6. Северная Корея теряет союзников. Союзники северной кореи


Какие страны-союзники есть у КНДР? | Актуальные вопросы | Вопрос-Ответ

Отвечает президент Центра социальных и политических исследований «Аспект», член Общественной палаты РФ Георгий Фёдоров:

— Основная идеология КНДР — упор на собственные силы. Поэтому к вопросу дружбы с другими странами она подходит исключительно с прагматичной точки зрения, и это нужно учитывать. Выстраивая взаимоотношения с другими государствами, КНДР руководствуется чёткими критериями, так как имеет ясные цели: усиление экономики, укрепление международных отношений и собственной безопасности. В основном приоритет отдаётся соседним государствам.

Самым главным союзником КНДР, конечно, является Россия. Кстати, в КНДР очень много элиты, которая была связана ещё с Советским Союзом, поэтому это давняя дружба. Москва и Пхеньян плотно сотрудничают в разных отраслях экономики, в образовании и культуре. Причём военная составляющая в этом сотрудничестве минимальна.

Китай — традиционный партнёр КНДР. Здесь важно отметить, что Китай тоже дружит на взаимовыгодных условиях. В частности, его интересуют страны, которые находятся в конфронтации с Японией, а Северная Корея входит в этот список.

Я бы ещё выделил страны из так называемого социалистического лагеря, например, Вьетнам. Это страны, которые пропагандируют схожие идеологические ценности и в целом близки по духу.

С моей точки зрения, милитаристская риторика КНДР тоже прагматична. Если бы Северная Корея не показывала всему миру зубы, то давно могла бы превратится в Ливию или иное государство, которое было уничтожено, в том числе международными структурами, куда входят США.

Конечно, Северная Корея на словах и делах часто ведёт себя агрессивно, и у неё есть определённые перекосы с точки зрения дестабилизации региона, но она вряд ли будет выступать в роли нападающего: это просто её формат обороны. И если понять и принять эту концепцию, то можно избежать агрессии со стороны КНДР. Нужно просто смириться с тем, что такая страна существует, и не пытаться оказывать давление на существующий политический строй, вмешиваться в её дела. Пусть живут, как хотят. В мире есть куда более авторитарные государства, например, Саудовская Аравия, которой тем не менее удалось завоевать на международной арене определённое уважение.

Смотрите также:

www.aif.ru

Северная Корея сдает союзников | Wh34

Breaking Israel News: В понедельник 9-го июля Wall Street Journal (WSJ) опубликовал сенсационную новость. Оказывается, что в 1999 году руководство Северной Кореи предложило израильскому правительству отменить свое соглашение о продаже ракетных технологий Ирану в обмен на 1 миллиард долларов наличных.

Согласно Wall Street Journal, переговоры проходили в кафе в Стокгольме между послами Ирана и Израиля в Швеции. Израиль отказался от сделки, выдвинув встречное предложение о поставках в КНДР продовольствия. Контрпредложение было отклонено, и переговоры закончились.

Информация о встрече всплыла благодаря выходу в печать мемуаров Тэ Юн Хо – бывшего высокопоставленного северокорейского дипломата, который два года назад перебрался в Южную Корею. На секретной встрече в Стокгольме он был переводчиком.

Посол Израиля в Швеции в то время Гидеон Бен-Ами в интервью израильской общественной вещательной корпорации (IPBC) подтвердил эту информацию, рассказав, что в 1999 году он трижды встречался с послом Северной Кореи господином Сон Му Сином, после чего у них много раз были встречи в другие годы.

Комментарий ИНФО-МАКС: Сегодняшней сногсшибательной новости от Wall Street Journal хронологически почти 20 лет, однако было бы странным, если бы WSJ выдал новость о встречах деятелей из КНДР в представителями Израиля сегодня. Наверняка еще лет через 20 WSJ выложат публике откровения и об этом ибо секрет есть секрет.

Тем не менее, нагляден и очевиден сам принцип, ибо известно правило: есть люди, которые никогда никого не предавали, есть люди, совершавшие предательство регулярно, но нет никого, кто предал бы только один раз и на том всё. Так что у нас нет ни малейшего сомнения, что переговоры образца 1999-го сегодня активно ведутся, изменилась только цена вопроса. По сегодняшнему курсу и исходя из новых политических реалий Северная Корея может попросить у Израиля миллиардов пятьдесят.

Мужик был потрясен до ужаса, когда проверял свою жену на …

Не менее интересное развитие событий будет и в Израиле после обнародования этой информации. Сегодня там военные и чиновники сходят с ума, не зная (или как бы не зная) как защитить население страны от иранской ракетной угрозы. На защиту уже потрачена куча денег и она будет только расти. Но все можно было бы решить в 1999-м году всего-то за один миллиардов баксов, что для Израиля копейки.

Как следствие у израильтян сейчас должен возникнуть вопрос: а почему эта возможность не была использована? Когда речь идет о перспективе гибели нескольких миллионов человек от ядерного удара – тут не до экономии. Следовательно, у людей может появиться вполне логичное подозрение, что кто-то или в высшем руководстве Израиля, или где-то повыше, чем официальное руководство Израиля был очень заинтересован в развитии иранской ракетной программы. И кто был в этом заинтересован – вопрос крайне интересный.

wh24.ru

страны начали выбирать стороны в войне с КНДР

На фоне роста напряженности конфликта между Америкой и КНДР страны постепенно начали обозначать свои позиции на случай возможного военного конфликта, пишет Deutsche Welle.  

Издание отмечает, что Северная Корея уже нашла возможного союзника в соседнем Китае, который выступает против «попыток США и Южной Кореи свергнуть режим в КНДР и изменить политическую структуру Корейского полуострова».  

Тем не менее Deutsche Welle признает, что Китай, скорее всего, останется нейтральным и не будет активно поддерживать Пхеньян.  

В отличие от Китая, который официально не занимает ту или иную позицию, премьер-министр Австралии Малколм Тернбулл уже заявил, что Вашингтон «не имеет более сильного союзника, чем Австралия».  

«Если Северная Корея нападет на Соединенные Штаты, Австралия придет на помощь США, так же, как и если бы кто-то напал на нас, они пришли бы нам на помощь», – заявил австралийский премьер.  

Между тем Министерство обороны Японии ранее  также заявляло, что Токио «никогда не будет мириться» с провокациями Пхеньяна, отметив, что технически страна может перехватить северокорейскую ракету, предназначенную для США, если она будет угрожать и японской территории.  

Вместе с тем издание отмечает, что, несмотря на статью 5 Устава НАТО, согласно которой все члены альянса должны прийти на помощь любому атакованному члену, вряд ли Германия и другие члены альянса  примут военные меры против Северной Кореи, поскольку наиболее уязвимая для ударов КНДР территория США Гуам не входит в территориальные границы коллективной обороны альянса.  

Напомним, ранее президент США Дональд Трамп заявил, что, в случае если Пхеньян решится на атаку против США или их союзников, Северную Корею ждут «невообразимые последствия», при этом с таким заявлением американский лидер выступил спустя два дня после того, как пообещал обрушить на власти КНДР «огонь и ярость», если те продолжат угрожать Америке.

tvzvezda.ru

Новости дня: Россия и Китай позорно сдали КНДР - Свободная Пресса

Корейский кризис уже грозит России. Как заявил сенатор Виктор Озеров, системы ПВО на Дальнем Востоке приведены в состояние повышенной боеготовности в связи с ситуацией вокруг КНДР. Эта информация позже была опровергнута, но судя по заявлениям президента США: «Военное решение полностью готово (locked and loaded) на случай, если Северная Корея поведет себя недостаточно мудро. Надеюсь, Ким Чен Ын найдет иной путь!». Об этом Дональд Трамп написал Twitter.

А все началось с того, что 5 августа Совет безопасности ООН принял резолюцию, вводящую убийственные санкции против Северной Кореи за то, что она продолжает испытания межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в нарушение ранее принятых резолюций ООН.

Эта резолюция бьет по главным статьям экспорта Северной Кореи, включая уголь, железо, железную руду, свинец, свинцовые руды и морепродукты. Мишенями также становятся иные источники доходов — такие, как банки и совместные предприятия с иностранными компаниями.

Читайте также

Санкции США всегда ведут к войне. Сценарий 3-й Мировой Санкции США всегда ведут к войне. Сценарий 3-й Мировой

По-другому Америка не может сохранить своего влияния

Резолюция 2371 была навязана (ну кем же еще?) Соединенными Штатами Америки — Верховным Агрессором всей Вселенной. Верховный орган глобального мира, Совет безопасности ООН, никогда не наказывал эту исключительную страну-изгой и никогда не накладывал на нее санкций. А наказать было и есть за что — на протяжении последних 70 лет эта страна в боевых действиях и в результате бомбардировок беспилотниками в незаконных войнах за свою гегемонию убила миллионы людей по всему земному шару.

Резолюция против Северной Кореи была принята единогласно всеми 15 членами Совета безопасности ООН, включая союзников Северной Кореи Китай и Россию. У них могли быть свои собственные стратегические и эгоистические причины не проявить солидарность с Северной Кореей, не наложить вето на резолюцию и не предложить вместо нее меры дипломатического воздействия. Эти дипломатические меры могли бы призвать к разуму ястребов в Вашингтоне и Пентагоне и остановить зверскую кровожадность Трампа, выкрикивающего ядерные угрозы из своего гольф-клуба в Бедминстере, штат Нью-Джерси: «Их встретит такой огонь и такая ярость, каких мир еще никогда не видывал». Россия и Китай могли бы предложить альтернативную резолюцию, которая предлагала бы заняться поисками диалога и заставила бы Вашингтон прекратить разжигать войну.

Но Россия и Китай этого не сделали. Что весьма печально.

Полным позором является то, до какой степени прогнулся весь мир ради того, чтобы ублажить Вашингтон и хозяев его темного «глубинного государства», которые дергают за ниточки марионеток в Белом доме! Неужели же мы стали миром вассалов умирающей империи?

Те же самые агрессоры, возглавляемые Вашингтоном, более 60 лет назад уже разрушили Северную Корею, убив треть ее 10-миллионного населения. США не позволили подписать мирный договор. Вместо этого, Корейской народно-демократической республике, живущей по шаткому пакту о перемирии, постоянно угрожают из многочисленных военных баз США в Южной Корее и Японии, укомплектованных флотилиями самолетов и кораблей. Воздушное пространство КНДР постоянно нарушается американскими бомбардировщиками; военные маневры вооруженных сил США, Южной Кореи и Японии являются постоянным устрашением для народа Северной Кореи, ведущего нормальную мирную жизнь. А военно-демаркационная линия, проходящая по 38-й параллели, уже на протяжении жизни трех поколений или более поддерживает разделение обычных корейских семей.

Режим Ким Чен Ына показывает всему миру всего лишь свою готовность защищать достижения КНДР по изумительному восстановлению страны и отстаивать всеобъемлющие социальные гарантии по бесплатному образованию и медицинскому обеспечению всего народа, численность которого сейчас превышает 25 миллионов человек. Северокорейские средства ядерного сдерживания ни для кого не представляют угрозы — ни для Японии, ни для ее Южного брата, ни, тем более, для Соединенных Штатов. И Трамп чертовски точно знает это. Его похвальба об «огне и ярости» — ни что иное, как бряцание оружием, шоу мультимиллиардера-психопата, гоняющего гольф-мячики и упивающегося властью над, слава Богу, разваливающейся империей. Он не посмеет тронуть Северную Корею, потому что тогда он познает «огонь и ярость» союзников КНДР — России и Китая — несмотря на их неудачное голосование в СБ ООН.

Считается, что санкции ООН — если они будут соблюдаться — сократят ежегодные экспортные поступления Северной Кореи на 1 миллиард долларов. Это может повергнуть страну, благодаря предыдущим западным санкциям уже изолированную, в крайнюю нищету и голод. И хотя маловероятно, чтобы Китай, на долю которого приходится 90% внешней торговли Северной Кореи, будет придерживаться этих санкций, они, все равно, являются бесчестной угрозой.

Посмотрим на законность санкций ООН в более широком контексте — таком, которое народы мира либо не знают, либо забыли.

Глава VII Устава ООН описывает Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии.

Эти действия конкретно излагаются в статьях 39, 40, 41 и 42 Главы VII:

Статья 39

Совет Безопасности определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает о том, какие меры следует предпринять в соответствии со статьями 41 и 42 для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.

Статья 40

Чтобы предотвратить ухудшение ситуации, Совет Безопасности уполномочивается, прежде чем сделать рекомендации или решить о принятии мер, предусмотренных статьей 39, потребовать от заинтересованных сторон выполнения тех временных мер, которые он найдет необходимыми или желательными. Такие временные меры не должны наносить ущерба правам, притязаниям или положению заинтересованных сторон. Совет Безопасности должным образом учитывает невыполнение этих временных мер.

Статья 41

Совет Безопасности уполномочивается решать, какие меры, не связанные с использованием вооруженных сил, должны применяться для осуществления его решений, и он может потребовать от Членов Организации применения этих мер. Эти меры могут включать полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений.

Статья 42

Если Совет Безопасности сочтет, что меры, предусмотренные в статье 41, могут оказаться недостаточными или уже оказались недостаточными, он уполномочивается предпринимать такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Такие действия могут включать демонстрации, блокаду и другие операции воздушных, морских или сухопутных сил Членов Организации.

Односторонние санкции в отношении другой страны — главный инструмент, который Соединенные Штаты своевольно применяют в отношении любой страны, которая не лижет их сапоги, совершенно незаконны и являются нарушением международного права.

Законность санкций ООН крайне сомнительна в большинстве случаев и, в частности, в случае с Северной Кореей, поскольку эти санкции воздействуют на права человека, а именно на экономические, социальные и культурные права гражданского населения. Совокупный негативный эффект от этих санкций может привести к гуманитарной катастрофе, выражающейся в нехватке определенных товаров и услуг, существенно необходимых для того, чтобы гарантировать базовые условия жизни (Gebs, Robin. «Humanitarian Safeguards in Economic Sanctions Regimes: A Call for Automatic Suspension Clauses, Periodic Monitoring, and Follow-Up Assessment of Long-Term Effects». The Harvard Human Rights Journal 18 (2005), p. 173).

В случае с Северной Кореей эти санкции являются полным фарсом, поскольку главным агрессором не является и никогда не была Северная Корея. Агрессором являются и всегда были Соединенные Штаты.

Читайте также

Разведка США: «Жаль, что не раскатали Россию при Ельцине» Разведка США: «Жаль, что не раскатали Россию при Ельцине»

Американцы заявили о своих упущенных возможностях

Однако, никакому государству на этой прекрасной планете не приходит в голову ввести санкционный режим против США через Верховный орган Мира и Безопасности ООН. Но почему же? Да потому что все они боятся ответных мер со стороны США. Хотя, Россия и Китай вместе с блоком «Шанхайская организация сотрудничества» (ШОС), который уже объединяет половину населения мира, контролируют треть глобального экономического продукта и находится на пути к отказу от гегемонии американского доллара, вроде бы, не должны больше бояться ответных мер. Но, все равно, боятся?

Просто нелепо, как весь мир, эта Лига Наций, как ее раньше называли, живет с мозгами, до основания промытыми, чтобы практически безо всяких исключений и вопросов, не моргнув глазом, мириться со зверствами Вашингтона, с его преступлениями против человечества, с беспорядочными убийствами десятков миллионов человек по всему миру. Но в то же самое время, эта «Лига Наций» в едином порыве проявляет «солидарность», чтобы с готовностью задушить маленькое смелое государство Северную Корею, которая лишь проводит испытания своих возможностей на самооборону перед лицом незаконных угроз верховного агрессора всего мира — Соединенных Штатов Америки.

Автор (Peter Koenig) — экономист и геополитический аналитик, ранее работал во Всемирном банке. Читает лекции в университетах США, Европы и Южной Америки. Его статьи публикуются в таких изданиях, как Global Research, ICH, RT, Sputnik, PressTV, The 4th Media (China), TeleSUR, The Vineyard of The Saker Blog и других ресурсах.

Публикуется с разрешения издателя.

Copyright © Peter Koenig, Global Research, 2017

Перевод Сергея Духанова.

svpressa.ru

Россия и Северная Корея: настоящие друзья познаются в беде? | Политика | ИноСМИ

Связи между Москвой и Пхеньяном восходят к 1948 году, когда русские помогли Ким Ир Сену создать армию и военно-воздушные силы, благодаря чему возникла Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР). Ким Ир Сен сначала был одним из руководителей партизан, а впоследствии стал командиром советской армии, где служил до конца Второй мировой войны. Когда после 26 лет изгнания он вернулся в Корею, советские власти назначили его руководителем Корейской коммунистической партии.

В последние 25 лет у России не было практически никакой возможности оказывать влияние на Пхеньян, у нее также не было возможности ни осуществлять какую-либо технологическую поддержку, ни инвестировать в северокорейскую промышленность. Намерение укрепить отношения стало очевидно, в первую очередь, в 2015 году, когда Россия и Северная Корея объявили год двусторонней дружбы, в ходе которого произошел ряд политических, экономических и культурных встреч. Государственные СМИ Северной Кореи назвали этот год 70-м юбилеем освобождения Кореи от колониального правления Японии и «победы России в Великой Отечественной войне».

Для России преимущества носили в первую очередь экономический характер. В предыдущий год Москва списала 10 из 11 миллиардов долларов долга Северной Кореи, объявив, что остающийся миллиард будет инвестирован в эту страну. Российские инвесторы также согласились вложить 25 миллиардов долларов в систему железнодорожного сообщения Северной Кореи, в то время как дополнительное финансирование должно было быть направлено в область базовой инфраструктуры. Частные российские компании должны были реконструировать северокорейские электросети, в то же время обе страны занимались развитием (свободного от льда) порта Расон для экспорта российского угля. При помощи реорганизации железнодорожной сети Россия пыталась расширить экономические связи с Северной Кореей в обмен на доступ к природным ресурсам. В этот период, в мае 2015 года, был запланирован визит Ким Чен Ына в Россию, который стал бы его первой зарубежной поездкой за время нахождения у власти, но впоследствии визит был отменен.

Ракетные испытания и санкции

C самого начала 2000-х Россия привычно улаживает цикл провокаций Северной Кореи и сглаживает растущее в этом регионе напряжение. После испытаний баллистических ракет Пхеньяном в 2017 году Россия неоднократно заявляла, что ее стратегия поддержания доброжелательных отношений и с Южной, и с Северной Кореей имеет больше шансов для нахождения мирного способа разрешения кризиса на Корейском полуострове по сравнению с агрессивной политикой Вашингтона. В мае 2017 года российский президент Владимир Путин сообщил бывшему специальному посланнику из Южной Кореи Сон Ен Гилю, что он намерен отправить на корейский полуостров российскую дипломатическую делегацию, чтобы она стала посредником при переговорах между Северной и Южной Кореей. Путин также критически высказался об американском комплексе противоракетной обороны THAAD, предназначенном для запуска баллистических ракет меньшей и средней дальности, развернутом в Южной Корее. Путин утверждал, что комплекс THAAD может привести исключительно к усилению напряжения с Северной Кореей и угрожать безопасности России и при этом не обеспечит должной защиты Южной Кореи.

Jamejam06.12.2017Neatkarigas Rita Avize16.10.2017Foreign Policy29.09.2017Финансовые ограничения, наложенные резолюцией ООН, вероятно, приведут к запрету на рублевые транзакции между Россией и Северной Кореей — недавно появившуюся практику, используемую для поддержки двусторонней торговли между странами. Это может помешать проведению сделок между Россией и Северной Кореей. При таком раскладе российские банки могут прекратить переговоры с банками северокорейскими, в том числе и с теми, которые задействованы в гуманитарном сотрудничестве. Воздействие резолюции Совета безопасности ООН на торговлю с Северной Кореей будет зависеть во многом от того, как будут проведены санкции, в частности, со стороны Китая.

 

Северная Корея может захотеть использовать Россию как транзитный пункт, потому что граница между странами остается все еще относительно открытой. Строится новый мост, но перспективы завершения строительства остаются под вопросом. Журнал «Дипломат» (The Diplomat) в марте 2016 года писал, что введение санкций может привести к потерям со стороны России, исчисляемым сотнями миллионов долларов. Ограничения и запреты на северокорейский экспорт угля, железа, железной руды, золота, титана, ванадия и редкоземельных элементов могут негативно сказаться на заявленных приоритетах страны — возрождении ее экономики. Россия для Северной Кореи могла бы стать альтернативой Китаю. Когда Китай приостановил энергетический экспорт в Пхеньян, его место заняла Россия  и с тех пор она позиционировала себя как главного международного союзника Северной Кореи. С этой целью Кремль инвестировал в инфраструктуру Северной Кореи и в техническое сотрудничество с этим государством.

 

Преимущества Москвы в северокорейском кризисе

Директор корейских программ Института экономики РАН Георгий Толорая считает, что потенциальная роль России в разрешении северокорейской ядерной проблемы рассматривается как дублирование роли отвергнутого Китая. Однако Россия может «поколебать чашу весов» в сложном равновесии в корейских делах, несмотря на ограниченность ее прямого экономического воздействия. Дело в том, что Россия и Китай не достигли полного согласия по поводу ситуации на Корейском полуострове, а также по поводу некоторых других проблем в Евразии. Эти нюансы недавно стали очень важны, так как Северная Корея стала проявлять открытую враждебность в отношении Китая и его вмешательства в корейские дела. В то время как отношения с Китаем обострились, Пхеньян продолжает проявлять доброжелательность к России как к своему альтернативному спонсору. Россия, естественно, не питает никаких иллюзий относительно возможности полностью доверять режиму Ким Чен Ына или оказать на него радикальное влияние, не говоря уже о том, чтобы Северная Корея стала близким союзником и настоящим другом России. Благодаря своему многолетнему опыту Москва также осознает факт, что Пхеньян склонен с легкостью менять занимаемую им позицию. При этом Россия прекрасно понимает предел возможностей при попытке повлиять на позицию Северной Кореи, в частности, в таких жизненно важных вопросах, как ядерное и ракетное сдерживание.

Кроме того, для России и Китая корейская проблема важна в вопросе отношений с Соединенными Штатами, однако у каждой страны имеются свои, совершенно особые и не совпадающие с другими государствами приоритеты в сфере внешней политики. Китай столкнулся с растущим и существенным давлением со стороны Соединенных Штатов в северокорейском вопросе, в то время как Россия рассматривалась как игрок меньшего значения, не требующий значительного внимания со стороны Вашингтона. Соединенные Штаты, Россия и Китай, казалось бы, разделяют точку зрения о необходимости ядерного разоружения Корейского полуострова, а также переживания, связанные с провокационным поведением Северной Кореи. Меньшее понимание можно отметить в вопросе о степени координации между Москвой и Пекином, которая может сыграть важную роль в решении этой проблемы, если отталкиваться от предположения, что Россия, как и Китай, предпочитает стабильный режим рухнувшему. Для России корейская проблема значима как в глобальном отношении (в сфере нераспространения ядерного оружия и взаимоотношений с крупными державами), так и в региональном (в сфере вопросов экономики и безопасности в Северо-Восточной Азии), и в двусторонних отношениях (с Северной и Южной Кореей). В каждой из этих плоскостей градус напряженности между Москвой и Пекином — свой. В каждом на кону стоят совершенно разные капиталы.

© AP Photo, Korean Central News Agency/Korea News Service via APСеверокорейский лидер Ким Чен Ын во время строевых учений

Военный конфликт по соседству стал бы катастрофой для обеих стран, но разного масштаба. Для Китая эти последствия могут быть катастрофическими, а для России — не столь страшными. Для Пекина гипотетическое падение режима создаст риск массового перехода северокорейских беженцев через 1400 километров границы. С другой стороны, вероятный вакуум власти в Северной Корее может быть заполнен Соединенными Штатами и их союзником — Южной Кореей. Этих двух вариантов развития событий Китай хотел бы избежать. Китай действительно намерен отговорить Северную Корею от дальнейших разработок ядерного оружия, которые могут нанести вред самому Китаю. Однако Китай не будет совершать никаких резких движений, обрывая связи с Северной Кореей. Он очень заинтересован в сохранении стабильности и статуса кво на Корейском полуострове, то есть в разделенной Корее, настроенной против Запада, которую можно использовать в качестве подушки безопасности, тормозящей распространение японского и американского влияния в регионе. Стратегические интересы Китая, состоящие в стабильности и денуклеаризации Корейского полуострова, потребуют, чтобы Пекин улучшил отношения с Пхеньяном, чтобы восстановить китайское влияние на правительство Кима. Это стремление представляется еще более трудным, учитывая постоянные все более воинственные угрозы, за которыми и последовали наложенные ООН санкции. Толорая считает, что для России, если не считать последствий глобального и регионального конфликта, оба варианта сценария будут означать просто увеличение военных и политических столкновений с Соединенными Штатами в Азиатско-Тихоокеанском регионе и утрату влияния на Корейском полуострове. Этот вариант удручает, но он не будет трагедией. Таким образом, Москва будет усиленно напирать на политический и дипломатический рычаг, чтобы воспрепятствовать такому развитию событий. Она также будет противиться непосредственному участию в военных действиях, в отличие от недавно разворачивавшегося сирийского сценария.

ИноСМИ29.07.2013The Guardian22.08.2017The Guardian14.12.2016Reuters09.11.2015В то время как Китай снижает объемы торговли с Северной Кореей, Россия сближается с Ким Чен Ыном. Китай словно прислушался к призыву президента Трампа осуществлять как можно большее давление на Северную Корею, чтобы она остановила разработки своих ядерных и ракетных программ, а Россия решила выступить в качестве посредника между Пхеньяном и всем остальным миром. Объем торговли между Россией и Северной Кореей в первые два месяца 2017 года вырос на 73% по сравнению с тем же периодом предыдущего года: этот рост связан, главным образом, с крупными поставками угля из России. Помимо увеличения поставок угля, Россия предприняла и другие действия, чтобы расширить торговлю с Северной Кореей:

— российская компания «Инвестстройтрест» открыла новую линию перевозок в мае 2017 года, связав российский порт Владивосток с северокорейским городом Раджин;

— чиновники российских железных дорог, по некоторым данным, в январе посетили Северную Корею, чтобы обсудить развитие железной дороги Раджин — Хасан, соединяющей Россию с Корейским полуостровом;

— Россия и Северная Корея подписали соглашение по рабочей иммиграции, чтобы расширить программу, в рамках которой 40 тысяч северокорейских рабочих уже задействованы в деревообрабатывающей промышленности и на российских стройках, что является одним из основных источников зарубежной валюты для правительства Ким Чен Ына.

Эти маневры проводятся несмотря на то, что Россия подписала недавно принятый список санкций Совета безопасности ООН, требующих сократить ведение дел с Северной Кореей в качестве ответа на проведение ею ядерных испытаний и испытаний баллистических ракет. На данный момент Китай управляет 90% бизнеса, который Пхеньян ведет с остальным миром и, разумеется, крупные коммерческие сделки России с северокорейцами могут ослабить китайское давление. Российский президент Владимир Путин неоднократно заявлял о том, что он против расширения «клуба» ядерных держав, но при этом критически высказывался и о политике Америки по отношению к Северной Корее. По мнению Путина, единственный способ разрешить проблемы мирным путем — это вернуться к диалогу с Пхеньяном, не прибегая ни к каким запугиваниям. Россия склонна считать, что северокорейские провокации являются следствием агрессивных действий Южной Кореи и Соединенных Штатов, продолжающих проводить военные учения на Корейском полуострове и отправляющих в корейские воды авианосцы. Регулярное движение нефтяных танкеров между Россией и Северной Кореей и железнодорожное сообщение — это элементы, демонстрирующие, что Россия способна заместить некоторые поставки нефти Китая, но не ясно, смогут ли они целиком заместить их, рассказал Энтони Рудджеро (Anthony Ruggiero), аналитик вашингтонского аналитического центра Фонда защиты демократии (Foundation for Defense of Democracies).

В появившихся несколько дней назад новостях сообщалось, что российские танкеры доставили в Северную Корею топливо по меньшей мере три раза за последние несколько месяцев, и перегрузили его, находясь в море, на северокорейские суда. Таким образом, Россия бросила Пхеньяну экономический спасательный круг. По мнению Маркуса Ноланда (Markus Noland), директора по исследовательской работе Института мировой экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics), в июне прошлого года в Северной Корее выросли цены на еду и топливо, но причины этого повышения были неизвестны. Среди возможных причин: спад поставок из-за санкций, перенаправление этой продукции военным и рост спроса со стороны населения, опасающегося вероятного начала войны. По мнению Ноланда, создается впечатление, что объем торговых отношений между Россией и Северной Кореей растет (он составляет 130 миллионов долларов каждый год), но до сих пор намного уступает Китаю, с которым ежегодный объем торговли составляет 6,6 миллиардов долларов в год.

Железнодорожное сообщение России с КНДР (Хасан — Раджин) открылось в 2016 году

Россия заинтересована в том, чтобы играть существенную роль в будущих схемах экономического и логистического взаимодействия в азиатской части Дальнего Востока, где в противном случае будет тотально доминировать Китай, особенно при наличии железнодорожного сообщения и возможностей проведения нефтепроводов через Северную Корею. Идея объединения транскорейской железной дороги с Транссибирской магистралью восходит к концу девятнадцатого века. Однако эти планы пришлось отложить после русско-японской войны в 1905 году. В 2000 году эта идея вновь стала обсуждаться, и теперь появилась в форме железнодорожного сообщения Хасан — Раджин. Раджин — это город, расположенный на севере Северной Кореи, а Хасан — российский город, находящийся на границе с Северной Кореей. В проект строительства железной дороги было вложено 300 миллионов долларов со стороны «Российских железных дорог». Он может стать самым крупным коммерческим и политическим российским проектом, осуществленным при участии Пхеньяна. В 2013 году были завершены предварительные работы по строительству 50-километрового участка от Хасана, последнего российского города перед пересечением реки Туманной до порта Раджин, таким образом, было реализовано соглашение 2008 года, подписанное между железнодорожным ведомством Северной Кореи и РЖД. Во время празднования этого события (в сентябре 2013 года) глава РЖД заявил, что цель строительства состоит в экспорте угля и импорте товаров из Южной Кореи и других азиатских стран. Он также сказал, что это сообщение было частью более амбициозного плана — железнодорожной линии между Европой и Азией, которая бы позволила осуществлять более скоростную транспортировку товаров по сравнению с морскими перевозками. Когда будет завершено строительство железнодорожного сообщения, Россия сможет перевозить большее количество грузов в контейнерах, используя порт. По прогнозам их объем может составить 5 миллионов тонн товаров в год. Самый крупный российский порт для экспорта угля — Восточный — находится на побережье Тихого океана. Его пропускная способность составляет 18 миллионов тонн в год. Вместе с портом Ванино после увеличения топливного экспорта в Азию они сейчас работают на пределе своих возможностей. Таким образом, использование порта Раджин принесло бы российскому экспорту большую выгоду, позволив в то же время разгрузить порты, расположенные немного севернее. Проект восстановления 53 километров железнодорожного полотна от станции Хасан (Россия) до порта Раджин (КНДР) был осуществлен в период с 2008 по 2014 год совместными усилиями РЖД и КНДР. Терминал порта Раджин был торжественно открыт в июле 2014 года, а в 2016 году было заявлено, что в рамках пилотного проекта российский уголь должен был по морю транспортироваться из Раджина в Южную Корею и Китай. В 2017 году по меньшей мере 2,4 миллиона тонн товаров, главным образом угля, можно было перевезти по железной дороге Хасан-Раджин. Три южнокорейские компании — «Поско» (Posco) — основной производитель стали, «Корейская железнодорожная корпорация» (Korea Railroad Corporation, Korail) и судостроительная компания «Хендэ Мерчант Марин» (Hyundai Merchant Marine Co) будут получать грузы, отправленные через Раджин. Вероятное возвращение в проект партнеров Южной Кореи может сыграть в нем важную роль, потому что изначально считалось, что они смогут принять в нем участие, так как он задумывался как трехсторонний (на данный момент он еще находится на стадии координации).

© РИА Новости, Сергей Орлов | Перейти в фотобанкПервый теплоход из Северной Кореи прибыл во Владивосток

Со стороны Сеула, по всей видимости, произошли некоторые сдвиги: 24 ноября 2017 года прошла церемония открытия Центра поддержки корейских инвесторов во Владивостоке, что можно считать первым шагом к подобному сотрудничеству. Как говорят люди, задействованные в работе над этим проектом, до конца года планировалось организовать горячую телефонную линию, позволяющую инвесторам задавать вопросы о том, как они могут осуществить свои планы на российском Дальнем Востоке. На полях третьего Восточного экономического форума в сентябре этого года президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин пригласил Россию создать девять сфер сотрудничества, в том числе в транспортном, энергетическом и сельскохозяйственном секторах. Все страны-участницы считают этот проект очень важным, а Россия гордится тем, что сотрудничает с обоими корейскими правительствами. Вдобавок ко всему, при поставках угля через Раджин — Хасан южнокорейские потребители могли бы сэкономить до 15% на стоимости перевозки. Этот проект должен стимулировать региональную экономику благодаря свободной торговле и экономическому сотрудничеству в евразийском блоке, объединив снова железные дороги, связывающие обе Кореи, Китай и Россию. По мнению Людмилы Захаровой, эксперта по Корее из Института Дальнего Востока РАН, из-за запуска спутников и проведения ядерных испытаний Пхеньяном Сеул не вернется к этому проекту, по крайней мере, до 2018 года. По мнению бывшего министра иностранных дел Южной Кореи, Сеул и Москва могут обсудить другие возможные способы приступить к программе, исключая путь через Северную Корею, чтобы соблюсти санкции Совета Безопасности ООН. В заключение следует сказать, что благодаря этому проекту Пхеньян поддержит стабильные отношения с Россией и получит экономическое преимущество в виде платы за использование северокорейского порта. Таким образом, Пхеньян добьется более тесного сотрудничества с партнером, который станет для него альтернативой Китаю. Южная Корея после стабилизации отношений с Пхеньяном может получить весьма значительное экономическое преимущество за счет сообщения страны с Европой. Первое железнодорожное сообщение между Северной и Южной Кореей было официально завершено в июне 2003 года. На данный момент существует железная дорога, пересекающая границу на западном берегу, и, в случае улучшения отношений между двумя странами, движение по ней может стать очень интенсивным. Железнодорожная ветка на восточном побережье могла бы стать более коротким путем к главному порту Вонсан, Транссибирской магистрали и Владивостоку. Путь через западное побережье является самым удобным для того, чтобы добраться до Транскитайской железной дороги.

Морской путь. Паром Раджин — Владивосток

В мае 2017 года в Раджине появилось морское сообщение с Россией, в частности, с тихоокеанским портом Владивостока, несмотря на требование Соединенных Штатов в отношении всех стран сократить отношения с Пхеньяном. Российские перевозчики, отвечающие за морское сообщение, уже сообщили, что это коммерческая инициатива, но появление этой услуги совпадает с тем, что некоторые эксперты определяют, как попытку Пхеньяна наладить отношения с Москвой на случай, если его более близкий союзник Китай сократит торговые отношения с Северной Кореей по причине санкций. Сервис, по мнению перевозчиков, предназначен для китайских туристов, желающих морским путем добраться до порта Владивостока. По сообщениям из северокорейского агентства KCNA, этот сервис будет действовать на базе парома на маршруте Раджин — Владивосток и положительно повлияет на развитие морских перевозок, экономическое сотрудничество и туризм между двумя странами. Судно Mangyongbong эксплуатировалось в сообщении между Северной Кореей и Японией до того, как Токио закрыло этот маршрут в 2006 году после северокорейских ядерных испытаний. Паром может перевозить до 200 пассажиров и тысячи тонн груза шесть раз в месяц между Северной Кореей и Владивостоком. В России, особенно во Владивостоке, проживает одно из крупнейших в мире северокорейских сообществ за границей.

Интерес к Северной Корее со стороны компаний в телекоммуникационном секторе

Еще одним сектором, в котором Россия могла бы получить выгоду, является сфера телекоммуникаций. По данным американской исследовательской группы «38 Норт» (38 North) c 1 октября 2017 года российская телекоммуникационная компания «Транстелеком — ТТК» начала предоставлять Северной Корее услуги интернет-связи. Это соединение играет важную роль, потому что является вторым способом доступа к глобальной сети интернет в дополнение к единственному до этого использовавшемуся Пхеньяном «Star JV», который предоставлял китайский телекоммуникационный оператор «Чайна Уником» (China Unicom). Если не считать кратковременного перерыва в 2012 году и появления тогда спутникового оператора «Интелсат», начиная с 2010 года китайский провайдер был для северокорейцев единственным способом выхода во всемирную сеть. Новый способ связи с остальным миром предоставляет один из главных российских операторов в сфере телекоммуникаций «Транстелеком» благодаря тысячам километров оптоволокна, проложенного вдоль железнодорожного пути РЖД. По мнению группы «38 Норт», воспроизводящей карту «Транстелеком», это сообщение проходит через Владивосток и пересекает потом северокорейскую границу.

Выводы

Россия, как и другие сверхдержавы, играет основополагающую роль в поддержании мира и стабильности на мировом уровне, а также в продвижении мирных решений региональных проблем. Прибежать на помощь другу в тот момент, когда ты ему больше всего нужен — благородное чувство, но порой сам собой напрашивается вопрос, нет ли в этом стремлении какой-то корысти. В прошлом Россия была близка к Пхеньяну, но в данный момент создается впечатление, что она стремится заполнить пробел, который может остаться после выхода Китая из торговых отношений с Северной Кореей. Москва будет в любом случае использовать свою позицию в Совете Безопасности ООН, чтобы в дальнейшем не усугублять и без того уязвимое положение Пхеньяна, не участвуя в принятии каких-либо новых санкций в отношении Северной Кореи. С точки зрения геополитики, северокорейский кризис является для Кремля шансом внедриться в геополитическое пространство, в котором затронуты интересы США. Азиатско-Тихоокеанский регион является пульсирующим сердцем мировой экономики, где Китай и США пытаются оказывать стратегическое влияние. Москва хочет нарастить свое влияние в этом регионе, который становится все более важным с геополитической точки зрения, и должен стать той территорией, где определится новое соотношение сил в мире. Так речь идет о практичности, политической хитрости или о чем-то ином?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

6. Северная Корея теряет союзников. Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате

6. Северная Корея теряет союзников

В начале 90-х годов Б. Н. Ельцин и его команда посчитали, что Северная Корея не может быть более союзником России. «Демократа» Ельцина смущала тоталитарная сущность северокорейского режима, объявленное в Пхеньяне престолонаследование (переход власти от Ким Ир Сена и его сыну Ким Чен Иру). Тем более российский Президент уже успел подружиться с южнокорейскими лидерами Ро Дэ У и Ким Ен Самом. В ноябре 1992 года Б. Н. Ельцин посетил Сеул, подписал там Договор об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея. Этот документ носил общеполитический характер, там не содержалось никаких военных обязательств. Москва и Сеул декларировали «общие ценности» и приверженность «демократическим принципам», уважение к правам человека и т. п. Все это в Пхеньяне не приветствовалось. Северокорейские власти стали все более резко «огрызаться» на Россию, обвиняя ее в предательстве, нарушении договорных обязательств, в попытках задушить КНДР как социалистическое государство. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1961 года был объявлен Пхеньяном «разорванной бумажкой».

В этих условиях, естественно, встал вопрос, что делать с Договором, тем более, в 1996 году истекал очередной пятилетний срок его действия (по договору, если ни одна из сторон за один год до его истечения не заявит о своих намерениях, то документ автоматически пролонгируется на следующие пять лет).

Демократическое крыло ельцинской администрации (Е. Т. Гайдар, А. В. Козырев и другие) и сам Президент в принципе выступали за денонсацию Договора с Северной Кореей. Трезвомыслящие политологи, специалисты-корееведы считали возможным оставить документ «в покое», но высказать наше отношение к военной статье, направив соответствующую ноту северокорейской стороне, в которой изложить наше неприятие автоматической вовлеченности России в возможный военный конфликт на Корейском полуострове. Думается, что, во-первых, это был бы правильный ход с российской стороны, который позволил бы Москве сохранить определенное влияние на корейские дела. Во-вторых, такой шаг был бы сигналом Сеулу, что Россия не собирается ориентироваться только на Южную Корею и намерена стоять на полуострове «на двух ногах». И, в-третьих, было известно, что Китай, имеющий с КНДР аналогичный договор, не собирается его денонсировать. Китайцы разъяснили Пхеньяну, как они толкуют этот документ (а толковали они его, исходя, прежде всего, из интересов сохранения мира и стабильности в Корее и недопущения автоматической вовлеченности в возможный конфликт на Корейском полуострове).

Б. Н. Ельцин, будучи провинциальным партократом, был не способен подняться до уровня понимания общегосударственных интересов, поэтому «положился» на «козыревцев», настаивавших на сломе Договора, который играл на протяжении более 30 лет стабилизирующую роль. Именно благодаря наличию этого документа, удалось не допустить нового конфликта в Корее в 1968 году, когда северокорейцы захватили американское разведывательное судно «Пуэбло». Демократы убедили Б. Н. Ельцина в том, что Южная Корея — это благополучная страна, крупный потенциальный инвестор для российской экономики. Однако все это были только слова, да и Президент РФ в тот период был «занят» настолько, что неделями не появлялся в Кремле.

Нельзя сказать, что Ким Ир Сен был лично не симпатичен Б. Н. Ельцину. Нет. Борис Николаевич, первый секретарь Свердловского обкома КПСС, принимал северокорейского «вождя» в 1984 году, когда тот останавливался в Свердловске на пути в Москву. Обком устроил тогда грандиозный прием. Участники этого действа рассказывали, что давно не видели такой пышности и торжественности. Борис Николаевич чувствовал себя «на коне». Ведь он был одним из немногих, кому было доверено принимать «великого вождя» Северной Кореи. Единственное, о чем сожалел будущий российский Президент, так это то, что Ким Ир Сен отказался продолжить торжество в бане. А баню Б. Н. Ельцин всегда любил, причем любил самозабвенно, особенно в молодости.

Итак, российская сторона приняла решение отказаться от Договора с КНДР 1961 года. Но время демократической эйфории в России, в том числе в российской дипломатии, заканчивалось. Началось протрезвение. Нет, не Президента. Разумные люди ведь были и в его окружении. Российской дипломатии, прямо скажем, повезло. Главой МИДа в 1995 году стал Е. М. Примаков, действительно выдающаяся фигура в российском истеблишменте. Человек широкого политического кругозора, хорошо понимающий национально-государственные интересы России сделал немало за тот короткий период, когда он находился у руля МИД и правительства. Именно в это время были предприняты важные шаги, в том числе и на корейском направлении российской внешней политики.

Придавая существенное значение восстановлению добрососедских отношений с КНДР и руководствуясь стремлением к укреплению договорно-правовой базы российско-северокорейских отношений, Москва предложила заключить новый договор — Договор об основах дружественных отношений между РФ и КНДР.

Пхеньян выразил принципиальную готовность рассмотреть российский проект, который в августе 1995 года был передан Северной Корее.

В процесс обсуждения между РФ и КНДР вопроса о судьбе Договора 1961 года неоднократно вмешивалась Южная Корея, причем делала это публично, настойчиво «советовала» российской стороне не продлевать срок его действия. Представитель министерства обороны РК, например, выступил с заявлением, в котором содержался призыв к России аннулировать договор с Северной Кореей. Более того, южнокорейские военные настаивали даже на том, чтобы «поставить в зависимость от отказа российской стороны от Договора 1961 года планировавшееся подписание Договора об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея.[84]

Естественно, такое беспрецедентное вмешательство Сеула в отношения России с третьей страной вызвало негативную реакцию Москвы. МИД России подтвердил, что Договор 1961 года «сохраняет свое действие и продолжает оставаться важным элементом военной и политической стабильности на Корейском полуострове».[85] Это заявление было сделано в июле 1992 года, а в ноябре Б. Н. Ельцин посетил Сеул, где был подписал Договор с РК. Тогда же российский Президент «сгоряча» наговорил много недипломатических слов о том, что союзный Договор с Северной Кореей «иссяк» и т. п.

Естественно, все это не осталось незамеченным в Пхеньяне. Северные корейцы с раздражением восприняли односторонние действия и заявления российских официальных лиц по поводу Договора 1961 года. В КНДР сознавали, что Россия как союзница Северной Кореи полностью потеряна и стали строить свою политику в отношении Москвы, исходя из той реальной ситуации, которая складывалась к середине 90-х годов.

Еще одним шагом с российской стороны, вызвавшим негативную реакцию северокорейских властей, стала передача Президенту РК Ким Ен Саму копий документальных материалов из российских архивов о корейской войне 1950–1953 годов. Правда, надо сказать, что аналогичные копии документов были переданы северокорейцам и Китаю. Тем не менее, рассекречивание важных документальных свидетельств о корейское войне нанесло ощутимый удар по «непогрешимости» «великого вождя» Ким Ир Сена, способствовало разоблачению ореола генералиссимуса как «непобедимого, стального полководца».

К моменту смерти Ким Ир Сена (8 июля 1994 г.) российско-северокорейские отношения были сведены к минимуму. Попытки российской стороны как-то «смягчить» негативную реакцию Пхеньяна на действия Москвы не привели к какому-либо позитиву в отношениях двух стран. Намерение заместителя министра иностранных дел Г. Ф. Кунадзе как-то объяснить ситуацию, развеять недоверие северокорейцев относительно целей России на Корейском полуострове успеха не имели. Северокорейская администрация пришла к окончательному выводу: «Россия больше не союзник КНДР и рассчитывать на нее нельзя». Так у северокорейского режима остался единственный союзник — Китай, но и ему в Пхеньяне доверять не могли. В истории отношений КНДР—КНР не раз случалось, когда Пекин действовал не так, как хотелось бы северокорейцам.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Северная Корея теряет союзников — МегаЛекции

 

В начале 90-х годов Б. Н. Ельцин и его команда посчитали, что Северная Корея не может быть более союзником России. «Демократа» Ельцина смущала тоталитарная сущность северокорейского режима, объявленное в Пхеньяне престолонаследование (переход власти от Ким Ир Сена и его сыну Ким Чен Иру). Тем более российский Президент уже успел подружиться с южнокорейскими лидерами Ро Дэ У и Ким Ен Самом. В ноябре 1992 года Б. Н. Ельцин посетил Сеул, подписал там Договор об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея. Этот документ носил общеполитический характер, там не содержалось никаких военных обязательств. Москва и Сеул декларировали «общие ценности» и приверженность «демократическим принципам», уважение к правам человека и т. п. Все это в Пхеньяне не приветствовалось. Северокорейские власти стали все более резко «огрызаться» на Россию, обвиняя ее в предательстве, нарушении договорных обязательств, в попытках задушить КНДР как социалистическое государство. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1961 года был объявлен Пхеньяном «разорванной бумажкой».

В этих условиях, естественно, встал вопрос, что делать с Договором, тем более, в 1996 году истекал очередной пятилетний срок его действия (по договору, если ни одна из сторон за один год до его истечения не заявит о своих намерениях, то документ автоматически пролонгируется на следующие пять лет).

Демократическое крыло ельцинской администрации (Е. Т. Гайдар, А. В. Козырев и другие) и сам Президент в принципе выступали за денонсацию Договора с Северной Кореей. Трезвомыслящие политологи, специалисты-корееведы считали возможным оставить документ «в покое», но высказать наше отношение к военной статье, направив соответствующую ноту северокорейской стороне, в которой изложить наше неприятие автоматической вовлеченности России в возможный военный конфликт на Корейском полуострове. Думается, что, во-первых, это был бы правильный ход с российской стороны, который позволил бы Москве сохранить определенное влияние на корейские дела. Во-вторых, такой шаг был бы сигналом Сеулу, что Россия не собирается ориентироваться только на Южную Корею и намерена стоять на полуострове «на двух ногах». И, в-третьих, было известно, что Китай, имеющий с КНДР аналогичный договор, не собирается его денонсировать. Китайцы разъяснили Пхеньяну, как они толкуют этот документ (а толковали они его, исходя, прежде всего, из интересов сохранения мира и стабильности в Корее и недопущения автоматической вовлеченности в возможный конфликт на Корейском полуострове).

Б. Н. Ельцин, будучи провинциальным партократом, был не способен подняться до уровня понимания общегосударственных интересов, поэтому «положился» на «козыревцев», настаивавших на сломе Договора, который играл на протяжении более 30 лет стабилизирующую роль. Именно благодаря наличию этого документа, удалось не допустить нового конфликта в Корее в 1968 году, когда северокорейцы захватили американское разведывательное судно «Пуэбло». Демократы убедили Б. Н. Ельцина в том, что Южная Корея — это благополучная страна, крупный потенциальный инвестор для российской экономики. Однако все это были только слова, да и Президент РФ в тот период был «занят» настолько, что неделями не появлялся в Кремле.

Нельзя сказать, что Ким Ир Сен был лично не симпатичен Б. Н. Ельцину. Нет. Борис Николаевич, первый секретарь Свердловского обкома КПСС, принимал северокорейского «вождя» в 1984 году, когда тот останавливался в Свердловске на пути в Москву. Обком устроил тогда грандиозный прием. Участники этого действа рассказывали, что давно не видели такой пышности и торжественности. Борис Николаевич чувствовал себя «на коне». Ведь он был одним из немногих, кому было доверено принимать «великого вождя» Северной Кореи. Единственное, о чем сожалел будущий российский Президент, так это то, что Ким Ир Сен отказался продолжить торжество в бане. А баню Б. Н. Ельцин всегда любил, причем любил самозабвенно, особенно в молодости.

Итак, российская сторона приняла решение отказаться от Договора с КНДР 1961 года. Но время демократической эйфории в России, в том числе в российской дипломатии, заканчивалось. Началось протрезвение. Нет, не Президента. Разумные люди ведь были и в его окружении. Российской дипломатии, прямо скажем, повезло. Главой МИДа в 1995 году стал Е. М. Примаков, действительно выдающаяся фигура в российском истеблишменте. Человек широкого политического кругозора, хорошо понимающий национально-государственные интересы России сделал немало за тот короткий период, когда он находился у руля МИД и правительства. Именно в это время были предприняты важные шаги, в том числе и на корейском направлении российской внешней политики.

Придавая существенное значение восстановлению добрососедских отношений с КНДР и руководствуясь стремлением к укреплению договорно-правовой базы российско-северокорейских отношений, Москва предложила заключить новый договор — Договор об основах дружественных отношений между РФ и КНДР.

Пхеньян выразил принципиальную готовность рассмотреть российский проект, который в августе 1995 года был передан Северной Корее.

В процесс обсуждения между РФ и КНДР вопроса о судьбе Договора 1961 года неоднократно вмешивалась Южная Корея, причем делала это публично, настойчиво «советовала» российской стороне не продлевать срок его действия. Представитель министерства обороны РК, например, выступил с заявлением, в котором содержался призыв к России аннулировать договор с Северной Кореей. Более того, южнокорейские военные настаивали даже на том, чтобы «поставить в зависимость от отказа российской стороны от Договора 1961 года планировавшееся подписание Договора об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея27.

 

 

## 27 «Известия». 1992. 27 июля.

 

Естественно, такое беспрецедентное вмешательство Сеула в отношения России с третьей страной вызвало негативную реакцию Москвы. МИД России подтвердил, что Договор 1961 года «сохраняет свое действие и продолжает оставаться важным элементом военной и политической стабильности на Корейском полуострове»28. Это заявление было сделано в июле 1992 года, а в ноябре Б. Н. Ельцин посетил Сеул, где был подписал Договор с РК. Тогда же российский Президент «сгоряча» наговорил много недипломатических слов о том, что союзный Договор с Северной Кореей «иссяк» и т. п.

 

 

## 28 Там же.

 

Естественно, все это не осталось незамеченным в Пхеньяне. Северные корейцы с раздражением восприняли односторонние действия и заявления российских официальных лиц по поводу Договора 1961 года. В КНДР сознавали, что Россия как союзница Северной Кореи полностью потеряна и стали строить свою политику в отношении Москвы, исходя из той реальной ситуации, которая складывалась к середине 90-х годов.

Еще одним шагом с российской стороны, вызвавшим негативную реакцию северокорейских властей, стала передача Президенту РК Ким Ен Саму копий документальных материалов из российских архивов о корейской войне 1950—1953 годов. Правда, надо сказать, что аналогичные копии документов были переданы северокорейцам и Китаю. Тем не менее, рассекречивание важных документальных свидетельств о корейское войне нанесло ощутимый удар по «непогрешимости» «великого вождя» Ким Ир Сена, способствовало разоблачению ореола генералиссимуса как «непобедимого, стального полководца».

К моменту смерти Ким Ир Сена (8 июля 1994 г.) российско-северокорейские отношения были сведены к минимуму. Попытки российской стороны как-то «смягчить» негативную реакцию Пхеньяна на действия Москвы не привели к какому-либо позитиву в отношениях двух стран. Намерение заместителя министра иностранных дел Г. Ф. Кунадзе как-то объяснить ситуацию, развеять недоверие северокорейцев относительно целей России на Корейском полуострове успеха не имели. Северокорейская администрация пришла к окончательному выводу: «Россия больше не союзник КНДР и рассчитывать на нее нельзя». Так у северокорейского режима остался единственный союзник — Китай, но и ему в Пхеньяне доверять не могли. В истории отношений КНДР—КНР не раз случалось, когда Пекин действовал не так, как хотелось бы северокорейцам.

megalektsii.ru