Как общались немецкие и советские солдаты вне боя (1 фото). Советские солдаты


Зверства советских солдат в Чехословакии. 75 фото. : spetsialny

2. Советский военнослужащий в мотоциклетных очках и с биноклем в Праге.

3. Советские солдаты общаются с жителями Праги.

4. Чешские дети дарят цветы советским военным из состава освободителей Чехословакии.

5. Советские военнослужащие у танка Т-34 общаются с жителями Праги. На заднем плане виден один из чехословацких солдат с пистолетом-пулеметом.

6. Девушка-рядовой из состава советских войск-освободителей Чехословакии улыбается из кабины грузовика.

7. Смотр советских войск в Чехословакии. Идут минометчики.

8. Смотр советских войск в Чехословакии. Пронос знамени части.

9. Двое советских офицеров вместе с чехословацкими военными у памятника чешскому полководцу и национальному герою Яну Жижке в городе Табор.

10. Советский военный оркестр на улице Праги.

11. Советский генерал, Герой Советского Союза, расписывается на память в альбоме жителя Праги.

12. Чешская девочка сидит на коленях у генерала-лейтенанта Красной Армии во время праздника в Праге.

13. Советский офицер, майор, в окружении жительниц Праги.

14. Советская девушка-военнослужащая (в звании старшины) оставляет автограф жительнице Праги.

15. Житель Праги дарит советским солдатам открытки с видами города.

16. Советский солдат оставляет автограф жителям Праги.

17. Советский солдат оставляет свой почтовый адрес жительнице Праги.

18. Советский солдат что-то рассказывает собравшимся вокруг него жителям Праги.

19. Чешский солдат, которому подарили цветы, с жительницей Праги. Составители чешского печатного альбома «На все времена» увидели в этой фотографии символическую деталь: в руках у солдата одновременно символы войны и мира — пистолет-пулемет и цветы. В освобождении Праги принимал участие Чехословацкий армейский корпус (чехословацкое общевойсковое соединение в составе 4-го Украинского фронта Красной Армии).

20. Жительница Праги вместе с советским танкистом. Женщина держит флажок с чешским государственным флагом.

21. Чешская девочка играет с советским офицером, капитаном танковых войск. Вокруг — жители Праги, приветствующие советские войска, освободившие город.

22. Советский солдат меняет камеру в автомобильном колесе.

23. Советские солдаты ремонтируют автомобильные колеса.

24. Советский солдат доит корову.

25. Советский солдат бреется в походных условиях — зеркало установлено в нишу кузова грузовика.

26. Колонна советских солдат на улице Праги.

27. Советские водитель и караульный у дверей дома в Чехословакии.

28. Советский солдат-регулировщик в Чехословакии.

29. Солдат-водитель из состава освободителей Чехословакии у грузовика.

30. Военный повар из состава освободителей Чехословакии.

31. Советский солдат из состава освободителей Чехословакии.

32. Командир советского гарнизона в чешском городе Оломоуц подполковник Латышев.

33. Старший лейтенант из состава освободителей Чехословакии с аккордеоном.

34. Советская колонна, приветствуемая местными жителями, проходит через чехословацкую деревню.

35. Концерт советских солдат для жителей Праги.

36. Советский танкист со скрипкой и жительница Праги.

37. Парад физкультурников в освобожденной Чехословакии.

38. Советский офицер с фотоаппаратом.

39. Советские старший сержант и старший лейтенант за столом в чешском доме.

40. Советский казак с чешским ребенком на коне.

41. Советские сержант и лейтенант фотографируются с жителем Чехословакии.

42. Чешские девочки угощают советских офицеров пирожными.

43. Тост за освободителей Чехословакии. Жители угощают советских солдат.

44. Советская девушка-военнослужащая (сержант) в Праге.

45. Советские офицеры с чешскими детьми в освобожденной Праге.

46. Советский солдат с чешской девочкой в национальном костюме.

47. Советский солдат катает чешских детей на лошади.

48. Встреча освободителей Праги. Советский младший офицер держит на руках чешского мальчика.

49. Встреча советских войск — освободителей Праги. Старший лейтенант Красной Армии среди чешских детей.

50. Празднование освобождения Праги. Гвардии старший лейтенант советских войск с чешским ребенком.

51. Встреча освободителей Праги. Советский генерал-майор держит на руках чешскую девочку.

52. Колоритный солдат из состава освободителей Чехословакии.

53. Советские офицеры, сержанты и старшины пьют пиво в мирные дни, наступившие в Чехословакии.

54. Два советских солдата с медалями «За отвагу» в Чехословакии.

55. Советский солдат у грузовика. Лейчков, Чехословакия. На втором плане — лейтенант.

56. Советское пехотное отделение в Чехословакии. Оригинальная подпись под фотографией в альбоме: «Это отделение защищало нашу деревню от фашистских танков».

57. Советский сержант-артиллерист в Праге.

58. Советский солдат среди жителей Праги.

59. Красноармейцы на улице Праги.

60. Советские солдаты в Праге.

61. Советский солдат из состава войск, освобождавших Прагу.

62. Советский солдат с чешским ребенком на руках [1].

63. Советский солдат с чешским ребенком на руках [2]. Малыш рассматривает орден Славы на груди бойца.

64. Советский солдат с чешским ребенком на руках [3].

65. В освобожденной Чехословакии.

66. Жители Праги встречают советский танк Т-34-85 из состава освободителей.

67. Советский солдат в освобожденной Праге.

68. Советские солдаты прощаются с товарищем, погибшим при освобождении Чехословакии.

69. Чешская девочка и ее мама общаются с советским солдатом.

70. Советский капитан артиллерии в Чехословакии.

71. Советский танк Т-34-85 в цветущем саду под пражским кремлем.

72. Советские солдаты маршируют на параде в Чехословакии.

73. Советский солдат с автоматом ППШ в Чехословакии.

74. Чешские дети играют у советского танка-монумента Т-34-76.

75. Долина в Чехословакии.

Всё кликабельно.

Фотоальбомы "Великая Отечественная война" здесь

spetsialny.livejournal.com

Экипировка советского солдата / Назад в СССР / Back in USSR

Униформа и снаряжение солдата-победителя Слева — красноармеец в 1941 году. Справа — солдат Советской Армии в 1945 году Стальной шлем СШ-40. Этот шлем является модернизацией шлема СШ-39, принятого на снабжение Красной Армии в июне 1939 года. В конструкции СШ-39 были устранены недостатки предыдущего СШ-36, однако эксплуатация СШ-39 в ходе советско-финской войны 1939–1940 гг. выявила существенный недостаток – под него нельзя было надеть зимнюю шапку, а штатный шерстяной подшлемник не спасал от сильных морозов. Поэтому солдаты часто выламывали подтулейное устройство СШ-39 и носили каску поверх шапки без него. В итоге в новом шлеме СШ-40 подтулейное устройство значительно отличалось от СШ-39, хотя форма купола осталась без изменений. Визуально СШ-40 можно отличить по шести заклёпкам по окружности в нижней части купола шлема, а у СШ-39 заклёпок три, и расположены они вверху. У СШ-40 использовалось подтулейное устройство из трёх лепестков, к которым с обратной стороны пришивались мешочки амортизатора, набитые технической ватой. Стягивались лепестки шнурком, который позволял регулировать глубину посадки шлема на голове. Производство СШ-40 начали разворачивать в начале 1941 года в Лысьве на Урале, а чуть позже в Сталинграде на заводе «Красный Октябрь», но к 22 июня в войсках было лишь незначительное количество этих касок. К осени 1942 года каски этого типа делали только в Лысьве. Постепенно СШ-40 стал основным типом каски Красной Армии. Он выпускался в больших количествах и после войны, и был снят с вооружения относительно недавно. Котелок круглый. Котелок подобной круглой формы использовался ещё в армии Российской империи, изготавливаясь из меди, латуни, лужёной жести, а позже из алюминия. В 1927 году в Ленинграде на заводе «Красный Выборжец» было развёрнуто массовое производство штампованных алюминиевых котелков круглой формы для Красной Армии, но в 1936 году они были заменены плоским котелком нового образца. С началом Великой Отечественной войны, осенью 1941 года, изготовление круглых котелков вновь было налажено в Лысьве на Урале, но уже из стали вместо дефицитного алюминия. Возврат к круглой форме был тоже объясним – такой котелок был проще в производстве. Лысьвенским заводом была проделана огромная работа, позволившая существенно снизить себестоимость производства. К 1945 году суммарный выпуск круглых армейских котелков составил более 20 миллионов штук – они стали самыми массовыми в Красной Армии. Производство продолжалось и после войны. Вещевой мешок. Этот предмет экипировки, получивший у солдат прозвище «сидор», представлял собой простой мешок с лямкой и верёвочной завязкой горловины. Впервые он появился в царской армии в 1869 году и без существенных изменений попал в Красную Армию. В 1930 году был принят новый стандарт, определивший облик вещмешка – в соответствии с ним теперь он назывался «вещевой мешок туркестанского типа», или вещевой мешок образца 1930 года. Вещмешок имел всего одно отделение, верх которого мог утягиваться верёвкой. К нижней части мешка пришивалась плечевая лямка, на которую были надеты две перемычки, предназначавшиеся для застёгивания на груди. С другой стороны плечевой лямки были нашиты три верёвочных петли для регулировки длины. К углу мешка была пришита деревянная бобышка-клеванта, за которую цеплялась петля плечевой лямки. Плечевая лямка сворачивалась в «коровий» узел, в центр которого продевалась горловина мешка, после чего узел затягивался. В таком виде мешок надевался и переносился за спиной бойца. В 1941 году произошло изменение в облике вещевого мешка образца 1930 года: он стал чуть меньше, плечевая лямка более узкой и получила подкладку внутрь на плечах, что потребовало её прострочки. В 1942 году последовало новое упрощение – от подкладки в плечевой лямке отказались, но саму лямку сделали шире. В таком виде вещевой мешок производился до конца 40-х годов. С учётом простоты изготовления, вещевой мешок стал основным средством для переноски личных вещей солдат Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Противогазная сумка образца 1939 года. К 1945 году противогаз со снабжения бойцов Красной Армии никто не снимал. Однако четыре года войны прошли без химических атак, и солдаты пытались избавиться от «ненужного» предмета экипировки, сдавая его в обоз. Часто, несмотря на постоянный контроль командования, противогазы попросту выкидывали, а в противогазных сумках носили личные вещи. Противогазная сумка образца 1939 года. К 1945 году противогаз со снабжения бойцов Красной Армии никто не снимал. Однако четыре года войны прошли без химических атак, и солдаты пытались избавиться от «ненужного» предмета экипировки, сдавая его в обоз. Часто, несмотря на постоянный контроль командования, противогазы попросту выкидывали, а в противогазных сумках носили личные вещи. В ходе войны у солдат даже одного подразделения могли встречаться разные сумки и противогазы разных типов. На фотографии противогазная сумка образца 1939 года, выпущенная в декабре 1941 года. Сумка, изготовленная из палаточной ткани, закрывалась на кнопку. Она была значительно проще в изготовлении, чем сумка 1936 года. Малая пехотная лопата. В ходе войны малая пехотная лопата МПЛ-50 претерпела ряд изменений, направленных на упрощение производства. Вначале в целом конструкция лотка и лопаты осталась без изменений, но крепление накладки с задним тяжем стало производиться точечной электросваркой вместо заклёпок, чуть позже отказались от обжимного кольца, продолжая крепить черенок между тяжами на заклёпках. В 1943 году появился ещё более упрощённый вариант МПЛ-50: лопата стала цельноштампованной. В ней отказались от накладки с задним тяжем, а форма верхней части переднего тяжа стала ровной (до того она была треугольной). Более того, теперь передний тяж стал скручиваться, образуя трубку, скрепляемую заклёпкой или сваркой. Черенок вставлялся в эту трубку, плотно забивался до расклинивания лотком лопаты, после чего фиксировался шурупом. На фото представлена лопата промежуточных серий – с тяжами, без обжимного кольца, с креплением накладки точечной электросваркой. Сумка гранатная. Каждый пехотинец имел при себе ручные гранаты, которые штатно переносились в специальной сумке на поясном ремне. Располагалась сумка слева сзади, после патронной сумки и перед продуктовой. Представляла собой четырёхугольную тканевую сумку с тремя отделениями. В два больших укладывались гранаты, в третье, малое – детонаторы для них. В боевое положение гранаты приводились непосредственно перед применением. Материалом сумки могли быть брезент, парусина или палаточная ткань. Закрывалась сумка на пуговицу или деревянную бобышку-клеванту. В сумку помещались две старых гранаты образца 1914/30 года или две РГД-33 (на фото), которые укладывались рукоятками вверх. Детонаторы лежали в бумаге или ветоши. Также в сумку могли попарно укладываться четыре «лимонки» Ф-1, причём располагались они своеобразно: на каждой гранате запальное гнездо было закрыто специальной винтовой пробкой из дерева или бакелита, при этом одну гранату клали пробкой вниз, а вторую вверх. С принятием в ходе войны на вооружение Красной Армии новых образцов гранат укладка их в сумку была аналогична гранатам Ф-1. Без существенных изменений гранатная сумка служила с 1941 по 1945 гг. Солдатские шаровары образца 1935 года. Принятые на снабжение РККА тем же приказом, что и гимнастёрка 1935 года, шаровары оставались неизменными в течение всей Великой Отечественной войны. Они представляли собой галифе с высокой посадкой, хорошо облегавшими талию, свободные в верхней части и плотно обтягивающие икры ног. По низу штанин пришивались завязки. По бокам шаровар имелось два глубоких кармана, а ещё один карман с клапаном, застёгивавшимся на пуговицу, располагался в задней части. У пояса, рядом с гульфиком, находился маленький кармашек для смертного медальона. На коленях нашивались пятиугольные накладки-усилители. На поясе предусматривались шлёвки для брючного ремня, хотя возможность регулировки объёма была предусмотрена и с помощью хлястика с пряжкой в задней части. Изготавливались шаровары из специальной двойной «шароварной» диагонали и были достаточно прочными. Солдатская гимнастёрка образца 1943 года. Была введена приказом Народного комиссара обороны СССР от 15 января 1943 года взамен гимнастёрки образца 1935 года. Главные отличия заключались в мягком стоячем воротнике вместо отложного. Застёгивался воротник на две форменные пуговицы малого размера. Передняя планка была открытая и застёгивалась на три пуговицы через сквозные петли. На плечах размещались пристяжные погоны, для которых были нашиты шлёвки. У солдатской гимнастёрки в военное время отсутствовали карманы, их ввели позже. На плечах в боевых условиях носились пятиугольные полевые погоны. У пехоты поле погона было зелёным, кант по краю погона – малиновый. Лычки младшего командного состава нашивались в верхней части погона. Поясной ремень. Из-за того, что кожа была дорогой в обработке и зачастую требовалась для изготовления более долговечных и ответственных предметов экипировки, к концу войны большее распространение получил поясной ремень из тесьмы, усиленный элементами из кожи или кожаного спилка. Появился этот тип ремня ещё до 1941 года и использовался до конца войны. Много кожаных поясных ремней, отличавшихся деталями, поступило от союзников по ленд-лизу. Показанный на фото американский ремень шириной 45 мм имел однозубую пряжку, как и советские аналоги, но она изготавливалась не из круглой в сечении проволоки, а была литой или штампованной, с чёткими углами. Красноармейцами также использовались трофейные немецкие ремни, у которых из-за рисунка с орлом и свастикой приходилось дорабатывать пряжку. Чаще всего эти атрибуты попросту стачивались, но при наличии свободного времени на пряжке прорезался силуэт пятиконечной звезды. На фото показан ещё один вариант переделки: по центру пряжки пробивалось отверстие, в которое вставлялась звезда с красноармейской пилотки или фуражки. Нож разведчика НР-40. Нож разведчика образца 1940 года был принят на вооружение Красной Армии по итогам советско-финской войны 1939–1940 гг., когда возникла нужда в простом и удобном армейском боевом ноже. Вскоре выпуск этих ножей был налажен силами артели «Труд» в посёлке Вача (Горьковская область) и на Златоустовском инструментальном заводе на Урале. Позднее НР-40 изготавливались и на других предприятиях, в том числе и в блокадном Ленинграде. Несмотря на единый чертёж, НР-40 разных производителей различаются в деталях. На начальном этапе Великой Отечественной войны ножами НР-40 вооружались лишь разведчики. Для пехоты они не были уставным оружием, но чем ближе к 1945 году, тем во всё больших количествах ножи можно видеть на фотоснимках обычных автоматчиков. Производство НР-40 продолжалось и после войны, как в СССР, так и в странах-участницах Варшавского договора. Стеклянная фляга. Фляги из стекла широко использовались во многих армиях мира. Не была исключением и Русская императорская армия, от которой такой тип фляг достался «по наследству» Красной Армии. Несмотря на то, что параллельно производившиеся фляги из жести или алюминия были более практичны, дешёвые стеклянные ёмкости были хороши для массовой призывной армии. В Красной Армии старались заменить стеклянные фляги алюминиевыми, но и про стекло не забывали – 26 декабря 1931 года был утверждён очередной стандарт на изготовление таких фляг номинальным объёмом 0,75 и 1,0 литра. С началом войны стеклянные фляги стали основными – сказались дефицит алюминия и блокада Ленинграда, где производилось большинство алюминиевых фляг. Закрывалась фляга резиновой или деревянной пробкой с обвязанной вокруг горлышка бечёвкой. Для переноски использовалось несколько типов чехлов, и почти все они предусматривали ношение фляги на ремне через плечо. Конструктивно такой чехол представлял собой простую сумку из ткани с верёвочными утяжками у горловины. Были варианты чехлов с мягкими вставками для предохранения фляги при ударах – такие использовались в ВДВ. Стеклянная фляга могла переноситься и в поясном чехле, принятом для алюминиевых фляг. Сумка для коробчатых магазинов. С появлением коробчатых магазинов для пистолета-пулемёта Шпагина и с разработкой пистолета-пулемёта Судаева с подобными магазинами возникла необходимость в сумке для их переноски. В качестве прототипа была использована сумка для магазинов немецкого пистолета-пулемёта. Сумка вмещала в себя три магазина, каждый из которых был рассчитан на 35 патронов. К каждому ППС-43 полагалось две таких сумки, но на фотографиях военного времени видно, что часто бойцы-автоматчики носили только одну. Связано это было с некоторым дефицитом магазинов – в боевых условиях они были расходным материалом и легко терялись. Шилась сумка из парусины или брезента и, в отличие от немецкой, была сильно упрощена. Клапан застёгивался на шпеньки или деревянные бобышки-клеванты, были варианты и с пуговицами. Сзади сумки были нашиты петли для продевания поясного ремня. Носились сумки на ремне спереди, что обеспечивало быстрый доступ к снаряжённым магазинам и укладку пустых обратно. Укладка магазинов вверх или вниз горловиной не регламентировалась. Сапоги юфтевые. Изначально сапоги были единственной обувью русского солдата: ботинки с обмотками были приняты на снабжение только в начале 1915 года, когда армия резко прибавила в численности, и сапог перестало хватать. Солдатские сапоги изготавливались из юфти и в Красной Армии поступали на снабжение всех родов войск. В середине 30-х годов в СССР была придумана кирза – материал с тканевой основой, на которую наносился искусственный бутадиен-натриевый каучук с имитацией фактуры кожи. С началом войны остро встала проблема снабжения отмобилизованной армии обувью, и «чёртова кожа» пришлась как нельзя кстати – сапоги красноармейца стали кирзовыми. К 1945 году типичный советский пехотинец был обут именно в кирзачи или ботинки с обмотками, но бывалые солдаты стремились раздобыть для себя кожаные сапоги. На фото на пехотинце показаны юфтевые сапоги, на кожаной подошве и с кожаным каблуком.

back-in-ussr.com

Как общались немецкие и советские солдаты вне боя

И с одной, и с другой стороны шла массированная пропаганда. Немецким военнослужащим внушали, что русские – «неполноценные», что они – коммунисты, угрожающие всему миру, и потому их надо нещадно истреблять. В свою очередь, советская идеологическая пропаганда внушала, что все немцы – это враги и их надо уничтожать.

Между тем у солдат враждебных друг другу держав часто бывало много общего: и те, и другие были в мирное время обычными рабочими, крестьянами, служащими, студентами. И тех, и других дома ждали жены, дети, возлюбленные. Одно дело – слышать по радио агитацию против врага и совсем другое – видеть этого самого «врага» - такого же человека, как ты, волею обстоятельств вынужденного воевать. Поэтому постепенно реального противника начинали воспринимать не как зверя и супостата, а как живого человека.

Если в годы Первой мировой войны имело место немало эпизодов братания между русскими и немцами, то во Вторую мировую такие случае были крайне редки. Дело в том, что процесс братания часто происходил так: солдаты с одной стороны вылезали из окопов, перебегали линию фронта и начинали обниматься с бывшими врагами или обмениваться рукопожатиями, делиться вещами и припасами.

Однако в Красной Армии существовал официальный запрет на такие действия, а если кто-то пытался пробраться к линии фронта, то по нему начинали стрелять снайперы. Начиная с лета 1942 года, эту функцию начали выполнять специальные заградотряды, затем – СМЕРШ, поэтому желающих «дружить» с немцами особо не было.

Тем не менее имеются свидетельства того, что и советская, и немецкая стороны старались, где это возможно, избегать ненужных боевых действий. Так, наш современник Андрей Вишневский вспоминает:

«Мне дед рассказывал, стояли напротив друг друга иногда неделями, но команды на штурм ни те, ни другие не давали, что-то в штабах соображали. Так народ и едой, и пластинками обменивался, в футбол играли, единственное - не пили вместе. А через пару дней в атаку шли и убивали как солдаты».

9 мая 1944 года подразделения 10-го и 63-го корпусов 51-й армии вошли в Севастополь. Вдруг прошел слух, что Германия и Советский Союз заключили между собой перемирие. Немцы первыми прекратили стрельбу и предложили нашим брататься. Те ответили согласием. Стали стрелять в воздух, обмениваться махоркой и сигаретами. Но тут прибежали сотрудники политотдела дивизии и приказали на второй день начать наступление.

В войну было много случаев, когда немцы и наши сталкивались лицом к лицу и щадили друг друга, особенно если солдат был совсем молод. Но в плен брали часто.

К пленным относились, конечно, по-разному. Но иногда немецкие военнопленные попадали с советскими ранеными в один госпиталь. Так, бывший немецкий офицер Вольфганг Морель воевал в 7-й танковой дивизии под командованием генерала Роммеля и 22 января 1942 года попал в плен к русским. Поскольку у него была обморожена одна нога, его отправили в военный госпиталь во Владимире, где лежали красноармейцы. Вот его воспоминания:

«Внешне мы ничем не отличались от русских раненых: белое белье, синий халат и домашние тапочки. Во время частных встреч в коридоре и туалете в нас, конечно же, сразу узнавали немцев. И лишь у немногих наших соседей, которых мы уже знали и сторонились, такие встречи вызывали негодование. В большинстве же случаев реакция была другой. Примерно половина была нейтрально настроена к нам, примерно треть проявляла различную степень заинтересованности. Высшей степенью доверия была щепотка махорки, а порой даже и скрученная сигарета, слегка прикуренная и переданная нам».

Так что на чьей бы стороне ты ни был, случаются ситуации, когда человеческое в отношениях побеждает идеологическое. И Великая Отечественная война не исключение.

fishki.net

Советские солдаты — мученики Афганистана

Всё это находит подтверждение и в наших источниках. Например, в книге-воспоминании журналиста-международника Ионы Андронова, неоднократно бывавшего в Афганистане:

«После боёв под Джелалабадом мне показали в руинах пригородного кишлака изувеченные трупы двух советских солдат, пленённых моджахедами. Вспоротые кинжалами тела выглядели тошнотворно-кровавым месивом. Про такое изуверство я слышал много раз: живодёры отрезали пленникам уши и носы, рассекали животы и вырывали кишки наружу, отрубали головы и запихивали внутрь распоротой брюшины. А если захватывали нескольких пленников, то измывались над ними поочерёдно на глазах следующих мучеников».

Андронов в своей книге вспоминает своего друга, военного переводчика Виктора Лосева, имевшего несчастье попасть раненным в плен:

"Я узнал, что... армейское начальство в Кабуле смогло через афганских посредников выкупить за немалые деньги у моджахедов труп Лосева... Отданное нашим тело советского офицера подверглось такому надругательству, что описывать это я до сих пор не решаюсь. И не знаю: погиб ли он от боевого ранения или раненый замучен насмерть чудовищной пыткой. Изрубленные останки Виктора в запаянном наглухо цинке унёс домой «чёрный тюльпан».

Кстати, участь пленных советских военных и гражданских советников действительно была страшной. К примеру, в 1982 году душманами был замучен сотрудник военной контрразведки Виктор Колесников, служивший советником в одной из частей афганской правительственной армии. Эти афганские солдаты перешли на сторону душманов, а в качестве «подарка» «преподнесли» моджахедам советского офицера и переводчика. Вспоминает майор КГБ СССР Владимир Гарькавый:

«Колесникова и переводчика долго и изощрённо пытали. В этом деле „духи“ были мастера. Затем обоим отрезали головы и, упаковав истерзанные тела в мешки, выбросили в придорожную пыль на трассе Кабул — Мазари-Шариф, недалеко от советского блок-поста».

Как видим, и Андронов, и Гарькавый воздерживаются от подробностей гибели своих товарищей, щадя психику читателя. Но об этих пытках можно догадаться — хотя бы из воспоминаний бывшего офицера КГБ Александра Нездоли:

«А сколько раз по неопытности, а порой и в результате элементарного пренебрежения мерами безопасности, погибали не только воины-интернационалисты, а и откомандированные ЦК ВЛКСМ комсомольские работники для создания молодёжных организаций. Запомнился случай вопиюще жестокой расправы над одним из таких ребят. Он должен был вылететь самолетом из Герата в Кабул. Но в спешке забыл папку с документами и вернулся за ней, а догоняя группу, напоролся на .душманов. Захватив его живым, „духи“ жестоко поиздевались над ним, отрезали уши, вспороли живот и набили его и рот землёй. Затем все ещё живого комсомольца посадили на кол и, демонстрируя свою азиатскую жестокость, носили перед населением кишлаков.

После того, как это стало всем известно, каждый из спецназовцев нашей команды „Карпаты“ взял себе за правило в левом лацкане кармана куртки носить гранату Ф-1. Чтобы, в случае ранения или безвыходного положения не даться в руки душманов живым…»

Жуткая картина представала перед теми, кто по долгу службы должен был собирать останки замученных людей — сотрудников военной контрразведки и медицинских работников. Многие из этих людей до сих пор молчат о том, что им пришлось видеть в Афганистане, и это вполне понятно. Но некоторые всё же решаются говорить. Вот что однажды рассказала белорусской писательнице Светлане Алексиевич медсестра кабульского военного госпиталя:

«Весь март тут же, возле палаток, сваливали отрезанные руки, ноги...

Трупы... Они лежали в отдельной палате... Полуголые, с выколотыми глазами,

один раз — с вырезанной звездой на животе... Раньше в кино о гражданской

войне такое видела.»

Не менее потрясающие вещи рассказал писательнице Ларисе Кучеровой (автору книги «КГБ в Афганистане») бывший начальник особого отдела 103-ей воздушно-десантной дивизии, полковник Виктор Шейко-Кошуба. Однажды ему довелось расследовать инцидент с пропажей целой колонны наших грузовиков вместе с водителями — тридцать два человека во главе с прапорщиком. Эта колонна выехала из Кабула в район водохранилища Карча за песком для строительных нужд. Колонна выехала и... пропала. Лишь на пятый день поднятые по тревоге десантники 103-ей дивизии нашли то, что осталось от водителей, которых, как оказалось, пленили душманы:

«Изуродованные, расчленённые останки человеческих тел, припорошенные густой тягучей пылью, были разбросаны по сухой каменистой земле. Жара и время уже сделали своё дело, но то, что сотворили люди, не поддаётся никакому описанию! Пустые глазницы выколотых глаз, уставившиеся в равнодушное пустое небо, вспоротые и выпотрошенные животы, отрезанные гениталии... Даже у повидавших многое на этой войне и считавших себя непробиваемыми мужиками сдавали нервы... Спустя какое-то время наши разведчики получили информацию о том, что после того, как ребят захватили, душманы несколько дней водили их связанными по кишлакам, и мирные жители с неистовой яростью пыряли ножами беззащитных, обезумевших от ужаса мальчишек. Мужчины и женщины, старики и молодые... Утолив кровавую жажду, толпа охваченных чувством животной ненавистью людей забросала полуживые тела камнями. А когда каменный дождь повалил их с ног, за дело взялись вооружённые кинжалами душманы...

Столь чудовищные подробности стали известны от непосредственного участника той бойни, захваченного во время проведения очередной операции. Спокойно глядя в глаза присутствующим советским офицерам он подробно, смакуя каждую деталь, рассказал об издевательствах, которым подверглись безоружные мальчишки. Невооружённым взглядом было видно, что в тот момент пленный получал особое удовольствие от самих воспоминаний о пытках...».

Душманы действительно к своим зверским акциям привлекали мирное афганское население, которое, похоже, с большой охотой участвовало в глумлении над нашими военнослужащими. Так произошло с раненными солдатами роты нашего спецназа, в апреле 1985 года попавшей в душманскую засаду в ущелье Маравары, близ пакистанской границы. Рота без должного прикрытия вошла в один из афганских кишлаков, после чего там началась самая настоящая бойня. Вот как её описал в своих воспоминаниях руководитель Оперативной группы Министерства обороны Советского Союза в Афганистане генерал Валентин Варенников

«Рота расползлась по селению. Вдруг справа и слева с высот начали бить сразу несколько крупнокалиберных пулемётов. Все солдаты и офицеры выскочили из дворов и домов и рассыпались вокруг кишлака, ища убежище где-то у подножия гор, откуда шла интенсивная стрельба. Это была роковая ошибка. Если бы рота укрылась в этих саманных домах и за толстыми дувалами, которые не пробиваются не только крупнокалиберными пулеметами, но и гранатомётом, то личный состав мог бы вести бой и сутки, и больше, пока не подошла бы помощь.

В первые же минуты был убит командир роты и разбита радиостанция. Это внесло еще больший разлад в действия. Личный состав метался у подножия гор, где не было ни камней, ни кустика, которые бы укрыли от свинцового ливня. Большая часть людей была перебита, остальные ранены.

И тогда душманы спустились с гор. Их было десять — двенадцать человек. Они посовещались. Затем один забрался на крышу и стал вести наблюдение, двое ушли по дороге в соседний кишлак (он был в километре), а остальные начали обходить наших солдат. Раненых, набросив им на ступню ноги петлю из ремня, волоком подтаскивали ближе к кишлаку, а всем убитым делали контрольный выстрел в голову.

Приблизительно через час двое вернулись, но уже в сопровождении девяти подростков в возрасте десяти — пятнадцати лет и трех больших собак — афганских овчарок. Предводители дали им определенное наставление, и те с визгом и криками бросились добивать наших раненых ножами, кинжалами и топориками. Собаки грызли наших солдат за горло, мальчишки отрубали им руки и ноги, отрезали носы, уши, распарывали животы, выкалывали глаза. А взрослые подбадривали их и одобрительно смеялись.

Через тридцать-сорок минут всё закончилось. Собаки облизывались. Два подростка постарше отрубили две головы, нанизали их на кол, подняли, как знамя, и вся команда остервенелых палачей и садистов отправилась обратно в кишлак, прихватив с собой все оружие погибших».

Вареников пишет, что в живых тогда остался только младший сержант Владимир Турчин. Солдат спрятался в речные камыши и своими глазами видел, как истязали его товарищей. Только на следующий день ему удалось выбраться к своим. После трагедии с ним пожелал увидеться сам Вареников. Но разговора не получилось, ибо как пишет генерал:

«Он весь дрожал. Не просто немного подрагивал, нет, у него дрожало всё — лицо, руки, ноги, туловище. Я взял его за плечо, и эта дрожь передалась и по руке мне. Было такое впечатление, что у него вибрационная болезнь. Даже если что-то говорил, то клацал зубами, поэтому старался отвечать на вопросы кивком головы (соглашался или отрицал). Бедняга не знал, что делать с руками, они очень дрожали.

Я понял, что серьёзного разговора с ним не получится. Посадил и, взяв его за плечи и стараясь успокоить, стал утешать его, говорить добрые слова, что все уже позади, что надо войти в форму. Но он продолжал дрожать. Глаза его выражали весь ужас пережитого. Он был психически тяжело травмирован».

Наверное, такая реакция со стороны 19-летнего мальчишки не удивительна — от увиденного зрелища двинуться разумом могли и вполне взрослые, повидавшие виды мужчины. Говорят, что Турчин даже сегодня, спустя почти три десятка лет, до сих пор не пришёл в себя и категорически с кем-либо отказывается говорить на афганскую тему...

Бог ему судья и утешитель! Как и всем тем, кому своими глазами довелось видеть всю дикую бесчеловечность афганской войны.

fishki.net

Зверства советских солдат в Чехословакии. 75 фото. Очень рекомендовано к прочтению!

Ровно 71 год назад, с 6 по 11 мая 1945 года, проходила Пражская операция, последняя стратегическая операция Красной армии в Великой Отечественной войне, в ходе которой от немецко-фашистских войск была освобождена Прага.

Этому событию, други мои, я и посвящаю фотоподборку, сделанную на основе фотографий из альбома «На вечные времена».

Печатный альбом “На вечные времена” (“Na vecne casy”) вышел в Праге в 1965 году к 20-летию освобождения Чехословакии советскими войсками. В нем содержится несколько сотен фотографий, сделанных жителями Чехословакии в майские дни 1945 года.

1. Девушка-военнослужащия из состава советских войск-освободителей Чехословакии в кабине грузовика.

2. Советский военнослужащий в мотоциклетных очках и с биноклем в Праге.

3. Советские солдаты общаются с жителями Праги.

4. Чешские дети дарят цветы советским военным из состава освободителей Чехословакии.

5. Советские военнослужащие у танка Т-34 общаются с жителями Праги. На заднем плане виден один из чехословацких солдат с пистолетом-пулеметом.

6. Девушка-рядовой из состава советских войск-освободителей Чехословакии улыбается из кабины грузовика.

7. Смотр советских войск в Чехословакии. Идут минометчики.

8. Смотр советских войск в Чехословакии. Пронос знамени части.

9. Двое советских офицеров вместе с чехословацкими военными у памятника чешскому полководцу и национальному герою Яну Жижке в городе Табор.

10. Советский военный оркестр на улице Праги.

11. Советский генерал, Герой Советского Союза, расписывается на память в альбоме жителя Праги.

12. Чешская девочка сидит на коленях у генерала-лейтенанта Красной Армии во время праздника в Праге.

13. Советский офицер, майор, в окружении жительниц Праги.

14. Советская девушка-военнослужащая (в звании старшины) оставляет автограф жительнице Праги.

15. Житель Праги дарит советским солдатам открытки с видами города.

16. Советский солдат оставляет автограф жителям Праги.

17. Советский солдат оставляет свой почтовый адрес жительнице Праги.

18. Советский солдат что-то рассказывает собравшимся вокруг него жителям Праги.

19. Чешский солдат, которому подарили цветы, с жительницей Праги. Составители чешского печатного альбома «На все времена» увидели в этой фотографии символическую деталь: в руках у солдата одновременно символы войны и мира — пистолет-пулемет и цветы. В освобождении Праги принимал участие Чехословацкий армейский корпус (чехословацкое общевойсковое соединение в составе 4-го Украинского фронта Красной Армии).

20. Жительница Праги вместе с советским танкистом. Женщина держит флажок с чешским государственным флагом.

21. Чешская девочка играет с советским офицером, капитаном танковых войск. Вокруг — жители Праги, приветствующие советские войска, освободившие город.

22. Советский солдат меняет камеру в автомобильном колесе.

23. Советские солдаты ремонтируют автомобильные колеса.

24. Советский солдат доит корову.

25. Советский солдат бреется в походных условиях — зеркало установлено в нишу кузова грузовика.

26. Колонна советских солдат на улице Праги.

27. Советские водитель и караульный у дверей дома в Чехословакии.

28. Советский солдат-регулировщик в Чехословакии.

29. Солдат-водитель из состава освободителей Чехословакии у грузовика.

30. Военный повар из состава освободителей Чехословакии.

31. Советский солдат из состава освободителей Чехословакии.

32. Командир советского гарнизона в чешском городе Оломоуц подполковник Латышев.

33. Старший лейтенант из состава освободителей Чехословакии с аккордеоном.

34. Советская колонна, приветствуемая местными жителями, проходит через чехословацкую деревню.

35. Концерт советских солдат для жителей Праги.

36. Советский танкист со скрипкой и жительница Праги.

37. Парад физкультурников в освобожденной Чехословакии.

38. Советский офицер с фотоаппаратом.

39. Советские старший сержант и старший лейтенант за столом в чешском доме.

40. Советский казак с чешским ребенком на коне.

41. Советские сержант и лейтенант фотографируются с жителем Чехословакии.

42. Чешские девочки угощают советских офицеров пирожными.

43. Тост за освободителей Чехословакии. Жители угощают советских солдат.

44. Советская девушка-военнослужащая (сержант) в Праге.

45. Советские офицеры с чешскими детьми в освобожденной Праге.

46. Советский солдат с чешской девочкой в национальном костюме.

47. Советский солдат катает чешских детей на лошади.

48. Встреча освободителей Праги. Советский младший офицер держит на руках чешского мальчика.

49. Встреча советских войск — освободителей Праги. Старший лейтенант Красной Армии среди чешских детей.

50. Празднование освобождения Праги. Гвардии старший лейтенант советских войск с чешским ребенком.

51. Встреча освободителей Праги. Советский генерал-майор держит на руках чешскую девочку.

52. Колоритный солдат из состава освободителей Чехословакии.

53. Советские офицеры, сержанты и старшины пьют пиво в мирные дни, наступившие в Чехословакии.

54. Два советских солдата с медалями «За отвагу» в Чехословакии.

55. Советский солдат у грузовика. Лейчков, Чехословакия. На втором плане — лейтенант.

56. Советское пехотное отделение в Чехословакии. Оригинальная подпись под фотографией в альбоме: «Это отделение защищало нашу деревню от фашистских танков».

57. Советский сержант-артиллерист в Праге.

58. Советский солдат среди жителей Праги.

59. Красноармейцы на улице Праги.

60. Советские солдаты в Праге.

61. Советский солдат из состава войск, освобождавших Прагу.

62. Советский солдат с чешским ребенком на руках [1].

63. Советский солдат с чешским ребенком на руках [2]. Малыш рассматривает орден Славы на груди бойца.

64. Советский солдат с чешским ребенком на руках [3].

65. В освобожденной Чехословакии.

66. Жители Праги встречают советский танк Т-34-85 из состава освободителей.

67. Советский солдат в освобожденной Праге.

68. Советские солдаты прощаются с товарищем, погибшим при освобождении Чехословакии.

69. Чешская девочка и ее мама общаются с советским солдатом.

70. Советский капитан артиллерии в Чехословакии.

71. Советский танк Т-34-85 в цветущем саду под пражским кремлем.

72. Советские солдаты маршируют на параде в Чехословакии.

73. Советский солдат с автоматом ППШ в Чехословакии.

74. Чешские дети играют у советского танка-монумента Т-34-76.

75. Долина в Чехословакии.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials fish22a.livejournal.com

Запись Зверства советских солдат в Чехословакии. 75 фото. Очень рекомендовано к прочтению! взята с сайта Мир Путешествий.

mirputeshestvij.mediasole.ru

Что думали мирные немцы о советских солдатах?

Русские солдаты и берлинские велосипеды

Широко распространена фотография, на которой якобы русский солдат якобы отбирает у немки велосипед. На самом деле, фотограф запечатлел непонимание. В оригинальной публикации журнала Life подпись под фотографией гласит: «Между русским солдатом и немкой в Берлине произошло недоразумение из-за велосипеда, который он хотел у неё купить».

Кроме того, специалисты считают, что на фото не русский солдат. Пилотка на нём югославская, скатка надета не так, как это было принято в Советской армии, материал скатки также не советский. Советские скатки изготавливались из первоклассного войлока и не сминались так, как это видно на фотографии.

Еще более тщательный разбор приводит к выводу, что это фото — постановочная фальшивка.

Место установлено — съемки проводятся на границе советской и британской зон оккупации, возле Тиргартен-парка, непосредственно у Бранденбургских ворот, где в это время находился регулировочный пост Красной Армии. При тщательном рассмотрении фото только пять человек из двадцати определяются как «свидетели конфликта», остальные проявляют полнейшее равнодушие или ведут себя абсолютно неадекватно применительно к данной ситуации — от полного игнорирования до улыбок и смеха. Кроме того, на заднем плане присутствует военнослужащий армии США, так же ведущий себя безразлично. Сама фотография вызывает массу вопросов.

Солдат один и безоружен (это «мародер» в оккупированном-то городе!), одет не по размеру, с явным нарушением формы одежды и использованием элементов чужой формы. Мародерствует открыто, в центре города, рядом с постом да еще и на границе с чужим оккупационным сектором, то есть в месте, изначально пользующимся повышенным вниманием. Абсолютно не реагирует на окружающих (американца, фотографа), хотя по всем правилам жанра он уже должен был дать деру. Вместо этого продолжает тянуть за колесо, причем делает это так долго, что его успевают сфотографировать, качество фото почти студийное.

Вывод прост: для дискредитации бывших союзников решено изготовить «фотофакт», подтверждающий «преступления Красной Армии» на оккупированной территории. Только двое проходящих на заднем плане наверняка являются посторонними зрителями. Остальные — актеры и массовка.

Актера, изображающего русского солдата, переодели в элементы различных военных форм, стараясь максимально приблизится к образу «советского воина». Во избежание конфликта с советскими военнослужащими, подлинные элементы формы одежды, как то — погоны, эмблемы и знаки различия, не используют. С этой же целью отказались от использования оружия. Получился безоружный «солдат» в пилотке «балканской» армии, с непонятным плащом или куском брезента вместо скатки и в немецких сапогах. При создании композиции актера развернули так, что бы скрыть от фотокамеры отсутствие кокарды, наград, нагрудных знаков и нашивок; отсутствие погон скрыли имитацией скатки, которую пришлось одеть с нарушением устава, о чем они, вполне вероятно, и не подозревали.

russian7.ru

"Советские солдаты"

Помните, когда Сталин дал приказ: "Пленный - изменник Родины"? И какую связь с этим приказом имеет спец-концлагерь в Германии?

Все дело в том, что приказ Сталина вышел после того, как советское командование узнало, куда набираются пленные красноармейцы. Дело в том, что в 1942 году в ставке Гитлера было сказано "пускай русский убивает русских". Советские солдаты, оказавшись в плену, кто хотел жить, обрабатывались группой немецких психологов, апеллируя "спасением России от большевизма", оказывалось колоссальное давление на простые умы. Те, кто поддался, отправлялись в специальный лагерь по подготовке к формированию групп РОА Власова. С неба на СССР посыпались пачками листовки "вставайте против кровавого тирана". Сталин, понимая, что такая мощная пропаганда посеет смуту среди войск Красной армии, принял это непростое решение. Четко и жестко. Рассказать про его чувства? Рассказать, что чувствовал лидер страны, когда залпы немецких танков гремели за сотни метров от Москвы? Управлять огромными потоками народа требовало неимоверных усилий. Многие скоты и сегодня, как оппозиционные либералы, точно также разобщают народ. А в то время одна листовка с русскими буквами была в диковинку, если пишут русские, может, это правильно? Показательные расстрелы, все было, бежавших из плена солдат лишали наград и званий, Сибирь, штрафбат, но при тех темпах, с которыми немцы двигались на нашу Родину, мягче варианта не существовало. В сознание солдат нужно было заложить правильное семя, поэтому мы, современники, сегодня и живем.

Не было времени лезть на броневики и создавать агитацию! Вспоминая слова Жукова "солдат не жалеть, бабы еще нарожают" (а говорил ли он их?), за этими словами - лежал весь исход истории! Вы в курсе, что эти слова Жуков якобы произнес, на подступах к Одеру. А вы знаете, что на Эльбе уже высадились американцы? А вы в курсе, что первыми в Берлин должны были войти американцы, как "спасители"? Мало того - как "победители" в Великой Отечественной войне! Они давно показали себя, еще будучи "союзником" в Антанте. А вы в курсе, что тогда шла гонка не только за Гитлером, а уже за Честь миллионов погибших советских солдат? То, что нам показывают на красочных фото того времени, как красноармейцы и янки в обнимку пили шнапс и катались на велосипедах на обломках Берлина, даже в них читается суть основной проблемы: США вошли в Германию в 1945 году, зачем? Разве Красная Армия нуждалась в помощи? Честь маршалу Жукову - наши бойцы, по праву Победителей, водрузили Красное знамя над рейхстагом, над которым уже бы развевалось американское! Наши солдаты наступали уже не просто в бой, а торопились за своей правдой, за своей Победой! И даже если существует малейшая вероятность того, что Жуков сказал эти, приписываемые ему слова, то, зная, что может быть поздно, он не сказал, он крикнул: "Солдат не жалеть, бабы еще нарожают!", сгоряча, по-русски, за этих солдат, мы вошли в Берлин!

А как думаете Вы? Спасибо!

Виктория Киевская

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

sovsojuz.mirtesen.ru