Экипировка советского солдата. Солдатские обмотки википедия


Обмотки Википедия

Ону́ча — длинная, широкая (около 30 см) полоса ткани белого, чёрного или коричневого цвета (холщовой, шерстяной) для обмотки ноги до колена (при обувании в лапти). Элемент традиционной русской крестьянской одежды.

Такими полосами ткани оборачивали всю ступню и голень. Онучи, если их носили с короткой обувью или вообще без неё, подвязывали к ноге кожаными поворозами или оборами — верёвочными или лыковыми, вязанными или плетёными. Первыми пользовались в будни, вторыми (чаще белого или красного цвета) — по праздникам. Оборы обвязывали вокруг ноги крест-накрест или витками. Обычно летом носили холщовые (льняная или конопляная ткань) онучи, зимой — суконные (шерстяная ткань полотняного плетения) и холщовые вместе.

Обмотки — полосы ткани, наматываемые на ногу от ступни почти до колена, носившиеся вместе с солдатскими ботинками в начале XX века как штатная обувь или замена сапогам во многих армиях мира. Имели ширину 10—12 сантиметров, длину до 2,5 метров. Первыми обмотки приняли на вооружение британцы, подсмотревшие этот элемент обуви у гималайских горцев. Английское название обмоток — putty, происходит от санскр.

patta («лента»)[1].
  • Русский крестьянин в лаптях и онучах

  • Солдаты в обмотках. Военный мемориал в Оттаве

См. также

Примечания

Литература

  • Рабинович М. Г. Древнерусская одежда IX—XIII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986
  • Сабурова М. А. Древнерусский костюм // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997

wikiredia.ru

Aрмейская обувь - ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Печейкин Александр Валерьевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея, кандидат исторических наук

Aрмейская обувь

Когда речь заходит об армейской обуви, прежде всего вспоминаются кожаные сапоги с высокими голенищами. С.И. Ожегов так и толкует слово «сапог» — обувь с высоким голенищем1, хотя голенища могут быть и низкими. На Руси сапоги известны с X века, правда, носили их люди немалого достатка, в том числе и члены княжеских дружин.

Сапоги оставались обувью военных людей до реформ ПетраI, создавшего и обувшего русскую армию по европейскому образцу. Теперь у солдат появились ботинки, а у драгун — сапоги-ботфорты (фр. la botte — сапог + fort — сильный, прочный, толстый). Заметим, однако, что ботинки надевали для парадов да в сухую погоду, а в сырость, тем более в походе, воины продолжали носить сапоги с голенищами чуть выше середины голени2. Эта традиция сохранялась в течение всей первой половины XVIII века. Кирасиры, драгуны, гусары и прочие кавалеристы носили сапоги с более или менее длинными голенищами.

В октябре 1765 года Екатерина II утвердила доклад Военной коллегии «О учреждении егерского корпуса». Обувью егерям должны были служить круглоносые сапоги с укороченными голенищами гусарского образца3. Сначала егерю на год полагалось три пары сапог. Норма оказалась явно завышена, и с 1777 года количество сапог было сокращено до одной пары в год. Правда, на всякий случай выделялось 80 копеек для приобретения ещё одной пары сапог4. С этого времени начинается постепенное возвращение сапог как постоянного предмета гардероба русского воина.

Генерал-фельдмаршал Г.А.Потёмкин-Таврический, справедливо полагавший, что «красота одежды воинской состоит в равенстве и в соответственности вещей с их употреблением»5, заменил прежде использовавшиеся узкие сапоги «просторными» — с более широкой горловиной голенища. Такие сапоги были основной обувью в наших сухопутных войсках в течение более полувека. Даже кавалеристы, включая гусар и кирасир, свои сапоги с высокими голенищами носили только на парадах, в других случаях это были сапоги с короткими мягкими голенищами.

В начале царствования Александра II сапоги с высокими голенищами становятся штатной полевой обувью всех нижних чинов, окончательно же статус основной армейской обуви они приобретают при Александре III, сохранив его по сути до последнего времени.

Небезынтересно, что как минимум до конца XIX века солдатские сапоги во всем мире тачали на прямой колодке: левый сапог не отличался от правого. Это было вызвано соображениями снижения себестоимости. Как ни парадоксально, но солдаты и здесь находили положительную сторону. Учитывая, что те сапоги шились только из натуральной кожи, их умело подгоняли по ноге. Делалось это так: сапоги основательно мочили в воде, натягивали их мокрыми на ноги, через пару дней мокрая кожа идеально ложилась по ноге человека, не причиняя в дальнейшем при носке никаких неудобств. Правда, чего стоили солдату эти два дня, остаётся только догадываться.

Однако кожа — вещь дорогостоящая. Благодаря появившимся новым технологиям сапоги стали шить из кирзы — плотной многослойной хлопчатобумажной ткани, обработанной плёнкообразующими веществами. В 1937 году сапоги с кирзовыми голенищами, хорошо зарекомендовавшие себя в качестве замены кожаным, полагались не только военнослужащим срочной службы, но и курсантам, и даже сверхсрочнослужащим. Успешное и быстрое внедрение суррогатной обуви позволило в значительной мере решить проблему дефицита кожаных сапог в РККА. В связи с этим уже в июне 1938 года выдача кожаных краг к ботинкам личному составу была прекращена, а обувью рядового состава официально стали кирзовые сапоги со сроком носки два года. Разумеется, в дальнейшем сроки эксплуатации менялись.

Указом Президента РФ № 1010 от 23 мая 1994 года прежнее многообразие материалов для пошива сапог (юфтевая, хромовая, яловая и прочая кожа, кирза) было заменено одним официально утверждённым образцом — армейским сапогом отныне является юфтевый сапог6 с укороченным и регулируемым по ширине голенищем.

Заслуживает внимания и «сводный брат» традиционных сапог — сапог валяный, иными словами, всем хорошо известный русский валенок, родиной которого принято считать Семёновский уезд Нижегородской губернии.

Формально не считаясь предметом воинского обмундирования, валенки стали незаменимы в условиях русской зимы, превратившись в предмет специального обмундирования. В XX веке наши военнослужащие носили валенки различной формы и толщины, в том числе и тонкие валенки с кривым голенищем для верховой езды. У командиров популярны были фетровые сапоги (бурки), «родственники» гражданских чесанок — мягких валенок из тонкой шерсти.

Всего в Великую Отечественную войну наши войска получили 11074000пар валенок, за годы войны было отремонтировано 20638000пар. Так что валенками советские солдаты были обеспечены. Другое дело, что не всегда они вовремя и в нужных количествах доходили до конкретных бойцов.

Достаточно любопытная разновидность отечественной военной обуви появилась в годы Гражданской войны. Приказом РВСР №628 от 8 апреля 1919 года устанавливались первые образцы четырёх предметов единого обмундирования РККА: головной убор, шинель, летняя рубаха и кожаные лапти7. Шили их из юфтевой кожи. Прочная кожаная подошва снабжалась набойками и каблуком. Верхняя часть лаптя кроилась из одного куска кожи и сшивалась на заднике. По верхнему краю прорезались отверстия, в которые вставлялись сыромятные ремешки длиной более метра. С их помощью лапоть стягивался на ноге, затем ремешки продевались в специальные медные кольца, пришитые на боках ремней, и завязывались. Несмотря на то, что лапти официально отменили приказом РВСР №322 от 31января 1922года, их ещё некоторое время продолжали носить.

Теперь о ботинках. С точки зрения хронологии правильнее было бы говорить не ботинок, а башмак. Оба слова нерусского происхождения, но татарское слово башмак (обувь) на Руси известно с XVI века, в обиход такая обувь вошла с XVII века. В середине XIX века у русских башмаков имелось множество названий: выступки, обутки, черевики, калиги (вспоминается латинское caliga), калижки, босовки. В.И. Даль о башмаках писал: «У нас носят обувь эту почти одни женщины»8.

Слово «ботинок», со временем оттеснившее «башмак» на второй план, вошло в наш язык в начале XIX века. Правда, тогда говорили не ботинок, а ботинка. Ведь французское слово la bottine (la botte — сапог), ставшее «прародителем» русского ботинка, — женского рода. До начала XX века в русском языке слова «боты» и «ботинки» означали одно и то же.

Говоря о ботинках как об армейской обуви, прежде всего надо вспомнить ботинки с так называемыми обмотками. Теперешние ботинки и полуботинки носятся, конечно же, без всяких обмоток. Распространена легенда, что носили ботинки с обмотками исключительно в русской армии в силу тотального дефицита, ибо сапог на всех не хватало, а вот, дескать, немца представить в обмотках просто невозможно. В целом же в отечественной и зарубежной литературе разного жанра, от научной до художественной, сложилось несколько снисходительное отношение к ботинкам с обмотками. Всё это и так, и не так. Отметим, что обмотки — почти те же онучи, издавна носившиеся русскими крестьянами с плетёными из лыка лаптями. Так что преемственность здесь самая прямая. Это — первое. Второе — несколько слов по поводу дефицита сапог. Если рассматривать их как разновидность обуви кожаной, то её за годы Великой Отечественной войны поступило в войска 63793000пар, из них 12501500пар — импортного производства. Конечно, в походных условиях любая обувь быстро приходит в негодность, её нужно своевременно чинить. За годы войны (включая и текущую починку в войсках) было «возвращено в строй» 61424000пар обуви. В результате своевременного ремонта расход «обуви кожаной» в год на одного человека составил 1,5 пары (в Первую мировую войну — 2,5). Если учесть, что в ходе войны в наши Вооружённые силы было привлечено 34476700 человек, то получается, что босиком солдаты не ходили.

Разумеется, под кожаной обувью надо подразумевать не только сапоги, но и ботинки, носившиеся с обмотками. Начало этому было положено ещё во время Первой мировой войны, причём обмотки использовались всеми воюющими сторонами. Носили их не только солдаты, но и военачальники высших рангов, для которых, несомненно, сапоги бы нашлись. Более того, предпринятая в конце Первой мировой войны, например, в бельгийской армии попытка заменить обмотки кожаными крагами вызвала всеобщее возмущение9. В британской армии ботинки с обмотками в полевых условиях использовали как минимум с третьей четверти XIX века. И в межвоенный период эта обувь оставалась востребована, причём носить её не стеснялись даже генералы, сопровождавшие короля10.

К началу Второй мировой войны ботинки с обмотками различной длины или тканевыми гетрами стали штатной полевой обувью солдат многих государств, в том числе Польши, Франции, Румынии, Японии11. Популярны были обмотки и у германских солдат, особенно тех, кто воевал на юге России, в Крыму, а также в Северной Африке.

Дело в том, что ботинки с тканевыми обмотками в полевых условиях весьма практичны и удобны. Во-первых, ходить в них легче, чем «топтать землю» сапогами. Во-вторых, правильно намотанная обмотка отлично защищает ногу, фиксируя её, не допуская вывихов, смягчая последствия ударов средней силы. Кроме того, нога под обмоткой «дышит», следовательно, меньше устаёт. Обмотки достаточно хорошо защищают не только от пыли, но и в значительной степени от влаги — длительная ходьба по росной траве и мокрому грунту не приводит к дискомфортному ощущению намокания. В жару ноги в обмотках не преют (в отличие от сапога), а в холодную погоду дополнительный слой намотанной на ноги ткани неплохо согревает. А если учесть потрясающую дешевизну этого предмета обмундирования, возможность снабдить им в короткие сроки огромную массу солдат, то становится совершенно ясно, почему обмотки так долго существовали. Правда, следовало овладеть непростым искусством наматывания обмоток. В противном случае жизнь превращалась в перманентную битву с двумя непослушными тканевыми лентами примерно трёхметровой длины. Но ведь и сапоги носить, не сбивая ноги в кровь, — тоже надо уметь.

Поскольку мало кто из современных военнослужащих может поделиться личным опытом наматывания обмоток, остановимся на этом слегка подробнее. Итак, в положении «снято» обмотки сматывались в цилиндрики, причём шнурки оказывались внутри, являясь своего рода «осью», вокруг которой наматывался рулон. Взяв такой рулон, воин начинал наматывать обмотку на ногу снизу вверх. Первые витки необычайно важны: они должны быть тугими, при этом надо, чтобы спереди оказались закрытыми завязанные шнурки ботинка, а сзади — верхний край ботинка над пяткой. В противном случае через пару минут ходьбы конструкцию придётся переплетать, а из обуви вытряхивать пыль, песок и камни. Затем лента туго бинтовалась на ногу. Последние витки немного не доходили до колена. Конец обмотки — треугольник, в вершину которого вшиты два шнурка. Эти шнурки обматывались вокруг последнего витка и завязывались. Получившийся бантик прятался за верхний край ленты12.

На словах — проще некуда, на деле же с первого раза ни у кого не получалось и не получится. Для бывалого же солдата у обмоток был только один недостаток — относительно долго надевать и снимать.

Следует заметить, что в кадрах хроники, тем более — в иных кинофильмах, нет-нет да и промелькнёт солдат в белоснежных обмотках. Белых обмоток никогда не было и быть не могло! Запечатлённые фронтовыми кинооператорами «белые» обмотки в действительности были просто стираными-перестираными, донельзя заношенными, давно потерявшими свой первоначальный цвет. В реальности же обмотки во всех армиях имели чёрный цвет или различные оттенки защитного. Других не было никогда, все иные варианты — из области фантастики.

Подводя итог, скажем — нет и не было только плохой или только хорошей обуви. В жару или в условиях сухого климата лучше ботинок с обмотками или тканевыми гетрами трудно что-либо сыскать. В слякоть же лучший друг солдата — сапог, а в мороз — знаменитый русский валенок. Дело не в вещах, а в хорошо налаженной работе интендантов, безошибочно умеющих поставлять нужную обувь в нужные районы в нужное время, когда там она наиболее необходима. Недаром говорится, что, изучая военную историю, любитель уделяет внимание тактике, а профессионал — деятельности служб снабжения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2006. С. 685.

2 Леонов О.Г., Ульянов И.Э. Регулярная пехота: 1698—1801 / История Российских войск. М., 1995. С. 38.

3 Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. 4. М., 2009. С. 61.

4 Леонов О. Лёгкая пехота екатерининского царствования — универсальные войска эпохи // Воин. № 1. 2005. С. 30—37.

5 Военная одежда русской армии. М., 1994. С. 77.

6 Юфть — кожа комбинированного дубления с предварительной обработкой жиром, выделываемая из шкур крупного рогатого скота, свиней, лошадей. Характеризуется значительной толщиной и водостойкостью.

7 Харитонов О.В. Форма одежды и знаки различия Красной и Советской Армии 1918—1945 гг. Л., 1960. Репринтное издание. М., 1993. С. 7.

8 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Избранные статьи. М., 2009. С. 36.

9 Функен Л., Функен Ф. Первая мировая война 1914—1918: Пехота — Бронетехника — Авиация / Пер. с фр. А.А. Китайцевой. М., 2002. С. 30.

10 Sumner Jan, Embleton Gerry. The French Army 1914—1918. London, 1995; Chappel Mike. British Infantry Equipment 1808—1908. London, 1980; Davis Brian L. British Army Uniforms & Insignia of World War Two. London, 1993 и др.

11 Komornicki Stanislaw, Bielecki Zygmunt, Bigoszewska Wanda, Coca Adam. Wojsko polskie 1939—1945. Barwa i broс. Warszawa, 1984. S. 113—122; Axworthy Mark, Serbanescu Horia. The Romanian Army of World War 2. London, 1991 и др.

12 Рябков В. Три метра экономии // М-Хобби. №4(90). 2008. С.60—62.

history.milportal.ru

Обмотки Википедия

Ону́ча — длинная, широкая (около 30 см) полоса ткани белого, чёрного или коричневого цвета (холщовой, шерстяной) для обмотки ноги до колена (при обувании в лапти). Элемент традиционной русской крестьянской одежды.

Такими полосами ткани оборачивали всю ступню и голень. Онучи, если их носили с короткой обувью или вообще без неё, подвязывали к ноге кожаными поворозами или оборами — верёвочными или лыковыми, вязанными или плетёными. Первыми пользовались в будни, вторыми (чаще белого или красного цвета) — по праздникам. Оборы обвязывали вокруг ноги крест-накрест или витками. Обычно летом носили холщовые (льняная или конопляная ткань) онучи, зимой — суконные (шерстяная ткань полотняного плетения) и холщовые вместе.

Обмотки — полосы ткани, наматываемые на ногу от ступни почти до колена, носившиеся вместе с солдатскими ботинками в начале XX века как штатная обувь или замена сапогам во многих армиях мира. Имели ширину 10—12 сантиметров, длину до 2,5 метров. Первыми обмотки приняли на вооружение британцы, подсмотревшие этот элемент обуви у гималайских горцев. Английское название обмоток — putty, происходит от санскр. patta («лента»)[1].

  • Русский крестьянин в лаптях и онучах

  • Солдаты в обмотках. Военный мемориал в Оттаве

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • Рабинович М. Г. Древнерусская одежда IX—XIII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986
  • Сабурова М. А. Древнерусский костюм // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997

ru-wiki.ru

Экипировка советского солдата / Назад в СССР / Back in USSR

Униформа и снаряжение солдата-победителя Слева — красноармеец в 1941 году. Справа — солдат Советской Армии в 1945 году Стальной шлем СШ-40. Этот шлем является модернизацией шлема СШ-39, принятого на снабжение Красной Армии в июне 1939 года. В конструкции СШ-39 были устранены недостатки предыдущего СШ-36, однако эксплуатация СШ-39 в ходе советско-финской войны 1939–1940 гг. выявила существенный недостаток – под него нельзя было надеть зимнюю шапку, а штатный шерстяной подшлемник не спасал от сильных морозов. Поэтому солдаты часто выламывали подтулейное устройство СШ-39 и носили каску поверх шапки без него. В итоге в новом шлеме СШ-40 подтулейное устройство значительно отличалось от СШ-39, хотя форма купола осталась без изменений. Визуально СШ-40 можно отличить по шести заклёпкам по окружности в нижней части купола шлема, а у СШ-39 заклёпок три, и расположены они вверху. У СШ-40 использовалось подтулейное устройство из трёх лепестков, к которым с обратной стороны пришивались мешочки амортизатора, набитые технической ватой. Стягивались лепестки шнурком, который позволял регулировать глубину посадки шлема на голове. Производство СШ-40 начали разворачивать в начале 1941 года в Лысьве на Урале, а чуть позже в Сталинграде на заводе «Красный Октябрь», но к 22 июня в войсках было лишь незначительное количество этих касок. К осени 1942 года каски этого типа делали только в Лысьве. Постепенно СШ-40 стал основным типом каски Красной Армии. Он выпускался в больших количествах и после войны, и был снят с вооружения относительно недавно. Котелок круглый. Котелок подобной круглой формы использовался ещё в армии Российской империи, изготавливаясь из меди, латуни, лужёной жести, а позже из алюминия. В 1927 году в Ленинграде на заводе «Красный Выборжец» было развёрнуто массовое производство штампованных алюминиевых котелков круглой формы для Красной Армии, но в 1936 году они были заменены плоским котелком нового образца. С началом Великой Отечественной войны, осенью 1941 года, изготовление круглых котелков вновь было налажено в Лысьве на Урале, но уже из стали вместо дефицитного алюминия. Возврат к круглой форме был тоже объясним – такой котелок был проще в производстве. Лысьвенским заводом была проделана огромная работа, позволившая существенно снизить себестоимость производства. К 1945 году суммарный выпуск круглых армейских котелков составил более 20 миллионов штук – они стали самыми массовыми в Красной Армии. Производство продолжалось и после войны. Вещевой мешок. Этот предмет экипировки, получивший у солдат прозвище «сидор», представлял собой простой мешок с лямкой и верёвочной завязкой горловины. Впервые он появился в царской армии в 1869 году и без существенных изменений попал в Красную Армию. В 1930 году был принят новый стандарт, определивший облик вещмешка – в соответствии с ним теперь он назывался «вещевой мешок туркестанского типа», или вещевой мешок образца 1930 года. Вещмешок имел всего одно отделение, верх которого мог утягиваться верёвкой. К нижней части мешка пришивалась плечевая лямка, на которую были надеты две перемычки, предназначавшиеся для застёгивания на груди. С другой стороны плечевой лямки были нашиты три верёвочных петли для регулировки длины. К углу мешка была пришита деревянная бобышка-клеванта, за которую цеплялась петля плечевой лямки. Плечевая лямка сворачивалась в «коровий» узел, в центр которого продевалась горловина мешка, после чего узел затягивался. В таком виде мешок надевался и переносился за спиной бойца. В 1941 году произошло изменение в облике вещевого мешка образца 1930 года: он стал чуть меньше, плечевая лямка более узкой и получила подкладку внутрь на плечах, что потребовало её прострочки. В 1942 году последовало новое упрощение – от подкладки в плечевой лямке отказались, но саму лямку сделали шире. В таком виде вещевой мешок производился до конца 40-х годов. С учётом простоты изготовления, вещевой мешок стал основным средством для переноски личных вещей солдат Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Противогазная сумка образца 1939 года. К 1945 году противогаз со снабжения бойцов Красной Армии никто не снимал. Однако четыре года войны прошли без химических атак, и солдаты пытались избавиться от «ненужного» предмета экипировки, сдавая его в обоз. Часто, несмотря на постоянный контроль командования, противогазы попросту выкидывали, а в противогазных сумках носили личные вещи. Противогазная сумка образца 1939 года. К 1945 году противогаз со снабжения бойцов Красной Армии никто не снимал. Однако четыре года войны прошли без химических атак, и солдаты пытались избавиться от «ненужного» предмета экипировки, сдавая его в обоз. Часто, несмотря на постоянный контроль командования, противогазы попросту выкидывали, а в противогазных сумках носили личные вещи. В ходе войны у солдат даже одного подразделения могли встречаться разные сумки и противогазы разных типов. На фотографии противогазная сумка образца 1939 года, выпущенная в декабре 1941 года. Сумка, изготовленная из палаточной ткани, закрывалась на кнопку. Она была значительно проще в изготовлении, чем сумка 1936 года. Малая пехотная лопата. В ходе войны малая пехотная лопата МПЛ-50 претерпела ряд изменений, направленных на упрощение производства. Вначале в целом конструкция лотка и лопаты осталась без изменений, но крепление накладки с задним тяжем стало производиться точечной электросваркой вместо заклёпок, чуть позже отказались от обжимного кольца, продолжая крепить черенок между тяжами на заклёпках. В 1943 году появился ещё более упрощённый вариант МПЛ-50: лопата стала цельноштампованной. В ней отказались от накладки с задним тяжем, а форма верхней части переднего тяжа стала ровной (до того она была треугольной). Более того, теперь передний тяж стал скручиваться, образуя трубку, скрепляемую заклёпкой или сваркой. Черенок вставлялся в эту трубку, плотно забивался до расклинивания лотком лопаты, после чего фиксировался шурупом. На фото представлена лопата промежуточных серий – с тяжами, без обжимного кольца, с креплением накладки точечной электросваркой. Сумка гранатная. Каждый пехотинец имел при себе ручные гранаты, которые штатно переносились в специальной сумке на поясном ремне. Располагалась сумка слева сзади, после патронной сумки и перед продуктовой. Представляла собой четырёхугольную тканевую сумку с тремя отделениями. В два больших укладывались гранаты, в третье, малое – детонаторы для них. В боевое положение гранаты приводились непосредственно перед применением. Материалом сумки могли быть брезент, парусина или палаточная ткань. Закрывалась сумка на пуговицу или деревянную бобышку-клеванту. В сумку помещались две старых гранаты образца 1914/30 года или две РГД-33 (на фото), которые укладывались рукоятками вверх. Детонаторы лежали в бумаге или ветоши. Также в сумку могли попарно укладываться четыре «лимонки» Ф-1, причём располагались они своеобразно: на каждой гранате запальное гнездо было закрыто специальной винтовой пробкой из дерева или бакелита, при этом одну гранату клали пробкой вниз, а вторую вверх. С принятием в ходе войны на вооружение Красной Армии новых образцов гранат укладка их в сумку была аналогична гранатам Ф-1. Без существенных изменений гранатная сумка служила с 1941 по 1945 гг. Солдатские шаровары образца 1935 года. Принятые на снабжение РККА тем же приказом, что и гимнастёрка 1935 года, шаровары оставались неизменными в течение всей Великой Отечественной войны. Они представляли собой галифе с высокой посадкой, хорошо облегавшими талию, свободные в верхней части и плотно обтягивающие икры ног. По низу штанин пришивались завязки. По бокам шаровар имелось два глубоких кармана, а ещё один карман с клапаном, застёгивавшимся на пуговицу, располагался в задней части. У пояса, рядом с гульфиком, находился маленький кармашек для смертного медальона. На коленях нашивались пятиугольные накладки-усилители. На поясе предусматривались шлёвки для брючного ремня, хотя возможность регулировки объёма была предусмотрена и с помощью хлястика с пряжкой в задней части. Изготавливались шаровары из специальной двойной «шароварной» диагонали и были достаточно прочными. Солдатская гимнастёрка образца 1943 года. Была введена приказом Народного комиссара обороны СССР от 15 января 1943 года взамен гимнастёрки образца 1935 года. Главные отличия заключались в мягком стоячем воротнике вместо отложного. Застёгивался воротник на две форменные пуговицы малого размера. Передняя планка была открытая и застёгивалась на три пуговицы через сквозные петли. На плечах размещались пристяжные погоны, для которых были нашиты шлёвки. У солдатской гимнастёрки в военное время отсутствовали карманы, их ввели позже. На плечах в боевых условиях носились пятиугольные полевые погоны. У пехоты поле погона было зелёным, кант по краю погона – малиновый. Лычки младшего командного состава нашивались в верхней части погона. Поясной ремень. Из-за того, что кожа была дорогой в обработке и зачастую требовалась для изготовления более долговечных и ответственных предметов экипировки, к концу войны большее распространение получил поясной ремень из тесьмы, усиленный элементами из кожи или кожаного спилка. Появился этот тип ремня ещё до 1941 года и использовался до конца войны. Много кожаных поясных ремней, отличавшихся деталями, поступило от союзников по ленд-лизу. Показанный на фото американский ремень шириной 45 мм имел однозубую пряжку, как и советские аналоги, но она изготавливалась не из круглой в сечении проволоки, а была литой или штампованной, с чёткими углами. Красноармейцами также использовались трофейные немецкие ремни, у которых из-за рисунка с орлом и свастикой приходилось дорабатывать пряжку. Чаще всего эти атрибуты попросту стачивались, но при наличии свободного времени на пряжке прорезался силуэт пятиконечной звезды. На фото показан ещё один вариант переделки: по центру пряжки пробивалось отверстие, в которое вставлялась звезда с красноармейской пилотки или фуражки. Нож разведчика НР-40. Нож разведчика образца 1940 года был принят на вооружение Красной Армии по итогам советско-финской войны 1939–1940 гг., когда возникла нужда в простом и удобном армейском боевом ноже. Вскоре выпуск этих ножей был налажен силами артели «Труд» в посёлке Вача (Горьковская область) и на Златоустовском инструментальном заводе на Урале. Позднее НР-40 изготавливались и на других предприятиях, в том числе и в блокадном Ленинграде. Несмотря на единый чертёж, НР-40 разных производителей различаются в деталях. На начальном этапе Великой Отечественной войны ножами НР-40 вооружались лишь разведчики. Для пехоты они не были уставным оружием, но чем ближе к 1945 году, тем во всё больших количествах ножи можно видеть на фотоснимках обычных автоматчиков. Производство НР-40 продолжалось и после войны, как в СССР, так и в странах-участницах Варшавского договора. Стеклянная фляга. Фляги из стекла широко использовались во многих армиях мира. Не была исключением и Русская императорская армия, от которой такой тип фляг достался «по наследству» Красной Армии. Несмотря на то, что параллельно производившиеся фляги из жести или алюминия были более практичны, дешёвые стеклянные ёмкости были хороши для массовой призывной армии. В Красной Армии старались заменить стеклянные фляги алюминиевыми, но и про стекло не забывали – 26 декабря 1931 года был утверждён очередной стандарт на изготовление таких фляг номинальным объёмом 0,75 и 1,0 литра. С началом войны стеклянные фляги стали основными – сказались дефицит алюминия и блокада Ленинграда, где производилось большинство алюминиевых фляг. Закрывалась фляга резиновой или деревянной пробкой с обвязанной вокруг горлышка бечёвкой. Для переноски использовалось несколько типов чехлов, и почти все они предусматривали ношение фляги на ремне через плечо. Конструктивно такой чехол представлял собой простую сумку из ткани с верёвочными утяжками у горловины. Были варианты чехлов с мягкими вставками для предохранения фляги при ударах – такие использовались в ВДВ. Стеклянная фляга могла переноситься и в поясном чехле, принятом для алюминиевых фляг. Сумка для коробчатых магазинов. С появлением коробчатых магазинов для пистолета-пулемёта Шпагина и с разработкой пистолета-пулемёта Судаева с подобными магазинами возникла необходимость в сумке для их переноски. В качестве прототипа была использована сумка для магазинов немецкого пистолета-пулемёта. Сумка вмещала в себя три магазина, каждый из которых был рассчитан на 35 патронов. К каждому ППС-43 полагалось две таких сумки, но на фотографиях военного времени видно, что часто бойцы-автоматчики носили только одну. Связано это было с некоторым дефицитом магазинов – в боевых условиях они были расходным материалом и легко терялись. Шилась сумка из парусины или брезента и, в отличие от немецкой, была сильно упрощена. Клапан застёгивался на шпеньки или деревянные бобышки-клеванты, были варианты и с пуговицами. Сзади сумки были нашиты петли для продевания поясного ремня. Носились сумки на ремне спереди, что обеспечивало быстрый доступ к снаряжённым магазинам и укладку пустых обратно. Укладка магазинов вверх или вниз горловиной не регламентировалась. Сапоги юфтевые. Изначально сапоги были единственной обувью русского солдата: ботинки с обмотками были приняты на снабжение только в начале 1915 года, когда армия резко прибавила в численности, и сапог перестало хватать. Солдатские сапоги изготавливались из юфти и в Красной Армии поступали на снабжение всех родов войск. В середине 30-х годов в СССР была придумана кирза – материал с тканевой основой, на которую наносился искусственный бутадиен-натриевый каучук с имитацией фактуры кожи. С началом войны остро встала проблема снабжения отмобилизованной армии обувью, и «чёртова кожа» пришлась как нельзя кстати – сапоги красноармейца стали кирзовыми. К 1945 году типичный советский пехотинец был обут именно в кирзачи или ботинки с обмотками, но бывалые солдаты стремились раздобыть для себя кожаные сапоги. На фото на пехотинце показаны юфтевые сапоги, на кожаной подошве и с кожаным каблуком.

back-in-ussr.com

Обмотки Вики

Ону́ча — длинная, широкая (около 30 см) полоса ткани белого, чёрного или коричневого цвета (холщовой, шерстяной) для обмотки ноги до колена (при обувании в лапти). Элемент традиционной русской крестьянской одежды.

Такими полосами ткани оборачивали всю ступню и голень. Онучи, если их носили с короткой обувью или вообще без неё, подвязывали к ноге кожаными поворозами или оборами — верёвочными или лыковыми, вязанными или плетёными. Первыми пользовались в будни, вторыми (чаще белого или красного цвета) — по праздникам. Оборы обвязывали вокруг ноги крест-накрест или витками. Обычно летом носили холщовые (льняная или конопляная ткань) онучи, зимой — суконные (шерстяная ткань полотняного плетения) и холщовые вместе.

Обмотки — полосы ткани, наматываемые на ногу от ступни почти до колена, носившиеся вместе с солдатскими ботинками в начале XX века как штатная обувь или замена сапогам во многих армиях мира. Имели ширину 10—12 сантиметров, длину до 2,5 метров. Первыми обмотки приняли на вооружение британцы, подсмотревшие этот элемент обуви у гималайских горцев. Английское название обмоток — putty, происходит от санскр. patta («лента»)[1].

  • Русский крестьянин в лаптях и онучах

  • Солдаты в обмотках. Военный мемориал в Оттаве

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • Рабинович М. Г. Древнерусская одежда IX—XIII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986
  • Сабурова М. А. Древнерусский костюм // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997
Реклама

CC© cookies police  

ru.wikibedia.ru

Обмотки солдатские РККА (реплика) цвет черный

К началу Второй мировой войны ботинки с обмотками различной длины или тканевыми гетрами стали штатной полевой обувью солдат многих государств, в том числе Польши, Франции, Румынии, Японии11. Популярны были обмотки и у германских солдат, особенно тех, кто воевал на юге России, в Крыму, а также в Северной Африке.

Дело в том, что ботинки с тканевыми обмотками в полевых условиях весьма практичны и удобны. Во-первых, ходить в них легче, чем «топтать землю» сапогами. Во-вторых, правильно намотанная обмотка отлично защищает ногу, фиксируя её, не допуская вывихов, смягчая последствия ударов средней силы. Кроме того, нога под обмоткой «дышит», следовательно, меньше устаёт. Обмотки достаточно хорошо защищают не только от пыли, но и в значительной степени от влаги — длительная ходьба по росной траве и мокрому грунту не приводит к дискомфортному ощущению намокания. В жару ноги в обмотках не преют (в отличие от сапога), а в холодную погоду дополнительный слой намотанной на ноги ткани неплохо согревает. А если учесть потрясающую дешевизну этого предмета обмундирования, возможность снабдить им в короткие сроки огромную массу солдат, то становится совершенно ясно, почему обмотки так долго существовали. Правда, следовало овладеть непростым искусством наматывания обмоток. В противном случае жизнь превращалась в перманентную битву с двумя непослушными тканевыми лентами примерно трёхметровой длины. Но ведь и сапоги носить, не сбивая ноги в кровь, — тоже надо уметь.

Поскольку мало кто из современных военнослужащих может поделиться личным опытом наматывания обмоток, остановимся на этом слегка подробнее. Итак, в положении «снято» обмотки сматывались в цилиндрики, причём шнурки оказывались внутри, являясь своего рода «осью», вокруг которой наматывался рулон. Взяв такой рулон, воин начинал наматывать обмотку на ногу снизу вверх. Первые витки необычайно важны: они должны быть тугими, при этом надо, чтобы спереди оказались закрытыми завязанные шнурки ботинка, а сзади — верхний край ботинка над пяткой. В противном случае через пару минут ходьбы конструкцию придётся переплетать, а из обуви вытряхивать пыль, песок и камни. Затем лента туго бинтовалась на ногу. Последние витки немного не доходили до колена. Конец обмотки — треугольник, в вершину которого вшиты два шнурка. Эти шнурки обматывались вокруг последнего витка и завязывались. Получившийся бантик прятался за верхний край ленты12.

На словах — проще некуда, на деле же с первого раза ни у кого не получалось и не получится. Для бывалого же солдата у обмоток был только один недостаток — относительно долго надевать и снимать.

milrec.ru

Онуча - это... Что такое Онуча?

Русский крестьянин в лаптях и онучах

Ону́ча — длинная, широкая (около 30 см) полоса ткани белого, чёрного или коричневого цвета (холщовой, шерстяной) для обмотки ноги до колена (при обувании в лапти). Элемент традиционной русской крестьянской одежды.

Такими полосами ткани оборачивали всю ступню и голень. Онучи, если их носили с короткой обувью или вообще без неё, подвязывали к ноге кожаными поворозами или оборами — верёвочными или лыковыми, вязанными или плетёными. Первыми пользовались в будни, вторыми (чаще белого или красного цвета) — по праздникам. Оборы обвязывали вокруг ноги крест-накрест или витками.Обычно летом носили холщовые (льняная или конопляная ткань) онучи, зимой — суконные (шерстяная ткань полотняного плетения) и холщовые вместе.

Обмотки — подобные же полосы ткани защитного цвета, носившиеся вместе с солдатскими ботинками как замена сапогам.

См. также

Литература

  • Рабинович М. Г. Древнерусская одежда IX—XIII вв.// Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986
  • Сабурова М. А. Древнерусский костюм// Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997
Солдаты в обмотках. Военный мемориал в Оттаве Обмотки

dic.academic.ru