События в Мьянме могут привести к большому конфликту в Юго-Восточной Азии. События в бирме 2018


Бирма мусульмане помощь все новости. Подробная информация.

В целом за счет того, что правительство обвиняет рохинджа в попытке создать радикальное подполье, в связях с талибами, с Саудовской Аравией, — климат будет все более отравленным. Даже по отношению к мусульманам, которые не рохинджа. Правительство запретило публичные проповеди в последние две недели, именно чтобы предотвратить обострение отношений в городах, в том числе в Рангуне.

Масла в огонь конфликта между мусульманами и буддистами добавила японская оккупация Бирмы, как в то время именовалась Мьянма. Тогда мусульмане-рохинджа остались верны британцам и начали партизанскую борьбу. В свою очередь буддисты в штате Ракхайн поддержали японских оккупантов, искушенные обещаниями о независимости. Что немаловажно: во главе про-японской Национальной армии Бирмы стоял отец лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи — генерал Аун Сан. Возможно, это еще одна причина, почему нобелевский лауреат не желает реагировать на международную критику из-за чисток против рохинджа.

Бирма мусульмане издевательство. Главные новости сегодня 07.03.2018 г.

Однако если Китай сейчас ведет борьбу с конфликтующими геополитическими стратегиями, то народ рохинджа за свое выживание. Это лишний раз подчеркивает, как опасно в ХХІ веке быть малочисленным народом без государства, живущим в стратегически важном регионе планеты.  

Доступ журналистов в эту провинцию крайне ограничен, поэтому трудно подтвердить или опровергнуть конкретные цифры.

На самом деле уходящее в историю противостояние в преимущественно буддистской Мьянме с гонимым мусульманским меньшинством давно вызывает озабоченность в мире – как на правительственном уровне, так и в правозащитной среде.

Представители народности рохинджа проживают в штате Ракхайн в Мьянме, но правами полноценных граждан не обладают. Их не обслуживают в больницах, а также запрещают передвигаться по стране.

"Лицемерию и бесчеловечности тех, кто обязан защищать человека, нет предела, — возмущается Кадыров на своей странице в инстаграме. — Власти Мьянмы стремятся уничтожить народ, а соседние страны не принимают беженцев, вводя смешные квоты. Весь мир видит, что происходит гуманитарная катастрофа, видит, что это открытое преступление против человечности, но молчит!" — возмущается Кадыров.

Как заявлял руководитель следственной группы, допрашивавшей арестованных боевиков, цель АРСА — «построение демократического исламского государства для народа рохинджа».

Я живу в Мьянме с марта 2017 года, работаю на немецкий политический фонд, который производит аналитику, сотрудничает с гражданским обществом, занимается международным диалогом. Мы привозим бирманцев в Германию и немцев сюда, пытаемся просветить немецкую общественность о том, что происходит тут, — и наоборот. И поскольку Мьянма открылась и здесь происходит демократическая трансформация, мы поддерживаем этот процесс перехода от военного режима, этим я здесь и занимаюсь.

В феврале 2017 правительство Бангладеш объявило о плане по переселению новых беженцев и 232 000 рохинджа, въехавших в страну ранее, на Тенгар Чар, осадочный остров в Бенгальском заливе.[53][55] Остров впервые появился примерно в 2007, образовавшись из вымытого ила реки Мегхны.[53][55] Ближайшая заселенная территория, остров Хатия, находится в 30 километрах.[53] Информационные агентства цитируют местного чиновника, который описывает план как «страшный».[55] Этот шаг существенно увеличил опозицию ряда сторон. Правозащитные организации описали план как вынужденное переселение.[55][53] Кроме того, были подняты опасения касательно условий жизни на острове, который является низменным и подвержен наводнениям.[55][53] Остров был описан как «пригодный для жизни только зимой и убежище для пиратов».[55][45] Он находится в девяти часах езды от лагерей, где в настоящее время проживают беженцы рохинджа.[55][53]

Мьянма является преимущественно буддистским регионом (88-90 % населения), с меньшинствами представителей других религий, включая малочисленное мусульманское меньшинство (4 %), большей части из которого запрещено голосовать и запрашивать гражданство (исключение — каманы). В стране преобладает этническое большинство бирманцев (68 %), преобладающая часть которых является буддистами.[2][1]

Бирма мусульмане википедия. Недавние события.

В современности, история преследования мусульман-рохинджа в Мьянме начинается с 1970-х.[15] С того времени, народ рохинджа постояно подвергался преследованию со стороны правительства и националистически настроенных буддистов.[4] Напряженность между различными религиозными группам в стране часто использовалась военными правителями Мьянмы.[5] Согласно информации организации «Международная амнистия», рохинджа страдали от нарушений прав человека в период военных диктатур с 1978, в результате чего многие бежали в соседнюю Бангладеш.[16] В 2005 году Верховный комиссар ООН по делам беженцев оказал помощь в репатриации рохинджа из Бангладеш, но заявления о нарушении прав человека в лагерях для беженцев угрожали предпринятому усилию.[17] В 2015 году 140 000 рохинджа ещё оставались в лагерях для перемещенных лиц после массовых беспорядков 2012 года.[18]

Гуманитарные организации передают, что люди могут утонуть, пускаясь вплавь, как это уже случилось с группой из 20 человек, утонувших на прошлой неделе.

Что такое Мьянма? В свое время эта страна в Юго-Восточной Азии была известна как Бирма. Но местные жители это название не любят, считая его чужеземным. Поэтому после 1989 года страна была переименована в Мьянму (переводится как «быстрый», «сильный»).

С бенгальцами рохинджа — совсем другая история. Официально считается, что несколько поколений назад они нелегально проникли на территорию Мьянмы. «После того как к власти пришла Национальная лига за демократию во главе с нобелевским лауреатом Аун Сан Су Чжи, официальная формулировка была скорректирована. Перестали говорить «бенгальцы», стали говорить «мусульмане, проживающие в араканской области», — рассказывает RT доцент МГИМО, специалист по Мьянме Ксения Ефремова. — Но проблема в том, что сами эти мусульмане считают себя народом Мьянмы и претендуют на гражданство, которое им не предоставляют».

Военное преследование рохинджа вызвало критику от различных сторон. Правозащитная группа «Международная амнистия» и такие организации, как ООН, обозначили военное преследование меньшинства рохинджа как преступления против человечества и заявили, что военные сделали мирных жителей целью «систематической кампании насилия».[39][64][65][5]

Итак, кто такие рохинджа? Это этническая группа, компактно проживающая в мьянманском штате Ракхайн (Аракан). Рохинджа исповедуют ислам. По оценкам, их численность в Мьянме составляет от 800 тыс до 1,1 млн человек. Считается, что большая их часть переселилась на территорию Бирмы еще во времена британского колониального владычества.

Также поступало много сообщений о том, что людям не давали пересечь границу, несмотря на призыв ООН к властям Бангладеш позволить беженцам это сделать.

Находящиеся за рубежом правозащитные группы, объединяющие мусульман-рохинджа, утверждают, что они являются жертвами насилия, однако проживающие в Ракхайне буддисты утверждают обратное.

23 мая 2017 доклад, опубликованный военными, отверг обвинения, выдвинутые Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека в феврале, заявив, что «из 18 обвинений, включённых в отчет, 12 были признаны неверными, а остальные 6 названы ложными или сфабрикованными, основанными на лжи и выдумках»[73].

В январе 2017, по меньшей мере, 4 офицера полиции были задержаны правительством после того, как в ноябре 2016 в Интернете появилось видео, в котором представители сил безопасности избивают мусульман-рохинджа. В этом видео мужчины и мальчики рохинджа были вынуждены сидеть рядами, заложив руки за головы, пока их били дубинками и пинали. Это стало первым случаем, когда правительство наказало собственные службы безопасности в регионе, с момента начала преследований.[57][58]

Бирма мусульмане шииты. Сводка на сегодня.

В марте 2017 года в ООН был представлен проект резолюции о помощи мусульманам Мьянмы. В документе говорилось о массовых убийствах, изнасилованиях и пытках, а также значилось требование предоставить гуманитарным организациям доступ к проблемным регионам страны.

Рохинджа — этнические бенгальцы-мусульмане, переселенные в Аракан в XIX — начале XX века британскими колониальными властями. При общей численности около полутора миллионов человек в настоящее время они составляют большинство населения штата Ракхайн, однако очень немногие из них имеют гражданство Мьянмы.

Но власти Мьянмы распространяют иную теорию, опираясь на исторические факты, они указывают, что рохинджа — это этнические бенгальцы-мусульмане. Их переселили британские колониальные власти из Бангладеш в Ракхайн, как очень дешевую рабочую силу. Еще часть рохинджа нелегально прибыла в тогдашнюю Бирму в период войны за независимость Бангладеш, опасаясь преследования пакистанцев. Выходит, что рохинджа не местные и должны вернуться в Бангладеш. И согласно закону Мьянмы о гражданстве от 1982 года, мигранты из Британской Индии, прибывшие на территорию страны после 1823 года не имеют право на гражданство.

Бирма мусульмане и буддисты. Все последние сведения.

На западе Мьянмы в результате столкновений между армией и полицией и представителями этнического меньшинства рохинджа, в основном исповедующими ислам, лишь за последнюю неделю были убиты не менее 400 человек. Не менее 40 тысяч рохинджа за это же время бежали в соседний мусульманский Бангладеш или на необитаемые острова в Бенгальском заливе и "ничейные земли" на берегах тропических рек возле границы двух стран. Почему мир обратил пристальное внимание на судьбу рохинджа только сейчас, хотя их преследование продолжается практически с момента обретения страной независимости в 1948 году?

Такие происшествия — не редкость в современной Мьянме. Это государство Юго-Восточной Азии граничит с Китаем, Лаосом, Таиландом, Индией и Бангладеш. Из Бангладеш с населением 170 млн человек мусульмане незаконно переселяются в преимущественно буддистскую Мьянму с населением 55 млн человек. Те, кто именует себя рохинджа, проделали этот путь много лет назад. Они обосновались в штате Ракхайн (Аракан), исторической для мьянманцев земле, колыбели бирманской нации. Обосновались, но не ассимилировались.

Я бы пока не стал называть это геноцидом. Мы очень мало знаем, но все это выглядит как массовая карательная операция, призванная изгнать это население.

Вооруженный конфликт с рохинджа обострился 9 октября 2016 года, а затем еще сильнее – на прошлой неделе, 25 августа, когда бойцы местной малочисленной вооруженной группировки "Армия спасения Аракан рохинджа", действительно провозглашающей исламистские лозунги, напали сразу на 30 армейских объектов и полицейских участков, убив 15 человек, в качестве "акта отмщения" за преследования своих соотечественников. В ответ началась военная "акция возмездия", которую международные правозащитные организации называют геноцидом всего мусульманского населения штата Аракан (Ракхайн), где приверженцами ислама являются, кстати говоря, не только рохинджа. По подозрению в "терроризме" арестованы сотни человек, в том числе 82-летний старик и 13-летний подросток. Официальные власти к 1 сентября заявили в целом о примерно 400 уничтоженных "повстанцах" и лишь 17 "случайно погибших" мирных жителях.

Накануне заседания СБ ООН МИД России сделал официальное заявление по Мьянме. В документе от 28 августа ведомство осуждает действия "Армии спасения рохинджей Ракхайна" (считаются в РФ боевиками). Речь идет о вооруженном сопротивлении представителей боевого крыла рохинья против действия армии Мьянмы. Атаку, в результате которой погибло 11 военных, в РФ назвали "атакой, направленной на подрыв усилий мьянманских властей и международного сообщества по стабилизации положения".

Мусульмане — одна из сторон конфликта, но некорректно рассматривать беспорядки в Мьянме как межрелигиозные, считает заведующий кафедрой регионоведения Московского государственного университета Дмитрий Мосяков: «Происходит значительное увеличение численности беженцев из Бангладеш, которые пересекают море и заселяются в исторической области Аракан. Появление этих людей никак не радует местное население. И тут не имеет значения, мусульмане они или представители иной религии». По словам Мосякова, Мьянма — это сложный конгломерат народностей, но всех их объединяет общая бирманская история и государственность. Рохинджа выпадают из этой системы общностей, и именно в этом зерно конфликта, в результате которого гибнут как мусульмане, так и буддисты.

Бирма мусульмане фото. Новости сегодня 07.03.2018 г.

Рохинджа описывают себя как потомков арабских торговцев, которые поселились в регионе много поколений назад.[5] Термин «Рохинджа» произошёл от одноимённого названия военно-политического движения 1950-х годов, ставящего целью автономию мусульманского региона. Термин приобрёл популярность с начала 1990-х годов, в то время как до этого времени мусульмане в Бирме обозначались как «бенгальцы».[6] Большинство историков полагают, что рохинджа переселились в Мьянму во времена британского владычества[7][8][9] и, в меньшей степени, после независимости Бирмы и войны за независимость Бангладеш в 1971[10][11]. Правительство Мьянмы отказывает им в гражданстве, называя нелегальными иммигрантами из Бангладеш.[5]

По данным ООН, почти 60 тысяч мусульман-рохинджа за последние несколько дней бежали из штата Ракхайн в Мьянме в соседний Бангладеш либо находятся на границе с ним в результате операций армии и спецслужб против повстанческих группировок в этом регионе. В соцсетях распространяются видеозаписи с обнаруженными жертвами массовых убийств мирных жителей в этом конфликте. Свидетели рассказывают о беспорядочных расстрелах, казнях задержанных путем перерезания горла, сжигании домов мусульман, спланированных убийствах детей, которых кидают в огонь, массовых групповых изнасилованиях женщин. ООН говорит о гуманитарной катастрофе и этнических чистках.

По данным ООН, за последние 10 дней 87 000 мусульман рохинджа бежали из своих подожженных деревень — это больше, чем за весь прошлый год

Из-за столкновений около 27 тысяч беженцев рохинджа пересекли границу с Бангладеш, спасаясь от преследования. При этом, как передает агентство Синьхуа, почти 40 человек, в том числе женщины и дети, погибли в реке Наф при попытке пересечь границу на лодке. 

По словам блогера, освещение в ведущих мировых СМИ беспорядков в Мьянме трудно назвать объективным, очевидно, что публикации ориентированы на многочисленную исламскую аудиторию. «В штате Ракхайн мусульман было убито не намного больше, чем буддистов, а по числу разрушенных и сожжённых домов стороны примерно равны. То есть не было резни «мирных и беззащитных мусульман», был конфликт, в котором почти в равной степени отличились обе стороны. Но, к сожалению, у буддистов нет своей Al Jazeera и подобных ей рейтинговых телестанций общемирового уровня, чтобы сообщить об этом», — говорит Пётр Козьма.

В последние дни на первых полосах мировых СМИ, обычно не балующих вниманием страны третьего мира, оказалась провинция Ракхайн (Аракан) на западе Мьянмы (Бирмы). Там проживают мусульмане-рохинджа — «самый гонимый народ в мире», как окрестили его правозащитники, а вслед за ними и журналисты. Два месяца назад бирманская армия начала операцию в Аракане, в результате которой в Бангладеш бежали более 20 тысяч человек. Правозащитники обвиняют бирманскую армию в геноциде и военных преступлениях, призывая прекратить этнические чистки и позволить мусульманам спокойно жить на своей земле. Почему Мьянма на это не согласна — разбиралась «Лента.ру».

Бирма мусульмане ютуб. Свежий материал на 07.03.2018 г.

Последний, и наиболее значимый фактор, приведший к обострению ситуации вокруг рохинджа в 2016-2017 гг. имеет геополитическое происхождение. Рохинджа, проживают в стратегически важном регионе на западе Мьянмы — это участок морского побережья, выходящий на Бенгальский залив. Для Китая это важнейший с точки зрения проведения торговых операций со странами Ближнего Востока и Африки коридор, позволяющий снизить зависимость от поставок через Малаккский пролив. Уже сейчас реализованы проекты нефте- и газопровода от города Куакпую (Ситтве), что в штате Ракхайн до китайской провинции Юннань. Нефть по трубопроводу в Китай идет из Саудовской Аравии, а газ поставляет Катар. Обе ближневосточные страны, также как и ОАЭ инвестировали значительные средства в данные инфраструктурные проекты, и теперь хотят чтобы они быстрее окупились.

Обострение ситуации в Мьянме началось после того, как 25 августа 2017 года боевики из «Армии спасения рохинджа Аракана» (АРСА) провели скоординированное нападение на более чем 30 полицейских постов и на базу мьянманской армии, убив не менее 12 сотрудников сил безопасности. Кроме того, боевиков обвиняют в убийстве 14 мирных жителей.

Однако представитель «Армии спасения рохинджа Аракана» в интервью изданию Asia Times заявил, что у нее нет связей с джихадистскими группировками и что ее членами являются молодые мужчины народности рохинджа, огорченные тем, как стала развиваться ситуация после столкновений 2012 года.

Появление экстремистских группировок в штате привело к масштабной кампании по преследованию всего народа рохинджа со стороны армии и спецслужб Мьянмы. В октябре 2016 года правительство обвинило повстанческое движение Армия спасения Аракан-Рохинджа (ARSA, бывш. Харака аль-Якин) в нападении на пограничные посты в районе города Маундо и убийстве 9 пограничников. В стране началась массированная контртеррористическая операция против всех рохинджа без исключения. 25 августа 2017 года Центральный контртеррористический комитет Мьянмы официально объявил ARSA террористической организацией.

Бирма мусульмане видео. Все последние сведения.

Читайте также:

iinews.ru

Кадыров призвал мировое сообщество отреагировать на события в Мьянме

18:0503.09.2017

(обновлено: 12:17 25.09.2017)

122631357

МОСКВА, 3 сен — РИА Новости. Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что мировое сообщество должно отреагировать на события в Мьянме, где идет конфликт между мусульманами-рохинджа и местными властями.

Этнические Рохинджа Мьянма ислам мусульмане несут пожилого мужчину к Бангладешской границеРохинджа: самый притесняемый народ на Земле"Реакция политиков и мировых лидеров на события в Мьянме свидетельствует о полной безнравственности современного мироустройства…", — сказал он, добавив, что ООН лишь ограничивается заявлениями о своей "озабоченности".

Ранее муфтий Чечни Салах-Хаджи Межиев объявил, что в понедельник на центральной площади Грозного пройдет многотысячный митинг в поддержку мусульман-рохинджа.

Агентство Рейтер в пятницу передало заявление армии Мьянмы, согласно которому в ходе столкновений правительственных сил и боевиков-рохинджа, которые начались неделю назад, погибли почти 400 человек: было уничтожено 370 боевиков, потери среди правительственных сил составили 15 человек. Кроме того, боевиков обвиняют в убийстве 14 мирных жителей.

Участники акции в поддержку мусульман народа рохинджа возле посольства Мьянмы в Москве. 3 сентября 2017Митинг у посольства Мьянмы в Москве завершилсяБоевики-рохинджа 25 августа одновременно напали на несколько полицейских постов и армейские казармы в штате Ракхайн. Боестолкновения между силами безопасности и боевиками продолжаются до сих пор.

Рохинджа (рохинья) — этнические бенгальцы-мусульмане, переселенные в Мьянму в XIX — начале XX века британскими колониальными властями. При общей численности около полутора миллионов человек в настоящее время они составляют большинство населения штата Ракхайн, однако очень немногие из них имеют гражданство Мьянмы. Официальные власти и буддийское население считают рохинджа нелегальными мигрантами из Бангладеш. У конфликта между ними и коренными "араканцами" — буддистами — долгая история, однако эскалация этого конфликта до вооруженных столкновений и гуманитарного кризиса началась только после перехода власти в Мьянме от военного правительства к гражданскому в 2011–2012 годах.

ria.ru

События в Мьянме могут привести к большому конфликту в Юго-Восточной Азии

Среди репортажей с митинга мусульман у посольства Мьянмы в Москве особенно запомнился этот: молодой парень с чистой московской речью, но характерной для мусульманина бородой требовал от России немедленно ввести войска в далекую для нас страну, о которой услышал в Ютьюбе.... Дай ему в руки глобус - ни за что бы такую страну не нашел. 99 процентов тех, кто митинговал недавно на московских улицах или выходил на многотысячный митинг в Грозном, тоже бы не нашли ни Мьянму, ни Бирму, ни «Мьямбу», и до недавних пор представления не имели о братском народе рохинджи. Что же происходит в этой азиатской стране, с которой Россия доселе почти не пересекалась? И почему конфликт вокруг бенгальских беженцев, который в Мьянме-Бирме длится уже много лет, на этот раз всколыхнул мусульманскую общину?

Ответ знает доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, заведующий кафедрой истории и регионоведения Московского гуманитарного университета Дмитрий Мосяков.

РАСКЛАД СИЛ

- Давайте для начала определимся, кто есть кто?

- Рохинджи – это бенгальцы. Ракхайн – это Аракан, исторический бирманский штат, который граничит с бенгальской территорией. Конфликт, о котором мы говорим, не религиозный, он, скорее относится к истории переселения народов. Есть страна Бангладеш, где нет свободной земли и почти 200 миллионов очень бедного населения, потому оно и двигается в разные стороны в поисках места, где можно начать новую жизнь.

Кстати, переселяются они не только в Ракхайн. Они идут и в северо-восточную Индию, которая некоторое время назад депортировала около 5 миллионов рохинджа обратно в Бангладеш. Это люди, которым некуда деваться. Им кажется, что в Бирме, где плотность населения существенно меньше, можно высадиться и вести хозяйство. Это движение началось еще в 30-е годы прошлого века, но таких кровавых событий раньше не было.

Сегодня ситуация изменилась, потому что вместе с переселенцами из Бангладеш начали приплывать представители радикальных экстремистских кругов, которые перешли к другим отношениям с бирманцами. От просьб: «дайте хоть как-то выжить», они перешли к яростным требованиям. Теперь они нападают на полицейские участки, разрушают пагоды, провоцируют бирманские власти к тому, чтобы ввести жесткие меры. Это ново, потому что рохинджа всегда ассоциировались с беззащитностью.

Единственный способ решать вопросы в этом конфликте - провести реальное расследование, что же там на самом деле произошло Фото: REUTERS

Единственный способ решать вопросы в этом конфликте - провести реальное расследование, что же там на самом деле произошлоФото: REUTERS

- Но ведь и у буддистов был такой же имидж! Каким образом две эти толерантности столкнулись так, что пошли искры?

- Это конфликт на уровне инстинкта. Рохинджа уходят не потому, что им хочется лучшей жизни. Они просто хотят жить. А бирманцы, которые живут в Мьянме, сопротивляются не только потому, что имеют что-то против рохинджа. А потому что тоже хотят жить на этой земле. Это первобытная борьба: одни пытаются закрепиться, другие - их остановить.

- Рохинджа начали переселяться в Бирму с 30-х годов прошлого века. Почему вдруг именно сейчас полилась кровь?

- Сыграли роль несколько моментов. Первое – изменение политического режима в Бирме. При генерале Тан Шве (военный диктатор Мьянмы с 1992 по 2011 год - Ред.) и полном контроле бирманской армии говорить о том, что экстремисты из рохинджа станут нападать на полицейские посты, было бы просто смешно. Все контролировалось. Режим был очень жесткий, но и таких столкновений не было. ЧУЖИЕ

- Главный вопрос, который волнует сейчас мусульман во всем мире – есть ли в Мьянме геноцид мирного населения?

- «Аль-Джазира» сообщает, что буддисты убивают мусульман, все сразу же переводится в религиозную сферу. Надо отправить туда специальную независимую комиссию. Те фотографии, которые показывают по западному ТВ, у меня, как у специалиста, вызывают огромное удивление. Вот фотография, где буддийские монахи ходят между тел мертвых людей. Но ходят они в одеяниях тибетских, а не бирманских монахов! И таких нюансов очень много.

Руководители страны понимаеют, что если рохинджа дать полные права и возможности, то завтра их в стране будет не один миллион, а по меньшей мере пять Фото: REUTERS

Руководители страны понимаеют, что если рохинджа дать полные права и возможности, то завтра их в стране будет не один миллион, а по меньшей мере пятьФото: REUTERS

- А как себя в этой ситуации ведут правящие круги?

- Сейчас в Мьянме к власти пришли проамериканские либералы. Поворот в сторону США, в сторону демократизации, свободных выборов, делает режим менее жестким. Появляются возможности бороться за расширение своих прав - видимо, рохинджа это и почувствовали. Но если эта борьба станет происходить в виде экстремистских нападений, то перспектив создать собственную автономию - никаких. Потому что бирманцы – это очень сильная, сплоченная, агрессивная национально-этническая группа, формирующая большое государство, которое в средние века завоевывало половину континентальной Юго-Восточной Азии. Единственный способ решать вопросы в этом конфликте - провести реальное расследование, что же там на самом деле произошло.

- Но в Мьянме была независимая группа под руководством бывшего генсека ООН Кофи Аннана, что они там увидели?

- Они нашли, что права рохинджа нарушаются самым жестким образом. Единственный вывод этой комиссии – заставить бирманское правительство представить рохинджа те же самые права, что и у бирманцев. Это важная задача, но она практически не решаема в условиях современной Мьянмы. Правительство опирается на общее мнение бирманского населения, что рохинджа – чужаки. Если вы дадите им все права, то через какое-то время бирманский штат Аракан превратится в штат, где рохинджа будут численно доминировать. Трагедия нынешнего либерального правительства в Мьянме в том, что оно пошло бы на серьезные реформы в отношении рохинджа по части предоставления им прав. Но руководители страны понимаеют, что если рохинджа дать полные права и возможности, то завтра их в стране будет не один миллион, а по меньшей мере пять.

ВЕРСИИ

КОМУ ВЫГОДНО «РАСШАТЫВАТЬ ЛОДКУ»

- Можно ли считать этот конфликт региональным?

- Есть интересная версия, которая говорит о том, что на наших глазах формируются новые правила управления миром. Для этого должны быть разрушены старые - например, АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии - Ред.), как международная организация, которая основывается на компромиссе и согласии и показывает абсолютно другой пример - противостоит главенствующей идее формирования нового порядка через управление конфликтами. В регионе активизировалсиь организации экстремистов и очевидно, что есть заказчики, которые под военные действия дают и деньги и оружие. Та же ситуация на юге Таиланда. Там тоже сепаратизм мусульман постоянно подогревается.

- Россиянам-любителям отдыха в Таиланде стоит начать беспокоиться?

- Пока еще можно не напрягаться. Но общая динамика на юге Таиланда крайне тревожная. Туда идут деньги и поддержка мятежникам. Вполне вероятно, что существует некая задача разорвать Юго-Восточную Азию, и таким образом утвердить теорию управляемого хаоса, а не теорию компромиссов, поиска доверия и совместного движения вперед.

Вторая версия происходящего связана с Китаем. Для Китая провинция, где живут рохинджа – важнейший стратегический район. Китайцы там добывают газ, есть целый ряд других проектов по расширению своего присутствия в этом регионе и по развитию сырьевой и промышленной базы. И если это место превращается в поле партизанской войны, то китайцам не дадут возможности продолжать экономическое развитие.

Раньше военный режим в значительной степени опирался на помощь и поддержку Китая, на его кредиты, поскольку Бирма была под санкциями со стороны западных стран за антидемократическую политику. Теперь ситуация сложнее. Элита в значительной степени поменялась. Она смотрит уже не столько на Китай, сколько на США в надежде на дальнейшее расширение демократических процессов и окончательное отстранение армии от власти.

- А еще есть версии?

- В массе своей местное население в Индонезии, Малайзии было очень слабо исламизировано, мусульманские партии получали не более 10-20% голосов. Может быть, последние события как раз и запущены для того, чтобы ускорить процесс исламизации государств Юго-Восточной Азии.

- Откуда исходит команда?

- Из Персидского залива. Причем не напрямую, а через огромное количество фондов. Сложно проследить общую сумму средств, которые вкладываются. Но явно, что средства значительные. Мы видим это по количеству людей, которые уехали в ИГИЛ (запрещено в РФ. - Ред.) из Индонезии и из Малайзии.

www.kp.ru

О событиях в Мьянме

Петр Козьма

В эти дни ко мне обратилось много людей, знакомых и незнакомых, с просьбой прокомментировать события в мьянманском штате Ракхайн. Поскольку большинству я рассказываю почти одно и то же, то логично было бы изложить свои комментарии в письменном виде и разместить здесь, в Фейсбуке.

Первое и главное замечание. Обычно, когда пишут о проблеме рохинджа, до кучи упоминают о других сепаратистских движениях Мьянмы. Но дело в том, что для центрального правительства все остальные сепаратисты – это свои же граждане, с которыми можно и нужно договариваться. А рохинджа – совсем другой случай. Для абсолютного большинства мьянманцев речь идет об нелегальных мигрантах из-за рубежа, или (в последнее время, когда группы боевиков-рохинджа начали атаки на военные и гражданские объекты) даже об иностранном вооруженном вторжении террористов. Поэтому для жителей страны речь идет фактически об отражении иностранной интервенции.

Рохинджа действительно являются негражданами Мьянмы. Больше того, самоназвание «рохинджа» мьянманские власти считают незаконным, поскольку по своему языку, обычаям, культуре и внешнему виду эти люди практически ничем не отличаются от читтагонгских бенгальцев, живущих на юго-востоке Бангладеш.

Если дело обстоит так, как это обычно пишут на некоторых сайтах (то есть, что их предки живут тут еще с колониальной эры) – то они спокойно могут получить гражданство – при британцах была хорошо налажена система учета людей, и доказать, что прямые предки того или иного жителя Мьянмы постоянно жили на этой территории, довольно просто (это требование, а также принадлежность к одной из 135 национальных групп Мьянмы – два основных критерия получения гражданства по закону 1982 года). Есть такие люди среди тех, кто считает себя рохинджа. Им достаточно представить нужные дикументы и назвать себя не рохинджа, а бенгальцами – и они тут же получат гражданство. Но в нынешней ситуации эти люди прекрасно понимают, что если они подадут такие документы, то будут вынуждены уехать в другую часть Мьянмы – потому что были случаи физической расправы над подобными людьми со стороны тех, кто фанатично требует называать себя именно «рохинджа». При этом следует констатировать, что само правительство, в свою очередь, тоже не заинтересовано в том, чтобы новообретенные бенгальцы разъезжались по стране, потому что получение гражданства обычно никак не связано с переменой мировоззрения, а это значит – есть риск радикализации традиционной умеренной мусульманской уммы Мьянмы..

Но основная часть рохинджа – это люди, у которых никаких подтверждающих бумаг нет. Большая их часть как раз и есть нелегальные мигранты из Бангладеш (и их прямые потомки, иногда уже – в третьем или четвертом поколении) – маленькой по площади перенаселенной страны, где сначала была борьба за независимость от англичан, потом за отделение от Пакистана, затем были военные перевороты с довольно кровавой гражданской войной и репрессии. Некоторые перебегали в соседнюю страну по экономическим причинам – в Бангладеш для них просто не было места, а в определенные периоды времени в Бирме центральное правительство было очнеь слабым и фактически не контролировало окраины. Но были и такие люди, которые в своей стране конфликтовали с законом – а Мьянмы была для них удобным убежищем. Это были бандиты, убийцы, проповедники радикальных идей, политические диссиденты.

Как к этому относилось правительство Бирмы-Мьянмы? Очень просто: их попытались выдавливать обратно в Бангладеш, не давать им гражданство, а потом – просто заперли основную массу в анклавах. Эта «заморозка» как раз и стала одной из основных причин нынешней ситуации. В этом смысле правительство Мьянмы есть в чем упрекнуть. Во-первых, для властей они были «неграждане» - и значит им не полагались даже школьные учителя, место которых тут же на десятилетия заняли радикальные проповедники. Во-вторых, анклавы были не резиновые, а число их жителей постоянно росло (в семьях рохинджа обычно много детей) – поэтому вскоре там получился такой «мини-Бангладеш» с неизбежной экспансией вовне – где уже жили совсем другие люди. А безработная молодежь, которой нечем заняться, всегда была питательной средой для вербовки боевиков. Плюс – у рохинджа еще со времен Второй мировой войны были напряженные отношения с соседями-ракхайнцами, которые справедливо опасались эскпансии этого народа на их земли – а жизнь в условиях постоянного напряжения с соседями никому не идет на пользу.

Противопоставить этому у мьянманских властей до сих пор ничего не получается: на этой территории лишь совсем недавно появились школьные учителя, но это – привезенные бирманцы-вахтовики, и неформального контакта с детьми у них нет. Зато тех людей из числа рохинджа, кто соглашается сотрудничать с властями, иногда находят в лесу с отрезанными головами (об этом писали в мьянманской прессе).

В итоге пять лет назад эта ситуация вылилась в жестокий конфликт – причем, отличились в нем обе стороны (возьмите хотя бы приводимую международными экпертами цифру разрушенных и сожженных домов – оно примерно одинаковое с обеих сторон конфликта).

То есть, за прошедшие десятилетия на территории штата Ракхайн в Мьянме были созданы все условия для появления территории с боевиками и экстремистскими идеологами, которые очень успешно манипулировали практически неграмотными людьми с промытыми мозгами. При этом, индийские и бангладешские спецслужбы не так давно сообщали о том, что был налажен достаточно масштабный процесс подготовки боевиков – рохинджа в Пакистане, и только блительностью бангладешских спецслужб можно объяснить тот факт, что на этой территории у боевиков относительно мало огнестрельного оружия. В свою очередь, высшие чиновники Мьянмы сообщали о том, что деятельность боевиков-рохинджа активно спонсируют некоторые монархии Персидского залива. А в СМИ Мьянмы и Бангладеш периодически появляются сообщения об обнаружении тренировочных лагерей боевиков-рохинджа по обе стороны границы. Больше того, боевики ликвидируют тех чужаков, кто случайно обнаружит эти лагеря – недавно в мьянманских СМИ был описан именно такой случай.

У моих собеседников в Мьянме сложилось впечатление, что сегодня в общинах рохинджа существует своеобразный поколенческий раскол: страшие возрастные группы исходят из понимания того, что «плохой мир лучше хорошей войны» и настроено на более-менее мирное существование в рамках Мьянмы. Но за последние годы выросло новое поколение безработной молодежи, с которой активно начали работы прибывшие из-за рубежа (прежде всего, из Пакистана) люди.

Многие рохинджа еще со времен противостояния СССР в Афганистане были активными участниками боевых действий. Сегодня индийские спецслужбы выражают опасения в том, что вооруженные солдаты-рохинджа находятся на территории Пакистана около ее границы. То есть, недостатка в прибывших из Пакистана в штат Ракхайн инструкторах не было, как не было и какого-то противодействия их идеологии – главная проблема для этих людей заключалась в создании некоей сетевой структуры для координации боевых действий вооруженных отрядов молодых отморозков. Такая структура сегодня действительно есть – это «Араканская армия спасения рохинджа». Руководит ей уроженец пакистанского Карачи по имени Ата Улла. Привлеченная простыми и понятными экстремистскими лозунгами и возможностью почувствовать себя «хозяевами жизни», молодежь рохинджа, прошедшая подготовку в лагерях по обе стороны границы, стала все больше и больше радикализовываться. А потом – совершать скоординированные нападения на военные объекты в штате Ракхайн. При этом в анклавах рохинджа в штате Ракхайн, где уже давно все базируется на праве сильного, агрессивные молодые люди и их лидеры сегодня стали реальной властью, которую все должны слушать и беспрекословно ей подчиняиься.

Нужно ли удивляться, что промытые мозги, а главное - страх и покорность боевикам (которые постоянно здесь, рядом, в этой же деревне, в отличие от мьянманских солдат, которые придут и уйдут – а значит, никого не защитят) заставляет рохинджа воспринимать мьянманских военных как угрозу их относительно спокойному существованию. Ясно, что солдаты будут искать боевиков, и, возможно, все кончится стрельбой. Международная комиссия во главе с бывшим генсеком ООН Кофи Аннаном (вряд ли кто-то будет отрицать, что этому человеку незачем быть ангажированным и врать), которая только что представила отчет, признала, что многие случаи поджога деревень, в которых обвиняли силовиков – дело рук самих рохинджа (прежде всего, боевиков, пытающихся таким образом споровоцировать основную массу населения на агрессию по отношению к силовикам). Поэтому есть большой вопрос, от кого рохинджа бегут в Бангладеш – боятся ли они прихода силовиков, или не хотят жить в деревнях, где фактически правят упоенные властью молодые отморозки из числа соплеменников, которые при этом являются воплощенной опасностью того, что в эту деревню для «зачистки» нагрянут отряды мьянманских силовиков.

Страх и безысходность – вот главная характеристика состояния, в котором сегодня пребывают эти люди (прежде всего, ни в чем не повинные женщины и дети), когда из числа имеющихся вариантов для них «оба хуже». При этом обратите внимание на основную массу тех беженцев, которых показывают на фотографиях, гуляющих по Интернету – это в основном старики, женщины и дети. Молодых и здоровых мужчин среди беженцев как раз очень мало.

Больше того, как пишут мьянманские СМИ, с малограмотными людьми в анклавах рохинджа активно работают – в том числе выдают им на пути следования иностранных миссий плакаты с текстом, который они сами, в силу неграмотности, никогда бы не написали, а также пускают слухи, что тех, кто пострадал в результате конфликта, переселят в другую, более дружественную им страну. Отсюда – регистрируемые случаи «избиения» тех, кто на самом деле упал с лестницы, и многих фактов «изнасилований» (опять же в местной печати приводился пример одной девушки-рохинджа, которая за пару дней трижды меняла свои показания по поводу того, насиловали ее солдаты, или нет, а под конец призналась, что ей пообещали: если она заявит об изнасиловании – ее отправят жить в одну из мусульманских стран).

Думаю, теперь понятно, почему Бангладеш не торопится помогать рохинджа (а тех, кто в эту страну все же попал, хочет вообще поселить на необитаемый остров), а Малайзия и Индонезия делают это очень дозированно, помещая их, как правило, в фильтрационные лагеря и ограничвая контакты с местным населением.

Я далек от утверждений, что мьянманские военнослужащие - ангелы. Некоторые конфликты при наличии агрессивно настроенного населения, вооруженного в том числе длинными ножами, были фактически неизбежны. И я абсолютно согласен с тем, что с регулярной армии за подобные случаи избиений и издевательств над людьми (прежде всего, над детьми и женщинами!) должен быть особый спрос. Но большая часть гуляющих по Интернету «доказательств» - откровенные фальшивки, причем, к их распространению оказываются причастны не только специально созданные боты в социальных сетях, но и высшие чиновники ряда стран (недавно фальшивые снимки, которые, якобы, свидетельствовали о «геноциде мусульман в Мьянме» появились в аккаунте турецого министра – правда, он вскоре их удалил). Мне, как человеку, живущему в Мьянме, хорошо видно, что гуляющие по Интернету видео и фотографии – в основном примитивные фальшивки. Не могу говорить про все из них, но абсолютное большинство из того, что я видел – это совсем не про Мьянму, но с подписью «Зверства в Бирме». Эти фейковые снимки периодически разоблачают в мьянманских СМИ – но кто их читает?

Я посмотрел несколько видеосюжетов, по которым меня просили высказать свое мнение. Эти сюжеты делятся на два типа. Первый – рассказы беженцев, попавших в Бангладеш о том, что они видели в Мьянме. На мой взгляд, то, о чем свидетельствуют беженцы, должно быть тщательно проверено – хотя понятно, что многие из них говорят то, что, как они считают, должно предотвратить их экстрадицию обратно в Мьянму (а Бангладеш это делает регулярно). Второй – собственно сюжеты об «издевательствах над мусульманами». Большинство таких видео никакого отношения к Мьянме не имеют – человеку, живущему в Мьянме, абсолютно ясно, что они сняты в других странах. Есть, конечно, и ролики, по которым нельзя понять, где они сняты – то есть, это может быть Мьянма, а может какая угодно другая страна. Единственным полностью достоверным эпизодом можно считать видео, снятое мьянманским военнослужащим и хвастливо выложенное им на Фейсбук, где он и его коллеги пинками сгоняют деревенских жителей на центральную площадь. Когда этот ролик появился в социальной сети, снятые в нем военнослужащие были оперативно опознаны и понесли наказание, причем, высшие военные чины Мьянмы заявили, что наказания для тех, кто практикуют подобные методы, будут и впредь. Но с тех пор, насколько я знаю, никаких роликов, доказывающих участие военнослужащих страны к конкретным акциям в штате Ракхайн, так и не было предъявлено – если не считать откровенных фальшивок.

И, наконец, еще один маленький нюанс. Мусульманская умма Мьянмы – очень миролюбива и толерантна. Это как с случае с русскими и татарами в России – все вопросы между ними выяснены много поколений назад, и теперь представители разных религий живут рядом (хотя, конечно, не без проблем). В Янгоне много действующих мечетей, одна из них – через узкую улицу от священной для буддистов пагоды Суле, по преданию возведенной 2500 лет назад (кстати, это как раз бенгальская суннитская мечеть). Для приезжающих в Янгон туристов можно сделать целую экускурсию по мусульманским местам города – начиная от дарги последнего императора Великих Моголов (который считается суфийским святым) и заканчивая знаменитыми на весь город ресторанчиками халяльной кухни (китайцы-мусульмане – непревзойденные кулинары).

Мусульмане «вписаны» в жизнь Янгона и свободно себя в нем чувствуют. Никто не мешает муэдзинам звать с минаретов народ к молитве, и многие буддисты делают своим единоверцам замечание, если они прилюдно едят в мусульманском квартале в дневное время в дни рамадана (я это сам пару раз наблюдал). Для буддистского монаха нет никаких препятствий обратиться к мусульманину, сядящему со швейной машинкой на улице, если у его сумки сломалась застежка – и бывает так, что мусульманин, из уважения к служителю релиии, сделает свою работу бесплатно. Янгонским мусульманам никто не запрещает носить их традиционную одежду и совершать религиозные обряды. Кстати, я сам живу в ракхайнско-мусульманском квартале Янгона, и каждый день вижу, как буддисты и мусульмане общаются между собой, покупают что-то друг у друга и имеют общий бизнес. Между прочим, мусульмане есть в в вооруженных силах Мьянмы – правда, соглашусь с тем, что до сих пор они поднимались не выше полковника.

Мусульманских сообществ в Мьянме – великое множество, и абсолютное их большинство является лояльными гражданами страны. В свою очередь абсолютное большинство буддистов нацелены на мирное сосуществование религий и культур. Больше того, власти стремятся противодействовать экстремизму во всех проявлениях, и в законах нет статьи об «оскорблениях буддизма», а есть статья об «оскорблении веры». То есть, человек в равной степени будет наказан, если он неуважительно поведет себя как в пагоде, так и в христианской церкви или в мечети. Примеры и прецеденты есть.

Экстремисты бывают в любом сообществе, как и бытовой национализм. Но нынешний всплеск буддистского экстремизма в Мьянме произошел именно после событий в штате Ракхайн в 2012 году. То есть, некоторые буддисты, глядя на своих друзей-мусульман начали подозревать в них тех же самых экстремистов, какими являются их единоверцы-рохинджа (точно так же, как после появления ИГИЛ у некоторых людей проснулась исламофобия). Но опять же: это до сих пор довольно маргинальные группы (несмотря на бытующее за рубежом мнение), и правительство достаточно жестко пресекает их деятельность, когда она выходит за рамки дозволенного.

А еще один фактор, способствующий росту экстремизма среди буддистов – это то, что за рубежом говорят практически исключительно о «саморм угнетьенном народе мира», и вообще не упоминают о примерно таком же числе граждан Мьянмы других национальностей и вероисповедений, пострадавших от рук боевиков-рохинджа. Между прочим, сейчас происходит то же самое – за криками о «страдающих рохинджа» и демонстрациями солидарности с ними никто не замечает сообщения мьянманских СМИ о том, что правительство эвакуировало более 12 тысяч людей из зоны боевых действий. То есть, это люди (ракхайнцы, индусы, бирманцы и представители других народов), у которых боевики-рохинджа сожгли деревни, убили их близких, а их самих держали в заложниках.У них берут интервью, публикуют фотографии их сожженных домов. На снимках – такие же несчастные лица, как и те, которые гуляют сегодня по Интернету с рассказами о притеснениях рохинджа. И все чаще в сообщениях мьянманских СМИ появляюбтся сообщения: «К югу от Маундо больше не осталось ракхайнских деревень... индийских деревень...» А читатели в Мьянме делают выводы, что нынешний всплеск насилия был нужен рохинджа для того, чтобы очистить от прежних жителей себе новые зоны обитания. Что они после этого думают, читая, например, о митингах в поддержку рохинджа по всему миру?

Что касается штата Ракхайн, то там, помимо рохинджа живут, например, мусульманские общины собственно бирманцев (есть и такие), пантеев (китайцев-мусульман), каманов-лучников (бывших наемников у прежних властителей этих территорий), мьейду (потомков слуг и рабов в буддистских храмах), и, наконец, «старых бенгальцев» (те, кто жил тут еще до миграции рохинджа, или те, у кого хватило смелости натурализоваться и получить гражданство, отказавшись от самоназвания «рохинджа»). Все эти мусульманские общины штата вполне мирно живут с соседями-буддистами (прежде всего, ракхайнцами – больше того, именно у ракхайнцев наиболее богатый опыт совместной жизни и мирного взаимодействия с мусульманами). И только с рохинджа в штате постоянно идут конфликты. А это лишний раз доказывает, что источник конфликта лежит совсем не в религиозной сфере. Больше того, традиционная мусульманская умма Мьянмы с большим подозрением относится к рохинджа, видит в них источник возможных бед (потому что есть такие, кто по ним начинает судить о всех мусульманах) и даже из-за их экстремизма не считает их полностью «своими».

Есть ли решение этой проблемы? Власти Мьянмы считают, что если они дрогнут и под давлением извне пойдут на какие-то уступки – это только ухудшит ситуацию (не говоря уже о политическом самоубийстве тех, кто примет такого решение, что чревато кровавой нестабильностью в стране). Военные Мьянмы и без того, считают, что гражданское правительство Аун Сан Су Чжи зашло слишком далеко, фактически вынеся этот вопрос на международный уровень и пригласив для выработки рекомендаций бывшего генсека ООН Кофи Аннана. По их мнению, именно это воодушевило террористов и привело к нынешним кровавым событиям.

Ситуация осложняется еще и тем, что на стороне рохинджа просто не с кем вести переговоры. Те активисты, которые говорят от имени рохинджа в Бангладеш, или даже в Европе, не воспринимаются властями как люди, которых кто-то будет слушаться и которые способны что-то решить в Мьянме (видимо, так оно и есть). А в самой Мьянме нет какой-то вертикали, стоящей над боевиками – там «сетевая» структура. Единственная «вертикаль», – это некое подобие координации действий против правительственных войск, которое под вывеской «Араканской армии спасения рохинджа» осуществляется людьми, прошедшими подготовку в Пакистане во главе с уроженцем Пакистана. Понятно, что такие люди по определению не могут быть партнерами мьянманского правительства на переговорах.

Поэтому вести дела силовикам и властям приходится на уровне каждой отдельной деревни, и мьянманские военные не скрывают, что договариваться приходится с позиций силы (то есть, в виде «принуждения к миру»). В те деревни рохинджа, которые подписали что-то вроде пакта о мире, сегодня завозят продовольствие и оказывают помощь в восстановлении разрушенных домов. То есть, власти Мьянмы как-то пытаются решить проблему обострившихся межнациональных отношений. Сейчас высказывается идея о том, чтобы создать возле Маундо (основного места расположения анклавов рохинджа) свободную экономическую зону, чтобы поощрить инвестиции из мусульманских стран, в результате которых безработная молодежь получила бы возможность трудоустроиться и забыла бы об оружии. Но для любого диалога нужны как минимум две стороны. Со стороны боевиков-рохинджа такой готовности разговаривать о преодолении конфликта нет – а это значит, что в урегулировании ситуации они не заинтересованы.

Беда властей Мьянмы – в их неумении противостоять массированной зарубежной пропаганде. И дело даже не совсем в том, что у буддистов нет своей «Аль-Джазиры» и что буддисты – весьма неоднородны и размыты (тот же Далай-лама осудил действия буддистов в штате Ракхайн, а российские буддисты не спешал выражать солидарность с действиями своих единоверцев в Мьянме). Дело в элементарной некомпетентности нынешнего пропагандистского аппарата «демократического» правительства Мьянмы и неумении подавать и продвигать информацию. На страницах Министерства информации и Информационного комитета Мьянмы постоянно публикуются сообщения о ситуации в штате Ракхайн, снабжаемые фотографиями. Но подаются они настолько неумело и написаны настолько бездарно, что любая районная газета покажется на их фоне шедевром журналистики. По сути, единственный, кто по мере сил эффективно и убедительно опровергает (на своей странице в Фейсбуке) тиражируемые в международных СМИ фейковые новости и фотографии – это министр информации прежнего правительства Мьянмы Йе Тхут. Чуть ли не один на всю Мьянму!

Вот, собственно, и все, что можно сказать по поводу нынешней ситуации. Я всегда с уважением ооносился к людям, которые неравнодушны к чужой боли и стремятся защитить своих единоверцев. Но, на мой взглад, сострадание в данном случае должно проявляться к жертвам обеих сторон конфликта – в равной степени. И истина о том, что в истоках конфликта, как правило, виноваты обе стороны – она и про события в мьянманском штате Ракхайн. А поддержка исключительно одной стороны обычно ведет к новому витку конфликта.

И, пожалуй, последнее. Ко мне уже обратились несколько СМИ с просьбой дать комментарии. Я спросил журналистов – а что, в России уже повывелись люди, профессионально занимающиеся Мьянмой? Мне ответили, что они все ушли в глубокое подполье. Я спросил у одного из них, почему он не дает комментариев – он-то знает, как в штате Ракхайн обстоят дела на самом деле. Ответ был простым: «Я живу в России, и у меня тут семья». То есть, человек опасается рассказать правду, которая расходится с картиной, нарисованной в чьих-то мозгах – причем, боится он отнюдь не «злобных кровавых буддистов», а совсем других людей.

В общем, есть повод задуматься.

socialego.mediasole.ru

Геноцид рохинджа в Мьянме историческое противостояние причины. Главные новости сегодня 30.01.2018 г.

«»Армия спасения» запустила этот виток насилия для того, чтобы привлечь внимание к положению рохинджа, но в результате не добилась ничего, кроме еще больших страданий этих людей,— сообщил собеседник “Ъ”.— Правительство Мьянмы совершенно не реагирует на призывы ООН прекратить насилие, а Аун Сан Су Чжи не может дать этим людям гражданство, потому что эта мера не находит поддержки у населения страны».

Моджахеды получали поддержку из Бангладеш и в случае необходимости уходили на территорию соседнего государства, скрываясь от рейдов бирманских военных. В 1978 году армия Бирмы провела операцию «Король Дракон», направленную против исламских экстремистов. Под раздачу попали и условно мирные рохинджа. Примерно 200—250 тыс. человек бежали из Ракхайна в Бангладеш.

Столкновения вновь обострились в 2012 году, когда в результате стычек между мусульманами и буддистами более 100 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома в Ракхайне. В 2015 году, спасаясь от преследования, Мьянму покинули десятки тысяч рохинджа.

В начале сентября 2017 года в России прошли митинги мусульман в поддержку рохинджа. Так в Москве несанкционированный митинг у посольства Мьянмы собрал несколько тысяч человек, среди которых были депутат Государственной думы А. С. Делимханов и председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России муфтий Н. Х. Аширов. В Махачкале 200 человек выразили свою поддержку проведя шествие. В Грозном на площади у мечети «Сердце Чечни» прошёл многотысячный митинг в котором принял участие глава Чечни Р. А. Кадыров, который заявил, что события в Мьянме являются «преступлением против человечности» и высказал мнение, что сравнил военные этой страны подобны надзирателями в лагерях смерти нацисткой Германии. В начале октября Общественный фонд имени Ахмата Кадырова выделил на оказание материальной помощи рохинджа 1 млн долл.[74]

Большинство из них — женщины, дети и старики; многие прибывают с травмами и ранами, полученными во время противостояния.

Мои друзья и деловые партнеры из числа живущих в городе «традиционных» мьянманских мусульман называют рохинджа разбойниками. Им не нравится их экстремизм и их нежелание интегрироваться в мьянманское общество. «Старые» мьянманские мусульмане — давно уже часть этого общества преимущественно буддистской страны и за столетия совместной жизни давно уже решили все основные проблемы своего сосуществования с буддистами. Только сейчас определенная часть буддистов, начитавшись сообщений из штата Ракхайн, начинает по-другому смотреть на своих друзей-мусульман и подозревать, что они на вид не такие хорошие и доброжелательные. То есть «традиционная» умма Мьянмы, которая сама недолюбливает рохинджа, еще и получает сегодня из-за них проблемы. 

Нынешнее обострение началось после того, как 25 августа члены созданной в октябре 2016 года «Армии спасения рохинджа Аракана» провели скоординированную атаку на несколько полицейских постов и базу мьянманской армии. Погибли 12 силовиков и 77 повстанцев (по другим данным, в сумме около 120 человек). После этого войска начали антитеррористическую операцию, результатом которой и стала нынешняя волна беженцев. Спасшиеся бегством жители лагеря беженцев сообщили агентству Reuters, что армия совместно с буддистскими добровольцами целенаправленно поджигает деревни мусульман, заставляя их бежать в Бангладеш. Общая площадь пожаров уже пятикратно превысила прошлый печальный рекорд, установленный в 2012 году.

Кто такие рохинджа и почему их подвергают геноциду в Мьянме. Главные новости сегодня 30.01.2018 г.

После инцидентов с полицейскими постами, военные силы Мьянмы начали масштабное преследование в деревнях на севере Ракхайна. В ходе первоначальной операции десятки людей были убиты и многие арестованы.[34] С продолжением преследования возросло количество жертв. Происходили произвольные аресты, внесудебные казни, групповые изнасилования, жестокость в отношении гражаданских лиц и мародерство.[35][36][37] Согласно сообщениям СМИ, к декабрю 2016 года сотни рохинджа были убиты, многие покинули Мьянму в качестве беженцев, чтобы найти убежище в близлежащих районах Бангладеш.[38][4][39][40][34]

Эксперты и мировые лидеры ожидали, что с окончанием правления военной хунты и приходом к власти в Мьянме в конце 2015 года соратников лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи насилие в отношении рохинджа остановится и представителям этого народа наконец дадут мьянманское гражданство. Ожидания не оправдались: следуя за электоратом, пришедшая к власти «Национальная лига за демократию» во главе с Аун Сан Су Чжи не сделала ничего, чтобы улучшить положение этого мусульманского меньшинства (1,1 млн человек из 55 млн жителей). Буддисты Мьянмы (89% населения) считают рохинджа нелегальными мигрантами из Бангладеш, а власти отказывают им в гражданских и политических правах. После последнего всплеска насилия официальный Нейпьидо называл вооруженные группы рохинджа не иначе как «бенгальскими террористами», намекая на их происхождение из региона Бенгалия, находящегося на территории Индии и Бангладеш.

Власти Мьянмы не считают рохинджа гражданами страны. Официально считается, что несколько поколений назад они нелегально проникли на территорию Мьянмы. Долгие годы Правительство Мьянмы не знало, как поступить с рохинджа. Их не признавали гражданами, однако неверно утверждать, что делали это из-за религиозных или этнических предрассудков. 

По сведениям властей Мьянмы, ссылающихся на информацию от местных жителей, еще за несколько месяцев до вспышки насилия посланники АРСА начали рекрутировать сотни молодых мужчин из мусульманских деревень, которые затем проходили подготовку в Бангладеш.

Рохинджа описывают себя как потомков арабских торговцев, которые поселились в регионе много поколений назад.[5] Термин «Рохинджа» произошёл от одноимённого названия военно-политического движения 1950-х годов, ставящего целью автономию мусульманского региона. Термин приобрёл популярность с начала 1990-х годов, в то время как до этого времени мусульмане в Бирме обозначались как «бенгальцы».[6] Большинство историков полагают, что рохинджа переселились в Мьянму во времена британского владычества[7][8][9] и, в меньшей степени, после независимости Бирмы и войны за независимость Бангладеш в 1971[10][11]. Правительство Мьянмы отказывает им в гражданстве, называя нелегальными иммигрантами из Бангладеш.[5]

Что происходит в Мьянме сейчас последние новости. Горячие новости.

Рохинджа, которых насчитывается до 1,1 млн человек, не имеют гражданства. Власти Мьянмы считают их нелегалами из Бангладеш.

По данным ООН, за последние 10 дней 87 000 мусульман рохинджа бежали из своих подожженных деревень — это больше, чем за весь прошлый год

По данным «Международной антикризисной группы», ее лидером является Ата Улла, представитель народности рохинджа, родившийся в Пакистане, но выросший в Саудовской Аравии, где получил религиозное образование в Мекке, и до сих пор поддерживающий тесные связи с этой страной.

Однако представитель «Армии спасения рохинджа Аракана» в интервью изданию Asia Times заявил, что у нее нет связей с джихадистскими группировками и что ее членами являются молодые мужчины народности рохинджа, огорченные тем, как стала развиваться ситуация после столкновений 2012 года.

Геноцид рохинджа в Мьянме видео. Последие сведения на 30.01.2018 г.

Геноцид рохинджа в Мьянме 2018-01-30

Читайте также:

2018-01-30

iinews.ru

Политика, экономика, общество (без банов) Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

3 Сен 2017 18:08:00

Ларчик открывается весьма просто: на этот раз Москва пытается плюнуть в борщ Китаю. 

Напомню, что в начале 2015 года началась эксплуатация нефтяного терминала CNPC в порту острова Мадай в Мьянме, отправной точки магистрального нефтепровода (МНП) в Китай.

30 января 2015 г на острове Мадай, принадлежащем Мьянме, был официально открыт глубоководный нефтяной порт Кьяукпхью (Kyauk Phyu).

Нефть из резервуаров нефтетерминала CNPC поступает в Китай по МНП, который проходит параллельно ранее построенному магистральному газопроводу (МГП). По нему газ из блока Шве у побережья Ракхайн также поступает в Китай. МГП был сдан в эксплуатацию в октябре 2013 года и к ноябрю 2014 года по нему уже было доставлено в Китай около 3 млрд куб. метров газа. Проектная мощность МГП - до 12 млрд куб. метров газа в год. 

По МНП Мьянма - Китай транспортируется до 400 тыс барр/сутки, что составляет около 8% импортируемой в Китай нефти.

Протяженность МНП Мьянма-Китай составляет 771 км. Проект МНП был реализован консорциумом Китайской нефтегазовой акционерной компании, с долей участия 50,9 %, и государственной нефтегазовой компании Мьянмы - 49,1%. Пропускная мощность - до 22 млн т/год нефти.

Вас удивляют "заварушки" в Мьянме и неожиданная поддержка Москвы мусульман Мьянмы? Ищите ответы в интересах Кремля по принуждению Китая к покупке российского газа и нефти, мои маси.

Чем ответит Китай - нам еще предстоит убедиться.

Тем временем, КНДР заявила, что провела испытание водородной бомбы. На ее территории сейсмологи зафиксировали «поверхностное» двойное землетрясение магнитудой 6,3, затем 4,1 балла. 

В частности, южнокорейские сейсмологи сообщили, что зафиксированный взрыв оказался самым мощным за всю историю измерений: он был в 10 раз сильнее (около 120 килотонн в тротиловом эквиваленте — 6 Хиросим), чем при прошлом испытании КНДР ЯО в сентябре 2016 года (12 килотонн).

Это шестое по счету испытание ЯО в КНДР.

Ракетоносители у них есть, теперь есть и ЯО, и ТЯО.

Приплыли…

Eugene Platon

newsland.com

Мьянма ставит Россию перед непростым выбором

В центре Москвы массовый несанкционированный митинг и никто его не разгоняет. Толпа кричит «Аллаху Акбар!» и «Буддисты – террористы!». Это российские мусульмане протестуют под посольством Мьянмы против геноцида мусульман в провинции Аракан.

Приехавший на митинг пожилой дагестанец говорит, что весь Кавказ возмущен страшными казнями детей, фото которых распространяют социальные сети. Рамзан Кадыров и другие лидеры общины требуют от Москвы вмешаться в ситуацию. Многие готовы ехать воевать с буддистскими властями Мьянмы. 

Казалось бы, нам-то какое дело? Мьянму эту, или по-старому Бирму, и не все-то на карте найдут. Пойди там разберись. Однако это крайне острая ситуация и опасная не только внешнеполитическими конфликтами, но и межэтническими столкновениями внутри самой России.

В составе Федерации как минимум три буддистских региона: Бурятия, родина министра обороны Тыва и Калмыкия, которая находится на границе с Дагестаном и уже была ареной межэтнических столкновений. 

Так что нам всем придется разобраться в ситуации.

Итак, Мьянма – это страна буддистского фундаментализма. Не раз туристы, в том числе и российские, попадали в тюрьму за осквернение буддистских святынь, самая впечатляющая из которых – древний город Паго.

Это Саудовская Аравия сансары и нирваны. Пагоды в каждом квартале. Свои пагоды у каждой семьи.

Все местные достопримечательности – буддистские, чаще всего это очередная «самая большая в мире статуя Будды». А также статуи Будды средние и маленькие. Много маленьких, тысячи, миллионы маленьких.

Российские мусульмане протестуют под посольством Мьянмы против геноцида (фото: Максим Григорьев/ТАСС)

Через две недели пребывания там уже ненавидишь этого Будду. А ему плевать – он на пути к совершенной пустоте. К слову, Мьянма – это самая суеверная страна на свете. Для исправления кармы они покупают птиц в клетках и выпускают их на волю. Правда, потом птицы возвращаются к продавцу.Бирманцы помешаны на астрологии. Ключевые события их истории связаны с астрологическими предсказаниями. Например, многократные переносы столицы. Они их постоянно по этому поводу переносили.

Еще они фанаты нумерологии. 8 августа 1988 года студенты подняли восстание, потому что их военный диктатор отменил все купюры, которые не кратны девяти. Оставил только 45 и 90 кьятов. Короче, восстание четырех восьмерок против девяти.

Однако, суть государственного устройства этой милой страны – это геноцид, гражданские конфликты и сепаратизм. Бирманцы за свою историю поглотили и истребили много малых и больших народов. Бирманская империя в XVI веке владела территориями нынешних Таиланда, Лаоса, части Индии и Китая.

На данный момент Бирма состоит из семи областей, населенных собственно бирманцами и семи сепаратистских штатов, в которых живут не признающие власть центра местные народы – шаны, моны, карены и прочие. Кроме того там еще несколько горных национальных районов, которые населены совсем уж экзотическими ребятами с копьями и кольцами на длинных шеях. 

Многие сепаратистские армии раньше зарабатывали деньги на производстве опиатов. Слышали про «Золотой треугольник»? Его центр на территории шанов. Сейчас там опиума мало. Прямо дефицит. Вероятно, местные производители не выдержали конкуренции с освобожденным от талибов Афганистаном.

Всю историю бирманцы, моны, шаны и остальные при любой возможности друг друга истребляли, а в остальном они очень доброжелательные улыбчивые люди, буддисты.

Кстати, это часто в буддистских странах. Особо не церемонились с меньшинствами в Камбодже, Шри-Ланке, Вьетнаме, на Тибете. Вот, например, еще недавно юг Вьетнама был населен кхмерами, а центр чамами. Где они теперь? Были да сплыли.

Бирманцы, тайцы, вьетнамцы лютые националисты. Вся политика строится именно из интересов своей нации. 

Мусульман в Бирме немного, и живут они в основном у моря в провинции Аракан. Но сами араканцы не мусульмане, а буддисты и, конечно, тоже сепаратисты.

А вот мусульмане – те самые рохинджа, которые подвергаются геноциду – это по большей части выходцы из соседней Бангладеш. Еще британские власти переселили оттуда на плантации в Бирму рабочих-бенгальцев.

Бангладеш это мусульманская страна, которая появилась после раздела Индии.

В стране площадью в Краснодарский и Ставропольский край на голове друг у друга живет 170 миллионов человек. Это генератор народа. Там жесть!

Все что вы видели в Индии плохого – трущобы, перенаселённость, голодные дети – в Бангладеш еще хуже. И беженцев из Бангладеш хватит на весь мир. Беженцы из Бангладеш протянулись по побережью до самой Малайзии.

В начале двухтысячных распространялись жуткие картины расправ над ними, фотографии того как голодные и жаждущие беженцы с детьми пытаются высадиться на берег, а их на пляжах рубят мачете толпы местных жителей.

Им приходится пробираться через бирманский Аракан, где их убивают, потом через тайский Кра, где идет похожая борьба с мигрантами, а потом Малайзия, где беженцев не принимают, хотя малайцы тоже мусульмане.

Ислам получил такое распространение в регионе вследствие того, что бенгальцы, живущие в Бангладеш, стали в свое время массово переходить в ислам, так как в рамках индуистского кастового общества в большинстве обладали низким социальным статусом.

Ислам делал их полноценными людьми. Это же касается и других индуистских стран. В средневековье благодаря этому власть мусульманских султанатов молниеносно распространялась по территории индуистских государств. Теперь по всему региону есть мусульманские анклавы.

При возможности они дают жару. У рохинджа тоже есть свои боевые группы, которые воюют против бирманского правительства, и мирные араканцы от них крепко страдают.

Вообще мусульман в Бирме сильно не любят. Утверждают, что с ними растет преступность – особенно число изнасилований. Врут, конечно. Но известно, что преступники из Бангладеш часто сбегают в Бирму.

Благодаря миграции и высокой рождаемости мусульманская община непрерывно растет. И это главное, почему буддисты не любят мусульман.

Но идейные мусульмане буддистов тоже не любят – в исламе они мушрики (язычники) и от этого тоже ничего хорошего ждать не стоило бы.

Но самое интересное вот что: раньше мусульманских беженцев в этом регионе мучили тихо, а сейчас вдруг заговорили.

По сети интернет разлетелись тысячи фотографий замученных детей, часто совсем не из Бирмы (знаменитое уже фото сгоревших тел – это вообще про жертвы мусульманской Боко Харам в Нигерии). Синхронно заговорили об этом британские, турецкие дипломаты.

Обострение началось в прошлом году, когда боевики-рохинджа получили помощь Саудовской Аравии, а вероятнее вездесущего Катара, и атаковали бирманские полицейские участки в Аракане. Потом последовала жестокая карательная операция. 

В чем же причина обострения ситуации?

Во-первых,

исламистов добивают в Сирии и Ираке и их спонсоры переносят активность в другой регион.

На Филиппинах сейчас самый разгар боев с филиалом Исламского государства. В Таиланде на юге активизировались малайские сепаратисты-мусульмане.

Кстати, Таиланд отказался разместить у себя на Пхукете американскую военно-воздушную группу, которая как раз по официальной версии и должна была заниматься проблемой беженцев и терроризма.

Тайцы их попросили собрать вещички и ехать домой. Мол, знаем мы вашу борьбу с терроризмом. Это притом, что раньше Таиланд считался чуть ли не американской колонией. 

Во-вторых, Мьянма это союзник Пекина. Китай планирует выйти через нее в Индийский океан. А, как известно, там, где Китай хочет куда-то выйти, обязательно будет активизироваться исламский терроризм. То ли уйгуры в СУАР, то ли пуштуны в союзном Пакистане. Или все те же малайцы в Южном Таиланде, где Китай планировал строить канал между двумя океанами. 

Итак, перед российской властью стоит непростой выбор: либо поддержать протесты мусульман и, по сути, выступить против интересов Китая, либо сдерживать эти протесты и настроить против себя население мусульманских регионов. 

О том, какой именно вариант рассматривался Москвой до недавнего времени, говорил тот факт, что в начале года представитель России в ООН отклонил резолюцию по Мьянме, а летом Сергей Шойгу принимал тамошнего министра обороны.

Изменится ли что-то теперь, когда события в далекой стране неожиданно обрели внутриполитическое измерение?

Россия не сможет укрыться от такого рода вызовов, она вынуждена брать инициативу в свои руки. Как это было в Сирии и увенчалось успехом, как это может произойти в любой другой части Евразийского континента.

Игорь Димитриев

 

 

 

 

 

naspravdi.info