Эхо Советско-польской войны 1919 – 1920 годов: история или политика. Советско польская война 1919 1920


история или политика » Военное обозрение

Советско-польская война 1919 – 1920 годов – чёрное пятно на истории российско-польских отношений и один из самых неприятных и противоречивых эпизодов в истории России 20 века, на многие десятилетия вперёд определившее характер отношений между двумя странами. Тема войны 1919 – 1920 годов является почвой для политических спекуляций внутри России. Безусловная сдача национальных интересов России по итогам Первой мировой войны большевиками, которые по определению являлись пораженцами, изначально добровольно раздавая территории империи направо и налево и ожидая скорой «мировой революции», - это совсем не повод для того чтобы продолжать размножать в нашем современном обществе идеи пораженчества и хвалить поляков за так называемое «Чудо на Висле» - победу над «красной гидрой» под Варшавой в августе 1920 года.

Несмотря на все попытки исторического примирения, предпринимаемые руководителями двух стран в настоящее время, исторические обиды продолжают своё разрушительное действие, выливаясь в разнообразные конфликты, затрагивающие все сферы взаимоотношений двух народов и делающие западные рубежи русского пространства направлением постоянного геополитического напряжения.

О той войне не принято говорить в возвышенных тонах, особенно не принято вспоминать о ней именно в России. В Польше, напротив, активно вспоминают те события, делая их предметом национальной гордости. Несмотря на известную международную неразбериху, царившую в Европе в тот период и стремление определённых сил окончательно её расшатать и погрузить в хаос революций, ясно одно – конфликт был инициирован именно с «той стороны». Пилсудский, движимый желанием восстановления Речи Посполитой, воспользовался начавшейся в России братоубийственной смутой и фактическим распадом страны и поступил так же, как поступали его предшественники за 400 лет до этого – во времена другой Великой Смуты, устремив свои взоры на западные территории России – украинские и белорусские земли. Именно так: когда Россия ослабевает на её окраинах немедленно поднимается так называемое национально-освободительное движение. Окраины империи уходят из под контроля и попадают под влияние великодержавных соседей, традиционно считавших их территории своими, а не российскими, а о каких-то «национальных интересах украинского народа» и вовсе говорить не приходится. Представить подлинно независимое украинское или белорусское государство в составе воссоединённой Речи Посполитой или хотя бы по соседству с нею совершенно невозможно – такой номер проходит только с жаждавшими власти большевиками и разве что с либералами новой России. В этом великодержавный шовинизм Пилсудского ничем не отличается от аналогичного русского. В нём, как таковом, нет ничего отрицательного. Идея восстановления имперской государственности в том или ином её виде – нормальное стремление нормальной великой державы, которой когда-то была, и, в сущности, продолжает оставаться Польша, поскольку сохраняет соответствующие национальные амбиции и комплексную идейную основу своей экспансионистской политики, выработанную на протяжении столетий.

Итак, перейдём к событиям Советско-польской войны 1919 – 1920 годов. Первые столкновения Красной Армии с польскими воинскими формированиями начались ещё в феврале 1919 года. Пока будущее советской власти находилось под вопросом, поляки занимали выжидательную позицию. Когда же к началу 1920 года окончательная победа большевиков стала очевидной, начались широкомасштабные боевые действия.

Большевистское руководство, бредившее идеей мировой революции, было готово отдать приказ о начале похода в Европу через территорию Польши. Советы надеялись, на то, что польский рабочий класс вольётся в ряды красноармейцев. У Пилсудского же были совсем другие, более прагматичные планы, о которых уже рассказано выше.

Пилсудский был, несомненно, дальновидным государственным деятелем, обладавшим ясным стратегическим мышлением. Понимая, что одномоментное восстановление большой Польши в границах 1772 года (до Днепра) будет невозможным, в апреле 1920 года он заключил союз с главой украинских националистов Симоном Петлюрой. Согласно договорённости двух деятелей, польское правительство признавало независимость Украины, а петлюровцы закрывали глаза на отход к Польше Восточной Галиции и Западной Волыни. Эта сделка и развязала руки полякам.

Польская армия овладела инициативой с самого начала боевых действий. Уже в мае поляки вышли к Днепру, овладев Киевом и Минском. Красная армия ответила созданием двух организованных фронтов – Западного, который действовал в Белоруссии под командованием Тухачевского, и Юго-Западного, действовавшего на Украине под командованием Егорова. Киев и Минск были освобождены в том же месяце, а к началу июня от польских войск была освобождена вся территория Украины и Белоруссии, в том числе и их западные районы. В середине июля 1920 года большевистское руководство приняло решение о продолжении наступления в самой Польше. Было создано польское советское правительство под началом Феликса Дзержинского и Юлиана Мархлевского.

И вот, в августе Тухачевский подошёл к Варшаве, при этом руководство страны решило не соединять два фронта в один. Командарм решил совершить обходной манёвр, и тут внезапно с тыла поляки под командованием Пилсудского обрушились на Красную Армию близ местечка Радзивин. Началась двухнедельная операция, получившая название «Чудо на Висле».

В результате этой операции был разгромлен западный фронт Тухачевского, 45000 человек были интернированы немцами, 25000 красноармейцев были убиты, и 60000 попали в плен. Все эти цифры приблизительны, так как до настоящего момента историкам не удалось найти достаточного количества достоверных исторических источников, которые позволили бы привести более точные потери в рядах красноармейцев. К сожалению, исторической наукой нашей страны Советско-польской войне по понятным причинам не уделялось практически никакого внимания, и лишь в последние десятилетия она стала изучаться активнее. Однако и здесь, как мы уже говорили ранее, история часто становится жертвой политики. События той нелепой и крайне жестокой войны в силу своей противоречивости и явной неприглядности слишком сложно интерпретировать однозначно и непредвзято.

Картина Ежи Коссака "Чудо над Вислой"

Преступления имели место быть с обеих сторон, и это стало новым поводом для конфликтов. Положение пленных красноармейцев в польских лагерях и высокий уровень смертности стали ставить в противовес событиям, произошедшим в Катыни. Считается, что они подвергались пыткам и массовым расстрелам, в результате чего выжить удалось немногим. Польские историки в ответ на эти обвинения утверждают, что большие потери среди пленных объясняются тем, что лагеря были не готовы к такому количеству солдат. Многие из них к моменту разгрома были больны тифом, оспой, дизентерией, распространявшимися среди большого скопления военнопленных в условиях, далеких от всех санитарных норм. Издевательства надзирателей-садистов и расстрелы опровергаются польской стороной, но не всегда учитывается российскими политиками, допускающим высказывания, что расстрелы в Катыни являются ответом советской стороны на эти события.

В последние годы даты, связанные с историей той войны, а особенно годовщины «Чуда на Висле» активно отмечаются в Польше. Празднование годовщин, фильмы о гении Пилсудского и установка памятников войнам, погибшим в Советско-польской войне активно используется польскими политиками во время предвыборных компаний. И дело тут зачастую не только в особой национальной гордости поляков и почтении к своей истории, а в банальной эксплуатации русофобии-советофобии. Грань между этими двумя понятиями так и не проведена, а значит, точка в историческом противостоянии двух славянских держав до сих пор не поставлена. Русофобия-советофобия продолжает оставаться главным препятствием к подлинному историческому примирению двух держав. И нам, и полякам, необходимо, наконец, отбросить все обиды и назвать вещи своими именами, проанализировав объективные причины конфликтов прошлого и их ужасающие последствия. А пока, не только поляки, но и мы сами не знаем, где же грань, отделяющая понятия «русский» и «советский», и существует ли она, не можем определиться, чем же всё-таки был большевизм, и какую роль он сыграл в развитии страны и мира, кто такой Ленин, и кто же мы – спасители мира, высокодуховный народ-богоносец или же империя зла, держащая в руках ядерную дубину и погрязшая в диктатуре, коррупции, преступности, повальном невежестве и пьянстве. Такова уж наша история – наше величайшее богатство и ужасное бремя…

topwar.ru

Советско-польская война 1919–1920 гг. Влияние на Беларуссию

В ноябре 1918 г. возродилось польское государство, руководство которого объявило о воссоздании Речи Посполитой в границах 1772 г. Получив материальную помощь от Антанты, Польша приступила в декабре 1918 г. к захвату белорусских и украинских земель. В феврале-марте 1919 г. польские легионеры заняли Брест, Кобрин, Белосток, Волковыск, Слоним, Пинск. Совет Обороны Литовско-Белорусской ССР и командование Западным фронтом, созданным 2 февраля 1919 г., не смогли организовать оборону, так как не располагали достаточными силами и средствами. Проводившаяся мобилизация в Красную Армию и отправка солдат на Восточный фронт, политика «военного коммунизма» вызвали среди населения Беларуси и красноармейцев волну недовольства и привели к восстаниям против Советской власти. В конце марта 1919 г. в Гомеле произошло восстание двух полков во главе с эсером М. Стрекопытовым.

Весной 1919 г. польские войска захватили Лиду и Вильно. В целях концентрации сил и укрепления обороны 1 июня 1919 г. был принят декрет Всероссийского ЦИК «Об объединении Советской республики России, Украины, Латвии, Литвы и Беларуси для борьбы с мировым империализмом». Вводилось общее командование. Литовско-белорусская армия была переименована в 16-ю армию. Тем не менее, польское наступление продолжалось. Советские войска оставили 8 августа Минск. В августе – сентябре поляки захватили Игумен, Ново-Борисов, Бобруйск, Жлобин, Рогачев. Фронт стабилизировался на линии Полоцк – р. Березина – р. Днепр, где продержался до весны 1920 г.

Для руководства захваченной территорией оккупантами был создан Департамент по делам польских восточных земель во главе с Е. Осмоловским. Оккупированная территория была разделена на три  округа – Виленский, Брестский и Минский, которые, в свою очередь, делились на поветы. Белорусы в органы управления не допускались. Были ликвидированы органы местного самоуправления, запрещены профсоюзы и другие рабочие организации, объявлены незаконными все аграрные преобразования. Восстанавливалось помещичье землевладение, проводились реквизиции, аресты и репрессии.

Ю. Пилсудский в политических целях в начале пытался поддерживать федералистские иллюзии в литовском и белорусском обществе. 28 апреля 1919 г. он выступил с воззванием к населению бывшего Великого княжества Литовского, в котором обещал дать ему возможность решить свои национальные и религиозные проблемы. На практике это выглядело по-другому. В культурной жизни проводилась полонизация. Закрывались белорусские учебные заведения, государственным был объявлен польский язык. С государственных учреждений, фабрик и заводов увольнялись лица белорусской национальности, люди православного вероисповедания.

В условиях польской оккупации белорусское национальное движение было расколотым. Его политический центр – Рада БНР – уже с конца 1918 г. не была целостной организацией. Председатель кабинета министров БНР А. Луцкевич в это время был в Париже, а потом – в Варшаве. Его принимал Пилсудский. Там он добивался признания Беларуси как суверенного государства. Его усилия не увенчались успехом, а сам он оказался в политической изоляции.

Политика насилия и террора заставила многих белорусских политиков перейти в оппозицию польскому режиму. Под влиянием эсеров и социал-федералистов белорусский съезд Виленщины и Гродненщины (9-10 июня 1919 г., Вильно) подтвердил правильность идеи независимости Беларуси и избрал Центральную Белорусскую Раду Виленщины и Гродненщины во главе с эсером К. Душевским.

После оккупации Минска, здесь был создан Временный Белорусский Национальный комитет во главе с А. Прушинским и его заместителем В. Игнатовским. Не отклоняя идеи конфедерации Беларуси с Польшей, Комитет добивался предварительного признания БНР и возобновления деятельности Рады. Партия белорусских эсеров заняла другую позицию. 12 декабря 1919 г., с согласия польского правительства, в Минске была созвана Рада БНР. Оккупанты рассчитывали, что она одобрит присоединение Беларуси к Польше. Но фракция эсеров добилась перевыборов президиума Рады, замены состава Совета министров. А. Луцкевичу было выражено недоверие, как и председателю Рады И. Лесеку. Во главе Совета министров был поставлен В. Ластовский, а председателем Рады БНР стал П. Кричевский. Подтвердив верность Третьей уставной грамоте от 25 марта 1918 г., обновленная Рада БНР высказала протест против хозяйничанья белополяков в Беларуси. За антипольскую позицию партия эсеров подверглась репрессиям. В это же время поляки создали так называемую Наивысшую белорусскую раду, которая заключила 24 марта 1920 г. договор с Ю. Пилсудским, по которому Беларусь должна была стать частью Речи Посполитой. Культурно-национальная автономия давалась только Минской губернии.

На борьбу против оккупантов поднялся весь белорусский народ. Повсеместно была создана сеть подпольных организаций, развертывалась партизанская борьба. Борьбу возглавили коммунисты и белорусские эсеры. ЦК КП(б)Б ЛитБел создал Бюро нелегальной работы. В декабре 1919 г. большевики и белорусские эсеры заключили соглашение о создании единого фронта борьбы. От белорусских эсеров откололась группа молодежи во главе с В. Игнатовским. В январе 1920 г. она создала «Белорусскую коммунистическую организацию» (БКО), ставившую своей задачей возрождение Советской Беларуси в федерации с Россией. Она участвовала в партизанском движении, позже вошла в состав Компартии Беларуси.

В марте 1920 г. польские войска начали новое наступление и захватили Мозырь, Калинковичи, Речицу. Попытка организовать контрнаступление Красной Армии в мае 1920 г. окончилась неудачно. После этого Западный фронт был укреплен, получил 170 тыс. бойцов. В середине июня началось новое наступление Западного фронта. 11 июля был освобожден Минск. К августу 1920 г. была освобождена вся Беларусь.

12 июля 1920 г. в Москве был подписан договор между РСФСР и Литвой, которым признавалась независимость Литвы в этнографических границах. Без согласия белорусов и их представителей литовскими были объявлены не только бывшие Ковенская и Сувалковская, но и вся Виленская и Гродненская губернии с городами Вильно, Гродно, Щучин, Сморгонь, Ошмяны, Браславль. Подписание этого договора означало прекращение существования ЛитБел. Вначале ЦК РКП(б) создал Минский губревком под руководством А. Червякова. 31 июля 1920 г. в Минске состоялось повторное провозглашение независимой БССР. До созыва Всебелорусского съезда власть в свои руки взял Белорусский революционный комитет. После второго провозглашения Белорусская Республика существовала в границах шести уездов (Бобруйский, Борисовский, Игуменский, Мозырский, частично Минский и Слуцкий) бывшей Минской губернии.

С переносом военных действий на территорию Польши, война превратилась в средство экспорта революции. 30 июля в Белостоке был создан Временный революционный комитет Польши (Польревком). Однако расчет на поддержку польским пролетариатом революционной волны не оправдался, наоборот, произошел мощный национально-патриотический подъем польского народа. 16 августа польские войска перешли в контрнаступление, и Красная Армия отступила от Варшавы до Минска. Однако как Польша, так и Советская Россия не имели сил продолжать войну. 12 октября 1920 г. был заключен договор о перемирии и предварительных условиях мира, в соответствии с которым военные действия прекращались.

Правительство Пилсудского не отказалось от попыток присоединения территории Советской Беларуси к Польше, поэтому в конце октября организовало вторжение армии Булак-Булаховича на Мозырском направлении. Эта авантюра провалилась. В это время в Слуцком уезде, не без участия Польши и Наивысшей белорусской рады, произошло восстание. 15-16 ноября 1920 г. в Слуцке был созван съезд волостей и местечек, на котором присутствовало 127 делегатов. В связи с тем, что по условиям договора о перемирии польские войска отходили, а Красная Армия должна была вступить в город, съезд решил из числа военнообязанных организовать воинскую часть. На протяжении трех дней была сформирована бригада из двух полков. Съезд выразил протест против вступления в границы Слуцкого уезда Красной Армии, требовал оставить его в границах Польши. Когда Красная Армия 22 ноября стала приближаться к демаркационной линии Слуцка, бригада вслед за польской армией отошла за р. Мароч, где сложила оружие и была интернирована польскими властями.

18 марта 1921 г. был подписан Рижский мирный договор. Западная граница БССР с Польшей проходила с севера на юг: с южной стороны населенного пункта Ушачи, на восток от Посвилья на Докшицы, около Радашковичей, Несвижа, западнее Красной слободы, Старобина, восточней Микашевичей, западнее Турова. Территория, которая отошла к Польше, составляла 106тыс. км2 с населением свыше четырех млн. человек. Таким образом, во время советско-польской войны территория Беларуси оказалась предметом торга между Советской Россией и Польшей. Без согласия белорусского народа ее территория была разделена на две части, что задержало процесс национальной консолидации белорусов.



biofile.ru

Советско-польская война 1919 - 1920 г.г.

В Большой Советской энциклопедии последнего издания утверждается, что эта война "возникла в результате интервенции буржуазной помещичьей Польши против Советского государства в апреле-октябре 1920". Далее там же говорится: "Правящие круги буржуазно-помещичьей Польши уже при образовании Польского государства в 1918 начали вооруженную борьбу против Сов. России, стремясь расширить границы за счет ее территории."Однако это утверждение не может быть правдой. Действительно, после капитуляции Германии и Австро-Венгрии в Первой Мировой войне, вновь образованное Польское государство стало активно проводить политику территориальной экспансии в отношении всех своих соседей - Германии, Чехословакии, Литвы, Украины, Белоруссии. Но эта экспансия не могла касаться Советской России - поскольку территориальные претензии Польши не распространялись на востоке далее границы 1772 года, то есть касались большей части белорусских и значительной части украинских земель, но никак не русских. Ни Белоруссия, ни Украина в состав Советской России не входили.Соответственно, Польша физически не могла в 1918 "начать вооруженную борьбу против Сов. России". И кстати - в 1918 Польшей управляло отнюдь не "буржуазно-помещичье", а сугубо социалистическое правительство, официально называвшее себя рабоче-крестьянским.Истина в том, что после капитуляции Германии в ноябре 1918 и ухода ее войск с территории Белоруссии, туда двинулись с запада польские войска, а с востока - войска Советской России. При этом советское наступление началось раньше польского, и шло более быстрыми темпами. Причем действия советских войск в Белоруссии были частью широкого стратегического плана Советской России.Вот что пишут об этом плане красные военачальники И.И. Вацетис и Н.Е. Какурин в своем труде "Гражданская война 1918-1921", изданном в СССР в 1930: "С6 мая 1920 поляки почти без боя взяли Киев. Однако 9-13 мая польское наступление практически остановилось на расстоянии Тем временем на Украине на Юго-Западный фронт наконец прибыла 1-я конная армия (16,7 тыс. сабель, 48 орудий, 6 бронепоездов, 12 самолетов). Ее выдвижение с Дона началось 19 апреля 1920 - по плану главкома Каменева, составленному до польского наступления 25 апреля, с ее прибытием Юго-Западный фронт должен был перейти от активной обороны в генеральное наступление в направлении Ровно - Брест. 26 мая 1920 красный Юго-Западный фронт перешел в наступление. Главная ударная группировка красных, 1-я конная армия, 29 мая натолкнулась на укрепленные позиции 13-й пехотной польской дивизии, прикрывавшие железнодорожный узел Казатин. Командарм Буденный бросал поочередно свои кавалерийские дивизии на фронтальный прорыв обороны польской дивизии.

Вацетис и Какурин:

"Только 5 июня, сосредоточив все свои силы к своему правому флангу, командарму 1-й конной удалось прорваться в тыл противника на стыке между 6-й и 3-й польскими армиями. 1-я конная армия устремилась не на тыл 3-й польской армии, а на Бердичев и Житомир, минуя также и мощный Казатинский узел. 7июня Житомир и Бердичев с их складами были захвачены 1-й конной армией, но зато 3-я польская армия получила в свое распоряжение два ценных дня, а 6-я польская армия успела обеспечить Казатинский узел двумя пехотными и одной кавалерийской дивизиями.Таким образом, пока результаты прорыва 1-й конной армии имели более моральный, чем стратегический характер."3-я польская армия получила приказ на отход от Киева, который был занят красными без боя 12 июня. 1-я конная армия повернула на восток, что могло бы привести к окружению 3-й польской армии. Однако командующий фронтом Егоров решил, что для окружения поляков будет достаточно группы Голикова в составе двух стрелковых дивизий и кавалерийской бригады, и направил 1-ю конную армию обратно к Бердичеву и Житомиру.3-я польская армия легко пробилась сквозь войска группы Голикова и отошла на Коростень. 14 июня Егоров все-таки решил послать против 3-й польской армии две дивизии Буденного. Обе они были поочередно отброшены частями 7-й польской пехотной дивизии.Согласно приказу Пилсудского от 12 июня, польские армии отошли до рек Уж и Случь, то есть почти на те же позиции, что и до наступления 25 апреля 1920.

Вацетис и Какурин:

"Таким образом, стратегические результаты контрманевра Юго-Западного фронта свелись к крупному успеху в виде ликвидации всех предшествующих территориальных достижений противника. Однако успех был неполон. Нам не удалось внести достаточного расстройства в живую силу противника и, в частности, уничтожить 3-ю польскую армию. Главной причиной неудачи явились, с одной стороны, ряд прогульных движений конной армии с 5 по 12 июня в треугольнике Бердичев - Житомир - Фастов; преувеличенная оценка возможностей окружения противника одной группой Голикова; медленность движения и растяжка последней в силу неблагоприятных условий местности (лесисто-песчаный район), а с другой стороны, искусная организация отхода командармом 3-й польской ген. Ридз-Смиглым."Далее, не в первый и не в последний раз в этой кампании, полякам помогло неподчинение красных командиров вышестоящему начальству.Главком Каменев считал, что при преследовании противника главное внимание Юго-Западного фронта должно быть обращено на Киевскую группу поляков, поскольку предполагалось ее усиление тремя польскими дивизиями, перебрасываемыми из Белоруссии. Поэтому Главком приказал направить 1-ю конную армию на Ровно, ударную группу 12-й армии на участок Овруч - Коростень и особый отряд на Мозырь. Однако командюз Егоров своей директивой от 15 июня не стал действовать точно по приказу Главкома и направил главные силы 12-й армии на Овруч, две дивизии конной армии на Коростень, а две остальные кавдивизии Буденного и одну подчиненную ему стрелковую дивизию на Новоград-Волынский. Как указывают Вацетис и Какурин, "такая разброска сил конной армии" привела к затяжным боям под Новоград-Волынским с полутора польскими пехотными дивизиями, переброшенными из Белоруссии. Даже после того как Егоров все-таки направил туда все силы конной армии, сопротивление поляков удалось преодолеть только 27 июня.

Вацетис и Какурин:

"27 июня командюз Егоров решил окончательно разорвать Польский фронт на Украине, отбросив северную его часть в Полесские болота, а южную часть - на нейтральную румынскую территорию. Для этого 12-я армия не позднее 28 июня должна была овладеть Мозырем и Олевском, затем не позднее 3 июля ударной группой совместно с 1-й конной армией овладеть районом Костополь - Ровно, после чего энергично развить удар в обход Сарны в общем направлении Степань - Чарторийск. 1-я конная, преследуя противника, не позднее 3 июля должна была занять район Ровно. 14-я армия не позднее 29 июня должна была овладеть районом Старо-Константинов - Проскуров [ныне Хмельницкий], стараясь при этом нанести уничтожающий удар Днестровской группе противника, отрезая ее от галицийской границы и прижав к р. Днестр."1 июля 1920 началось Ровненское сражение. По 1-й конной армии ударила с фронта польская 3-я пехотная дивизия, которую должна была поддержать фланговым ударом 1-я пехотная дивизия. Однако эта последняя не получила своевременно приказ о наступлении, и в результате две дивизии Буденного отбросили 3-ю пехотную дивизию.2 июля произошло встречное столкновение всей 1-й конной армии с польскими 3-й пехотной и 1-й кавалерийской дивизиями. Поляки были вынуждены отойти за р. Горынь. В тот же день полякам удалось отбросить 45-ю стрелковую дивизию и кавалерийскую бригаду Котовского.4 июля части красной 14-й кавалерийской дивизии обходным маневром захватили Ровно.

Вацетис и Какурин:

"2-я польская армия [три пехотных и одна кавалерийская дивизии] потеряла свою прямую коммуникационную линию на Брест и оказалась отброшенной к северу от Ровно, опирая свой тыл на железнодорожную линию Ровно - Сарны и таким образом сохраняя свою связь с Брестом. Только поэтому ее неудача и не приняла размеров стратегической катастрофы. Но непосредственные стратегические результаты падения Ровно заключались в том, что конной армии удалось прорвать фронт противника на 80 км, что вынудило польское командование на Украине принять решение об отводе своих армий на 100 км назад. В связи с этим решением бесцельными являлись все предшествующие действия 18-й пехотной польской дивизии, которая в тот же день, т.е. 4 июля, заняла Изяславль, а теперь, в связи с новым решением польского командования, готовилась к отходу на Броды. Единственным результатом ее появления в Изяславле было выделение против нее двух дивизий 1-й конной армии, что, вызвав разброску ее сил в пространстве, облегчило в последующие дни 2-й польской армии выход на новую линию Польского фронта опять-таки через Ровно."Наступая с севера, части 2-й польской армии 8 июля заняли Ровно после упорного боя с двумя дивизиями 1-й конной армии. На следующий день Буденный подтянул к Ровно третью дивизию, намереваясь атаковать город. Однако 9 июля поляки оставили Ровно, отходя на новую линию фронта, и красным пришлось иметь дело лишь с арьергардом поляков. Ровно был занят частями 1-й конной армии утром 10 июля.Что касается других целей наступления Юго-Западного фронта, определенных Егоровым, то Мозырь был взят 29 июня, а Проскуров - только 9 июля. В итоге не был и разорван фронт поляков.Тем временем главком Каменев еще 8-9 июня требовал от Тухачевского активных действий Западного фронта - с тем, чтобы поляки не перебрасывали свои силы с Белорусского на Украинский фронт. Однако Тухачевский ограничился только боями частного характера на некоторых участках фронта, начав их лишь 17 июня.Западный фронт Тухачевского перешел в наступление 4 июля 1920. Тухачевский решил повторно использовать план своего предыдущего майского наступления - ударить правым флангом фронта, с целью отбросить поляков к Полесью.На этот раз у Тухачевского было больше сил - 91,5 тыс. штыков и сабель против польских 62,5 тыс. На участке главного удара Тухачевский сосредоточил 60 тыс. против польских 31 тыс. (по советским данным). Вацетис и Какурин указывают, что конфигурация ударной группировки Тухачевского не соответствовала основному замыслу операции - мощный центр 15-й армии и ослабленные крылья 4-й и 3-й армий. Таким образом, нельзя было рассчитывать на окружение противостоявшей им 1-й польской армии.Тем не менее удар мощной группировки уже в первый день наступления оттеснил поляков на 5-10 км. Участок фронта удержала только одна (17-я пехотная) из четырех с половиной польских дивизий.

Вацетис и Какурин:

"Основной причиной поражения 1-й польской армии в день 4 июля явилось крайне невыгодное для нее соотношение сил. Таранная группировка на этот раз вполне оправдала себя."5 июля 1-я польская армия получила приказ оторваться от красных и отходить на Лиду. В связи с этим отходом начался и отход 4-й польской армии - т.е. по сути отход всего Белорусского фронта. План Пилсудского, составленный еще в июне, предусматривал занятие поляками обороны на линии старых германских окопов.К утру 6 июля войска 1-й польской армии, отступавшей тремя группами, оказались разбросанными в пространстве. Это давало возможность красным легко разбить их по частям. Однако никаких боев в тот день не было, поскольку 4-я и 15-я красные армии замедлили свое продвижение, а 3-ю армию Тухачевский перенацелил на Минск, и она занималась своей перегруппировкой.Поскольку 16-я красная армия перешла в наступление только 7 июля (с таким же запозданием, как и в майском наступлении), 4-я польская армия отступала организованно и почти без боев. 10 июля поляки оставили Бобруйск, 11 июля - Минск.Хотя существенные потери понесли части только 1-й польской армии, главным успехом красных в этом сражении стал упадок морального духа поляков. В результате они не смогли оказать надлежащего сопротивления на линии старых германских окопов. Уже 14 июля красные заняли Вильно.12 июля 1920 Британия предложила Советской России заключить перемирие с Польшей, исходя из того, что восточная граница Польши будет установлена по ее этнографической границе. Так называемая "линия Керзона" практически совпадала с нынешней границей Польши с Белоруссией и Украиной. 17 июля 1920 Советская Россия официально отвергла предложения Британии.19 июля красные армии Западного фронта вышли на линию Гродно - Лида - Барановичи - Лунинец. 23 июля 1920 главком Каменев приказал командзапу Тухачевскому:"…не позже 12 августа выйти на линию Прасныш - Ново-Георгиевск и далее по р. Висле на юг до Ново-Александрии включительно, овладев городом Варшавой."26 июля 1920 красные войска перешли этнографическую границу Польши в районе Белостока. 1 августа был взят Брест-Литовск. К этому времени Западный фронт имел 101,3 тыс. штыков и сабель, 2,6 тыс. пулеметов, 598 орудий против 50,6 тыс. штыков и сабель, 2,3 тыс. пулеметов и 464 орудий у поляков (по советским данным).Тем временем на Украине красный Юго-Западный фронт упорно боролся за овладение инициативой. События не отличались быстротой развития, однако красная 14-я армия продвигалась на запад - 9 июля взят Проскуров (Хмельницкий), 12 июля - Каменец-Подольский. 14 июля красные войска вышли на рубеж рек Верхняя Стырь, Иква, Збруч. За этим рубежом поляки оказали упорное сопротивление - особенно в районе Дубно - Ровно, где поляки неоднократно контратаковали. 24 июля 1920 командюз Егоров своей директивой утвердил основным направлением наступления фронта Львовское направление.

Вацетис и Какурин:

"Согласно этой директиве непосредственное содействие Западному фронту возлагалось лишь на численно слабую 12-ю армию, которая должна была овладеть в кратчайший срок г. Ковелем. Выставив затем заслоны в сторону Бреста, эта армия должна была перейти в решительное наступление в направлении Холм - Красник - Аннополь и не позднее 15 августа выйти на рубеж рр. Вислы и Сан, заняв переправы через них в районе Аннополь - Ниско."По той же директиве 1-я конная армия направлялась на Львов, который приказывалось взять не позднее 29 июля, а 14-я армия - в направлении Тарнополь - Перемышляны - Городок, что должно было содействовать 1-й конной армии в захвате Львова.В это время Пилсудский усиливал войска на Варшавском направлении, а также против 1-й конной армии. Это позволило продвинуться вперед красным 12-й и 14-й армии, в то время как 1-й конной армии пришлось вести упорные бои со 2-й польской армией, старавшейся отбросить Буденного от подступов к Львову.27 июля 1920 началось встречное сражение 1-й конной армии с частями 2-й польской армии. В этот день польская 4-я кавбригада отбросила красную 4-ю кавдивизию. На следующий день бои между 1-й конной и 2-й польской армиями шли с переменным успехом, а 29 июля поляки перешли в наступление. В этот день командюз Егоров потребовал от Буденного взять Львов 30 июля.Однако 30 июля полякам удалось существенно потеснить части 1-й конной армии на ее флангах. 2 августа поляки вновь потеснили 1-ю конную и приданные ей стрелковые дивизии. 3 августа красные были выбиты из г. Броды. Однако в этот же день 2-я польская армия начала отход по приказу командования - "ввиду общего изменения обстановки, а именно занятия противником Бреста и необходимости общего отхода на р. Буг". Но и 1-я конная армия в результате понесенных потерь нуждалась в отдыхе. Буденный запросил об этом Егорова, но получил отказ. А 8 августа поляки вновь ударили по 1-й конной. 11 августа войска Буденного были снова отброшены польской контратакой.

Вацетис и Какурин:

"В ночь с 10 на 11 августа главком прекращает действия конной армии против 6-й польской армии. Отданная главкомом в 3 часа 11 августа директива № 4738/оп 1041/ш характеризуется четкой оценкой общей обстановки и ставит определенные задачи польскому крылу Юго-Западного фронта. В ней главком совершенно правильно устанавливает соотношение удельного веса Львовской и Варшавской операций и центр тяжести приложения усилий польского крыла Юго-Западного фронта, осуществляемого пока 1-й конной и 12-й армией, переносит в сторону содействия их главной операции Западного фронта.В связи с этим решением 12-я армия главными силами должна наносить в общем направлении на Люблин, а главные силы конной армии должны выйти в район Грубешов - Замостье - Томашов."Однако 12 августа командюз Егоров не подчинился этой директиве Главкома и в третий раз приказал 1-й конной армии захватить Львов.На тот момент (11 августа 1920) силы красного Юго-Западного фронта и польского Украинского фронта были примерно равными - по 43,2 тыс. штыков и сабель (по советским данным). Против 17,7 тыс. сабель и 3,4 тыс. штыков 1-й конной армии поляки имели 9 тыс. штыков и 7 тыс. сабель (по советским данным).13-14 августа 1-я конная вела упорные бои и 14 августа наконец вновь отбила г. Броды. Лишь 15 августа 1-й конной армии удалось выйти к Западному Бугу в его верховье, в 40 км от Львова. 16 августа Буденный приказал двум своим кавдивизиям взять Львов. Однако 17-19 августа 1-я конная лишь боролась за закрепление за собой линии реки Западный Буг, отбивая контратаки поляков. На некоторых участках полякам удалось оттеснить части 1-й конной армии.20 августа 1920 1-я конная армия, еще с 14 августа переподчиненная Главкомом (вместе с 12-й армией) Западному фронту, начала передислокацию на север. Позиции на Буге заняли выведенные из состава 1-й конной армии 45-я и 47-я стрелковые дивизии, сведенные в группу под командованием Якира. С 21 августа поляки стали оттеснять эту группу на восток. 24 августа Егоров вновь приказал, на этот раз 14-й армии, взять Львов. Красным опять не удалось это, а с 1 сентября 1920 наступательная инициатива на всем фронте 14-й красной армии перешла к полякам. Тем временем наступление Западного фронта в Восточной Польше также замедлилось. С 29 июля по 3 августа шли упорные бои на левом берегу р. Нарев. Поскольку красная 15-я армия не могла самостоятельно преодолеть этот рубеж, ей на помощь были направлены части 3-й и 4-й армий. 2-4 августа части 16-й красной армии вели упорные бои, форсируя Западный Буг.7 августа 1920 войска польского фронта начали планомерный отход на линию р. Ожиц - Пултуск - предмостные укрепления Варшавы - Висла - Демблинский плацдарм - р. Вепш - р. Серет.9 августа был оформлен польский план, по которому 15 августа должна была перейти в наступление левофланговая 5-я польская армия. Одновременно отвлекающий удар должна была нанести 3-я польская армия по правому флангу красной 12-й армии.10 августа 1920 польское правительство обратилось к советскому правительству с просьбой о представлении условий заключения мира.Всего в то время на советско-польском фронте было семь польских (включая украинскую) армий и семь армий и одна группа красных. Назвать их численность невозможно - слишком противоречат друг другу как советские, так и польские источники даже относительно собственных сил, не говоря уже о численности сил противника. Очень приблизительно можно лишь сказать, что силы поляков и красных в сумме по всей линии фронта были примерно равными, и не превышали 200 тысяч с каждой стороны.10 августа 1920 командзап Тухачевский издал директиву:

"Противник по всему фронту продолжает отступление. Приказываю окончательно разбить его и, форсировав реку Вислу, отбросить к юго-западу. Для чего:

1. 4-й армии, обеспечивая правый фланг фронта, частью сил овладеть районом Яблонов - Грауденц - Торн, форсировав остальными силами 15 августа р. Вислу в районе Влоцлавск - Добржин. В районе Цеханов - Плонск оставить одну стрелковую дивизию во фронтовом резерве.

2. Командарму 15-й и 3-й форсировать Вислу не позже 15 августа. Командарму 3-й из района Залубице ударом в направлении Праги отбросить от Варшавы противника, отходящего перед 16-й армией.

3. Командарму 16-й 14 августа форсировать р. Вислу главными силами севернее Варшавы.

4. Мозырской группе 14 августа овладеть районом Козенице - Ивангород [Демблин]. В подчинение командующему Мозырской группы передается 58-я стрелковая дивизия."

Генеральному сражению на Висле предшествовал Радиминский эпизод 13 августа 1920 - действия красных 21-й и 27-й стрелковых дивизий. По собственной инициативе (на день раньше, чем планировало армейское командование) командиры этих дивизий завязали упорный бой с 11-й пехотной польской дивизией за город Радимин (23 км от Варшавы). Несмотря на несогласованность действий этих двух красных дивизий (они входили в разные армии), им удалось взять Радимин и продвинуться к Висле.В этот же день поляки перехватили переданный по радио приказ по 16-й красной армии, назначавший атаку на предместье Варшавы на 14 августа. Командующий польским Северным фронтом генерал Галлер предположил, что одновременно Варшава будет атакована и 15-й, и 3-й красными армиями. Чтобы отвлечь от Варшавы часть сил красных, генерал Галлер приказал 5-й армии перейти в наступление 14 августа. Он также направил на ликвидацию Радиминского прорыва резерв - две пехотные дивизии.14 августа 1920 ударная группировка 5-й польской армии генерала Сикорского - две пехотные дивизии, две пехотные и одна кавалерийская бригады - ударила в стык красных 15-й и 3-й армий. В этот день бои шли с переменным успехом - на некоторых участках продвинулись поляки, на других - красные. Утром полякам удалось отбить Радимин, но к вечеру он вновь был взят красными.15 августа войска генерала Сикорского ударили по Цехануву, где располагался штаб 4-й красной армии. Штабу удалось спастись бегством, однако управление войсками этой красной армии штабом фронта было практически утрачено.В этот же день части 5-й польской армии после кровопролитных боев потеснили 15-ю красную армию на всем ее фронте. Были отброшены также почти все войска 3-й красной армии. 15 августа поляки вновь отбили Радимин. В этот же день части 3-й польской армии отбросили переправившиеся ранее через Буг части 12-й красной армии.Бои 16 августа принесли успех полякам не только на севере (5-я польская армия). Началось наступление центральной группы двух польских армий, развивавшееся весьма успешно. Была отброшена на восток Мозырская группа красных, потеснены и части 16-й красной армии.В ночь с 17 на 18 августа Тухачевский приказал своим войскам прекратить наступательные действия и отрываться от противника. И в это же время, 18 августа, главком Каменев в разговоре с Тухачевским заявил:"Момент благоприятный… С Варшавой ликвидируйте в четыре-пять дней, это вам должно удаться."19 августа 1920 поляки заняли Брест-Литовск, 23 августа Белосток. К 25 августа красные 15-я, 3-я, 16-я армия отошли на линию Липск - Кузница - Свислочь - Беловеж - 15 км восточнее Бреста (то есть несколько восточнее нынешней польско-белорусской границы). В тот же день красная 4-я армия (четыре дивизии), 3-й конный корпус (две кавдивизии) и две дивизии 15-й красной армии (всего более 40 тыс.), не выдержав боев с двумя польскими пехотными дивизиями и бригадой резервистов, перешли границу Германии, где были интернированы. 17 августа 1920 в Минске начались переговоры о мире. 23 августа польская делегация заявила о неприемлемости советских условий - Советская Россия желала установления восточной границы Польши по линии Керзона, требовала сокращения вооруженных сил Польши до 50 тыс. и передачи вооружений Красной Армии, в то же время Советская Россия обещала в этом случае держать на границе с Польшей не более 200 тыс. своих войск.12 сентября Тухачевский отдал приказ о подготовке к наступлению южного фланга фронта, 4-й (бывшей Мозырской группой) и 12-й армиями, с линии Кобрин - Владимир-Волынский на Влодаву и Брест. Однако в день отдачи этого приказа поляки прорвали фронт 12-й армии и взяли Ковель. Обе красные армии, а также и правый фланг 14-й армии, стали отходить на восток.19 сентября поляки перешли в наступление на северном фланге красного Западного фронта. Польский удар пришелся на 15-ю армию, которую Тухачевский держал по-прежнему в роли таранной группировки, то есть на сокращенном фронте и с двумя дивизиями в резерве. Поэтому полякам пришлось вести тяжелые бои.Правофланговую 3-ю красную армию поляки обошли через территорию Литвы двумя пехотными дивизиями и двумя кавбригадами (разбив попутно литовскую армию). 3-я красная армия, а за ней и весь Западный фронт 25 сентября начали отход на линию старых германских окопов.26 сентября партизанский отряд Булак-Балаховича (около тысячи штыков и сабель) разгромил в Пинске штаб 4-й красной армии.Тем временем 23 сентября 1920 чрезвычайная сессия ВЦИК решила отказаться от первоначальных требований к Польше относительно заключения мира. Советская Россия признавала независимость Литвы, Украины и Белоруссии, снимала требования о сокращении польской армии и реквизиции ее вооружения.

12 октября 1920 в Риге на этих условиях, плюс передача Польше Западной Украины и Западной Белоруссии и выплата контрибуции Польше за вывезенное из нее имущество, были подписаны договоры о перемирии и предварительных условиях мира.

maxpark.com

Советско-польская война (1919-1921)

польский плакат 1920 годаСоветско-польская война 1919—1921 годов называется в истории еще польско-большевистской. Война велась на территории России, Украины, Беларуси, Польши, Латвии и Литвы. Помимо советских и польских войск, в войне принимали участие войска УНР и ЗУНР. Именно эта война должна была определить независимость Польши, а также четко определить ее восточную границу.

Польско-большевистская война: предыстория

После окончания Первой мировой войны и капитуляции Германии, Польша обретает независимость. Но остается некоторая неясность с закреплением восточной границы. Еще в августе 1918 года В.И. Ленин принимает постановление об отказе всех договоренностей, которые касались разделения Польши. Именно поэтому польские политики и спорят между собой касательно статуса польских границ. Однозначное решение принимается в плане того, что эти границы должны быть в составе независимого государства. Но у Советского правительства на этот счет были другие планы: Польша должна была стать частью Советского государства, а также плацдармом мировой революции. Поэтому в конце 1918 года большевики начинают операцию «Висла».

Операция «Висла» (1918 — 1919 года)

советский плакат военных годовИзначально, большевики планировали вернуть западные украинские, белорусские и литовские земли, для того, чтобы установить над ними контроль. Но затем правительство решило пойти дальше: если сделать Польшу советской, отменить Версальскую систему мира, то именно через нее возможно создание мировой революции и создание мирового коммунизма. Поэтому декабрь 1918 года ознаменовался наступлением на Белорусскую и Литовскую республики.

Уже в декабре 1918 года был захвачен Минск, в январе — Вильно и Ковно, а 27 февраля была провозглашена Белорусско-Литовская Социалистическая Республика Советов. Создавались комитеты самообороны, чтобы помешать Красной Армии.

Советско-польский фронт

Польский плакат "За свободу"Польша хотела предотвратить такой вариант развития событий, поэтому выступает навстречу Советским войскам. Но на части территории Польши находились еще немецкие войска, поэтому вмешалась Антанта, после чего польские и немецкие войска договорились о пропуске польских войск. В начале февраля они заняли позиции в Ковеле, Бресте, а немного позже и в Белостоке. С 9 по 14 февраля польским войскам удалось занять линию рек Неман, Зельвянка, Ружанка, Пружаны и Кобрин. В это время к линии подходят войска Красной Армии. Так, образован советско-польский фронт и советско-польская война начинает набирать обороты.

Изначально, советские и польские силы были не равны, но на подмогу польским войскам приходит подкрепление, начинаются боевые действия. С северной стороны войсками руководит С.Шептыцкий, которому удается занять Слоним и укрепиться на северном берегу Немана. А Листовский командовал Полесской группой и в результате боев ему удалось захватить Пинск, а также перейти реку Ясельду и канал Огиньского.

В апреле полякам удалось захватить Вильно, Новогрудок, Барановичи и Лиду. Именно благодаря 1 Дивизии легионов генерала Е. Рыдза-Шмыглего и конской кавалерии В. Белины-Пражмовского, удается занять город Вильно. Таким образом, линия фронта стабилизируется вплоть до первой половины июля 1919 года.

 Белорусско-литовский фронт (1919)

солдаты польской дивизии Т.КостюшкоСоздается Белорусско-Литовский фронт под командованием С.Шептыцкого. Беловежские переговоры, которые проходят в период с июня по август 1919 года, заканчиваются неудачей. Поэтому военные действия продолжаются. В августе польской стороне удается занять Минск и Бобруйск.

В это время война между противниками идет и на территории Украины, тут польской армии удается занять позицию по реке Збруч.

В сентябре Ю. Пилсудский разрывает все договоренности с А.И. Деникиным, так как его не устраивают взгляды генерала, а также его отказ признавать Польшу независимым государством. Тут же, поляки заключают договор с С.Петлюрой (главой Украинской Народной Республики) о совместных военных действиях против большевиков.

С октября и по декабрь 1919 года вновь начинаются переговоры, в это время Советские войска разбивают А.И. Деникина и С.Петлюру. Получается, что к концу 1919 года под контролем польской стороны находились территории по линии: Збруч, р. Случь, Звяхел, р. Уборть, Бобруйск, р.Березина, Борисов, Лепель, Полоцк, Даугавпилс.

Военная операция Е. Рыдза-Шмиглого в Литве

В январе 1920 года по поручению литовского правительства 1 и 3 Дивизия Легионов во главе с Е.Рыдза-Шмиглым выступили под Двинск (современный Даугавпилс). Город был отбит и передан Литве. Зимний период становится временем перерыва военных действий, стороны готовятся к наступлению.

Польская сторона подтягивает силы к Восточной Галиции, а советская — к Беларуси. В марте поступает предложение об очередных переговорах, но сторонам не удается прийти к их утверждению и они отменяются. Тогда боевые действия возобновляются вновь, польской армии удается занять важные стратегические места: Мозырь и Калинковичи. Это позволяет задержать переброс военных сил на Западный фронт.

Украинское и белорусское наступление

наступление на Киев 1920После заключения очередного договора с С. Петлюрой, польская армия начинает наступление на Киев. В мае армии удается занять позиции в Киеве и укрепиться на р.Днепр. Тогда начинается ответное наступление генерала А.И. Егорова, чтобы освободить эти территории. Но только в июне это удается благодаря конной армии С.М.Буденного. Польская армия терпит тяжелые потери и вынуждена отступать на восток. Красная Армия продолжает преследовать поляков, к тому же, успешно для советских войск заканчивается операция в Белоруссии, которая началась еще в июле.

Таким образом, Красная Армия занимает следующие города: Вильно, Гродно, Белосток, доходит до Вислы и создает угрозу для Польши. Правительство Л. Скульского в таких условиях подает в отставку. Новый премьер С. Грабски создает Совет обороны страны и пытается вести дипломатические переговоры с большевиками. Однако, эти попытки заканчиваются неудачей и премьером нового правительства становится В.Витос. Уже 28 июля 1920 года создается Временный Революционный Комитет Польши (вместо правительства).

«Чудо над Вислой»

границы 1921 года после войныС 13 по 25 августа 1920 года происходит ряд битв, которые становятся переломными в ходе войны. Польской армии удается отбить атаки Западного Фронта, прорывает фронт большевиков под Коцком, занимает Подляшье и продолжает вести успешные бои. После того как была разбита армия генерала С.М. Буденного, советские войска начинают свое отступление. К октябрю 1920 года польской стороне удалось занять линию: Тарнополь, Дубно, Минск, Дрисса. Стороны договариваются о прекращении военных действий, и 18 октября 1920 года война оканчивается. 18 марта 1921 года подписан Рижский мирный договор, который подтверждал окончание войны и закрепление восточных границ Польши.

В результате войны ни одной из сторон не удалось полностью добиться своих целей и отношения между государствами остались напряженными.

Советско-польская война (1919—1921) происходила между двумя государствами Польшей и большевистской Россией. Урегулирована благодаря принятию Рижского мирного договора.

Увидели ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!Ликвидация ошибок

olz.by

СОВЕТСКО - ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА 1919 - 1920

СОВЕТСКО - ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА 1919 - 1920povalixa wrote in sov_unDecember 17th, 2012
В числе острых тем, вызываю­щих непрекращающиеся спо­ры и омрачающих российско-польские отношения, особое место принадлежит советско-польской войне 1919—1920 годов и вопросу о судьбе красноармейцев, попавших в польский плен в 1919—1922 годах. И в России, и в Польше есть истори­ки, много лет занимающиеся изуче­нием этой войны и ее последствий. Неравнодушны к событиям почти вековой давности некоторые поли­тики, общественные деятели и жур­налисты обеих стран.
2012 год принес всем им пищу для размышлений: кинорежиссер Ежи Гофман снял фильм «Варшавская бит­ва», а Геннадий и Виктория Матвеевы выпустили монографию «Польский плен. Военнослужащие Красной ар­мии в плену у поляков в 1919—1921 годах». Спорным вопросам посвяще­на и настоящая статья.
Польша времен Юзефа ПилсудскогоПрежде чем говорить о ходе и последствиях войны, обратимся к ее причинам. Одним из результа­тов Первой мировой войны стало воссоздание суверенной Польши. В ноябре 1918 года Ю. Пилсудский объявил себя начальником Польско­го государства (звание возникло в конце ХУЧП века во время восстания Т. Костюшко)3. Заметим, что незави­симость не была поляками завоевана в кровопролитной борьбе, а, как спе­лый плод, сама упала им в руки в силу крайне выгодного для них стечения обстоятельств.Уже 26 ноября новоиспеченное польское правительство объявило о выборах в сейм «везде, где были по­ляки». Подход примечателен тем, что в ту пору вопрос о границах еще фор­мировавшегося государства оставался открытым. Но та легкость, с которой поляки обрели независимость, вскру­жила им головы. Практически сразу же они кинулись раздвигать границы республики во всех направлениях. Конфликты с соседями не заставили себя ждать: с Чехословакией — из-за Тешинской области; с Украинской Народной Республикой (УНР) — из-за Львова, Восточной Галиции, Холм-ской области и Западной Волыни; с Литвой — из-за Виленской обла-сти4.
С Советской Россией поляки вполне могли решить спорные вопросы мир­но. Советское правительство заявило о признании независимого Польско­го государства за три месяца до того, как оно возникло, — в августе 1918 года, а в декабре настойчиво предла­гало Польше установить дипломати­ческие отношения с РСФСР. Однако Варшава под разными предлогами каждый раз такие предложения от-клоняла5. А когда германские войска стали покидать оккупированные тер­ритории, в Польше заголосили о том, что настала пора бороться за границы 1772 года (то есть существовавшие до первого раздела Речи Посполитой) и Польшу «от моря до моря».
30 декабря Варшава заявила Мос­кве, что наступление Красной ар­мии в Литве и Белоруссии является агрессивным актом по отношению к Польше, вменяющим «польскому правительству в обязанность реаги­ровать самым энергичным образом» и защитить территории, заселенные «польской нацией»6. Небольшая чис­ленность поляков среди местного на­селения Варшаву ничуть не смущала.
«Защиту» указанных территорий вновь возникшее государство начало своеобразно — расстреляв 2 января 1919 года миссию Российского Крас­ного Креста. Трагедия вызвала обмен нотами и не способствовала улуч­шению отношений между странами. 7 января большевики заявили, что со­ветские войска нигде не вступили на территорию, «которая могла бы быть рассматриваема как принадлежащая Польской Республике»7. Такой ответ шел наперекор польским амбициям.
Готовое к уступкам советское пра­вительство с ноября 1918-го по март 1919 года не менее десяти раз без­результатно обращалось к Польше с предложением установить нормаль­ные межгосударственные отноше-ния8. Поляки посчитали это призна­ком слабости, и 4 февраля 1919 года их войска заняли Ковель, а 9 февра­ля — Брест-Литовск. 16 февраля про­изошло первое столкновение частей польской и Красной армий в бою за белорусское местечко Береза Картуз-ская. Тогда же в польский плен попали первые 80 красноармейцев.
Воспользовавшись тем, что весной 1919 года большевики были вынуж­дены спешно перебрасывать вой­ска на Восточный фронт, где армии А. В. Колчака перешли в наступление9, поляки 17—19 апреля заняли Лиду, Новогрудок и Барановичи, а 19 апре­ля — Вильно.
Отвечая на вопрос о виновнике войны, наряду с приведенными фак­тами, стоит принять во внимание мнение «независимого эксперта». Представитель США при миссии го­сударств Антанты в Польше генерал-майор Дж. Кернан 11 апреля 1919 года направил донесение президенту В. Вильсону. В нем говорилось, что, «хотя в Польше во всех сообщениях и разговорах постоянно идет речь об агрессии большевиков, я не мог заметить ничего подобного. Напро­тив, я с удовлетворением отмечал, что даже незначительные стычки на восточных границах Польши свиде­тельствовали скорее об агрессивных действиях поляков и о намерении как можно скорее занять русские земли и продвинуться насколько возможно дальше. Легкость, с которой им это удалось, доказывает, что полякам не противостояли хорошо организован­ные советские вооруженные силы»10.
Польские политики и историки та­кие свидетельства игнорируют и при­менительно к периоду начиная с 1918 года во всем винят РСФСР, в первую очередь — комиссаров, евреев и ком­мунистов. Уничтожать их поляки на­чали еще до того, как А. Гитлер напи­сал «Майн кампф»11 и пришел к власти в Германии. Сегодня поляки подают себя миру в одной из трех ролей — гуманистов, героев или безвинных жертв, расставляя акценты в зависи­мости от контекста. Однако в случае с советско-польской войной эта схе­ма не срабатывает: развязавшим вой­ну агрессорам сложно изображать из себя героев и безвинных жертв, а примеры их «гуманизма» будут при­ведены ниже.
Год 1919-й: поляки на Украине и в Белоруссии
«Гуманные» директивы, инструк­ции и приказы, на которые любят кивать польские авторы, лишь маски­ровали политику, цели которой были далеки от гуманизма. Признавая от­дельные проявления жестокости со стороны Войска Польского, польские историки, журналисты и политики подают их как ответ на жестокости 1-й Конной армии и ссылаются на И. Э. Бабеля12. Тиражируя этот миф, они предусмотрительно забывают о том, что подопечные С. М. Буденного появились на польском фронте толь­ко летом 1920 года. К тому времени независимая Польша уже второй год, по словам Пилсудского, несла свобо­ду народам Украины, Белоруссии и Литвы. Причем без их согласия13.
Свой хваленый «гуманизм» поляки продемонстрировали незамедлитель­но. В сводке от 5 марта 1919 года из группировки генерала А. Листовского сообщалось, что «отряд под коман­дованием пор. Есьмана, поддержива­емый мобильным отрядом Замечека, занял населенный пункт Бродница, где взято в плен 25 красноармейцев, в том числе несколько поляков. Неко­торых из них расстреляли»14.
Насилия, совершаемые над военно­пленными и мирным населением, вы­звали протест наркома иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерина. 20 апреля 1919 года он сообщил чрезвычайно­му уполномоченному МИД Польши А. Венчковскому о фактах избиения жителей Белостока, Слонима и о рас­стреле 6 марта в Пинске в госпитале № 1 шестерых санитаров15. И это был отнюдь не единичный случай. Вот что произошло в апреле 1919 года в Жи­томире с Я. Подольским (воспомина­ния он опубликовал под псевдонимом «Н. Вальден»):
«На перроне валялись трупы людей, явно не защищавших свою жизнь. Боль­шинство штатских, несколько женщин. Колотые раны говорят о том, что при­чина смерти — не шальная пуля. Тру­пы полуодеты. Рослый крестьянский детина, отложив винтовку и выпятив губу, тщательно снимает с неподвижно лежащей женщины меховую кофту. Он заметил мой пристальный взгляд и, на­гло улыбаясь, подошел ко мне.
— Вот буты, хороши буты, — сказал он, указывая на мои ботинки.
Я не сразу понял, что это перевод на польский язык известного рас­сказика о японском или кавказском гостеприимстве, когда хозяин отдает гостю понравившуюся вещь.
— Снимай зараз, — грубо закричал он.
Я снял ботинки. А через несколько минут остался в одном нижнем белье.
Кто-то накинул на меня рваную, невыразимо грязную куртку.
Теперь понятны писания польской прессы о нищенской экипировке красноармейцев»16.
Действительно, раздетыми на фронт солдат никто не отправлял. Для сравнения: в конце июля 1920 года, в разгар успешного наступле­ния Красной армии, Ю. Мархлевский встретил польских пленных, хорошо одетых и обутых. Их сопровождал конвой босых и оборванных крас­ноармейцев. «Эти герои, — конста­тировал Мархлевский, — отказались, значит, от того, чтобы взять у своих пленных сапоги». Свидетелем подоб­ных сцен довелось стать ни одному Мархлевскому. Поляки же своего от­ношения к пленным не изменили.
Красноармеец И. И. Кононов вспо­минал, что, после того как в августе 1920-го 498-й и 499-й полки 6-й ди­визии попали в плен, у солдат отоб­рали обмундирование, деньги, лич­ные вещи, документы и сняли белье. Взамен им дали рваную одежду. Затем всех отправили в Белосток в лагерь для военнопленных17.
Однако вернемся к воспоминани­ям Я. Подольского. После пленения и ограбления он оказался в житомир­ской тюрьме:
«После краткого знакомства с нами нас послали чистить отхожие места. Тут же стояли несколько поль­ских солдат, и мило подшучивая, по­калывали штыками того или иного товарища, не обнаружившего доста­точно рвения. Потом, подгоняемые пинками и прикладами, мы опять под­нялись к себе наверх. Там нас заперли на ночь, бросив предварительно по куску хлеба. И мы ели хлеб — сказать ли? — немытыми руками. Я заикнулся было о том, как бы помыться.
— Мыть? Здыхай, пся кревь...
Ударом кулака унтер бросил меня на пол...
На следующий день нас не посыла­ли "на работу" и не кормили»18.
Подольский еще легко отделался. В тюрьме Бобруйска военнопленно­му за отказ выгрести нечистоты голы­ми руками польские изверги переби­ли руки19.
С другими проявлениями поль­ского «гуманизма» в минской тюрьме столкнулся Н. А. Равич, арестованный 3 октября 1919 года. Его допрашивал начальник контрразведки подпол­ковник Блонский, заявивший, «что в демократической республике все убеждения законны. Он, Блонский, например, социалист... Почему же ему не уважать большевиков, коль скоро они такие же социалисты? Достаточ­но ему убедиться, что мы идейные большевики, как он нас немедленно выпустит на свободу... То же самое Блонский болтал одному нашему товарищу по фамилии Ширяев. Ко­гда тот, по наивности, заявил, что он действительно большевик, от удара кулаком в переносицу искры замель­кали у него в глазах. Стекло от разби­того пенсне попало в глазную орбиту, и он навсегда лишился правого глаза. Его били несколько дней, прижигали пятки железом, колотили через мок­рое полотенце резиновыми палками, чтобы не было следов на теле».
В камере на 30 человек, где Равич оказался, находилось более сотни: «Уголовники обкрадывали друг дру­га, а особенно политических, дрались припрятанными ножами... Однаж­ды утром под одной из нар нашли задушенного человека, и никто не мог сказать, кто это сделал». Из деся­ти человек лишь один спал на нарах. Остальные валялись на залитом лип­кой грязью полу. В день выдавали по 50 граммов хлеба, «утром и вечером полагалась горячая вода, в двенадцать часов — та же вода, подправленная му­кой и солью. За две недели такого пи­тания лица арестованных приобрета­ли землистый цвет и отекали. Через месяц опухали ноги, через три месяца воспалялись десны и движения ста­новились затруднительными. В каж­дой камере были люди, двигавшиеся с трудом, раздувшиеся, как от водян­ки, настолько слабые, что они почти не могли говорить. Ко всему этому — вечно спертый воздух и угнетающий запах параш, которые опорожнялись только раз в два дня»20.
В те же октябрьские дни изучив са­нитарное состояние лагеря в Брест-Литовске, комиссия Международного комитета Красного Креста констати­ровала нечеловеческие условия со­держания: «Этим летом из-за скучен­ности помещений, не пригодных для жилья; совместного тесного прожи­вания здоровых военнопленных и заразных больных, многие из кото­рых тут же и умирали; недостаточно­сти питания, о чем свидетельствуют многочисленные случаи истощения; отеков, голода в течение трех меся­цев пребывания в Бресте, — лагерь в Брест-Литовске представлял собой настоящий некрополь»21.
А вот какую картину зафиксиро­вал в отчете полковник медицинской службы Радзиньский, посетивший ла­герь в Пикулице в ноябре 1919 года: «Обмундирование пленных, особен­но большевиков, ниже всякой кри­тики. Одетые в рванье, без белья, без обуви, исхудавшие, как скелеты, они бродят, как человеческие тени. Их суточный паек состоял в тот день из небольшого количества чистого, ничем не заправленного бульона и небольшого кусочка мяса. Этого хва­тило бы, быть может, для пятилетнего ребенка.В дождь, снег, мороз и голо­лед ежедневно отправляют, не сделав своевременно необходимых запасов, за дровами в лес около 200 оборван­ных несчастных, значительная часть из которых на следующий день ло­жится на одре смерти. Систематиче­ское убийство людей!»22
Невыносимо тяжелым было поло­жение инвалидов. Вот какие сцены летом 1919 года в лагере Вадовице наблюдал В. Козеровский: «Питание было отвратительное. Особенно тя­жело было смотреть на то, как спеши­ли за обедом и стояли в очереди ин­валиды империалистической войны. Вспоминается мне, например, такая сцена. Идут или, вернее, плетутся два инвалида, таща на примитивных но­силках третьего. Впереди идет зрячий на деревянной ноге, на носилках об­рубок человека без обеих ног, сзади носилки держит слепой с обезобра­женным раной лицом. И так стояли в очереди у кухни сотни инвалидов...»23
В декабре 1919 года начальник Са­нитарного департамента министер­ства военных дел Польши генерал З. Гордынский по итогам посещения лагеря в Брест-Литовске доложил во­енному министру: «Худоба многих пленных красноречиво свидетель­ствует о том, что голод — их посто­янный спутник, голод страшный, который заставляет их кормиться лю­бой зеленью, травой, молодыми лис­тьями и т. д. Случаи голодной смерти не являются чем-то чрезвычайным». В Бобруйске за декабрь 1919-го — ян­варь 1920 года были зафиксированы 933 смерти военнопленных24.
Примечательно, что об этих траги­ческих фактах, произошедших задол­го до появления Красной армии под Варшавой, дружно молчат польские авторы. Но из этого «молчания ягнят» никак не следует вывод, что ничего подобного никогда не было.
Важно и то, что в 1919 году пленных было еще немного, а осенью и зимой того же года на советско-польском фронте установилось долгое затишье. В то время когда армия гене­рала Н. Н. Юденича была на подступах к Петро­граду, а войска генерала А. И. Деникина подхо­дили к Туле, Пилсудский взял паузу. К «белым» ге­нералам, выступавшим за «единую и неделимую Россию», он относился столь же неприязненно, как и к «красным» ко­миссарам.
В декабре 1919-го Ан­танта огласила Декларацию о восточ­ной границе Польши, совпадающей с линией этнографического преобла­дания поляков. В то время польские войска находились восточнее «линии Керзона». Вместо того чтобы очис­тить оккупированные территории, ненасытный Пилсудский стал гото­виться к новым захватам.
Советско-польская война 1920 года
К началу 1920 года стало ясно, что в Гражданской войне победят боль­шевики. Чтобы верно представить их возможности и стратегические замыслы,   по   верному замечанию
В. А. Зубачевского, «необходим объ­ективный анализ ситуации в России. Незавершенность Гражданской вой­ны, усталость Красной Армии, ката­строфическое состояние фронто­вых тылов, хозяйственная разруха не оставляли места далеко идущим намерениям в отношении Польши»25. Слабостями большевиков, еще вое­вавших с окопавшимся в Крыму ба­роном П. Н. Врангелем, и решил вос­пользоваться Пилсудский, тогда же принявший звание Первого маршала Польши. Антанта щедро помогла ору­жием и деньгами, прислала несколько сот французских офицеров-инструк-торов26. На Восточный фронт пере­бросили армию генерала Ю. Галлера, сформированную из французских и американских поляков — участников Первой мировой войны.
Цели предстоящей кампании были зафиксированы в информационном документе для командного состава Волынского фронта, подготовленно­го по указанию Пилсудского 1 марта 1920 года. В документе подчеркива­лось, что «глава государства и поль­ское правительство стоят на позиции безусловного ослабления России... В настоящее время польское прави­тельство намерено поддерживать на­циональное украинское движение, чтобы создать самостоятельное ук­раинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, отор­вав от нее самую богатую зерном и природными ископаемыми окраину. Ведущей идеей создания самостоя­тельной Украины является создание барьера между Польшей и Россией и переход Украины под польское влияние и обеспечение таким путем экспансии Польши как экономиче­ской — для создания себе рынка сбыта, так и политической». Предпо­лагалось добиться получения черно­морских портов, которые позволили бы Польше занять «такое положение в отношении восточноевропейских государств, какое сейчас в отношении Польши занимают западноевропей­ские государства.»27.
Вместе с поляками принять участие в войне против РСФСР готовились и войска фактически не существовав­шей УНР. По подсчетам советских историков, С. Петлюра за помощь «обещал уступить полякам 100 квад­ратных верст украинской земли с населением свыше 7 млн. чел., раз­решить пользоваться безвозмездно в течение 10 лет водным транспортом Украины и в течение 15 лет — бес­пошлинным транзитом товаров через Одесский порт»28. Картину дополнил украинский публицист О. Пидлуцкий: «Правительство УНР принимало на себя также обязательство поставлять польским войскам в Украине в тече­ние всей войны "мясо, жиры, муку, крупы, картофель, сахар, овес, сено, солому и т. д." За все же продукты, поставленные поляками для своих войск из Польши, правительство УНР должно было своим союзникам пла­тить. Польша принимала на себя до окончания войны руководство всеми железными дорогами Украины»29.
17 апреля Пилсудский издал приказ о наступлении на южном участке поль­ско-советского фронта (на Волыни и Подолии) с задачей разгромить 12-ю и 14-ю советские армии. Командова­ние 3-й польской армией, которой предстояло захватить Киев, новоиспе­ченный маршал возложил на себя.
25 апреля польские войска втор­глись на Украину. 6 мая они взяли Киев, а два дня спустя захватили плац­дарм на левом берегу Днепра. Газеты сообщили украинцам о введении на «освобожденных территориях» воен­но-полевых судов. Поляки ликовали. Польский историк В. Сулея радостно повествует о том, как 18 мая маршал сейма В. Тромпчиньский «привет­ствовал Пилсудского в Варшаве как предводителя, возвращавшегося из проделанного Болеславом Храбрым похода»30. Состоялось торжественное богослужение в костеле святого Алек­сандра на площади Трех крестов. Там пел хор Варшавской оперы.
Но торжества по поводу взятия Киева не затянулись. Вскоре захват­чикам стало не до того, чтобы весе­литься и проводить параллели с со­бытиями далекого 1018 года, когда войска польского короля Болеслава захватили Киев. Ведь мириться с утра­той Киева большевики не собирались. 5 июня 1-я Конная армия С. М. Буден­ного прорвала фронт в районе Берди-чева и, громя польские тылы, устреми­лась на Житомир и Киев. Пилсудский, опасавшийся окружения 3-й армии в Киеве, приказал отступать.
Затем было стремительное наступ­ление Красной армии на Львов и Вар­шаву. Под стенами польской столицы в августе 1920 года войска М. Н. Туха­чевского были остановлены. Поляки называют это «чудом на Висле». «Чудо» состояло в том, что после двухмесяч­ного отступления польских войск от Днепра до Вислы Пилсудский при по­мощи Антанты и заградотрядов сумел стабилизировать фронт. Затем его войска смогли прорвать слабую обо­рону на левом фланге обескровлен­ных армий Тухачевского и вынудить их к отступлению. Варшава, которую покинули многие ее жители и дипло­матические миссии, была спасена.
По отзывам очевидцев, в 2010 году 90-летие «чуда на Висле» в Варшаве и ее окрестностях отмечалось с боль­шим размахом, нежели 65-летие раз­грома гитлеровской Германии. В ходе торжеств в пригороде Варшавы Оссу-ве планировалось открыть памятник погибшим красноармейцам. На брат­ской могиле с православным крес­том была установлена мемориальная доска с надписями на польском и русском языках: «Здесь похоронены 22 солдата 235-го и 236-го стрелко­вых полков 79-й бригады Красной ар­мии, павших в бою под Оссувом 14 и 15 августа 1920 года». Однако накану­не польские националисты разрисо­вали надгробие звездами, и открытие памятника было сорвано. По сообще­ниям СМИ, одним из организаторов «акции протеста» был однопартиец братьев Качиньских Збигнев Гижин-ский.
Остается только гадать, какой бу­дет реакция польских «гуманистов», если Россия наконец-то решится под­нять вопрос не только об увековече­нии памяти 22 павших в бою солдат, а о десятках тысяч военнопленных, замученных поляками в 1919—1922 годах?
Методика профессора Карпуса
Вопрос о численности погибших в польском плену солдат и офицеров (среди которых были не только крас­ноармейцы) по сей день вызывает горячие дискуссии. В отечественной научной периодике первым пробле­му красноармейцев в польском плену поднял Ю. В. Иванов, опубликовавший в 1993 году подборку архивных доку-ментов31. Годом позже тему продол­жила И. В. Михутина32. Как отмечают Г. Ф. и В. С. Матвеевы, вывод Михути-ной «о гибели в плену десятков ты­сяч пленных красноармейцев вызвал крайне резкую негативную реакцию польских историков и публицистов, нередко переходящую в истерику. Они обвиняли Михутину в желании показать поляков излишне жестокими по отношению к пленным красноар­мейцам, смерть многих тысяч "узни­ков" войны объясняли объективными трудностями, переживавшимися мо­лодым Польским государством»33.
С тех пор взгляд польских исто­риков, публицистов и политиков на проблему не стал более трезвым и объективным. Примером тому слу­жит статья Д. Балишевского с «гово­рящим» заголовком «Анти-Катынь. Хотя никто не слышал об убийстве поляками пленных большевиков, рус­ские повторяют эти выдумки»34. Таких авторов не смущает даже то, что в вы­пущенном в 2004 году польскими и российскими историками сборнике документов «Красноармейцы в поль­ском плену в 1919—1922 гг.» приве­дены многочисленные примеры рас­прав и издевательств.
Книга Г. Ф. и В. С. Матвеевых «Поль­ский плен» полностью опровергает давно и настойчиво тиражируемые польскими и некоторыми россий­скими СМИ утверждения ведущего польского специалиста по теме, про­фессора Торуньского университета им. Николая Коперника З. Карпуса, что якобы в польском плену погибли 16—18 тысяч советских военнослужа­щих. Скрупулезные подсчеты, прове­денные Матвеевыми на базе надежно установленных фактов, убедительно опровергают выводы польского про­фессора.
Матвеевы акцентируют внимание на странностях «методики» Карпу-са: «В 1999 г. в Польше профессора­ми М. Яблонским и А. Косеским были опубликованы ежедневные сводки III (оперативного) отдела Верховно­го командования Войска Польского о положении на фронтах за период с 4 января 1919 г. по 25 апреля 1921 г., которые хранятся в варшавском Цен­тральном военном архиве (CAW). С 11 января 1919 г. они имели гриф секретности, печатались примерно в 80 экземплярах с предназначени­ем ограниченному кругу адресатов из военных сфер, включая канцеля­рию главнокомандующего. Научная судьба этого источника несколько необычна. Сводки активно исполь­зовались польскими военными исто­риками в 1920—1930-е гг. как абсо­лютно достоверный источник, в том числе и по проблемам пленных. А вот современные польские историки их полностью игнорируют. Это хоро­шо видно на примере монографии З. Карпуса, где нет ни одной сноски на этот источник. Зато сводкам польско­го Генерального штаба для прессы за 1918—1920 гг., естественно, не имев­шим грифа "Секретно", этот историк безоговорочно доверяет»35.
Продолжение. ?

sov-un.livejournal.com

Советско-польская война 1920 года: геополитический аспект

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор анализирует геополитический аспект Советско-польской войны 1920 г., а также её оценки польскими и российскими историками.

Summary. The author analyzes the geopolitical aspect of the Soviet-Polish war of 1920, and its assessments by Polish and Russian historians.

ИСТОРИЯ ВОЙН

 

ЗУБАЧЕВСКИЙ Виктор Александрович — профессор кафедры всеобщей истории, социологии и политологии Омского государственного педагогического университета, доктор исторических наук, профессор

(г. Омск. E-mall: [email protected])

 

СОВЕТСКО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА 1920 ГОДА: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

 

Советский плакат «Мы воюем с панским родом, а не с польским трудовым народом!»

Советский плакат «Мы воюем с панским родом,а не с польским трудовым народом!»

После окончания «холодной войны» и изменения геополитической ситуации в Европе появились условия для объективного исследования Советско-польской войны 1920 года. Но в Польше гальванизировали историографию 1920—1930-х годов, в частности, миф о «начальнике государства» и верховном главнокомандующем Ю. Пилсудском как крупнейшей политической фигуре ХХ века. Наглядным тому подтверждением стали материалы прошедшей в 1990 году в Варшаве конференции, посвящённой Советско-польской войне 1920 года, участники которой оправдывали политику Польши в отношении Белоруссии, Литвы и Украины, обвиняли Советскую Россию в экспансионизме, преувеличивали негативную для Польши роль Германии и Литвы во время Советско-польской войны1 и аналогично оценивали позицию Чехословакии2. Вскоре польские историки ввели в оборот идеологический термин «польско-большевистская война», с помощью которого оправдывают политику, направленную на включение Белоруссии и Литвы в состав Польши, объясняя планы Пилсудского историко-геополитическими и культурно-цивилизационными факторами3. Но, по мнению видных российских историков, Советско-польская война «ни в коем случае не польско-большевистская, как это сейчас принято» считать в Польше4.

В 1920—1940-е годы некоторые польские историки рассматривали восточную политику Польши с позиций относительного историзма. Сторонник правой Национально-демократической партии (эндеки) В. Конопчиньский, критикуя Пилсудского, писал о его стремлении сделать столицей «ягеллонской5 Речи Посполитой6» Вильно (Вильнюс, до 1918 г. — рус. Вильна, в 1919—1939 гг. — польск. Wilno), который стал бы «центром Центрально-Восточной Европы»7. Неоднозначно оценил восточную политику Пилсудского в 1918—1922 гг. и современный польский историк А. Чубиньский8.

Сегодня мы наблюдаем «вторую волну» ревизии российской военно-политической истории. Польские и отдельные российские историки односторонне пишут о региональных военных конфликтах на востоке Центральной Европы в 1918—1939 гг. Примером может служить книга очерков Ю.З. Кантор и М. Волоса, вышедшая в 2011 г. Ю.З. Кантор в очерке «Польско-большевистская война как фактор германо-российского сближения» отмечает: «Польская кампания как некий фон “латентного” зарождения нового союза… послереволюционной России и “постверсальской” Германии — сюжет, практически не изученный»9. Хотя за последние 20 лет российские и польские историки издали немало монографий и статей, посвящённых войне 1920 года, в которых освещаются и советско-германские отношения, о них в очерке нет ни слова. В отличие от соавтора польский учёный М. Волос ссылается на предшествующие работы историков, включая российских, использует обширный научный аппарат.

По-разному трактуются хронология Советско-польской войны и её последствия. Так, российский историк И.В. Михутина считает её хронологическими рамками 1919—1920 гг.10 Однако столкновения частей формировавшейся польской и Красной армий на спорных территориях в 1919 году неверно называть войной.

Английский историк Н. Дэвис также считал, что советские и многие западные учёные игнорировали начало войны в 1919 году. По его мнению, ни большевики, ни поляки не были виновниками войны, поскольку эвакуация германской армии создала вакуум между двигавшимися спонтанно советскими и польскими войсками. Победа Белого движения над большевиками, по словам Дэвиса, была невыгодна Польше, но и Рижский мир (договор 1921 г.) стал тупиком, не решал проблему. Он обратил внимание на отрицательную позицию британского премьер-министра Д. Ллойд Джорджа в отношении территориальных требований Польши на востоке11.

В отличие от Дэвиса его коллеги Р. Карр и А. Тейлор датировали начало Советско-польской войны апрелем 1920 года, а предшествовавшую борьбу рассматривали как пограничные стычки. Тейлор в предисловии к книге Дэвиса констатировал: «Эта война… определила направление развития русской истории на следующие 20 лет… советские лидеры отошли от курса на мировую революцию. Социализм в одной стране, подкреплённый диктатурой Сталина, был прямым следствием советско-польской войны… Результат был роковым для Польши. Расположенная между Германией и Советской Россией, эта страна должна была выбрать дружбу с одной из них. Победа над Советской Россией привела польских лидеров к убеждению, что они не могут предпочесть ни одну из этих держав»12.

Американский историк польского происхождения П. Вандыч писал: «Захват Вильно не был началом войны… но уже это движение было важно само по себе в запутанной игре Москвы и Варшавы за границы». Но Польша не была заинтересована «в организации антибольшевистского крестового похода», поскольку, помогая белым, подвергала опасности собственную восточную программу, а отношение Антанты показало, что «русские интересы получают приоритет над польскими требованиями». Вандыч считал, что Варшава маневрировала между генералом А.И. Деникиным и большевиками, а Рижский мир был шагом, «негативные последствия которого были очевидны для Польши больше, чем для России»13.

Геополитический аспект Советско-польской войны был раскрыт во время разгоревшейся в 1920-е годы между советскими военачальниками дискуссии о причинах поражения Красной армии под Варшавой14. Обострению споров способствовала книга Пилсудского с критикой брошюры М.Н. Тухачевского, который во время этой войны возглавлял Западный фронт15.

Командовавшие в ходе неё Юго-Западным фронтом (ЮЗФ) А.И. Егоров16 и 4-й армией ЗФ Е.Н. Сергеев оправдывали действия подчинённых им войск17. Наиболее объективно ход и характер Советско-польской войны осветил Б.М. Шапошников, бывший с октября 1919 года начальником Оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики (РВСР). Его книге18 присущи компетентность, взвешенность суждений и широта мышления. Шапошников не критиковал Тухачевского, а дополнил его работу данными, которые не принял во внимание бывший командующий ЗФ.

Тухачевский считал, что причиной поражения Красной армии стала стратегия, а не политика. Шапошников же писал, что с подходом к Бугу стратегия не могла гарантировать политике немедленный успех, а политика не могла рассчитывать на него. Значительно позже на волне хрущёвской «оттепели» курировавшие науку чиновники сочли брошюру Тухачевского основной работой по данной теме, что способствовало деформации представлений о Советско-польской войне19.

Как же в то время развивались события?

В 1919 году польские войска захватили большую часть Белоруссии и западные районы Украины. Правящие круги Польши ставили цель путём территориальных захватов восстановить её в границах начала XVII века и при поддержке Антанты готовились к крупномасштабной войне. Франция, США, Британия, Италия, Норвегия и другие страны предоставили Польше крупные долгосрочные кредиты и в течение весны 1920 года — большое количество оружия, боеприпасов, военной техники. В середине 1919 года в Польшу перебросили сформированную во Франции из поляков 70-тысячную добровольческую армию. Благодаря помощи Антанты Польша к весне 1920 года создала армию численностью около 740 тыс. человек, боевой подготовкой которой занимались иностранные военные инструкторы. План польского наступления разработали французские военные советники под руководством главы французской военной миссии в Варшаве. Его замысел предусматривал захват Киева, Одессы, выход на рубеж Днепра, оккупацию Правобережной Украины, затем — переброску основных польских сил и овладение Белоруссией. По плану Антанты польское наступление должна была поддержать армия генерала П.Н. Врангеля ударом из Крыма20.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Wojna polsko—sowiecka 1920 roku: Przebieg walk i tło międzynarodowe. Warszawa, 1991. S. 23—25, 172—181.

2 Nowinowski S.M. Polsko-czechosłowackie stosunki dyplomatyczne podczas wojny 1920 roku // Szkice z dziejów Europy Środkowej i Wschodniej w XX wieku. Łódź, 1998.

3 См., например: Łukomski G. Walka Rzeczypospolitei o kresy północno-wschodnie 1918—1920. Poznań, 1994. S. 12, 17, 21, 58.

4 Матвеев Г.Ф. Можно ли было избежать войны России и Польши в 1919—1920 годах? / Studia slavica-polonika. К 90-летию И.И. Костюшко. Сб. статей. М., 2009. С. 110.

5 Ягеллонская идея — направленная на восток, в сторону Литвы, Белоруссии и Украины польская концепция федерального мультинационального, многоконфессионального государства-империи, противник которого — Россия. Получила название от польской королевской династии Ягеллонов, взошедшей на престол в 1386 году и впервые применившей на практике механизм создания федеративного государства — Великого княжества Литовского, объединявшего Польшу и Литву (Гончаров В.В. Ягеллонская идея в польской историографии XX — начала XXI вв. // Интернет-ресурс: http://gon4arov.jimdo.com).

6 Буржуазные правители Польши в 1918—1939 гг. применительно к своему государству возродили термин «Речь Посполита» (польск. Rzeczpospolita — республика) — традиционное наименование польского государства в конце XV—XVIII вв., представлявшего собой специфичную форму сословной монархии во главе с избиравшимся сеймом королём. Со времени Люблинской унии 1569 г. до 1795 г. — официальное название польско-литовского государства (См.: Речь Посполита // Советская историческая энциклопедия: В 16 т. / Под ред. Е.М. Жукова. М.: Советская энциклопедия, 1969. Т. 12. Стб. 35).

7 Konopczyński W. Historia polityczna Polski. 1914—1939. Warszawa, 1995. S. 87. Рукопись была готова в 1947 г., но не опубликована, так как автора сняли с должности профессора Ягеллонского университета (Краков) за антикоммунистические взгляды.

8 Problem granic i оbszaru odrodzonego państwa polskiego (1918—1990) / pod red. A. Czubiński. Poznań, 1992.

9 Кантор Ю.З. Польско-большевистская война как фактор германо-российского сближения / Кантор Ю.З., Волос М. Треугольник Москва — Варшава — Берлин. Очерки истории советско-польско-германских отношений в 1918—1939 гг. СПб.: Европейский Дом, 2011. С. 13.

10 Михутина И.В. Польско-советская война. 1919—1920 гг. М., 1994. C. 59, 242—244.

11 Davies N. White eagle, red star. The Polish-Soviet War, 1919—1920. London, 1972. P. 23—27, 65, 168—170, 263.

12 Davies N. Op. cit. P. IX.

13 Wandycz Piotr S. Soviet-Polish Relations, 1917—1921. Cambridge, 1969. Р. 117, 135, 284.

14 См., подробнее: Яжборовская И.С., Парсаданова В.С. Россия и Польша. Синдром войны 1920 г. М., 2005. / Глава 10. Обзор историографии проблематики войны 1920 г. С. 370—372; Полторак С.Н. Забытая историография советско-польской войны 1920 г. // Интернет-ресурс: http://www.sgu.ru.

15 Пилсудский Ю. 1920 год / Пилсудский против Тухачевского: Два взгляда на советско-польскую войну 1920 г. М., 1991. С. 78—251; Тухачевский М.Н. Поход за Вислу // Там же. С. 14—69.

16 Егоров А. Львов — Варшава. 1920 год. Взаимодействие фронтов. М.; Л., 1929.

17 Сергеев Е.Н. От Двины к Висле. Очерк операций 4-й армии Западного фронта в июле и 1-й половине августа 1920 г. Смоленск, 1923.

18 Шапошников Б. На Висле: к истории кампании 1920 года. М., 1924. С. 7, 200, 202.

19 Яжборовская И.С., Парсаданова В.С. Указ. соч. С. 370.

20 Советско-польская война 1920 / Военная энциклопедия: В 8 т. (ВЭ) М.: Воениздат, 2003. Т. 7. С. 555.

history.milportal.ru

Советско-польская война 1919—1921 годов | История Вики

Шаблон:Infobox Military Conflict

Файл:Polish-soviet propaganda poster 1920 Polish.jpg

Российско-польская война шла с 1919 по 1921 гг. на территориях Белорусии, Латвии, Литвы, Польши и Украины между двумя новыми государствами: Польшей и Советской Россией.

После обретения независимости Польша направила свои усилия на восстановления своих границ 1772 года, когда Речь Посполита включала обширные белорусские и украинские территории (см. Междуморье). Польские власти считали, что время революционной смуты в России идеально подходит для восстановления польского контроля над некогда утраченными землями. С другой стороны, советские власти стремились установить не только контроль над территориями, входившими в состав Российской Империи до Первой мировой войны, но и коммунистический режим в европейских странах. После ноябрьской революции в Германии (1918) Советская Россия разорвала Брестский мирный договор. C отступлением германских войск Красная Армия начала широкое наступление на запад.

    Файл:PBW March 1919.png
    • 17 декабря 1918 — Красная армия взяла Двинск (Даугавпилс) и продолжила движение вглубь литовских и белорусских территорий.
    • 1 января 1919 — после ухода из Вильны немецкой армии местные формирования польской самообороны взяли контроль над городом, но 5 января 1919 Вильно был с боем взят частями РККА.
    • 9 февраля 1919 — поляки занимают Брест.
    • Мемельский край был отделен от Германии и оккупирован французами. Литовцы отправили для завоевания Клайпеды 1500 бойцов. Литовской армии противостояло 200 французов, бои за город шли пять дней, а в ходе штурма погибло 12 литовцев, два француза и один немецкий полицейский. Советская Россия, демонстративно выдвинувшая свои войска на границу.
    • В марте поляки напали на советскую Россию и пересекли реку Неман.
    • 4 апреля 1919 — поляки занимают Ковель.
    • с февраля по август 1919 года Польша получила от США 260 000 тонн продовольствия на сумму 51млн. долларов. В 1919 году - только из военных складов США в Европе Польша получила военного имущества на 60 млн. долларов, в 1920 - на 100 млн. долларов. Военные США воевали вместе с поляками. Эскадрилия имени Костюшко, действовашая против Будённого была составлена из лётчиков США, командовал ей полковник США Фаунтлерой.
    • 07.1919 в Польшу прибыла 70-тысячная польская армия, созданная во Франции и сформированная в значительной степени из американцев польского происхождения.
    • 19 — 21 апреля 1919 — польские войска снова занимают Вильно.
    • 8 августа 1919 — польские войска занимают Минск.
    • 29 августа 1919 — польские войска захватывают Бобруйск.
    Файл:PBW December 1919.png
    • весна 1920 — Англия, Франция, США поставляют Польше 1494 орудия, 2800 пулеметов, около 700 самолетов, 10 млн снарядов.
    • 25 апреля 1920 — заключив союз с С. В. Петлюрой, польская армия совместно с петлюровскими вооруженными отрядами напала на Россию, собираясь включить в свой состав Украину и Литву, на широком фронте от Припяти до Днестра.
    • 7 мая 1920 — польские и украинские войска Петлюры занимают Киев.
    • наступление польских войск сопровождается еврейскими погромами и массовыми расстрелами: в г. Ровно оккупанты расстреляли более 3 тысяч мирных жителей, в местечко Тетиево убито около 4 тысяч евреев, полностью сожжены деревни Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка и др, их жители расстреляны
    Файл:PBW June 1920.png
    • 5 июня 1920 — начало советского контрнаступления на Украине (Юго-Западный фронт под командованием А. И. Егорова).
    • 6 июня — советские войска заняли Житомир и Бердичев.
    • 12 июня — советские войска заняли Киев.
    • 4 июля — начало наступления советских войск Западного фронта; советские войска заняли Ровно.
    • 11 июля — советские войска заняли Минск.
    • 20 июля — советские войска заняли Вильнюс.
    • 28.07.1920 Конференция послов Антанты передала Польше восточные районы Тешена, включая город Тешен. Польский сенат, не удовлетворенный этой частью территории, не ратифицировал соглашение.
    • 30.07.1920 в Белостоке был образован Временный революционный комитет Польши, заявивший, что Красная Армия вступила в пределы Польши не для ее порабощения, а для защиты своей страны и оказания помощи польскому народу в его борьбе за социальное освобождение.
    Файл:PBW August 1920.png
    • 25 июля—20 августа — наступательная Львовская операция советского Юго-Западного фронта, в результате которой советские части заняли 13 августа Броды, 15 августа Буек, но не смогли овладеть Львовом.
    • 2 августа — войска советского Западного фронта овладели Брестом.
    • 13 августа — наступление Красной армии Михаила Тухачевского на Варшаву, захват Радзимина в 23 км от польской столицы
    • 14 августа — начало польского контрнаступления под Варшавой (Битва за Варшаву, Варшавское сражение, «Чудо на Висле»; завершилась 25 августа).
    • 17.08.1920 в Минске начались переговоры между Польшей и Советской Россией.
    • 25 августа—26 августа — Германия интернирует потерпевшие поражение части советской 4-й армии, 3-го конного корпуса, 2 дивизии 15-й армии, которые перешли границу Восточной Пруссии.
    • 31 августа — снята осада Львова.
    • 31 августа — битва при Комарове, крупнейшее кавалерийское сражение с 1813. Поражение Первой Конной армии Будённого.
    • 5.09.1920 согласно Польско-Литовскому перемирию Вильнюс отошел к Литве.
    • 15 октября—25 октября — битва на Немане. Отступающая армия Тухачевского попыталась закрепиться в Полесье в районе Гродно, но была атакована с фланга польскими войсками под командованием Юзефа Пилсудского и отступила. Около 40000 военнопленных.
    • Первая половина октября — польская армия вышла к линии Тернополь—Дубно—Минск.
    • 8 октября Начало инспирированного Польшей "мятежа" Первой Литовско-Белорусской дивизии под командованием генерала Желиговского.
    • 9 октября генерал Желиговский занял город Вильно. Литва разорвала дипломатические отношения с Польшей. Между ними было объявлено состояние войны. Советское правительство протестовало против захвата Вильно Польшей. На занятой территории Виленского края создано государство Срединная Литва, в 1922 году воссоединившееся с Польшей.
    • 12 октября — заключение перемирия.
    • 18 марта 1921 — заключение Рижского мирного договора. К Польше отошли Западная Белоруссия и Западная Украина.
    • Около 80 тысяч красноармейцев из 200 тысяч, попавших в польский плен, погибают от голода, болезней, пыток, издевательств и казней [1]
    • 20.03.1921 проведение плебисцита по Силезии о принадлежности к Германии или Польше.
    • 20.10.1921 юго-восточная часть Верхней Силезии Антантой передана Польше. Поднятое в мае силезскими поляками вооруженное восстание закончено. Нижняя Силезия осталась у Германии.
    • 15.03.1923 конференция послов Англии, Франции, Японии и Италии установила польско-литовскую границу, закреплявшую за Польшей Виленскую область.
    Файл:Rzeczpospolita 1920.png

    Главным итогом войны стал переход территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, ранее входивших в состав Российской империи, под контроль Польши.

    Шаблон:Hist-stub

    Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>

    ru.history.wikia.com