Советская лунная программа. Советская лунная программа


Советская лунная программа - Мы родом ...

Советский Союз на ЛунеВ день 45-летия приземления первых людей на Луне «Русская планета» вспоминает о советской лунной программе

Через месяц после полета в космос Гагарина президент США Джон Кеннеди дал НАСА четко определенную цель: «Если мы можем добраться на Луну до русских, то мы должны это сделать». ©

~~~~~~~~~~~~

Выступлению Кеннеди предшествовали несколько лет космических триумфов СССР, в том числе успешные полеты к Луне и съемка ее обратной стороны. Это был вызов. Спустя всего восемь лет, 21 июля 1969 года, Нил Армстронг и Базз Олдрин стали первыми из 12 американцев, посетивших спутник Земли. Еще через три года члены последней миссии «Аполлон-17» не просто сделали «маленький шаг», а уже во всю катались на лунном ровере по Морю Ясности.

Те шесть экспедиций в неизвестность за 300 тысяч километров от родной планеты вдохновили поколения астронавтов, фантастов и мечтателей. Человечество на мгновение поверило в колонизацию космоса. Но практическая сторона лунной программы была не столь радужной: за миллиарды долларов на Землю привезли почти полтонны пыльного реголита с довольно сомнительной научной ценностью. В 1970-х годах американские власти навсегда отвернулись от идеи пилотируемых полетов на Луну. Политическая задача космической гонки была уже выполнена.

Слава космических первопроходцев перешла к американцам, однако Советский Союз до последнего пытался удержать лидерство, разрабатывая собственную лунную программу.

2. Автоматическая межпланетная станция Луна-1 с последней ступенью ракеты-носителяКонстантин Циолковский писал о космических полетах в XIX веке. В первой половине XX века инженер Михаил Тихонравов математически обосновал возможность полета к Луне многоступенчатой ракеты. Его разработки послужили для создания главным советским конструктором Сергеем Королевым ракеты Р-7, с которой началась космическая эра, — «семерка» отправила на орбиту Спутник, Лайку и Гагарина. Уже в середине 1950-х годов Королев говорил, что полеты на Луну — это «не такая уж далекая перспектива». В его конструкторском бюро открывается проектный отдел по космическим аппаратам, начальником которого становится Тихонравов.

В 1959 году модифицированная Р-7 (названная в сообщении ТАСС «Первая космическая ракета») вывела в космос Луну-1 — два года спустя после триумфального полета Спутника. «В ту ночь, когда Спутник впервые прочертил небо, я глядел вверх и думал о предопределённости будущего. Ведь тот маленький огонек, стремительно двигающийся от края и до края неба, был будущим всего человечества. Я знал, что хотя русские и прекрасны в своих начинаниях, мы скоро последуем за ними и займём надлежащее место в небе», — вспоминал американский фантаст Рэй Брэдбери.

Писатель не ошибался, но пока что космическим пионером был Советский Союз. Луна-1 стала первым человеческим изделием, успешно развившим вторую космическую скорость, устремившись к спутнику Земли. Предыдущие запуски, в том числе американских Пионеров, заканчивались авариями. Аппарат нес измерительные приборы, четыре радиопередатчика и источники электропитания. Для исключения попадания на Луну земных микроорганизмов корабль подвергли термической стерилизации. Закончился полет неудачно: из-за неполадок с двигателем Луна-1 промахнулась на шесть тысяч километров, выйдя на гелиоцентрическую орбиту. Тем не менее за почти удавшуюся попытку ее прозвали «Мечтой».

3. Луна-2 и Луна-3 (слева-направо)Год спустя историческую миссию выполнила Луна-2, впервые перелетев с Земли на другое небесное тело. Никаких парашютов, в отличие от современных аппаратов, у советского корабля не было. Поэтому приземление получилось максимально простым и грубым — Луна-2 просто рухнула 14 сентября 1959 года в 00:02:24 мск на западном береге Моря Дождей. На ее борту было три вымпела с надписью «СССР, сентябрь 1959 год». Район падения назвали Заливом Лунника.

Еще через месяц Луна-3 облетела Луну и передала первые в истории человечества фотографии ее обратной стороны. Изображения были сняты двумя фотоаппаратами с длинно- и короткофокусным объективами и отправлены на Землю фототелевизионным устройством «Енисей», разработанным Ленинградским НИИ телевидения. В том же году американский Пионер-4 с аналогичной миссии не справился, став уже пятым кораблем США, которые так и не достигли Луны. После этого вся программа Пионеров была признана неудачной и переориентирована на другие задачи. Американцы еще несколько лет буду пытаться сделать фотографии, а в СССР уже полным ходом шла подготовка уже к мягкой посадке лунного корабля.

4. Карта обратной стороны ЛуныВ 1960 году на основе снимков Луны-3 АН СССР опубликовала первый атлас обратной стороны Луны с 500 деталями ландшафта. Изготовили также первый лунный глобус с изображением двух трети поверхности обратного полушария. Названия сфотографированных элементов ландшафта официально утвердил Международный астрономический союз.5. Никита Хрущев и Джон Кеннеди во время встречи в Вене, 3 июня 1961 годаВ 1961 году в своей инаугурационной речи Кеннеди предложил Советскому Союзу «вместе исследовать звезды». В ответном письме Хрущев поздравил США с первым орбитальным полетом Джона Гленна и согласился объединить усилия. Много лет спустя сын первого секретаря Сергей Хрущев вспоминал, что его отец твердо решил сотрудничать с американцами. Кеннеди поручил подготовить правительству проект советско-американской космической программы, которая включала бы совместную высадку на Луну.

В сентябре 1963 года американский президент вновь поднял эту тему на Генеральной Ассамблее ООН: «Почему первый полет человека на Луну должен быть делом межгосударственной конкуренции? Зачем нужно Соединенным Штатам и Советскому Союзу, готовя такие экспедиции, дублировать исследования, конструкторские усилия и расходы? Уверен, нам следует изучить, не могут ли ученые и астронавты наших двух стран, а по сути всего мира, работать вместе в покорении космоса, послав однажды на Луну в этом десятилетии не представителей какого-то одного государства, но представителей всех наших стран».

Казалось бы, все было готово, чтобы ту эпоху запомнили не как космическую гонку, а как великий союз двух держав по покорению Вселенной. Но месяц спустя Кеннеди убили, а вместе с ним убили и мечты о совместной космической программе. Больше о ней речи не заходило. По словам сына Хрущева, «если бы Кеннеди выжил, мы жили бы в совершенно другом мире».

6. Обложка журнала Техника молодежи за сентябрь 1964 годаВ 1964 году «Техника молодежи» публикует статью «Для чего человеку Луна?», начинающуюся цитатой Циолковского: «Мои заботы дадут горы хлеба и бездну могущества». Пилотируемый полет к земному спутнику представляется советскому научно-популярному изданию делом уже решенным: «Скоро человек полетит на Луну. А зачем? Не только ведь из спортивного интереса? (…) Само собой, Луна — лишь звено в бесконечной цепи других научных достижений. Всю "бездну могущества" она нам не подарит, но кое-что, и немалое, мы потребуем от нее сразу, как только нога человеческая ступит на ее вековую пыль».

Не за ископаемыми отправляется советский человек на Луну — «слишком дорого бы обошлась доставка». За знаниями! Чтобы провести «изотопный анализ химических элементов лунных пород», получить «сведения о влиянии космических лучей на разные виды растений»; делать метеорологические прогнозы, наблюдая «перемещение облаков сразу на половине земного шара»; найти «нефть неорганического происхождения» и построить первую внеземную обсерваторию. А благодаря неприкосновенному лунному ландшафту — «перенести ученых на миллиарды лет назад, раскрыть тайны истории и нашей Земли».

Самый футуристичный план — обшить поверхность спутника зеркальным станиолем. Тогда Луна будет круглые сутки отражать солнечный свет, и «ленинградские белые ночи проникнут во все уголки Земли». «Это даст колоссальную экономию энергии на освещении», — говорится в статье.

7. Рисунок прилунения космической станции Луна-93 февраля 1966 прошла первая в мире мягкая посадка на Луну. Станция подтвердила, что лунная поверхность твердая, на ней нет многометрового слоя пыли, и передала телевизионные панорамы окружающего ландшафта. Район посадки в Океане Бурь получил название Равнина Прилунения.

Посмотреть на снимки, переданные Луной-9, оказалось сложнее, чем отправить саму станцию в космос. Сигнал от нее перехватила обсерватория Манчестерского университета. Английские астрономы решили не публиковать лунные фото и подождать официальной советской презентации. Но на следующий день никаких заявлений сделано не было. Англичане послали в Москву телеграмму. Им никто не ответил, и уже тогда астрономы отправили снимки газетчикам. Впоследствии выяснилось, что в СССР сделанные Луной-9 фотографии долго передавали из инстанции в инстанцию, собирая необходимые для обнародования подписи.

8. Сергей Королев, Владимир Челомей, Михаил Янгель (слева-направо)Советская пилотируемая лунная программа, возможно, была обречена изначально — с самого старта в ней господствовала неразбериха. В 1964 году постановлением Совмина СССР «О работах по исследованию Луны и космического пространства» был определен срок советской экспедиции на Луну — 1967-1968 годы. Однако никакого единого плана и графика не существовало. Над ракетами-носителями и самими лунными модулями в 1960-х годах секретно трудились сразу три конструкторских бюро знаменитых советских инженеров — Королева, Челомея и Янгеля.9. Схемы ракет Н-1, УР-700 и Р-56 (слева-направо)Королев работал над сверхтяжелой ракетой Н-1, Челомей — над тяжелой УР-500 и сверхтяжелой УР-700, Янгель — над сверхтяжелой Р-56. Независимую оценку эскизов по поручению правительства провел академик Мозжорин. От проекта Янгеля в конце концов отказались, поручив строить Н-1 и УР-500. У Челомея в те годы трудился Сергей Хрущев, в том числе над разработкой УР-500.10. Макет ракеты-носителя Н-1 в масштабе 1:10 (слева) ипоследняя ступень ракеты Н-1 в масштабе 1:5Королев предлагал собирать тяжелый межпланетный корабль на орбите. Для этого предназначалась сверхтяжелая Н-1 с 30 двигателями, работу которых следовало тщательно скоординировать.

«До конца 1963 года структурная схема лунной экспедиции еще не была выбрана. Первоначально наши проектанты предложили вариант с хорошим запасом по массе. Он предусматривал трехпусковую схему со сборкой на монтажной орбите у Земли космической ракеты общей стартовой массой (вместе с топливом) 200 тонн. При этом масса полезного груза для каждого из трех пусков h2 не превышала 75 тонн. Масса системы при полете к Луне в этом варианте достигала 62 тонн, что почти на 20 тонн превышало соответствующую массу «Аполлона». Масса системы, совершающей посадку на поверхность Луны, составила в наших предложениях 21 тонну, а у «Аполлона» – 15 тонн. Но зато пусков в нашей схеме было даже не три, а четыре. Выводить в космос экипаж из двух-трех человек предполагалось на проверенной ракете 11А511 – так именовалась в конце 1963 года ракета Р-7А, выпускавшаяся заводом «Прогресс» для пилотируемых запусков, — пишет Борис Черток, главный соратник Королева, в «Ракетах и людях».

11. Компьютерная модель корабля Союз 7К-Л1 в космосеПроект Королева получил название Н1-Л3; он конструировал не только ракету, но и лунный комплекс Л3 из орбитального корабля и посадочного модуля, на котором космонавты должны были спуститься на поверхность спутника. Одним из претендентов на роль орбитального корабля был Союз 7К-Л. Пять экземпляров совершили успешные автоматические полеты — один даже облетел Луну и вернулся к Земле. На его борту сидели две черепахи.

Первый пилотируемый запуск 7К-Л1 планировался 8 декабря 1968 года, чтобы опередить «Аполлон-8», который стартовал 21 числа и впервые доставил людей на орбиту Луны. Но из-за непроработанности 7К-Л1 полет отложили.

12. Компьютерная модель корабля ЛОК в космосеЕще одна модификация Союза — 7К-ЛОК (Лунный Орбитальный Корабль). При достижении лунный орбиты от него должен был отсоединиться ЛК — Лунный Корабль, на котором один космонавт спустился бы вниз.

Из-за особенностей проектируемых кораблей к Луне хотели отправить всего двух космонавтов, из которых только один мог высадиться на сам спутник. НАСА, в свою очередь, формировало команду из пяти человек. Советские конструкторы также рассчитывали, что корабль сядет и взлетит, работая только на одном двигателе — у американцев для этих целей разрабатывались два разных.

Шансы на успех понижало и то, что СССР не организовал предварительную съемку участков Луны с близкого расстояния для выбора места посадки космонавтов. В США для этого были совершены 13 успешных полетов.

13. Компьютерная модель Лунного корабля на поверхности ЛуныЛунный корабль состоял из герметичной кабины, в которой мог поместиться только один космонавт, отсека с двигателями ориентации с пассивным агрегатом стыковки, приборного отсека, лунного посадочного агрегата и ракетного блока. Солнечных панелей на нем установлено не было — электроснабжение осуществлялось химическими аккумуляторами.

ЛК трижды запускали пустым на околоземную орбиту, где проводили имитацию полета к Луне — последний раз в 1971-м. По результатам тестов было решено, что лунный модуль полностью готов к пребыванию на земном спутнике. Однако в начале семидесятых толку от запоздалого успеха было мало — американцы успели уже несколько раз побывать на спутнике.

14. Алексей Леонов (в центре) и Юрий Гагарин (справа) рассматривают фотографии лунной поверхности, 1966 годГруппу космонавтов для полета к Луне учредили в 1963 году. Главой команды первоначально назначили Гагарина. Первым советским космонавтом, ступившем на Луну, должен был стать Алексей Леонов. Когда полет 7К-Л1 в 1968 году отменили, команда написала заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой все же разрешить лететь к Луне. Спустя год группу расформировали — сначала прекратили подготовку по лунно-облетной, а через полгода и по посадочной.15. Авария ракеты Н1С запусками Н1, на которую возлагали наибольшие надежды по доставке к Луне ЛОК и ЛК, не заладилось. Смерть в 1966 году академика Королева, возглавлявшего большую часть работ, поставила проект под вопрос. Труд продолжил его соратник Василий Мишин.

Первый пуск весной 1969 года закончился падением в 50 километрах от космодрома: автоматическая система управления, перегревшись, отключила все двигатели. Во время второго, за две недели до полета «Аполлона-11», загорелся один из двигателей, из-за чего автоматика отключила остальные 29. Ракета упала прямо на стартовую площадку Байконура, разрушив всю инфраструктуру. Возможно, это и стало первым предвестником проигрыша в космической гонке: спустя 11 дней американцы высадились на Луну, а нашу пусковую площадку только-только начинали отстраивать заново. Ремонт займет два года.

В 1971 году, чтобы снова не разрушить стартовый комплекс, после запуска ракету увели в сторону, в результате чего она начала вращаться вокруг вертикальной оси и развалилась на части. Во время четвертого запуска опять загорелся один из двигателей, после чего командой с Земли ракета была уничтожена. Вместе с ней разбился и 7К-ЛОК, который должен был отправиться к Луне без экипажа. Все дальнейшие запланированные пуски были отменены — к этому моменту Советский Союз уже окончательно проиграл лунную гонку.

16. Схема ракеты УР-700Принципиально иной вариант пилотируемого полета предлагал академик Челомей — отправить на сверхтяжелой УР-700 корабль его же производства ЛК-700 напрямую к Луне без сборки на околоземной орбите. Полезный груз ракеты на низкой околоземной орбите должен был быть около 150 тонн — на 60 тонн больше, чем у королевской Н-1. В спускаемом аппарате Челомея могли поместиться два космонавта.

УР-700-ЛК-700 предназначался не только для пилотируемых полетов туда и обратно, но и создания на Луне стационарных баз. Однако экспертная комиссия разрешила лишь проведение эскизного проектирования комплекса. Центральным аргументом против стало чрезвычайно токсичный топливный коктейль — 1,1-диметилгидразин, тетраоксид азота, фтор и водород. В случае падения такой ракеты от Байконура бы ничего не осталось.

17. Ракета УР-500 на стартовой позицииВ результате именно челомеевская средне-тяжелая УР-500 стала главной советской космической ракетой. В начале шестидесятых ее разрабатывали одновременно и как межконтинентальную баллистическую ракету с боеголовкой, и как ракету-носитель для космических аппаратов массой 12-13 тонн. После снятия с должности Хрущева от боевого варианта отказались. В работе осталась только ракета-носитель космических аппаратов, и уже в 1965 году провели серию успешных пусков.

Сегодня УР-500 нам известна как «Протон».

18. Яков ЗельдовичНа Луну предлагали отправить не только космонавтов, но и ядерную бомбу. С идеей выступил атомный физик Яков Зельдович, надеявшийся, что столп от взрыва увидят в любой точке планеты и всему миру станет ясно, что СССР покорил спутник Земли. Он сам отклонил свою инициативу после расчетов, показавших, что след даже ядерного взрыва с Земли не увидят.

Республиканец Роберт Макнамара, работавший министром обороны США в шестидесятых, рассказывал, что несколько высокопоставленных чиновников Пентагона в те времена боялись, что Советский Союз будет проводить ядерные испытания на обратно стороне Луны, нарушая тем самым Договор о нераспространении ядерного оружия. Сам Макнамара называл подобные идеи «абсурдными» и что эти чиновники «выжили из ума» на почве Холодной войны. По иронии судьбы, впоследствии выяснилось, что у Пентагона был точно такой же план по взрыву ядерной бомбы на Луне — так называемый проект А119, впрочем, как и советский, нереализованный.

19. Макет межпланетной станции Луна-16В сентябре 1970 года, спустя год после полета Армстронга, Советскому Союзу удалось доставить за Землю реголит. Луна-16, приземлившаяся в Море Изобилия, пробурила 30-сантиметровую ямку и привезла обратно целых 100 граммов песка.20. Рисунок прилунения автоматической станции Луна-17 с Луноходом-1Советский Союз не смог отправить к Луне ни одного человека, но делал огромные успехи в роботизированном исследовании космоса, на которое сделают ставку Соединенные Штаты после последнего «Аполлона». Отправленная «Протоном» Луна-17 приземлилась в районе Моря Дождей. Через два с половиной часа после посадки по трапу с посадочной платформы съехал Луноход-1 — первый в мире движущийся аппарат для работы на инопланетной поверхности.21. Посадочная ступень Луны-17, изображение переданное Луноходом-1Луноход построили на заводе им. С.А. Лавочкина под руководством главного конструктора Бабакина. Его ходовая часть — восемь колес с отдельным для каждого двигателем — спроектировали в ленинградском инститyте транспортного машиностроения ВНИИТрансМаш.

Он проработал 10 месяцев или 11 лунных дней, проехал 10 километров и выполнил исследования грунта в 500 точках. Ездил, в основном, по равнине южнее Залива Радуги в Море Дождей.

22. Маршрут Лунохода-2Через год после после последнего посещения Луны американцами на нее приземлится Луноход-2. Его высадили в кратере Лемонье на восточном берегу Моря Ясности. В отличие от своего старшего брата, он передвигался гораздо быстрее и за четыре месяца проехал почти 40 километров.

Пройдет еще несколько лет и СССР с США окончательно свернут свои лунные программы — на этот раз уже роботизированные. Последней станет Луна-24 в 1976 году. Лишь только в 1990-м Япония запустит свой первый лунный зонд «Хитен», став третьим государством, устремившемся к спутнику Земли.

23. Кадр из фильма «Веселые истории»После бесчисленных попыток американцам, наконец, удалось высадить на Луне человека. Первое, что он увидел, был другой человек.

— Эй, приятель, вы, конечно, русский?— Нет, я испанец! — Испанец? Черт побери, как же вы сюда добрались?

— Очень просто: мы взяли генерала, поставили на него священника, затем снова поочередно генералов и священников, пока, наконец, не достигли Луны!«Техника молодежи» № 9, 1964 г.

«Русская планета», 21 июля 2014

yarodom.livejournal.com

Советская лунная программа | Наука

Файл:2 N1 on pad.jpg Советская программа лунных пилотируемых полётов — это ряд проектов и две параллельно реализовывавшиеся программы (лунно-облётная и лунно-посадочная), имевших своей целью исследование Луны с помощью пилотируемых космических кораблей. Была важным элементом советской космической программы и длительное время была титульным проектом по своему значению и приоритетности.[1]

Из-за соперничества между разными конструкторскими бюро проекты аналогичного предназначения одновременно и параллельно разрабатывались в двух, а то и трёх из них. Так, разные варианты лунного корабля разрабатывались в КБ С.П. Королёва и В.Н. Челомея, а сверхмощный носитель для полёта на Луну — в КБ Королёва, Челомея и М.К. Янгеля. Такое состояние дел было следствием плохой координации лунной программы и приводило к ненужному распылению сил и средств. Это стало одной из причин, по которым пилотируемые полёты к Луне и на Луну в СССР так и не состоялись.[2]

    Исторические этапы Править

    Глава СССР Хрущёв получил от президента США Кеннеди предложение о совместной программе высадки на Луну (а также запуска более совершенных метеорологических спутников), но, подозревая попытку выведать секреты советской ракетной и космической техники, он отказался. Для поддержания первенства в освоении космоса советское правительство вначале выдало конструкторскому бюро Королёва разрешение и ресурсы на продолжение модификации кораблей типа «Восток» и «Восход» и только предварительную подготовку лунных пилотируемых проектов, в том числе облёта Луны собираемым на орбите комплексом 7К-9К-11К раннего проекта корабля «Союз».[3]

    Только спустя несколько лет, с большим опозданием относительно США, 3 августа 1964 Постановлением правительства была утверждена лунная пилотируемая программа СССР и развернулись реальные масштабные работы по двум параллельным пилотируемым программам: облёта Луны («Протон» — «Зонд/Л1)» к 1967 году и посадке на неё (Н-1 — Л3[4]) к 1968 году с началом лётно-конструкторских испытаний в 1966 году.

    Постановление содержало полный перечень всех участников разработки систем для Л1 и Л3 и предписывало многосторонние работы, в которых, казалось, «никто не забыт и ничто не забыто». Тем не менее вопросы о детальном распределении работ — кто, кому и на какие системы выдаёт требования — дебатировались и ответы на них расписывались приватными решениями и протоколами ещё три года.

    Проектирование кораблей Л1 и Л3 и ракетных блоков Н-1, а также разработка схем экспедиций к Луне и на Луну начались ещё до принятия программы — в 1963 году. За два следующих года были выпущены рабочие чертежи ракеты Н-1 и появились первые эскизные проекты лунных кораблей.

    Десяткам правительственных чиновников необходимо было осознать производственно-техническую масштабность всей лунной программы, определить полные объёмы капитального строительства и сделать предварительные расчёты общих необходимых затрат. Экономика тех лет не позволяла особо точных расчётов. Тем не менее опытные экономисты Госплана, с которыми Королёв обычно консультировался, предупредили, что настоящие цифры необходимых затрат через Минфин и Госплан не пройдут. Не говоря уже про затраты на ракетно-ядерный щит, необходимо было находить средства на новые предложения по тяжёлым ракетам Челомея и Янгеля.

    Расчёты, которые подавались в ЦК и Совмин, были занижены. Чиновники Госкомитета по оборонной технике, Совмина и Госплана дали ясно понять, что в документах не следует устрашать Политбюро многими миллиардами. В проектной смете не должно быть никаких лишних затрат. Челомей и Янгель стали доказывать, что их проекты намного дешевле. Высокоосведомлённый в политике Госплана Пашков советовал: «развёртываете производство с расчётом не менее четырёх носителей в год, втягиваете в работу всех, кто только нужен, но по единому графику. А там выпустим ещё не одно постановление. Навряд ли кто-нибудь отважится закрыть работу таких масштабов. Будут успехи — деньги найдутся! Вовлекайте, не откладывая, как можно больше предприятий».

    Чтобы разобраться в проектных противоречиях Королёва, Челомея и Янгеля, Устинов поручил НДИ-88 произвести объективную сравнительную оценку возможностей освоения Луны вариантами носителей Н1 (11А52), УР-500 (8К82) и Р-56 (8К68). По расчётам Мозжорина и его сотрудников для безусловного обеспечения приоритета над США следует с помощью трёх H-1 собрать на орбите у Земли ракетный комплекс в 200 тонн. Для этого будет нужно три ракеты Н-1 или двадцать ракет УР-500. В этом случае будет обеспечена посадка на Луну корабля массой в 21 тонну и возвращения к Земле корабля массой 5 тонн. Все экономические расчёты были в пользу Н-1. Таким образом, Н-1 стал главным перспективным носителем для реализации Советской лунной программы и, как оказалось позже, главной причиной её неудачи.

    Файл:Sow.Mondraumschiff.jpg

    == Объект-Е - ранние советские лунные зонды ==* Е-1 - столкновение с луной. Четыре запуска. 1 частичный успех (Луна-1)* Е-1А - столкновение с луной (Луна-2)* Е-2 - фотографирование обратной стороны Луны. Запуск был запланирован на октябрь-ноябрь 1958. Отменен* Е-2А - фотографирование обратной стороны луны с помощью системы фотосистемы Енисей-2. Завершено (Луна-3)* Е-2Ф - отменено из-за проблем с фотосистемой Енисей-3. Запуск был запланирован на апрель 1960.* Е-3 - Фотографирование обратной стороны Луны. Запуск в 1960.* Е-4 - Атомный взрыв на поверхности Луны. Отменен* Е-5 - Выход на лунную орбиту. Был запланирован на 1960* Е-6 - Мягкая посадка на Луну. Был запланирован на 1960* Е-7 - Фотографирование поверхности Луны с орбиты. Был запланирован на 1960

    Реализация программы Править

    Реализация программы осуществлялась по тем же принципам, что и в США. На первых порах осуществлялись попытки достичь поверхности Луны с помощью АМС.

    С их помощью планировалось выполнить ряд важных прикладных задач:* лучше понять физические свойства лунной поверхности;* исследовать радиационную обстановку в ближнем космическом пространстве;* отработать технологии создания средств доставки;* продемонстрировать высокий уровень отечественной науки и техники.

    Однако, в отличие от американцев, часть работ, особенно тех, которые касались пилотируемого аспекта программы, была засекречена. До 1968 г. лишь в немногих советских источниках («Ежегодник БСЭ» и энциклопедия «Космонавтика») вскользь упоминалось, что аппарат «Зонд» был беспилотным прототипом корабля для облёта Луны, а общие и неконкретные фразы о будущих высадках советских космонавтов на Луне в официальных источниках перестали появляться ещё раньше - после 1965 года.

    Кроме того, несовершенство техники вызвало необходимость резервирования отдельных систем. Поскольку пилотируемый облёт Луны и высадка на её поверхность были вопросом престижа, нужно было применить максимум мер для недопущения жертв в случае нештатных ситуаций.

    Для исследования лунной поверхности, а также для детального картографирования возможных мест посадки советских лунных кораблей создавались АМС серии «Луна» (представлявшие собой аппараты различного назначения). Также для обеспечения высадочных экспедиций были предназначены специальные варианты луноходов.

    Лунный отряд космонавтов Править

    Лунная группа советского отряда гражданских космонавтов при ЦКБЭМ в Центре подготовки космонавтов была фактически создана в 1963 году. Тогда же, до наложения на советскую лунную программу режима строжайшей секретности, об этом и о том, что первоначально главой группы был Гагарин, говорила перед иностранными журналистами Терешкова в ходе визита на Кубу. С 1965 г. группа была оформлена документально (как отдел подготовки космонавтов командиров и исследователей по лунной программе), в мае 1966 г. - утверждена Военно-промышленной комиссией, в феврале 1967 г. - сформирована окончательно.

    Экипажами были Леонов—Макаров, Быковский—Рукавишников, Попович—Севастьянов, а также в группе были Волошин, Добровольский, Климук (командиры), Артюхин, Воронов, Гречко, Ершов, Николаев, Хрунов, Горбатко, Волынов, Шонин, Куклин, Филипченко, Феоктистов, Кубасов, Волков и резервные по посадочной программе Л3 гражданские космонавты ЦКБЭМ Анохин, Долгополов, Бугров, Никитский, Пацаев, Яздовский. Официально созданную группу (отдел) возглавлял Быковский.

    Группа долго и тщательно (вплоть до полной готовности к 1968 г.) работала по лунно-облётной программе [5], а до и некоторое время после её закрытия - также и по лунно-посадочной программе [6]. Для подготовки астронавигации по звездам южного полушария группа командировывалась в Сомали. Для отработки высадки на Луну космонавты использовали тренажёры и вертолёты.

    По предварительным назначениям, экипаж Быковский—Рукавишников должен был совершить первый облёт Луны, а Леонову предстояло стать первым космонатом СССР (а при удачном стечении обстоятельств - и мира) на Луне.

    Согласно опубликованным источникам, ключевые члены группы присутствовали и инспектировали корабли при запусках «Зонда-4» и последующих кораблей Л1 (в т.ч., находясь на Байконуре, ожидали разрешения на полёт на «Зонде-7» 8 декабря 1968), а также Л1С на втором запуске ракеты-носителя Н-1. Попович и Севастьянов и другие вели переговоры с центром управления через корабли «Зонд» во время их полётов.

    Ввиду проигрыша СССР обоих этапов «лунной гонки», подготовка космонавтов по лунно-облётной программе была прекращена в марте 1969 г., по лунно-посадочной - в ноябре 1969 г.

    === Пилотируемый облёт Луны (комплекс УР500К/«Протон»—Л1/«Зонд») ===

    В разных КБ существовал ряд проектов облёта Луны, в том числе с несколькими запусками и сборкой корабля на околоземной орбите (до появления ракеты «Протон») и прямого полёта вокруг Луны. К реализации облётной программы был выбран и доведён до стадии последних беспилотных отработочных запусков и полётов проект из вновь создаваемого в составе семейства «Союз» корабля ОКБ-1 Королёва 7К-Л1 и созданной несколько ранее ракеты-носителя ОКБ-52 Челомея «Протон».

    26 августа 1965 г. у главы ВПК Л. В. Смирнова собрано совещание по разбору вопросов: «О состоянии работ по исследованиям космического пространства, Луны и планет». По результатам разбора было отмечено, что работа по реализации, в первую очередь, лунных программ, а также по системам связи, исследованиям Венеры и Марса выполняется неудовлетворительно, в результате чего возникает серьёзная угроза утраты приоритета Советского Союза в области освоения космоса. ОКБ-52 не разработаны и не представлены планы-графики создания комплекса для облёта Луны, не рассмотрена и не утверждена схема полёта корабля при облёте, отмечена слабая работа главных организаций ОКБ-1, ОКБ-52 и научно-технического совета Минобщемаша.

    Было предписано считать центральным заданием 1965—1967 гг. осуществление подготовки и дальнейшего облёта Луны пилотируемым кораблём. Минобщемашу было поручено:* в недельный срок подать график изготовления и отработки ракеты УР-500;* совместно с руководителями ОКБ-1 и ОКБ-52 С. П. Королёвым и В. М. Челомеем в двухнедельный срок рассмотреть и решить вопросы о возможности унификации разрабатывающихся пилотируемых кораблей для облёта луны и высадки экспедиции на её поверхность;* в месячный срок представить программу ЛКИ ракеты УР-500 и пилотируемого корабля.

    Тем не менее и ВПК, и Минобщемашем было признано целесообразным продолжить работы из расчёта использования комплекса «Союз» (7К, 9К, 11К) в качестве другого варианта для решения задач облёта Луны, а также поручено ОКБ-1 и ОКБ-52 проработать все вопросы использования ракеты-носителя УР-500К в программе комплекса «Союз».

    Для выполнения задания Министерства и выданных поручений в течение сентября-октября 1965 г. была проведена всесторонняя оценка состояния работ в ОКБ-52 и ОКБ-1 по реализации задач облёта Луны с привлечением сотрудников НИИ-88 (ныне ЦНИИМАШ), НТС Министерства, руководителей Министерства, представителей правительства и ЦК КПСС. В ходе рассмотрения выяснилось, что ОКБ-52 не в состоянии решить в установленные сроки все вопросы, связанные с созданием и отработкой ракеты УР-500, разгонного ракетного блока и корабля для облёта Луны ЛК-1. В ОКБ-1, наоборот, состояние разработки пилотируемого корабля типа 7К и разгонного блока Д для комплекса Н1-Л3 было более благополучно. Это создавало основу для переориентации с ОКБ-52 на ОКБ-1 работ по кораблю и разгонному блоку Д для облёта Луны с решением в том числе ряда задач по выполнению программы лунной экспедиции, осуществляемой комплексом Н1-Л3.

    В США, в отличие от СССР, облёты Луны были не самостоятельной целью, а лишь этапом в ходе подготовки высадки на Луну. В СССР существовал ряд проектов именно для облёта Луны. Проекты предусматривали одноразовый пролёт над обратной стороной Луны, поле тяготения которой искривляет траекторию корабля и направляет его назад к Земле. Перехода на окололунную орбиту и схода с неё не планировалось, объем научных исследований был ограничен, что было не столь важно для такого проекта с главным образом престижным характером. Это позволяло резко снизить массу лунного корабля и использовать не сверхтяжёлый носитель Н-1, до эксплуатационной готовности которого было ещё очень далеко, а уже существующий с середины 60-х годов тяжёлый носитель «Протон». Советские облётные корабли уступали американским «Аполлонам» также и в том, что вмещали только двоих космонавтов, а не троих.

    Согласно проекту Л1, космонавты должны были выполнить облёт Луны в специально разработанном только для этой цели корабле «Союз-7К-Л1» («лунный-первый»). Этот корабль был схож и в некоторой мере унифицирован с предназначенным для полётов по околоземной орбите кораблём «Союз-7К-ОК» («орбитальный корабль»), известным широкой публике просто как «Союз». Главные отличия корабля «Союз-7К-Л1» от «Союз-7К-ОК» — отсутствие орбитального отсека, усиленная теплозащита спускаемого аппарата для входа в атмосферу со второй космической скоростью, система навигации и ориентации по звёздам, система дальней связи с параболической остронаправленной антенной. Для запуска корабля использовалась 3-ступенчатая РН «Протон», которая была создана ранее и, несмотря на значительное число неудачных запусков в начале эксплуатации, была сертифицирована как второй после РН «Восток»/«Союз» носитель СССР для пилотируемых полётов.

    Интересной особенностью проекта был способ входа в атмосферу при возвращении на Землю. Планировался вход в атмосферу над южным полушарием Земли, при этом за счёт аэродинамических сил спускаемый аппарат снова поднимался в космос, а его скорость уменьшалась со второй космической до суборбитальной. Повторный вход в атмосферу проходил уже над территорией Советского Союза. Такая «двухнырковая» схема позволяла осуществить посадку в высоких широтах, на территории СССР (американские «Аполлоны», садившиеся с одного «нырка», приводнялись в низких широтах в океане).

    В программе было заложено изготовление 15 кораблей (из которых стартовало 14) 7К-Л1 и было предусмотрено как минимум два пилотируемых полёта после проведения трёх полностью успешных («зачётных») беспилотных отработочных полётов. Реализация программы отставала от графика, согласно которому после проведения беспилотных испытаний первый пилотируемый облёт на корабле вокруг Луны должен был состояться уже в середине 1967 г.

    План-график полётов кораблей 7К-Л1 (от начала 1967 года):{|class="wikitable"! Полёт! Задача! Дата|-!2П|беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите|февраль-март 1967|-!3П|беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите|март 1967|-!4Л|беспилотный облёт Луны|май 1967|-!5Л|беспилотный облёт Луны|июнь 1967|-!6Л|первый в мире пилотируемый облёт Луны|июнь-июль 1967|-!7Л|беспилотный или пилотируемый облёт Луны|август 1967|-!8Л|беспилотный или пилотируемый облёт Луны|август 1967|-!9Л|беспилотный или пилотируемый облёт Луны|сентябрь 1967|-!10Л|беспилотный или пилотируемый облёт Луны|сентябрь 1967|-!11Л|беспилотный или пилотируемый облёт Луны|октябрь 1967|-!12Л|пилотируемый облёт Луны|октябрь 1967|-!13Л|резерв|}

    Корабли «Союз-7К-Л1» совершили семь беспилотных испытательных полётов под названиями «Космос-146», «Космос-154», «Зонд-4» — «Зонд-8». При этом корабли «Космос-146», «Космос-154» запускались в отработочные полёты, не предназначенные для облёта Луны, а «Зонд-5» — «Зонд-8» выполняли облёт Луны. Ещё 5 кораблей Л1 и 2 корабля модификации Л1С не удалось вывести в космос вследствие аварий ракет-носителей соответственно «Протон» и Н1 на этапе выведения.

    В трёх полётах «Зонд» из пяти имели место происшествия, которые скорее всего привели бы к гибели членов экипажа или получению ими увечий в том случае, если бы эти полёты были пилотируемыми. При полётах кораблей «Зонд-4», и «Зонд-5» из-за отказа системы управления вход в атмосферу проходил по нерасчётной траектории с двадцатикратными перегрузками, а при полёте «Зонд-6» произошла разгерметизация кабины и отказ парашютной системы[7].

    На корабле «Зонд-5» находились черепахи. Они стали первыми живыми существами в истории, которые вернулись на Землю после облёта Луны — за три месяца до полёта «Аполлона-8»[8].

    В ходе полёта корабля «Зонд-6» в ноябре 1968 года производилась передача-ретрансляция Земля-корабль-Земля голосовых сообщений космонавтов.

    В нервных условиях «лунной гонки», ввиду проведения в СССР двух беспилотных полётов вокруг Луны и сокрытия неудач в программе Л1, США пошли на рискованную перестановку в своей лунной программе и совершили облётный полёт до планировавшейся ранее полной отработки на околоземной орбите всего комплекса «Аполлон». Облёт Луны кораблём «Аполлон 8» был выполнен без лунного модуля (который ещё не был готов) вслед за единственным околоземным пилотируемым полётом орбитального корабля. Для сверхтяжёлого носителя «Сатурн-5» это был первый пилотируемый пуск.

    В СССР для обеспечения приоритета по первому в мире облётному пилотируемому полёту старт пилотируемого корабля «Зонд-7» в рамках реализации программы Л1 планировался на 8 декабря 1968 года. Ввиду того, что предыдущие беспилотные полёты кораблей Л1 были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и носителя, столь рискованный полёт был отменён — несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить лететь к Луне немедленно для опережения США. Даже если бы разрешение было получено, СССР не выиграл бы облётный этап «лунной гонки» — 20 января 1969 года при попытке запустить корабль «Зонд-7» в беспилотном режиме ракета-носитель «Протон» взорвалась (спускаемый аппарат был спасен системой аварийного спасения).

    21—27 декабря 1968 года Америка выиграла облётный этап «лунной гонки», когда Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс в полёте на корабле «Аполлон-8» сделали 10 витков вокруг Луны; после этого реализация программы Л1 затормозилась, чтобы меньше распылять ресурсы на программу, которая частично дублировала более серьёзную программу — посадочную Н1-Л3, работы по которой продолжались в полной мере. Первый пилотируемый полёт корабля 7К-Л1 несколько раз откладывался на январь, апрель, август, ноябрь 1969 года и апрель 1970 года.

    Последний беспилотный полёт корабля «Союз-7К-Л1» под названием «Зонд-8» совершён в октябре 1970 г., после чего программа Л1 была окончательно закрыта, так как беспосадочный облёт советскими космонавтами Луны после того, как американцы высадились на ней дважды, потерял смысл.

    === Высадка на Луну (комплекс Н1—Л3) ===Основная статья: Н-1 Файл:N1 rollout.jpg Файл:Soviet moon suit side.jpg

    Руководством СССР была поставлена задача обеспечения приоритета также и по первой в мире высадке на Луну. Это предусматривалось первым постановлением 1964 года в общем, а постановлением от начала 1967 года первая экспедиция была предписана на третий квартал 1968 года. Реально развернувшаяся в 1966 году советская лунно-посадочная программа Н-1 (параллельная лунно-облётной) намного отстала от американской в основном из-за проблем с носителем. Первые два в 1969 году (до первой американской экспедиции), как и два последующих, испытательные запуски новой сверхтяжёлой ракеты-носителя Н-1 закончились неудачей. Лунно-орбитальный корабль-модуль 7К-ЛОК комплекса Л3 совершил один, а лунно-посадочный корабль-модуль Т2К-ЛК — три тестовых околоземных беспилотных старта уже после первой высадки США. По программе Н-1—Л3, продолжавшейся некоторое время и после триумфа США, первая советская экспедиция могла состояться только в 1975 году, а за ней — от одной до пяти последующих.

    Рассматривался ряд разнообразных проектов высадки на Луну: несколько запусков и сборка лунного корабля из отсеков на околоземной орбите, прямой полёт на Луну (без расстыковки на окололунной орбите) и т. д. Для «прямого» полёта ОКБ-52 Челомея предложило разработать свой корабль ЛК-700 на базе своего носителя УР-700. Этот проект как более технически сложный и дольше реализуемый был отклонён. Ввиду бо́льших наработок и меньшего технического риска к реализации в развернувшейся лунно-посадочной программе был выбран и доведён до стадии беспилотных испытательных запусков и полётов проект КБ Королёва Н-1-Л3 с однопусковым стартом с Земли и разделением кораблей-модулей у Луны на два — остающийся на лунной орбите и совершающий посадку с последующим взлётом и стыковкой. В ходе разработки этого проекта как вариант рассматривался, но в итоге был отклонён вариант «подсадка» с запуском всего комплекса Л3 одним пуском ракеты Н-1, но без космонавтов, которые должны были доставляться на борт Л3 отдельным пуском корабля «Союз».

    Постановлением 1964 года были назначены основные главные конструкторы и организации, ответственные не только за носитель Н1, но и за весь комплекс Н-1-Л3. Главными разработчиками частей, складывавших комплекс Н1-Л3, были назначены:* ОКБ-1 — главная организация разработки системы в целом и разработки блоков «Г» и «Д», двигателей для блока «Д», лунного орбитального и лунного посадочного кораблей;* ОКБ-276 (Н. Д. Кузнецов) — разработки двигателя блока «Г»;* ОКБ-586 (М. К. Янгель) — разработки ракетного блока «Е» лунного корабля и двигателя для этого блока;* ОКБ-2 (A.M. Исаев) — разработки двигательной установки (баки, пневмогидравлические системы и двигатель) блока «И» лунного орбитального корабля;* НИИ-944 (В. И. Кузнецов) — разработки системы управления лунного комплекса;* НИИАП (Н. А. Пилюгин) — разработки системы управления движением лунного посадочного и лунного орбитального кораблей;* НИИ-885 (М. С. Рязанский) — радиоизмерительного комплекса;* «Спецмаш» (В. П. Бармин) — комплекса наземного оборудования системы Л3;* ОКБ МЭИ (А. Ф. Богомолов) — разработки системы взаимных измерений для сближения кораблей на орбите Луны.

    Проект Н1—Л3 в своей основе повторял американский проект «Аполлон». В нём также предусматривался вывод одним запуском на промежуточную орбиту, а затем на траекторию полёта до Луны связки из двух кораблей-модулей, один из которых должен был оставаться на окололунной орбите, а другой — совершить посадку на Луну. Далее лунный корабль должен был взлететь с Луны и состыковаться с орбитальным кораблём, после чего орбитальный корабль перешёл бы на траекторию полёта до Земли. Даже компоновка системы на этапе выведения была аналогична американской: лунный корабль пребывал в переходнике ниже основного корабля, как и лунный модуль «Аполлон».

    Основными частями ракетно-космической системы для высадки на Луну по проекту Н-1—Л3 были лунный орбитальный корабль «Союз-7К-ЛОК», лунный посадочный корабль ЛК и сверхтяжёлая ракета-носитель Н1.[9]

    Лунный орбитальный корабль был очень схож и значительно унифицирован с околоземным орбитальным кораблём «Союз-7К-ЛОК» и также состоял из спускаемого аппарата, бытового отсека, на котором был расположен специальный отсек с двигателями ориентации и причаливания и агрегатом системы стыковки, приборно-агрегатного и энергетического отсеков, в которых размещались ракетный блок «И» и агрегаты системы энергоснабжения на кислородно-водородных топливных элементах. Бытовой отсек служил одновременно шлюзовой камерой при переходе космонавта в лунный корабль через открытый космос (после надевания лунного скафандра «Кречет»).

    Экипаж корабля «Союз-7К-ЛОК» состоял из двух человек. Один из них должен был перейти через открытый космос в лунный корабль и совершить посадку на Луну, а второй — ждать возвращения своего товарища на окололунной орбите.

    Корабль «Союз-7К-ЛОК» был установлен для беспилотных лётных испытаний на носитель Н-1 при четвертом (и последнем) его запуске в ноябре 1972 г., но из-за аварии носителя так и не был выведен в космос.

    Лунный корабль ЛК состоял из герметичной кабины космонавта, отсека с двигателями ориентации с пассивным агрегатом стыковки, приборного отсека, лунного посадочного агрегата (ЛПА) и ракетного блока Е. Электроснабжение ЛК осуществлялось химическими аккумуляторами, установленными снаружи на раме ЛПА и в приборном отсек. Система управления строилась на базе бортовой цифровой вычислительной машины и имела ручную систему управления, позволявшую космонавту самостоятельно выбирать место посадки визуально через специальный иллюминатор. Лунный посадочный модуль имел четыре ноги — опоры с сотовыми поглотителями излишней вертикальной скорости посадки.

    Лунный корабль ЛК Т2К трижды успешно испытывался на околоземной орбите в беспилотном режиме под названиями «Космос-379», «Космос-398» и «Космос-434» соответственно в ноябре 1970 г и феврале, августе 1971 г.

    План-график полётов кораблей Л3 (от начала 1967 года):{|class="wikitable"! Миссия! Цель! Дата|-!3Л|макеты при испытаниях Н1|сентябрь 1967|-!4Л|резерв| |-!5Л|беспилотные ЛОК и ЛК|декабрь 1967|-!6Л|беспилотные ЛОК и ЛК|февраль 1968|-!7Л|пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК|апрель 1968|-!8Л|пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р|июнь 1968|-!9Л|пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК|август 1968|-!10Л|пилотируемые ЛОК и ЛК с первой в мире высадкой космонавта на Луну|сентябрь 1968|-!11Л|пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р| |-!12Л|пилотируемые ЛОК и ЛК с высадкой космонавта на Луну| |-!13Л|резерв| |}

    Ракета Н-1 в основном была спроектирована раньше, чем лунный комплекс Л3. При проектировании его кораблей-модулей — орбитального и посадочного — разработчики имели очень жёсткие ограничения по грузоподъёмности носителя. В результате этого комплекс Л3 технически сильно уступал американскому комплексу «Аполлон», что в некоторой мере компенсировалось организационными мероприятиями. Советские корабли-модули были заметно меньше и легче американских. Экипаж состоял не из троих, а только из двоих космонавтов, причём на Луну должен был высаживаться не двое, а только один космонавт. При каждом рейсе могло быть привезено только несколько килограммов лунного грунта. Набор фото- и киноаппаратуры и комплект научных инструментов был крайне скромным. Вместе с лунно-посадочным кораблём-модулем не мог быть доставлен лунный транспортный аппарат. Переходить из орбитального корабля в лунный и обратно космонавт должен был через открытый космос, так как лунный и орбитальный корабли были обеспечены упрощенным стыковочным узлом без внутреннего переходного люка. Советские корабли не имели полноценной бортовой ЭВМ. Тем не менее, все этапы полёты у них были почти полностью автоматизированы, в то время как на «Аполлонах» многие операции были предусмотрены только в ручном режиме. Кроме того, в более поздних проектах советских экспедиций на поверхность Луны предусматривалось (для повышения надёжности), что для каждой экспедиции сначала на поверхность Луны в автоматическом режиме доставляется беспилотный корабль ЛК-Р, который становится резервным для следующего вскоре пилотируемого ЛК. Также предполагалось, что космонавт будет пользоваться на Луне отдельно доставляемым заранее луноходом, дооборудованным для ручного управления. На луноход также возлагалась задача транспортирования космонавта до резервного лунного корабля в случае, если взлёт основного корабля будет невозможен из-за технической неисправности.

    Для полёта на Луну по выбранной схеме был нужен сверхтяжёлый носитель. Проекты КБ Челомея УР-700 и КБ Янгеля Р-56 были отклонены как технологически более рискованные, менее наработанные и более долго реализуемые. Для реализации в программе Л3 была выбрана ракета Н1 КБ Королёва. Из-за отказа главного космическо-двигательного КБ Челомея разработать мощные ракетные двигатели для Н-1 на её первой ступени было установлено 30 двигателей КБ Кузнецова.

    В США при разработке мощных носителей серии «Сатурн» был выполнен очень большой объём наземных испытаний их отдельных узлов и агрегатов. Это позволило американцам безаварийно провести все испытательные и пилотируемые запуски ракеты «Сатурн-V». Ракету же Н-1 доводили таким же способом, как и предыдущие менее мощные носители: устранением причин неисправностей, выявленных при испытательных пусках. Однако для конструкции таких размеров и сложности такой путь оказался слишком долгим и дорогим. Всего было произведено четыре пуска ракеты Н-1. Все они завершились авариями ещё до окончания работы первой ступени. Настоящей катастрофой стал второй пуск Н-1: ракета сразу после отрыва от земли загорелась и упала на стартовый комплекс, практически полностью его уничтожив.

    Последний пуск ракеты Н-1 состоялся 23 ноября 1972 г. — меньше чем за месяц до последнего полёта на Луну по программе «Аполлон». После чего было решено, что перспектива побывать на Луне намного позже того, как американцы завершили свою лунную программу, не оправдывает затраченных на неё сил и средств. В мае 1974 г. дальнейшие работы с носителем Н-1 — а вместе с ними и вся программа Н-1—Л3 — были окончательно закрыты.

    Файл:MondraumLOK.jpg Файл:MondlanderLK.jpg

    Результаты программы Править

    Обе советские пилотируемые лунные программы так и не были завершены из-за изначального отставания по срокам, более чем пятикратно меньшего относительно США финансирования и некоторых организационных и технических просчётов и неудач, включая конкуренцию и распыление средств между КБ Королёва и Челомея на начальных этапах проектов создания лунных кораблей, отказ самого опытного космического двигательного КБ Глушко делать мощные двигатели для Н1, непроведение наземной отработки ступеней Н1 на дорогостоящих наземных стендах, а также целую серию трагедий (в 1966 году умер Королёв, в 1967 году при неудачном приземлении нового корабля «Союз-1», являвшегося в значительной мере прототипом для корабля 7К-ЛОК, погиб Владимир Комаров, наиболее вероятный кандидат для сложных лунных полётов, в 1968 году в авиакатастрофе погиб Юрий Гагарин).

    Ещё до разворачивания лунно-облётной и лунно-посадочной программ в СССР были разработаны технические предложения по созданию и использованию в лунных экспедициях тяжёлого лунохода Л2 и лунной орбитальной станции Л4. Также, после успеха США и сворачивания работ по программе Н1 — Л3, был составлен новый проект Н1Ф — Л3М для обеспечения более долговременных чем американские экспедиций на Луну к 1979 году с перспективой сооружения на её поверхности в 1980-х гг. советской лунной базы «Звезда», достаточно детальный проект которой уже был разработан, включая макеты экспедиционных транспортных средств [10] и обитаемых модулей [11] Однако академик В. П. Глушко, назначенный в мае 1974 года генеральным конструктором советской космической программы вместо В. П. Мишина, своим приказом (с согласия Политбюро и Министерства общего машиностроения) прекратил все работы по носителю Н1 и пилотируемым лунным программам в 1974 году (формально программа была закрыта в 1976 году). Более поздний проект советских пилотируемых полётов на Луну «Вулкан»—«ЛЭК» рассматривался, но также не был реализован.

    Провал советской лунной программы главным образом отразился на карьере В. П. Мишина, которого 22 мая 1974 г. сняли с должности Главного конструктора ЦКБЭМ. В тот же день было подписано правительственное постановление о преобразовании ЦКБЭМ в НПО «Энергия» и о назначении В. П. Глушко его руководителем и главным конструктором. Первое, что сделал Глушко на новом месте, — закрыл лунную программу с участием ненавистной ему ракеты Н1, издав при этом приказ о её полном уничтожении.

    Уже в октябре 1974 года он предоставил правительству план работы НПО «Энергия» и развития советской космической отрасли в целом на ближайшие годы. В этом документе Глушко изложил собственный план освоения Луны и создания там поселений, предлагая разработать специально для полётов к ней новую сверхмощную ракету-носитель, сначала в документации она имела название «Вулкан». Её общая концепция, как теперь очевидно, во многих своих положениях целиком повторяла конструкцию королёвской ракеты Н1, против которой Глушко активно выступал в течение многих лет.

    В целом же историки отечественной космонавтики ныне считают, что крах советской лунной программы с участием ракеты Н1 во многом был обусловлен не только экономическими трудностями тех лет и расколом среди главных конструкторов, но ещё и установкой руководства страны по этому проекту. Правительством не была чётко просчитана его финансовая сторона, и потому, когда дело дошло до выделения для него необходимых средств, руководители страны потребовали от конструкторов соблюдать режим экономии.

    Случилось же это в тот самый момент, когда значительная часть лунного проекта уже была реализована, и потому лидерам державы нужно было не экономить, а принимать одно из двух чисто политических решений: или доводить проект до логического конца, или чётко отказаться от его продолжения. Половинчатость же позиции привела лишь к «сырым» конструкторским решениям и резкому снижению надёжности новой космической техники.

    Советские пилотируемые лунные программы были строго засекречены и стали достоянием гласности только в 1990 году. До этого времени СССР официально отрицал существование этих программ, заявляя, что выбрал путь создания околоземных пилотируемых орбитальных станций и лунных исследований автоматическими средствами.

    Однако доля правды в этом была. Изначальное недостаточное внимание к пилотируемой лунной программе было вызвано также и спором конструкторов по поводу практической эффективности освоения космоса, где взглядам Королёва о необходимости пилотируемого освоения космоса противостоял взгляд Г.Н. Бабакина о том, что только освоение космического пространства автоматами даст реальную и быструю пользу человечеству. И решающее слово в этом соперничестве было за Челомеем, который, будучи одним из ключевых создателей ракетно-ядерного щита СССР и главой второй из главных организаций по созданию космической техники (в том числе пилотируемой), с одной стороны, в определённый период взгляд Бабакина рассматривал как более перспективный, а с другой стороны, предложил конкурирующе-альтернативные КБ Королёва «свой» лунно-облётный корабль ЛК-1 (на том же «своём» носителе «Протон») и лунно-посадочный комплекс из «своих» корабля ЛК-3 и носителя УР-700. Однако Челомей попал в опалу после отстранения Хрущева от власти, что и дало, наконец, возможность развернуть программы «Протон»-«Зонд» и Н1-Л3 от КБ Королёва.

    Так или иначе, несмотря на отставание в пилотируемых лунных программах и в качестве некоторой компенсации, в СССР параллельно им были развёрнуты также программы автоматических лунных межпланетных станций и самоходных аппаратов. За несколько дней до американской высадки «Аполлона-11» двумя советскими автоматическими межпланетными станциями («Луна-15» и предыдущая) были предприняты попытки по первой в мире доставке на Землю лунного грунта, оказавшиеся неудачными. СССР смог получить первые образцы лунного грунта через год — с помощью АМС «Луна-16» в 1970 году, после чего доставка небольших порций грунта (в сумме составивших несколько сотен граммов) была повторена ещё два раза. Также несколько позже (в 1970 и 1973 гг.) на Луну доставлялись и успешно работали в течение нескольких недель первые в мире телеуправляемые с Земли советские лунные самоходные аппараты «Луноходы».

    В некоторых конспирологических теориях о «лунном заговоре США» (инсценировке полётов «Аполлонов» с американскими астронавтами на Луну) утверждается, что, признав проигрыш в «лунной гонке», СССР мог вступить в сговор с США и остановить свои пилотируемые программы облёта и высадки на Луну[12] ради достижения экономических и политических выгод.

    Существует также конспирологические теории о «советском лунном заговоре», предполагающие засекреченные неудачные попытки пилотируемого облета Луны, предпринятые СССР. В некоторых вариантах предполагаются готовившиеся, но отменённые (или закончившиеся неудачей) инсценировки советских высадок на Луну.

    == Галерея ==

    Союз-А - часть нереализованного лунно-облётного комплекса

    ЛК - Лунно-посадочный корабль-модуль

    старт ЛК с Луны.

    Добавить фото в галерею

    ru.science.wikia.com

    Советская лунная программа — WiKi

    Реализация программы осуществлялась по тем же принципам, что и в США. На первых порах осуществлялись попытки достичь поверхности Луны с помощью АМС.

    С их помощью планировалось выполнить ряд важных прикладных задач:

    • лучше понять физические свойства лунной поверхности;
    • исследовать радиационную обстановку в ближнем космическом пространстве;
    • отработать технологии создания средств доставки;
    • продемонстрировать высокий уровень отечественной науки и техники.

    Однако, в отличие от американцев, часть работ, особенно тех, которые касались пилотируемого аспекта программы, была засекречена. До 1968 г. лишь в немногих советских источниках («Ежегодник БСЭ» и энциклопедия «Космонавтика») вскользь упоминалось, что аппарат «Зонд» был беспилотным прототипом корабля для облёта Луны, а общие и неконкретные фразы о будущих высадках советских космонавтов на Луне в официальных источниках перестали появляться ещё раньше — после 1965 года.

    Кроме того, несовершенство техники вызвало необходимость резервирования отдельных систем. Поскольку пилотируемый облёт Луны и высадка на её поверхность были вопросом престижа, нужно было применить максимум мер для недопущения жертв в случае нештатных ситуаций.

    Для исследования лунной поверхности, а также для детального картографирования возможных мест посадки советских лунных кораблей создавались АМС серии «Луна» (представлявшие собой аппараты различного назначения). Также для обеспечения высадочных экспедиций были предназначены специальные варианты луноходов.

    Лунный отряд космонавтов

    Лунная группа советского отряда гражданских космонавтов при ЦКБЭМ в Центре подготовки космонавтов была фактически создана в 1963 году. Тогда же, до наложения на советскую лунную программу режима строжайшей секретности, об этом и о том, что первоначально главой группы был Гагарин, говорила перед иностранными журналистами Терешкова в ходе визита на Кубу. С 1965 г. группа была оформлена документально (как отдел подготовки космонавтов командиров и исследователей по лунной программе), в мае 1966 г. — утверждена Военно-промышленной комиссией, в феврале 1967 г. — сформирована окончательно.

    Экипажами были Леонов—Макаров, Быковский—Рукавишников, Попович—Севастьянов, а также в группе были Волошин, Добровольский, Климук (командиры), Артюхин, Воронов, Гречко, Ершов, Николаев, Хрунов, Горбатко, Волынов, Шонин, Куклин, Филипченко, Феоктистов, Кубасов, Волков и резервные по посадочной программе Л3 гражданские космонавты ЦКБЭМ Анохин, Бобиков, Долгополов, Бугров, Никитский, Пацаев, Яздовский. Официально созданную группу (отдел) возглавлял Быковский.

    Группа долго и тщательно (вплоть до полной готовности к 1968 г.) работала по лунно-облётной программе[5], а до и некоторое время после её закрытия — также и по лунно-посадочной программе[6]. Для подготовки астронавигации по звёздам южного полушария группа командировывалась в Сомали. Для отработки высадки на Луну космонавты использовали тренажёры и вертолёты.

    Также в ЦПК для этой программы был построен планетарий.

    По предварительным назначениям, экипаж Быковский—Рукавишников должен был совершить первый облёт Луны, а Леонову предстояло стать первым космонавтом СССР (а при удачном стечении обстоятельств — и мира) на Луне.

    Согласно опубликованным источникам, ключевые члены группы присутствовали и инспектировали корабли при запусках «Зонда-4» и последующих кораблей Л1 (в том числе, находясь на Байконуре, ожидали разрешения на полёт на «Зонде-7» 8 декабря 1968), а также Л1С на втором запуске ракеты-носителя Н-1. Попович и Севастьянов и другие вели переговоры с центром управления через корабли «Зонд» во время их полётов.

    Ввиду проигрыша СССР обоих этапов «лунной гонки», подготовка космонавтов по лунно-облётной программе была прекращена в марте 1969 г., по лунно-посадочной — в ноябре 1969 г.

    Пилотируемый облёт Луны (комплекс УР500К/«Протон»—Л1/«Зонд»)

      лунно-облётный корабль Л1 (компьютерная графика)

    В разных КБ существовал ряд проектов облёта Луны, в том числе с несколькими запусками и сборкой корабля на околоземной орбите (до появления ракеты «Протон») и прямого полёта вокруг Луны. К реализации облётной программы был выбран и доведён до стадии последних беспилотных отработочных запусков и полётов проект из вновь создаваемого в составе семейства «Союз» корабля ОКБ-1 Королёва 7К-Л1 и созданной несколько ранее ракеты-носителя ОКБ-52 Челомея «Протон».

    26 августа 1965 г. у главы ВПК Л. В. Смирнова собрано совещание по разбору вопросов: «О состоянии работ по исследованиям космического пространства, Луны и планет». По результатам разбора было отмечено, что работа по реализации, в первую очередь, лунных программ, а также по системам связи, исследованиям Венеры и Марса выполняется неудовлетворительно, в результате чего возникает серьёзная угроза утраты приоритета Советского Союза в области освоения космоса. ОКБ-52 не разработаны и не представлены планы-графики создания комплекса для облёта Луны, не рассмотрена и не утверждена схема полёта корабля при облёте, отмечена слабая работа главных организаций ОКБ-1, ОКБ-52 и научно-технического совета Минобщемаша.

    Было предписано считать центральным заданием 1965—1967 гг. осуществление подготовки и дальнейшего облёта Луны пилотируемым кораблём. Минобщемашу было поручено:

    • в недельный срок подать график изготовления и отработки ракеты УР-500;
    • совместно с руководителями ОКБ-1 и ОКБ-52 С. П. Королёвым и В. М. Челомеем в двухнедельный срок рассмотреть и решить вопросы о возможности унификации разрабатывающихся пилотируемых кораблей для облёта луны и высадки экспедиции на её поверхность;
    • в месячный срок представить программу ЛКИ ракеты УР-500 и пилотируемого корабля.

    Тем не менее и ВПК, и Минобщемашем было признано целесообразным продолжить работы из расчёта использования комплекса «Союз» (7К, 9К, 11К) в качестве другого варианта для решения задач облёта Луны, а также поручено ОКБ-1 и ОКБ-52 проработать все вопросы использования ракеты-носителя УР-500К в программе комплекса «Союз».

    Для выполнения задания Министерства и выданных поручений в течение сентября-октября 1965 г. была проведена всесторонняя оценка состояния работ в ОКБ-52 и ОКБ-1 по реализации задач облёта Луны с привлечением сотрудников НИИ-88 (ныне ЦНИИМАШ), НТС Министерства, руководителей Министерства, представителей правительства и ЦК КПСС. В ходе рассмотрения выяснилось, что ОКБ-52 не в состоянии решить в установленные сроки все вопросы, связанные с созданием и отработкой ракеты УР-500, разгонного ракетного блока и корабля для облёта Луны ЛК-1. В ОКБ-1, наоборот, состояние разработки пилотируемого корабля типа 7К и разгонного блока Д для комплекса Н1-Л3 было более благополучно. Это создавало основу для переориентации с ОКБ-52 на ОКБ-1 работ по кораблю и разгонному блоку Д для облёта Луны с решением в том числе ряда задач по выполнению программы лунной экспедиции, осуществляемой комплексом Н1-Л3.

    В США, в отличие от СССР, облёты Луны были не самостоятельной целью, а лишь этапом в ходе подготовки высадки на Луну. В СССР существовал ряд проектов именно для облёта Луны. Проекты предусматривали одноразовый пролёт над обратной стороной Луны, поле тяготения которой искривляет траекторию корабля и направляет его назад к Земле. Перехода на окололунную орбиту и схода с неё не планировалось, объём научных исследований был ограничен, что было не столь важно для такого проекта с главным образом престижным характером. Это позволяло резко снизить массу лунного корабля и использовать не сверхтяжёлый носитель Н-1, до эксплуатационной готовности которого было ещё очень далеко, а уже существующий с середины 60-х годов тяжёлый носитель «Протон». Советские облётные корабли уступали американским «Аполлонам» также и в том, что вмещали только двоих космонавтов, а не троих.

    Согласно проекту Л1, космонавты должны были выполнить облёт Луны в специально разработанном только для этой цели корабле «Союз-7К-Л1» («лунный-первый»). Этот корабль был схож и в некоторой мере унифицирован с предназначенным для полётов по околоземной орбите кораблём «Союз-7К-ОК» («орбитальный корабль»), известным широкой публике просто как «Союз». Главные отличия корабля «Союз-7К-Л1» от «Союз-7К-ОК» — отсутствие орбитального отсека, усиленная теплозащита спускаемого аппарата для входа в атмосферу со второй космической скоростью, система навигации и ориентации по звёздам, система дальней связи с параболической остронаправленной антенной. Для запуска корабля использовалась 3-ступенчатая РН «Протон», которая была создана ранее и, несмотря на значительное число неудачных запусков в начале эксплуатации, была сертифицирована как второй после РН «Восток»/«Союз» носитель СССР для пилотируемых полётов.

    Интересной особенностью проекта был способ входа в атмосферу при возвращении на Землю. Планировался вход в атмосферу над южным полушарием Земли, при этом за счёт аэродинамических сил спускаемый аппарат снова поднимался в космос, а его скорость уменьшалась со второй космической до суборбитальной. Повторный вход в атмосферу проходил уже над территорией Советского Союза. Такая «двухнырковая» схема позволяла осуществить посадку в высоких широтах, на территории СССР (американские «Аполлоны», садившиеся с одного «нырка», приводнялись в низких широтах в океане).

    В программе было заложено изготовление 15 кораблей (из которых стартовало 14) 7К-Л1 и было предусмотрено как минимум два пилотируемых полёта после проведения трёх полностью успешных («зачётных») беспилотных отработочных полётов. Реализация программы отставала от графика, согласно которому после проведения беспилотных испытаний первый пилотируемый облёт на корабле вокруг Луны должен был состояться уже в середине 1967 г.

    План-график полётов кораблей 7К-Л1 (от начала 1967 года):

    Полёт Задача Дата 2П 3П 4Л 5Л 6Л 7Л 8Л 9Л 10Л 11Л 12Л 13Л
    беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите февраль-март 1967
    беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите март 1967
    беспилотный облёт Луны май 1967
    беспилотный облёт Луны июнь 1967
    первый в мире пилотируемый облёт Луны июнь-июль 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны август 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны август 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны сентябрь 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны сентябрь 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны октябрь 1967
    пилотируемый облёт Луны октябрь 1967
    резерв

    Корабли «Союз-7К-Л1» совершили семь беспилотных испытательных полётов под названиями «Космос-146», «Космос-154», «Зонд-4» — «Зонд-8». При этом корабли «Космос-146», «Космос-154» запускались в отработочные полёты, не предназначенные для облёта Луны, а «Зонд-5» — «Зонд-8» выполняли облёт Луны. Ещё 5 кораблей Л1 и 2 корабля модификации Л1С не удалось вывести в космос вследствие аварий ракет-носителей соответственно «Протон» и Н-1 на этапе выведения.

    В трёх полётах «Зонд» из пяти имели место происшествия, которые скорее всего привели бы к гибели членов экипажа или получению ими увечий в том случае, если бы эти полёты были пилотируемыми. При полётах кораблей «Зонд-4», и «Зонд-5» из-за отказа системы управления вход в атмосферу проходил по нерасчётной траектории с двадцатикратными перегрузками, а при полёте «Зонд-6» произошла разгерметизация кабины и отказ парашютной системы[7].

    На корабле «Зонд-5» находились черепахи. Они стали первыми живыми существами в истории, которые вернулись на Землю после облёта Луны — за три месяца до полёта «Аполлона-8»[8].

    В нервных условиях «лунной гонки», ввиду проведения в СССР двух беспилотных полётов вокруг Луны и сокрытия неудач в программе Л1, США пошли на рискованную перестановку в своей лунной программе и совершили облётный полёт до планировавшейся ранее полной отработки на околоземной орбите всего комплекса «Аполлон». Облёт Луны кораблём «Аполлон 8» был выполнен без лунного модуля (который ещё не был готов) вслед за единственным околоземным пилотируемым полётом орбитального корабля. Для сверхтяжёлого носителя «Сатурн-5» это был первый пилотируемый пуск.

    В СССР для обеспечения приоритета по первому в мире облётному пилотируемому полёту старт пилотируемого корабля «Зонд-7» в рамках реализации программы Л1 планировался на 8 декабря 1968 года. Ввиду того, что предыдущие беспилотные полёты кораблей Л1 были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и носителя, столь рискованный полёт был отменён — несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить лететь к Луне немедленно для опережения США. Даже если бы разрешение было получено, СССР не выиграл бы облётный этап «лунной гонки» — 20 января 1969 года при попытке запустить корабль «Зонд-7» в беспилотном режиме ракета-носитель «Протон» взорвалась (спускаемый аппарат был спасён системой аварийного спасения).

    21—27 декабря 1968 года Америка выиграла облётный этап «лунной гонки», когда Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс в полёте на корабле «Аполлон-8» сделали 10 витков вокруг Луны; после этого реализация программы Л1 затормозилась, чтобы меньше распылять ресурсы на программу, которая частично дублировала более серьёзную программу — посадочную Н1-Л3, работы по которой продолжались в полной мере. Первый пилотируемый полёт корабля 7К-Л1 несколько раз откладывался на январь, апрель, август, ноябрь 1969 года и апрель 1970 года.

    Последний беспилотный полёт корабля «Союз-7К-Л1» под названием «Зонд-8» совершён в октябре 1970 г., после чего программа Л1 была окончательно закрыта, так как беспосадочный облёт советскими космонавтами Луны после того, как американцы высадились на ней дважды, потерял смысл.

    Высадка на Луну (комплекс Н1—Л3)

      лунно-орбитальный корабль-модуль ЛОК (компьютерная графика)   лунно-посадочный корабль-модуль ЛК на Луне (компьютерная графика)

    Руководством СССР была поставлена задача обеспечения приоритета также и по первой в мире высадке на Луну. Это предусматривалось первым постановлением 1964 года в общем, а постановлением от начала 1967 года первая экспедиция была предписана на третий квартал 1968 года. Реально развернувшаяся в 1966 году советская лунно-посадочная программа Н1-Л3 (параллельная лунно-облётной) намного отстала от американской в основном из-за проблем с носителем. Первые два в 1969 году (до первой американской экспедиции), как и два последующих, испытательные запуски новой сверхтяжёлой ракеты-носителя Н-1 закончились неудачей. Лунно-орбитальный корабль-модуль 7К-ЛОК комплекса Л3 совершил один, а лунно-посадочный корабль-модуль Т2К-ЛК — три тестовых околоземных беспилотных старта уже после первой высадки США. По программе Н1—Л3, продолжавшейся некоторое время и после триумфа США, первая советская экспедиция могла состояться только в 1975 году, а за ней — от одной до пяти последующих.

    Рассматривался ряд разнообразных проектов высадки на Луну: несколько запусков и сборка лунного корабля из отсеков на околоземной орбите, прямой полёт на Луну (без расстыковки на окололунной орбите) и т. д. Для «прямого» полёта ОКБ-52 Челомея предложило разработать свой корабль ЛК-700 на базе своего носителя УР-700. Этот проект как более технически сложный и дольше реализуемый был отклонён. Ввиду бо́льших наработок и меньшего технического риска к реализации в развернувшейся лунно-посадочной программе был выбран и доведён до стадии беспилотных испытательных запусков и полётов проект КБ Королёва Н1-Л3 с однопусковым стартом с Земли и разделением кораблей-модулей у Луны на два — остающийся на лунной орбите и совершающий посадку с последующим взлётом и стыковкой. В ходе разработки этого проекта как вариант рассматривался, но в итоге был отклонён вариант «подсадка» с запуском всего комплекса Л3 одним пуском ракеты Н-1, но без космонавтов, которые должны были доставляться на борт Л3 отдельным пуском корабля «Союз».

    Постановлением 1964 года были назначены основные главные конструкторы и организации, ответственные не только за носитель Н1, но и за весь комплекс Н1-Л3. Главными разработчиками частей, складывавших комплекс Н1-Л3, были назначены:

    • ОКБ-1 — главная организация разработки системы в целом и разработки блоков «Г» и «Д», двигателей для блока «Д», лунного орбитального и лунного посадочного кораблей;
    • ОКБ-276 (Н. Д. Кузнецов) — разработки двигателя блока «Г»;
    • ОКБ-586 (М. К. Янгель) — разработки ракетного блока «Е» лунного корабля и двигателя для этого блока;
    • ОКБ-2 (A.M. Исаев) — разработки двигательной установки (баки, пневмогидравлические системы и двигатель) блока «И» лунного орбитального корабля;
    • НИИ-944 (В. И. Кузнецов) — разработки системы управления лунного комплекса;
    • НИИАП (Н. А. Пилюгин) — разработки системы управления движением лунного посадочного и лунного орбитального кораблей;
    • НИИ-885 (М. С. Рязанский) — радиоизмерительного комплекса;
    • «Спецмаш» (В. П. Бармин) — комплекса наземного оборудования системы Л3;
    • ОКБ МЭИ (А. Ф. Богомолов) — разработки системы взаимных измерений для сближения кораблей на орбите Луны.

    Проект Н1—Л3 в своей основе повторял американский проект «Аполлон». В нём также предусматривался вывод одним запуском на промежуточную орбиту, а затем на траекторию полёта до Луны связки из двух кораблей-модулей, один из которых должен был оставаться на окололунной орбите, а другой — совершить посадку на Луну. Далее лунный корабль должен был взлететь с Луны и состыковаться с орбитальным кораблём, после чего орбитальный корабль перешёл бы на траекторию полёта до Земли. Даже компоновка системы на этапе выведения была аналогична американской: лунный корабль пребывал в переходнике ниже основного корабля, как и лунный модуль «Аполлон».

    Основными частями ракетно-космической системы для высадки на Луну по проекту Н-1—Л3 были лунный орбитальный корабль «Союз-7К-ЛОК», лунный посадочный корабль ЛК и сверхтяжёлая ракета-носитель Н1[9].

    Лунный орбитальный корабль был очень схож и значительно унифицирован с околоземным орбитальным кораблём «Союз-7К-ЛОК» и также состоял из спускаемого аппарата, бытового отсека, на котором был расположен специальный отсек с двигателями ориентации и причаливания и агрегатом системы стыковки, приборно-агрегатного и энергетического отсеков, в которых размещались ракетный блок «И» и агрегаты системы энергоснабжения на кислородно-водородных топливных элементах. Бытовой отсек служил одновременно шлюзовой камерой при переходе космонавта в лунный корабль через открытый космос (после надевания лунного скафандра «Кречет»).

    Экипаж корабля «Союз-7К-ЛОК» состоял из двух человек. Один из них должен был перейти через открытый космос в лунный корабль и совершить посадку на Луну, а второй — ждать возвращения своего товарища на окололунной орбите.

    Корабль «Союз-7К-ЛОК» был установлен для беспилотных лётных испытаний на носитель Н-1 при четвёртом (и последнем) его запуске в ноябре 1972 г., но из-за аварии носителя так и не был выведен в космос.

    Лунный корабль ЛК состоял из герметичной кабины космонавта, отсека с двигателями ориентации с пассивным агрегатом стыковки, приборного отсека, лунного посадочного агрегата (ЛПА) и ракетного блока Е. Электроснабжение ЛК осуществлялось химическими аккумуляторами, установленными снаружи на раме ЛПА и в приборном отсеке. Система управления строилась на базе бортовой цифровой вычислительной машины и имела ручную систему управления, позволявшую космонавту самостоятельно выбирать место посадки визуально через специальный иллюминатор. Лунный посадочный модуль имел четыре ноги — опоры с сотовыми поглотителями излишней вертикальной скорости посадки.

    Лунный корабль ЛК Т2К трижды успешно испытывался на околоземной орбите в беспилотном режиме под названиями «Космос-379», «Космос-398» и «Космос-434» соответственно в ноябре 1970 г и феврале, августе 1971 г.

    План-график полётов кораблей Л3 (от начала 1967 года):

    Миссия Цель Дата 3Л 4Л 5Л 6Л 7Л 8Л 9Л 10Л 11Л 12Л 13Л
    макеты при испытаниях Н1 сентябрь 1967
    резерв
    беспилотные ЛОК и ЛК декабрь 1967
    беспилотные ЛОК и ЛК февраль 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК апрель 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р июнь 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК август 1968
    пилотируемые ЛОК и ЛК с первой в мире высадкой космонавта на Луну сентябрь 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р
    пилотируемые ЛОК и ЛК с высадкой космонавта на Луну
    резерв

    Ракета Н-1 в основном была спроектирована раньше, чем лунный комплекс Л3. При проектировании его кораблей-модулей — орбитального и посадочного — разработчики имели очень жёсткие ограничения по грузоподъёмности носителя. Проблема «дефицита веса» усугублялась из-за невысоких массо-габаритных показателей и недостаточной надёжности советских радиоэлектронных компонентов, что приводило к необходимости резервирования многих систем. В результате этого комплекс Л3 технически сильно уступал американскому комплексу «Аполлон», что в некоторой мере компенсировалось организационными мероприятиями. Советские корабли-модули были заметно меньше и легче американских. Экипаж состоял не из троих, а только из двоих космонавтов, причём на Луну должны были высаживаться не двое, а только один космонавт. При каждом рейсе могло быть привезено только несколько килограммов лунного грунта. Набор фото- и киноаппаратуры и комплект научных инструментов был крайне скромным. Вместе с лунно-посадочным кораблём-модулем не мог быть доставлен лунный транспортный аппарат.

    Некоторые технические решения, из-за ограничения по грузоподъёмности, снижали вероятность успешного завершения экспедиции. Переходить из орбитального корабля в лунный и обратно космонавт должен был через открытый космос, так как лунный и орбитальный корабли были обеспечены упрощённым стыковочным узлом без внутреннего переходного люка. Время ручного маневрирования для выбора места посадки было ограничено 15-20 секундами, американский посадочный модуль мог маневрировать 2 минуты. Лунно-посадочный модуль имел очень малое время автономного существования: всего 12-16 часов (против 48 часов у американского), что ограничивало количество попыток стыковки с лунно-орбитальным модулем до одной, максимум двух.

    Советские корабли не имели полноценной бортовой ЭВМ. Тем не менее, все этапы полёта у них были почти полностью автоматизированы, в то время как на «Аполлонах» многие операции были предусмотрены только в ручном режиме. Кроме того, в более поздних проектах советских экспедиций на поверхность Луны предусматривалось (для повышения надёжности), что для каждой экспедиции сначала на поверхность Луны в автоматическом режиме доставляется беспилотный корабль ЛК-Р, который становится резервным для следующего вскоре пилотируемого ЛК. Также предполагалось, что космонавт будет пользоваться на Луне отдельно доставляемым заранее луноходом, дооборудованным для ручного управления. На луноход также возлагалась задача транспортирования космонавта до резервного лунного корабля в случае, если взлёт основного корабля будет невозможен из-за технической неисправности.

    Для полёта на Луну по выбранной схеме был нужен сверхтяжёлый носитель. Проекты КБ Челомея УР-700 и КБ Янгеля Р-56 были отклонены как технологически более рискованные, менее наработанные и более долго реализуемые. Для реализации в программе Л3 была выбрана ракета Н-1 КБ Королёва. Из-за отказа Глушко разработать мощные ракетные двигатели для Н-1 на её первой ступени было установлено 30 двигателей КБ Кузнецова.

    В США при разработке мощных носителей серии «Сатурн» был выполнен очень большой объём наземных испытаний их отдельных узлов и агрегатов, в том числе огневые испытания каждой ступени. Это позволило американцам безаварийно провести все испытательные и пилотируемые запуски ракеты «Сатурн-5». Ракету же Н-1 доводили таким же способом, как и предыдущие менее мощные носители: устранением причин неисправностей, выявленных при испытательных пусках. Однако для конструкции таких размеров и сложности такой путь оказался слишком долгим и дорогим. Всего было произведено четыре пуска ракеты Н-1. Все они завершились авариями ещё до окончания работы первой ступени. Настоящей катастрофой стал второй пуск Н-1: ракета сразу после отрыва от земли загорелась и упала на стартовый комплекс, практически полностью его уничтожив.

    Последний пуск ракеты Н-1 состоялся 23 ноября 1972 г. — меньше чем за месяц до последнего полёта на Луну по программе «Аполлон». После чего было решено, что перспектива побывать на Луне намного позже того, как американцы завершили свою лунную программу, не оправдывает затраченных на неё сил и средств. В мае 1974 г. дальнейшие работы с носителем Н-1 — а вместе с ними и вся программа Н-1—Л3 — были окончательно закрыты.

    Обе советские пилотируемые лунные программы так и не были завершены из-за изначального отставания по срокам, более чем пятикратно меньшего относительно США финансирования и некоторых организационных и технических просчётов и неудач, включая конкуренцию и распыление средств между КБ Королёва и Челомея на начальных этапах проектов создания лунных кораблей, отказ самого опытного космического двигательного КБ Глушко делать мощные двигатели для Н1, непроведение наземной отработки ступеней Н1 на дорогостоящих наземных стендах, а также целую серию трагедий (в 1966 году умер Королёв, в 1967 году при неудачном приземлении нового корабля «Союз-1», являвшегося в значительной мере прототипом для корабля 7К-ЛОК, погиб Владимир Комаров, наиболее вероятный кандидат для сложных лунных полётов, в 1968 году в авиакатастрофе погиб Юрий Гагарин).

    Ещё до разворачивания лунно-облётной и лунно-посадочной программ в СССР были разработаны технические предложения по созданию и использованию в лунных экспедициях тяжёлого лунохода Л2 и лунной орбитальной станции Л4. Также, после успеха США и сворачивания работ по программе Н1 — Л3, был составлен новый проект Н1Ф — Л3М для обеспечения более долговременных, чем американские, экспедиций на Луну к 1979 году с перспективой сооружения на её поверхности в 1980-х гг. советской лунной базы «Звезда», достаточно детальный проект которой уже был разработан, включая макеты экспедиционных транспортных средств[10] и обитаемых модулей[11]. Однако академик В. П. Глушко, назначенный в мае 1974 года генеральным конструктором советской космической программы вместо В. П. Мишина, своим приказом (с согласия Политбюро и Министерства общего машиностроения) прекратил все работы по носителю Н-1 и пилотируемым лунным программам в 1974 году (формально программа была закрыта в 1976 году). Более поздний проект советских пилотируемых полётов на Луну «Вулкан»—"ЛЭК" рассматривался, но также не был реализован.

    Провал советской лунной программы главным образом отразился на карьере В. П. Мишина, которого 22 мая 1974 г. сняли с должности Главного конструктора ЦКБЭМ. В тот же день было подписано правительственное постановление о преобразовании ЦКБЭМ в НПО «Энергия» и о назначении В. П. Глушко его руководителем и главным конструктором. Первое, что сделал Глушко на новом месте, — закрыл лунную программу с участием ненавистной ему ракеты Н-1, издав при этом приказ о её полном уничтожении.

    Уже в октябре 1974 года он представил правительству план работы НПО «Энергия» и развития советской космической отрасли в целом на ближайшие годы. В этом документе Глушко изложил собственный план освоения Луны и создания там поселений, предлагая разработать специально для полётов к ней новую сверхмощную ракету-носитель, сначала в документации она имела название «Вулкан». Её общая концепция, как теперь очевидно, во многих своих положениях целиком повторяла конструкцию королёвской ракеты Н-1, против которой Глушко активно выступал в течение многих лет.

    В целом же историки отечественной космонавтики ныне считают, что крах советской лунной программы с участием ракеты Н-1 во многом был обусловлен не только экономическими трудностями тех лет и расколом среди главных конструкторов, но ещё и установкой руководства страны по этому проекту. Правительством не была чётко просчитана его финансовая сторона, и потому, когда дело дошло до выделения для него необходимых средств, руководители страны потребовали от конструкторов соблюдать режим экономии.

    Случилось же это в тот самый момент, когда значительная часть лунного проекта уже была реализована, и потому лидерам державы нужно было не экономить, а принимать одно из двух чисто политических решений: или доводить проект до логического конца, или чётко отказаться от его продолжения. Половинчатость же позиции привела лишь к «сырым» конструкторским решениям и резкому снижению надёжности новой космической техники.

    Советские пилотируемые лунные программы были строго засекречены и стали достоянием гласности только в 1990 году. До этого времени СССР официально отрицал существование этих программ, заявляя, что выбрал путь создания околоземных пилотируемых орбитальных станций и лунных исследований автоматическими средствами. Результаты ленинградской «Лаборатории № 1» (рук. проф. Н. А. Крылов, уч. секр. лаборатории А. И. Мелуа), которая в 1973—1974 гг. вела секретную разработку аванпроекта одного из вариантов долговременной лунной базы по договору с КБОМ, были реализованы в виде полномасштабного макета жилых модулей в одном из ангаров ЛенЗНИИЭПа и в Москве. После прекращения работ по лунной базе часть специалистов была переориентирована на тематику изучения природных ресурсов Земли из космоса.

    Однако доля правды в этом была. Изначальное недостаточное внимание к пилотируемой лунной программе было вызвано также и спором конструкторов по поводу практической эффективности освоения космоса, где взглядам Королёва о необходимости пилотируемого освоения космоса противостоял взгляд Г. Н. Бабакина о том, что только освоение космического пространства автоматами даст реальную и быструю пользу человечеству. И решающее слово в этом соперничестве было за Челомеем, который, будучи одним из ключевых создателей ракетно-ядерного щита СССР и главой второй из главных организаций по созданию космической техники (в том числе пилотируемой), с одной стороны, в определённый период взгляд Бабакина рассматривал как более перспективный, а с другой стороны, предложил конкурирующие-альтернативные КБ Королёва «свой» лунно-облётный корабль ЛК-1 (на том же «своём» носителе «Протон») и лунно-посадочный комплекс из «своих» корабля ЛК-3 и носителя УР-700. Однако Челомей попал в опалу после отстранения Хрущева от власти, что и дало, наконец, возможность развернуть программы «Протон»-«Зонд» и Н1-Л3 от КБ Королёва.

    Так или иначе, несмотря на отставание в пилотируемых лунных программах и в качестве некоторой компенсации, в СССР параллельно им были развёрнуты также программы автоматических лунных межпланетных станций и самоходных аппаратов. За несколько дней до американской высадки «Аполлона-11» двумя советскими автоматическими межпланетными станциями («Луна-15» и предыдущая) были предприняты попытки по первой в мире доставке на Землю лунного грунта, оказавшиеся неудачными. СССР смог получить первые образцы лунного грунта через год — с помощью АМС «Луна-16» в 1970 году, после чего доставка небольших порций грунта (в сумме составивших несколько сотен граммов) была повторена ещё два раза. Также несколько позже (в 1970 и 1973 гг.) на Луну доставлялись и успешно работали в течение нескольких недель первые в мире телеуправляемые с Земли советские лунные самоходные аппараты «Луноходы».

    ru-wiki.org

    Советская лунная программа Википедия

    Полёт к Луне экспедиционного корабля-комплекса Л3 в представлении художника

    Советская программа лунных пилотируемых полётов — ряд проектов и две параллельно выполнявшиеся в СССР программы (лунно-облётная и лунно-посадочная), имевшие своей целью исследование Луны с помощью пилотируемых космических кораблей. Была важным элементом советской космической программы и длительное время была важнейшим проектом по своему значению и приоритетности[1].

    Из-за соперничества между разными конструкторскими бюро проекты аналогичного предназначения одновременно и параллельно разрабатывались в двух, а то и трёх из них. Так, разные варианты лунного корабля разрабатывались в КБ С. П. Королёва и В. Н. Челомея, а сверхмощный носитель для полёта на Луну — в КБ Королёва, Челомея и М. К. Янгеля. Такое состояние дел было следствием плохой координации лунной программы и приводило к ненужному распылению сил и средств. Это стало одной из причин, по которым пилотируемые полёты к Луне и на Луну в СССР так и не состоялись[2].

    Исторические этапы[ | код]

    Глава СССР Н. С. Хрущёв получил от президента США Д. Кеннеди предложение о совместной программе высадки на Луну (а также запуска более совершенных метеорологических спутников), но, подозревая попытку выведать секреты советской ракетной и космической техники, он отказался[источник не указан 1049 дней]. Для поддержания первенства[источник не указан 618 дней] в освоении космоса советское правительство вначале выдало конструкторскому бюро (КБ) Королёва разрешение и ресурсы на продолжение модификации кораблей типа «Восток» и «Восход» и только предварительную подготовку лунных пилотируемых проектов, в том числе облёта Луны собираемым на орбите комплексом 7К-9К-11К раннего проекта корабля «Союз»[3].

    Только спустя несколько лет, с большим опозданием относительно США, 3 августа 1964 г. Постановлением правительства была утверждена лунная пилотируемая программа СССР и развернулись реальные масштабные работы по двум параллельным пилотируемым программам: облёта Луны («Протон» — «Зонд/Л1)» к 1967 году и посадке на неё (Н-1-Л3[4]) к 1968 году с началом лётно-конструкторских испытаний в 1966 году.

    Постановление содержало полный перечень всех участников разработки систем для Л1 и Л3 и предписывало многосторонние работы, в которых, казалось, «никто не забыт и ничто не забыто». Тем не менее вопросы о детальном распределении работ — кто, кому и на какие системы выдаёт требования — дебатировались и ответы на них расписывались приватными решениями и протоколами ещё три года.

    Проектирование кораблей Л1 и Л3 и ракетных блоков Н-1, а также разработка схем экспедиций к Луне и на Луну начались ещё до принятия программы — в 1963 году. За два следующих года были выпущены рабочие чертежи ракеты Н-1 и появились первые эскизные проекты лунных кораблей.

    Десяткам правительственных чиновников необходимо было осознать производственно-техническую масштабность всей лунной программы, определить полные объёмы капитального строительства и сделать предварительные расчёты общих необходимых затрат. Экономика тех лет не позволяла особо точных расчётов. Тем не менее опытные экономисты Госплана, с которыми Королёв обычно консультировался, предупредили, что настоящие цифры необходимых затрат через

    ru-wiki.ru

    Битва за луну. Советская лунная программа

    Считается, что советская лунная программа закончилась безрезультатно. То есть мы проиграли эту гонку американцам, напрасно потратили массу сил и времени? Только сегодня, когда гриф «Совершенно секретно» с этих разработок наконец снят, мы можем убедиться, что мнение о лунной программе как неудачной является ложным, ведь практически все наши достижения: запуск первого спутника, первого космонавта, первых межпланетных станций — были так или иначе связаны с ней и работали на главное — подготовку высадки человека на поверхность Луны. ПРОЕКТ «СЕВЕР» 2 января 1959 года в СССР был проведен первый успешный запуск трехступенчатой ракеты-носителя «Восток», созданной в рамках семейства ракет Р-7. Ракета вывела на траекторию полета к Луне автоматическую станцию «Луна-1», которая через 34 часа после старта прошла в шести тысячах километров от цели. Связь со станцией поддерживалась более 60 часов. В марте того же года под руководством Сергея Королёва началась подготовка к созданию нового космического корабля, предназначенного для околоземных полетов и полетов к Луне. Первоначально проект, получивший название «Север», не предусматривал высадки космонавта на поверхность нашего естественного спутника — речь шла только о пилотируемом полете вокруг Луны. К лету конструкте выработали параметры, которые легли в основу конструкции будущего корабля. Как предварительный этап была задумана программа «Союз 7К-Л1». Космический корабль в рамках этой программы был предназначен для пилотируемого полета вокруг Луны продолжительностью 6-7 дней. Поскольку не предусматривался выход на лунную орбиту, на корабле не устанавливалась мощная двигательная установка, а возвращение на Землю обеспечивалось маневром в гравитационном поле Луны. При точных расчетах и правильном выведении включение двигателя для возвращения не требовалось вообще. Космический корабль «Союз 7К-Л1» весил примерно 5600 килограммов и был создан на базе проекта «Союз». Внешне Л1 напоминал «Союз», но был двухместным и не имел сферического орбитального модуля. Однако уже на первом этапе работ стало ясно, что для реализации проекта необходимо запустить в серийное производство ракетоноситель совершенно нового типа. Поэтому 23 июля 1960 года правительство СССР поставило перед ОКБ-1 задачу по созданию новой ракеты-носителя со стартовой массой более 2000 тонн для вывода на низкую орбиту полезной нагрузки свыше 80 тонн. На ракете предполагалось использовать обычное химическое топливо, а на всю разработку отводилось 7 лет. Программа получила название Н-1 (предположительно — от слова «носитель») и имела спецобозначение -11А52. 28 июля того же года в США было официально объявлено о начале работы над проектом Apollo, который предусматривал пилотируемый облет Луны и высадку человека на ее поверхность. Битва за Луну началась.НА ЛУНУ ПО-КОРОЛЕВСКИ Почти сразу же с началом работ над новым носителем между двумя ведущими советскими конструкторами Валентином Глушко (ОКБ-456) и Сергеем Королёвым (ОКБ-1) выявились серьезные разногласия по вопросу дальнейшего развития ракетостроения. Глушко считал, что лучшими топливными компонентами являются азотная кислота и гептил. Технические характеристики при сгорании у этих веществ достаточно высоки, но они крайне ядовиты и опасны в эксплуатации. Королев придерживался подхода, согласно которому на первой ступени мог быть использован традиционный керосин, а для второй и третьей следовало разработать двигатели на водороде. Американский конструктор Вернер фон Браун при создании носителя для программы Apollo также пошел по пути применения керосина и водорода. На первой ступени ракеты Saturn-V планировалось разместить 5 двигателей F-1 с тягой по 690 тонн. Работа над F-1 началась еще в 1955 году, и уже в августе 1961 года прошли первые огневые испытания. Поскольку в СССР такой мощности достичь не удалось, Королёв решил использовать двигатели с тягой 150 тонн. Подобные двигатели могли быть созданы в ОКБ-456 (Глушко) или в ОКБ-276 (Николай Кузнецов). Поскольку Королёв и Глушко придерживались различных взглядов на эту проблему, разработка была поручена Кузнецову. В августе 1964 года в ответ на американский план высадки на Луну было принято решение о разработке аналогичной программы на базе ракеты-носителя Н-1 по схеме, предусматривающей наличие орбитального и посадочного модулей. Программа предусматривала вывод на лунную орбиту двухместного космического орбитального корабля «Союз 7К-ЛОК» и одноместного лунного корабля ЛК-Т2К. Для торможения около Луны предназначался ракетный блок Д. На орбите один из космонавтов должен был через открытый космос перебраться в лунный корабль и с использованием того же блока Д начать посадку на Луну. Непосредственно перед посадкой блок Д отбрасывался, и корабль, используя собственную двигательную установку (блок Є), плавно опускался на четыре опоры. Космонавт покидал корабль в скафандре «Кречет» и около суток работал на поверхности Луны. По окончании работ на поверхности лунный корабль должен был при помощи блока Е вернуться на орбиту и состыковаться с орбитальным модулем. Космонавт через открытый космос переходил в орбитальный модуль и переносил в него образцы лунного грунта, после чего лунный корабль отделялся. Для возвращения на Землю должна была быть задействована двигательная установка орбитального корабля (блок И). Приземление выполнялось по той же схеме, что и в проекте «Союз 7К-Л1». Согласно расчетам приблизительная масса заправленного топливом орбитального модуля составляла 20 тонн, взлетно-посадочного модуля — примерно 6 тонн. Суммарная нагрузка, выводимая на траекторию полета к Луне, составляла 30 тонн. Для того чтобы с опорной орбиты разогнаться до второй космической скорости, требовалась дополнительная ступень, весившая вместе с топливом 40-50 тонн. Значит, ракета-носитель должна была доставить на низкую околоземную орбиту 75—100 тонн груза. В сжатые сроки эту задачу могла решить только ракета Н-1. 12 октября 1964 года состоялся первый полет трехместного корабля «Восход», пилотируемого космонавтами Комаровым, Феоктистовым и Егоровым. Корабль выводился на орбиту новой ракетой «Союз». Впервые три космонавта находились на корабле без скафандров. Полеты по программе «Восход» проводились с целью практической отработки систем будущего орбитального корабля для лунной экспедиции. Из-за спешки в проекте не была предусмотрена система аварийного спасения, и риск полетов на «Восходах» был очень высок. К счастью, полет прошел без сбоев, и космонавты благополучно вернулись на Землю.ЖЕРТВЫ КОСМИЧЕСКОЙ ГОНКИ В декабре 1965 года проект облета Луны был полностью передан ОКБ-1 Сергея Королёва. Новый сценарий предусматривал использование единой серии кораблей «Союз» для облета Луны (модификация «Союз 7К-ЛК1») и для высадки на Луну (модификация «Союз 7К-ЛОК»), причем для облета должна была применяться разработанная ведущим конструктором ОКБ-52 Владимиром Челомеем ракета «Протон», а для высадки -королёвская ракета Н-1. В обоих проектах был задействован разработанный в ОКБ-1 разгонный блок Д. 14 января 1966 года во время хирургической операции умер Сергей Павлович Королёв. Его место занял Василий Мишин, имевший меньше опыта и личных связей. Тем не менее общее руководство лунной программой осталось за ним. В феврале проект ракеты Н-1 подвергся переработке. Для осуществления программы потребовалось увеличить выводимый на околоземную орбиту вес с 75 до 95 тонн. Первый запуск был запланирован на март 1968 года. В ноябре 1966 года начался этап летных испытаний космических кораблей серии «Союз» (модификация 7К-ОК для околоземных полетов). В качестве носителя использовалась ракета «Союз». Первый запуск 28 ноября выявил большое число неполадок. Корабль самопроизвольно израсходовал запас топлива для двигателей системы ориентации и бесконтрольно вращался. Возникли сбои и в системе автоматического спуска. 14 декабря во время старта следующего «Союза» произошел пожар и взрыв ракеты-носителя. Был сильно поврежден стартовый комплекс. В январе 1967 года начались предстартовые испытания ракеты-носителя «Протон-К» с кораблем серии «Союз», способным совершить облет Луны (двухместная модификация 7К-Л1). После облета Луны спускаемый аппарат корабля должен был совершить двухэтапный вход в атмосферу и мягкую посадку на территории СССР. Предполагалось, что пилотируемый полет этого комплекса состоится уже в июне 1967 года, однако первые беспилотные запуски выявили недоработки систем управления корабля и разгонного блока Д, а также неполадки в ракете «Протон-К». В это время лунная программа США получила тяжелый удар. 27 января в результате возникшего в ходе предстартовых испытаний пожара погиб экипаж первого корабля серии Apollo. Причиной пожара стало короткое замыкание, которое оказалось фатальным в насыщенной кислородом атмосфере корабля. Менее чем за минуту огонь полностью заполнил пространство командного модуля, и, несмотря на попытки экипажа открыть выходной люк, пламя накрыло астронавтов. Расследование инцидента выявило несовершенство многих систем, и последующие доработки корабля привели к задержке в реализации американской программы на 18 месяцев. У СССР появился шанс сократить отставание и выиграть гонку. Ради этого был предпринят рискованный шаг. 23 апреля 1967 года, несмотря на то, что ни один из предшествующих четырех беспилотных полетов корабля «Союз 7К-ОК» не прошел без аварий, в космос отправился «Союз-1» с Владимиром Комаровым на борту. Ракета «Союз» вывела корабль на околоземную орбиту, где он должен был состыковаться со стартующим на следующий день «Союзом-2» (экипаж: Быковский, Хрунов и Елисеев). Два из трех членов экипажа «Союза-2» должны были перейти в «Союз-1», после чего оба корабля возвращались на Землю. Таким образом отрабатывались основные операции, которые необходимо было проделать на лунной орбите для обеспечения высадки на Луну. Однако сразу же после старта на «Cora з е — 1 » не раскрылась одна солнечная батарея, и на проведение операций по сближению и стыковке не хватило энергии. Старт «Союза-2» отменили и было принято решение посадить «Союз-1» досрочно. Из-за отказа автоматики Комаров сажал корабль вручную. Во время спуска в атмосфере не вышел основной тормозной парашют и не раскрылся запасной, в результате чего скорость снижения составляла около 600 км/ч. Владимир Комаров погиб при ударе спускаемого аппарата о землю. Тем не менее работы по лунной программе не останавливались, и уже в октябре два беспилотных корабля серии «Союз 7К-ОК» впервые успешно выполнили на орбите автоматическую стыковку.БЛЕСК И НИЩЕТА ЛУННОЙ ПРОГРАММЫ В марте 1968 года состоялся запуск комплекса «Протон-К» — «Союз 7К-Л1». Разгонный блок Д отработал без замечаний, беспилотный корабль выполнил полет по высокоэллиптической траектории, но из-за отказа системы ориентации вместо плавного двухэтапного входа в атмосферу спускаемый аппарат совершил баллистический спуск в нерасчетную точку и был уничтожен по команде с Земли. В газетах появилось сообщение об успешном полете аппарата «Зонд-4». Впоследствии зондами назывались и другие беспилотные корабли этой серии, совершавшие полеты в 1968—70 годах. Несмотря на произошедшую 22 апреля аварию ракеты-носителя «Протон», первый советский пилотируемый облет Луны был намечен на ноябрь. Такая спешка объяснялась желанием обогнать американский корабль Apollo-8, старт которого к Луне планировался на конец декабря. ЦРУ официально предупредило руководство NASA о готовности СССР к пилотируемому облету Луны. В мае новая сверхтяжелая ракета Н-1 впервые была установлена на старте. Испытательный полет планировался на сентябрь, однако из-за повреждения кислородного бака первой ступени ракету пришлось вернуть в монтажно-испытательный комплекс. 15 сентября был успешно запущен «Союз 7К-Л1», получивший название «Зонд-5». После облета Луны космический корабль не смог осуществить двухэтапный вход в атмосферу и произвел приземление по баллистической траектории далеко от расчетной точки. 26 октября стартовал орбитальный корабль «Союз-3», пилотируемый космонавтом Береговым. В этом первом после гибели Владимира Комарова полете планировалось осуществить стыковку с беспилотным кораблем «Союз-2», стартовавшим днем ранее. Автоматическая система стыковки сблизила корабли на 200 метров, после чего космонавт перешел на ручное управление. Однако из-за допущенной при этом ошибки и возникшего перерасхода топлива от стыковки пришлось отказаться. Посадка обоих кораблей прошла успешно. 10 ноября к Луне отправился «Зонд-6». В случае успешного завершения этого полета следующий корабль должен был бы стартовать с экипажем на борту. После облета Луны и двухэтапного входа в атмосферу корабль начал снижение в расчетной точке СССР, однако из-за преждевременного отделения парашюта разбился. Позднее выяснилось, что еще в космосе произошла разгерметизация спускаемого аппарата. Невзирая на риск, связанный с эксплуатацией кораблей класса «Союз», космонавты, прошедшие подготовку по лунной программе, обратились с письмом в политбюро, в котором просили разрешения на проведение в декабре пилотируемого полета к Луне. Они мотивировали это тем, что присутствие на борту космонавта повысит вероятность успеха. За несколько дней до старта Saturn-V — Apollo-8 на Байконуре был подготовлен к запуску комплекс «Протон-К» -«Союз 7К-Л1», и 8 декабря космонавты были готовы к полету, однако высокая вероятность катастрофы не позволила руководству принять решение о запуске раньше американцев. 21 декабря 1968 года астронавты Борман, Ловелл и Андерсон стартовали к Луне на борту корабля Apollo-8. Впервые люди покинули околоземное пространство. Впервые они не наблюдали закатов и восходов Солнца и впервые своими глазами увидели обратную сторону Луны. Сделав несколько витков на лунной орбите, космический корабль успешно вернулся на Землю. США выиграли первый этап битвы за Луну.ПОСЛЕДНИЙ РЫВОК После осуществления миссии Apollo-8 актуальность пилотируемого облета Луны в рамках программы «Союз7К-Л1» пропала, и очередной запуск в январе был беспилотным. На этапе выведения произошла авария ракеты «Протон-К», причем не сработала система аварийного спасения. Это окончательно охладило интерес к программе, которая отошла на второй план. У СССР оставался еще шанс обойти США с первой высадкой человека на поверхность Луны. 21 февраля 1969 года состоялся первый запуск ракеты Н-1. Целью полета являлся вывод на лунную орбиту беспилотного корабля «Союз 7К-Л1А» (модификация 7К-Л1). Однако из-за возникших высокочастотных колебаний произошло разрушение трубопроводов в первой ступени. После начала пожара, повредившего систему управления, двигатели первой ступени были выключены на 69-й секунде полета, и ракета упала в 52 километрах от старта. 3 июля состоялся второй запуск ракеты Н-1. Внесенные в конструкцию первой ступени изменения не помогли. Сразу после старта в топливный насос одного из двигателей попал посторонний металлический предмет, после чего насос разрушился и возник пожар. Через 23 секунды после старта полностью заправленная ракета обрушилась на стартовый комплекс и практически уничтожила его. Была немного повреждена находившаяся поблизости вторая стартовая площадка. На восстановление разрушенного и внесение новых изменений в конструкцию ракеты ушло два года. 13 июля предпринимается последняя попытка хоть в чем-то обогнать американцев. С помощью ракеты-носителя «Протон-К» к Луне стартовала автоматическая станция нового поколения «Луна-15», которая должна была впервые доставить образцы лунного фунта на Землю. После выхода на лунную орбиту обнаружились неполадки, тем не менее было решено произвести посадку. Но уже 16 июля начался полет американского корабля Apollo-11 с экипажем, состоящим из астронавтов Армстронга, Коллинза и Олдрина. В программе полета значилась первая высадка человека на Луну. 20 июля 1969 года почти одновременно началась посадка автоматической станции «Луна-15» и лунного модуля, пилотируемого Армстронгом и Олдрином. И здесь удача снова была на стороне американцев: «Луна-15» разбилась, а лунный модуль совершил успешную посадку. Астронавт Нейл Армстронг стал первым человеком, ступившим на поверхность Луны. Таким образом, США по всем статьям выиграли восьмилетнюю гонку и восстановили свой престиж. Однако работы по советской лунной программе на этом не остановились. 7 августа успешно стартовал и через 5 дней, совершив облет и фотографирование Луны, приземлился в районе Кустаная беспилотный «Зонд-7». Это был первый и единственный полет по программе «Союз 7К-Л1», прошедший без замечаний. Поскольку после июльского взрыва осуществление высадки на Луну откладывалось, было решено произвести в 1970 году пилотируемый облет Луны на корабле «Союз 7К-Л1», а также осуществить испытания кораблей «Союз 7К-ЛОК» и 7К-Т2К в беспилотном режиме на околоземной орбите. Изменились и цели программы Н1-ЛЗ. Вместо кратковременного пребывания на Луне планировалось обеспечить длительное присутствие космонавтов на ее поверхности. В связи с этим проект стал называться Н1-ЛЗМ. Однако и этим планам не суждено было сбыться. Новые аварии и неудачные старты поставили крест на советской программе покорения Луны.

    thebester.ru

    Советская лунная программа Википедия

    Полёт к Луне экспедиционного корабля-комплекса Л3 в представлении художника

    Советская программа лунных пилотируемых полётов — ряд проектов и две параллельно выполнявшиеся в СССР программы (лунно-облётная и лунно-посадочная), имевшие своей целью исследование Луны с помощью пилотируемых космических кораблей. Была важным элементом советской космической программы и длительное время была важнейшим проектом по своему значению и приоритетности[1].

    Из-за соперничества между разными конструкторскими бюро проекты аналогичного предназначения одновременно и параллельно разрабатывались в двух, а то и трёх из них. Так, разные варианты лунного корабля разрабатывались в КБ С. П. Королёва и В. Н. Челомея, а сверхмощный носитель для полёта на Луну — в КБ Королёва, Челомея и М. К. Янгеля. Такое состояние дел было следствием плохой координации лунной программы и приводило к ненужному распылению сил и средств. Это стало одной из причин, по которым пилотируемые полёты к Луне и на Луну в СССР так и не состоялись[2].

    Глава СССР Н. С. Хрущёв получил от президента США Д. Кеннеди предложение о совместной программе высадки на Луну (а также запуска более совершенных метеорологических спутников), но, подозревая попытку выведать секреты советской ракетной и космической техники, он отказался[источник не указан 1049 дней]. Для поддержания первенства[источник не указан 618 дней] в освоении космоса советское правительство вначале выдало конструкторскому бюро (КБ) Королёва разрешение и ресурсы на продолжение модификации кораблей типа «Восток» и «Восход» и только предварительную подготовку лунных пилотируемых проектов, в том числе облёта Луны собираемым на орбите комплексом 7К-9К-11К раннего проекта корабля «Союз»[3].

    Только спустя несколько лет, с большим опозданием относительно США, 3 августа 1964 г. Постановлением правительства была утверждена лунная пилотируемая программа СССР и развернулись реальные масштабные работы по двум параллельным пилотируемым программам: облёта Луны («Протон» — «Зонд/Л1)» к 1967 году и посадке на неё (Н-1-Л3[4]) к 1968 году с началом лётно-конструкторских испытаний в 1966 году.

    Постановление содержало полный перечень всех участников разработки систем для Л1 и Л3 и предписывало многосторонние работы, в которых, казалось, «никто не забыт и ничто не забыто». Тем не менее вопросы о детальном распределении работ — кто, кому и на какие системы выдаёт требования — дебатировались и ответы на них расписывались приватными решениями и протоколами ещё три года.

    Проектирование кораблей Л1 и Л3 и ракетных блоков Н-1, а также разработка схем экспедиций к Луне и на Луну начались ещё до принятия программы — в 1963 году. За два следующих года были выпущены рабочие чертежи ракеты Н-1 и появились первые эскизные проекты лунных кораблей.

    Десяткам правительственных чиновников необходимо было осознать производственно-техническую масштабность всей лунной программы, определить полные объёмы капитального строительства и сделать предварительные расчёты общих необходимых затрат. Экономика тех лет не позволяла особо точных расчётов. Тем не менее опытные экономисты Госплана, с которыми Королёв обычно консультировался, предупредили, что настоящие цифры необходимых затрат через Минфин и Госплан не пройдут. Не говоря уже про затраты на ракетно-ядерный щит, необходимо было находить средства на новые предложения по тяжёлым ракетам Челомея и Янгеля.

    Расчёты, которые подавались в ЦК и Совмин, были занижены. Чиновники Госкомитета по оборонной технике, Совмина и Госплана дали ясно понять, что в документах не следует устрашать Политбюро многими миллиардами. В проектной смете не должно быть никаких лишних затрат. Челомей и Янгель стали доказывать, что их проекты намного дешевле. Высокоосведомлённый в политике Госплана

    ruwikiorg.ru

    Советская лунная программа — Википедия РУ

    Реализация программы осуществлялась по тем же принципам, что и в США. На первых порах осуществлялись попытки достичь поверхности Луны с помощью АМС.

    С их помощью планировалось выполнить ряд важных прикладных задач:

    • лучше понять физические свойства лунной поверхности;
    • исследовать радиационную обстановку в ближнем космическом пространстве;
    • отработать технологии создания средств доставки;
    • продемонстрировать высокий уровень отечественной науки и техники.

    Однако, в отличие от американцев, часть работ, особенно тех, которые касались пилотируемого аспекта программы, была засекречена. До 1968 г. лишь в немногих советских источниках («Ежегодник БСЭ» и энциклопедия «Космонавтика») вскользь упоминалось, что аппарат «Зонд» был беспилотным прототипом корабля для облёта Луны, а общие и неконкретные фразы о будущих высадках советских космонавтов на Луне в официальных источниках перестали появляться ещё раньше — после 1965 года.

    Кроме того, несовершенство техники вызвало необходимость резервирования отдельных систем. Поскольку пилотируемый облёт Луны и высадка на её поверхность были вопросом престижа, нужно было применить максимум мер для недопущения жертв в случае нештатных ситуаций.

    Для исследования лунной поверхности, а также для детального картографирования возможных мест посадки советских лунных кораблей создавались АМС серии «Луна» (представлявшие собой аппараты различного назначения). Также для обеспечения высадочных экспедиций были предназначены специальные варианты луноходов.

    Лунный отряд космонавтов

    Лунная группа советского отряда гражданских космонавтов при ЦКБЭМ в Центре подготовки космонавтов была фактически создана в 1963 году. Тогда же, до наложения на советскую лунную программу режима строжайшей секретности, об этом и о том, что первоначально главой группы был Гагарин, говорила перед иностранными журналистами Терешкова в ходе визита на Кубу. С 1965 г. группа была оформлена документально (как отдел подготовки космонавтов командиров и исследователей по лунной программе), в мае 1966 г. — утверждена Военно-промышленной комиссией, в феврале 1967 г. — сформирована окончательно.

    Экипажами были Леонов—Макаров, Быковский—Рукавишников, Попович—Севастьянов, а также в группе были Волошин, Добровольский, Климук (командиры), Артюхин, Воронов, Гречко, Ершов, Николаев, Хрунов, Горбатко, Волынов, Шонин, Куклин, Филипченко, Феоктистов, Кубасов, Волков и резервные по посадочной программе Л3 гражданские космонавты ЦКБЭМ Анохин, Бобиков, Долгополов, Бугров, Никитский, Пацаев, Яздовский. Официально созданную группу (отдел) возглавлял Быковский.

    Группа долго и тщательно (вплоть до полной готовности к 1968 г.) работала по лунно-облётной программе[5], а до и некоторое время после её закрытия — также и по лунно-посадочной программе[6]. Для подготовки астронавигации по звёздам южного полушария группа командировывалась в Сомали. Для отработки высадки на Луну космонавты использовали тренажёры и вертолёты.

    Также в ЦПК для этой программы был построен планетарий.

    По предварительным назначениям, экипаж Быковский—Рукавишников должен был совершить первый облёт Луны, а Леонову предстояло стать первым космонавтом СССР (а при удачном стечении обстоятельств — и мира) на Луне.

    Согласно опубликованным источникам, ключевые члены группы присутствовали и инспектировали корабли при запусках «Зонда-4» и последующих кораблей Л1 (в том числе, находясь на Байконуре, ожидали разрешения на полёт на «Зонде-7» 8 декабря 1968), а также Л1С на втором запуске ракеты-носителя Н-1. Попович и Севастьянов и другие вели переговоры с центром управления через корабли «Зонд» во время их полётов.

    Ввиду проигрыша СССР обоих этапов «лунной гонки», подготовка космонавтов по лунно-облётной программе была прекращена в марте 1969 г., по лунно-посадочной — в ноябре 1969 г.

    Пилотируемый облёт Луны (комплекс УР500К/«Протон»—Л1/«Зонд»)

      лунно-облётный корабль Л1 (компьютерная графика)

    В разных КБ существовал ряд проектов облёта Луны, в том числе с несколькими запусками и сборкой корабля на околоземной орбите (до появления ракеты «Протон») и прямого полёта вокруг Луны. К реализации облётной программы был выбран и доведён до стадии последних беспилотных отработочных запусков и полётов проект из вновь создаваемого в составе семейства «Союз» корабля ОКБ-1 Королёва 7К-Л1 и созданной несколько ранее ракеты-носителя ОКБ-52 Челомея «Протон».

    26 августа 1965 г. у главы ВПК Л. В. Смирнова собрано совещание по разбору вопросов: «О состоянии работ по исследованиям космического пространства, Луны и планет». По результатам разбора было отмечено, что работа по реализации, в первую очередь, лунных программ, а также по системам связи, исследованиям Венеры и Марса выполняется неудовлетворительно, в результате чего возникает серьёзная угроза утраты приоритета Советского Союза в области освоения космоса. ОКБ-52 не разработаны и не представлены планы-графики создания комплекса для облёта Луны, не рассмотрена и не утверждена схема полёта корабля при облёте, отмечена слабая работа главных организаций ОКБ-1, ОКБ-52 и научно-технического совета Минобщемаша.

    Было предписано считать центральным заданием 1965—1967 гг. осуществление подготовки и дальнейшего облёта Луны пилотируемым кораблём. Минобщемашу было поручено:

    • в недельный срок подать график изготовления и отработки ракеты УР-500;
    • совместно с руководителями ОКБ-1 и ОКБ-52 С. П. Королёвым и В. М. Челомеем в двухнедельный срок рассмотреть и решить вопросы о возможности унификации разрабатывающихся пилотируемых кораблей для облёта луны и высадки экспедиции на её поверхность;
    • в месячный срок представить программу ЛКИ ракеты УР-500 и пилотируемого корабля.

    Тем не менее и ВПК, и Минобщемашем было признано целесообразным продолжить работы из расчёта использования комплекса «Союз» (7К, 9К, 11К) в качестве другого варианта для решения задач облёта Луны, а также поручено ОКБ-1 и ОКБ-52 проработать все вопросы использования ракеты-носителя УР-500К в программе комплекса «Союз».

    Для выполнения задания Министерства и выданных поручений в течение сентября-октября 1965 г. была проведена всесторонняя оценка состояния работ в ОКБ-52 и ОКБ-1 по реализации задач облёта Луны с привлечением сотрудников НИИ-88 (ныне ЦНИИМАШ), НТС Министерства, руководителей Министерства, представителей правительства и ЦК КПСС. В ходе рассмотрения выяснилось, что ОКБ-52 не в состоянии решить в установленные сроки все вопросы, связанные с созданием и отработкой ракеты УР-500, разгонного ракетного блока и корабля для облёта Луны ЛК-1. В ОКБ-1, наоборот, состояние разработки пилотируемого корабля типа 7К и разгонного блока Д для комплекса Н1-Л3 было более благополучно. Это создавало основу для переориентации с ОКБ-52 на ОКБ-1 работ по кораблю и разгонному блоку Д для облёта Луны с решением в том числе ряда задач по выполнению программы лунной экспедиции, осуществляемой комплексом Н1-Л3.

    В США, в отличие от СССР, облёты Луны были не самостоятельной целью, а лишь этапом в ходе подготовки высадки на Луну. В СССР существовал ряд проектов именно для облёта Луны. Проекты предусматривали одноразовый пролёт над обратной стороной Луны, поле тяготения которой искривляет траекторию корабля и направляет его назад к Земле. Перехода на окололунную орбиту и схода с неё не планировалось, объём научных исследований был ограничен, что было не столь важно для такого проекта с главным образом престижным характером. Это позволяло резко снизить массу лунного корабля и использовать не сверхтяжёлый носитель Н-1, до эксплуатационной готовности которого было ещё очень далеко, а уже существующий с середины 60-х годов тяжёлый носитель «Протон». Советские облётные корабли уступали американским «Аполлонам» также и в том, что вмещали только двоих космонавтов, а не троих.

    Согласно проекту Л1, космонавты должны были выполнить облёт Луны в специально разработанном только для этой цели корабле «Союз-7К-Л1» («лунный-первый»). Этот корабль был схож и в некоторой мере унифицирован с предназначенным для полётов по околоземной орбите кораблём «Союз-7К-ОК» («орбитальный корабль»), известным широкой публике просто как «Союз». Главные отличия корабля «Союз-7К-Л1» от «Союз-7К-ОК» — отсутствие орбитального отсека, усиленная теплозащита спускаемого аппарата для входа в атмосферу со второй космической скоростью, система навигации и ориентации по звёздам, система дальней связи с параболической остронаправленной антенной. Для запуска корабля использовалась 3-ступенчатая РН «Протон», которая была создана ранее и, несмотря на значительное число неудачных запусков в начале эксплуатации, была сертифицирована как второй после РН «Восток»/«Союз» носитель СССР для пилотируемых полётов.

    Интересной особенностью проекта был способ входа в атмосферу при возвращении на Землю. Планировался вход в атмосферу над южным полушарием Земли, при этом за счёт аэродинамических сил спускаемый аппарат снова поднимался в космос, а его скорость уменьшалась со второй космической до суборбитальной. Повторный вход в атмосферу проходил уже над территорией Советского Союза. Такая «двухнырковая» схема позволяла осуществить посадку в высоких широтах, на территории СССР (американские «Аполлоны», садившиеся с одного «нырка», приводнялись в низких широтах в океане).

    В программе было заложено изготовление 15 кораблей (из которых стартовало 14) 7К-Л1 и было предусмотрено как минимум два пилотируемых полёта после проведения трёх полностью успешных («зачётных») беспилотных отработочных полётов. Реализация программы отставала от графика, согласно которому после проведения беспилотных испытаний первый пилотируемый облёт на корабле вокруг Луны должен был состояться уже в середине 1967 г.

    План-график полётов кораблей 7К-Л1 (от начала 1967 года):

    Полёт Задача Дата 2П 3П 4Л 5Л 6Л 7Л 8Л 9Л 10Л 11Л 12Л 13Л
    беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите февраль-март 1967
    беспилотный полёт по высокоэллиптической орбите март 1967
    беспилотный облёт Луны май 1967
    беспилотный облёт Луны июнь 1967
    первый в мире пилотируемый облёт Луны июнь-июль 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны август 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны август 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны сентябрь 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны сентябрь 1967
    беспилотный или пилотируемый облёт Луны октябрь 1967
    пилотируемый облёт Луны октябрь 1967
    резерв

    Корабли «Союз-7К-Л1» совершили семь беспилотных испытательных полётов под названиями «Космос-146», «Космос-154», «Зонд-4» — «Зонд-8». При этом корабли «Космос-146», «Космос-154» запускались в отработочные полёты, не предназначенные для облёта Луны, а «Зонд-5» — «Зонд-8» выполняли облёт Луны. Ещё 5 кораблей Л1 и 2 корабля модификации Л1С не удалось вывести в космос вследствие аварий ракет-носителей соответственно «Протон» и Н-1 на этапе выведения.

    В трёх полётах «Зонд» из пяти имели место происшествия, которые скорее всего привели бы к гибели членов экипажа или получению ими увечий в том случае, если бы эти полёты были пилотируемыми. При полётах кораблей «Зонд-4», и «Зонд-5» из-за отказа системы управления вход в атмосферу проходил по нерасчётной траектории с двадцатикратными перегрузками, а при полёте «Зонд-6» произошла разгерметизация кабины и отказ парашютной системы[7].

    На корабле «Зонд-5» находились черепахи. Они стали первыми живыми существами в истории, которые вернулись на Землю после облёта Луны — за три месяца до полёта «Аполлона-8»[8].

    В нервных условиях «лунной гонки», ввиду проведения в СССР двух беспилотных полётов вокруг Луны и сокрытия неудач в программе Л1, США пошли на рискованную перестановку в своей лунной программе и совершили облётный полёт до планировавшейся ранее полной отработки на околоземной орбите всего комплекса «Аполлон». Облёт Луны кораблём «Аполлон 8» был выполнен без лунного модуля (который ещё не был готов) вслед за единственным околоземным пилотируемым полётом орбитального корабля. Для сверхтяжёлого носителя «Сатурн-5» это был первый пилотируемый пуск.

    В СССР для обеспечения приоритета по первому в мире облётному пилотируемому полёту старт пилотируемого корабля «Зонд-7» в рамках реализации программы Л1 планировался на 8 декабря 1968 года. Ввиду того, что предыдущие беспилотные полёты кораблей Л1 были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и носителя, столь рискованный полёт был отменён — несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить лететь к Луне немедленно для опережения США. Даже если бы разрешение было получено, СССР не выиграл бы облётный этап «лунной гонки» — 20 января 1969 года при попытке запустить корабль «Зонд-7» в беспилотном режиме ракета-носитель «Протон» взорвалась (спускаемый аппарат был спасён системой аварийного спасения).

    21—27 декабря 1968 года Америка выиграла облётный этап «лунной гонки», когда Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс в полёте на корабле «Аполлон-8» сделали 10 витков вокруг Луны; после этого реализация программы Л1 затормозилась, чтобы меньше распылять ресурсы на программу, которая частично дублировала более серьёзную программу — посадочную Н1-Л3, работы по которой продолжались в полной мере. Первый пилотируемый полёт корабля 7К-Л1 несколько раз откладывался на январь, апрель, август, ноябрь 1969 года и апрель 1970 года.

    Последний беспилотный полёт корабля «Союз-7К-Л1» под названием «Зонд-8» совершён в октябре 1970 г., после чего программа Л1 была окончательно закрыта, так как беспосадочный облёт советскими космонавтами Луны после того, как американцы высадились на ней дважды, потерял смысл.

    Высадка на Луну (комплекс Н1—Л3)

      лунно-орбитальный корабль-модуль ЛОК (компьютерная графика)   лунно-посадочный корабль-модуль ЛК на Луне (компьютерная графика)

    Руководством СССР была поставлена задача обеспечения приоритета также и по первой в мире высадке на Луну. Это предусматривалось первым постановлением 1964 года в общем, а постановлением от начала 1967 года первая экспедиция была предписана на третий квартал 1968 года. Реально развернувшаяся в 1966 году советская лунно-посадочная программа Н1-Л3 (параллельная лунно-облётной) намного отстала от американской в основном из-за проблем с носителем. Первые два в 1969 году (до первой американской экспедиции), как и два последующих, испытательные запуски новой сверхтяжёлой ракеты-носителя Н-1 закончились неудачей. Лунно-орбитальный корабль-модуль 7К-ЛОК комплекса Л3 совершил один, а лунно-посадочный корабль-модуль Т2К-ЛК — три тестовых околоземных беспилотных старта уже после первой высадки США. По программе Н1—Л3, продолжавшейся некоторое время и после триумфа США, первая советская экспедиция могла состояться только в 1975 году, а за ней — от одной до пяти последующих.

    Рассматривался ряд разнообразных проектов высадки на Луну: несколько запусков и сборка лунного корабля из отсеков на околоземной орбите, прямой полёт на Луну (без расстыковки на окололунной орбите) и т. д. Для «прямого» полёта ОКБ-52 Челомея предложило разработать свой корабль ЛК-700 на базе своего носителя УР-700. Этот проект как более технически сложный и дольше реализуемый был отклонён. Ввиду бо́льших наработок и меньшего технического риска к реализации в развернувшейся лунно-посадочной программе был выбран и доведён до стадии беспилотных испытательных запусков и полётов проект КБ Королёва Н1-Л3 с однопусковым стартом с Земли и разделением кораблей-модулей у Луны на два — остающийся на лунной орбите и совершающий посадку с последующим взлётом и стыковкой. В ходе разработки этого проекта как вариант рассматривался, но в итоге был отклонён вариант «подсадка» с запуском всего комплекса Л3 одним пуском ракеты Н-1, но без космонавтов, которые должны были доставляться на борт Л3 отдельным пуском корабля «Союз».

    Постановлением 1964 года были назначены основные главные конструкторы и организации, ответственные не только за носитель Н1, но и за весь комплекс Н1-Л3. Главными разработчиками частей, складывавших комплекс Н1-Л3, были назначены:

    • ОКБ-1 — главная организация разработки системы в целом и разработки блоков «Г» и «Д», двигателей для блока «Д», лунного орбитального и лунного посадочного кораблей;
    • ОКБ-276 (Н. Д. Кузнецов) — разработки двигателя блока «Г»;
    • ОКБ-586 (М. К. Янгель) — разработки ракетного блока «Е» лунного корабля и двигателя для этого блока;
    • ОКБ-2 (A.M. Исаев) — разработки двигательной установки (баки, пневмогидравлические системы и двигатель) блока «И» лунного орбитального корабля;
    • НИИ-944 (В. И. Кузнецов) — разработки системы управления лунного комплекса;
    • НИИАП (Н. А. Пилюгин) — разработки системы управления движением лунного посадочного и лунного орбитального кораблей;
    • НИИ-885 (М. С. Рязанский) — радиоизмерительного комплекса;
    • «Спецмаш» (В. П. Бармин) — комплекса наземного оборудования системы Л3;
    • ОКБ МЭИ (А. Ф. Богомолов) — разработки системы взаимных измерений для сближения кораблей на орбите Луны.

    Проект Н1—Л3 в своей основе повторял американский проект «Аполлон». В нём также предусматривался вывод одним запуском на промежуточную орбиту, а затем на траекторию полёта до Луны связки из двух кораблей-модулей, один из которых должен был оставаться на окололунной орбите, а другой — совершить посадку на Луну. Далее лунный корабль должен был взлететь с Луны и состыковаться с орбитальным кораблём, после чего орбитальный корабль перешёл бы на траекторию полёта до Земли. Даже компоновка системы на этапе выведения была аналогична американской: лунный корабль пребывал в переходнике ниже основного корабля, как и лунный модуль «Аполлон».

    Основными частями ракетно-космической системы для высадки на Луну по проекту Н-1—Л3 были лунный орбитальный корабль «Союз-7К-ЛОК», лунный посадочный корабль ЛК и сверхтяжёлая ракета-носитель Н1[9].

    Лунный орбитальный корабль был очень схож и значительно унифицирован с околоземным орбитальным кораблём «Союз-7К-ЛОК» и также состоял из спускаемого аппарата, бытового отсека, на котором был расположен специальный отсек с двигателями ориентации и причаливания и агрегатом системы стыковки, приборно-агрегатного и энергетического отсеков, в которых размещались ракетный блок «И» и агрегаты системы энергоснабжения на кислородно-водородных топливных элементах. Бытовой отсек служил одновременно шлюзовой камерой при переходе космонавта в лунный корабль через открытый космос (после надевания лунного скафандра «Кречет»).

    Экипаж корабля «Союз-7К-ЛОК» состоял из двух человек. Один из них должен был перейти через открытый космос в лунный корабль и совершить посадку на Луну, а второй — ждать возвращения своего товарища на окололунной орбите.

    Корабль «Союз-7К-ЛОК» был установлен для беспилотных лётных испытаний на носитель Н-1 при четвёртом (и последнем) его запуске в ноябре 1972 г., но из-за аварии носителя так и не был выведен в космос.

    Лунный корабль ЛК состоял из герметичной кабины космонавта, отсека с двигателями ориентации с пассивным агрегатом стыковки, приборного отсека, лунного посадочного агрегата (ЛПА) и ракетного блока Е. Электроснабжение ЛК осуществлялось химическими аккумуляторами, установленными снаружи на раме ЛПА и в приборном отсеке. Система управления строилась на базе бортовой цифровой вычислительной машины и имела ручную систему управления, позволявшую космонавту самостоятельно выбирать место посадки визуально через специальный иллюминатор. Лунный посадочный модуль имел четыре ноги — опоры с сотовыми поглотителями излишней вертикальной скорости посадки.

    Лунный корабль ЛК Т2К трижды успешно испытывался на околоземной орбите в беспилотном режиме под названиями «Космос-379», «Космос-398» и «Космос-434» соответственно в ноябре 1970 г и феврале, августе 1971 г.

    План-график полётов кораблей Л3 (от начала 1967 года):

    Миссия Цель Дата 3Л 4Л 5Л 6Л 7Л 8Л 9Л 10Л 11Л 12Л 13Л
    макеты при испытаниях Н1 сентябрь 1967
    резерв
    беспилотные ЛОК и ЛК декабрь 1967
    беспилотные ЛОК и ЛК февраль 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК апрель 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р июнь 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК август 1968
    пилотируемые ЛОК и ЛК с первой в мире высадкой космонавта на Луну сентябрь 1968
    пилотируемый ЛОК и беспилотный ЛК с посадкой на Луну в качестве резервного ЛК-Р
    пилотируемые ЛОК и ЛК с высадкой космонавта на Луну
    резерв

    Ракета Н-1 в основном была спроектирована раньше, чем лунный комплекс Л3. При проектировании его кораблей-модулей — орбитального и посадочного — разработчики имели очень жёсткие ограничения по грузоподъёмности носителя. Проблема «дефицита веса» усугублялась из-за невысоких массо-габаритных показателей и недостаточной надёжности советских радиоэлектронных компонентов, что приводило к необходимости резервирования многих систем. В результате этого комплекс Л3 технически сильно уступал американскому комплексу «Аполлон», что в некоторой мере компенсировалось организационными мероприятиями. Советские корабли-модули были заметно меньше и легче американских. Экипаж состоял не из троих, а только из двоих космонавтов, причём на Луну должны были высаживаться не двое, а только один космонавт. При каждом рейсе могло быть привезено только несколько килограммов лунного грунта. Набор фото- и киноаппаратуры и комплект научных инструментов был крайне скромным. Вместе с лунно-посадочным кораблём-модулем не мог быть доставлен лунный транспортный аппарат.

    Некоторые технические решения, из-за ограничения по грузоподъёмности, снижали вероятность успешного завершения экспедиции. Переходить из орбитального корабля в лунный и обратно космонавт должен был через открытый космос, так как лунный и орбитальный корабли были обеспечены упрощённым стыковочным узлом без внутреннего переходного люка. Время ручного маневрирования для выбора места посадки было ограничено 15-20 секундами, американский посадочный модуль мог маневрировать 2 минуты. Лунно-посадочный модуль имел очень малое время автономного существования: всего 12-16 часов (против 48 часов у американского), что ограничивало количество попыток стыковки с лунно-орбитальным модулем до одной, максимум двух.

    Советские корабли не имели полноценной бортовой ЭВМ. Тем не менее, все этапы полёта у них были почти полностью автоматизированы, в то время как на «Аполлонах» многие операции были предусмотрены только в ручном режиме. Кроме того, в более поздних проектах советских экспедиций на поверхность Луны предусматривалось (для повышения надёжности), что для каждой экспедиции сначала на поверхность Луны в автоматическом режиме доставляется беспилотный корабль ЛК-Р, который становится резервным для следующего вскоре пилотируемого ЛК. Также предполагалось, что космонавт будет пользоваться на Луне отдельно доставляемым заранее луноходом, дооборудованным для ручного управления. На луноход также возлагалась задача транспортирования космонавта до резервного лунного корабля в случае, если взлёт основного корабля будет невозможен из-за технической неисправности.

    Для полёта на Луну по выбранной схеме был нужен сверхтяжёлый носитель. Проекты КБ Челомея УР-700 и КБ Янгеля Р-56 были отклонены как технологически более рискованные, менее наработанные и более долго реализуемые. Для реализации в программе Л3 была выбрана ракета Н-1 КБ Королёва. Из-за отказа Глушко разработать мощные ракетные двигатели для Н-1 на её первой ступени было установлено 30 двигателей КБ Кузнецова.

    В США при разработке мощных носителей серии «Сатурн» был выполнен очень большой объём наземных испытаний их отдельных узлов и агрегатов, в том числе огневые испытания каждой ступени. Это позволило американцам безаварийно провести все испытательные и пилотируемые запуски ракеты «Сатурн-5». Ракету же Н-1 доводили таким же способом, как и предыдущие менее мощные носители: устранением причин неисправностей, выявленных при испытательных пусках. Однако для конструкции таких размеров и сложности такой путь оказался слишком долгим и дорогим. Всего было произведено четыре пуска ракеты Н-1. Все они завершились авариями ещё до окончания работы первой ступени. Настоящей катастрофой стал второй пуск Н-1: ракета сразу после отрыва от земли загорелась и упала на стартовый комплекс, практически полностью его уничтожив.

    Последний пуск ракеты Н-1 состоялся 23 ноября 1972 г. — меньше чем за месяц до последнего полёта на Луну по программе «Аполлон». После чего было решено, что перспектива побывать на Луне намного позже того, как американцы завершили свою лунную программу, не оправдывает затраченных на неё сил и средств. В мае 1974 г. дальнейшие работы с носителем Н-1 — а вместе с ними и вся программа Н-1—Л3 — были окончательно закрыты.

    Обе советские пилотируемые лунные программы так и не были завершены из-за изначального отставания по срокам, более чем пятикратно меньшего относительно США финансирования и некоторых организационных и технических просчётов и неудач, включая конкуренцию и распыление средств между КБ Королёва и Челомея на начальных этапах проектов создания лунных кораблей, отказ самого опытного космического двигательного КБ Глушко делать мощные двигатели для Н1, непроведение наземной отработки ступеней Н1 на дорогостоящих наземных стендах, а также целую серию трагедий (в 1966 году умер Королёв, в 1967 году при неудачном приземлении нового корабля «Союз-1», являвшегося в значительной мере прототипом для корабля 7К-ЛОК, погиб Владимир Комаров, наиболее вероятный кандидат для сложных лунных полётов, в 1968 году в авиакатастрофе погиб Юрий Гагарин).

    Ещё до разворачивания лунно-облётной и лунно-посадочной программ в СССР были разработаны технические предложения по созданию и использованию в лунных экспедициях тяжёлого лунохода Л2 и лунной орбитальной станции Л4. Также, после успеха США и сворачивания работ по программе Н1 — Л3, был составлен новый проект Н1Ф — Л3М для обеспечения более долговременных, чем американские, экспедиций на Луну к 1979 году с перспективой сооружения на её поверхности в 1980-х гг. советской лунной базы «Звезда», достаточно детальный проект которой уже был разработан, включая макеты экспедиционных транспортных средств[10] и обитаемых модулей[11]. Однако академик В. П. Глушко, назначенный в мае 1974 года генеральным конструктором советской космической программы вместо В. П. Мишина, своим приказом (с согласия Политбюро и Министерства общего машиностроения) прекратил все работы по носителю Н-1 и пилотируемым лунным программам в 1974 году (формально программа была закрыта в 1976 году). Более поздний проект советских пилотируемых полётов на Луну «Вулкан»—"ЛЭК" рассматривался, но также не был реализован.

    Провал советской лунной программы главным образом отразился на карьере В. П. Мишина, которого 22 мая 1974 г. сняли с должности Главного конструктора ЦКБЭМ. В тот же день было подписано правительственное постановление о преобразовании ЦКБЭМ в НПО «Энергия» и о назначении В. П. Глушко его руководителем и главным конструктором. Первое, что сделал Глушко на новом месте, — закрыл лунную программу с участием ненавистной ему ракеты Н-1, издав при этом приказ о её полном уничтожении.

    Уже в октябре 1974 года он представил правительству план работы НПО «Энергия» и развития советской космической отрасли в целом на ближайшие годы. В этом документе Глушко изложил собственный план освоения Луны и создания там поселений, предлагая разработать специально для полётов к ней новую сверхмощную ракету-носитель, сначала в документации она имела название «Вулкан». Её общая концепция, как теперь очевидно, во многих своих положениях целиком повторяла конструкцию королёвской ракеты Н-1, против которой Глушко активно выступал в течение многих лет.

    В целом же историки отечественной космонавтики ныне считают, что крах советской лунной программы с участием ракеты Н-1 во многом был обусловлен не только экономическими трудностями тех лет и расколом среди главных конструкторов, но ещё и установкой руководства страны по этому проекту. Правительством не была чётко просчитана его финансовая сторона, и потому, когда дело дошло до выделения для него необходимых средств, руководители страны потребовали от конструкторов соблюдать режим экономии.

    Случилось же это в тот самый момент, когда значительная часть лунного проекта уже была реализована, и потому лидерам державы нужно было не экономить, а принимать одно из двух чисто политических решений: или доводить проект до логического конца, или чётко отказаться от его продолжения. Половинчатость же позиции привела лишь к «сырым» конструкторским решениям и резкому снижению надёжности новой космической техники.

    Советские пилотируемые лунные программы были строго засекречены и стали достоянием гласности только в 1990 году. До этого времени СССР официально отрицал существование этих программ, заявляя, что выбрал путь создания околоземных пилотируемых орбитальных станций и лунных исследований автоматическими средствами. Результаты ленинградской «Лаборатории № 1» (рук. проф. Н. А. Крылов, уч. секр. лаборатории А. И. Мелуа), которая в 1973—1974 гг. вела секретную разработку аванпроекта одного из вариантов долговременной лунной базы по договору с КБОМ, были реализованы в виде полномасштабного макета жилых модулей в одном из ангаров ЛенЗНИИЭПа и в Москве. После прекращения работ по лунной базе часть специалистов была переориентирована на тематику изучения природных ресурсов Земли из космоса.

    Однако доля правды в этом была. Изначальное недостаточное внимание к пилотируемой лунной программе было вызвано также и спором конструкторов по поводу практической эффективности освоения космоса, где взглядам Королёва о необходимости пилотируемого освоения космоса противостоял взгляд Г. Н. Бабакина о том, что только освоение космического пространства автоматами даст реальную и быструю пользу человечеству. И решающее слово в этом соперничестве было за Челомеем, который, будучи одним из ключевых создателей ракетно-ядерного щита СССР и главой второй из главных организаций по созданию космической техники (в том числе пилотируемой), с одной стороны, в определённый период взгляд Бабакина рассматривал как более перспективный, а с другой стороны, предложил конкурирующие-альтернативные КБ Королёва «свой» лунно-облётный корабль ЛК-1 (на том же «своём» носителе «Протон») и лунно-посадочный комплекс из «своих» корабля ЛК-3 и носителя УР-700. Однако Челомей попал в опалу после отстранения Хрущева от власти, что и дало, наконец, возможность развернуть программы «Протон»-«Зонд» и Н1-Л3 от КБ Королёва.

    Так или иначе, несмотря на отставание в пилотируемых лунных программах и в качестве некоторой компенсации, в СССР параллельно им были развёрнуты также программы автоматических лунных межпланетных станций и самоходных аппаратов. За несколько дней до американской высадки «Аполлона-11» двумя советскими автоматическими межпланетными станциями («Луна-15» и предыдущая) были предприняты попытки по первой в мире доставке на Землю лунного грунта, оказавшиеся неудачными. СССР смог получить первые образцы лунного грунта через год — с помощью АМС «Луна-16» в 1970 году, после чего доставка небольших порций грунта (в сумме составивших несколько сотен граммов) была повторена ещё два раза. Также несколько позже (в 1970 и 1973 гг.) на Луну доставлялись и успешно работали в течение нескольких недель первые в мире телеуправляемые с Земли советские лунные самоходные аппараты «Луноходы».

    http-wikipediya.ru