Для России выгоден Договор СНВ-3, но не устраивает США. Снв 3


Что Россия и США сократили по договору СНВ-3 » Военное обозрение

5 февраля 2018 года истек срок выполнения основных ограничений, которые накладывались на Россию и США, подписанным ими договором СНВ-3. Полное название подписанного документа – Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III. Данный двусторонний договор регулировал дальнейшее взаимное сокращение арсенала развернутых стратегических ядерных вооружений и пришел на смену договору СНВ-I, который истек в декабре 2009 года. Договор СНВ-3 подписали 8 апреля 2010 года в Праге президенты двух стран Дмитрий Медведев и Барак Обама, он вступил в силу 5 февраля 2011 года.

История вопроса

Стоит отметить, что страны задумались о сокращении стратегических наступательных вооружений еще в конце 1960-х годов. К тому моменты и СССР, и США накопили такие ядерные арсеналы, которые позволяли не просто по несколько раз обратить в пепел территорию друг друга, но и уничтожить всю человеческую цивилизацию и жизнь на планете. К тому же ядерная гонка, которая являлась одним из атрибутов холодной войны серьезно била по экономике двух стран. На наращивание ядерного арсенала тратились огромные денежные средства. В этих условиях между Советским Союзом и США в 1969 году в Хельсинки начались переговоры с целью ограничения ядерных запасов.

Данные переговоры привели к подписанию первого договора между странами – ОСВ-I (ограничение стратегических вооружений), который был подписан в 1972 году. Подписанный СССР и США договор закреплял количество средств доставки ядерного оружия для каждой из стран на том уровне, на котором они находились на тот момент времени. Правда, к тому моменту и в США, и в СССР уже начали оснащать свои баллистические ракеты разделяющимися головными частями с блоками индивидуального наведения (они несли сразу несколько боеголовок). В результате именно в период разрядки отношений начался новый, ранее невиданный, лавинообразный процесс наращивания ядерного потенциала. В то же время договор предусматривал принятие на вооружение новых МБР, размещаемых на подлодках, строго в том количестве, в котором ранее были списаны баллистические ракеты наземного базирования.

Продолжением данного договора стал договор ОСВ-II, подписанный странами 18 июня 1979 года в Вене. Данный договор запрещал выводить ядерное оружие в космос, также он установил ограничения на максимальное количество стратегических носителей: пусковых установок МБР, пусковых установок БРПЛ, самолетов стратегической авиации и ракет (но не собственно ядерных боезарядов) ниже существующего уровня: до 2400 единиц (в том числе до 820 пусковых установок МБР, оснащенных разделяющейся головной частью). Помимо этого стороны обязывались к 1 января 1981 года уменьшить количество носителей до 2250. Из общего количества стратегических систем лишь 1320 носителей могли быть оснащены головными частями с боевыми блоками индивидуального наведения. Накладывал договор и другие ограничения: он запрещал проектирование и развертывание баллистических ракет, базирующихся на плавсредствах (за исключением подлодок), а также на морском дне; мобильных тяжелых МБР, крылатых ракет с РГЧ, ограничивал максимальный забрасываемый вес для баллистических ракет подводных лодок.

Барак Обама и Дмитрий Медведев после подписания договора СНВ-III в Праге 8 апреля 2010 года

Следующим совместным договором о сокращении стратегических наступательных вооружений стал бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 года. Он поставил под запрет разработку и развертывание баллистических ракет с дальностью полета от 500 до 5500 км. В соответствии с данным договором страны в течение трех лет должны были уничтожить не только все баллистические ракеты наземного базирования данных типов, но и все пусковые установки, включая ракеты как в европейской, так и в азиатской части Советского Союза. Этим же договором впервые вводилась универсальная классификация баллистических ракет по дальности.

Следующим договором стал СНВ-1, подписанный CCCР и США 31 июля 1991 года в Москве. Он вступил в силу уже после распада Советского Союза – 5 декабря 1994 года. Новый договор был рассчитан на 15 лет. Условия подписанного соглашения запрещали каждой из сторон иметь на боевом дежурстве более 1600 единиц средств доставки ядерного оружия (МБР, БРПЛ, стратегические бомбардировщики). Максимальное количество самих ядерных зарядов было ограничено 6000. 6 декабря 2001 года было объявлено о том, что страны полностью выполнили обязательства по данному договору.

Подписанный еще в 1993 году договор СНВ-2 сначала длительное время не могли ратифицировать, а затем от него просто отказались. Следующим действовавшим соглашением стал договор о сокращении наступательных потенциалов СНП, который ограничивал максимальное число боезарядов еще в три раза: от 1700 до 2200 единиц (по сравнению с СНВ-1). При этом состав и структура попадавших под сокращение вооружений определялись государствами самостоятельно, в договоре этот момент никак не регламентировался. Договор вступил в силу 1 июня 2003 года.СНВ-3 и его итоги

Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) вступил в законную силу 5 февраля 2011 года. Он сменил договор СНВ-1 и отменил действие Договора СНП от 2002 года. Договор предусматривал дальнейшее масштабное сокращение ядерных арсеналов России и США. Согласно условиям договора к 5 февраля 2018 года и в дальнейшем суммарное количество вооружений не превышало 700 развернутых МБР, БРПЛ и стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев, 1550 зарядов на этих ракетах, а также 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков (ТБ). Именно в договоре СНВ-3 впервые было введено понятие «неразвернутые» носители и пусковые установки, то есть не находящиеся в боевой готовности. Они могут использования для обучения или испытаний и не имеют боеголовок. В договоре также отдельно был зафиксирован запрет на базирование стратегических наступательных вооружений за пределами национальных территорий двух государств.

Договор СНВ-3 помимо ограничения непосредственно ядерного оружия подразумевает двусторонний обмен телеметрическими данными, которые были получены во время испытательных пусков. Обмен телеметрической информацией о пусках ракет осуществляется по взаимному согласованию и на паритетной основе не более чем по пяти пускам в год. При этом производить обмен информацией о числе носителей и боеголовок стороны обязаны два раза в год. Также отдельно была прописана инспекционная деятельность, в инспекции могут принимать участие до 300 человек, кандидатуры которых согласуются в течение месяца, после чего им выдаются визы на два года. При этом сами инспекторы, члены инспекционных делегаций и летных экипажей, а также их самолеты во время проведения инспекций на территории двух стран пользуются полной неприкосновенностью.

В 2018 году ожидается продление договора СНВ-3, так как его срок истекает только в 2021 году. Как отмечал в январе 2018 года посол США в России Джон Хантсман, доверие между государствами в вопросе сокращения вооружений в настоящее время не утеряно – Вашингтон и Москва успешно работают над реализацией СНВ-3. «Мы работаем в позитивном направлении в отношении СНВ-3, я называю его «момент воодушевления», после 5 февраля работа не остановится, работа будет более интенсивной. Тот факт, что мы подходим к этой дате достижения целей, внушает доверие», – отметил посол.

Как отмечает ТАСС, на 1 сентября 2017 года Российская Федерация располагала 501 развернутым носителем ядерного вооружения, 1561 ядерным боезарядом и 790 развернутыми и неразвернутыми пусковыми установками МБР, БРПЛ и ТБ. США располагали 660 развернутыми носителями, 1393 боезарядом и 800 развернутыми и неразвернутыми пусковыми установками. Из опубликованных данных следовало, что для России, для того чтобы вписаться в лимит по СНВ-3, необходимо было сократить 11 боезарядов.

Ядерный арсенал России и США

На сегодняшний день основу современных стратегических вооружений продолжает составлять ядерное оружие. В некоторых случаях к нему также относят высокоточное оружие с обычными боеголовками, которое может применяться для уничтожения стратегически важных объектов противника. По назначению оно делиться на наступательное (ударное) и оборонительное вооружение. В состав стратегических наступательных вооружений (СНВ) входят все наземные комплексы МБР (как шахтные, так и мобильные), стратегические атомные ракетные подводные лодки (АРПЛ), а также стратегические (тяжелые) бомбардировщики, которые могут выступать носителями стратегических крылатых ракет класса «воздух-поверхность» и атомных авиабомб.

Тополь-М мобильная версия

Россия

Под действие договора СНВ-3 в составе Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) попадают следующие МБР: РС-12М «Тополь»; РС-12М2 «Тополь-М»; РС-18 (по натовской кодификации – «Стилет»), РС-20 «Днепр» (по натовской кодификации «Сатана»), Р-36М УТТХ и Р-36М2 «Воевода»; РС-24 «Ярс». По данным ТАСС, в настоящее время в составе российской группировки РВСН находится около 400 МБР с боевыми блоками различных типов и различной мощности. Таким образом, здесь сосредоточено более 60 процентов оружия и боезарядов стратегических ядерных сил Российской Федерации. Заметным отличием от США является наличие в наземном компоненты ядерной триады – мобильных комплексов. Если в США МБР располагаются исключительно в стационарных шахтных установках, то в РВСН, наряду с шахтным базированием, используются и подвижные грунтовые ракетные комплексы на базе многоосных шасси МЗКТ-79221.

В 2017 году РВСН пополнились 21 новой баллистической ракетой. В дальнейших планах – выведение из эксплуатации МБР «Тополь» с заменой их на более современные и совершенные МБР «Ярс». При этом Москва рассчитывает продлить срок службы стоящих на вооружении РВСН наиболее тяжелых МБР Р-36М2 «Воевода» как минимум до 2027 года.

Морская составляющая российской ядерной триады представлена, по состоянию на 1 марта 2017 года, 13 атомными подводными лодками с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту. Основу составляют 6 подводных ракетоносцев проекта 667БДРМ «Дельфин», которые вооружены баллистическими ракетами Р-29РМУ2 «Синева» и их модификацией «Лайнер». Также в строю по-прежнему находятся три АПЛ более раннего проекта 667БДР «Кальмар» и одна лодка проекта 941УМ «Акула» – «Дмитрий Донской». Она же является самой большой подводной лодкой в мире. Именно на «Дмитрии Донском» проводились первые испытания новой российской МБР, попадающей под действие договора СНВ-3 – ракеты Р-30 «Булава», которую выпускают в Воткинске. Помимо перечисленных подлодок боевую вахту в настоящее время несут и три атомных субмарины нового проекта 955 «Борей», вооруженные «Булавой», это лодки: К-535 «Юрий Долгорукий», К-550 «Александр Невский» и К-551 «Владимир Мономах». Каждая из этих подлодок несет на борту до 16 МБР. Также по модернизированному проекту «Борей-А» в России строится еще 5 таких ракетоносцев.

АПЛ проекта 955«Борей»

Основу воздушной части ядерной триады в России составляют два стратегических бомбардировщика, попадающих под действие договора СНВ-3. Это сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности Ту-160 (16 штук) и почетный ветеран – турбовинтовой стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС (около 40 развернутых). По оценкам специалистов, эти турбовинтовые самолеты можно будет успешно использовать вплоть до 2040 года.

США

Современный ядерный арсенал США состоит из шахтных МБР Minuteman-III (насчитывается 399 развернутых пусковых установок МБР и 55 неразвернутых), баллистических ракет на подводных лодках Trident II (212 развернутых и 68 неразвернутых), а также крылатых ракет и авиационных бомб с ядерной боевой частью, носителями которых являются стратегические бомбардировщики. Ракета Minuteman-III на протяжении длительного времени является основой американских сил ядерного сдерживания, она состоит на вооружении с 1970 года и является единственной МБР наземного базирования на вооружении американской армии. Все это время ракеты постоянно модернизировались: замена боевых блоков, силовых установок, систем управления и наведения.

Тестовый запуск МБР Minuteman-III

Носителями МБР Trident II являются атомные подводные лодки класса «Огайо», каждая из которых несет на своем борту по 24 таких ракеты, оснащенных разделяющимися головными частями индивидуального наведения (не более 8 боевых блоков на ракету). Всего в США было построено 18 таких субмарин. При этом 4 из них уже переоборудованы в носители крылатых ракет, модернизация ракетных шахт позволила разместить на них до 154 крылатых ракет «Томагавк» по 7 в шахте. Переоборудовано 22 шахты, еще две используются как шлюзовые камеры для стыковки мини-подлодок или специальных модулей для выхода боевых пловцов. С 1997 года это единственный тип американских ПЛАРБ, состоящих на вооружении. Основным их вооружением является МБР Trident II D-5. По оценкам американских специалистов, эта ракета является самым надежным оружием в составе стратегического арсенала США.

Также Пентагон включил в число развернутых стратегических бомбардировщиков – 49 машин, в том числе 11 малозаметных стратегических бомбардировщиков Northrop B-2A Spirit и 38 «старичков» Boeing B-52H, еще 9 B-2A и 8 B-52H числятся неразвернутыми. Оба бомбардировщика могут использовать как крылатые ракеты с ядерными боеголовками, так и атомные бомбы свободного падения и управляемые авиабомбы. Еще один американский стратегический бомбардировщик B-1B, разработанный в 1970-е годы специально для нанесения ракетных ударов по территории Советского Союза, с 1990-х годов переоборудуется в носителя обычных вооружений. К моменту окончания действия СНВ-3 армия США не планирует использовать его в качестве носителя ядерного оружия. По данным на 2017 год в составе американских ВВС насчитывалось 63 бомбардировщика B-1B Lancer.

Малозаметный стратегический бомбардировщик Northrop B-2A Spirit

Взаимные претензии сторон

Заместитель госсекретаря США Джон Салливан рассказал, какое условие должно выполняться, чтобы США соблюдали договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению СНВ (речь о договоре СНВ-3) и договор о ликвидации ракет средней и малой дальности РСМД. По словам Салливана, США «хотят соблюдать соглашения по контролю над вооружениями, однако для этого их «собеседники» должны быть «настроены таким же образом», – передает его слова агентство «Интерфакс». Стоит отметить, что в январе 2018 года Госдеп подтвердил выполнение Россией условий, подписанного в 2010 году договора СНВ-3, однако США по-прежнему продолжают обвинять Россию в нарушении договора о РСМД. В частности в Вашингтоне считают, что в Екатеринбурге в ОКБ «Новатор» была создана новая крылатая ракета наземного базирования – сухопутная модификация знаменитого «Калибра». МИД России в свою очередь отмечает, что приводимая в пример крылатая ракета наземного базирования 9М729 соответствует условиям договора.

В то же время, по словам председателя комитета Госдумы РФ по обороне Владимира Шаманова, Москва испытывает серьезные сомнения по поводу выполнения Вашингтоном взятых на себя обязательство по СНВ-3. Шаманов отметил, что Россия так и не получила подтверждения переоборудования пусковых установок ракет Trident II и тяжелых бомбардировщиков B-52М. Основные вопросы российской стороны, касаются переоборудования части американских стратегических наступательных вооружений. Как отметил Владимир Путин в ходе встречи с руководителями ведущих российских СМИ 11 января 2018 года, США должны верифицировать проводимые изменения, чтобы Россия могла убедиться в отсутствии возвратного потенциала по некоторым носителям. Отсутствие у Москвы подобных доказательств вызывает озабоченность. По словам посла России в США Анатолия Антонова, по данному вопросу с американской стороной продолжается диалог.

Источники информации:http://tass.ru/armiya-i-opk/4925548https://vz.ru/news/2018/1/18/904051.htmlhttp://www.aif.ru/dontknows/file/chto_takoe_snv-3Материалы из открытых источников

topwar.ru

СНВ-3 перешел в практику - РИА Новости, 06.04.2011

Россия и США начали практическую реализацию одного из важных аспектов подписанного в прошлом году в Праге Договора о стратегических вооружениях (СНВ-3).

Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, для РИА Новости.

Россия и США начали практическую реализацию одного из важных аспектов подписанного в прошлом году в Праге Договора о стратегических вооружениях (СНВ-3). Речь идет об обмене данными о стратегических потенциалах сторон, а также осуществлении режима взаимных проверок стратегических вооружений сторон. В апреле стартуют полноценные взаимные инспекции стратегических наступательных вооружений.

Договор по СНВ: третий заход

Договор СНВ-3, как и предшествующий ему действовавший советско-американский договор СНВ-1 от 1991 года, предписывает сторонам обмениваться и регулярно обновлять данные о своих стратегических силах и оповещать друг друга по определенным изменениям их состава, структуры и дислокации. Стороны должны сообщать друг другу обо всех передвижениях или изменениях состояния существующих стратегических ядерных вооружений и средств доставки.

Помимо официального обмена данными, СНВ-3, как и СНВ-1, дает право обеим сторонам проводить согласованные проверки стратегических вооружений противоположной стороны "на месте". Это необходимо для контроля фактического соответствия параметров тех или иных видов вооружения параметрам, заявляемым при обмене данными.

Правда, договор СНВ-3 значительно сократил объемы режима проверок по сравнению с договором СНВ-1. Если по СНВ-1 каждая сторона имела право на 28 инспекций в год, то по новому договору - только 18 ежегодных инспекций.

Договор СНВ-3 предусматривает два типа проверок. Инспекции "первого типа" будут проводиться на объектах с развернутыми стратегическими наступательными вооружениями - базах межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наземного базирования, базах дислокации ПЛАРБ (атомные подводные лодки с МБР) и авиабазах стратегической авиации. Инспекции "второго типа" будут проводиться на других объектах - таких как места загрузки МБР, места ремонта, складирования ракет, учебные заведения и объекты, заявленные ранее. Протокол соглашения определяет, что каждая сторона может провести до десяти инспекций "Типа 1" и восемь "Типа 2" ежегодно.

Инспекции "первого типа" необходимы для того, чтобы подтвердить достоверность заявленных количеств развернутых стратегических наступательных вооружений. Технически, одна из главных задач такой инспекции - подтвердить число развернутых ядерных боеголовок на развернутых МБР или развернутых БРПЛ (баллистические ракеты подводных лодок).

По протоколу нового договора, инспекционная команда одной стороны может прибыть на базу МБР либо ПЛАРБ проверяемой стороны, и проверяемая сторона должна предоставить инспекторам оговоренную информацию, включая число боеголовок на каждой развернутой МБР либо БРПЛ на базе. Инспекторы имеют право произвольно выбрать одну из развернутых БРПЛ для осмотра, чтобы подтвердить точность предоставленной информации. При этом инспекторы не могут проверить больше чем одну развернутую ракету за каждую инспекцию. Особенность СНВ-3 - требование введения уникальных идентификаторов для каждой МБР, баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) и тяжелом бомбардировщике. Это делается для облегчения процедуры инспекций.

Сокращение числа инспекций по новому договору СНВ-3 - успех больше для России. Соединенные Штаты всегда были более заинтересованы в таких инспекциях, а в годы "холодной войны" проверки вообще стали своего рода "идеей фикс" американцев (достаточно вспомнить склонность Рональда Рейгана повторять поговорку "доверяй, но проверяй").

Американцы считают, что в силу особенностей советского/российского общества и российской системы секретности, у Москвы больше возможностей по сокрытию истинных возможностей своих ядерных сил (или, по крайней мере, для отдельных их параметров). Для противодействия такому сокрытию и необходимо максимальное количество проверок.

Но в реальности Россия сейчас также заинтересована в режиме инспекций американских ядерных сил, особенно потому что у США есть значительное количество неразвернутых вооружений (так называемого "возвратного потенциала"). Видимо, именно озабоченностью российской стороны на этот счет и вызвало то, что из 18 ежегодных разрешенных инспекций по СНВ-3, восемь относятся к инспекциям "второго типа". При этом сокращение числа инспекций "первого типа" значительно сократит для американцев количественные возможности проверок российских мобильных МБР - а ведь именно эти проверки мобильных МБР вызывали особое неудовольствие российской стороны, так как не были сбалансированы аналогичными проверками со стороны России.

России в договоре СНВ-3 удалось добиться еще двух значительных достижений в свою пользу в отношении "информационно-проверочного режима". Во-первых, по договору отменяется постоянное присутствие американских инспекторов на Воткинском машиностроительном заводе в Удмуртии.

На этом заводе сосредоточено производство основных современных стратегических ракет России ("Тополь-М", "Ярс" и "Булава"), и постоянное присутствие там позволяло американцам держать руку "на пульсе" главного российского ракетного производства. Аналогичное присутствие российских инспекторов на американских предприятиях было прекращено еще в 2001 году в связи с прекращением производства в США новых МБР.

Во-вторых, по договору СНВ-3 каждая из сторон обязуется отказаться от шифрования телеметрических данных при испытательных пусках лишь пяти баллистических ракет в год. СНВ-1 требовал (за немногими исключениями) вообще не шифровать телеметрию испытательных запусков своих баллистических ракет и передавать противоположной стороне данные, которыми она располагала. При этом договор не налагает технических ограничений на способы создания новых типов ракет.

Это чрезвычайно выгодно для России, которая ведет разработку и осуществляет начало развертывания ряда новых баллистических ракет ("Ярс", "Булава", а в перспективе и новая жидкостная МБР). Телеметрия с их испытательных запусков, бесспорно, была бы очень интересна американцам, особенно в свете разработки в США систем противоракетной обороны.

В целом, однако, несмотря на некоторое сокращение объемов взаимных инспекций и обмена телеметрией, договор СНВ-3 сохраняет и развивает уже сложившуюся за последние два десятилетия достаточно устойчивую и эффективно действующую систему взаимного обмена информацией и взаимных инспекций стратегических ядерных сил США и России. Обе страны принципиально заинтересованы в поддержании этой системы (оказавшейся на короткое время в определенном кризисе ввиду появившейся паузы между прекращением действия 5 декабря 2009 года договора СНВ-1 и вступления в силу нового договора СНВ-3).

Первый взаимный обмен информацией о состоянии стратегических ядерных сил сторон должен был произойти через 45 дней после обмена ратификационными грамотами, состоявшегося 5 февраля 2011 года и обозначившего вступление договора СНВ-3 в силу, то есть 22 марта. Фактически же американский Центр по снижению ядерной угрозы передал российской стороне сведения о состоянии СЯС США (данные по ракетам, пусковым установкам, тяжелым бомбардировщикам и боеголовкам, предусмотренные договором) уже 20 марта. А 22 марта данные о российских СЯС в рамках договора передала США и российская сторона через российский Национальный центр уменьшения ядерной опасности. Обе стороны также начали обмен сообщениями об изменениях базы данных ядерных объектов, которые делаются для сохранения актуальности информации и обеспечения непрерывности мониторинга соблюдения соглашения.

Стороны также в рамках обмена информацией предоставили друг другу возможность осмотра и получения информации "на месте" по ряду видов стратегического вооружения. Уже 18 марта США предъявили для осмотра российским специалистам тяжелый бомбардировщик В-1В на военной базе в Дэвис-Монтан (штат Аризона). Следует отметить, что сейчас бомбардировщики В-1В в США не считаются носителями стратегического ядерного оружия и переориентированы на решение неядерных задач. Формально российская сторона знакомилась с переоборудованием бомбардировщика В-1В в неядерный, чтобы исключить его из числа стратегических носителей по СНВ-3.

В свою очередь, Россия 21-22 марта продемонстрировала американской делегации новейшую мобильную межконтинентальную баллистическую ракету РС-24 "Ярс" с разделяющейся головной частью. Американская делегация получила возможность осмотреть мобильную пусковую установку "Ярса" в первом (и пока единственном) оснащенном этими МБР ракетном полку 54-й гвардейской ракетной дивизии в Тейково (Ивановская область), а также саму ракету на Воткинском машиностроительном заводе. Американцам предоставлена информация с тактико-техническими характеристиками ракеты, которая отличает ее от аналогичных ракет этого класса, стоящих на вооружении Ракетных войск стратегического назначения (в первую очередь - от "Тополя-М"), а также необходимые фотоматериалы.

Это был первый показ "Ярса" американской стороне. "Ярсы" официально заступили на боевое дежурство в ракетном полку 54-й дивизии только 4 марта.

Согласно условиям договора, начало полноценных взаимных инспекций стратегических наступательных вооружений сторон предусматривается через 60 дней после обмена ратификационными грамотами - то есть с 6 апреля 2011 года. Уже объявлено, что первые взаимные инспекции состоятся вскоре после этой даты - в течение апреля. Начало этих инспекций будет означать окончательное фактическое вступление договора СНВ-3 в силу, что, безусловно, положительно скажется и на стратегической стабильности, и на общем климате в российско-американских отношениях.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru

Договор СНВ-3 - ловушка для России

Сенат США после восьмимесячных дебатов ратифицировал Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). За ратификацию документа проголосовал 71 сенатор из 100. Против были 26 членов верхней палаты Конгресса.

Фото: AP

Вокруг ратификации документа шли ожесточённые споры. До последнего момента были сомнения, что американцы одобрят договор, поскольку в последнее время республиканцы пытались торпедировать практически все инициативы главы американского государства. Сторонники президента Барака Обамы из Демократической партии располагали только 59 голосами при 67 необходимых. Так что им нужно было склонить на свою сторону часть республиканцев. Как показали результаты, данная цель была достигнута.

Но чтобы уменьшить недовольство республиканцев, в документ пришлось включить специальную резолюцию, которой не было в первоначальном тексте документа. Сенаторы потребовали от президента США взять обязательство по проведению модернизации ядерной системы страны, а также провести переговоры с Россией относительно устранения неравенства по тактическим ядерным вооружениям.

Российские официальные лица успели поприветствовать решение сенаторов. Глава МИД Сергей Лавров заявил, что они сделали важный шаг. Правда, он оговорился, что российским депутатам понадобится время для изучения резолюции. В то же время, глава комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов предположил, что российский парламент без особых проблем ратифицирует документ уже в ближайшие дни.

Напомним, что договор по СНВ был подписан Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля в Праге. Согласно документу, каждая сторона сократит свой стратегический арсенал до 1550 боеголовок. Договор также обязывает Россию и США ограничиться 700 развёрнутыми носителями — межконтинентальными баллистическими ракетами, баллистическими ракетами подводных лодок и стратегическими бомбардировщиками, находящимися на боевом дежурстве. Число неразвёрнутых носителей не должно превышать 800.

Долгое время стороны вели напряженный диалог о связке СНВ и противоракетной обороны (ПРО). Россия настаивала, что сокращая наступательные вооружения, надо решать вопрос и с оборонительными. США же говорили об отсутствии взаимосвязи между СНВ и ПРО. В итоге в документе детально вопрос противоракетной обороны прописан не был.

Фото: AP

"Стороны признают наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающую важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений и то, что нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений сторон", — говорилось в тексте соглашения.

Именно этот пункт вызывал наибольшее недовольство республиканцев. Они полагали, что Обама пошёл на недопустимые уступки России и требовали больших ассигнований на развитие ПРО и её развертывание в Восточной Европе. В итоге согласия по данному вопросу Россия и США так и не достигли.

Что касается условий договора по СНВ, то срок его действия — 10 лет. Причем если одна из договаривающихся сторон сочтёт, что некоторые положение документа нарушают её безопасность, она получит право выйти из документа. Предполагается, что новый договор вступит в силу в 2011 году.

Насколько выгоден этот договор России и почему прежде вопрос о его заключении поднимали Штаты? Своими мыслями в интервью "Правде.Ру" поделился первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков.

— Почему американцы так долго затягивали ратификацию СНВ-3?

— Сегодня американцы всячески пытаются показать, что они, пойдя на заключение этого договора, оказали тем самым России какую-то милость. Нас не должно вводить в заблуждение то, что республиканцы долго затягивали его принятие, одновременно давя на Обаму. И дело обстояло ровно наоборот: именно США всячески пытались уговорить нас пойти на заключение нового СНВ.

— Насколько новый договор выгоден сторонам?

— Это ловушка для нас. Мы выиграли лишь в том, что благодаря усилиям экспертов команды Леонида Ивашова добились того, что носителей остается не 200, как того хотели американцы, а 700. Такое желание США было неслучайным. Согласно планам развития американской ПРО к 2020 году, к этому времени она должна получить способность перехватывать 220 МБР вероятного противника.

В таком случае наличие у нас сил ядерного сдерживания уже не могло остановить американскую агрессию против России.

— А в чем минусы нового соглашения?

— Во-первых, американцы "продавили" выгодный для себя пункт по ПРО. Фактически, положение о ней в документе зафиксировано лишь на словах и США могут развивать её как хотят, ничем не ограничиваясь.

Читайте также: С-500 против гиперзвукового оружия

Во-вторых, до заключения СНВ-3 НАТО не имела над нами решающего превосходства по боеголовкам. США и их союзники превосходили нас по их количеству на 30 процентов, что не было критично.

Фото: AP

Теперь же ситуация будет совершенно иная. По количеству находящихся на боевом дежурстве боеголовок НАТО получит превосходство в 2 — 2,5 раза. Однако реально дисбаланс будет еще больше, поскольку Штаты отстояли наличие у себя так называемого "возвратного потенциала". Речь идет о тех боеголовках, которые они снимали с боевого дежурства и складировали. И чтобы снова привести их в боевую готовность, требуется не так много времени. Таким образом, общее превосходство над нами НАТО по количеству боеголовок составляет восемь с лишним раз.

В-третьих, в договоре никак не затронуты неядерные силы, развитие которых уже через несколько лет может свести к минимуму наличие у нас стратегических сил. В первую очередь, речь идет о крылатых ракетах, в частности, о гиперзвуковом ракетном оружии. Оно позволит решать те же задачи, которые решает ядерное оружие, но без его применения. И то, что мы продавили большее количество носителей, чем хотели американцы, уже не будет играть особой роли.

Дело в том, что гиперзвуковые ракеты с радиусом действия в пять тысяч километров и скоростью полета до трёх километров в секунду, обладающие большой разрушительной мощностью, будут способны за считанные минуты поразить объекты вероятного противника, который даже не успеет принять решение об ответном ударе и как-то их защитить.

В России таких вооружений не существует, поскольку во времена Ельцина все эти разработки были прекращены, тогда как в Штатах они испытываются полным ходом. В этих условиях мы абсолютно отстаем от НАТО.

— Получается, что после реализации положений СНВ-3, США с нами начнут разговаривать более жестко?

— Заключение СНВ-3 является одним из звеньев стратегии США по сохранению управлением миру. Разумеется, хотя и не стоит на другой же день ожидать немедленного удара. Американцы создают условия, при которых мы будем для них не опасны, и они смогут получать от нас то, чего они хотят. Прежде всего, речь идет о получении дешевых ресурсов и выгодных Штатам политических решений Москвы.

Дело в том, что рассматривать заключение СНВ-3 следует параллельно с тем, что происходит в мире. А мир никак не может решить проблему глобального кризиса, который только углубляется и всё глубже захватывает всё новые страны.

Причем западная цивилизация все больше начинает сталкиваться с китайской и арабо-мусульманской цивилизациями. Особенно беспокоит Запад активное развитие Китая, который начинает теснить его с сырьевых и прочих рынков. Напомню, что одним из главных источников процветания западной цивилизации и является дешевое сырье. А дальнейшее развитие Китая, Индии и Бразилии может привести к тому, что дешевого сырья уже не будет, а его источники окажутся в руках этих "поднявшихся с колен" держав.

А это уже означает конец власти над миром транснациональных корпораций, контролируемых еврейским капиталом. В этих условиях предотвратить нежелаемые процессы можно лишь, притормозив развитие Китая и других держав. Ключевым моментом здесь было бы отрезать их от источников сырья, одним из которых является Россия. А заключение СНВ-3 дает США серьезный рычаг для воздействия на нас. Если мы откажемся плясать под их дудку, то против нас будет применена сила, с которой мы уже не сможем совладать".

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

www.pravda.ru

Что такое СНВ-3? | Справка | Вопрос-Ответ

Последнее обновление: 10 февраля 2017 г.

Президент США Дональд Трамп в ходе своего первого телефонного разговора с российским коллегой Владимиром Путиным 28 января раскритиковал Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), назвав его неудачным соглашением для Соединенных Штатов.

В ходе беседы Путин поинтересовался у Трампа о возможности продления действующего договора. Глава Белого дома, посоветовавшись со своим советниками, сказал президенту РФ о том, что СНВ-3 является примером плохой сделки, которую заключила администрация бывшего главы государства Барака Обамы. Трамп подчеркнул, что действующий договор в первую очередь выгоден Москве, а не Вашингтону.

Что предусматривает СНВ-3?

Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3, Пражский договор) был подписан президентом России Дмитрием Медведевым и президентом США Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге и вступил в силу после его ратификации Госдумой и Конгрессом 5 февраля 2011 года. Договор сменил истёкший в декабре 2009 года СНВ-I.

Срок действия договора составляет десять лет, он может быть продлён по согласию сторон ещё на пять лет. 

Документ предусматривает сокращение развёрнутых стратегических носителей с каждой стороны до 700 единиц и до 1550 ядерных боезарядов на них. Количество развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок МБР, развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок БРПЛ и развёрнутых и неразвёрнутых тяжёлых бомбардировщиков не должно превышать 800 единиц.

Договор также распространяется на все транспортно-пусковые контейнеры (ТПК) и пусковые установки указанных типов МБР и БРПЛ.

Согласно договору, каждая из сторон имеет право самостоятельно определять состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений в суммарных пределах, установленных договором. В договоре зафиксирован запрет на базирование СНВ за пределами национальной территории.

На какие виды вооружений не распространяется действие СНВ-3?

Договор не распространяется на межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ), на их транспортно-пусковые контейнеры (ТПК) и пусковые установки, а также на тяжёлые бомбардировщики в случаях, если вооружение включено в стационарную экспозицию, используется для обучения личного состава или запуска космических объектов. Также документ не распространяется на боезаряды, находящиеся на долговременном хранении.

Какие обоюдные действия предусмотрены договором?

Помимо ограничения количества ядерного оружия, договор подразумевает двусторонний обмен телеметрическими данными, полученными в ходе испытательных пусков. Обмен телеметрической информацией о пусках ракет осуществляется по взаимному согласованию и на паритетной основе не более чем по 5 пускам в год. Производить обмен информацией о количестве боеголовок и носителей стороны должны два раза в год.

Стороны также проводят инспекционную деятельность. В инспекции могут принимать участие не более 300 человек. Списки инспекторов согласуются в течение одного месяца, после этого инспекторам выдаются двухлетние визы, и инспектируемая сторона уже не может отвести того или иного инспектора. Для каждой стороны устанавливаются два пункта въезда инспекционных групп. Инспекторы, члены инспекционных делегаций и лётных экипажей, а также их самолёты пользуются на территории инспектируемой стороны полной неприкосновенностью.

Как выполняются условия СНВ-3?

Согласно данным Госдепа США о ходе выполнения СНВ-3 от 1 января 2016 года, на вооружении США находится 762 развёрнутых носителя ядерных боезарядов, у России — 526. Число боеголовок на развёрнутых носителях у США — 1538, у России — 1648. В целом, развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок МБР, БРПЛ в США — 898, в России — 877. Ввиду того что у России носителей меньше, чем предусмотрено пороговыми значениями договора, она имеет право наращивать их количество, действуя в рамках СНВ-3.

www.aif.ru

Для России выгоден Договор СНВ-3, но не устраивает США

Для России выгоден Договор СНВ-3, но не устраивает США

Россия готова обсуждать пятилетнее продление Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) при условии, что Вашингтон также допустит возможность его продления. Об этом 12 сентября в интервью газете «Коммерсантъ» директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов.

— В принципе ДСНВ, действующий до 2021 года, предусматривает возможность пятилетнего продления. У нас решения на этот счет однозначного не принято, но мы готовы рассматривать такую возможность, по крайней мере, обсуждать ее с американцами, — сказал он, подчеркнув, что «для начала разговора важно знать, что и Вашингтон допускает возможность пятилетнего продления».

В то же время, 12 сентября, замглавы МИД РФ Сергей Рябков в Хельсинки провел двухдневную встречу с заместителем госсекретаря США по политическим вопросам Томасом Шенноном. Одной из тем консультаций стали вопросы стратегической стабильности. По итогам встречи Рябков заявил, что Москва и Вашингтон едины в том, что необходимо четко выполнять свои обязательства по Договору о сокращении наступательных вооружений. Он отметил, что встреча российско-американской консультативной комиссии по реализации договора СНВ может пройти в ближайшее время, стороны не теряют время в экспертной проработке технических вопросов.

Для России выгоден Договор СНВ-3, но не устраивает США

Напомним, что Договор СНВ-3 был подписан президентами России и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге и вступил в силу после его ратификации Советом Федерации и Конгрессом 5 февраля 2011 года. Он предусматривает сокращение развернутых стратегических носителей с каждой стороны до 700 единиц и до 1550 ядерных боезарядов на них. Срок действия документа составляет 10 лет. СНВ-3 учитывает развернутые носители ядерного оружия — атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, стратегические бомбардировщики и межконтинентальные баллистические ракеты, а также неразвернутые носители (не находящиеся в боевой готовности, например, ракеты, выгруженные из подлодок).

В феврале 2017 года президент США Дональд Трамп заявил, что Договор по СНВ более выгоден Москве, чем Вашингтону. «Это односторонняя сделка», — утверждал он. Тем не менее, как передавал ТАСС, американское военное командование не только выразило намерение строго соблюдать эту договоренность, но и указало на ее необходимость для поддержания глобальной стабильности и безопасности. В марте глава Стратегического командования вооруженных сил США генерал Джон Хайтен заявил на слушаниях в Конгрессе, что выход из Договора по СНВ создал бы риск начала новой гонки вооружений.

Кому действительно больше выгоден СНВ-3? Смогут ли США и Россия, учитывая их нынешние отношения, продлить Договор? Нуждается ли он в корректировке или лучше заключить новый?

Ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН, бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин полагает, что с точки зрения интересов России Договор не требует каких-либо изменений.

— Заявления, которые делал Дональд Трамп, — либо эмоциональные, либо не компетентные. Действительно, Россия имеет меньше развернутых носителей, чем это определено Договором: мы не достигли 600 единиц, хотя планка — 700. А вот американцам приходится соблюдать ограничения и снимать с боевого дежурства свои развернутые носители. Видимо, Трампу кто-то подсказал тезис, мол, США снимает развернутые носители, а Россия наоборот старается нарастить, что якобы неравноправно. Грубо говоря, американский президент делал заявления с точки зрения элементарного арифметического подхода, в то время как Договор базируется на высшей математике.

Насколько мне известно, те люди, которые сейчас выполняют поставленную Трампом задачу — подготовить новый «Обзор ядерной политики» (Nuclear Posture Review) до конца 2017 года, не собираются предлагать выходить из СНВ-3. Но будут ли они предлагать его продлить — вопрос, на который пока нет ответа. Возможно, американцы захотят внести какие-то коррективы.

«СП»: — Если допустить, что США по какой-то причине не согласятся пролонгировать Договор или заключить новый, как это может сказаться на ядерной политике двух стран?

— В феврале 2018-го стороны должны выполнить условия по наличию развернутых и неразвернутых носителей и по количеству боевых блоков (на развернутых). После этого Договор будет действовать еще три года — до февраля 2021 года. Если США не согласятся продлять СНВ-3 или заключать новый Договор, то возникнет вакуум контроля над ядерными вооружениями России и США.

Как мне представляется, до этого срока новое соглашение мы с американцами вряд ли заключим — сильно разные у нас подходы. Мы говорим, что нужно привлекать к переговорам третьи страны и учитывать высокоточные вооружения. Что не удовлетворены развитием противоракетной обороны, по которой американцы не прислушиваются к нашему мнению, и, соответственно, может возникнуть дисбаланс и т. д. В общем, мы заблаговременно выставляем условия, которые американцы по своим соображениям не хотят принимать.

«СП»: — Развитие ПРО и соблюдение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) также увязываются с СНВ-3?

— Скажем так, урегулирование вопросов с ДРСМД — первое необходимое условие для продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений еще на пять лет. Без решения проблемы ДРСМД американцы, прежде всего Конгресс, вряд ли согласятся на продление срока действия СНВ-3.

Бывший руководитель Информационно-аналитического центра Минобороны России, заместитель директора Института США и Канады РАН генерал-майор в отставке Павел Золотарев также считает, что СНВ-3 нуждается только в выполнении.

— В России и США разные циклы обновления стратегических ядерных сил: в настоящий момент на этом пути находимся мы. Время подошло, и мы меняем старые комплексы на новые в соответствии с возможностями промышленности и военного бюджета. Собственно, когда еще готовился СНВ-3, многие американские специалисты прямо задавались вопросом — а зачем нам этот Договор? Мол, он ограничивает только нас, потому что мы можем иметь столько носителей и боеголовок, сколько захотим, а Россия — столько, сколько позволяет ее экономика. Но Обаме удалось продавить ратификацию Договора, и он действует.

В принципе американцы могут поддержать идею продления СНВ-3, но не потому, что они озабочены тем, как нам тяжело, а потому, что с окончанием Договора прекратят действовать меры контроля. Новое соглашение пока никто не готовит, и вряд ли оно вообще может появиться в двустороннем формате. Поэтому нужно ставить вопрос о возможности продления СНВ-3 хотя бы для сохранения возможности по контролю за Договором. Чтобы не было такой ситуации, которая возникла с ДРСМД: выполнили условия и ликвидировали комиссию по контролю за его соблюдением, после чего начались взаимные претензии. Скорее всего, это и обсуждается на уровне замминистра иностранных дел и замсекретаря Госдепа.

«СП»: — На ваш взгляд, что будет, если стороны не договорятся о продлении?

— Даже в период холодной войны были ситуации, когда мы разрабатывали Договор, но по тем или иным причинам не могли его принять или ратифицировать. Тем не менее, обе стороны старались придерживаться договоренностей, даже де-юре не закрепленные. Поэтому при таком сценарии стороны, скорее всего, будут поступать аналогично, но из-за недостатка информации взаимных претензий будет в разы больше.

Любой договор лучше его отсутствия, поскольку ограничения предотвращают никому не нужную гонку вооружений, считает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— История показала, что гонка — это тупиковый путь. Если у кого-то будет 1,5 тысячи боевых блоков, а у кого-то — 10 тысяч, то при нынешнем развитии технологий ПРО, которые гарантированно не обеспечивают перехват, это ничего не меняет. В ближайшие годы американцы вряд ли начнут ускорять работы в рамках нового цикла обновления стратегических наступательных вооружений, то есть форсировать разработку новой подлодки с баллистическими ракетами и бомбардировщика, наращивать общее количество носителей и т. д. Новые проекты, которые должны заменить старые носители, должны появиться после 2025 года. В общем, на мой взгляд, США даже выгодно продление СНВ-3 с политической точки зрения — таким образом они продемонстрируют способность идти на компромисс, при этом их интересы особо не пострадают.

— Из всех договоров об ограничении стратегических вооружений СНВ-3 — это единственное соглашение, которое выгодно нам, а не американцам, — полагает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — По сути, это Договор об одностороннем сокращении американских вооружений. Конечно, есть предположения, но в каком-то смысле даже загадка — почему американцы его все-таки подписали? Поэтому когда Москва грозит, что выйдет из СНВ-3, то это довольно-таки смешно. Это Вашингтон должен грозить нам выходом из этого соглашения.

Прогнозировать, заключат или не заключат, продлят или не продлят, — невозможно, слишком много факторов может вмешаться. Но вообще я сторонник выхода из всех договоров, в которых мы еще состоим. Во-первых, все эти соглашения — пережиток холодной войны. Пусть сейчас началась новая холодная война, но тот же СНВ-3 — это пережиток старого противостояния и пора уже с ним заканчивать. Во-вторых, несмотря на то, что СНВ-3 выгоден в первую очередь для нас, тем не менее, и он сковывает руки.

На мой взгляд, пора уже по-новому строить СЯС (стратегические ядерные силы), а все старые соглашения привязывают нас к существующей структуре. Да, американцы могут нарастить количество боевых блоков на развернутых носителях. Не мгновенно, но вполне в короткие сроки. Но это — не аргумент сохранять СНВ-3. Ну и будет у них две тысячи боеголовок, а у нас одна тысяча, и что? От этого как-то подорвется паритет? Для США одна боеголовка, достигшая их территории, уже не приемлема. Главное, чтобы не было возможности нанесения по нам обезоруживающего удара, и чтобы эта самая условная тысяча гарантировала поражение американской территории. В этом случае даже если у Штатов будет 10 тысяч боеголовок, это ничего не изменит.

/Антон Мардасов, svpressa.ru/

army-news.ru

СНВ-III (стр. 1 из 5)

ПланВведение 1 Предыстория 1.1 Состояние стратегических сил России и США 1.1.1 Россия1.1.2 США

2 Переговоры 2.1 Противоракетная оборона США2.2 Проблема учёта зарядов2.3 РС-24 3 Подписание 4 Ратификация 4.1 В России4.2 В США4.3 Вступление в силу 5 Структура 6 Условия 6.1 Двусторонняя консультативная комиссия6.2 Ограничение объёмов СНВ6.3 Вооружения, попадающие под действие договора6.4 Обмен телеметрическими данными6.5 Инспекции6.6 Бомбардировщики B-1B6.7 Противоракетная оборона 7 Мнения 7.1 В России7.2 В США 8 Критика 8.1 Высокоточное оружие8.2 Стратегическое неядерное оружие8.3 Участие третьих ядерных держав 9 Значение

Список литературы СНВ-III

Введение

Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III[1] (англ. Treaty between the United States of America and the Russian Federation on Measures for the Further Reduction and Limitation of Strategic Offensive Arms, New START [прим. 1]) — двусторонний договор между Россией и Соединёнными Штатами относительно дальнейшего взаимного сокращения арсеналов развёрнутых стратегических ядерных вооружений. Договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге и вступил в силу 5 февраля 2011 года.

Договор рассчитан на 10 лет с возможной пролонгацией по взаимной договорённости сторон на 5 лет[2]. Договором предусмотрено сокращение ядерных боезарядов до 1550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков — до 700 единиц. Договор сменил истёкший в декабре 2009 года СНВ-I.

1. Предыстория

СНВ-III стал седьмым в серии двусторонних договоров между СССР/Россией и США об ограничениях стратегических ядерных сил. Первым таким договором был ОСВ-I , подписанный в 1972 году и закрепивший количество средств доставки ядерного оружия для каждой из сторон на том уровне, на каком они находились в тот момент. Однако к этому времени и в СССР, и в США уже начали оснащать ракеты разделяющимися головными частями с блоками индивидуального наведения. В результате именно в период разрядки начался невиданный прежде, лавинообразный процесс наращивания ядерного потенциала[3]. Договор также предусматривал принятие на вооружение новых баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках, строго в том количестве, в котором были ранее списаны устаревшие баллистические ракеты наземного базирования.

Продолжением договора от 1972 года стал ОСВ-II от 1979 года, запрещавший вывод ядерного оружия в космос и установивший «потолки» для пусковых установок, стратегической авиации и ракет (но не собственно ядерных боезарядов) ниже существовавшего уровня: до 2500 единиц (в том числе до 820 пусковых установок МБР, оснащенных РГЧ)[4]. Кроме того, были запрещены разработка и развёртывание баллистических ракет, базирующихся на плавсредствах, кроме подводных лодок, и на морском дне; мобильных тяжёлых МБР; крылатых ракет с РГЧ; был ограничен максимальный забрасываемый вес для БРПЛ.

Следующим договором о сокращении СНВ стал бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (1987), который поставил под запрет разработку и развёртывание баллистических ракет с дальностью от 500 до 5500 км. В соответствии с договором стороны в течение трёх лет должны были уничтожить все пусковые установки и баллистические ракеты наземного базирования, включая ракеты как в европейской, так и в азиатской части СССР. Этим же договором была впервые введена универсальная классификация баллистических ракет по дальности.[4].

Договор СНВ-I был заключён между СССР и США 31 июля 1991 года в Москве и вступил в силу 5 декабря 1994 года — уже после распада СССР и переброски ядерного оружия, оставшегося в Белоруссии, Казахстане и на Украине, в Россию. Установленный срок его действия — 15 лет. Условия договора запрещали любой из сторон размещать на боевом дежурстве более 1600 единиц средств доставки ядерного оружия (МБР, БРПЛ, стратегические бомбардировщики). Максимальное количество самих ядерных зарядов ограничивалось 6000. 6 декабря 2001 года было объявлено, что Россия и США выполнили обязательства по договору[5].

В 1993 году Борис Ельцин и Джордж Буш подписали договор СНВ-II , который должен был вступить в силу в день обмена ратификационными грамотами, но не ранее вступления в силу СНВ-I[5]. СНВ-II был ратифицирован в США в 1997 году, в России — в 2000, однако после выхода США 13 июня 2002 года из Договора по противоракетной обороне Россия на следующий день объявила об отказе участвовать в СНВ-II[6]. Договор предусматривал сокращение к 1 января 2003 года числа боезарядов до 3500 единиц, в том числе до 1750 боезарядов на БРПЛ. Планировалось к этому же времени полностью сократить МБР с РГЧ и тяжёлые МБР[7].

Интересно, что ещё в марте 1997 года в ходе консультаций в Хельсинки Ельцин и Клинтон договорились о незамедлительном начале работ по СНВ-III сразу после вступления в силу СНВ-II. В СНВ-III версии 1997 года планировалось установить «потолки» на уровне 2000—2500 стратегических ядерных боезарядов и, возможно, придать договору бессрочный характер. Переговоры по этому соглашению были безрезультатными[3].

В мае 2002 года, через несколько месяцев после объявления о выполнении условий договора СНВ-I был подписан договор СНП , ограничивший максимальное количество боезарядов ещё в 3 раза: от 1700 до 2200[8]. При этом состав и структура попадавших под сокращение вооружений определялись сторонами самостоятельно и никак не регламентировались в договоре. Договор вступил в силу 1 июня 2003 года (срок действия истекает 31 декабря 2012 года). Срок действия СНВ-I истек 5 декабря 2009 года. Договор СНВ-III заменил СНВ-I и отменил действие Договора СНП от 2002 года.

Помимо истечения срока действия СНВ-I важным фактором, послужившим поводом для начала работ по новому договору, была политическая составляющая. Начало переговоров совпало с так называемой «перезагрузкой» в российско-американских отношениях, которую инициировала администрация Барака Обамы вскоре после его вступления в должность. Многие эксперты сошлись во мнении о том, что новый договор в контексте заявленных перемен во внешней политике США явился личной победой Обамы в политическом противостоянии с Республиканской партией[9]. В этой связи неоднократно упоминалась и связь между углублением сотрудничества с Россией по вопросам разоружения и изменением подхода России к «иранской проблеме»[10][11].

1.1. Состояние стратегических сил России и США

Россия

По состоянию на начало 2010 года на боевом дежурстве в России состояли:[12]

США

Ядерный арсенал США в начале 2010 года:[13]

2. Переговоры

Первые сообщения о возможности подписания нового договора о ядерном разоружении появились в декабре 2008 — январе 2009 года[14]. 3 февраля 2009 британская газета The Times сообщила об этом со ссылкой на собственный «надежный источник в Белом доме». По информации этого источника, предварительный объём сокращения ядерных потенциалов мог бы составить 80 %[1]. Позднее стало известно, что «неофициальные» предложения о заключении такого договора действительно поступали в Москву задолго до этого сообщения[14]. Подготовка переговоров в администрации президента США Барака Обамы была поручена координатору по политике в сфере оружия массового уничтожения Гэри Сэймору[14], бывшему советнику Билла Клинтона[15]. Разработка договора началась в апреле 2009 года сразу после встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы в Лондоне[16]. Предварительные переговоры прошли в Риме уже 27 апреля[17], хотя изначально планировалось провести их в середине мая[18].

Далее переговоры проходили по следующему графику:

· Первый раунд: 19-20 мая, Москва[19].

· Второй раунд: 1-3 июня, Женева[20].

· Третий раунд: 22-24 июня, Женева[20].

· Четвёртый раунд: 22-24 июля, Женева[20].

· Пятый раунд: 5-7 сентября, Женева[21].

· Шестой раунд: 21-28 сентября, Женева[22][23].

· Седьмой раунд: 19-30 октября, Женева[24].

· Восьмой раунд: 9 ноября, Женева[25].

Утром 6 июля было объявлено о согласовании текста «Совместного понимания по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений»[26][27], который был подписан Медведевым и Обамой во время визита американского президента в Москву в тот же день. В документе было продекларировано намерение обеих сторон сократить количество ядерных боезарядов до 1500—1675 единиц, а также их носителей — до 500—1100 единиц[28].

Ход переговоров и детали разногласий, возникавших в их процессе, были с самого начала засекречены[29], однако о некоторых проблемных моментах было известно общественности.

2.1. Противоракетная оборона США

Характерной чертой переговоров стала позиция России, которая требовала «увязать» подписание договора с отказом от строительства элементов системы ПРО США в Восточной Европе[31]. Хотя американское правительство ни разу не заявляло об отказе от этих планов, было оговорено, что взаимосвязь между оборонительным и наступательным оружием будет учтена[32]. В частности, об этом говорит пятый пункт рамочного документа[33]. В то же время, о том, какого рода «взаимосвязь» имелась в виду, в договоре ничего указано не было.

17 сентября Барак Обама объявил, что США отказываются от планов размещения стационарной радарной установки в Чехии и ракет-перехватчиков в Польше в пользу усиления уже имеющихся в Западной Европе средств противоракетной обороны и военно-морской группировки в Средиземном море. За несколько часов до этого представитель Совета по национальной безопасности США сообщил сотруднику посольства России в Вашингтоне об изменениях в американских планах[34]. В мировой прессе получил известность «ночной звонок» Обамы в Прагу[35][36]. К прежним планам планируется вернуться не ранее 2015 года[37].

При этом Барак Обама упомянул, что США готовы привлечь возможности российской системы противоракетной обороны в более широкую, совместную систему защиты[38].

mirznanii.com

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ)

Догово́р о сокраще́нии и ограниче́нии стратеги́ческих наступа́тельных вооруже́ний (СНВ) — ряд международных договоров, заключенных между СССР и США, Российской Федерацией и США, предусматривающих сокращение каждой стороной общего количества носителей ядерного оружия стратегического назначения.

Первый договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) был подписан в Москве 31 июля 1991 года, вступил в силу 5 декабря 1994 года; срок действия договора истек 5 декабря 2009 года. Договор предусматривает сокращение каждой стороной общего количества носителей — межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и стратегических бомбардировщиков (СБ) до 1600 единиц; предельное количество ядерных зарядов к 1998 году не должно было превышать 6000 единиц. Запрещалось производство, испытание и развертывание баллистических ракет воздушного запуска (БРВЗ), подводных пусковых установок баллистических и крылатых ракет (в том числе размещаемых во внутренних водах), а также орбитальных ракет. Мобильные грунтовые комплексы должны базироваться только в ограниченных районах, названия районов и их географические координаты должны быть указаны. Система контроля за выполнением договора включала проведение взаимных проверок на местах базирования, уведомление о производстве, испытаниях, передвижении, развертывании и уничтожении СНВ.

Реализация договора СНВ-1 была затруднена распадом СССР, значительная часть советского ядерного потенциала оказалась на территории различных постсоветских государств. Но в мае 1992 года представители России, Белоруссии, Казахстана, Украины, США подписали в Лиссабоне протокол к Договору об СНВ, по которому Белоруссия, Казахстан, Украина обязались в кратчайшие сроки присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года в качестве неядерных государств. 6 декабря 2001 года Россия и США заявили, что выполнили обязательства по договору СНВ-1. К тому времени у России было 1136 носителей и 5518 боезарядов, у США — 1237 носителей с 5948 ядерными боезарядами. При этом было зафиксировано около десятка серьезных нарушений, допущенных США. В частности, ядерные боеголовки и вторые ступени ракет не утилизировались, а складировались.Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2, Start II) между Россией и США был подписан в Москве 3 января 1993 года. Его подписали президент России Б.Н. Ельцин и новоизбранный президент США Дж. Буш-старший, еще официально не вступивший в должность и занимавший пост вице-президента США. Стороны обязались к 2003 году сократить арсеналы своих стратегических вооружений на две трети от уровня января 1993 года. К январю 2003 года количество ядерных боеголовок каждой стороны не должно было превышать 3500 единиц. При подписании стороны исходили из того, что договор вступит в силу после того, как Украина, Белоруссия, Казахстан ратифицируют договор СНВ-1 и присоединятся к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве неядерных государств.Договор также запрещал использование баллистических ракет с разделяющимися головными частями. Договор СНВ-2 был ратифицирован Конгрессом США в январе 1996 года, но в российском парламенте процесс ратификации затянулся. В марте 1996 года Государственная дума второго созыва отказалась рассматривать вопрос о ратификации договора СНВ-2. Депутаты выявили ряд невыгодных для России условий договора. Тем не менее сокращение ядерного потенциала российской армии продолжалось и в целом шло в рамках договора СНВ-2. В июне 2002 года США заявили о своем выходе из договора по противоракетной обороне, заключенного еще в 1972 году. В ответ Россия заявила о выходе из СНВ-2. Однако 24 мая 2002 года, через несколько месяцев после объявления о выполнении условий договора СНВ-1 в Москве был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП, Московский договор), ограничивший максимальное количество боезарядов до 2200 единиц. Договор вступил в силу 1 июня 2003 года и действовал до 31 декабря 2012 года.Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3; Treaty between the United States of America and the Russian Federation on Meausres for the Further Reduction and Limitation of Strategic Offensive Arms, Start-3), был подписан президентами Д.А. Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге. Подписанию договора предшествовали несколько раундов переговоров в течение мая-ноября 2009 года, в ходе которых были согласованы спорные вопросы, в том числе и по противоракетной обороне, проблемам учета ядерных зарядов, ракет с разделяющимися маневрирующими боеголовками.Договор СНВ-3 ограничивает общее число развернутых ядерных боезарядов 1550 единицами для обеих сторон. Число развернутых межконтинентальных баллистических ракет, развернутых баллистических ракет подводных лодок и развернутых стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев для России и США ограничивается 700 единицами. Запрещено развертывание стратегических наступательных вооружений за пределами национальной территории каждой из сторон. Договор не распространяется на боезаряды, находящиеся на долговременном хранении.

megabook.ru