повышение значения «огненного боя», в том числе и со стороны воинов в конном строю, высветило архаичность типа вооружения, предпочитаемого дворянами и детьми боярскими. Уже в середине 1640-х гг. правительство начало требовать от приходящих на службу служилых людей соответствующего вооружения, причем не только пистолетов, но и обязательно карабина или пищали (Чернов А. В. Вооруженные силы Русского государства в XV–XVII вв. М., 1954. С. 159–160). Однако, хотя дворяне и дети боярские начали вооружаться огнестрельным оружием вместо саадака, далеко не все могли себе приобрести огнестрельное оружие; значительная часть предпочитала пистолет пищали, что существенно сокращало расстояние, на котором можно было вести огонь, превращая поместную конницу в такую часть вооруженных сил, что была пригодна для использования практически в рукопашной схватке. Полки «нового строя» должны были восполнить, кроме всего прочего, недостаток в интенсивности огня в сражении, поэтому вооружение солдат, драгун и рейтар в России стоит описать подробнее.

В 1630-е гг. солдатском полку, организовавшемуся в России или нанятому в Европе, придавалась 8-ротная структура, причем в каждой роте было 200 солдат. Из них 120 были вооружены мушкетами («пищальники» или мушкетеры), а оставшиеся 80 солдат – пехотными пиками (пикинеры). В течение XVII в. происходило падение значимости пикинеров, и, в конце концов, они были вовсе упразднены. Это падение началось в Европе с преобразований шведского короля Густава-Адольфа, который, зная о важности огня в сражении, решительно увеличил число мушкетеров в полку и, соответственно, сократил число пикинеров. Так рождалась знаменитая линейная тактика, господствовавшая на полях сражений Европы почти два века. Преобразования Густава-Адольфа сразу же имели практический результат, выражавшийся в успешных действиях шведской армии в Тридцатилетнюю войну 1618–1648 гг., и скоро по этому же пути пошли в армиях других государств.

​Простейший фитильный замок (источник – www. ru.wikipedia.org. Автор – Rainer Halama) - Вооружение полков «нового строя» в России XVII в. Часть I | Военно-исторический портал Warspot.ruПростейший фитильный замок (источник – www. ru.wikipedia.org. Автор – Rainer Halama)

Пикинеры, предназначенные останавливать атаку на построения мушкетеров, были вооружены длинной, свыше четырех метров, пикой. Мушкетеры, как понятно из названия, были вооружены фитильным мушкетом с непременным банделером (кожаным ремнем с пороховыми зарядами, носившимся через плечо) или пищалями, а позднее в солдатские полки стали закупаться мушкеты с кремнево-ударным замком. Этот тип механизма, предназначенный для воспламенения порохового заряда, был более совершенным и удобным, хотя имел и свои недостатки. Для мушкета с кремнево-ударным замком была характерна более высокая скорострельность, достигавшая в хорошо обученных частях 4-5 выстрелов в минуту, но платить за подобную быстроту в использовании приходилось частыми осечками. Огнестрельное оружие XVII в. вообще требовало к себе более бережного отношения, нежели оружие современное, и порой от мелких деталей зависела сама способность произвести выстрел. Стертый кремень, плохое огниво или отсыревший порох приводили к одному и тому же плачевному для стрелка результату. Как бы то ни было, что в случае с фитильным мушкетом, что в случае с мушкетом с кремнево-ударным замком, русское производство было неспособно обеспечить все полки необходимым оружием, поэтому русское правительство было вынуждено закупать мушкеты или же отдельно замки в Европе (тогда в России для этого механизма собирали деревянный остов, что было дешевле, но зато требовало дополнительных затрат времени).

​Пехотные латы XVII в. (источник – www. ru.wikipedia.org) - Вооружение полков «нового строя» в России XVII в. Часть I | Военно-исторический портал Warspot.ruПехотные латы XVII в. (источник – www. ru.wikipedia.org)

Во второй половине XVII в. в солдатских полках появились ручные гранаты, чаще в виде глиняного сосуда с пороховым зарядом и с вставленным фитилем, использовавшиеся в основном при штурме или обороне крепостей. Из холодного оружия в солдатских полках предпочитали шпагу, предназначавшуюся для действия в рукопашной схватке и исполнявшую роль багинета или более позднего штыка, хотя во второй половине XVII в. солдатам зачастую раздавали чаще ассоциируемые со стрельцами бердыши. Первоначально в солдатских полках использовались простейшие латы в виде кирасы и так называемой латной юбки, дополнявшиеся шлемом, но во второй половине XVII в. они сохранились лишь в отдельных полках. Начальные люди солдатского полка, офицеры, по собственному желанию могли вооружаться другими видами оружия, и среди офицеров в русской армии были популярны протазан и алебарда в качестве холодного оружия, и пистолеты – как огнестрельное оружие (Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656–1671 гг. М., 2006. С. 285).

Вторая часть статьи

warspot.ru

Полки «Иноземного строя» - это... Что такое Полки «Иноземного строя»?

Полки «Иноземного строя» (полки «нового строя», войска «нового строя») — воинские части, сформированные в XVII веке в России из «охочих» вольных людей, казаков, иностранцев и других, позже и из даточных людей по образцу (организации, обучению) западноевропейских армий. В конце XVII — начале XVIII веков эти полки были использованы при формировании регулярной русской армии.

Первая организация

Ратные люди солдатского строя «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». 1647[1]

В начале XVII века для борьбы с польским войском нанимались войска со всей Европы, но пользы от них было немного. В частности, в Тверском сражении 11 июля 1609 года французская и немецкая конница не выдержала атаки польско-литовских гусар и обратилась в паническое бегство, понеся тяжёлые потери. Но немецкая и шведская пехота, находящаяся в центре, выдержала и стойко отразила польскую атаку. Михаил Скопин-Шуйский обратил внимание на их качества и решил организовать русское войско по нидерландскому образцу, которого придерживались и шведы. Оно было собрано в Новгороде и состояло преимущественно из крестьян-ополченцев, насчитывало 18 000 человек. Это войско обучал бельгиец Христиер Сомме. Люди обучались, в частности, военному строю, а также владению оружием. Тактика борьбы с кавалерией подразумевала ряд пикинёров, прикрывавший мушкетёров. Поэтому основным оружием войска были пехотные пики и пищали. Полевые укрепления, игравшие важную роль и в нидерландской, и в русской тактике, ополченцы умели строить и без того. В условиях тяжёлого положения в стране необходимые на организацию войска деньги давали с городов, помогали также купцы и посадские люди, а особо значительную помощь оказали монастыри. Новое войско было собрано в августе 1609 г. и в сентябре приступило к действиям. Оно смогло одержать несколько крупных побед над поляками, снять блокаду Москвы, вернуть несколько городов и отбросить войска захватчиков. Тушинский лагерь прекратил существовать. Но вскоре Скопин-Шуйский был отравлен, а войско разошлось.

Вторая организация

Упражнения с пикой «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». 1647

Необходимо было вернуть Смоленск, утерянный в войне. Однако войско было ослаблено. Поэтому в апреле 1630 года приступили к формированию полков нового строя. Помощь Руси в этом оказали Швеция и Голландия. Важную роль в их создании сыграл Александр Лесли-младший. В 1631 в Москве было сформировано 2 солдатских полка, в каждом по 1600 человек. Вначале они комплектовались из беспоместных детей боярских, однако те не проявляли интереса к пехотной службе — к сентябрю их записалось лишь около 60 человек. Поэтому в полки разрешили принимать стрелецких детей, «охочих вольных людей», казаков и др., в результате чего к декабрю 1631 численность полков составила уже 3323 человека.

Полками командовали 176 начальных людей — преимущественно, иностранцы. Полки делились на 8 рот во главе с полковником, подполковником, майором и 5 капитанами; в роте было 200 солдат — 120 мушкетёров и 80 копейщиков. К началу 1632 года число солдатских полков достигло 6, а численность — 9000 человек.

В середине 1632 года началось формирование рейтарского полка из дворян и детей боярских. К декабрю численность рядовых рейтар составила 1721 человек. В составе полка была организована драгунская рота. Так что общая численность полка была около 2400 человек. В 1633 году они были отправлены на войну. Вскоре был сформирован отдельный драгунский полк, численностью 1600 человек, из которых 1440 рядовых. Он делился на 12 рот.

В начале русско-польской войны 1632—1634 было сформировано 10 полков нового строя, численностью до 17 000 человек. Они хорошо проявили себя в войне, успешно противостояв численно превосходящей польской армии, однако война окончилась для России неудачно. После войны полки были распущены. Иностранцы, по желанию, могли вернуться домой или остаться на Руси. Причиной этого были экономические трудности.

Третья организация

Томас Томасович Далейль. Английский эмигрант-роялист, генерал русской службы, руководил подготовкой полков нового строя в Новгородском разряде

Вскоре правительство возобновило формирование полков нового строя для охраны южных границ. К осени 1638 года там было сосредоточено 5055 драгун и 8686 солдат. Для формирования солдат пришлось провести принудительный набор даточных людей. Они служили только с весны до осени, а на зиму отпускались по домам. Однако они отличались недостаточным уровнем обучения. Поэтому в 1643—1648 были национализированы некоторые южные сёла и деревни, а их крестьяне — записаны в драгуны. Для обучения туда направились русские начальные люди и вооружение. Однако для пограничной службы крестьяне должны были использовать своих коней и запасы. На севере поступили аналогичным образом, однако массовые наборы привели к разорению селений. Поэтому с 1662 года крестьян тех мест освободили от податей.

Во время русско-польской войны 1654—1667 полки нового строя стали основной частью вооруженных сил. Солдатские и драгунские полки комплектовались из даточных людей на пожизненную службу. Повинность была общегосударственной — солдата брали со 100, а впоследствии — с 20—25 дворов. Ежегодно и ежемесячно им выдавалось денежное и хлебное жалование или надел 12—25 четвертей. Рейтары комплектовались не только из даточных, но и из мелкопоместных и беспоместных дворян и детей боярских и за свою службу также получали денежное жалование, а некоторые и поместья. В ходе войны из состава рейтар выделились конные копейщики — гусары. Все они сами снабжали себя в дорогу. Оружие им либо продавалось, либо давалось бесплатно из казны. В мирное время часть полков распускалась. В середине века более 2/3 командного состава составляли иностранцы, однако все они подчинялись русскому воеводе.

Происходили и переформирования полков. Так, например, в 1658 году Белгородский воевода князь Григорий Ромодановский получил указ царя Алексея Михайловича «тульского драгунского строю Аристова полку Фамендина драгунам быть в рейтарском строе». Бывшим драгунам было положено жалованье «против рейтар», а новообразованная рейтарская шквадрона вошла в состав Большого полка Белгородского воеводы[2].

В 1650-х годах, столкнувшись с превосходными рейтарами шведского короля, русская армия подверглась значительной реформе. Дворянские сотни переводились в рейтарский строй. Шведский опыт оказался особенно полезен ввиду сходства в качествах русской и шведской конницы: «меринки» русских детей боярских, как и скандинавские лошади шведов, проигрывали чистокровным турецким лошадям польской «гусарии», зато государство имело возможность в избытке снабдить своих рейтар огнестрельным оружием, а их полки — подготовленным офицерским составом. Новосформированные рейтары сразу выделились в среде русской конницы выучкой и снаряжением, привлекая к себе внимание иноземцев: «Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчетливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота. Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот. Со стороны, эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище», — писал польский хронист Веспасиан Коховский в 1660 году[3].

В ходе войны было набрано не менее 100 000 человек; из которых на службе к 1663 году находилось 50—60 тысяч человек в 55 солдатских полках; а в мирное время численность сократилась до 25—30 тысяч. В 1681 было 33 солдатских (61 000 человек) и 25 драгунских и рейтарских (29 000 человек) полков. В конце XVII века они составляли свыше половины всех войск и в начале XVIII века были использованы для формирования регулярной русской армии.

Русские гусары

Первая организация

Вариант боевого построения пехотного полка. «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», 1647

Первые гусарские роты в России появились в Смоленскую войну 1632—1634 годов. Комплектовались они первоначально выходцами из Речи Посполитой.

7 января 1634 года по царскому указу была организована сводная шквадрона «гусарсково да… рейтарсково, да… драгунского строю». В 1650 году гусарские роты были развернуты в тысячный полк «гусарского строя» за счет беспоместных «новиков» из детей боярских. Этот набор «худых» и «непожалованных» служилых людей предопределил их главное несоответствие гусарскому стандарту: русский и польско-литовские гусары стали занимать несопоставимое положение в обществе и армии (по имущественному статусу и знатности). Тогда же к полку была придана драгунская шквадрона в 600 драгун, расписанных в 6 рот, которым были выданы 600 «мушкетов драгунских» и 12 протазанов начальным людям шквадроны[4]. Таким образом, общая численность полка была доведена до 1600 человек, что делало этот полк одним из самых больших в русской армии.

Весной 1654 русские гусары, во главе со своим полковником Христофором Рыльским, торжественно выступают из Москвы и через год уже пропадают из документов. Судя по всему, они не оправдали себя и были переведены в рейтарский строй[5].

Гусарский полк Новгородского разряда князя Хованского

В сентябре 1660 года, после поражения под Полонкой, князь Иван Хованский приказал выбрать из каждого рейтарского полка по 100 рядовых для рот «гусарского строя». В гусары отбирались дворяне «служилые по отечеству» и только состоятельные, ни одного городового дворянина в гусары переведено не было. Гусар получал значительное денежное содержание «для ево тяжелой гусарской службы»[6]. Для подготовки новых гусар был назначен «учитель гусарского строя» Варфоломей (из поляков или литовцев), который стоял вне чиновной системы[6].

К марту 1661 были сформированы три роты гусар, которые возглавляли список первого новгородского полка рейтарского строя. В отличие от польских гусар в русской гусарской роте не было «товарищей» и «почтовых», командовали ротой ротмистр, поручик и прапорщик («хорунжий»). В отличие от рейтар, у новгородских гусар не имелось капралов и подпрапорщиков, так как они не придерживались линейного строя[6].

Первое боевое применение гусар состоялось в октябре 1660 года. Тогда Хованский смелым броском вышел в тыл польско-литовской армии за Днепром. Этим он отвлёк на себя лучшую часть ее конницы и нарушил равновесие сил, установившееся на реке Басе после боёв Чарнецкого, Сапеги и Паца с войском князя Юрия Долгорукова, литовцы были вынуждены спешно отступить оттуда к Шклову[7].

К августу 1661 года гусарские роты были развернуты в полк, который из Оружейной палаты получил «гусарские древки» (копья) и доспехи[7]. «Государь указал гусарские латы и шишаки послать к боярину князю Ивану Андреевичу Хованскому с товарищи… сколько на гусар надобет, и о том в Оружейный приказ послать „память“ — послать 400 лат с наручи и шишаки»[8].

Брандт Ю. «Гусар». Русские гусары были организованы как польские, только на флажках и доспехах вместо крестов изображался золотой двуглавый орел на белом поле

Этот полк стал одним из самых образцовых в Новгородском полку. Во время отступления русской армии после поражения под Кушликами именно гусарам Хованский поручил охрану Государева знамени. За 25 вёрст до Полоцка, возле переправы, отступающей армии пришлось принять еще один бой. «Сотенные люди» и рейтары Хованского навели литовцев на поставленную в лесу пехоту, а атака русских гусар обеспечила победу. Князь докладывал в Москву: «и учал быть бой жестокий… неприятельские люди стали наступать на… ратных пеших людей… чтобы их разорвать и побить, и… пешие люди… стали твердо и не уступили неприятелю места, бились, не щадя голов своих; и мы, взяв гусар и что было с нами всяких чинов твоих ратных людей, скочили на польских людей… и польских людей сорвали и пешим людям вспоможенье учинили. И был бой жестокий с 1 часу дни… польских людей многих побили и с поля сбили, и отошли в целости в Полоцк»[3][8].

В 1662 году этим полком командовал подполковник Никифор Караулов. В полку служили: майор-1, ротмистров-4, поручиков-9, прапорщиков — 2, хорунжих — 3, гусарского строю дворян и детей боярских — 352. Всего 372 человека[8]. К 1662 году полк был увеличен до 405 человек, «гусар новгородцев, тверич, новоторжцев, пскович, лучан, торопчан и пусторжевцев».

В 1673 году полком командовал полковник Кирилл Нарышкин, дед Петра I. В 1678 году его сменил Михаил Тимофеевич Челищев, пожалованный в полковники гусарского строя по именному указу царя Федора Алексеевича. Челищев командовал полком, как минимум, до 1696 года[8].

Полк принимал участие в Крымских походах князя Василия Голицына в 1687 и 1689 годах. Свой боевой путь гусары этого полка закончили уже в Великую Северную войну. Новгородские гусары входили в состав рейтарских полков Ивана Кокошкина, Михаила Франка и Федора Ушакова «из рейтар, копейщиков, гусар и служилых людей сотенной и полковой службы Новгородского разряда». Они сражались в Ингерманландии, у Печерского монастыря и на Ижоре. В конце 1701 года эти полки были расформированы, образовав драгунские части. Последним командиром сводного копейно-рейтарско-гусарского полка был стольник и полковник Яков Челищев. 20 октября 1701 года окольничий и новгородский воевода Пётр Апраксин сформировал Новгородский драгунский полк, в состав которого вошли «сотенные гусары, копейщики, рейтары, набранные в… Бежецкой, Обонежской и Шелонской пятинах и в городах: Твери, Новом Торжке и Старице». Этим актом закончилась история гусарского полка Новгородского разряда XVII века[8].

Внутренняя организация

Ротное знамя 9-й роты солдатского полка. XVII в.[9]

В 1638 году система командных чинов выглядела следующим образом:

  • Старший полковник (А. Лесли)
  • Полковник
  • Подполковник
  • Майор
  • Ротмистр
  • Капитан
  • Поручик
  • Полковой окольничий
  • Полковой обозник
  • Прапорщик
  • Сержант или пятидесятник
  • Ружейный дозорщик
  • Ротный заимщик или ротный квартирмейстер
  • Подпрапорщик
  • Капрал
  • Барабанщик
  • Трубачей

Полками нового строя управляли в Разрядном, Стрелецком, Иноземном, Рейтарском приказах и в Приказе сбора ратных людей.

В числе одного из последних командиров полков иноземного строя достоин упоминания П. Гордон — сподвижник Петра I.

Некоторые полки нового строя и их численность

Пикинёры солдатских полков. 1653—54 г.

Рейтарские полки

  • Рейтарский полк Я. Фанрозербаха (фон Розенбаха) (1658) — 1200 чел.
  • Рейтарский полк С. Скорнякова-Писарева (1658) — 600 чел.
  • Рейтарский полк И. Шепелева (1658) — 600 чел.[10]
  • Рейтарский полк А. Г. Фанстробеля (фон Стробеля) (1659) — 1265 чел.
  • Рейтарский полк В. Змеева (1659) — 1272 чел.
  • Рейтарский полк В. Джонстона (1659) — 1000 чел.
  • Рейтарская шквадрона В. Фангалена (фон Галена)
  • Рейтарская шквадрона И. Саса (бывший «тульского драгунского строя Аристова полк»)

— в двух шквадронах на 1659—1091 чел.[11]

Драгунские (конной и пешей службы) полки

  • Драгунский полк В. Фанзейца (фон Зейца) (1658) — 1251 чел.
  • Драгунский полк Р. Корсака (1658) — 1329 чел.
  • Драгунский полк Х. Гундермарка (1658) — 1299 чел.
  • Драгунский полк Я. Фанзагера (фон Зангера) (1658) — 1121 чел.[10]
  • Драгунский полк Х. Юнгмана (1659) — 768 чел.
  • Драгунский полк С. Брыкина (1659) — 1124 чел.
  • Драгунский полк И. Мевса (1659) — 533 чел.
  • Драгунский полк Я. Гевиша-Фенгобена (Гевиша фон Гобена)(1659) — 510 чел.
  • Драгунский полк Я. Ивалта (1659) — 390 чел.[11]

Солдатские полки

  • Белгородский солдатский полк Ф. А. Фанбуковена (фон Буковена)
  • Яблонский солдатский полк Я. Лесли
  • Солдатский полк Я. Краферта
  • Карповский солдатский полк Я. Фанзагера (фон Загера)

— в четырех полках на 1659 — 4298 чел

  • Солдатский полк (усиленного инженерного назначения) Н. Баумана (1659) — 1500 чел.[11]
  • Усердский солдатский полк Ф. Вормзера (1658) — 1481 чел.;
  • Верхососенский солдатский полк Я. Инвалта (1658) — 1400 чел.
  • Козловский солдатский полк Я. Ронарта (1658) — 1575 чел.[10]

Вооружение

Пехотные латы XVII века

Униформа солдат мало отличалась от стрелецкой — они носили почти такие же кафтаны из цветной лятчины. Пикинёры были вооружены пиками — в 50—60-х годах они закупались в Голландии, а длина ясеневого древка составляла около 4,73 м. Применялись также полупики. Хотя позднее пикинёры, как класс, были упразднены. Солдаты вооружались как импортными, так и отечественными шпагами. Шпага носились на «шпажном ремне». Кроме того, по старинке они комплектовались бердышами, поскольку это было очень удобное и эффективное оружие. В первой половине века, помимо этого, к оружию полков нового строя относились протазаны и алебарды. В солдатских полках использовались латы, состоящие из кирасы и латной юбки, иногда с ожерельем. Поначалу они импортировались, но вскоре начались производиться и в России. В середине XVII века стоимость таких лат, произведённых на тульско-каширских заводах, составляла 2 рубля, что было относительно немного. Используемые шлемы, отмеченные, как «шишаки» — скорее всего, морионы и кабассеты. Однако во второй половине века, когда полки нового строя составляли основную всех вооружённых сил, доспехи в солдатских и драгунских полках не использовались, кроме выборных полков. Солдаты вооружались пищалями или мушкетами. А с 60-х годов появляются также гранатчики, метавшие ручные гранаты массой 0,5—2 кг.

Драгуны были вооружены пищалью или мушкетом, реже — карабином. Они должны были выполнять функции и пехоты, и конницы, но конный бой практически не вели. Из холодного оружия они иногда вооружались шпагой или другим клинковым оружием, а также на их вооружении были драгунские копья, бердыши и даже рогатины.

Рейтары были вооружены карабином и двумя пистолетами, а также саблей (реже — шпагой или палашом). Сабли у рейтар, как и у дворян и детей боярских сотенной службы, были свои, а не выдавались из казны[12].

Оружием гусар были кавалерийские пики («гусарские копьеца») и пистолеты.

Снаряжение рядовых, урядников и начальных людей полков солдатского строя. «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». 1647

Соответственно в коннице также использовались доспехи — рейтарские и гусарские, которые выдавались из казны. В 1640-54 годах в Европе было закуплено более пяти тысяч «лат рейтарских», что позволяло обеспечить полки примерно наполовину. К концу войны с Польшей, когда их производство было налажено на Тульско-Каширских заводах, одоспешенность рейтар возросла. Новгородские рейтары, например, были обеспечены ими полностью: в 1667 во Пскове они сдали в арсенал 1890 шишаков и 2080 лат[12].

Наиболее дорогим был доспех гусарский. Сохранилось описание полного гусарского доспеха из Оружейной палаты: «Латы с нарамками и с наколенками, в лице высподи по три доски прикреплены гвоздьми медными репейчатыми, на передней доске орел двоеглавной с коруною, опушкою около всех лат бархат червчатой, прикреплен гвоздми репейчатыми; привяска и обшит червчатым бархатом, в том числе на верхних по плащу железному, в лице исподние привяски пришиваны золотом пряденым, у передней доски две пряжки медных, у задней одна, гвозди все золочены; наручи в лице в длину по четыре дола поперег протерто, у тех наручей по три доски медных, прикреплены на красном бархате гвоздьми медными золочены, рукавицы бархатные червчатые, на них шиты травы пряденым золотом, шапка чешуйчатая вороненая, на ней десять орлов, наушки медные, на них выбиты лошки, по них дол опушен бархатом червчатым, покреплен гвоздми медными репейчатыми, золочен, полка медная, нос железной, в лице наверху репей медный золочен». Этот доспех и сейчас хранится в Оружейной палате, но с утратами, общий вес доспеха 28,3 кг[8].

В случае необходимости гусары могли использовать и рейтарские латы. Так, например, поступил князь Хованский в 1661 году, когда он не успел получить гусарские латы. Как писал князь: «360 лат у меня в полк приняты. Из этого числа отдано гусаром 91 латы, по нужде на время, покамест по Твоему (царскому) указу присланы будут ко мне гусарские латы, а достальные 269 латы отданы в полк полковника Давыда Зыбина рейтарам… А гусарские латы и шишаки ко мне в полк июля по 7 число не бывали, а гусаром без лат и шишаков и без наручней отнюдь нельзя быть»[8].

14 декабря 1659 года в частях, действовавших на территории Украины, были произведены изменения вооружения. В драгунских и солдатских полках вводились бердыши. Царский указ гласил: «… в салдацских и драгунских во всех полкех у салдатов и драгунов и в стрелецких приказех у стрельцов велел учинить по пике короткой, с копейцы на обеих концах, вместо бердышей, и пики долгие в салдацких полкех и в стрелецких приказех учинить же по рассмотрению; а у остальных салдатех и у стрельцов велел быть шпагам. А бердышей велел учинить в полкех драгунских и салдатских вместо шпаг во всяком полку у 300 человек, а достальным по прежнему в шпагах быть. А в стрелецких приказех бердышей учинить у 200 человек, а достальным быть в шпагах попрежнему»[13].

В 1660 году по указу царя для «солдатцкого строя полку Миколая Бодмана салдатам на 1000 на 319 человеком» из Пушкарского приказа было выделено 8 «пушечек скорострельных с клинем» на лёгких станках, «да под ними 16 колёс на 2 колеса, по 5 пуд железа… адын станок по 3 пуда…».[14]

Знамёна полков иноземного строя

Образцы драгунских, рейтарских и солдатских знамен для Белгородского полка Б. А. Репнина. 1665

Каждая рота имела своё знамя. Первые знамёна изготовлялись из шёлковых тканей. Размеры и вид знамени определял ротмистр по своему желанию.

Олеарий описывает встречу Турского посланника в Москве. У встречавших посланника войск, было шесть знамён. Одно из белого атласа, в лавровом венке написан двуглавый орёл под тремя коронами с надписью Virtute Supero (Доблестью побеждаю). Три знамени голубых с белым: на одном изображён гриф, на другом улитка, на третьем рука с мечом. Одно знамя из красной камки, на нём написана голова Януса. Одно красное знамя без изображений.

Рейтарские знамёна

Знамёна рот рейтарского и копейного строя одинаковые. Каждая рота имела своё знамя. Знамёна изготовлялись из шёлковых разноцветных тканей. Размер стороны знамени — 12 вершков. Знамёна опушались каймой и бахромой. В верхнем левом углу знамени изображался крест с подножием. В середине знамени размещались изображения льва, грифа или зверей. Количество звёзд соответствовало номеру роты. Признаки всегда серебряные. Древки крашеные. Под гротиками повязывались шёлковые шнуры и кисти.

Знамёна рейтарских полковников белого цвета. Обшивались золотой бахромой, признаки и шнуры золотые. В таком виде рейтарские знамёна просуществовали до конца XVII века.

Драгунские знамёна

В драгунских ротах знамёна двух типов: солдатские и драгунские.

В первой половине XVII века драгунские знамёна квадратные, размер стороны от 12 вершков до 1¼ аршина. В центре знамени разцветы — то есть изображения животных. К правой стороне знамени пришивался откос — ткань в форме прямоугольного треугольника. Длина откоса от 1 до 3 аршин. Иногда знамёна имели два откоса.

Полковничье знамя белого цвета. В них часто нашивался двуглавый орёл.

Во время царствования Алексея Михайловича драгунские знамёна были приведены к единому образцу. Знамёна опушались каймой. В центр нашивался крест из угла в угол. К правой стороне пришивалось два хвоста длиной от 2 аршин 12 вершков до 3 аршин.

С 1652 года на драгунских знамёнах признаки начинают писать золотом, серебром и красками.

Древки крашеные, чехлы суконные красного цвета.

В таком виде драгунские знамёна просуществовали до 24 июля 1700 года.

Солдатские знамёна

В каждом солдатском полку было полковое знамя (полковничье), подполковничье и ротные (по числу рот). Все знамёна изготовлялись по указу полковника из тафты и дорогов разных цветов. Длина знамени 3 аршина, ширина 2½ аршина. В середине знамени нашивался крест. Все знамёна в одном полку одинаковые. Отличалось только полковничье знамя — из тафты белого цвета. Солдатские знамёна никогда не имели каймы. Древки крашеные, знамя прибивалось к древку гвоздями. Чехлы суконные.

Во время царствования Алексея Михайловича изменились размеры знамён (длина могла быть от 3 до 4 аршин). В левый верхний угол пришивался 8-ми конечный крест с подножием, количество звёзд означало номер роты в полку. Эти правила строго не соблюдались.

В 1668 году появился новый образец солдатских знамён. В середину знамени вшивался круг, в котором размещалось изображение льва, инрога, грифа и т. д. Эти изображения получают название разцвет. Крест остаётся в левом верхнем углу, звёзды размещаются на полях вокруг круга.

В конце XVII века на знамёнах встречаются изображения гербов городов.

Значки

Значки — разновидность прапора, личный знак нижних чинов: сержантов, фурьеров, каптенармусов. Значки применялись только в полках Иноземного строя. Изготовлялись в полках, вероятно, единого стандарта не имели. Описания значков в архивах Оружейной палаты встречаются с 1685 года.

См. также

Бельские немцы

Примечания

  1. ↑ Устав был написан в Голландии по заказу русского правительства. В качестве иллюстраций использовались европейские гравюры, в частности эта повторяет голландскую гравюру 1615 года
  2. ↑ И. Б. Бабулин «Поход белгородского полка на Украину осенью 1658 года»//Единороъ. Материалы по военной истории Восточной Европы эпохи Средних веков и Раннего Нового времени, М., 2009, вып.1
  3. ↑ 1 2 Курбатов О. А. Морально-психологические аспекты тактики русской конницы в середине XVII века // Военно-историческая антропология: Ежегодник, 2003/2004: Новые научные направления. — М., 2005. — С. 193—213
  4. ↑ Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656—1671 гг. М.: «Древлехранилище», 2006
  5. ↑ Курбатов О. А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х — 1660-х гг./Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М., 2002, стр. 114
  6. ↑ 1 2 3 Курбатов О. А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х — 1660-х гг./Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М., 2002, стр. 116
  7. ↑ 1 2 Курбатов О. А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х — 1660-х гг./Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М., 2002, стр. 117
  8. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Бабулин И. Б. Гусарские полки в русской армии XVII века // Рейтар. 2004. № 12. С.31-36
  9. ↑ Номеру роты соответствует количество звездочек на знамени
  10. ↑ 1 2 3 Бабулин И. Б. Поход Белгородского полка на Украину осенью 1658 г.//Единорогъ. Материалы по военной истории Восточной Европы эпохи Средних веков и Раннего Нового времени, вып.1, М., 2009
  11. ↑ 1 2 3 Бабулин И. Б. Битва под Конотопом. 28 июня 1659 года. — М.: Цейхгауз, 2009. — ISBN 978-5-9771-0099-1
  12. ↑ 1 2 Курбатов О. А. Русская армия в период 1656-61 гг: Войска «полковой службы» Новгородского разряда в 1656-58 гг (по материалам РГАДА). М., 1998.
  13. ↑ Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, М., 1872, т.7, стр. 317
  14. ↑ Журнал «Родина»

Литература

  • Бабулин И. Б. Полки нового строя в Смоленской войне 1632—1634 гг // Рейтар. — 2005. — № 22.
  • Волков В. А. Войны и войска Московского государства. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. — ISBN 5-699-05914-8
  • Каргалов В. В. Русские воеводы XVI—XVII в. — М.: Вече, 2005. — ISBN 5-9533-0813-2
  • Малов А. В. Конница нового строя в русской армии в 1630-1680-е годы // Отечественная история. — 2006. — № 1. — С. 121-122.
  • Малов А. В. Государевы выборные Московские полки солдатского строя // Цейхгауз. — 2001. — № 13, 14. — ISSN 0868-801X.
  • Малов А. В. Русская пехота XVII века // Цейхгауз. — 2002. — № 17. — ISSN 0868-801X.
  • Чернов А. В. Вооруженные силы Рyccкого Государства в XV-XVII вв. — М.: Воениздат, 1954.
  • Русские старинные знамёна // Древности русского государства. Дополнения к III отделению / Сост. Лукиан Яковлев. — М.: Синодальная типография, 1865.
  • Журнал «Родина»

dic.academic.ru

Полки «нового строя» в России. Часть II

В начале 1631 г. в Западную Европу был послан шотландец на русской службе полковник А. Лесли с поручением нанять на службу в протестантских странах и доставить в Москву четыре солдатских полка.

Проект найма нескольких тысяч солдат в Европе для ведения боевых действий против Речи Посполитой был подготовлен лично А. Лесли и в кратчайшие сроки одобрен царем Михаилом Федоровичем. А. Лесли привез в Россию примерно 4 тыс. наемников, которые вместе с русскими солдатами в августе 1632 г. составили четыре полка солдатского строя. Командовали полками также иностранцы. Эти полки выступили к Смоленску в составе армии боярина и воеводы М. Б. Шеина. В июне 1633 г. вслед за ними были отправлены следующие два солдатских полка, а в Москве спешно организовали еще несколько солдатских полков, укомплектованных преимущественно «даточными людьми», а также роту под командованием капитана Я. Фарбеса. Таким образом, перед войной и во время Смоленской войны 1632–1634 гг. было организовано восемь солдатских полков и отдельная солдатская рота, причем использовались разные способы комплектования: запись в полки беспоместных дворян и детей боярских и добровольная запись вольных «охочих» людей, наем иностранных людей за границей и, наконец, принудительный сбор «даточных людей».

Тогда же начали появляться прочие полки «нового строя» – драгунские и рейтарские. В начале Смоленской войны 1632–1634 гг. был организован рейтарский полк Ш. С. Д’Эберта, в составе которого была отдельная драгунская рота. Рейтарский полк, чье формирование проходило быстрыми темпами в силу престижа в глазах дворян и детей боярских конной службы, первоначально должен был иметь двухтысячный состав, включая 1721 рядовых рейтар. Немного позже численность рейтарского полка возросла до 2400 человек из-за идеи ввести в состав полка особую драгунскую роту, а сам полк делился на 14 рот. В рейтарских полках сохранялись те же наименования чинов начальных людей, что и в полках солдатского строя, за тем лишь исключением, что командовали ротами не капитаны, а ротмистры (Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656–1671 гг. М., 2006. С. 38–40; Чернов А. В. Вооруженные силы Русского Государства в XV–XVII вв. М., 1954. С. 136).

Полевой стан. Гравюра XVII в. из книги «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (источник – www.academic.ru).

Были также организованы, но не успели принять участие в боевых действиях драгунский полк А. Гордона и гусарская «шквадрона» под командованием Х. Рыльского. По числу людей драгунские полки были равны солдатским. Собственно, сами драгуны в России XVII столетия представляли собой солдат, посаженных на коней для быстроты передвижения, но сражавшихся в пешем строю. Однако деление на роты отличалось от полков солдатского строя. Драгунских полк, состоящий из 1440 нижних чинов, делился на 12 рот. Что касается гусарской «шквадроны» Х. Рыльского, то даже именование этого подразделения «шквадроной» говорит нам о том, что в численности она сильно уступала другим полкам «нового строя». «Шквадроной» в русском войске XVII в. именовали отдельное соединение, по величине примерно равное половине соответствующего полка, но возможны и различные числовые отклонения от этого правила.

Общая численность полков «нового строя» в русской армии периода Смоленской войны 1632–1634 гг. приближалась к 18–19 тыс. человек, что являлось достаточно значимой частью всех военных сил, выставленных против Польши (около 60 тыс.) (Вайнштейн О. Л. Россия и Тридцатилетняя война 1618–1648 гг. М., 1947. С. 102). В ходе войны эти полки продемонстрировали свои достаточно высокие боевые качества при правильном подходе к их использованию. Однако в этих частях крылся один значительный недостаток – высокая стоимость их содержания. Иностранные наемники стоили дорого, на их содержание тратились огромные средства. Именно по этой причине полки «нового строя» по окончании боевых действий была распущены. Наемные иноземцы были высланы из страны. По велению государя Михаила Федоровича «немецких полковников и их полков немецких людей, которые были на государеве службе под Смоленском» отправили в те страны, в которых они были наняты на службу.

Внимание руководства страны теперь было сосредоточено на укреплении южной границы, на обороне рубежей от набегов крымских татар. Однако распущенные по домам солдаты, драгуны и рейтары, прошедшие обучение у иностранных начальных людей, учитывались Иноземским приказом, ведавшим полками «нового строя», и ежегодно проходили сезонную службу на южной границе Русского государства.

Царь Михаил Федорович. Худ. И. Г. Ведекинд. 1728 г. (источник – www. territa.ru).

Первая часть статьи

Третья часть статьи

warspot.ru